7 день богу

Воскресенье: день Господа

Воскресенье обычно воспринимают лишь как день отдыха, долгожданный выходной после рабочей недели. В этом смысле он выглядит просто – как свободное от забот время: хочешь – иди в гости, хочешь – лежи дома на диване. Словом, «сделал дело – гуляй смело».

Однако, важность этого дня нам должно подсказать уже одно его русское название. Ведь в русском языке воскресенье так называется в память воскресения из мертвых Иисуса Христа. Столь же значимо это слово на языке Нового Завета. По-древнегречески воскресенье называется Ἡ Κυριακὴ ἡμέρα (kuriakē hēmera), и переводится как Господний день или день Господа.

Таким образом, воскресенье для христиан является самым главным и ответственным днем недели, поскольку оно должно принадлежать Господу Богу.

Об огромной важности воскресенья и о том, что это не праздник безделья и досуга, говорит Четвертая заповедь закона Моисея: «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой – суббота – Господу, Богу твоему; …ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и всё, что в них, а в седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исход 20:8-12).

Воскресенье и является в христианстве этой Субботой, то есть днем Покоя, который освящен Богом. В этот день христианин не должен делать никаких мирских дел, но, как говорит заповедь, обязан посвятить его Богу. Нужно отрешиться от будничных забот – зарабатывания денег, домашних работ и прочего, потому что «не хлебом единым жив человек». Ведь все заботы и их успешность зависят в последнем счете не от наших усилий (хотя и от них, конечно, тоже). Воскресенье – это Божественная пауза, воспоминание о Вечности. Четвертая заповедь говорит о радости покоя, который по большому счету можно обрести только в Боге. Ведь рано или поздно умный человек (если ему, впрочем, повезет) придет к горькой мудрости Екклесиаста относительно любых земных дел, конец которым кладет смерть: «Все это суета и томление духа».

Поэтому христианин призван посвятить каждое воскресенье Богу и Божиим делам: посещению храма, духовному чтению и молитве, а также делам милосердия – посещению больных, заключенных в тюрьме и т.д.

Кстати, неслучайно в Церкви воскресенье называют неделей. Это не-деля, потому что в этот день не положено заниматься житейскими делами, а следует обратиться к Тому, Кто выше обычных забот и Один только и способен оправдать их и освятить.

На заставке фрагмент фото JFXie

Воскресенье – день Божий

Поделиться

Фото: Saint-Petersburg Theological Academy

Каким по счету днём недели является воскресенье? Ответ, казалось бы, ясен – конечно, последний! Но так было не всегда. Изначально день памяти о великом чуде – Воскресении Господа Иисуса Христа – считался первым днём. Как сказано в Евангелии, Воскресение Христово произошло «по прошествии субботы, в первый день недели».

Действительно, в еврейском календаре, суббота, шаббат – день отдыха, посвященный Богу, – был последним, седьмым. А остальные носили просто порядковые номера. Таким образом, согласно еврейскому исчислению времени, Господь Иисус Христос воскрес в первый день недели, именовавшийся «Йом ришон».

Интересно, что такой счет дней по их порядковым номерам сохранился в ряде европейских языков – к примеру, в православной Греции и католической Португалии. Понедельник именуется «вторым днем». На греческом «дефтера», а на португальском – «сегунда-феира».

В той же Греции, принявшей историческое наследие православной Византии, в которой христианство было государственной религией, – название воскресенья сохранилось с древних времен, когда христиане называли этот день «Днём Господним». По-гречески – «кирияки», от слова «Кириос» — Господь. «Днём Господним» воскресенье называется и в романских языках. На итальянском воскресенье – «доменика», на испанском – «доминга». От «доминикус» — «Господний».

А вот в Северной Европе, на территориях, где некогда жили германские и кельтские племена, так и осталась память о древнем, дохристианском названии этого дня, посвященного Солнцу – от немецкого «Зонтаг» до английского «сандэй».

Но, пожалуй, самое большое различие в названии дня проявилось в семействе славянских языков. Во всех этих языках, включая самые близкие к русскому – украинский, белорусский, болгарский, — воскресенье именуется «неделей», то есть именно днем отдыха, когда можно и нужно оставить работу и ничего не делать. Это название пришло из дохристианских времен, но оказалось созвучным принятому еще в триста двадцать первом году указу императора Константина равноапостольного, объявившего воскресенье выходным днем. Церковнославянское слово «неделя» обозначает воскресенье в календаре Русской Православной Церкви, а в светском календаре оно обозначает всю «семидневку», называемую Церковью – «седмицей».

И только в русском языке день, посвященный Богу, стал называться именно «воскресеньем» – днём, напоминающим о великом чуде Воскресения Господа из мертвых и спасении Им всего человечества.

Воскресный день в жизни христианина

(15 голосов: 4.7 из 5)

  • День седьмой — Господу Богу твоему
  • Как проводить воскресный день христианину
  • Заключение

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ – ГОСПОДУ БОГУ ТВОЕМУ

Четвертая заповедь закона Божия — Помни день субботний, чтобы святить его (Исх. 20:8) полагает для каждого человека важнейшее и богоустановленное основа­ние для отделения одного дня в неделю с целью сугубого прославления Бога, слу­жения Ему. Этот день заповедано помнить для освящения его, что на практике реа­лизуется в делах молитвы, чтения, богомыслия, посещения храма и т. д. Это дает возможность отойти от суеты житейских дел и посвятить часть своего времени Богу. Так человек вступает в живую связь с Бо­гом, получает от Него освящение и благо­словение на житейские дела.

Открыв книгу Бытия, мы читаем первые страницы этой простой и великой книги, в которой зиждется свет, неведомый древне­му миру, свет, освещающий глубокую тьму наших судеб. В библейском повествова­нии, где все имеет свое значение, мы нахо­дим и то, что Бог, совершив к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, почил в день седьмой от всех дел Своих, и бла­гословил Бог седьмой день, и освятил его; ибо в оный почил от всех дел Своих, кото­рые творил и созидал (см. Быт. 2: 2—3).

И как очевидно, что Бог не нуждался в покое, то что же из этого следует, как не то, что это постановление имело в виду чело­века, т. е., что суббота, как это возвещает Иисус Христос, дана для человека, кото­рый с самых древних времен и праздно­вал ее гораздо ранее, чем в форме закона празднование субботнего покоя было уза­конено на Синае. Вот первоначальная основа установления дня покоя.

Итак, перед нами Божественное поста­новление: суббота для человека, — для че­ловека всех времен и мест. Мы прибавим: для человека до падения его. Если она была необходима для него в состоянии невинно­сти его, то не нуждался ли в ней тем более человек падший; человек, подчиненный плоти, видимому миру, суровой необходи­мости труда, наконец, греху, который по­стоянно изглаживает из его сердца образ Божий и сознание высокого человеческо­го назначения?

В книге Исход (16: 23—30) в первый раз упоминается о субботе, и это упоминание лишь предшествовало еврейскому закону. Сам способ, с каким Моисей напоминает об этом постановлении израильтянам по по­воду сбора манны накануне этого дня, по­казывает, что он отнюдь не дает им новой заповеди, но восстановляет старую, осла­бленную и, быть может, забытую среди тяж­ких работ в Египте. Теперь же в пустыне, на свободе, можно и должно было ее восстано­вить. Почему и самое выражение, в котором предписывается четвертая заповедь: помни день субботний, чтобы святить его, показы­вает, что помнят лишь то, что уже знают, как и берегут лишь то, что имеют. Поэтому, нельзя приписывать синайскому законодательству того постановления, которое оно само пере­носит за 25 веков назад и заимствует из пер­вых преданий человечества. Очевидно, что еще раньше синайскаго закона учреждение и соблюдение дня покоя было известно и применяемо даже за пределами еврейского народа, всюду являясь постановлением все­мирным и вечным. Века его не уничтожили; оно остается таким же необходимым и свя­щенным для нас и в нашей деловой жизни, и в шумной цивилизации, каким было у первых верующих, вносивших с собою под шатер пустыни веру в Бога, первоначальные предания мира и будущность человечества.

Самая строгость его указывает нам, на­сколько Бог считал необходимым это по­становление для религиозного воспитания избранного Им народа. Но, узнав от свя­того апостола Павла, что мы не под зако­ном, а под благодатью (см. Рим. 6: 15), не будем относиться легкомысленно к этому древнему постановлению. Здесь наиболее достойно замечания то, что учреждение субботы нашло себе место в Десятословии вместо того, чтобы смешаться со множе­ством различных мелких предписаний Мо­исеева закона. Десятословие в краткой, но чудной форме излагает весь нравственный закон, и все требования, заключающиеся в нем, имеют прямое отношение к религи­озной жизни каждого человека, который пожелал бы в какую угодно эпоху слу­жить Господу Богу. Таким образом, видя, что соблюдение дня покоя занимает такое видное место и предписывается в такой настойчивой и точной форме, мы заклю­чаем, что оно зиждется на самых коренных условиях религиозно-нравственной жизни человека и должно иметь значение вечное.

Фарисеи же прибавили свои мелочные предписания к закону; с точностью опре­делили, какие дела должно дозволить в этот день, рассчитали даже число шагов, которое можно было сделать, и решили, что вместо забот о больном, лучше оста­вить его умирать, прославляя Бога своим полным бездействием.

Иисус Христос Своим учением ос­вободил нас от подобного фарисейства. Он разрушил сборники их наставлений и предписаний. Искупленные благодатью, мы не находимся более под игом закона и его обрядовых предписаний. Но если Ии­сус Христос снял с еврейской субботы ее подзаконный обрядовый и чисто внеш­ний характер следует ли из этого, что Он осудил самое установление субботы? Нет. Напротив, Он ему возвращает его вечное значение сими достопамятными словами: «суббота для человека». Он лишь возводит нас этим выражением к первоначально­му установлению этого дня. В различных случаях Он указывает нам, в каком духе этот день должен праздноваться. Допу­ская Своих учеников срывать колосья для пропитания, Он тем разрешает крайне не­обходимое дело житейской потребности; исцеляя больных, Он благословляет этим дела милосердия; не запрещает вытаски­вать овец, или осла, или вола, упавших в яму или колодец (см. Мф. 12: 11; Лк. 14: 5), показывая, что Он Господин субботы, и что, если дело касается служения Богу, то мы можем быть призваны в этот день к са­мым тяжелым и трудным подвигам.

Новозаветная Церковь наследует дух своего Учителя: она отказывается от внеш­него соблюдения еврейской субботы и по­винуется предписаниям апостола, который ясно говорит тем сердцам, которые по­добная мысль могла устрашить: никто да не осуждает вас за… субботу (Кол. 2:16).

И как бы желая показать, что Церковь пользуется дарованной ей духовной сво­бодой, она изменяет день отдыха: день, посвященный Отцу, она смело посвяща­ет Сыну, празднуя память воскресения Иисуса Христа, Которым все обновилось. Сама Церковь еще во времена апостолов освятила первый день недели. Так, в книге Деяний апостольских мы ясно видим этот день установленным для преломления хле­ба (Деян. 20:7). Этот обычай немедленно вводится в церквях, основанных святым апостолом Павлом, и это ясно доказыва­ется тем обстоятельством, что, во время своего пребывания в Троаде, святой апо­стол Павел, несмотря на то, что спешил продолжать свой путь, остался дожидаться первого дня недели, когда ученики собра­лись для преломления хлеба, и беседовал с ними до полночи (см. Деян. 20: 7). Это яв­ляется, хотя косвенным, но, как нам кажет­ся, довольно ясным доказательством того, что этот день установили, т. е. перенесли празднование с субботы на воскресенье, первые христиане. В апостольских посла­ниях мы находим увещания, относящиеся к милосердию, особенно в этот день; на­конец, последняя книга Священного Пи­сания — Апокалипсис, — нам говорит в сво­их первых стихах, что в один из воскресных дней святой апостол и евангелист Иоанн, сосланный на Патмос, имел видение, о ко­тором он рассказывает, называя этот день прямо днем воскресным (см. Откр. 1: 10).

Вот учение Священного Писания от­носительно дня покоя. День этот, как мы видели, сохранялся во все времена у Богом избранного народа, и если в некоторые пе­риоды он принимал характер формальный, то, тем не менее, из той же еврейской фор­мы он возрождается в Новом Завете, как постановление Божественное, всемирное и вечное.

Воскресши в первый день недели, Спа­ситель, истинный Господин субботы, сое­динил с воскресным днем более важные для христиан воспоминания, нежели те, кото­рые соединялись с ветхозаветной субботой. Суббота напоминала о творении древнего мира, который, вследствие падения чело­века, подпал власти «князя мира сего» и оказался во зле; первый же день недели на­поминает об искуплении от власти греха и диавола, о воссоздании человечества.

Косвенное указание на покой, со­блюдаемый в воскресный день, мы встре­чаем уже у священномученика Игнатия Богоносца в Послании к Магнезийцам. Затем присутствование христиан первен­ствующей церкви в воскресные дни при богослужении и на вечерях любви показы­вает, что они прекращали свои житейские дела по крайней мере в первую половину дня. Но можно догадываться, что христиа­не, из уважения к воскресному дню, заме­нявшему субботу, не работали и весь день. О соблюдении покоя в воскресный день говорится в Постановлениях апостольских (кн. 7. гл. 33; кн. 8, гл. 33). Первое по вре­мени церковное правило, которым узаконяется обычай покоиться в воскресенье, есть 29-е правило Лаодикийского собо­ра, бывшего в конце IV века. «Не подоба­ет, — гласит это правило, христианам иудействовати и в субботу праздновать, но делать им в сей день; а день воскресный преимущественно праздновати, аще могут, яко христианам». Здесь противоположение воскресенья, которое должно праздновать, субботе, в которую должно работать, по­казывает, что празднование воскресенья должно состоять в покое, а слова: «аще мо­гут», дают понять, что необходимые, важ­ные и неотложные дела могут быть испол­няемы и в воскресенье, без нарушения его святости, — что христиане не нуждаются в принудительных и мелочных предписа­ниях, которыми было обременено в позд­нейшее время иудейское празднование субботы, — что они должны действовать по совести и руководствоваться нравственной свободой.

Обычай соблюдать воскресный покой, кроме церковных правил, был утвержден и властью императоров. Святой Констан­тин Великий освободил воинов-христиан от воинских занятий в воскресные дни, чтобы они могли свободнее приходить в церковь к общественному богослужению. Он же запретил производить в воскресные дни торговлю, и это позже было подтверж­дено законом византийского императора Юстиниана. Дозволялось торговать толь­ко необходимыми для жизни предметами. Кроме того, святой Константин Великий и многие последующие императоры запре­тили производить в воскресенье судебные дела, разве когда долг человеколюбия и со­хранение общественного порядка не допу­скали отсрочки.

Церковь запрещала производить в праздники именно житейские дела. А дела богопочтения, благочестия, как-то: по­сещение храма и присутствие при обще­ственном богослужении, домашнюю мо­литву, погребение мертвых, крестные ходы, бескорыстную помощь ближним, особенно несчастным, чтение религиозных книг, объ­яснение Писания и т. п., она не только не воспрещала, но, или прямо и настойчиво узаконяла, или, по крайней мере, одобряла, потому что таковыми делами главным обра­зом и освящается воскресный день.

Церковь всегда признавала воскре­сенье днем духовной радости. Это она выра­зила, прежде всего, в запрещении поститься в воскресенье (см. 64-е апостольское прави­ло; 18-е правило Гангрского собора).

Святой Петр Александрийский, жив­ший во 2-й половине III века и в начале IV века, в своем 15-м правиле, указав причину, почему должно поститься в среду и пятницу, продолжает: «воскресный же день провождаем, яко день радости, ради Воскресшаго в оный». Матвей Властарь все эти правила объясняет так, что неуместно в воскресе­нье предаваться печали и сетованию поста, а должно по преимуществу быть веселым и радостным, ради воскресения Господа и восстания нашей природы от греховного падения.

Взгляд Церкви на воскресенье, как на день радости, выражается ясно и в тех со­борных правилах и отеческих свидетель­ствах, которые воспрещают преклонять в воскресенье колени при молитве (см. 20-е правило I Вселенского собора; 90-е правило VI вселенского собора).

Само собою понятно, что по воззрению Церкви, воскресному дню прилична только духовная, священная, религиозная радость; такая радость не только не нарушает свято­сти этого дня, но даже есть одно из средств освящения его. Согласно такому взгляду на воскресенье, как день духовно-радостный и священный, Церковь, а за нею и граж­данское правительство, запрещали суетные и мирские увеселения и повелевали уп­ражняться в делах религиозных и нравствен­ных (см. 66-е правило VI Вселенского собо­ра, 32-е правило Карфагенского собора).

В воскресные и праздничные дни со­борными правилами запрещаются все во­обще общественные зрелища и присутствование на них, хотя бы сами по себе они не были безнравственны, частью по­тому, что они не согласуются со священ­ною важностью и святостью этих дней, ча­стью потому, что они отвлекают христиан от церковного богослужения.

Но воздержание от удовольствий, до­ставляемых общественными зрелищами, и закрытие этих последних в дни воскрес­ные и в великие праздники было только отрицательной стороной освящения или празднования этих дней; положительная сторона освящения их состояла в соверше­нии дел благочестия и христианской нрав­ственности.

Если бы мы пожелали проследить за че­ствованием воскресного дня в течение всех первых веков христианства, мы показали бы, каким уважением он был всегда окру­жен в Церкви, и могли бы представить не одно доказательство того удивления, кото­рое испытывали язычники, видя первых христиан, прекращавших всякую работу в этот день и посвящавших его всецело Богу. Но и этих данных достаточно для наше­го убеждения в том, что соблюдение вос­кресного дня не есть только роскошь или внешняя привилегия, как думают многие из христиан, но долг, основанный на Божественном законе, и что, произвольно нарушая этот долг, мы не только пренебре­гаем дарованным нам благом, но и прямо нарушаем Божественное постановление.

КАК ПРОВОДИТЬ ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ ХРИСТИАНИНУ

Установив на незыблемых основаниях необходимость праздновать воскресный день, мы теперь скажем о том, как должно его праздновать.

Время праздника — время особенного служения Богу. А как Бог особенно пребы­вает в храме, то в праздничные дни надоб­но посещать храм Божий.

С каким же усердием должны мы ото­зваться на приглашение Царя Небесного, к Которому каждый праздник, каждое вос­кресенье с особенной силой и настойчиво­стью зовет нас святая Церковь в дом Бо­жий, где присутствует Своею благодатью Сам Царь Небесный! «Для тех людей, го­ворит митрополит Московский Филарет, которые по немощи, по нужде, по долгу повиновения во времена священные при­нуждены оставаться в домах, должно ска­зать: по крайней мере, когда услышат они возвышенный голос колокола, возвещаю­щий высокую минуту бескровной жертвы, пусть пошлют в церковь благоговейную мысль, благочестивое желание, пусть освя­тят себя знамением креста, как бы вместе с предстоящими алтарю; ангел храма встре­тит их и вдали причислит к действительно предстоящим и вознесет на алтарь Госпо­день память их».

Возвратясь из храма домой, христианин и здесь должен поддерживать в себе молит­венное настроение.

Если в будние дни, когда человек раз­влекается житейскими заботами и труда­ми, не всегда он может посвятить много времени на молитву, которая так необходи­ма для его души, то в воскресные и празд­ничные дни он должен отдать большую часть своего дня этому благочестивому и спасительному занятию.

Святитель Тихон, епископ Воро­нежский ходил почти каждый день в храм на литургию и вечерню и сам пел на кли­росе. Ночи проводил без сна и ложился на рассвете.

Пророк Давид молился в начале ночи, вставал на молитву в полночь, молился утром, вечером и в полдень.

Поэтому он сказал: седмерицею днем хвалих Тя (Пс. 118:164).

Авва Дула, ученик преподобного Вис­сариона, рассказывал: «вошел я к своему старцу в келью и застал его стоящим на молитве; руки его были простерты к небу, и он оставался в этом подвиге четырнад­цать дней».

Молитва, — это благоговейная беседа души человека с Богом. Вполне прилична в праздничные дни и беседа с людьми, но, конечно, не всякая, а только о предметах божественных.

Душа после благочестивых разговоров преисполняется святыми мыслями, чув­ствованиями и желаниями. Ум становится яснее, светлее; в сердце проникает сожале­ние о худо проведенном прошлом — воля так и желала бы творить только одно то, что благоугодно есть пред Богом.

О, если бы каждый из нас любил гово­рить и слушать более о том, что касается Бога и души; тогда вера и добродетель не были бы у нас только на словах, но были бы жизнью и достоянием сердца, всего су­щества нашего.

Одинаково полезно и спасительно, как ведение душеспасительных бесед, так и чтение душеспасительных книг. Святой апостол Павел заповедует своему возлю­бленному ученику, епископу Тимофею, чтение святых и душеполезных книг, как одно из главных средств для преуспеяния в духовной жизни. Внемли чтению (1Тим. 4:13), — пишет он ему. И святые отцы, сле­дуя апостолу, заповедуют всем чтение свя­тых книг, как одно из важных средств к ду­ховному совершенствованию.

Особенно полезно читать Священное Писание. «Если мы читаем Священное Пи­сание с верою, — говорит святитель Василий Великий, — то чувствуем, что мы видим и слышим Самого Христа. Что нужды, — жи­вым ли голосом, или через писание кто гово­рит нам? Это все то же. Так и в Священном Писании Бог говорит с нами так же истинно, как мы говорим с Ним через молитву».

Весьма полезно и спасительно для души благотворить в праздничные дни. Святой апостол Павел советовал установить хри­стианам Коринфской церкви постоянный сбор в пользу нуждающихся: поступайте так, как я установил в церквах Галатийских. В первый день недели (т. е. каждое воскресе­нье — Прим. Ред.) каждый из вас пусть от­лагает у себя и собирает, сколько позволит ему состояние (1Кор. 16: 1—2). Святитель Иоанн Златоуст, внушая эту заповедь кон­стантинопольским христианам, говорит: «устроим в своем доме ковчежец для бед­ных, который пусть находится у того места, где ты становишься на молитву. Пусть каж­дый в день воскресный откладывает дома деньги Господни. Если мы поставим себе правилом в день воскресный откладывать что-нибудь в пользу бедных, то не нару­шим этого правила. Ремесленник, продав что-нибудь из своих произведений, пусть приносит начаток цены Богу и этой частью поделится с Богом. Не большого требую, только прошу отлагать не менее десятой части. То же делайте не только при прода­же, но и при покупке. Эти правила пусть соблюдают все приобретающие праведно».

Древние христиане с любовью чти­ли праздничные дни обильными при­ношениями в церковь, из которых одна часть шла на содержание служащих при церкви и церковные нужды, а другая на вспомоществование бедным. «Приноше­ния эти, — говорит один древний христи­анский писатель, — служат как бы залогом благочестия; потому что идут не на пирше­ства, не на пьянство, не на объядение, но на пропитание и погребение бедных, на отроков и девиц, лишившихся имущества и родителей, на старцев, которые по сла­бости уже не могут выходить из дома и за­ниматься работою, также на потерпевших несчастье и на заточенных за веру в ру-докопни, на острова и темницы».

Многие из людей достаточных в уважение праздников сами раздавали щедрую милостыню неимущей братии, питали алчущих, призирали странных и ходили по больницам, стараясь словами утешения и разными услугами облегчить страдания болящих. Так писатель жития преподоб­ной Марфы, рассказывая о том, как почи­тала она божественные праздники, между прочим, говорит: «милосердна к нищим была неизреченно, алчущие питая, и нагих одевая. Входя же часто в больницы, служаше своими руками больным, умирающим же подаваше от своих трудов погребательная, такожде и крещаемым белыя одежды даяше от своего рукоделия».

Общим обычаем древних христиан было устроять во дни праздничные трапе­зы для сирот, странников и всех бедных. В первые времена христианства такого рода трапезы учреждаемы были при церквях и гробах мучеников; но впоследствии их стали устраивать благотворители только в собственных домах. Щедрость неко­торых христиан простиралась до того, что иногда они, по причине большого стечения нищих, в один праздник устраивали несколько трапез одна за другою. Так, известно, что один христолюбивый брат, по имени Исайя, отличался особенною благотворительностью во дни праздни­ков: создав странноприимницу и больни­цу, он старался упокоить всех приходящих к нему и служил больным со всем усерди­ем: «в субботы же и во дни недельные, по две, по три, и по четыре трапезы представляше нищих ради». Если у тебя из родных или знакомых болен кто, сходи к больному, утешь, чем можешь. Может быть, лежит кто-либо на кладбище из близких твоему сердцу. Сходи на могилу умершего, помолись о нем. Те­перь во многих церквях по праздничным дням устраиваются внебогослужебные со­беседования пастырей с народом. Хорошо и их посетить.

Так должен проводить христианин вос­кресный или праздничный день. Но так ли мы проводим его на самом деле?

Многие из христиан, недовольные сво­им постоянным заработком, уделяют еще и время священного покоя на свои работы, думая через это умножить свое состояние. Но напрасно они так думают. В Прологе помещен такой рассказ.

Жили рядом два ремесленника, которые оба занимались одним ремеслом: были портные. Один из них имел жену, отца, мать и много детей; но он каждодневно ходил в церковь. Однако, несмотря на то, что чрез это немало отнимал у себя времени для работы по ремеслу, он достаточно содержал и прокармливал себя со всем семейством, благодаря благословению Божию, ежедневно испрашиваемому на труд и на дом свой. Другой же слишком много отдавался ремеслу, так что нередко в праздничные дни, которые должны быть посвящены на служение Богу, не был во храме Божием, а сидел за работой, но бога­тым не был и с трудом кормился. Вот он и стал завидовать первому; однажды он не вытерпел и с раздражением спросил соседа: «с чего это и как ты богатеешь? ведь вот я больше тебя тружусь, но беден».

А тот, желая, чтобы сосед почаще вспо­минал о Боге, ответил: «вот я, каждодневно ходя в церковь, нередко нахожу золото по дороге; и так мало-помалу приобретаю. Если хочешь, — станем вместе ходить в церковь, — я буду каждый день звать; но только все, что каждый из нас ни нашел бы, — делить попо­лам». Бедняк поверил, согласился, и стали они вместе каждый день посещать храм Божий, где душа невольно располагается к молитве и где благодать Божия незримо касается сердца человека; скоро привык и другой к такому благочестивому обычаю. Но что же? Бог видимо благословлял его и труд его: он стал поправляться и богатеть. Тогда первый, подавший добрую мысль, признался своему соседу: «я не совсем правду говорил тебе раньше, но от сказанного мною ради Бога и твоего спасения какая польза для души твоей и для твоего имения! Поверь, что я ничего не находил на земле, никакого золота, и не из-за золота посещал храм Божий, но именно потому, что Бог сказал: ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6:33). Впрочем, если я говорил, будто нахо­дил золото, не погрешал: ведь ты нашел и приобрел». — Так благословение Господне на свято чтущих Господа служит лучшим и надежным споспешником трудам.

Неуважающих святые праздники всегда может постигнуть Божие наказание. Ведь они, имея праздничный день совершенно свободным от работы, ленятся даже сходить в храм Божий, а если и придут, — стоят в цер­кви Божией рассеянно, молятся неусердно, думая о том, как бы им повеселее провести праздничный день. А придя домой, предаются необузданному веселью.

Конечно, нет греха в невинных удо­вольствиях и полном отдыхе от постоянной работы. Преподобный Антоний Великий часто говорил своим ученикам: «как нельзя постоянно и сильно напрягать лук, иначе он лопнет, так нельзя и человеку быть постоян­но в напряжении, но ему необходим и от­дых». Но лучшее веселье для христианина в Боге; — поэтому лучшей радостью христиа­нина в день праздника должна быть радость от чтения душеспасительных книг, ведения благочестивых разговоров и совершения богоугодных дел. Впрочем, не только не за­прещается христианину в этот день и какое-либо разумное развлечение, — посещение какого-либо музея или выставки, родных или знакомых и т. п., но даже настоятель­но рекомендуются эти здоровые и полезные развлечения. Но совершенно несогласно со святостью воскресного дня предаваться пьянству, петь бесчинные песни и преда­ваться излишествам всякого рода. Святи­тель Иоанн Златоуст говорит: «праздник не для того, чтобы нам бесчинствовать и умно­жать грехи свои, но чтобы очистить и те, ка­кие есть у нас».

Некогда Господь Бог устами пророка Своего говорил иудеям, проводившим дни праздничные в служении одной чувственно­сти: праздников ваших ненавидит душа Моя (Ис. 1:14). Страшно слово это. Убоимся же гнева Божия, будем проводить праздники свято, не предаваясь ни пированиям и пьян­ству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти (Рим. 13:13), но будем про­водить праздники в чистоте и праведности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В христианстве самый первый день был днем светлой радости для учеников Хри­стовых. С тех пор день воскресения Госпо­да всегда был днем радости для христиан.

Поэтому и слово «праздник» ассоцииру­ется с духовной радостью. Сюда не отно­сятся многообразные мирские развлече­ния, которые, пусть даже и возвышенные по своей форме, никак не могут освящать святого дня.

Празднование воскресного дня есть не­посредственное служение Богу, состоящее преимущественно в воспоминании о Вос­кресении Христовом. Покой от мирских дел — необходимое условие празднования, а радость — естественный его результат.

Общение с Богом, составляющее сущ­ность празднования, удобнее достигает­ся в обществе людей, ибо Господь сказал: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18:20). Празднование прежде всего должно совершаться в хра­ме — этом месте особенного благодатного присутствия Божьего. Здесь совершается Таинство Евхаристии, здесь поучают сло­ву Божию священнослужители, Самим Богом поставленные пасти стадо Его и получившие для того особенные благо­датные средства. Здесь все верующие еди­ными устами и единым сердцем возносят свои моления, прошения и благодарения Богу. Здесь члены Тела Христова вступают в теснейшее духовное общение со своей главой Христом и между собой. Торжест­венная тишина и благоговение возвышают сердца к Богу. Общение всех верующих, взаимный пример возбуждают и усили­вают благоговение и молитву каждого в отдельности. Совершение в воскресный день святых и духовных дел удовлетворяет самые существенные потребности челове­ческой души. Это и само по себе есть бла­го, и вместе с тем — главнейшее средство достигнуть рая, единения с Богом и вечно­го блаженства.

Православные христиане! Будем стро­го и неуклонно праздновать день воскрес­ный и все прочие праздничные дни, уста­новленные святой Церковью к нашему земному счастью и спасению вечному.

День христианина

Глава 29

Вечер христианина

Утро и вечер возбудишь к славе Твоей.

Пс. 64, 9

И был вечер, и было утро: день один.

Быт. 1, 5

Итак, день жизни в Боге и с Богом начинается с вечера.

Вечером христианин начинает подготовку следующего дня. Для этого в конце каждого дня для отдыха, духовного чтения, размышления и внимательной молитвы нам нужны в какой-то мере уединение и тишина.

В конце дня можно рекомендовать также уединенные прогулки, в особенности для лиц умственного труда. Они будут способствовать укреплению нервной системы и устранению бессонницы.

Во время прогулок или в минуты отдыха надо или творить Иисусову молитву, или подбирать для себя наиболее духовно полезные темы для размышлений. Сюда будут относиться:

1) Какие милости я получил за день от Господа, и благодарить Его за это.

2) Подумать: что сделал я в прошедшем дне плохого, и за плохое покаяться.

3) Подумать о том, какие дела поручаются мне Господом в грядущий день и как лучше всего их распределить в течение дня.

4) Хорошо подумать и о том, чего надо завтра опасаться, зная свои недостатки и слабости.

Время прогулок может быть использовано и для изучения своего внутреннего мира с духовной точки зрения. Вспомним, что царь и пророк Давид рекомендует нам размышлять о «законе Господнем день и ночь»(Пс. 1, 2).

В смиренном сознании своей немощи и недостоинства встает христианин на вечернюю молитву. По окончании обычного правила он приносит Богу еще раз покаяние за грехи прошедшего дня, перечисляя их перед лицом Бога, прося простить их. Качество вечерней молитвы и полнота покаяния в ней обусловливают духовное состояние христианина в грядущую ночь.

Об этом так пишет пастырь о. Иоанн С:

«Допустивши на ночь молитву нерадивую, не от всего сердца, не заснешь, пока не выплачешь своего греха перед Богом… Смотри же, выше Бога плоти своей (ее успокоение) не ставь, а пренебреги для Него и покоем телесным… Ревность Господа Бога не потерпит твоего лукавства, твоего саможаления… Поторопишься на молитве для покоя телесного, чтобы отдохнуть скорее, а потеряешь и телесный покой и душевный…

Богу жаль и нас, и наших трудов прежних: и вот Он хочет заставить нас непременно обратиться к Нему опять от всего сердца. Он хочет, чтобы мы всегда принадлежали Ему».

На основании своего жизненного опыта о. Иоанн С. пишет далее:

«Если случится кому-либо из богобоязненных людей отойти ко сну, не раскаявшись в том грехе или в тех грехах, которые сделаны днем и мучают душу, то мучение это будет сопровождать человека целую ночь, дотоле, пока он сердечно не покается в грехе и не омоет своего сердца слезами».

После покаяния в молитве христианин затем еще раз благодарит Господа за все те благодеяния и дары, которые он получил от Него в течение прошедшего дня. Затем он просит помочь ему в грядущем дне в борьбе с грехами, и в особенности с теми, которые отяготили его совесть в прошедший день и которые, он знает, наиболее привычны для него. Окончив молитвы, христианин целует святой крест. По совету одной духовной старицы, перед сном, также как и утром, надо выпить святой воды. Затем он крестит постель с произнесением последнего молитвословия «Да воскреснет Бог…», ограждая себя на ночь от нападок злого духа.

Ложась в постель, христианин предает себя в руки Бога и своего ангела хранителя. Кто знает — может быть, он уже не встанет больше?

Будучи уже в постели, надо исполнять следующий совет прп. Антония Великого:

«Когда склоняешься на свое ложе, со благодарением вспоминай в себе благодеяния и Промысл Божий.

Тогда, исполненный этим благим помышлением, ты полнее возвеселишься духом, и сон тела будет для тебя трезвением души, смежение очей твоих — истинным видением Бога, и молчание твое, будучи преисполнено чувством блага, от всей души и силы воздаст восходящую горе сердечную славу Богу всяческих. Ибо когда нет в человеке зла, тогда благодарение и одно, без всякой многоценной жертвы, приятно Богу».

Как пишет архиепископ Арсений (Чудовской):

«Если хочешь мирного сна — ложась в постель, кайся, сокрушайся духом и молись Господу. С молитвой заснешь, — привлечешь к себе ангела хранителя, который будет охранять тебя до твоего пробуждения».

В тех же случаях, когда христианин подвержен бессонице, то, по совету одного духовного старца, ему надо прочесть сколько-то раз «Богородицу». При этом вместо четок можно пользоваться отсчетом по пальцам.

Затем можно вновь в уме творить молитвы, выбирая из них те, которые ближе к его сердцу или наиболее привычны. Очень хорошо, когда он погрузится в сон среди молитвословий.

В котором часу надо ложиться спать?

Всего здоровее жить жизнью природы и ложиться по возможности рано, чтобы иметь возможность рано и вставать.

Сколько времени надо спать?

Это зависит от состояния здоровья, возраста, работы и окружающей обстановки.

Норма 6–7 часов была рекомендована для иноков прп. Серафимом.

Московский старец о. Алексий М. рекомендовал своим духовным детям спать 7 часов.

Семь часов — это минимум для вполне здорового взрослого человека, живущего нормальной жизнью.

Однако в наше нездоровое для нервной системы время эта норма может быть увеличена до 8 часов, включая часы дневного сна, в зависимости от состояния нервной системы и работы.

Более того, следует помнить, что для нервнобольных, переутомленных и престарелых сон является лучшим и естественным целебным средством (в соединении с физическим трудом на воздухе или продолжительными прогулками), и тогда необходимое время для сна может быть и более 8 часов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Цель жизни православного христианина – соединение с Богом. Слово «религия» так и переводится с латинского языка – восстановление связи. Отсюда и слово «лига» (в музыкальной грамоте – дуга, соединяющая ноты).

Христианская религия также называется православной верой. Слова «вера», «доверие», «уверенность» однокоренные. Мы верим в Бога и доверяем Ему, у нас есть уверенность, что Господь всегда рядом, всегда близко и никогда не оставит своих чад, обращающихся к Нему. Именно уверенность, а не самоуверенность, то есть надежда только на свои собственные немощные силы. Христианин знает, что в его жизни действует Промысл Божий, который ведет его, порой даже через сложные испытания, ко спасению. И поэтому православный человек не одинок в этом мире. Даже если друзья и близкие отвернутся от него, Бог никогда его не оставит. Этим он отличается от людей неверующих или маловерных. Их жизнь сопровождает постоянный стресс, напряжение, страх: как выжить в этом жестоком мире? что будет завтра? и т. д. У православного человека не должно быть страха перед настоящим и будущим: совершенная любовь к Богу, вера в Него изгоняет страх (ср.: 1 Ин. 4, 18). Но вера – это не просто признание того, что существует некий космический Разум, Абсолют; это живая связь с Живым Богом.

Без веры невозможно действие ни одного таинства или даже обряда. Благодать Божия, исцеляющая и укрепляющая нас, подается только по нашей личной вере. Священнодействие – это не магический ритуал: что-то там за нас сделали, и теперь у нас все будет хорошо. Нет, нужно открыть свое сердце Богу, лично обратиться к Нему. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет (Мк. 16, 16).

К сожалению, очень многие современные люди, считающие себя православными, приступают к таинствам и другим священнодействиям Церкви без разумения, веры и личного обращения к Богу. На всякий случай крестят детей, из моды или уважения к традициям венчаются и ходят в храм на Пасху.

Если мы обратимся к Евангелию, то увидим, что Господь совершает чудеса, исцеления только по вере обращающихся к Нему или по вере тех людей, которые просят за болящих. Например, однажды Христос учил народ в некоем доме и к этому дому принесли расслабленного, парализованного человека. Не имея возможности из-за многолюдства войти в дом, принесшие разобрали кровлю и спустили постель с болящим через крышу. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо, прощаются тебе грехи твои. И исцелил его (см.: Мк. 2, 1–12). То есть чудо совершилось по вере друзей расслабленного, которые очень хотели его исцеления.

А вот пример личного обращения. Одна женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет и потратившая все имение свое на врачей, имела крепкую веру в то, что, только прикоснувшись к одежде Спасителя, она получит исцеление. И ее вера не была посрамлена. Прикоснувшись к ризе Христа, она получила исцеление. Сам Господь похвалил ее веру, сказав: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя (см.: Мф. 9, 20–22). И таких примеров в Священном Писании можно найти немало.

Самый главный вопрос: как стяжать веру и как укрепить ее в своем сердце? Вера приобретается через обращение к Богу, через молитву. Молясь, человек начинает чувствовать присутствие Божие в своей жизни, и ему уже не нужны другие доказательства бытия Божия, он знает, что, обращаясь с молитвой ко Господу, он получает по своей молитве. Второе, чем укрепляется вера, – это благодарность Богу. Необходимо замечать в своей жизни благодеяния и дары Божии, изливаемые на нас.

Притом благодарить Господа нужно не только за приятные моменты жизни, но и за посылаемые испытания. «Случилось ли хорошее? Благословляй Бога, и хорошее останется. Случилось ли худое? Благословляй Бога, и худое прекратится. Слава Богу за все!» – говорит святитель Иоанн Златоуст.

Молитвенное правило

Итак, молитва для православного христианина – это способ соединения с Богом, беседа, общение с Ним. Обращение ко Господу в молитве – потребность души верующего человека, недаром святые отцы называли молитву дыханием души.

Исполняя ежедневное молитвенное правило, нужно помнить о двух вещах.

Ежедневная молитва потому и называется правилом, что обязательна к исполнению каждым православным христианином.

Первое. Ежедневная молитва потому и называется правилом, что обязательна к исполнению каждым православным христианином. Каждый православный христианин должен молиться утром и перед сном – читать утренние и вечерние молитвы, изложенные в православном молитвослове. Также молиться перед едой (читать молитву Господню «Отче наш» или «Очи всех на Тя, Господи, уповают…») и после еды (читать благодарственную молитву). Эти молитвословия также содержатся в православном молитвослове. Христиане молятся перед началом всякого дела (работы, учебы, других дел) и после его окончания. Перед началом работы читается молитва «Царю Небесный» или специальные молитвы на начало всякого дела из молитвослова. После окончания дела читается молитва Богородице «Достойно есть». Еще можно прочесть особые благодарственные молитвы, которые также содержатся в молитвослове; их читают, благодаря Бога за Его благодеяния.

В молитвенной жизни должна быть регулярность и дисциплина. Ежедневное молитвенное правило нельзя опускать и молиться только тогда, когда захочется и будет настроение. Христианин – воин Христов, в Крещении он принимает присягу на верность Господу. Жизнь всякого воина, солдата называется службой и строится по особому распорядку и уставу. В службе недопустимы самочиние и лень. И православный человек также несет свою службу. Молитвенное правило – это не только общение с Богом, которое должно являться потребностью души, это еще и служба Богу, и проходит эта служба по уставам Церкви.

Молитвенное правило – это не только общение с Богом, которое должно являться потребностью души, это еще и служба Богу, и проходит эта служба по уставам Церкви.

Второе, о чем следует помнить, ис.полняя правило: нельзя превращать ежедневную молитву в формальное вычитывание положенных молитвословий. Бывает, что на исповеди приходится слышать и такое: «Начал читать утренние молитвы и только на середине понял, что читаю вечернее правило». Значит, чтение было чисто формальным, механическим. Такая молитва Богу не нужна. Чтобы исполнение правила не превратилось в пустую «вычитку» (прочли правило для галочки, и можно спокойно идти заниматься делами), нужно читать его не торопясь, лучше вслух, вполголоса или шепотом, вдумываясь в смысл молитвы, стоя благоговейно, ведь мы предстоим Самому Богу и разговариваем с Ним. Перед молитвой нужно постоять некоторое время перед иконами, успокоиться, отогнать все житейские мысли и попечения и только тогда начинать молитву. Если во время чтения молитв рассеивается внимание, приходят посторонние помыслы и мы отвлекаемся от читаемого, рекомендуется остановиться и начать читать молитву заново, уже с должным вниманием.

Новоначальному христианину бывает трудно сразу читать полное молитвенное правило. Тогда, с благословения духовного отца или приходского священника, он может выбрать из молитвослова хотя бы несколько утренних и вечерних молитв, например, три или четыре, и молиться пока по этому сокращенному правилу, постепенно прибавляя по одной молитве из молитвослова. Как бы восходя от силы в силу (ср.: Пс. 83, 6–8).

Понимание и навык молитвы обязательно придет со временем, если человек искренне к этому стремится и не стоит на месте в молитвенной жизни.

Конечно, человеку, делающему первые шаги в духовной жизни, непросто выполнять несокращенное правило. Он еще многого не понимает, незнакомый церковнославянский текст пока еще сложен для его восприятия. Чтобы осознать смысл читаемых текстов, следует приобрести небольшой словарь церковнославянских слов. Понимание и навык молитвы обязательно придет со временем, если человек искренне к этому стремится и не стоит на месте в молитвенной жизни. Здесь можно привести такое сравнение. Каждый, кто начинает заниматься спортом, начинает с небольших нагрузок. Например, бегает на короткие расстояния, занимается с облегченными гантелями, но потом постепенно, все больше и больше, увеличивает нагрузку и в итоге достигает хороших результатов.

Христиане обязательно читают молитвы утром, прося у Бога благословения на день грядущий и благодаря Его за ночь прошедшую, они молятся Ему каждый вечер, выполняя правило, которое готовит ко сну и является исповеданием грехов минувшего дня, то есть имеет покаянный характер. Но и весь день православного человека также должен быть одухотворен памятью о Боге. Эта память очень хорошо укрепляется молитвой. Без Меня не можете делать ничего, – говорит Господь (Ин. 15, 5). И всякое дело, даже самое простое, нужно начинать хотя бы с краткой молитвы о призывании помощи Божией на наши труды.

Очень хорошо, когда мы не ограничиваемся лишь чтением положенного утреннего и вечернего правила, а постоянно в течение дня обращаемся к Богу с молитвой.

Очень многие матери грудных детей жалуются, что у них совсем не остается времени читать ежедневное правило. От этого страдает духовная жизнь: человек начинает редко вспоминать о Боге. Действительно, когда ребенок доставляет много хлопот, к нему нужно постоянно вставать днем и ночью, кормить его и ухаживать за ним, – исполнять полное молитвенное правило бывает очень непросто. Здесь можно посоветовать постоянно призывать имя Божие в течение дня. Например, если мать готовит пищу, – молиться о том, чтобы обед получился вкусным; перед кормлением ребенка грудью читать «Отче наш»; после – благодарственную молитву. Если предстоит особенно много дел – следует молиться о том, чтобы Господь помог, дал силы и время переделать все дела. Так наша жизнь будет проходить с постоянной памятью о Боге, и мы не будем забывать Его в суете мирской. Эта рекомендация годится не только для православной матери маленьких детей, но и для любого православного христианина. Очень хорошо, когда мы не ограничиваемся лишь чтением положенного утреннего и вечернего правила, а постоянно в течение дня обращаемся к Богу с молитвой.

Молитвы условно подразделяются на просительные, покаянные, благодарственные и славословные (хотя покаяние тоже является просьбой о прощении грехов). Ко Господу мы, конечно, должны обращаться не только с просьбами, но и непрестанно благодарить Его за бесчисленные Его благодеяния. И главное, уметь видеть их, замечать в своей жизни и ценить дары Божии. Очень хорошо в конце дня завести себе правило вспоминать все то хорошее, что было послано от Бога в день минувший, и читать благодарственные молитвы. Они есть в любом полном молитвослове.

Кроме обязательного молитвенного правила, каждый православный человек может выполнять и сугубое правило. Например, читать в течение дня каноны, акафисты, Псалтирь. Особенно это необходимо делать в непростые, скорбные или просто тяжелые периоды жизни. Например, канон молебный Богородице, который находится в молитвослове, читается «во всякой скорби душевной и обстоянии», как сказано в самом названии этого канона. Если христианин хочет взять на себя постоянное молитвенное правило (читать каноны или, например, творить молитву Иисусову – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного» – по четкам), он должен взять на это благословение духовного отца или приходского священника. Перед причащением Святых Христовых Таин православные христиане говеют, то есть постятся и читают каноны: покаянный; молебный Богородице; канон Ангелу хранителю и канон перед Святым Причащением с молитвами.

Следует также добавить, что кроме постоянного молитвенного правила христианин должен регулярно читать слово Божие – Священное Писание. Можно услышать такое мнение: зачем надоедать Богу своими просьбами, молитвами, Господь и так знает, в чем мы имеем нужду. Обращаться к Богу нужно лишь в особых случаях, когда это действительно необходимо.

Такое мнение является простым оправданием собственной лености. Мы не можем надоесть Богу своими молитвами. Он – Отец наш Небесный, и, как всякому Отцу, Ему хочется, чтобы Его дети общались с Ним, обращались к Нему. И Божия благодать и милость к нам не может оскудеть никогда, сколько бы мы ни обращались к Богу.

На эту тему существует одна притча.

В доме неких богатых людей перестали молиться перед едой. Однажды к ним в гости пришел священник. Стол накрыли весьма изысканно: достали самые лучшие яства и подали лучшее питье. Семья собралась за столом, все смотрели на священника и думали, что вот теперь он помолится перед едой. Но священник сказал: «Отец семейства должен молиться за столом, ведь он первый молитвенник в семье». Наступило неловкое молчание, потому что в этой семье никто не молился. Отец откашлялся и сказал: «Знаете, дорогой отче, мы не молимся, потому что в молитве перед едой всегда повторяется одно и то же. Молитвы по привычке – это пустая болтовня. Эти повторения каждый день, каждый год, поэтому мы больше не молимся».

Священник удивленно посмотрел на всех, но тут семилетняя девочка сказала: «Папа, неужели мне не нужно больше каждое утро приходить к тебе и говорить “Доброе утро”?»

Протоиерей Павел Гумеров, 22 ноября 2016 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *