Акакий акакиевич шинель

Образ Акакия Акакиевича

Образ Акакия Акакиевича в повести «Шинель» имеет огромное значение. Н. В. Гоголь, поставивший в центре повествования образ «маленького человека», показывает трагичную судьбу Башмачкина.

Краткая характеристика

Акакий Акакиевич Башмачкин – лысоватый, рыжеватый и рябоватый мужчина, который не имеет ни друзей, ни семьи. Единственное увлечение и отдушина центрального персонажа – переписывание бумаг. Башмачкин – «вечный» титулярный советник, который всю свою жизнь провел в пределах одной должности, не имея способностей и желания повыситься по карьерной лестнице.

Имя «Акакий» обозначает «незлобивый», а в сочетании с отчеством «Акакиевич» – «незлобивый вдвойне». Н. В. Гоголь неслучайно дает главному герою такое имя: нужно было показать безобидность Башмачкина и его неспособность к злым поступкам.

Взаимоотношения с другими людьми

Акакий Акакиевич не нуждается в общении с другими людьми, ему хватает того дела, которым он занимается. Даже дома он переписывает бумаги. Для Башмачкина это занятие становится смыслом всей жизни.

Из-за своей непохожести на остальных Акакий Акакиевич терпит насмешки со стороны сослуживцев. Они откровенно потешаются над ним, бросают бумажки и придумывают различные истории. Как правило, Башмачкин никак не реагировал на действия других людей, но когда ему мешали заниматься любимым делом, он вопрошал: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?».

Причины гибели

Внешний и внутренний образ Акакия Акакиевича говорят о слабости героя, о неспособности существовать в реальном мире. Событие, которое повлекло за собой трагичный финал, заключалось в том, что у Башмачкина издырявилась шинель так, что ее нельзя было уже починить. Герой начинает копить деньги на новую шинель, из-за чего Башмачкин, который и в обычные дни не доедал, тратится еще меньше. Новая шинель становится для центрального персонажа настоящей мечтой, все время Акакий Акакиевич думает о ней. Когда шинель оказывается готовой, он искренне счастлив, появление на улицах в новой шинели повышает в Башмачкине уверенность в себе. И то, что шинель крадут, становится для персонажа настоящей трагедией. После многочисленных попыток найти шинель Башмачкин понимает, что все это бесполезно. То, что у него отобрали мечту, за которую нельзя теперь даже бороться, становится причиной того, что Акакий Акакиевич умирает. Только после своей смерти он готов мстить.

Данная статья, которая поможет написать сочинение «Образ Акакия Акакиевича в повести «Шинель»», рассмотрит общую характеристику образа, его взаимоотношения с другими персонажами произведения Н. В. Гоголя, а также продемонстрирует, почему жизнь Башмачкина закончилась так трагично. Тест по произведению

К сожалению, жизнь часто бывает несправедлива к людям. Одни могут прожить беззаботно и обеспеченно, не прикладывая при этом ни малейших усилий, другие вынуждены тяжело работать, чтобы обеспечить себя самым необходимым. Как раз о людях второго типа рассказывается в повести Н.В. Гоголя «Шинель». Главный же герой ее – Акакий Акакиевич Башмачников является типичным маленьким, незначимым ничего в этой жизни человеком.

Основа повести и краткая история создания

Повесть Н.В. Гоголя «Шинель» в своей основе содержит анекдот, ходивший в кругах канцеляристов. Суть его заключалась вот в чем: однажды жил бедный чиновник. У него была особая страсть к охоте, а мысль покупке хорошего ружья была самой заветной мечтой. Однажды он решил воплотить свою мечту в реальность – накопил денег и купил желаемое ружье, но на первой же охоте чиновника постигла неудача: его ружье зацепилось за поросль и утонуло. Как ни старался чиновник, но выловить оружие у него не получилось. Раздосадованный, он вернулся домой ни с чем. После этого на него напала хандра – слишком жаль ему было ружья, и чиновник заболевает горячкой. Его друзья решили помочь и подарили ему новое ружье, чем способствовали выздоровлению своего друга. Однако воспоминание о потере своей покупки еще долгое время вгоняло чиновника в смертельную бледность.

Если вы любите читать характеристики героев, то предлагаем ознакомиться с характеристикой Хлестакова в комедии Н. В. Гоголя “Ревизор”

Комическая основа произведение наталкивает читателя на восприятие комической действительности повести. И действительно, несмотря на довольно неприглядный сюжет, фабула повести отличается множеством смешных и порой нелепых жизненных ситуаций.

История рождения главного героя и выбор имени

Некая доля иронии и фарса сопутствовали главному герою повести Гоголя с самого рождения. По словам автора, такая тенденция началась с самого рождения героя. Главный горой родился 23 марта. Вопрос с крестными родителями был уже решен. Крестным отцом мальчика должен был стать служащий столоначальником сената Иван Иванович Ерошкин, а матерью – жена офицера, Арина Семеновна Белобрюшкова. Крестные были выбраны в соответствие с требованиями религии – они были добропорядочными людьми. Когда же пришло время крестить ребенка, его мать столкнулась с непреодолимым препятствием – выбором имени для своего новорожденного.

Все возможные варианты из календаря вызывали у нее недоумение: Моккий, Сессий, Хоздазат. Дальнейшие поиски привели к именам Трифилий,Дула, Варахасий. «Вот это наказание, какие всё имена; я, право, никогда и не слыхивала таких» – говорит женщина. Следующая попытка была не менее успешной – предлагались имена на выбор Павсикахий и Вахтисий, что также не впечатлило. Женщина решает, что других вариантов нет, нужно назвать своего сына именем его отца ибо «судьба его такая». Именно поэтому новорожденного мальчика назвали Акакий. Мальчика успешно окрестили, при этом ребенок заплакал так, «как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник».

Вы можете проследить за жизнью и судьбой “Тараса Бульбы “ в одноименной повести Н. В. Гоголя.

Фамилия его была Башмачников. Гоголь указывает, что здесь все прозаично – фамилия произошла от слова башмак, но никакого отношения к этому ни сам Акакий, ни его ближайшие родственники не имеют.

Внешность Акакия Акакиевича

Прошло некоторое время, и Акакий стал взрослым мужчиной. О том, как проходило его детство и этап взросления, мы не знаем. Детальное знакомство с Акакием Акакиевичем происходит уже в период его взрослой жизни. На момент развития основных действий романа ему за пятьдесят.

Внешность Акакия мало чем выделяющаяся и запоминающаяся: «низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется геморроидальным».

Виной такой преждевременной старости Гоголь называет «петербуржский климат». В этой фразе также заложен двоякий смысл – с одной стороны его можно воспринимать в прямом значении, обозначая сложности приспособления организма к определенным климатическим условиям и, как следствие, влияние на внешность и состояние здоровья. С другой стороны, эту фразу можно воспринимать в ироническом смысле.

Жизнь в Петербурге не была легкой и беззаботной, особенно, для человека незначительного в социальном и финансовом плане, каким как раз и был Башмачников. Значительная конкуренция и высокие требования в работе, специфическое отношение людей по отношению к своей личности – все это крайне негативно сказывалось на людях. Как раз такой контекст-характеристика общества и подразумевает ироничность фразы.

Одежда Акакия желает быть лучше – его мундир уже давно утратил краски, воротнички были всегда очень коротки, поэтому его шея казалась непомерно длинной. Одежда его никогда не отличалась идеальной чистотой. К его костюму всегда прицеплялось что-то. В основном это была нитка или кусок сена.

Однако Акакия такое положение вещей не смущало. Ему хотелось, чтобы его вещи служили ему как можно дольше.

Род деятельности и служба Акакия Акакиевича

Акакий Башмачников был одиноким человеком. У него не было никого из родных и близких. Своего жилья у него тоже не было – он снимал квартиру в самой бедной части города. Работал Башмачников титулярным советником в департаменте «во избежание всяких неприятностей, лучше департамент, о котором идет дело, мы назовем одним департаментом». Работа Акакия Акакиевича состоит в переписывании бумаг. Жалование его составляет 400 рублей, к этой сумме добавляется еще и премия – в основном 45-50 рублей, а порой даже 60.

Акакий Акакиевич очень долго служит на одном месте, настолько долго, что уже никто и не может вспомнить, когда именно он приступил к службе. Башмачников никогда не менял своего рабочего места: «Сколько ни переменялось директоров и всяких начальников, его видели всё на одном и том же месте, в том же положении, в той же самой должности».

Отсутствие продвижения по службе не вызывает негодования у Акакия. Ему нравится его работа. Когда же Башмачникову предоставляется возможность пойти на повышение, он пренебрегает ею. Дело в том, что Акакий Акакиевич умет только дословно воспроизводить текст, любые, даже самые мелкие изменения вызывают у него непреодолимые трудности: «Нет, лучше дайте я перепишу что-нибудь». С тех пор оставили его навсегда переписывать». Акакий Акакиевич находит необъяснимую прелесть в этом занятии, он всегда с удовольствием приступает к своей работе. Гоголь утверждает, что недостаточно сказать, что Башмачников ревностно выполняет свою работу, он ее истинно любит. Когда он занят переписыванием, на его лице застывает чувство наслаждения. У Башмашникова красивый, аккуратный почерк, он скрупулезно переписывает документы и никогда не делает ошибок. Также он всегда на работе. Его коллеги не могут припомнить такого момента, когда бы Башмачникова не было на рабочем месте.

Досуг Башмачникова

Акакий Акакиевич не заботится о своем досуге. Он привык проводить вечера дома. Его любимое занятие – переписывание бумаг, он всегда берет с собой часть работы на дом. Если случалось такое, что вся его работа была выполнена на рабочем месте, он все равно брал какую-либо бумагу для переписывания просто так, а не по необходимости службы.

Все его коллеги стараются куда-то выйти, развлечься, но такое времяпровождение не вызывает интерес у Башмачникова, тихая, спокойная жизнь, сосредоточенная на переписывании бумаг, его абсолютно устраивает. Каждый вечер он засыпает со счастливыми мыслями о завтрашнем рабочем дне и о новых документах, требующих переписывания.

Отношение окружающих к Башмачникову

Как ни странно, несмотря на все его усердие к работе и прилежное выполнение своих обязанностей, Башмачников не удосуживается хорошего отношения по отношению в себе.

Его коллеги по работе все время смеялись над ним и подтрунивали. Они обсуждали слухи о его семидесятилетней хозяйке и о том, что она избивает Акакия Акакиевича.

Начальство также не ценило его. Руководство относилось с деспотизмом к нему и негодованием, хотя он как никто другой выполнял качественно свою работу.

Сторожа и те не питали к нему никакой симпатии или уважения. Они не обращали внимания на него «даже не глядели на него, как будто бы через приемную пролетела простая муха». И не вставали при его появлении, как это было принято.

Башмачников покорно терпит все насмешки и обиды. И лишь порой жалостливо восклицает: «»Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» – и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой»». Однако все остается на своих местах, отношение к нему не меняется. Некая доля сострадания проявляется у его коллег после того, как у Башмачникова украли шинель, они даже пытаются собрать деньги ему на новую, но собрать необходимую суму не получается.

Характеристика Акакия Акакиевича

Акакий Акакиевич Башмачников не обладал стойким характером. Он был человек мягкий и добродушный, он не умел постоять за себя – ни дать физический отпор, ни моральный. Своим внешним видом он вызывает жалость, а манера говорить и пластика движений только усиливают эту ситуацию.

Башмачников обладает тихим и спокойным темпераментом – голос его также подлежит такой характеристике. Он говорит размеренно и тихо, не обладает красноречием. Акакию Акакиевичу сложно выразить внятно свою мысль, он постоянно путается в своем рассказе и сбивается. Акакий Акакиевич изъяснялся большею частью предлогами, наречиями и, наконец, такими частицами, которые решительно не имеют никакого значения.

Башмачникову присуще чувство стыда. Он никогда не употребляет в своей речи нецензурную лексику или грубые слова. Башмачников не привык находиться в центре внимания, поэтому чувствует себя неловко, когда на него обращает внимание и робеет.

Личность Акакия Акакиевича не вызывает интерес. Он мелка сошка, потерю которой сложно заметить.
Кроме того, он отличается крайней невезучестью. Он всегда становится жертвой выброса мусора из окна, поэтому его костюм всегда запачкан, на нем можно найти остатки выбрасываемой еды или мусора.

Шинель и ее роль в жизни Башмачникова

Башмачников всегда с особым трепетом относился к своим вещам. Дело здесь было не в том, что он был педантом или человеком исключительной чистоты, а в том, что его жизнь состояла из значительных расходов, и расходы на одежду были слишком тягостные. Акакию Акакиевичу крайне необходимо было обновить свой гардероб: «Требовалось завести новые панталоны, заплатить сапожнику старый долг за приставку новых головок к старым голенищам, да следовало заказать швее три рубахи, да штуки две того белья, которое неприлично называть в печатном слоге».

Шинель Башмачникова была в ужасном состоянии она «служила тоже предметом насмешек чиновникам; от нее отнимали даже благородное имя шинели и называли ее капотом». Воротник шинели то и дело отрезался на заплатки, казалось, что вся шинель уже состоит из одних заплаток, а воротник был до ужаса мал.

Материал шинели прохудился, и от старости расползался от любого действия над ним. Наконец-то наступил такой момент, когда шинель уже невозможно было поправить «сукно до того истерлось, что сквозило, и подкладка расползлась».

Башмачников отправляется к мастеру, в надежде, что он починит его верхнюю одежду, но чуда не случается – мастер наотрез отказывается что-либо делать и утверждает, что поправить ее нельзя никоим образом.

Башмачникову не остается ничего другого, как копить на новую шинель. Он составляет план действий: «нужно будет уменьшить обыкновенные издержки, хотя по крайней мере в продолжение одного года: изгнать употребление чаю по вечерам, не зажигать по вечерам свечи». Таких мер оказалось недостаточно, чтобы накопить денег, он решает ходить по улице предельно аккуратно, чтобы не стереть обувь, реже прибегать к услугам прачки и даже голодать. «Он питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели». Накопление денег на новую шинель стало целью всей жизни Башмачникова. Наконец-то мечта сбылась и у Акакия Акакиевича накопились необходимые 80 рублей.

Покупка шинели стала событием всей жизни Башмачникова – он бережно вешал ее, подолгу любовался крепкой тканью и теплой подкладкой и даже «вытащил, для сравненья, прежний капот свой, совершенно расползшийся». После покупки новой шинели Башмачников удивительно преобразился «сделался живее, тверже характером, как человек, который поставил себе цель». Такое, казалось бы, мелочное событие, открыло миру нового Акакия Акакиевича. Он способен весело смеяться и шутить, радоваться жизни и даже бездельничать. Его сослуживцы вынуждают сделать немыслимое – выйти в люди в вечернее время. Башмачников соглашается. Ночной город, который он не видел много лет, кажется ему сказочным местом – Акакий полон восхищения. Внезапное событие меняет все – он потерялся в ночных улочках и стал жертвой грабителей. Разойники отобрали у него самое дорогое – его новую шинель. Обескураженный этим событием Башмачников обращается в милицию, но не находит поддержки, попытки его сослуживцев помочь также не приводят к должному результату. В надежде на удачный поворот событий Акакий Акакиевич обращается к некому значительному лицу, но и тут ему отказывают.

Смерть Акакия Акакиевича

Окончательно расстроенный Акакий Акакиевич впадает в хандру, его одолевает лихорадка. Влажный климат города только способствует развитию болезни и усугублению его состояния.

Пожалуй, впервые в жизни, он не выходит на работу. Он находится в полуобморочном состоянии и бесконечно ругается в своем бреду, ввергая всех в ужас своим состоянием. Башмачников умирает.

После него не остается ничего – все вещи его были в ужасном состоянии и не представляли никакой ценности.

Его смерть оказалась никем незамеченной – он был слишком мелким и незначимым человеком в этой жизни.

Однако после его смерти в городе начинают происходить странные вещи. По улицам ходит некое приведение Башмачникова. Однажды случилось «некому значимому лицу» пойти не обычным своим маршрутом, неожиданно его кто-то останавливает: «он заметил человека небольшого роста, в старом поношенном вицмундире, и не без ужаса узнал в нем Акакия Акакиевича. Лицо чиновника было бледно, как снег, и глядело совершенным мертвецом». Призрак мертвеца заставляет снять шинель и удаляется. После этого случая происходят кардинальные изменения с чиновником, он перестает грубо и предвзято относиться к своим подчиненным, становиться человечным.

Анализ образа Башмачникова критиками и современниками Гоголя

Дмитрий Чижевский – литературовед и научный деятель в области литературы, обратил внимание, на то, что повесть Н. В. Гоголя стала причиной появления в литературе ряда произведений о «маленьком человеке», не способным изменить свою жизнь и поэтому всю жизнь мучается давлением окружающей среды и обстоятельств.

Чижевский стал одним из тех исследователей, которые развенчали постулат о бюрократической составляющей повести.

Д.Н. Овсянико-Куликовский, анализуруя образ Башмачникова утверждал,что Гоголь поднял в повести важную тему и обратил внимание людей на то, что «таких Башмачниковых – легион».

Другим путем исследования пошли научные деятели и критики, принадлежащие территориально к Западному миру. Они рассматривали повесть с точки зрения гофмановской теории. Так, например Ю. В. Манн, обращал внимание на то, как грубо и бесчеловечно порой разбиваются мечты человека о реальность: «Трансцендентальное стремление редуцировалось до элементарной потребности, но потребности жизненно важной, не избыточной, насущно необходимой, неотъемлемой в бедной бесприютной жизни Акакия Акакиевича и притом терпящей такое же неотвратимое крушение, какое претерпевали мечтания художника или композитора».

Анализ образа Акакия Акакиевича и повести «Шинель» с точки зрения религии

Н.В. Гоголь был глубоко верующим человеком, поэтому вполне логичное объяснение, с точки зрения критика Аполлона Григорьева и Бориса Зайцева, предоставляется необходимость анализа с точки зрения религии.

В видении этих критиков, повесть Гоголя – это не юмористический рассказ, а притча, подобная по своей сути библейским рассказам. В ее суть положена история о деградации Божьего творения – человека. Портной Петрович, при этом выступает в рассказе Гоголя в роли демона, черта. «В образе Акакия Акакиевича поэт начертал последнюю грань обмеленья Божьего создания до той степени, что вещь, и вещь самая ничтожная, становится для человека источником беспредельной радости и уничтожающего горя, до того, что шинель делается трагическим fatum в жизни существа, созданного по образу и подобию Вечного» (Аполлон Григорьев).

При этом исследователи обращают внимание на то, что имя главного героя исключительно символичное и соответствует его сути – в переводе имя Акакий обозначает » невинный, беззлобный». Кроме того, имя главного героя является по своей сути аллюзией на работу Иоанна Лествичника «Лествицы». Главный герой этого произведения Акакий Синайский – святой почитаемый христианами, также становится предметом насмешек, подобно Башмачникову.

Таким образом, главный герой повести Н.В. Гоголя Акакий Акакиевич Башмачников является классическим примером образа, впоследствии названого «маленьким человечком». Он не способен постоять за себя, его жизнь лишена радостей и стремлений. Он готов выполнять механически работу и находить в этот радость и восхищение. Башмачников готов довольствоваться настолько малым, что его радость по поводу такой никчемной жизни кажется чем-то из разряда абсурда и неприличия. Однако, этот образ способен к трансформации – мелкие удачи значительно преображают Башмачникова, он открывает людям, и самому себе, новые грани своей личности, осознает, что его жизнь до перемен не столь идеальна, как ему хотелось в это верить. При этом у Акакия Акакиевича никуда не девается его чувство мнительности и слабодушия – столкнувшись с новыми неприятностями, он не старается им противостоять – хандра и разочарование приводят его к смерти.

Акакий Акакиевич Башмачкин.
Художник П. Боклевский

Повесть «Шинель» является одной из Петербургских повестей Н. В. Гоголя.
В этой статье представлена критика о повести «Шинель» Гоголя: отзывы критиков о произведении.
Смотрите: Все материалы по повести «Шинель»

Критика о повести «Шинель» Гоголя: отзывы критиков

Д. Н. Овсянико-Куликовский:
«…никто не пожалел бедняка «по человечеству». Пожалел его только великий художник, показавший, что имя таким беднякам — легион, и обобщивший этот легион в типе Акакия Акакиевича, изображению души, печальной жизни и участи которого он и посвятил великолепную повесть «Шинель», и это был благородный, великодушный почин той гуманной проповеди в защиту «униженных и оскорбленных», которая потом составила одну из славных страниц истории русской литературы.
Прямым продолжателем Гоголя в этом добром деле явился Достоевский, в ранний период его «жестокого» творчества, которое тогда еще было не столько жестоким, сколько сентиментальным. У Гоголя нет и тени ни жестокости, ни сентиментальности, а есть глубокое гуманное чувство жалости и сострадания, которым проникнута вся повесть, и которое с особой силой сказалось в следующих простых и трогательных словах: «Только если уж слишком была невыносима шутка, когда толкали его под руку, мешая заниматься своим делом, он произносилъ: «Оставьте меня! Зачем вы меня обижаете?» <…>
Повесть удивительно выдержана, с начала до конца, в тоне горькаго смеха и затаенной скорби, смешанной с уничтожающими сарказмами. Вспомним едкое начало повести, где идет речь об одном департаменте и далее то место, где выводится на сцену «одно значительное лицо…»
Гуманная идея и глубокая скорбь, составлявшия основу творчества Гоголя-сатирика, вышли здесь наружу и получили отчетливое и задушевное выражение, исполненное силы и простоты. Мысль о попранном человеческом достоинстве играла видную роль в составе идей, одушевлявших великого писателя. Глубокий художник-психолог, он понимал, что, смотря по человеку, чувство своего человеческого достоинства, попираемаго судьбой, нищетой, людьми, холодом жизни, может иной раз зашевелиться, взбудоражиться и найти себе выход — в мечте, в игре воображения.»
(Д. Н. Овсянико-Куликовский «Гоголь в его произведениях : к столетию рождения великого писателя. 1809-1909»)
В. Зеньковский:
«В «Портрете», «Шинели», «Невском проспекте», тем более в рассказе «Как поссорились Ив. Ив. и Ив. Ник.» — всюду фантастика… Большего неправдоподобия и представить себе нельзя — но завязка дальнейшего рассказа дана. Гоголь нисколько не стеснялся всей этой фантастикой, — его реализму, его щепетильному подбору материала, взятого из жизни, это странным образом не мешало. Сама реалистичность рисунка была для Гоголя не тем, чем была она для читателей, особенно ценивших жизненную правду именно во внешней стороне рассказов.

Многопланность, многослойность в рассказе не мешала, а помогала Гоголю, для которого, при всем бесспорном значении его художественных наблюдений, внешний рисунок был только «оболочкой» иного материала. В этом и сказывается своеобразие и необычайность реализма у Гоголя: он действительно безупречен в реалистичности рисунка, который у него всегда отличается меткостью и яркостью красок, но внешний рисунок не стеснял Гоголя ни в его психологических анализах, ни в различных идейных мотивах, «подпольно» живших под оболочкой внешнего рисунка. В этом отношении наиболее важно остановиться на том, в чем Гоголь был непревзойденным мастером — на умении его выставить пошлость в людях. <…>
Пошлость царит у Гоголя всюду (кроме исторического рассказа «Тарас Бульба», да отрывка «Рим»). <…> О пустоте и пошлости майора Ковалева («Нос») нечего говорить, но и в «Шинели» трагический контраст налицо: ничтожность эмпирической жизни Акакия Акакиевича и неожиданное «воспламенение» души в «вечной (!) идее о шинели». …вся бессмыслица и ничтожность жизни Акакия Акакиевича потому и есть трагедия пошлости, что в его скромной, забитой душе смог все же пробиться эрос — но по какому сюжету! Трагический итог эстетического подхода к людям становится затем у Гоголя все ярче, все неотразимее.»
(В. Зеньковский «Н. В. Гоголь»)
Это была критика о повести «Шинель» Гоголя: отзывы критиков о произведении.
Смотрите: Все материалы по повести «Шинель»

Повесть Н. В. Гоголя «Шинель» в трудах российских литературоведов ХХ в Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 821.161.1

ПОВЕСТЬ Н. В. ГОГОЛЯ «ШИНЕЛЬ» В ТРУДАХ РОССИЙСКИХ ЛИТЕРАТУРОВЕДОВ ХХ в.

© Башкеева Вера Викторовна

доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литературы Бурятского государственного университета. Россия, 670000, г. Улан-Удэ, ул. Ранжурова, 6 E-mail: oaelun@mail.ru

© Гармаева Сэсэгма Самбуевна

магистрант Института филологии и массовых коммуникаций Бурятского государственного университета. Россия, 670000, г. Улан-Удэ, ул. Ранжурова, 6 E-mail: garmaeva-sesegma@mail.ru

В статье рассматриваются работы отдельных представителей российского гоголеведения ХХ в. (А. Белого, Ю. Манна, С. Бочарова и др.), в которых проявлен интерес к изучению стиля, художественной формы, поэтики Гоголя.

Ключевые слова: Н. Гоголь, повесть «Шинель», российское литературоведение ХХ века, стиль, форма, род и личность, петербургский период, двойственность.

«GREATCOAT» BY N. V. GOGOL IN WORKS OF RUSSIAN LITERATURE RESEARCHERS OF THE 20th CENTURY

Vera V. Bashkeeva

Sesegma S. Garmaeva

Повесть Н. В. Гоголя «Шинель» получала в российском литературоведении, как и всякое этапное художественное произведение, различные оценки. Представители литературоведческих школ ХХ в. в осмыслении этой важнейшей для творчества Гоголя и для русской литературы повести занимали такие позиции, которые в отдельных аспектах восходили к идеям критиков XIX в.

Пожалуй, радикально отстоят друг от друга подходы к творчеству Гоголя, высказанные В. Г. Белинским и В. В. Розановым. Белинский утверждал в своей первой статье о Гоголе «О русской повести и повестях Гоголя», что писатель «верен жизни до последней степени», и в показе прекрасного, человеческого, и в показе пошлого, безобразного . Критик делает акцент на связи творчества Гоголя с действительной жизнью, выделяет обличительное, сатирическое начало. И такой подход оказал сильнейшее влияние на советское литературоведение ХХ в.

Критик же рубежа Х1Х-ХХ вв. В. В. Розанов акцентирует внимание на то, что Гоголь был «гениальный живописец внешних форм», за которыми «ничего в сущности не скрывается, нет никакой души», по сути, речь должна идти о гротескной природе творчества Гоголя . Сказанное Розановым, считает Ю. В. Манн, определило целое направление в гоголеведении, к которому относится и известная работа А. Белого «Мастерство Гоголя» . Рассмотрим, как воспринималось гоголевское творчество и повесть «Шинель» в историко-литературной динамике отдельными представителями литературоведения прошлого столетия, продолжившими и развившими на новом этапе подходы критиков XIX в., и в значительной степени подход В. В. Розанова.

Одной из первых литературоведческих статей, посвященных повести «Шинель», стала статья Б. М. Эйхенбаума «Как сделана «Шинель» Гоголя» (1919). В этой нашумевшей статье речь напрямую не идет о концепции личности главного героя или о состоянии гоголевского мира, но опосредованно это можно понять. Эйхенбаум подходит к анализу «Шинели» с точки зрения проблемы повествования и жанра. Для повести Гоголя, считает он, характерна сказовая манера повествования, которая особым образом выделяет язык. Причем этот мимическо-декламационный сказ соотносится у Эйхенбаума с жанровой формой анекдота.

Другой повествовательный стиль — чувствительный стиль с его сентиментально-мелодраматическими особенностями — является приметой другого жанра — «бедной истории. Соединение этих двух начал приводит к тому, что «Шинель возводится» из простого анекдота в гротеск, т. е. уже не анекдотическую, а серьезную историю об Акакии Акакиевиче. Башмачкин оказывается, таким образом, фигурой в чем-то интересной, но для Эйхенбаума социальная история героя не является важной, тем более что, отмечает исследователь, у героя нет души. Кроме того, «душа художника как человека, переживающего те или другие настроения, всегда остается и должна оставаться за пределами его создания. И в таком случае создание образа Башмачкина есть отражение игры автора с художественным материалом и со словом» . По сути, понимание личности героя не интересует автора.

В чем-то близок к Б. Эйхенбауму А. Белый, для которого также важны формальные приемы, используемые Гоголем, важна организация словесного материала, или стиль, стилевые приемы и словарь писателя -то, что уже с начала ХХ в. привлекало внимание таких гоголеведов, как

И. Мандельштам, В. Виноградов и другие. В стиле писателя единство, цельность создаются во многом за счет «музыки», «мелодии» . При этом стиль и тенденция разводятся Белым, и тенденция, иначе говоря, социальность, оценивается как узкая тенденция. Это касается и петербургских повестей.

Метод Гоголя Белый называет «натуральным символизмом», в котором натурализм (читай — реалистические тенденции) объединен с символизмом. Два этих плана видны в герое Гоголя: «Что реальней Акакия Акакиевича? Между тем: он живет внутри собственной, ему присущей вселенной: не солнечной, а. . . » шинельной»; «шинель» ему — мировая душа, обнимающая и греющая; ее называет он «подругою жизни»; на середине Невского себя переживает он идущим посередине им на листе бумаги выводимой строки…» .

Концептуально важно для Белого то, что в личности Гоголя, в созданном им художественном мире, в стиле представлены два начала. Это патриархальный быт в изображении казацко-крестьянского коллектива и сама идея родового коллектива, рода. Второе начало, которое противостоит роду, — «личность в себе» , отщепенец от идеи рода. «Тема безродности — тема творчества Гоголя: Пискаревы, Баш-мачкины и Поприщины отщепенцы, перенесенные в Петербург чортом, на котором в одну ночь смахал Вакула; «чорт» в Петербурге сделался значительным лицом; отщепенец служит у него в канцелярии, как Баш-мачкин; или же он залезает на холодный чердак: развивать грезы в волнах опия, как Пискарев» . Получается, что судьба Башмачкина выведена за границы конкретики петербургского быта и вписана в рамки глобально широко понимаемой истории. Индивидуализация «случая» Башмачкина уходит на второй план, а герой важен постольку, поскольку представляет одну из разновидностей отщепенца.

«Личное у Гоголя — мелко, не эстетично, не героично; личность, выписавшись из дворянства, крестьянства, казачества, гибнет телесно с Поприщиным, или <. . . > прижизненно мертвенеет в мещанском сословии, в которое переползает дворянчик» . Осознание «тенденции» любой повести с героем — неродовой личностью не вполне возможно, так как, по Белому, «потрясенная психика» автора не до конца осознана; «от этого и «герой» героев Гоголя — «Гоголь»; герои Гоголя под конец становятся какими-то марионетками» . Как видим, А. Белый воспринимает Гоголя почти как модерниста, а его героев — как alter ego автора.

После существенного временного перерыва в 1978 г. выходит монография Ю. В. Манна «Поэтика Гоголя». Автор стремится найти консенсус между различными взглядами на творчество Гоголя и придержива-

* См. критический отзыв автора предисловия к изданию 1934 г. Л. Каменева: «Но что всего достопримечательнее, — все эти, удачные и неудачные, сопоставления даются без всякой связи с темой, задачей, направленностью рассматриваемых произведений. Здесь словесная инструментовка самых различных произведений… сознательно рассматривается независимо от содержания и формы последних» .

ется позиции, что в творчестве писателя наличествует «сочетание, взаимосвязь противоположностей» . Во-первых, это признание критических и социальных тенденций, которые вытекали из «самого характера, «пафоса», самого строя гоголевских произведений» и которые не являются недоразумением или ошибкой, как полагают отдельные исследователи. Во-вторых, это признание общефилософского аспекта, который, например, проявляется в том, что никто из героев Гоголя не обладает «преимуществом последней инстанции», так как «в объективном ходе вещей есть нечто не подвластное расчету, опрокидывающее любые субъективные намерения, от своекорыстной интриги до скромной домашней цели, от честолюбивых и алчных планов Сквозни-ка-Дмухановского или Чичикова до смиренной мечты Акакия Акакиевича о шинели» . Тем самым все герои уравниваются независимо от их социального или личностного статуса.

Отсюда вытекает понимание образа Башмачкина как усложненного образа. Он действительно социально унижен, чрезмерно забит, т. е. акцент делается на социальности. С другой стороны, социальная детерминированность прослеживается не во всем, герой «как бы самой природой отчужден от человеческой общности», и в этом проявляется противоположная социальной детерминированность героя. В другом отрывке Ю. В. Манн восклицает: «Какой страшный образ — Акакий Акакиевич! В этом изуродованном, больном существе, оказывается, скрыта могучая внутренняя сила» . Уточним — в герое скрыта сила подвижничества. Вновь подчеркивается, что сочетаются совершенно разные начала: высокое, трансцендентальное и — прозаическое, повседневное. В результате повесть становится содержательно очень глубокой, практически неисчерпаемой. Этому способствует и «неявная фантастика», пониманию которой и посвящена монография.

В статье о повести Гоголя «Нос» 1982 г. С. Г. Бочаров поднимает вопрос об антропологии писателя, не просто присоединяясь к «носоло-гии», но стремясь понять важные мировоззренческие особенности творчества писателя. Для него также характерно стремление к более объемному взгляду на творчество Гоголя. Введя понятие «лицо», он говорит о значительных гоголевских противоречиях, составляющих «загадку человека»: «соотношение и противоречие вещественного, телесного, духовного и человечески-личностного, во-первых, и части и целого, во-вторых» . Характерна для Гоголя деформация лица человека, и происходит это именно потому, что лицо является или оказывается «местом человеческого достоинства» .

Именно такой герой, который содержит в себе вопрос о значении человека и одновременно стягивает все повествование на себя, на вопрос о своей судьбе, впервые появляется у Гоголя в петербургских повестях. Он «отъединен от органических связей», он раздроблен, ведь в этом «сущность всего европейского Нового времени, кульминации достигшая в XIX веке» . Петербург XIX в. как раз демонстрирует плачевные плоды европейской петровской реформы, когда имеют место «помраченье в определении значений и ценностей» и все дру-

гие, вытекающие из этого последствия. Любой современный человек, чиновник, и прежде всего Акакий Акакиевич, оказывается отделен от надличного целого. И он уже не просто «»маленький человек», он еще «меньше» маленького человека, ниже самой человеческой меры» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В этом смысле Башмачкин как «лицо» отличен от ренессансного идеала «индивидуальности», которой в нем нет ни в каком качестве, но он «окликнут Богом» и потому, как всякий человек, стремится сохранить свое лицо. Даже такой герой хочет «означиться», «в самой видимости обрести значение как сущность, противоположную исчезновению, ничтожеству, небытию» . Именно поэтому шинель, воротник из куницы становятся знаками существования Башмачкина.

В конечном итоге, «негативная антропология» Гоголя, проявившаяся в расчленении, отделении «внешнего человека» от «внутреннего человека», означала овнешнение и упрощение человека и в то же время «новое и таинственное его усложнение и углубление» .

Понимание гоголевской антропологии у В. Марковича зависит от общей концепции Петербурга. В. Маркович так же, как С. Бочаров, акцентирует отношение Гоголя к петровским преобразованиям, которые он не принял и оценил современный этап развития России и Петербурга как ее столицы негативно. Результатом реформ стало то, что город создан из парадоксов и острых противоречий, «люди живут рядом, вплотную друг к другу, но не вместе, не сообща» . Важно казаться, выглядеть, а не быть: «каждый живет собой и для себя, но при этом -напоказ другим и в полной зависимости от этих других, от их взгляда, от их оценки, от сравнения с ними» . Главная особенность современности — «в резком расхождении меж сущностью общественного бытия и его осязаемыми реалиями» . В конечном итоге Петербург воспринимается как «антихристово царство».

В. Маркович отмечает, что образ человека в художественной атмосфере петербургских повестей не может сохранить «правильные очертания» , так как сама эта атмосфера неправильная. Дело еще и в том, что Гоголь не следует только одной эстетической традиции. Более того, у него действует «закон парадоксального смешения разнородного», когда свой вклад в создание образа героя вносят различные эстетические традиции, в том числе жанровые. В результате этого, в частности в результате подключения романтических установок, обыкновенные, пошлые, «средние» герои возвышены. «Обнаруживается внутреннее несовпадение человека с его положением и рангом, с отведенной ему общественной ролью и даже с его вполне уже определившимся характером» . Но возвышение это — не для того, чтобы быть оправданными, реабилитированными. Пошлость не исчезает и не перестает восприниматься Гоголем как низкое, дискредитируемое начало.

В случае с героем «Шинели» мы также ощущаем «непреодолимую двойственность», «непрерывную вибрацию смыслов» . Акакий Акакиевич — особый герой для Гоголя, так как присущий петербургским повестям масштаб изображения человека как частицы и дробной величины эстетического предела своего достиг в изображении Башмачкина.

В образе Башмачкина содержатся самые разные и зачастую противоречивые возможности прочтения. Это герой с узким кругозором и убогими интересами. Это и подвижник с его «высоким спокойствием», «таинственной внутренней жизнью» . Это и чиновник, у которого могут появиться шаловливые мысли. Это, наконец, человек, который имеет обыкновенные человеческие чувства, просто человек. Причем ни одна из этих возможностей не может стать финальной, исчерпывающей, они существуют одновременно, и поддерживая друг друга в направлении расширения образа героя, и противореча друг другу. Поэтому героя, по словам В. Марковича, нельзя ни оправдать, ни безусловно осудить, у гоголевских героев «даже высокое напряжение духовности несет в себе некое искажение и никогда не достигает чистоты» . В. Маркович, таким образом, солидарен с другими гоголеве-дами в признании одновременности сосуществования в творчестве Гоголя разных, не сводимых к единому знаменателю тенденций, пластов, подходов.

Итак, именно это конфликтное напряжение, эта несводимость к непротиворечивым выводам, к простому логическому суммированию и создает загадку гоголевского героя и загадку творчества самого Гоголя.

Литература

1. Белинский В. Г. Полн. собр. соч.: в 13 т. — М.: Художественная литература, 1953. — Т. 1.

2. Белый А. Мастерство Гоголя. — М.; Л.: Гос. изд-во худож. лит., 1934.

3. Бочаров С. Г. Загадка «носа» и тайна лица // Бочаров С. Г. О художественных мирах. Сервантес, Пушкин, Баратынский, Гоголь, Достоевский, Толстой, Платонов. — М.: Сов. Россия, 1985. — С. 124-160.

4. Манн Ю. В. Поэтика Гоголя. Вариации к теме. — М.: Coda, 1996.

5. Маркович В. Петербургские повести Н. В. Гоголя. — Л.: Художественная литература, 1989.

6. Розанов В. В. Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского, с присоединением двух этюдов о Гоголе . -URL: http://royallib.com/read/rozanov_v/legenda_o_velikom_inkvizitore. html #40960.

7. Эйхенбаум Б. М. Как сделана «Шинель» Гоголя . — URL: http://feb-web.ru/feb/gogol/critics/ein-306/eih-306-.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *