Ангел вопияше благодатней

> Ангел вопияше…

“Ангел вопияше…” – это пасхальное пеcнопение, так называемый задостойник Пасхи.

Содержание

Текст:

Ангел вопияше Благодатней: / чистая Дево, радуйся! / И паки реку: радуйся! / Твой Сын воскресе / тридневен от гроба / и мертвыя воздвигнувый, / людие, веселитеся

Святися, святися, / Новый Иерусалиме, / слава бо Господня / на тебе возсия. / Ликуй ныне / и веселися Сионе, / Ты же, Чистая, красуйся, Богородице, / о восстании Рождества Твоего

Перевод:

Ангел возглашал Благодатной: “Чистая Дева, радуйся! И снова скажу: Радуйся! Твой Сын воскрес в третий день из гроба и мертвых воскресил”. Люди, торжествуйте!

Светись, светись, новый Иерусалим – слава Господня над тобою взошла! Ликуй ныне и красуйся, Сион! Ты же радуйся, Чистая Богородица, о воскресении Рожденного Тобой.

Вопияше – возглашал; паки – снова; тридневен – в третий день; воздвигнувый – воскресив; красуйся – радуйся; восстании – воскресении; Рождества Твоего – Рождённого Тобой

Смысл:

Задостойник («за» (вместо) «Достойно»)- песнопение литургии, которое поется в составе евхаристического канона вместо «Достойно есть» в двунадесятые праздники, Пасху, Преполовение Пятидесятницы (центральная дата между праздниками Пасхи и Троицы), Великий Четверг и Великую Субботу.

Это песнопение также, как и «Достойно есть» прославляет Божию Матерь, но уже в свете конкретного праздника.

На литургии в дни двунадесятых праздников и Пасхи (от дня праздника до дня отдания), а также в Великий Четверг и Великую Субботу задостойником является ирмос девятой песни канона утрени: в дни, когда совершается литургия Василия Великого – особый Богородичный тропарь «О Тебе радуется».

Автором пасхального канона, из которого взят задостойник, является преподобный Иоанн Дамаскин (“Дамаскин” – “из Дамаска”). Этот святой, живший на рубеже VII и VIII веков, прославлен как гимнотворец, богослов, философ и отец Церкви. Во времена иконобоческой ереси в Византии и жестоких гонений властей на почитателей православных икон Иоанн Дамаскин ревностно отстаивал истину (автор «Трёх защитительных слов в поддержку иконопочитания») и в последствии добился её принятия.

Святой известен как создатель “Октоиха” – богослужебной книги “осьмогласия”, т.е. системы восьми гласов (определённых мелодических оборотов), которые поочерёдно менялись каждую неделю. Эта система, в дальнейшем, была перенята Русской православной церковью вместе с другими византийскими традициями. Кроме того, Иоанн Дамаскин написал множество других духовных сочинений – канон Рождеству, Пасхе и другим праздникам, ряд молитв из утреннего и вечернего правил.

По церковной традиции пасхальный канон поётся целиком, без чтеца, со своим особенным праздничным распевом (мелодией) и исполняется так до отдания праздника.

Автор в первой части задостойника поэтически связал текст с событиями Благовещения – явлением Деве Марии Архангела Гавриила с вестью о том, что она родит Спасителя. В гимне воскресшему Христу Архангел является к ней снова, но уже с иной, пасхальной, вестью.

Как пишет сам Иоанн Дамаскин:

“…Радостную весть о Господнем воскресении прежде всех получила Богородица, как то и было Ей прилично и справедливо. Она прежде всех увидела Его воскресшим и наслаждалась Его божественной беседой…”

Во второй части – в самом ирмосе – Архангел обращается к Новозаветной Церкве (“Светися, светися, Новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия”). Эта же фраза является цитатой из книги пророка Исаии, который предвозвестил воскресение Христа: “Светися, светися, Иерусалиме, прииде бо твой свет, и слава Господня на тебе возсия” (Ис.;60,1).

“Ликуй ныне и веселися, Сионе…” – в буквальном смысле Сион – это гора на южной стороне Иерусалима, где был дом царя Давида, а в последствии горница Тайной вечери, сошествие Святого Духа на апостолов. В Новом Завете, как пишет блаженный Иероним, под Сионом подразумеваются святые: они, стоя на вершине добродетелей, образуют собой Сион, о котором сказано: “Основание его на горах святых. Господь любит врата Сиона более всех селений Иакова” (Пс. 86, 2).

Далее, Вестник вновь обращается к Марии, именно как к Матери Иисуса (“о восстании Рождества Твоего”).

Слово “Радуйся”, неоднократно повторенное в песнопении, проходит лейтмотивом через все пасхальные тексты: именно так Господь приветствовал жён-мироносиц: “Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему” (Мф 28:9)

“Ангел вопивше” Ф. Макарова

“Ангел вопияше” Пасхи М. Балакирева

Один из самых часто исполняемых сочинений среди русских церковных хоров, является обработкой валаамского распева. Исполняет хор “Серебрянные голоса”:

“Ангел вопияше” П. Чеснокова с соло сопрано

Павел Чесноков – известный русский композитор конца 19 – начала 20 века, автор множества духовных сочинений (ок. 400), регент. Его музыке свойственна большая эмоциональность, даже чувственность.

Исполнитель – хор Академии хорового искусства им. Попова, дирижер Алексей Петров, солистка – Алёна Саяпина.

Задостойник

(15 голосов: 4.4 из 5)

  • Задостойник Богословско-литургический словарь
  • О задостойнике Рождества Христова «Любити убо нам» архиеп. Ионафан

Задосто́йник – песнопение литургии, которое поется в составе евхаристического канона вместо Богородичной песни «Достойно есть». Отсюда он получил свое название: за (то есть «вместо») + достойник (то есть «достойно есть»). Задостойник, как и «Достойно есть», прославляет Божию Матерь, но уже в свете конкретного праздника.

Появление термина «задостойник» связано с широким распространением после XII в., в период господства Иерусалимского устава, практики исполнять «Достойно есть» в конце канона утрени. В дни важнейших праздников, когда на утрене отменялось песнопение «Величит душа моя Господа», опускалось и «Достойно есть» в конце канона, поэтому заключавшая канон катавасия воспринималась как замена «Достойно есть», то есть задостойник.

В дониконовских русских изданиях богослужебных книг ирмос 9-й песни, заключающий праздничный канон, прямо обозначается как «вместо Достоина». Однако в современной практике Русской Православной Церкви катавасия 9-й песни праздничного канона утрени не называется задостойником. Тем не менее, в случаях замены «Достойно есть» в конце канонов повечерия (на повечериях с понедельника по четверг 1-й седмицы Великого поста, в дни Страстной седмицы, в день Пятидесятницы вечером, в предпразднства Рождества Христова, Богоявления и Преображения) или молебна ирмосом 9-й песни соответствующих канонов в русских богослужебных книгах этот ирмос может обозначаться как задостойник.

За литургией практика исполнять ирмосы 9-х песней праздничных канонов вместо «Достойно есть» (или иных богородичных песнопений) после возгласа анафоры «Изрядно о Пресвятей…» распространилась сравнительно поздно; формирование системы литургийных задостойников относится к XVI в., ее уточнение продолжалось до XIX в. В Типиконах и иных уставных текстах указания о литургийных задостойниках начинают регулярно фиксироваться к XVII в.

Принятый ныне в Русской Православной Церкви Типикон предписывает петь задостойник на литургии праздников: Рождества Пресвятой Богородицы (здесь же говорится и о пении задостойника вообще во все Господские и Богородичные праздники), Рождества Христова, Благовещения Пресвятой Богородицы, Входа Господня в Иерусалим, Пасхи, Преполовения Пятидесятницы, Вознесения Господня, Пятидесятницы, Преображения Господня и Успения Пресвятой Богородицы, а также Великих Четверга и Субботы. В современной практике задостойники поются также и на литургиях всех остальных двунадесятых праздников: Воздвижения Креста Господня, Введения Пресвятой Богородицы во храм, Богоявления, Сретения Господня и, кроме того, в Лазареву субботу. Помимо дней самих двунадесятых праздников и Пасхи задостойники поются и за литургиями в периоды попразднств, до отдания включительно (Типикон содержит соответствующие указания лишь для праздников Рождества Христова, Вознесения Господня, Пятидесятницы, Преображения Господня и Успения Пресвятой Богородицы). При этом задостойник Пасхи не поется в дни Преполовения Пятидесятницы и отдания (но не попразднства) этого праздника, так как в эти дни поется задостойник Преполовения. Всего задостойник используется около 120 дней в году.

Поскольку по месту в службе задостойник является аналогом «Достойно есть», он часто уподобляется этому песнопению и по структуре. Как «Достойно есть» состоит из припева «Достойно есть» и ирмоса трипеснца Великой пятницы «Честнейшую херувим», так и к задостойнику, ирмосу 9-й песни праздничного канона, обычно прибавляется предваряющий его припев, взятый из 9-й песни того же канона. В современном русском Типиконе о припеве как о части задостойника говорится лишь в описании службы на Рождество Пресвятой Богородицы, но на практике задостойник всегда, за исключением Лазаревой субботы, Входа Господня в Иерусалим, Великих Четверга и Субботы и Преполовения Пятидесятницы, включает припев (в том числе и на Пятидесятницу, хотя канон этого праздника, согласно стандартным изданиям Триоди, не имеет никаких особых припевов).

В дни совершения литургии свт. Василия Великого вместо «Достойно есть» поется тропарь «О Тебе радуется» (кроме Великих Четверга и Субботы, а также случая совпадения праздника Благовещения Пресвятой Богородицы или его отдания с одним из воскресений Великого поста), который в некоторых литургических памятниках также может называться задостойником.

Наибольшее количество гармонизаций сочинено на текст задостойника Пасхи:
«Ангел вопияше Благодатней: Чистая Дево, радуйся, и паки реку: Радуйся! Твой Сын воскресе тридневен от гроба и мертвыя воздвигнувый: людие веселитеся.
Светися, светися Новый Иерусалиме, слава бо Господня на Тебе возсия. Ликуй ныне и веселися, Сионе. Ты же, Чистая, красуйся, Богородице, о востании Рождества Твоего».

Детально: задостойник пасхи текст — со всех открытых источников и разных уголков мира на сайте 1000-molitv.ru для наших уважаемых читателей.

Оглавление

На этой странице находится текст песни Обиходный напев – Задостойник Пасхи, а также перевод песни и видео или клип.

  • Текст
  • Перевод

А́нгел вопия́ше Благода́тней: Чи́стая Де́во, ра́дуйся, и па́ки реку́: Ра́дуйся! Твой Сын воскре́се тридне́вен от гро́ба и ме́ртвыя воздви́гнувый: лю́дие весели́теся. Свети́ся, свети́ся Но́вый Иерусали́ме, сла́ва бо Госпо́дня на Тебе́ возсия́. Лику́й ны́не и весели́ся, Сио́не. Ты же, Чи́стая, красу́йся, Богоро́дице, о воста́нии рождества́ Твоего. Angel vopiyas Blagodatne: Pure Devo, rejoice, and pack the river: Rejoice! Your Son is risen from the tomb from the grave and raised up dead: people cheer. Shine, shine on the New Jerusalem, glory be to the Lord in You awake. Sing now and rejoice, O Zion. You, Pure, be beautiful, Mother of God, about the rising of your birth.

Опрос: Верный ли текст песни?

Воскресе́ние Твое́, Христе́ Спа́се, а́нгели пою́т на небесе́х, и нас на земли́ сподо́би чи́стым се́рдцем Тебе́ сла́вити.

Тропарь Пасхи, глас 5:

Христо́с воскре́се из ме́ртвых, сме́ртию смерть попра́в, и су́щим во гробе́х живо́т дарова́в.

Ипакои Пасхи, глас 4:

Предвари́вшия у́тро я́же о Мари́и и обре́тшая ка́мень отвале́н от гро́ба, слы́шаху от А́нгела: во све́те присносу́щнем Су́щаго с ме́ртвыми что́ и́щете, я́ко челове́ка? Ви́дите гро́бныя пелены́: тецы́те и ми́ру пропове́дите, я́ко воста́ Госпо́дь, умертви́вый смерть, я́ко есть Сын Бога, спаса́ющаго род челове́ческий.

Кондак Пасхи, глас 8:

А́ще и во гроб снизше́л еси́, Безсме́ртне, но а́дову разруши́л еси́ си́лу, и воскре́сл еси́, я́ко Победи́тель, Христе́ Бо́же, жена́м мироно́сицам веща́вый: Ра́дуйтеся! и Твои́м апо́столом мир да́руяй, па́дшим подая́й Воскресе́ние.

Задостойник Пасхи, глас 1:

А́нгел вопия́ше Благода́тней: Чи́стая Де́во, ра́дуйся, и па́ки реку́: Ра́дуйся! Твой Сын воскре́се тридне́вен от гро́ба и ме́ртвыя воздви́гнувый: лю́дие весели́теся. Свети́ся, свети́ся Но́вый Иерусали́ме, сла́ва бо Госпо́дня на Тебе́ возсия́. Лику́й ны́не и весели́ся, Сио́не. Ты же, Чи́стая, красу́йся, Богоро́дице, о воста́нии рождества́ Твоего.

Ексапостиларий Пасхи

Пло́тию усну́в, яко мертв, Царю́ и Го́споди, тридне́вен воскре́сл еси́, Ада́ма воздви́г от тли, и упраздни́в смерть: Па́сха нетле́ния, ми́ра спасе́ние

ПАСХАЛЬНЫЙ КАНОН, глас 1-й

Ирмос: Воскресения день, просветимся людие: Пасха, Господня Пасха! От смерти бо к жизни, и от земли к Небеси, Христос Бог нас преведе, победную поющия.

Припев:

Христос воскресе из мертвых (перед каждым тропарем канона)
Очистим чувствия, и узрим неприступным светом воскресения Христа блистающася, и радуйтеся рекуща ясно да услышим, победную поюще.

Христос воскресе из мертвых
Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется, да празднует же мир, видимый же весь и невидимый: Христос бо воста, веселие вечное.

Богородичны*:

(Поются со второго дня Пасхи то отдания)

(*Припев к ним: “Пресвятая Богородице, спаси нас”, или “Слава…”, “И ныне…”.)

Умерщвления предел сломила еси, вечную жизнь рождшая Христа, из гроба возсиявшаго днесь, Дево всенепорочная, и мир просветившаго. Воскресшаго видевши Сына Твоего и Бога, радуйся со апостолы, Богоблагодатная чистая: и еже радуйся первее, яко всех радости вина, восприяла еси, Богомати всенепорочная.

Песнь 3

Приидите, пиво пием новое, не от камене неплодна чудодеемое, но нетления источник, из гроба одождивша Христа, в Немже утверждаемся.

Ныне вся исполнишася света, Небо же и земля и преисподняя: да празднует убо вся тварь востание Христово, в Немже утверждается.

Вчера спогребохся Тебе, Христе, совостаю днесь воскресшу Тебе, сраспинахся Тебе вчера, Сам мя спрослави, Спасе, во Царствии Твоем.

Богородичны:

На нетленную жизнь прихожду днесь, благостию Рождшагося из Тебе, Чистая, и всем концем свет облиставшаго. Бога, Егоже родила еси плотию, из мертвых, якоже рече, воставша видевши, Чистая, ликуй, и Сего яко Бога, Пречистая, возвеличай.

Ипакои, глас 4-й:

Предварившия утро яже о Марии, и обретшия камень отвален от гроба, слышаху от Ангела: во свете присносущнем Сущаго, с мертвыми что ищете, яко человека? Видите гробныя пелены, тецыте, и миру проповедите, яко воста Господь, умертвивый смерть, яко есть Сын Бога, спасающаго род человеческий.

Песнь 4

Ирмос:

На божественней стражи, богоглаголивый Аввакум да станет с нами и покажет светоносна ангела, ясно глаголюща: днесь спасение миру, яко воскресе Христос, яко всесилен.

Мужеский убо пол, яко разверзый девственную утробу, явися Христос: яко человек же, Агнец наречеся: непорочен же, яко невкусен скверны, наша Пасха, и яко Бог истинен совершен речеся.

Яко единолетный агнец, благословенный нам венец Христос, волею за всех заклан бысть, Пасха чистительная, и паки из гроба красное правды нам возсия Солнце.

Богоотец убо Давид, пред сенным ковчегом скакаше играя, людие же Божии святии, образов сбытие зряще, веселимся божественне, яко воскресе Христос, яко всесилен.

Богородичны: Создавый Адама, Твоего праотца, Чистая, зиждется от Тебе, и смертное жилище разори Своею смертию днесь, и озари вся божественными блистаньми воскресения. Егоже родила еси Христа, прекрасно из мертвых возсиявша, Чистая, зрящи, добрая и непорочная в женах и красная, днесь во спасение всех, со апостолы радующися, Того прославляй.

Песнь 5

Утренюем утреннюю глубоку, и вместо мира песнь принесем Владыце, и Христа узрим, Правды Солнце, всем жизнь возсияюща.

Безмерное Твое благоутробие адовыми узами содержимии зряще, к свету идяху Христе, веселыми ногами, Пасху хваляще вечную.

Приступим, свещеноснии, исходящу Христу из гроба яко жениху, и спразднуим любопразднственными чинми Пасху Божию спасительную.

Просвещается божественными лучами и живоносными воскресения Сына Твоего, Богомати Пречистая, и радости исполняется благочестивых собрание. Не разверзл еси врата девства в воплощении, гроба не разрушил еси печатей, Царю создания: отонудуже воскресшаго Тя зрящи, Мати радовашеся.

Песнь 6

Снизшел еси в преисподняя земли и сокрушил еси вереи вечныя, содержащия связанныя Христе, и тридневен, яко от кита Иона, воскресл еси от гроба.

Сохранив цела знамения, Христе, воскресл еси от гроба, ключи Девы невредивый в рождестве Твоем, и отверзл еси нам райския двери.

Спасе мой, живое же и нежертвенное заколение, яко Бог Сам Себе волею привед Отцу, совоскресил еси всероднаго Адама, воскрес от гроба.

Возведеся древле держимое смертию и тлением, Воплотившимся от Твоего пречистаго чрева, к нетленней и присносущней жизни, Богородице Дево. Сниде в преисподняя земли, в ложесна Твоя, Чистая, cшедый, и вселивыйся и воплотивыйся паче ума, и воздвиже с Собою Адама, воскрес от гроба.

Кондак, глас 8-й

Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову разрушил еси силу, и воскресл еси яко победитель, Христе Боже, женам мироносицам вещавый: радуйтеся, и Твоим апостолом мир даруяй, падшим подаяй воскресение.

Икос

Еже прежде солнца, Солнце зашедшее иногда во гроб, предвариша ко утру, ищущия яко дне мироносицы девы, и друга ко друзей вопияху: О другини! приидите, вонями помажем тело живоносное и погребенное, плоть Воскресившаго падшаго Адама, лежащую во гробе. Идем, потщимся якоже волсви, и поклонимся, и принесем мира яко дары, не в пеленах, но в плащанице Обвитому, и плачим, и возопиим: о Владыко, востани, падшим подаяй воскресение.

Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, Единому безгрешному, Кресту Твоему покланяемся, Христе, и святое воскресение Твое поем и славим: Ты бо еси Бог наш, разве Тебе иного не знаем, имя Твое именуем. Приидите вси вернии, поклонимся святому Христову воскресению: се, бо прииде Крестом радость всему миру. Всегда благословяще Господа, поем воскресение Его: распятие бо претерпев, смертию смерть разруши. (Трижды)

Воскрес Иисус от гроба, якоже прорече, даде нам живот вечный и велию милость. (Трижды)

Песнь 7

Отроки от пещи избавивый, быв человек, страждет яко смертен, и страстию смертное в нетления облачит благолепие, Един благословен отцев Бог, и препрославлен.

Жены с миры богомудрыя в след Тебе течаху: Егоже яко мертва со слезами искаху, поклонишася радующияся Живому Богу, и Пасху тайную Твоим, Христе, учеником благовестиша.

Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало, и играюще поем Виновнаго, единаго благословеннаго отцев Бога и препрославленнаго.

Яко воистинну священная и всепразднственная, сия спасительная нощь, и светозарная, светоноснаго дне, востания сущи провозвестница: в нейже безлетный Свет из гроба плотски всем возсия.

Умертвив Сын Твой смерть, Всенепорочная, днесь, всем смертным пребывающий живот во веки веков дарова, Един благословенный отцев Бог и препрославленный. Всем царствуяй созданием, быв человек, вселися в Твою, Богоблагодатная, утробу, и распятие претерпев и смерть, воскресе боголепно, совозставив нас яко всесилен.

Песнь 8

Сей нареченный и святый день, един суббот Царь и Господь, праздников праздник, и торжество есть торжеств: в оньже благословим Христа во веки.

Приидите, новаго винограда рождения, божественнаго веселия, в нарочитом дни воскресения, Царствия Христова приобщимся, поюще Его яко Бога во веки.

Возведи окрест очи твои, Сионе, и виждь: се бо приидоша к тебе, яко богосветлая светила, от запада, и севера, и моря, и востока чада твоя, в тебе благословящая Христа во веки.

Троичен:

Пресвятая Троице Боже наш, слава Тебе. Отче Вседержителю, и Слове, и Душе, треми соединяемое во ипостасех Естество, Пресущественне и Пребожественне, в Тя крестихомся, и Тя благословим во вся веки.

Прииде Тобою в мир Господь, Дево Богородице, и чрево адово расторг, смертным нам воскресение дарова: темже благословим Его во веки. Всю низложив смерти державу Сын Твой, Дево, Своим воскресением, яко Бог крепкий совознесе нас и обожи: темже воспеваем Его во веки.

Песнь 9

Величит душа моя воскресшаго тридневно от гроба Христа Жизнодавца.

Светися, светися, новый Иерусалиме: слава бо Господня на тебе возсия, ликуй ныне, и веселися, Сионе! Ты же, Чистая, красуйся, Богородице, о востании Рождества Твоего.

Христос новая Пасха, жертва живая, Агнец Божий, вземляй грехи мира.

О, божественнаго! О, любезнаго! О, сладчайшаго Твоего гласа! С нами бо неложно обещался еси быти, до скончания века, Христе, Егоже вернии, утверждение надежды имуще, радуемся.

Ангел вопияше Благодатней: чистая Дево, радуйся, и паки реку, радуйся! Твой Сын воскресе тридневен от гроба, и мертвыя воздвигнувый, людие, веселитеся.

О, Пасха велия и священнейшая, Христе! О мудросте, и Слове Божий, и Cило! Подавай нам истее Тебе причащатися, в невечернем дни Царствия Твоего.

Согласно, Дево, Тебе блажим вернии: радуйся, двере Господня, радуйся граде одушевленный; радуйся, Еяже ради нам ныне возсия свет из Тебе Рожденнаго из мертвых воскресения. Веселися и радуйся, божественная двере Света: зашедый бо Иисус во гроб, возсия, просияв солнца светлее, и верныя вся озарив, богорадованная Владычице.

Ексапостиларий самогласен

Плотию уснув, яко мертв, Царю и Господи, тридневен воскресл еси, Адама воздвиг от тли, и упразднив смерть: Пасха нетления, мира спасение. (Трижды)

СТИХИРЫ ПАСХИ

Стих: Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его.

Пасха священная нам днесь показася: Пасха нова святая, Пасха таинственная, Пасха всечестная, Пасха Христос Избавитель, Пасха непорочная, Пасха великая, Пасха верных, Пасха двери райския нам отверзающая, Пасха всех освящающая верных.

Стих: Яко исчезает дым, да исчезнут.

Приидите от видения жены благовестницы, и Сиону рцыте: приими от нас радости благовещения воскресения Христова; красуйся, ликуй и радуйся, Иерусалиме, Царя Христа узрев из гроба яко жениха, происходяща.

Тако да погибнут грешницы от лица Божия, а праведницы да возвеселятся.

Мироносицы жены, утру глубоку, представша гробу Живодавца, обретоша ангела, на камени седяща, и той провещав им сице глаголаше: что ищете Живаго с мертвыми? Что плачете Нетленнаго во тли? Шедше проповедите учеником Его.

Сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь.

Пасха красная, Пасха, Господня Пасха! Пасха всечестная нам возсия! Пасха! Радостию друг друга обымем. О Пасха!Избавление скорби, ибо из гроба днесь яко от чертога возсияв Христос, жены радости исполни глаголя: проповедите апостолом.

Слава, и ныне:

Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обымем. Рцем, братие, и ненавидящим нас, простим вся воскресением, и тако возопиим:

Христос воскресе из мертвых,
смертию смерть поправ
и сущим во гробех живот даровав.

“Ангел вопияше…” — это пасхальное пеcнопение, так называемый задостойник Пасхи.

>Задостойник пасхи текст

ЗАДОСТОЙНИК

ирмос 9-й песни канона того или иного праздника (как правило, предваряемый особым припевом), к-рый в день праздника и связанные с ним дни (напр., в период попразднства) заменяет собой «Достойно есть» на Божественной литургии (в церковнослав. книгах эта замена отмечается как / … в греч.- Εἰς τὸ ᾿Εξαιρέτως…).

Появление термина

«З.» связано с широким распространением после XII в., в период господства Иерусалимского устава, практики исполнять «Достойно есть» в конце канона утрени.

В дни важнейших праздников, когда на утрене отменялось песнопение «Величит душа моя Господа», опускалось и «Достойно есть» в конце канона, поэтому заключавшая канон катавасия воспринималась как замена «Достойно есть», т. е. З. В дониконовских рус.

изданиях богослужебных книг ирмос 9-й песни, заключающий праздничный канон, прямо обозначается как «вместо Достоина» (см., напр.: Устав. М., 1610. Л. 260 об.; аналогичная терминология встречается и в старообрядческих памятниках). Однако в совр. практике РПЦ катавасия 9-й песни праздничного канона утрени не называется З.

(это, вероятно, связано с тем, что «Достойно есть» по послениконовскому Типикону отменяется не только в дни важнейших праздников, но и всегда, когда на утрене поется великое славословие).

Тем не менее в случаях замены «Достойно есть» в конце канонов повечерия (на повечериях с понедельника по четверг 1-й седмицы Великого поста, в дни Страстной седмицы, в день Пятидесятницы вечером, в предпразднства Рождества Христова, Богоявления и Преображения) или молебна ирмосом 9-й песни соответствующих канонов в рус.

богослужебных книгах этот ирмос может обозначаться как З. (см. главы совр. рус. Типикона о пасхальном молебне и о повечерии в день Пятидесятницы). В старообрядческой традиции З. считается также богородичен на молебне который в дни великих праздников и их попразднств заменяется ирмосом 9-й песни праздничного канона (см.: Устав . Уральск, 1908. Л. 108; Выговский устав. Саратов, 1911. Л. 13).

За Божественной литургией практика исполнять ирмосы 9-х песней праздничных канонов вместо «Достойно есть» (или иных богородичных песнопений) после возгласа анафоры распространилась сравнительно поздно; формирование системы литургийных З. относится к XVI в. (см.: Winkler. 1970; Taft. 1991. P. 118), ее уточнение продолжалось до XIX в.

В Типиконах и иных уставных текстах указания о литургийных З. начинают регулярно фиксироваться лишь к XVII в.

Принятый ныне в РПЦ Типикон предписывает петь З. на литургии праздников: Рождества Пресв. Богородицы (здесь же говорится и о пении З. вообще во все Господские и Богородичные праздники), Рождества Христова, Благовещения Пресв.

Богородицы, Входа Господня в Иерусалим, Пасхи, Преполовения Пятидесятницы, Вознесения Господня, Пятидесятницы, Преображения Господня и Успения Пресв. Богородицы, а также Великих четверга и субботы. В совр. практике З. поются также и на литургиях всех остальных двунадесятых праздников: Воздвижения Креста Господня, Введения Пресв.

Богородицы во храм, Богоявления, Сретения Господня и, кроме того, в Лазареву субботу.

Помимо дней самих двунадесятых праздников и Пасхи З.

поются и за литургиями в периоды попразднств, до отдания включительно (Типикон содержит соответствующие указания лишь для праздников Рождества Христова, Вознесения Господня, Пятидесятницы, Преображения Господня и Успения Пресв. Богородицы). При этом З. Пасхи не поется в дни Преполовения Пятидесятницы и отдания (но не попразднства) этого праздника, т. к. в эти дни поется З. Преполовения.

В совр. греч. практике З. исполняется лишь в сам день того или иного праздника и в день его отдания, тогда как в периоды попразднств, если на утрене есть «Величит душа Моя Господа», на литургии поется обычное «Достойно есть» (см.: Ρήγας Γ. Τυπικόν. Θεσσαλονίκη, 1994. Σ. 128-129.

(Λειτορυγικὰ Βλατάδων; 1); Βιολάκης. Τυπικὸν. Σ. 38-39). Кроме того, выбор З. в греч. традиции отличается от русской. так, на Преображение Господне в качестве З. используется тропарь 7-й песни 2-го праздничного канона Νὺν τὰ ἀνήκουστα ἠκούσθη̇ (при этом на отдание З.

служит, как обычно, ирмос 9-й песни канона), на Рождество Христово и Богоявление в день праздника З. служит ирмос 1-го канона праздника, а на следующий день и на отдание — ирмос 2-го канона (см.: Βιολάκης. Τυπικὸν. Σ. 125, 126, 145, 146; Τυπικόν τῆς ἄθω ἱερας μονῆς τοῦ ἁγίου Διονυσίου.

῞Αγιον ῎Ορος, 2004. Σ. 132, 140, 159, 165).

Поскольку по месту в службе З. является аналогом «Достойно есть», он часто уподобляется этому песнопению и по структуре. Как «Достойно есть» состоит из припева «Достойно есть» и ирмоса трипеснца Великой пятницы «Честнейшую херувим», так и к З.

, ирмосу 9-й песни праздничного канона, обычно прибавляется предваряющий его припев, взятый из 9-й песни того же канона. В совр. рус. Типиконе о припеве как о части З. говорится лишь в описании службы на Рождество Пресв. Богородицы, но на практике З.

всегда, за исключением Лазаревой субботы, Входа Господня в Иерусалим, Великих четверга и субботы и Преполовения Пятидесятницы, включает припев (в т. ч. и на Пятидесятницу, хотя канон этого праздника, согласно стандартным изданиям Триоди, не имеет никаких особых припевов). В рус. певч.

рукописях припевы чаще всего не нотировались; они стали фиксироваться в послениконовский период (ранее всего припев З. Пасхи; см.: Обиход. М., 1902). В старообрядческой традиции и совр. греч. практике мн. З., исполняемые в послениконовской рус. традиции с припевом, не имеют припева.

В дни совершения литургии свт. Василия Великого вместо «Достойно есть» поется тропарь «О Тебе радуется» (кроме Великих четверга и субботы, а также случая совпадения праздника Благовещения Пресв. Богородицы или его отдания с одним из воскресений Великого поста), к-рый в нек-рых литургических памятниках также может называться З.

З. в русской певческой традиции

до сер. XVI в., как правило, не выделялись из состава нотированного Ирмология. Тем не менее в виде цикла З. в порядке 8 гласов (от З. Пасхи 1-го гласа до З. Рождества Богородицы 8-го гласа) знаменного распева обнаружены в рукописи 1-й четв. XVI в. (РГБ. Ф. 173. I. № 231. Л. 101-103). С кон. XVI в.

систематически фиксируются по отдельности в составе Стихирарей месячного и постного или в виде цикла З. путевого распева, записываемые путевой или знаменной нотациями (РГБ. Ф. 354. № 140; РНБ. Солов. № 690/763 и др.). В XVI-XVII вв. этот распев был наиболее распространенным (см.: РГБ. Ф. 379. № 18. Л. 92 об.

— 98, посл. четв. XVII в.; расшифровку см.: Пожидаева Г. А. Певческие традиции Др. Руси. М., 2007. С. 536-557). Мелос нек-рых из З. путевого распева имеет указание на место происхождения, напр., «троицкий перевод», «кирилловский перевод», «соловецкий перевод» (РГБ. Ф. 379. № 18. Л. 92 об., 94, 95 об.- 96).

В редких случаях надписано имя автора. Так, сочинение З. Вознесения путевого распева Соловецкого мон-ря приписывается уставщику Никодиму (РГБ. Ф. 354. № 144. Л. 388-388 об.; см.: Парфентьев Н. П. Древнерус. певч. искусство в духовной культуре Российского государства XVI-XVII вв.: Школы, центры, мастера.

Свердловск, 1991. С. 40).

Вероятно, к кон. XVII в. в рус. певч. традиции З. были распеты большим распевом на подобен евангельских стихир большого распева в 2 версиях, одна из к-рых, более краткая, названа средним распевом (ГИМ. Син. певч. № 105, 135, 219; РНБ. Кир.-Бел. № 663/920, XVII в.; БАН. Целепи 9, 1-я пол. XVIII в.). В сер. XVII в.

появляются также демественные З. Пасхи и Вознесения (З. Пасхи: РНБ. Погод. № 382. Л. 10 об.- 11; расшифровку см.: Успенский Н. Д. Образцы древнерус. певч. искусства. М., 1971. С. 91-92; РГБ. Ф. 354. № 144. Л. 388, 564 об.- 565, сер. XVII в. ; расшифровку см.: Монастырские напевы XVI-XVII вв.

/ Перевод крюкового письма Г. А. Пожидаевой. М., 2002. С. 94-113). Во 2-й пол. XVII в. фиксируются многоголосные З. путевого распева (З. Вознесения — ГИМ. Син. певч. № 220. Л. 133 об.- 134) и демественного распева (З. Пасхи, Вознесения, Пятидесятницы — РГБ. Ф. 379. № 81. Л. 86-87 об.; см. расшифровку: Пожидаева. 2007.

С. 671-692).

В XVIII — нач. ХХ в. З. путевого и большого (в 2 версиях) распевов сохранились в певч. рукописях старообрядцев-беспоповцев. В поповской старообрядческой традиции З.

путевого распева использовались, вероятно, весьма редко; в письменных источниках зафиксированы, как правило, только З. знаменного распева. Цикл З. путевого распева публиковался и в изданиях синодального «Обихода нотного пения» (напр.: М., 1772.

Л. 123-132), но в XIX в. его также сменяют З. обычного знаменного распева.

В синодальном «Обиходе нотного пения» кроме знаменного распева зафиксированы циклы З. греческого распева (М., 1902. Л. 34 об.- 38), которые получили распространение с XVIII в. (РНБ. Тит. № 1996. Л. 58 слл.).

Известны З. киевского распева (РНБ. Q.I.702. XVIII в. Л. 21 слл.).

Авторские гармонизации и сочинения на текст З. писали прот. Петр Турчанинов (Задостойники. СПб., 1901), А. А. Архангельский (Пение на Божественной литургии: Прил. СПб., 1892. С. 48-74, 101-118), А. Д. Кастальский (М., 1897-1904), диак. Сергий Трубачёв (напева ТСЛ: Ирмологий. М., 1983. С. 427-475), П. Г. Чесноков (М., 1909) и др. (см.: Свод напевов. С. 414-416).

Наибольшее количество гармонизаций сочинено на текст З. Пасхи (см.: Пасхальные песнопения. СПб., 1998. Сб. 8. С. 50-70).

В греческой традиции

З. поются медленным ирмологическим распевом по образцу катавасии на соответствующий глас (см.: в литургии мон. Нектария: Μουσικὸς θησαυρὸς τῆς λειτουργίας. ῞Αγιον ῎Ορος, 1931. Σ. 523-556).

Лит.: Скабалланович. Типикон. Вып. 3. С. 46-47; Winkler G. Die Interzessionen der Chrysostomusanaphora in ihrer geschichtlichen Entwicklung. I // OCP. 1970. Vol. 36. P. 301-336; Taft R. F. The Diptychs: (A History of the Liturgy of St. John Chrysostom. Vol. 4). R., 1991. P. 118-119. (OCA; 238); Елисеева Е. Ю. Жанр задостойников в древнерус. певч.

искусстве (по рукописям 2-й пол. XVI-XIX в.): Дипл. раб. / СПбГК. СПб., 2002; Захарьина Н. Б. Рус. богослужебные певч. книги XVIII-XIX вв.: Синод. традиция. СПб., 2003. С. 109, 110, 115; Пожидаева Г. А. Певч. традиции Др. Руси. М., 2007. С. 671-692; Тюрина О. А.

Стихиры Евангельские большего знамени как модель для работы распевщиков (на примере цикла задостойников) // Вестн. ПСТГУ. 2007. Сер. 5. Вып. 1. С. 60-71; Лукашевич А. А. Особенности изложения попевок путевого распева на примере задостойников // Бражниковские чтения — 2008 . Песнопения литургические Литургика историческая.

История формирования чинопоследований и служб Музыка. История. Русская традиция (XVIII — XX вв.

) Чинопоследование Литургии Задостойник, ирмос 9-й песни канона праздника, который в день праздника и связанные с ним дни заменяет собой «Достойно есть» на Божественной литургии ACCESSUS AD ALTARE название одного из моментов литургии верных АЛЕКСАНДРИЙСКОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ (ОБРЯД) литургический тип, принятый в древности в Александрийской Церкви БЛАГОДАРСТВЕННЫЕ МОЛИТВЫ ПОСЛЕ ПРИЧАЩЕНИЯ молитвы, читаемые после Причащения Св. Таин «БОГОРОДИЦЕ ДЕВО» богородич. песнопение ВСЕДНЕВНЫЕ АНТИФОНЫ один из 3 типов антифонов, образующих энарксис (начальную часть) Божественной литургии ВСЕНОЩНОЕ БДЕНИЕ в богослужении правосл. Церкви — особый комплекс служб суточного круга, к-рый совершается в определенные дни и должен, согласно уставным указаниям, продолжаться от захода солнца до рассвета «ДА ИСПОЛНЯТСЯ УСТА НАША» песнопение византийского чина Божественной литургии, исполняемое по завершении причащения «ДА ИСПРАВИТСЯ МОЛИТВА МОЯ» «Да исправится молитва моя», 2-й стих Пс 140 , используемый в христ. богослужении как самостоятельное песнопение «ДОСТОЙНО ЕСТЬ» одно из наиболее известных правосл. песнопений во имя Пресв. Богородицы «ЕДИНОРОДНЫЙ СЫНЕ» тропарь, выражающий учение Церкви о домостроительстве спасения

Песнопения Святой Пасхи — Светлого Христова Воскресения

Воскресе́ние Твое́, Христе́ Спа́се, / А́нгели пою́т на небесе́х, / и нас на земли́ сподо́би / чи́стым се́рдцем / Тебе́ сла́вити.

Тропарь Пасхи, во глас 5:

Христо́с воскре́се из ме́ртвых, / сме́ртию смерть попра́в / и су́щим во гробе́х живо́т дарова́в.

Пасхальное начало:

Первый стих: Да воскре́снет Бог, / и расточа́тся врази́ Его́.

И на кийждо стих поем тропарь: Христо́с воскре́се из ме́ртвых, / сме́ртию смерть попра́в / и су́щим во гробе́х живо́т дарова́в. (единожды).

Вторый стих: Я́ко исчеза́ет дым, / да исче́знут.

Христо́с воскре́се: (единожды).

Третий стих: Та́ко да поги́бнут гре́шницы от Лица́ Бо́жия, / а пра́ведницы да возвеселя́тся.

Христо́с воскре́се: (единожды).

Четвертый стих: Сей день, его́же сотвори́ Госпо́дь, / возра́дуемся и возвесели́мся в онь.

Христо́с воскре́се: (единожды).

Слава: Христо́с воскре́се: (единожды).

И ныне: Христо́с воскре́се: (единожды).

Таже вышшим гласом: Христо́с воскре́се из ме́ртвых, / сме́ртию смерть попра́в / и су́щим во гробе́х живо́т дарова́в.

Кондак, глас 8:

А́ще и во гроб снизше́л еси́, Безсме́ртне, / но а́дову разруши́л еси́ си́лу, / и воскре́сл еси́, я́ко победитель, Христе́ Бо́же, / жена́м мироно́сицам веща́вый: ра́дуйтеся, / и Твои́м апо́столом мир да́руяй, / па́дшим подая́й воскресе́ние.

Задостойник Пасхи:

А́нгел вопия́ше Благода́тней: / Чи́стая Де́во, ра́дуйся! / И па́ки реку́: ра́дуйся! / Твой Сын воскре́се / тридне́вен от гро́ба, / и ме́ртвыя воздви́гнувый, / лю́дие, весели́теся.

Свети́ся, свети́ся, / но́вый Иерусали́ме, / сла́ва бо Госпо́дня / на тебе́ возсия́. / Лику́й ны́не / и весели́ся, Сио́не. / Ты же, Чи́стая, красу́йся, Богоро́дице, / о воста́нии Рождества́ Твоего́.

Стихиры Пасхи. Глас 5

Стих: Да воскре́снет Бог, / и расточа́тся врази́ Его́.

Па́сха / свяще́нная нам днесь показа́ся; / Па́сха но́ва свята́я; / Па́сха та́инственная; / Па́сха всечестна́я. / Па́сха Христо́с Изба́витель; / Па́сха непоро́чная; / Па́сха вели́кая; / Па́сха ве́рных. / Па́сха две́ри ра́йския нам отверза́ющая. / Па́сха всех освяща́ющая ве́рных.

Стих: Я́ко исчеза́ет дым, / да исче́знут.

Прииди́те / от виде́ния жены́ благове́стницы, / и Сио́ну рцы́те: / приими́ / от нас ра́дости благове́щения, Воскресе́ния Христо́ва: / красу́йся, лику́й / и ра́дуйся, Иерусали́ме, / Царя́ Христа́ узре́в из гро́ба, / я́ко жениха́ происходя́ща.

Стих: Та́ко да поги́бнут гре́шницы от Лица́ Бо́жия, / а пра́ведницы да возвеселя́тся.

Мироно́сицы жены́, / у́тру глубоку́, / предста́вша гро́бу Живода́вца, / обрето́ша А́нгела / на ка́мени седя́ща, / и той провеща́в им, / си́це глаго́лаше: / что и́щете Жива́го с ме́ртвыми; / что пла́чете Нетле́ннаго во тли? / Ше́дше, пропове́дите ученико́м Его́.

Стих: Сей день, его́же сотвори Госпо́дь, / возра́дуемся и возвесели́мся в онь.

Па́сха кра́сная, / Па́сха, Госпо́дня Па́сха! / Па́сха всечестна́я / нам возсия́. Па́сха, / ра́достию друг дру́га обы́мем. / О Па́сха! / Избавле́ние ско́рби, / и́бо из гро́ба днесь, / я́ко от черто́га / возсия́в Христо́с, / жены́ ра́дости испо́лни, глаго́ля: / пропове́дите апо́столом.

Слава, и ныне, глас 5:

Воскресе́ния день, / и просвети́мся торжество́м, / и друг дру́га обы́мем. / Рцем бра́тие, / и ненави́дящим нас, / прости́м вся Воскресе́нием, / и та́ко возопии́м: / Христо́с воскре́се из ме́ртвых, / сме́ртию смерть попра́в, / и су́щим во гробе́х живо́т дарова́в.

Иже во святых отца нашего Иоанна,Архиепископа Константинопольскаго, Златоустаго, слово Огласительноево святый и светоносный день преславнаго и спасительнагоХриста Бога нашего Воскресения

А́ще кто благочести́в и боголюби́в, да наслади́тся сего́ до́браго и све́тлаго торжества́. А́ще кто раб благоразу́мный, да вни́дет ра́дуяся в ра́дость Го́спода своего́. А́ще кто потруди́ся постя́ся, да восприи́мет ны́не дина́рий. А́ще кто от пе́рваго часа́ де́лал есть, да прии́мет днесь пра́ведный долг. А́ще кто по тре́тием часе́ прии́де, благодаря́ да пра́зднует.

А́ще кто по шесто́м часе́ дости́же, ничто́же да сумни́тся, и́бо ничи́мже отщетева́ется. А́ще кто лиши́ся и девя́таго часа́, да присту́пит, ничто́же сумня́ся, ничто́же боя́ся.

А́ще кто то́чию дости́же, и во единонадеся́тый час, да не устраши́тся замедле́ния: любочести́в бо Сый Влады́ка, прие́млет после́дняго я́коже и пе́рваго: упокоева́ет в единонадеся́тый час прише́дшаго, я́коже де́лавшаго от пе́рваго часа́.

И после́дняго ми́лует, и пе́рвому угожда́ет, и о́ному дае́т, и сему́ да́рствует, и дела́ прие́млет, и наме́рение целу́ет, и дея́ние почита́ет, и предложе́ние хва́лит. Те́мже у́бо вни́дите вси в ра́дость Го́спода своего́: и пе́рвии и втори́и, мзду приими́те. Бога́тии и убо́зии, друг со дру́гом лику́йте. Возде́ржницы и лени́вии, день почти́те.

Пости́вшиися и непости́вшиися, возвесели́теся днесь. Трапе́за испо́лнена, наслади́теся вси. Теле́ц упита́нный, никто́же да изы́дет а́лчай, вси наслади́теся пи́ра ве́ры: вси восприими́те бога́тство бла́гости. Никто́же да рыда́ет убо́жества, яви́ся бо о́бщее Ца́рство. Никто́же да пла́чет прегреше́ний, проще́ние бо от гро́ба возсия́.

Никто́же да убои́тся сме́рти, свободи́ бо нас Спа́сова смерть. Угаси́ ю́, И́же от нея́ держи́мый. Плени́ а́да, Соше́дый во ад. Огорчи́ его́ вкуси́вша пло́ти Его́. И сие́ предприе́мый Иса́иа возопи́: ад, глаго́лет, огорчи́ся, срет Тя до́ле. Огорчи́ся, и́бо упраздни́ся. Огорчи́ся, и́бо пору́ган бысть. Огорчи́ся, и́бо умертви́ся. Огорчи́ся, и́бо низложи́ся. Огорчи́ся, и́бо связа́ся.

Прия́т те́ло, и Бо́гу прирази́ся. Прия́т зе́млю, и сре́те Не́бо. Прия́т е́же ви́дяше, и впаде́ во е́же не ви́дяше. Где твое́, сме́рте, жа́ло; где твоя́, а́де, побе́да? Воскре́се Христо́с, и ты низве́рглся еси́. Воскре́се Христо́с, и падо́ша де́мони. Воскре́се Христо́с, и ра́дуются А́нгели. Воскре́се Христо́с, и жизнь жи́тельствует. Воскре́се Христо́с, и ме́ртвый ни еди́н во гро́бе. Христо́с бо воста́в от ме́ртвых, Нача́ток усо́пших бысть. Тому́ сла́ва и держа́ва, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Ангел Хранитель как личность и проблемы его изображения в православной иконописи

Изображения Ангелов можно встретить уже в римских катакомбах, правда, без привычных крыльев. Хотя крылатые существа известны даже в доантичную эпоху. Однако в раннехристианских памятниках отсутствуют изображения Ангела Хранителя.

Ангел Хранитель. Прорись В.В. Филатова. Та его иконография, которая распространилась с XVI–XVII столетий в России, обычно представляет нам «юношу, облаченного в белый хитон, иногда в тунику и гиматий, или плащ, главные атрибуты – крест и обнаженный меч».

Сколько мы ни искали, но так и не обнаружили иконографию Ангела Хранителя в 11-вековом византийском искусстве, основополагающем для православного мира. Тот «страж храма» из константинопольской Софии, о котором упоминает о. Георгий Флоровский, является, по мнению В.Н. Лазарева, Архангелом Гавриилом, что значительно больше походит на правду. Мерило и зерцало в руках свидетельствуют: перед нами – кто-то из Архангелов, но не «страж храма».

Силы небесные живописали достаточно часто, но не Ангела Хранителя.

Это интересно. Поскольку возникает справедливый вопрос: если молитва, которую вычитывают православные в утреннем правиле («Святый Ангеле, предстояй окаянной моей души…»), написана преп. Макарием Великим в IV веке, а канон Ангелу Хранителю составлен митрополитом Евхаитским Иоанном Мавроподом в XI столетии, то к какой же иконе обращались молящиеся?

Вызывает недоумение фактическое отсутствие литературы по обозначенной теме. Отдельные авторы ее затрагивают лишь описательно. Не проблемно. А иногда и ошибочно: об одной такой статье известного советского искусствоведа мы уже высказывались в периодической печати.

Поскольку все, кроме Бога, имеет свое начало, — требуется выяснить: когда, по учению Церкви, к человеку приставляется Ангел Хранитель? Начиная с Тертуллиана и Оригена, ещё первохристианские авторы давали самые разные ответы. Но заключительная молитва канона Ангелу Хранителю говорит совершенно однозначно: «от святого крещения» — нового рождения водой и Духом… Причем песнь 7 этого канона указывает и на какой срок: «от Бога дарованного ми во веки», то есть Ангел Хранитель сопровождает каждого христианина от св. крещения и до окончания земного пути, но и после, «в страшный же час смерти неотступен буди ми, благий хранителю мой,‹…› егда имам преходити воздушная мытарства» (молитва акафиста Ангелу Хранителю), так как усопшего «обычно сопровождают два ангела ‹…›. Обязанность этих ангелов (Ангела Хранителя и встречного ангела. – В. К.) – сопровождать душу умершего на его пути в загробную жизнь». И на Страшном Суде Ангел Хранитель будет предстательствовать пред Христом, моля о прощении хранимого им человека, и в случае прощения – становится последнему неразлучным другом в вечности.

Бытует мнение, что тот друг и Ангел есть святой, имя которого мы носим. Отсюда, мол, именины и называются днем Ангела.

Это явное заблуждение. Оно легко опровергается утренним правилом: одна молитва вычитывается Ангелу Хранителю – совершенно другая – святому, во имя которого крещен христианин.

Нет, лик Ангела Хранителя от смертных людей скрыт. Зримо он открывается лишь в момент разлучения души с телом. Уже одного этого достаточно для отрицательного ответа на вопрос: «Имеет ли право на существование иконография Ангела Хранителя?». В противном случае иконописец должен был бы умереть и воскреснуть… Да и коль воскреснет, то он изобразит только своего Ангела. Где гарантии, что его Ангел одинаков хотя бы визуально с Ангелом каждого из нас? Этот вопрос правомерен даже к святым, которые воочию видели своих Хранителей. Ведь если «неизвестно, являются ли Ангелы единосущными друг другу, возможно, что каждый из них – особое творение Божие, особый духовный мир», – тогда насколько актуальней ставить вопрос об «ипостазировании» Ангелов: есть ли наш Хранитель некая функциональная сила, безликая, а точней, однообразная и трансцендентная – или все-таки конкретная личность, призванная к служению?

Разговор о категориальном анализе личности – трудный; тут все держится на еле уловимых тонкостях. И в человеке ведь различие природы и личности уловить не легче, чем различить единую природу и трех Лиц в Боге.

«Мы привыкли считать эти два выражения – личность и индивид – почти что синонимами, — пишет В.Н. Лосский, — мы одинаково пользуемся и тем и другим, чтобы выразить одно и то же. Однако в известном смысле индивид и личность имеют противоположное значение; индивид означает извечное смешение личности с элементами, принадлежащими общей природе, тогда как личность, напротив, означает то, что от природы отлично».

В.Н. Лосский продолжает: «В нашем настоящем состоянии, сами будучи индивидами, мы воспринимаем личность только через индивид. Когда мы хотим определить, «охарактеризовать» какую-нибудь личность, мы подбираем индивидуальные свойства, «черты характера», которые встречаются у прочих индивидов и никогда не могут быть совершенно «личными», так как они принадлежат общей природе. И мы, в конце концов, понимаем: то, что делает его «им самим» — неопределимо, потому что в его природе нет ничего такого, что относилось бы собственно к личности, всегда единственной, несравнимой и «бесподобной».

Здесь тайна, происходящая из неограниченных творческих способностей Создателя мира. Она не имеет измеримых «параметров». Существуют ли способы и величины, чтобы измерить тайну?

Но у тайны есть своя антиномия – «индивидуальные свойства». Отсюда возникает понятие «индивидуальность» — совокупность качеств, выражающих сущность отдельного индивида. Человеческая индивидуальность – безусловная экзистенциальная ценность от Бога. Она не отвергается, а включается в Соборное единство; чем и объяснимо требование «портретного сходства» от изографа при живописании иконы того или иного святого, «ибо почитание (воздается иконе) не постольку, поскольку она отстает от сходства (с первообразом), но поскольку она представляет подобие (с ним)», — поясняет св. Феодор Студит. Само слово eikon «образ» восходит к eiko «имею сходство, похожу». Иконописные подлинники полны указаний типа «пастырь, седой, борода Иоанна Богослова», «округло лице, яко же и Матери Его», «власы Николины» и т.п. Умелая кисть мастера, водимая Творцом, каждый раз из совокупности таких сравнительных черт создает единственный и неповторимый образ человека – личность, что подтверждается и надписью на иконе: это свт. Василий Великий, а не свт. Григорий Богослов. Потому в древности образ сначала одобрялся духовными лицами и потом уже освящался надписью (чина освящения, какой известен сегодня, до XVII в. не существовало: считалось, что икону освящает именно надпись; да и сегодняшний чин освящения есть только акт одобрения, и не больше).

Ангел Хранитель. 19 век. Дальше Лосский говорит, что Ангел и человек – «существа личностные», но человек, для известного богослова, «полнее, богаче, содержание ангельских духов», ибо он поставлен «на грани умозрительного и чувственного» и потому «причастен всем сферам тварной вселенной». Отсюда, как видим, личность Ангела и личность человека существенно разнятся, хотя и Ангел, и человек созданы по образу и подобию Божию. Антропология свт. Григория Паламы свидетельствует, что Ангел, уступая в совершенстве образа, превосходит человека в подобии. По Лосскому, «личность, утверждающая себя как индивид и заключающая себя в пределах своей частной природы, не может в полноте себя осуществлять – она оскудевает». Ничего такого нет у Божиих Ангелов, ибо они «насыщаются Божественной благодатью и передают ее остальному творению». Само созерцание Божества, насколько это для них возможно, служит им пищей, по слову преп. Иоанна Дамаскина

Могут ли здесь Ангелы утверждаться в статусе индивидов, а значит, заключать «себя в пределах своей частной природы»? Могли… Но только перестали бы быть Ангелами.

Бесполезно углубляться в вопрос об ангельской природе. Этого не даст нам сделать сама непостижимая природа ангельского мира. И все-таки, Отцы Седьмого Вселенского Собора, указывая на совершенную бестелесность и невидимость Бога, подтвердили положение о допустимости изображать Ангелов на иконах: «Что же касается разумных сил, то они не всецело изъяты от телесности и не безусловно невидимы, будучи одарены тонкими, воздухообразными или огненными телами, в которых они неоднократно являлись и были видимы». Отцы не уточнили, временно или постоянно носят Ангелы эти тонкие тела. Они засвидетельствовали только, что бесплотность Ангелов относительна, что Ангелы являлись людям, а потому они в известном смысле изобразимы. Преп. Иоанн Дамаскин прямо говорит, что Ангелы — «описуемы; ибо когда они находятся на небе, их нет на земле; и посылаемые Богом на землю – они не остаются на небе».

Вопрос об их изобразимости (в качестве церковно почитаемого образа) оттого и решаем, что Ангелы – личности. Своим опровержением преп. Феодор Студит доказывал иконоборцам: «<…> икона изображает не природу, а личность». Заметим: конкретную личность, а не символическую – символических личностей человека, как и «личностей вообще», не бывает.

Путать абстрактные формулы с людьми занятие вредное.

Валаам и Ангел, преграждающий ему дорогу. Фреска 4 века. Рим. Катакомбы на Виа Латина. Церковная символика укоренена в исторической реальности. Херувимов и Серафимов велел изобразить на крышке Заветного Ковчега сам Ягве, а значит, их лик был Моисею открыт, о чем говорил на VII Вселенском Соборе Патриарх Тарасий, что находит подтверждение в Писании: «виждь и сотвориши Ми по всему, елика Аз покажу тебе на горе» (Исх. 25:8); Архангелов людям посылал Господь, Ангелы писались те, что явились пастухам, возвещая о Рождении Спасителя мира, те, что возвестили Женам Мироносицам радость о Воскресшем, причем поданы они в служебном, «функциональном» плане, а не в качестве образа, на который молятся. Символика же Ангела Хранителя ничем не поддержана – это типично головная работа иконописца, его «идеи». И в результате получилась символическая личность, безадресная для молитвы. Ситуация фактически по Канту: «Пусть только наша идея будет правильной, и тогда, несмотря на наличие препятствий, стоящих на пути к ее осуществлению, она не будет невозможной».

Возникает вопрос: что позволяло преп. Андрею Рублеву изображать Св. Троицу в виде Ангелов, символизирующих три Ипостаси? Насколько правомерен символизм здесь? Отвечает ли данная иконография 82-му правилу Трулльского Собора?

Вот в том-то и дело, что «образ Троицы не есть ипостасный образ Отца, Сына и Духа Святого, а образ троичности Божества и троичного бытия» (Л.А. Успенский). Явление Аврааму трех мужей у дуба Мамврийского, по мнению Церкви, является не символом, а прообразовательным видением Пресвятой Троицы. Это и позволяло преп. Андрею Рублеву Ее изображать не символически, а в качестве прообразов. 82-е правило в данном случае не нарушалось, потому как оно, требуя конкретности, запрещает символы, а не прообразы. Да и речь на Пято-Шестом Соборе велась не об изображении Троицы, а – Иисуса Христа. Икона «Отечество», например, противоречит этому правилу и представляет нам образ Троицы ипостазированным. Но в силу невоплощенности Бога Отца, Его образ – уже символ. Образ же Духа Святого в виде голубя правомерен лишь в сюжете «Богоявление».

Икона ветхозаветной Троицы, написанная Рублевым, основана на явлении чувственном, и, говоря словами преп. Иосифа Волоцкого, в ней «почитают и целуют едино существо Божества».

К середине XVI в. чужеродный символизм активно начинает вытеснять из иконописи язык «преображенного евангельского реализма». Появляется икона Ангела Служителя (ныне находится в музее-заповеднике города Сергиев Посад). Этого Ангела некоторые искусствоведы приняли за Ангела Хранителя. Диаконские же облачения, вместо меча кадило в руке говорят о нем как о служителе: греч. diakonos – служитель. Тем не менее, XVI век все сделал, чтобы явить миру образ Ангела Хранителя. А.С. Уваров в свое время писал о нахождении такого образа в клеймах, с пояснительными надписями «Ангел Хранитель хранит человека в дни» и «Ангел Господень хранит человека в нощи». Сама икона датируется XVII веком, но представляет собой список с иконы XVI столетия, названной А.С. Уваровым «Ангел Хранитель с похождениями». Однако до сего дня подобные памятники XVI в. не дошли. Впрочем, в аналогичном символизме того времени сомневаться не приходится. По меткому замечанию о. Георгия Флоровского, «это преобладание символизма означало распад иконного письма. Икона становится слишком литературной, начинает изображать не столько лики, сколько идеи».

XVII век лишь усугубил сложившееся положение.

Теперь пришла пора задать следующий вопрос: «Почему Ангелы однообразны, то есть, одинаковы ликами?» Выше мы уже говорили о требовании Отцов к иконописцу добиваться «портретного сходства» с первообразом. Так вот, «одинаковость» у Ангелов – тоже в известной мере «сходство», хотя звучит это парадоксально. Судите сами: Ангелы, будучи личностями и не будучи индивидами — «порождениями биологического родового процесса» (архим. Киприан /Керн/) — приобретают «неуловимые», а, следовательно, ни с кем не сравнимые черты – как такую тайну может разрешить изограф, если, по учению Церкви, на иконе следует изобразить личность и символически указать на природу изображаемого? Как? Только «апофатически» — от обратного, — чтобы не с кем было сравнить (Ангел в образе юноши – банальная выдумка искусствоведов). Вот древний художник, согласно с требованиями св. Отцов, исключительно духовидчески, умозрительно, а не рационалистически, и представил лик без усов, бороды, без морщин и каких бы то ни было типажных признаков, лик без единой приметы пола (ибо Ангелы — бесполы).

Что можно в таком случае получить, имея вдобавок самые смутные представления о природе ангельского мира? – только то, что получили: фактическую одинаковость (она заодно и подчеркивает меньшее совершенство в образе Божием у Ангела по сравнению с человеком). Даже одежды отличаются не характером, а иерархически: у Архангела вместо гиматия изображается плащ, вместо хитона – далматик с оплечьем и подольником; волосы же и прически – разницы не имеют.

Вот откуда «в известном смысле» изобразимость, о которой говорили Отцы Седьмого Собора.

Но не следует данный прием считать «трафаретным». Он носит концептуальный характер.

Историк философии может справедливо спросить: «Различать «личность» и «индивидуальность» стали лишь с XVIII века, начиная с Канта и Гердера. Поэтому древний изограф не мог даже гипотетически вводить такие понятия в живопись».

Отвечаем. Во-первых, понятием «личность» пользовались Отцы, изобличавшие ариан, в IV веке – «в период тех богословских споров, которые велись вокруг тринитарного и христологического догматов». Во-вторых, отсутствие термина «индивидуальность» или «индивид», не говоря уже о названном различении, вовсе не означает отсутствие самого понятия. Из слов преп. Феодора Студита о сходстве изображения на иконе с первообразом становится ясно, что этот святой имеет в виду именно «индивидуальность». Самость, гордыня — весь перечень грехов,- судя по библейской истории, всегда сопутствовал человеку после потери рая. А ведь они и есть черты, присущие индивиду. Не всякий иконописец мог категориально проанализировать и различить тонкости хитросплетений такой философии, но он обладал, повторяем, мистическим умозрением – зрением умного мира, которое отвлеченные понятия переводило в художественные образы – «краски мудрости», «богословие в красках». Да и само богословие иконы принадлежало преимущественно Отцам, а не художнику. Когда же данный принцип был нарушен, и иконописец начал «действовать» самостоятельно, то вместо богословия получился литературный суррогат с претензиями на философию, обернувшийся «символизмом идей». Из античного прошлого выходила великая тень Платона: идея как метафизическая сущность вещи стала зрительным образом.

Дух времени вершил свое дело.

Все на удивление похоже! В русской истории XVI век – это популяризация великодержавных идей, воплощенных в соответственные деяния. XVII столетие страна начинала смутой, а кончила – петровскими «реформами». «В области художественного творчества, — пишет Л.А. Успенский, — так же как и в области богословской мысли, исчезает творческое переживание предания и переосмысление Православия в свете того, что несет иноверие. Изменения в религиозной психологии эпохи выражаются в разрыве между молитвенным подвигом и творчеством, так же как и богословской мыслью». Складывается впечатление, что некоторым русским живописцам того времени становится трудно помыслить Бога «вне» плоскости иконы, обитающим «в неприступном свете». А коль так, то с иссяканием высокого богомыслия утрачивается и всякое трезвение в изображении неизобразимого. Начинают играть «фантазии», иной раз даже чем-то объясняемые. Тут и случается рецидив авторского произвола, воспитанный влияниями «извне». И его логическим продолжением в XVIII веке станет появление многочисленных языческих «купидонов» в церковном искусстве.

Вот на такой почве культивировалась иконография Ангела Хранителя. Но исчезало полуторатысячелетнее сознание ее невозможности.

Ангел Хранитель. 1694-1695 гг. Фреска. Церковь св. Иоанна Предтечи. Ярославль. Родословная этого феномена прослеживается от образа XIII века «Явление Архангела Михаила Иисусу Навину». Особую роль здесь сыграла икона Архистратига Михаила из Архангельского собора Московского кремля (XV в.). Из 18-ти ее клейм 6 отображают покровительственные и карающие деяния, 6 – спасительные и еще 6 – битву с сатаной. Перед нами никто иной, как Ангел Хранитель «всея Руси», с его функциями и действиями, но не в прямом, а в переносном значении. Московский памятник становится для Руси своеобразным эталоном. Икона из Углича – тому подтверждение, с учетом, конечно, «вкусовых» изменений XVI века. В свою очередь, угличский Архангел – эталонный образ для работавших вместе костромских и ярославских изографов, с которого они создают фрески Ангела Хранителя.

Проблема нововведений XVI — XVII веков остро стоит и в наше время. Широкое распространение непозволительных икон не находит надлежащей критики в церковной, литературе. Л. А. Успенский писал: «Мы знаем: так же как человеческая мысль не всегда была на высоте подлинного богословия, так и художественное творчество не всегда было на высоте подлинного иконописания, и среди прочих заблуждений мы часто встречаем образ Бога Отца, особенно распространившийся в православном мире с XVII века».

Добавим сюда и образ Ангела Хранителя.

Седьмой Вселенский Собор на все века провозгласил, что «иконописание зависит от св. Отцов и только художественный его аспект принадлежит художнику».

Этого-то и не было, на наш взгляд, при разработке иконографии Ангела Хранителя.

Филатов В.В. Краткий иконописный словарь. М.: Просвещение, 1996. С. 14..

Флоровский Георгий, прот. Догмат и история. М.: Изд-во Свято-Владимирского Братства, 1998. С. 401.

Лазарев В.Н. Византийская живопись. М.: Искусство, 1986. Табл. 122.

Кутковой В.С. От веры в науку – к вере в науке // Покров. Великий Новгород, 2002. №2 (9). С. 6-8.

Серафим (Роуз), иером. Душа после смерти. СПб., 1994 С. 40.

Преп. Иоанн Дамаскин пишет, что Ангелы «являются людям достойным, которым Бог пожелает, чтоб они являлись, не таковыми, каковы они суть, но в измененном виде, смотря потому, как могут видеть смотрящие». — Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. СПб, 1894. Репринт: М.: «Лодья», 2002. С. 47.

Алипий (Кастальский-Бороздин), архим. Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие: Курс лекций. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. С. 179.

Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991 С. 92-93.

Там же. С. 82.

Там же. С. 94.

Алипий (Кастальский-Бородин), архим. Исайя (Белов), архим. Указ. соч. С. 183-184

Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. СПб, 1894. Репринт: М.: «Лодья», 2002. С. 48.

. Алипий (Кастальский-Бородин), архим. Исайя (Белов), архим. Указ. соч. С. 180.

Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. СПб, 1894. Репринт: М.: «Лодья», 2002. С. 47.

Цит. по: Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Париж: Изд-во Западноевропейского экзархата Московской Патриархии, 1989. С. 94.

Там же. С. 180.

Тихомирова К.Г. Героическое сказание в древнерусской живописи. // Древнерусское искусство: Художественная культура Москвы и прилегающих к ней княжеств. XIV-XVI вв. М., 1970. С. 8-17.

См.: 1) роспись северной стены церкви Воскресения в Ростове (ок. 1675 г.);

2) фреска церкви Иоанна Предтечи в Ярославле (1694-1695).

Успенский Л.А. Указ. соч. С. 121-122.

Там же. С. 117.

Где найти Лицевые Подлинники

Подлинник лицевой, лицевой подлинник, в древнерусской живописи свод образцовых рисунков («прорисей»), фиксирующих иконографию и композицию каких-либо изображений или подробных, главным образом технических, наставлений, которым следовал в своей работе живописец (например, «Строгановский лицевой подлинник» начало 17 в.).

>Сайты с прорисями и т.п.

(Пишите через комментарии, если знаете и другие сайты!)

1

Сайт www.icon-art.info/gallery.php?lng=ru

по темам
Ветхий Завет
Новый Завет
Спас
Богоматерь
Троица
Архангелы, ангелы…
Святые
Другие сюжеты
Царские врата

школы и художественные центры
именной указатель
географический указатель
по эпохам
по группам (деисусные, праздничные чины и др.)

2

Сайт www.obraz.org/iconography/ — ИКОНОГРАФИЯ

Иконография Христа и Святой Троицы
Иконография Святой Троицы
Иконография Христа
Иконография Христа Вседержителя

Иконография Богоматери
Иконография Богоматери
Иконы Богоматери

Иконография христианских праздников и евангельских событий
Воскресение
Двунадесятые праздники
Остальные праздники
Страсти Христовы
Явления Христа после Воскресения
Евангельские события

Иконография святых
Икона всех святых
Бесплотные силы (Ангелы и архангелы)
Ветхозаветные праведники
Пророки
Апостолы
Святители
Князья и цари (Равноапостольные, благоверные и мученики)
Мученики
Мученицы
Преподобные
Святые праведные жены и преподобные
Праведные
Юродивые
Целители
Новомученики и исповедники

Ветхозаветные сюжеты
Литургические и гимнографические сюжеты
Эсхатологические сюжеты, видения пророков и других святых
Монашеские сюжеты
Притчи
Исторические сюжеты
Литургия, храм, иконостас
Символы

3

Иконописный подлинник — сайт www.ikona.pl.ua .

Цель создания данного проекта, собрать воедино все имеющиеся данные о иконных образцах, чтобы любой иконописец имел возможность использовать данные материалы в своей работе.
Проект представляет из себя иконописный подлинник составленный по типу первого русского подлинника. Т.е. состоящий из нескольких частей. В нашем случае помимо изображений, будет описана техника иконописи, а также иные направления церковного искусства, такие как резьба по дереву, а также церковное литье.

Многие иконописные Подлинники приводят зеркальное изображение. В связи с этим, необходимо быть внимательным во избежание ошибок связанных с использованием прорисей и переводов. Следует обращать внимание на канонические особенности иконы, например святые благословляют только правой рукой и естественно если на изображении благословляющая рука левая, значит мы имеем дело с прорисью.

Многие изображения нуждаются в дополнительной проработке, поэтому каталог предназначен для иконописцев уже имеющих некоторый опыт. Большинство изображений являются прорисями, или переводами икон 14-18 веков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *