Анна Данилова правмир

Содержание

Понимание классического романа

Классические любовные романы отправляют нас в прекрасные места, которые могут быть лучше всего описаны только великими классическими писателями. Романтика в классическом понимании бесценна. Эта романтика продолжает вдохновлять многих современных писателей продолжать то, что было когда-то начато. Очень много гениев литературы подарили миру величайшие классические произведения. Один из наиболее известных драматургов истории – Уильям Шекспир. Его произведения по-прежнему используются сегодня, вдохновляют на творчество других писателей.

Классический сеттинг отличается от современного, по этой причине классический труд имеет больше религиозный характер. Если вы не любитель чтения, будьте уверены, что традиционные истории любви, которые были написаны в давнее время, сегодня не рассматриваются с той точки зрения, что и во времена Шекспира. Такая работа сохранилась в книгах, которые часто называют классическими романами. Нет ничего более ценного, чем смотреть на мир глазами прошлых великих писателей, раскрывать эмоции, что называются любовью.

Есть очень много разновидностей классических любовных романов – все зависит от того, что предпочтете. Вы обязаны открыть для себя некоторые из величайших особенностей таких произведений. Наиболее выдающимися из них являются реальные и неиспорченные мысли о любви. Свежий взгляд на то, что любовь была, и что все-таки есть то глубокое чувство, о котором рассказывают книги. История Ромео и Джульетты – это, безусловно, классика, которая прошла и еще пройдет в будущем через многие поколения. Как читатель, сможете почти коснуться глубины чувств и того, что редко встречается в современной обстановке. Когда люди выбирают смерть во имя любви, это, безусловно, возносит чувства героев над всеми чувствами человеческого мира. Если, например, читать онлайн «Тринадцатая сказка», в конце концов, мы перестаем думать о печали; в конце концов, нет ничего, что может быть грустного, когда люди вместе, в жизни или за гранью жизни.

Классическая романтика динамична и часто присутствует жирный шрифт в написании текста. Их идеалы возвышенны, а речь эмоциональна. Вы гарантированно будете втянуты в мир приключений и любви. Классические истории – это окно в прошлое, способ увидеть, как раньше люди хотели воспринимать великое чувство. Истории показывают определенные трудности и призывают каждого читателя к тому, что за любовь стоит бороться.

Поскольку большинство рассказов являются вымышленными, вы сможете проследить за воображением великих творцов литературы. Есть очень много других писателей, которые сыграли важную роль в прокладывании пути для романтических книг на английском языке: сэр Вальтер Скотт, Джордж Элиот, Чарльз Диккенс, Томас Харди, Энн Бонте и многие другие. Так отдайте же дань величайшим писателям классической истории о любви.

Анна Данилова: Правмир – это не СМИ в классическом понимании

14 сентября во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы прошел вечер «Правмира» – Четвертые Даниловские чтения, посвященные основателю портала Анатолию Данилову. В Большом зале библиотеки говорили о православной молодежи, социальном служении, проблемах православного книгоиздательства, документалистике и церковной миссии.

Вечер начался фильмом телекомпании Сретение «Анатолий Данилов: Под небом голубым». Главный редактор портала Анны Данилова, поздравив гостей с церковным Новолетием и новым годом жизни сайта, выразила надежду, что главное дело Анатолия Данилова – Правмир – как сейчас, так и в будущем, будет содействовать объединению людей. Портал по-прежнему будет писать о том, что важно, что болит, что волнует и о чем хочется говорить.

Традиция неформальных встреч родилась с самого основания Правмира. Православные журналисты могут прийти к священнику на интервью и задать свои вопросы, а у читателей такой возможности нет. Встречи за чашкой чая, а именно этот формат предполагает конференция, позволяет аудитории напрямую общаться с авторами и героями портала.

Анна Данилова привела в пример выступление некогда успешной в бизнесе женщины, которое услышала на днях. Несколько лет та работала в деловых структурах и стала терять веру в людей, ее не оставляло чувство, что всем руководят цинизм, расчет и жесткость. Лишь придя в благотворительные проекты, у нее получилось вернуть себе веру в человека и человечность в целом.

По словам Анны Даниловой, главная цель Правмира состоит ровно в этом же: поддерживать веру в человека.

На IV Даниловские чтения были приглашены те, кто сегодня определяет жизнь церкви, выпуская книги, руководя проектами церковной помощи, общаясь с молодёжью, занимаясь миссией и снимая документальное кино.

Анна Данилова

Неклассическое СМИ

«Правмир – это не СМИ в классическом понимании, – сказала в своем выступлении Анна Данилова. – Это проект, открытый к сотрудничеству, в котором нынешний читатель может стать соавтором. И одновременно это проект, который говорит о великих современниках».

Определяя контекст, в котором портал «Православие и мир» делает свой вклад в жизнь Церкви, Анна Данилова определила несколько ключевых направлений. В частности, она отметила, что Правмиру важно писать о людях науки, наших современниках, несмотря на то, что они могут иметь атеистические взгляды и быть вне церкви.

Таким важным собеседником, по словам Анны Даниловой, несколько лет назад стал академик РАН Эдуард Кругляков. Интервью с ним Правмир добивался более полугода, привлекая в помощь друзей-физиков, делая официальные запросы, в которых в частности отмечалось, что православное СМИ не имеет ничего против эволюционной теории. Академик, которого просили разъяснить, чем же занимается комиссия по борьбе с лженаукой и что такое «фильтры Петрика», все-таки согласился и дал интервью. Материал стал одним из самых читаемых текстов на портале «Православие и мир».

Правмир пишет о героях. Анна Данилова напомнила, что к страшной годовщине трагедии в Беслане редакция подготовила материал о десяти героях спецназа. Их история – пронзительный пример героизма и подвига, окрашенного пониманием того, что операция по спасению детей, взятых в заложники, последняя в их жизни.

Правмир – это истории преодоления. Анна Данилова напомнила, что недавно на сайте был опубликован репортаж с презентации книги француженки Маити Гиртаннер. Женщина, которая за участие в Сопротивлении подвергалась жестоким пыткам в гестапо, в 80-е годы встретила офицера, доктора, который был ее мучителем. Тогда юная пленница была для него подопытной и врагом, он для нее – убийцей. Но интервью Гиртаннер, заглянувшей в глаза своему врагу – это не история ненависти, это история прощения. Почему и как человек сумел простить врага, как героине удалось увидеть душу палача – это и есть актуальная тема православного издания.

Такой же важной и не менее пронзительной темой, по мнению главного редактора, является история девочки Василины, родившейся без рук и усыновленной протестантской семьей Кнутсен. Замечательная трехлетняя девочка, которая ездит на самокате, помогает мыть посуду, пытается играть в футбол и рисует ногами, и о которой рассказывал Правмир, неожиданно вновь стала героиней информационных лент.

«Облетевшее весь мир видео с Василиной, увидел вице-спикер Лебедев, – поясняет Анна Данилова. – Он написал в своем ЖЖ о том, что нельзя обрекать ребенка на страдания и нужно пропагандировать возможность избавляться от таких детей, то есть делать аборт…Но Василина не страдает. И когда подобные слова звучат на уровне Государственной Думы, это больно и тяжело». Анна Данилова не исключила, что вице-спикер высказывает мнение существенной части нашего общества, но при этом отметила, что надеется на изменения в сознании людей, которые происходят, в том числе благодаря историям таких семей и детей, о которых пишет Правмир.

Молодежь и ее тензорное сознание

Отец Максим Первозванский, который более 20 лет работает в области молодежного служения, в своем выступлении поделился наблюдениями о переменах, которые происходят с сегодняшней молодежью. Он поблагодарил редакцию за возможность писать и делиться своими размышлениями на острые темы. И признался, что ценит Правмир как площадку, на которой можно встретить в равной степени как понимание, так и несогласие, но в любом случае общение получается конструктивным.

Отец Максим рассказал об особенностях современного молодёжного сознания, используя математические термины. В частности отметил, что для сознания в традиционном обществе характерна скалярность, то есть постоянство, и устойчивость: «на том стою и не могу иначе».

«Не обязательно это может быть христианское сознание, оно может быть мусульманским, атеистическим. Но факт в том, что у человека есть четкая и понятная картина мира. Более сложно устроенное сознание – векторное, – объяснил отец Максим. – У меня было естественно-научное, советское, атеистическое сознание. Но когда я открыл для себя христианство, оно начало меняться. Я хорошо помню как в Иностранку привезли большую выставку зарубежного православного наследия «ИМКА-пресс», которое нигде нельзя было ни найти, ни прочесть. И мы все пошли в библиотеку читать Добротолюбие, еще что-то. Сознание, которое идет из одной точки в другую, сознание в динамике, по сути и есть векторное. То есть это состояние, когда ты уже не атеист, но еще не православный, в нем нет устойчивости. Ты принимаешь позиции того и другого, при этом куда-то двигаешься».

Отец Максим Первозванский

Отец Максим отметил, что векторное сознание со временем становится скалярным. И молодой атеист вполне может стать скалярным православным или мусульманином. «Я сам был таким векторным православным, а потом стал скалярным православным. Воспитывался при монастыре, принял священный сан. Мне, физику, говорили, что земля не плоская, а мир сотворён за 6 дней. И я говорил: да, конечно. При этом не было в этом никаких сомнений, как не было сомнений, что не принадлежащие к православной церкви погибают и идут в ад… Но поскольку я был добросовестным человеком, старался себе не врать, то стал сомневаться. Как же так мир сотворен за 6 дней? Я же изучал теорию большого взрыва, темную энергию… Вдруг понял, что моему православию совершенно не мешает и в нем укладывается и естественнонаучная картина мира и творение мира за 6 дней.”

А теперь картины мира меняются раз в десять лет. При этом сам отец Максим признался, что в его голове уживаются не только православная и естественно-научная картины, там и много других. Каждая из них живет своей жизнью. И такое сознание называют тензорным.

По мнению отца Максима большинство людей в традиционном обществе обладает скалярным сознанием, в то время как большинство православных и неправославных молодых людей сегодня – тензорным.

Школьный курс истории с Владимиром Мономахом, Карлом Великим и Отечественной войной не входит в противоречие в сознании современных молодых людей с Войной Кольца, назгулами и еще чем-то. Они равноправны.

«Когда надо, молодые люди оперируют одним, когда надо – другим, – отметил отец Максим. – Главное, они спокойно во всем этом живут. Но в этом как раз и есть большая проблема!» По мнению отца Максима, в 90-е годы церковь «тензорную картинку» поддерживала и в своей миссии. Он привел пример покойного отца Бориса, основателя молодежного центра «Новая Корчева» в Конаково, который создал клуб единоборств. Среди прочего в клубе был курс самураев. По словам отца Максима, очень быстро юноши понимали, что у самурая должен быть учитель и приходили к отцу Борису, который говорил с ними о православии.

«То есть это становилось такой игрой, – резюмировал отец Максим. – Тензорное сознание вообще сродни игре, но только серьёзной. Современная молодежь спокойно играет в самые разные образы. Сегодня он самурай, а завтра… Если я спрашиваю молодого человека: ты православный? Он отвечает: да. И тут подтверждает, что верует в воскресение мертвых. А когда задаёшь вопрос, а во что еще веруешь? Тогда молодой человек может ответить: «Верую, что Фродо зря тащил кольцо к Ородруину, потому что Гэндальф сразу мог туда его сбросить…» У них нет разницы между историей, фэнтези и научной картиной мира, как нет и абсолютной картины мира».

Отец Максим уверен, что нет такой картины и у многих современных православных. Поэтому они не смогут объяснить почему же мир был сотворен за шесть дней. Им это просто неважно. Разбираться в чем-либо станет лишь человек с векторным или скалярным сознанием, потому что этого требует целостная картина мира. По словам отца Максима, любое новое явление для такого человека необходимо впихнуть либо в имеющиеся рамки, либо отвергнуть, как еретическое.

«Мы живем в эпоху постмодерна, когда не существует единой картины мира. И в 90-е и нулевые годы наша миссия среди молодежи поддерживала такую тенденцию.

Я сам мог заплести бороду в две косички и сказать, что кошу под Гэндальфа, – с улыбкой поясняет отец Маским. – Но теперь мы сами от молодёжи стали требовать большей серьезности на официальном уровне, последовательности.

Мы требуем: если ты православный, то должен быть за это, против того и не можешь думать иначе, чем вот так… Это появилось и вызывает у молодёжи отторжение. Впрочем, появилось много православных и со скалярным мышлением. Первым из которых был Энтео, который “деятельно” выступил со своей позицией… Я не знаю, постмодерн – это преддверие ли апокалипсиса, говорит ли о том, что туши свет, мы не способны больше к детской, преданной и единственно возможной вере, или это вообще переход к чему-то новому. Я не знаю, я могу только поставить диагноз самому себе и всем нам».

Точки роста Церкви

Пресс-секретарь Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Василий Рулинский в своем выступлении рассказал о важнейших церковных социальных проектах. Он отметил, что за последние годы решение Патриарха о создании новых епархий определило развитие социальных проектов. Внутри маленьких епархий стали появляется социальные инициативы, которые вряд ли бы возникли, если не было бы собственной епархиальной административной структуры. По словам пресс-секретаря, Церковь не только становится инициатором социальных проектов, для архиереев социальное служение сегодня одно из важнейших направлений развития епархии.

Рулинский привел несколько успешных примеров такой деятельности. В частности, рассказал о созданном в небольшом чувашском городе Алатырь детском центре для семей с детьми-инвалидами. В этом центре помощь получают не только дети-инвалиды из Алатыря, но и из других городов и даже регионов, потому что ни в одном близлежащем городе нет ни одного подобного специализированного учреждения для детей-инвалидов. Получается, что в таких маленьких городах семьи с детьми-инвалидами могут получить помощь только в Церкви.

Рулинский отметил, что за последние шесть лет Церковь организовала 50 новых приютов для женщин в кризисной ситуации, и в епархиях продолжает расти число таких приютов с полноценной инфраструктурой помощи, где женщина может получить не только кроватку и детское питание, но и крышу над головой. «Такие центры спасают жизни конкретных детей, которые могли бы быть убиты во чреве», – отметил Василий Рулинский.

Кроме того, только за последний год Церковь организовала свыше 60 центров гуманитарной помощи. По словам пресс-секретаря, на подобные проекты в 2016 году было собрано 39 млн рублей. «Это был первый общецерковный сбор адресной помощи женщинам, которые находятся на грани совершения аборта, – подчеркнул Василий Рулинский. – На эти средства запущена работа шестидесяти новых центров гуманитарной помощи в самых разных епархиях по всей стране». Всего на сегодня работают свыше 100 церковных центров гуманитарной помощи.

Василий Рулинский

Не менее важным направлением социальной работы Церкви является помощь наркозависимым. По словам пресс-секретаря, ежегодно в стране открывается от 5 до 10 центров помощи наркозависимым, и складывается полноценная система реабилитации, которая включает и пункты первичного приема, и мотивационное консультирование, и основной этап реабилитации, и пост-реабилитационное сопровождение.

Василий Рулинский отметил, что Церковь принимает активное участие и в организации паллиативной помощи. Он напомнил, что первой в России государственной премии в сфере благотворительности был удостоен священник – директор первого в России детского хосписа отец Александр Ткаченко. «Сегодня в Церкви развивается паллиативная помощь. В церковной больнице святителя Алексея в Москве появилось паллиативное отделение. На Пасху и Рождество Патриарх призывал настоятелей московских приходов не дарить ему цветы, а направить эти средства на больницу святителя Алексия. Также работает детская выездная паллиативная служба в Марфо-Мариинской обители. Подобная служба действует в Твери, ее организовал отец Александр Шабанов, – рассказал Рулинский.

Наконец, еще одним важным направлением социального служения Церкви, по мнению Василия Рулинского, является организация сопровождаемого проживания инвалидов. Он напомнил про один из самых перспективных проектов, который недавно был организован при храме Выборгской епархии: в отдельном доме в деревне Раздолье молодые люди с ментальной инвалидностью учатся жить самостоятельно, в этом им помогают социальные работники и волонтеры. Церковь сотрудничает в этом проекте с благотворительной организацией «Перспективы». Другой важный проект сопровождаемого проживания организован отцом Мелитоном (Присадой) в Кинешемской епархии. Совсем недавно при поддержке Пензенской епархии был открыт «Дом Вероники» в Пензе. Он стал одним из лучших пансионов для молодых людей с тяжелой инвалидностью. По словам Рулинского, подобные инициативы не просто серьезная альтернатива существующей системе психоневрологических интернатов, это опыт, который необходимо тиражировать. «Важно, что именно с Церковью связаны эти конкретные точки роста», – отметил пресс-секретарь Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению.

Катехизация – это препятствие

О радостях сельского священника на конференции рассказал протоиерей Андрей Ефанов из Кинешемской епархии. Он сразу признался, что его епархия, отделившаяся пять лет назад от Ивано-Вознесенской епархии, бедная. Сельские приходы насчитывают не более 5-10 человек, а городские 15-50. И хотя епархия начиналась в буквальном смысле с нуля, когда даже у епископа не было ни дома, ни комнаты, где можно было бы переночевать, за эти годы удалось многое.

«Мы осознаём, что людей к Богу можно привезти лишь личным примером, в том числе в социальном служении, – отметил отец Андрей. – Поэтому социальной работы у нас много, она обширная, а главное, есть священники, которые хотят потрудиться на этом поприще. Уже три года у нас существует бесплатная социальная столовая, несколько просветительских центров, есть кабинеты психологов, в которых специалисты работают вместе со священниками». По словам отца Андрея, более 10-15% женщин после бесед со священниками и психологами отказываются делать аборт. Отец Андрей признается, что конечно цифра скромная, но тенденция улучшения ситуации очевидна.

В силу того, что в Ивановской области много тюрем, одной из важных миссий епархии является тюремная. Священники посещают заключенных. Почти во всех колониях есть храмы, многие батюшки являются членами наблюдательной комиссии, то есть занимаются защитой прав заключенных.

«Но больше всего мне нравится, что за последние пять лет практически во всех храмах епархии проводится предвенчальная и предкрещальная катехизация», – сказал отец Андрей. По мнению священника, благодаря катехизации люди не только получают минимальные знания о вере, но и остаются в Церкви после крещения и венчания. «Я служу 23 года и только в последние годы вижу, что очень многие люди остаются в Церкви. То есть люди не ограничиваются краткой беседой перед крещением и под крик ребенка, асогласны получить большой объем информации», – сказал отец Андрей.

Он согласился с тем, что многих пугает обязательная катехизация.

Но священник убежден, что если человек сильно спешит, хочет покреститься или венчаться без катехизации, то вряд ли впоследствии он станет ходить в храм.

«Если человек хочет ходить в храм и интересуется этим, то он выдержит и 3, и 12 встреч. Наша задача через показать красоту православия, воцерковить человека и тогда крестить. И катехизация здесь выступает препятствием, через которое иногда тяжело перешагнуть, но зато назад уже вернуться трудно. Лишь то, что приобрел большим трудом, остается для нас более ценным», – завершил выступление он.

Протоиерей Андрей Ефанов

Миссия православного книгоиздателя, или как отвечать на вызовы

Директор издательства «Никея» Николай Бреев рассказал о том, чем живет современное православное книгоиздание. Он напомнил, что в советский период, несмотря на запрет издания религиозной литературы, она существовала в самиздате. «Люди от руки переписывали сотни страниц трудов святых отцов, потому что это было время, когда человек готов был сделать усилия, чтобы получить духовные знания. Сейчас мы говорим, что нам трудно три раза сходить на катехизацию, а представьте, что у людей в советский период был такой духовный голод, что они готовы были месяцами, как средневековые писцы, переписывать книги, – отметил Бреев. – Но когда наступила для церкви свобода, православное книгоиздание пошло по пути переиздания богословской литературы для верующих, что привело к самозамыканию».

Бреев отметил, что положение православного книгоиздания на общей карте российского книжного рынка и литературного процесса свидетельствует о его неспособности выйти из внутреннего гетто. «Речь не о том, что наши книги нельзя найти на прилавках светских магазинов, напротив, у многих светских магазинов появилась православная аудитория, речь не о замкнутости рынка. Речь о ментальной замкнутости. До сих пор до 90 процентов выпускаемой православными книгоиздателями продукции – это книги, рассчитанные на людей внутри церкви, на тех, кому близок язык и внутрицерковная логика», – отметил издатель.

Николай Бреев

На уровне православных СМИ, по мнению Николая Бреева, миссия заключается в том, чтобы давать определенные импульсы и в коротком формате ставить и актуализировать острые проблемы. Миссия книжного формата состоит не только в обслуживании внутренних задач церкви, но еще и в коммуникации.

«Есть Россия, есть литературный процесс, премии, движения, но для чиновников, которые занимаются оценкой большого рынка, такого явления, как православное книгоиздание, не существует, хотя бы потому, что православное книгоиздание составляет 2% от общего объема книжного рынка. Оно даже не появляется в отчетах книжной палаты, – рассказал Бреев. – На рынке сегодня всего три лидера и армада небольших издательств, работающих спорадически, в небольших объемах. Это Издательство Сретенского монастыря, «Сибирская Благозвонница» и «Никеа». Но даже три крупных лидера по меркам светского рынка все равно очень маленькие издательства».

У всякого издательства есть своя тематическая ниша: детская, научная, художественная литература. Православные книгоиздатели занимаются, как правило, всем и сразу, печатая молитвословы, Библию, святых отцов наряду с детской литературой. Глава «Никеи» считает, что необходимо выходить в новые тематики: психологию, социальную литературу, книги, которые помогают людям в непростых ситуациях.

«У нас есть серия значимых книг по кризисной психологии с очень небольшим тиражами. Например, работа, которую редакция сделала с Фредерикой де Граф «Как жить с человеком со старческой деменцией». Такие книги по определению не могут иметь больших тиражей, но они очень важны и полезны».

Впрочем, занять новые ниши недостаточно, так как, по мнению книгоиздателя, сегодня наблюдается еще и кризис рынка, сокращается количество книжных лавок. «Если в 90-е годы каждый приход и монастырь, считал необходимым иметь хорошую книжную лавку, так как книга была важнейшая инструментом миссии церкви, то сейчас мы наблюдаем массовый отказ сотрудничать»,– поделился своими наблюдениями Николай Бреев.

Он признался, что отказ приобретать для книжных лавок литературу связан еще и с интернетом, где “можно все скачать”. «Действительно, православный книгоиздатель стоит еще и перед вызовом формата, – отметил Бреев. – Что будет с печатной книгой, с электронной, с длинным чтением за гранью этого дня?

У Николая Бреева нет однозначных ответов, зато он озвучивает актуальнее вопросы: «В чем миссия православного книгоиздания, кроме обслуживания внутрицерковного запроса? Можем ли мы выйти на общий книжный рынок России и встроиться в процесс, который происходит на общем книжном рынке? Наконец, можем ли говорить о своей вере без агрессии и религиозной интонации, которая зачастую мешает нам выйти на открытый диалог? Можем ли объективизировать свою веру через такие понятия, как вдохновение, движение вперед, развитие, через понятия, которые являются ключевыми для современного мира?»

Впрочем, Бреев убежден, что православные книгоиздатели сегодня находятся в слабой позиции еще и потому, что существует дефицит авторов, которые способны в книжном формате рассказать о радости веры. «Мы много говорим о покаянии, формальных сторонах духовной жизни, о том, что важно внутри церкви. Но выйти на внешнюю коммуникацию – это значит выйти на более открытый и свободный диалог. Это и есть ключевой вопрос, который стоит перед православными книгоиздателями. Если мы найдём ответ на него, наше будущее будет и понятнее и яснее», – подвел итог Николай Бреев.

Христоцентричный кинематограф

«Проблемы кинематографистов, особенно тех, которые называют себя православными кинематографистами, те же, что и у книгоиздателей», – сказала в своем выступлении режиссер-документалист, член гильдии кино и телевидения Наталья Кононенко.

Являясь членом творческой лаборатории «Видимое и сокровенное» (сообщества православных кинематографистов и продюсеров, которые пытаются привлечь внимание к документальному кино), Наталья рассказала, что за последние 25 лет было накоплено огромное количество документальных фильмов, которые могут стать прекрасным поводом для серьёзного разговора.

Наталья Кононенко.

«Но мы столкнулись с тем, что большому количеству людей ничего о документальном кино неизвестно. Хорошее документальное кино пребывает в вакууме, а между тем оно способно работать и в образовательных, и в миссионерских целях», – отметила она. Собственно с этими целями творческой лабораторией был составлен список документальных фильмов по истории России, рекомендуемый к использованию в учебном процессе (он размещен на сайте киноканон.ру).

«О критериях православного кино излишне говорить в православной аудитории, но я уверена, что мы сойдемся во мнении. Главное – это христоцентричность в кинематографе. В мире сегодня наблюдается подмена добра и зла. Стирается понимание, что такое вообще христианская культура.

Увы, – призналась Кононенко, – мы не сможем оградить зрителя от того, что ежедневно на него обрушивается, но сформировать культуру, исходя из христианской этики и эстетики, мы можем».

Под конец встречи Анна Данилова еще раз поблагодарила всех за преданность и верность Правмиру. «Когда в 2013 году не стало Анатолия Данилова, все были уверены, что Правмир эту потерю не переживет, – призналась главный редактор. – Но несмотря на это, наша команда, наши читатели, все вместе мы выстояли. Мы действительно живем в сложное время. Все меняется. Куда пойдет наше общество – мы не знаем, как не знаем, сколько продолжится наша жизнь. Но как никогда я понимаю: жизнь хрупка и единственное, что стоит говорить людям рядом с нами, это то, как мы их любим. Говорите это чаще, говорите это постоянно. Мы, как издание, можем писать про тех, кого любите вы, про тех, кто делает хорошие дела, про тех, кто зажигает других людей огнем своей веры и надежды. Мы постараемся, насколько это возможно, частичку этого тепла донести и теплом поделиться».

Фото: Ефим Эрихман
Ссылка на полную запись трансляции будет опубликована в еженедельной рассылке Правмира. Подписаться на рассылку можно здесь : https://www.pravmir.ru/rassylka/

Киноклуб «Правмир», кинотеатр «Иллюзион» и Госфильмофонд РФ 21 сентября приглашают вас на второй показ из серии лучшиx зарубежныx и отечественныx шедевров киноискусства – фильм режиссера Станислава Ростоцкого «На семи ветраx». Премьера культового и одного из лучшиx кино о Великой Отечественной Войне прошла 8 мая 1962 года и стала настоящим событием в истории кино. Нынешний 2017 год для картины юбилейный, ей исполнилось 55 лет.

Зарегистрироваться на встречу

В основу сценария заложена реальная история общей знакомой Галича и Ростоцкого, которые стали соавторами сценария. Главную роль в фильме сыграла начинающая тогда актриса Лариса Лужина. Вместе с ней в фильме снялись актеры, которыx с полным правом можно назвать плеядой выдающиxся актеров своего времени: Вячеслав Тиxонов, Вячеслав Невинный, Леонид Быков, Софья Пилявская, Савелий Краморов, Светлана Дружинина, Клара Лучко и другие герои экрана, ставшие легендой. Тексты песен написал Александр Галич. Фильм был лидером проката в СССР 1962 года, его посмотрело более 26,8 млн. зрителей.

«На семи ветраx» – это добрая и яркая история любви, история простого героизма, и по оценке критиков, один из лучших фильмов Станислава Ростоцкого. Замечательный актерский ансамбль, сочный язык, уверенная режиссура, запоминающиеся песни Галича сделали фильм любимым для многих поколений кинозрителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *