Апостол Павел о женщинах

Женщина глазами Бога

I. ВЕТХИЙ И НОВЫЙ ЗАВЕТ О ЖЕНЩИНЕ:

Ветхий Завет о женщине:

1. Бог сотворил женщину и мужчину (Бытие 1:27 «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их»; Бытие 5:1-2 «Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их»)

2. Женщина, как и мужчина сотворена по образу и подобию Божию (Бытие 1:27 «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их»).

3. Женщине, как и мужчине, Бог дал власть над всеми животными (Бытие 1:28 «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле»).

4. Женщина была сотворена после мужчины, из его ребра (Бытие 2:21-24 «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть»).

5. Основное предназначение женщины — быть помощницей мужчины: (Бытие 2:18,20 «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему… И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему»).

6. Мужчина не может быть полноценным без женщины. Точно так же, как и она без него. (Бытие 2:24 «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть»).

7. Быть помощницей не значит, быть ниже или хуже мужчины. То же самое еврейское слово «помощник» описывает взаимоотношения между Богом и Израилем (Псалом 32:20 «Душа наша уповает на Господа: Он — помощь наша и защита наша»; Псалом 69:6 «Я же беден и нищ; Боже, поспеши ко мне! Ты помощь моя и Избавитель мой; Господи! не замедли»).

8. Уважение к родителям: (Исход 20:12 «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле»).

9. В ветхозаветной культуре женщина почти приравнивается к вещи или к собственности. Одна из иудейских молитв звучит так: «Господь, благодарю тебя, что я не женщина! » Частично это связано с той ролью, которую сыграла женщина во время грехопадения.

Новый Завет о женщине:

Иисус, придя на землю, продемонстрировал «лучший путь» — путь любви. Он позволил женщинам сопровождать Себя и Своих учеников во время путешествий (Лука 8:1-3 «После сего Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, и с Ним двенадцать, и некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим»).
Он разговаривал с Самарянкой у колодца Иакова, в результате чего она покаялась и обратилась от своих грешных путей (Иоанна 4). Иисус не прогнал Марию (сестру Марфы), которая присела у Его ног вместе с остальными учениками, чтобы послушать Его учение. Наоборот, Он посоветовал Марфе сделать то же самое:
Лука 10:38-42 «В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его.

Библия о женщине и про женщин

Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё».
Не смотря на то, что Иудеи отделяли женщинам специальные места для их поклонения в храме и синагогах, новозаветная церковь не разделяла верующих на основании их пола. Они восхваляли Господа вместе (Деяния 12:1-17; 1Коринфянам 11:2-16).

Апостол Павел писал: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Галатам 3:28).
Однако, в своих посланиях апостол Павел предупреждает церкви, что власть женщины в руководстве церковью должна быть ограничена. Женщина должна соблюдать молчание и покоряться решениям мужчин, стоящим во главе церкви:
1 Коринфянам 14:34-36 «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. Разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло? »
1 Тимофею 2:11-14 «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление».

Каким образом можно примирить между собой эти два на первый взгляд противоречивых факта? Очень просто. В послании Галатам апостол Павел проповедует о том, что мужчина и женщина являются равными перед Богом, точно также, как и раб со своим господином равны в глазах Бога. Однако Павел не призывал господ выпускать своих рабов на свободу, или рабов свергнуть власть господ. Точно также Павел напоминает о том, что жена должна покориться мужу во исполнение церковной дисциплины и порядка, а также для свидетельства окружающим.

Кроме того, не следует забывать, что хотя ветхозаветная культура собой напоминала патриархат, однако Библия повествует о великих женщинах, которые повлияли на исход битвы (Девора — Судьи 4-5; 9:54; Есфирь — Есфирь 4:16).
Также Бог открывал Свою волю израильскому народу через женщин-пророков (Девора — Судьи 4:4; Анна — Лука 2:36; четыре дочери девицы, пророчествующие — Деяния 21:9). Господь использовал Прискиллу и ее мужа Акиллу, чтобы «точнее объяснить путь Господень» проповеднику Аполлосу (Деяния 18:26).
Среди героев веры, перечисленных в 11-й главе послания Евреям, упомянуты Сара (жена Авраама) — стих 11, мать Моисея — стих 23 и блудница Рахав — стих 31. А в книге пророка Иоиля 2:28 сказано «И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения».

II. ЖЕНЩИНА ГЛАЗАМИ БОГА

1. Внешность женщины:
1 Петра 3:3-4Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом.
1 Тимофею 2:9…чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию.

2. Предназначение женщины: Помощница мужу (Бытие 2:18-20) 1 Коринфянам 11:8-9Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа.

3. Характер женщины:
А. Повиновение мужу.
1 Петра 3:1-6Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы — дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха.
Ефесянам 5:22-24Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Ефесянам 5:33Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится (почитает) своего мужа.
1 Коринфянам 11:3Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог.

Б. Притчи о жене:
Притчи 11:16 Благонравная жена приобретает славу, а трудолюбивые приобретают богатство.
Притчи 11:22 Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и — безрассудная.
Притчи 12:4 Добродетельная жена — венец для мужа своего; а позорная — как гниль в костях его.
Притчи 14:1 Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками.
Притчи 18:22 Кто нашел добрую жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа.
Притчи 19:13 Глупый сын — сокрушение для отца своего, и сварливая жена — сточная труба.
Притчи 19:14 Дом и имение — наследство от родителей, а разумная жена — от Господа.
Притчи 27:15-16 Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена — равны: кто хочет скрыть ее, тот хочет скрыть ветер и масть в правой руке своей, дающую знать о себе.

Библейскй пример добродетельной жены:

Притчи 31:10-31Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов; уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка; она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей. Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками. Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой. Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим. Задумает она о поле, и приобретает его; от плодов рук своих насаждает виноградник. Препоясывает силою чресла свои и укрепляет мышцы свои.
Она чувствует, что занятие ее хорошо, и — светильник ее не гаснет и ночью. Протягивает руки свои к прялке, и персты ее берутся за веретено. Длань свою она открывает бедному, и руку свою подает нуждающемуся. Не боится стужи для семьи своей, потому что вся семья ее одета в двойные одежды. Она делает себе ковры; виссон и пурпур — одежда ее. Муж ее известен у ворот, когда сидит со старейшинами земли. Она делает покрывала и продает, и поясы доставляет купцам Финикийским.
Крепость и красота — одежда ее, и весело смотрит она на будущее. Уста свои открывает с мудростью, и кроткое наставление на языке ее. Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности.

Встают дети и ублажают ее, — муж, и хвалит ее: «много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».
Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы. Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее у ворот дела ее!

Жены ваши в церквах да молчат…

Соль Земли

«34 Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит.
35 Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. (1Кор.14:34-35)

Начнём издалека…

Человек в физическом теле создан для жизни НА ЗЕМЛЕ, — как первой ступени своего развития.
И чтобы прожить не бесплодно, он стремится завести семью, детей и «продолжить» себя.
Без своей «половинки» человек как-бы не состоялся, он неполноценен на земле…
Но найдя ее, всякий понимает: муж и жена должны быть едины в главном, чтобы обрести гармонию отношений и быть счастливыми друг с другом.

Образ мужа и жены на земле взят Богом для того, чтобы показать нам «брачный» союз души и духа в теле.

Они «одно» по сути своей духовной структуры, и помещены для жизни и развития в тело; но как в нормальной семье главенствует муж (как сильнейший в физическом теле), так и в союзе души и духа главенствовать должен дух (как частичка Бога) . Потому что после познания Бога дух человеческий — это частичка с неизменным и постоянным знаком «+», т.е. ДОБРА; а душа нейтральна. Она как поле, где могут расти вместе пшеница и плевелы… и потому склоняется то к плохому, то к хорошему.

Поэтому, чтобы иметь доброе, плодородное поле, должно много и прилежно на нем трудиться!..

Без главенства мужа-духа над женой-душой не состоится их союз в гармонии, но будет раздираем противоречиями… Что и видим повсеместно, — что у верующих, что у неверующих.

Но неверующие при этом иногда честнее, — они хотя бы не носят религионых масок.
А у верующих под этими религиозными масками часто прячутся разочарование и усталость, отчаяние и боль… Но маски уже приросли, увы.

Итак, зная, что под «женами вашими» подразумеваются несовершенные души человеческие, теперь знаем, почему они в церкви (в духовном общении) должны молчать, — не должно быть в духовном примесь душевного!
Должен главенствовать Дух, т.е. истина Божья; а если кто не понимает язык его и кому еще нечего сказать своим человеческим духом — Духу Божию, тот должен молчать и учиться у Духа…

Молитва по соглашению с о.Андреем Ткачевым

Но своего, душевного НЕ ГОВОРИТЬ, — ибо непозволительно это.

О, если бы соблюдалось это правило в духе, — какие прекрасные, духовные собрания верующих получили бы мы!

Тогда не нужно было бы трибунки для проповедующих себя… и «рукоположеных» вверху, а паствы внизу; не было бы больше разделения властвующих и подчиненных… а была бы одна семья детей Божиих, была бы радость откровений в духе, была бы БЕСЕДА, а не сухой регламент заученных, шаблонных фрах и действий…

Была бы ЖИЗНЬ!

Но для этого нужно, чтобы заговорили наконец МУЖЬЯ.

Пока что тараторят без умолку в основном, — ЖЕНЫ… Увы.

Именно апостолу Павлу принадлежат слова из Писания: «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1Кор.14:34,35); «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью» (1Тим.2:11); «А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии» (1Тим.2:12).

Это дает повод некоторым верующим говорить, что апостол Павел был на стороне мужчин, что ему не нравились женщины. Более того, что он был женоненавистником и его послания ограничивают права женщин. Чтобы разобраться, так ли это, приводим примеры женщин-служителей, о которых говорит Павел в Библии. Учитель и пастор Рик Реннер в книге «Женщины в служении» рассуждает на эту тему.

Фива

«Представляю вам Фиву, сестру нашу, диакониссу церкви Кенхрейской. Примите её для Господа, как прилично святым, и помогите ей, в чём она будет иметь нужду у вас, ибо и она была помощницею многим и мне самому» (Рим.16:1-2).

Кто была эта Фива? Почему она была так известна, и почему сам апостол Павел относился к ней с почтением?

Греческое слово, переведённое как «представляю», означает «стоять рядом с кем-то», «стоять за кем-то». Сказать это слово в отношении какого-либо человека означало дать ему лучшую рекомендацию. Эту фразу можно перевести ещё и так: «Я стою за сестрой Фивой и даю ей самую лучшую рекомендацию, которую только можно дать».

Он её уважал, ценил и называл своей помощницей. Он так ей доверял, что, написав Послание к Римлянам, он отправил его не с мужчиной, а поручил Фиве доставить письмо по назначению — в Римскую церковь. Существует также теория, что на протяжении некоторого времени Фива была пастором самого апостола Павла.

Значение имени Фива — «яркая, сияющая» — указывает на то, что она была ярким примером того, какой должна быть женщина-христианка.

Павел также называет её сестрой. А это свидетельствует о том, что она входила в круг его близких друзей.

И ещё он называет её диаконисой. Слово «диакониса» мы встречаем и в книге Деяния, 6-й главе, где говорится о том, как были избраны первые дьяконы. Тогда ими стали только мужчины. Теперь мы видим, что в Кенхрейской церкви дьяконское служение было возложено на женщину.

Город Кенхрея был восточным портом, находящимся неподалёку от Коринфа. Это была очень влиятельная область, поэтому то, что происходило в церквях той местности, распространялось и по другим церквям. И в этой влиятельной церкви женщина по имени Фива играла далеко не последнюю роль. Если была одна женщина-диакониса, то можно предположить, что были и другие женщины, служившие диаконисами. И это удивительно, так как в той местности господствовали мужчины, женщины же занимали низкое положение.

В Коринфе обитало немало блудниц, и мужчины рассматривали женщин как вещь, которой можно попользоваться и выбросить за ненадобностью. И тот факт, что Фива была уважаема в том регионе, указывало на то, что у женщин появилась свобода и стало отходить бесправие. То, что Фива была диаконисой, ещё раз подтверждает истину, что в Иисусе Христе нет различия между мужским и женским полом.

Греческое слово, переведённое как «примите», означает «принять, не задавая вопросов». Мнение Павла о Фиве было настолько высоким и он настолько в неё верил, что написал: «Примите её и не задавайте вопросов. Если я её уважаю, то уважайте и вы». Это не похоже на мужчину, который против женщин, не так ли?

Греческое слово, переведённое как «помочь», означает «стоять рядом с кем-то», «быть рядом с кем-то». Перефразируем этот фрагмент его письма: «Эта женщина нуждается в вашей поддержке и помощи. Примите её и поддержите, как только сможете». И далее он пишет нечто вообще поразительное: «…в чём она будет иметь нужду у вас…». «Нужда» — это неточный перевод. В Новом Завете на греческом языке написано, что если «она будет иметь какое-то дело у вас…». То есть Павел написал: «Помогите ей в любом деле, которым она будет заниматься, находясь у вас».

«Ибо и она была помощницей…». Словом «помощник/помощница» в то время называли человека, помогавшего людям из другой страны. Возможно, Фива оказывала помощь миссионерам, путь которых пролегал через их область.

Прискилла и Акила

«Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе» (Рим.16:3).

Вы заметили порядок упоминания имён? Сначала Павел говорит про Прискиллу, а потом про Акилу. Но так было не всегда. Раньше о них упоминалось так: «После сего Павел, оставив Афины, пришёл в Коринф; и, нашед некоторого Иудея, именем Акилу, родом Понтянина, недавно пришедшего из Италии, и Прискиллу, жену его…» (Деян.18:1-2). Вначале Лука пишет про Акилу, потом, как бы между прочим, упоминает и Прискиллу: «Там был человек по имени Акила. Ну и была ещё его жена. Как же её звали? А, Прискилла».

Акила был иудеем. Он родился в Понте, том же регионе, где и апостол Павел. И, возможно, у него было такое же мнение о женщинах, как и у всех иудеев. До встречи с апостолом Павлом они оба не понимали роли женщины в служении. Но после общения с ним они поняли, что Бог избирает для служения не только мужчин, но и женщин. И Прискилла стала выдающимся служителем! С тех пор, когда шла речь об этой супружеской паре, сначала упоминали Прискиллу, потом вспоминали и про Акилу.

Мне приходит на память Мэрелин Хикки и её муж. Она — помазанный служитель и известный во всём христианском мире учитель Библии. Он — пастор поместной церкви, известный только своим прихожанам.

В раннехристианской церкви Прискилла считалась одной из лучших среди проповедников. Её откровения и способность толковать Писание настолько уважалось другими служителями, что даже сегодня многие богословы полагают, что именно она написала Послание к Евреям.

Юния и Андроник

«Приветствуйте Андроника и Юнию, сродников моих и узников со мною, прославившихся между Апостолами и прежде меня ещё уверовавших во Христа» (Рим.16:7).

Это тоже были муж и жена и родственники Павла. Он написал, что они прославились между апостолами. Это значит, что Павел был не единственным апостолом в их родне. Эти супруги тоже были апостолами. Более того, они стали апостолами ещё до того, как Павла признали апостолом.

Но не заблуждайтесь, что если муж является апостолом, то автоматически и его жена тоже — апостол. Или что если муж пастор, то и жена — пастор. Я нередко замечаю, что жену пастора тоже называют пастором. Дар служения одного супруга не передаётся другому супругу посредством акта бракосочетания. Есть много пасторов, чьи жёны не помазаны Богом на пасторство.

Но как чудесно, когда жена человека, являющегося, например, апостолом, пророком, пастором или учителем, тоже призвана Богом к служению.

Юния, даже если бы она не была женой апостола Андроника, всё равно была бы апостолом, потому что к этому служению призвал её Бог. Это подтверждает то, что и женщины могут быть апостолами. Может, в вашей церкви не заведено, чтобы женщина была пастором или апостолом, однако женщины могут быть и теми, и другими или нести какое-нибудь другое служение, и это не возбраняется Библией и не противоречит Новому Завету.

Колонки — InVictory

  • Елизавета Черткова — женщина, которая принесла великое пробуждение в…

Как понимать «жены в церквах да молчат»

Написал ответ одному человеку, оставившему комментарий к статье о Кей Артур. Думаю, что это достаточно актуально для современных церквей, где порядок, устройство и учение Апостольское в сильном пренебрежении и дух времени, дух феминистической моды, вытесняет все здравое и истинное. Поэтому я решил его привести как постинг.
Начинается с аргументации Вадима, а после — мой ответ.

Vadym 02.14.09 at 16:09

Хочу и я поделиться исследованием этого вопроса.
В данном случае Синодальный перевод не совсем точен к пониманию, поэтому давайте перейдем к языку оригинала, значению греческих слов, параллельным местам и номерам Стронга.
Мне очень помогает этот сайт net.bible.org/verse.php?b….=2&verse=11
Всем рекомендую, кто знает английский.

1-е Тимофею 2
11 Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью;
12 а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии.

11 стих
A woman (gunh употребляется в значении, как женщина, так и жена)

must learn (другими словами, manyanetw — receive instructions, т.е. получать обучение, указания, быть информированной, увеличивать знания)

quietly (hsucia — спокойствие, исходящее изнутри, воздержание от суеты или речи, не вторгаться в дела других)

with all submissiveness gunhenhsuciamanyanetw(5720)enpashupotagh

Почему Павел повелевает всем женщинам обучаться Слову Божьему? Потому что у евреев женщины НЕ изучали Закон, поэтому Павел акцентировал на том, чтобы в Новом Завете женщины его изучали. При этом он указывает, КАК должны женщины обучаться: со спокойствием, исходящим изнутри, без суеты, не вторгаясь в дела других. Ибо он знал суетливость женщин. А также со всякою покорностью (upotagh), производное от хупотассо, — это военный термин повиновения, как в армии.

Павел говорит: «Но я не позволяю женщине учить или властвовать (принимать позицию независимого авторитета, отдавать приказы и диктовать) над мужем. Она должна оставаться в безмолвии.

Для заинтересовавшихся сюда net.bible.org/verse.php?b….=2&verse=12
Как видим, слова Павла относятся к женщинам в том контексте, чтобы они НЕ УЧИЛИ и НЕ ВЛАСТВОВАЛИ (не принимали позицию независимого авторитета, не отдавали приказы мужу и не диктовали мужу, ЧТО ему делать) над мужьями, а пребывали в безмолвии (hsucia см выше), т. е. в тихой, спокойной манере вести себя.
В этом стихе Павел не запрещает женщинам учить вообще!!!, а предостерегает женщин, чтобы они не властвовали над мужьями. Ни больше, ни меньше.
По поводу изначального страстного желания женщины властвовать над мужем смотрите Быт. 3:16, исследуйте это и поймете ОТКУДА исходит это желание… Но это уже тема отдельного исследования.

Далее перейдем к 1-му Посланию к коринфянам 14
29 И пророки пусть говорят двое или трое, а прочие пусть рассуждают.
30 Если же другому из сидящих будет откровение, то первый молчи.
31 Ибо все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение.
32 И духи пророческие послушны пророкам,
33 потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых.
34 Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить (lalein), а быть в подчинении, как и закон говорит.
35 Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить (lalein) в церкви.

Согласитесь, что Библию нужно читать в контексте, поэтому посмотрите на 29 стих. Там сказано, чтобы прочие рассуждали о пророчестве. И далее мы видим (34 стих), чтобы жены при этих рассуждениях молчали и не перебивали рассуждения, а были в подчинении у своих мужей, как Закон говорит. А что Закон говорит?

Что муж будет господствовать над женою, а не жена над мужем (Быт 3:16).

Более того, давайте разберем слово lalein (5721) — говорить, издавать звук, голос. Павел указывает женщинам, чтобы они не издавали звуки, не говорили во время служения, НО отнюдь он не говорит, чтобы женщины не УЧИЛИ. Учить и говорить — разные вещи.

Так же и в 35 стихе Павел продолжает свою мысль и тоже употребляет слово lalein (5721)

Лично я не сторонник того, чтобы женщины были пасторами, но это лишь мое субьективное мнение. Как видим, Писание не запрещает женщине учить в церкви.

У кого есть контраргументы изложенному выше, говорите.

================================================= мой ответ…….

2 admin 03.10.09 at 00:50

Вадим, приведу свои контраргументы.

1. Использование греческого языка в толковании и места из Посл. к Тимофею и Посл. к коринфянам не дают никакой пользы в сравнении с переводом русским. В действительности вы не доказали, что дает греческий перевод в пользу вашей позиции.

«Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева» (1Тим.2:11–13).

Во-первых, греческий язык не дает основания говорить, что акцент Павла в этом предложении на «да учится», а не на «в безмолвии». Сам контекст говорит, о цели написания этого и последующих стихов : разъяснить некоторые ОГРАНИЧЕНИЯ для женщины в церкви и обосновать их. И эти ограничения весьма недвусмысленно описаны.

Во-первых, учиться в БЕЗМОЛВИИ

1 . спокойствие, покой;

2. тишина, безмолвие, молчание.

Вы это как-то мягко обошли и не объяснили, зачем же и почему женщины, в отличии от мужчин, должны учиться в безмолвии. Причем переводчик в синодальном русском очень хорошо перевел «учится в молчании», то есть МОЛЧА, ТИХО.

И возникает вопрос: почему, что за дискриминация кажущаяся? Вы пытаетесь вставить другой смысл, что Павел говорил не о молчании или тишине, а об отсутствии некой суеты, не затрагивая буквального молчания, но это не соответствует использованию этого слова в НЗ. Поищите, где используется это слово греческое, и везде вы увидите — безмолвие или тишина РЕЧИ. Вот пример из Деяний: «Услышав же, что он заговорил с ними на еврейском языке, они еще более утихли». Он сказал (Деян.22:2) слово «УТИХЛИ», то же слово h;suci/a

Итак, Павел хочет, чтобы женщины в месте, где они учатся, УТИХАЛИ, МОЛЧАЛИ. Причем это согласуется с учением Ап. Павла в других посланиях: «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит» (1Кор.14:34). Причем тут он использует другое слово, но означающее то же самое.

1 . перех. умалчивать, замалчивать;

2 . неперех. молчать, умолкать.

Смысл один и тот же: женщины пусть молчат, утихнут, будут в безмолвии.

Причем и в том, и другом месте Павел обосновывает ПОДЧИНЕННОЕ положением женщины перед мужчиной. Не униженное, а ПОДЧИНЕННОЕ в Божественном определении.

Далее вы пропустили, что же на практике будет означать для женщины «быть в подчинении», как это выражается в церкви. Как-то вы обошли мягко, хотя, если мы принимаем это как Апостольское истинное слово, мы должны посмотреть, как это практикуется в церкви.

Далее вы толкуете следующий стих, но весьма вольно.

«…а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии» (1Тим.2:12).

Там написано: » А УЧИТЬ НЕ ПОЗВОЛЯЮ», черным по белому, «И НИ ВЛАСТВОВАТЬ». А вы пишите, что там сказано: учить или властвовать. Разница большая. Учить — это не одно и тоже, что властвовать, но Апостол запрещает и то, и другое. Если бы кто-то сказал, я учу, но не властвую, то апостол не дает такого выбора. Связка «ни властвовать» имеет греческое слово

ou’de/

и не, также не, (и) даже не;

при повторении: ни. . . ни.

То есть И НЕ, или И ДАЖЕ НЕ… там и в помине нет ИЛИ

А потом вы делаете совершенно не аргументированный вывод: Павел не говорил, что женщинам нельзя учить.

Вы меня извините, но что же тогда черным по белому тут написано — «УЧИТЬ ЖЕНЕ НЕ ПОЗВОЛЯЮ». Причем перед этим он ясно выразился, чтобы жена была в безмолвии, чтобы она замолкала и пребывала в тишине. Как можно понять в этом контексте, что Павел имел что-либо другое, как не то, что жене не прилично УЧИТЬ в церкви, учить мужчин, потому что это не соответствует Божиему Устроению. И добавка «ни властвовать» как раз поясняет определенную смысловую связь публичного учения и власти. Он запрещает СЛОВЕСНОЕ ВЛАСТВОВАНИЕ, потому что УЧИТЬ это уже возвышаться на теми, кого ты учишь. А это женщинам неприлично. Павел сам говорит в другом месте: «ибо неприлично жене говорить в церкви». То, что Ап. Павел имел в виду именно это, можно подтвердить и учением другого Божественного Апостола Петра: «Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям» (1Пет.3:1–5).

Апостольское Слово недвусмысленно подчеркивает КРАСОТУ женской молчаливости, кротости и послушания. Причем молчаливость женщины христианки названа драгоценностью.

Далее текст из Послания к коринфянам: «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1Кор.14:34–35).

Из всего, что вы сказали по поводу этого стиха, я понял, что вы хотите сказать, что Павел не говорит о том, можно или нельзя учить женам в церкви, а лишь о том, чтобы они не издавали звуки.

Но разве можно в церкви женщине учить без ЗВУКА? Как можно учить публично в церкви так, что бы приэтом не было никакого звука?

Если Апостол Павел запрещает женщинам даже издавать звуки при обсуждении пророчеств, просто при рассуждениях, то что говорить о том, что в Апостольской церкви возможно было бы возвышении голоса женщины в качестве учителя?

Павел весьма ясно объясняет, почему это так: НЕ ПРИЛИЧНО ЖЕНЕ ГОВОРИТЬ В ЦЕРКВИ.

Для нас христиан современного века это настолько странно слышать, потому что мы люди, по которым прошла феминизация и эмансипация. Для нас это уже стало ПРИЛИЧНО, НОРМАЛЬНО. И мы пытаемся использовать все возможные методы, чтобы ИЗМЕНИТЬ то, о чем учили Апостолы, что бы оправдать «НАШЕ ПРИЛИЧИЕ».

Беседы на первое послание к Коринфянам*

Правильный порядок всегда должен быть наблюдаем. – Болезнь сребролюбия. – Удовольствие от целомудрия.

1Кор.14:34. Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит.

1. Обличив беспорядок, происходивший от языков и от пророчеств, и поставив законом, чтобы не было смятения, чтобы говорящие языками делали это порознь, а из пророчествующих один молчал бы, когда начнет другой, (апостол) переходит далее к беспорядку, производимому женщинами, пресекает неуместное их дерзновение, – и весьма благовременно. Если имеющим дарования не позволительно говорить без порядка и когда они захотят, хотя ими руководит Дух, то тем более (не позволительно) женщинам пустословить напрасно и без пользы. Потому он с великой властью удерживает их от пустословия, ссылается притом на закон, и таким образом заграждает уста их.

Здесь он не только увещевает и советует, но и повелевает с силой, приводя о том древний закон. А именно, сказав: «жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит». Где говорит об этом закон? «К мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт.3:16). Видишь ли мудрость Павла, как он привел такое свидетельство, которое повелевает им не только молчать, но и молчать со страхом, и притом с таким страхом, с каким надлежит безмолвствовать рабе? Потому и сам, после слов: «не позволено им говорить», не сказал: молчать, но употребил, вместо – молчать, более значащее выражение – «а быть в подчинении». Если же они должны быть таковы в отношении к мужьям, то тем более в отношении к учителям и отцам и общему собранию церкви. Но, скажешь, если они не могут ни говорить, ни спрашивать, то для чего им и присутствовать? Для того чтобы слушать, что следует, а о сомнительном узнавать дома у мужей. Потому он и продолжает: «если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих» (1Кор.14:35). Им, говорит, не позволительно в церкви не только самим говорить открыто, но и спрашивать о чем-нибудь. Если же не должно спрашивать, то тем более не позволительно говорить напрасно. Почему же он поставляет их в таком подчинении?

Потому, что жена есть существо слабейшее, непостоянное и легкомысленное. Потому он и поставляет им в учители мужей и доставляет пользу тем и другим: жен делает скромными, а мужей внимательными, так как они должны с совершенной точностью передавать женам то, что услышат. Далее, так как у них считалось честью говорить в собрании, он опять доказывает противное и говорит: «ибо неприлично жене говорить в церкви»; доказывает это сначала законом Божиим, а потом общечеловеческим суждением и обычаем, как поступил он и тогда, когда беседовал с ними о волосах: или, говорил он, «не сама ли природа учит вас» (1Кор.11:14)? И везде можно видеть такой его образ речи, – что он обличает не только божественным Писанием, но и общеизвестными обычаями. Кроме того, он заимствует обличения от согласия всех и от повсюдности заповедей, как делает и здесь: «разве от вас, – говорит, – вышло слово Божие? или до вас одних достигло?» (1Кор.14:36)? Здесь он выражает, что прочие церкви соблюдают тот же закон, и таким образом пресекает беспорядок указанием на нововведение, и делает слова свои более убедительными ссылкой на голос всех. Потому и в других местах он говорил: «послал к вам Тимофея, моего возлюбленного и верного в Господе сына, который напомнит вам о путях моих во Христе, как я учу везде во всякой церкви» (1Кор.4:17). И еще: «потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (1Кор.14:33). И здесь: «разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?» Т.е., вы не первые и не вы одни верные, но (такова) вся вселенная. Тоже он сказал и в послании к Колоссянам, беседуя о благовествовании: «которое пребывает у вас, как и во всем мире» (Кол.1:6). Поступает он и иначе, для увещания слушателей, указывая иногда на что-нибудь, как на принадлежащее сначала им и сделавшееся известным у всех. Так в послании к Фессалоникийцам он говорит: «от вас пронеслось слово Господне не только в Македонии и Ахаии, но и во всяком месте прошла слава о вере вашей в Бога» (1Фес.1:8). Также к Римлянам: «вера ваша возвещается во всем мире» (Рим.1:8). И то и другое, и похвала от других и указание на согласие с другими в образе мыслей, может убеждать и ободрять. Потому и здесь он говорит: «разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?» Вы, говорит, не можете сказать: мы были учителями других и нам не следует учиться у других, или: здесь только утвердилось учение веры и нам не следует подражать примеру других. Видишь ли, как много (доводов) он привел в их обличение? Привел закон, показал постыдность дела, представил в пример прочие церкви.

2. Потом, (апостол) приводит крайний, самый сильный довод: и ныне, говорит, Бог повелевает это через меня. «Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни. А кто не разумеет, пусть не разумеет» (1Кор.14:37–38). Для чего он присовокупил это? Чтобы показать, что он не принуждает и не хочет состязаться; так выражаются те, которые не свои желания стараются исполнить, но имеют в виду пользу других. Потому он и в другом месте говорит: «а если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии» (1Кор.11:16). Впрочем не везде он поступает так, но только там, где проступки были не очень велики, притом и в таких случаях более пристыжает; когда же говорит о других (преступлениях), то выражается не так, – а как? «Не обманывайтесь: ни блудники,… ни малакии Царства Божия не наследуют» (1Кор.6:9); и еще: «вот, я, Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа» (Гал.5:2). Но здесь, так как у него была речь о молчании, он не очень сильно укоряет (слушателей), и тем самым еще более располагает их к себе. Далее, как он всегда делает, возвращается к прежнему предмету, который подал ему повод говорить об этом, и продолжает: «итак, братия, ревнуйте о том, чтобы пророчествовать, но не запрещайте говорить и языками» (1Кор.14:39). Так он обыкновенно поступает: занимается не одним предметом, но, отступая от него, дает наставление и о том, что каким-нибудь образом кажется ему прикосновенным, а потом опять обращается к прежнему, чтобы не показалось, что он уклоняется от предмета. Например, беседуя о единодушии при трапезах, он сделал отступление, начав говорить о приобщении тайн, и, предложив о них наставление, опять обратился к прежнему и сказал: «посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите» (1Кор.11:33). Так и здесь, сказав о благочинии в употреблении дарований и о том, что не должно ни скорбеть при малых дарованиях, ни гордиться при великих, он потом делает отступление, начиная говорить о благопристойности, приличной женщинам, и, предложив об этом наставление, возвращается к прежнему предмету: «итак, – говорит, – братия, ревнуйте о том, чтобы пророчествовать, но не запрещайте говорить и языками». Видишь ли, как он до конца соблюдает различие (между этими дарованиями), и как внушает, что первое весьма необходимо, а последнее не так необходимо? О первом говорит: «ревнуйте», а о последнем: «не запрещайте». Потом, как бы в совокупности предлагая все наставления, присовокупляет: «вся же благообразно и по чину да бывают» (1Кор.14:40). Здесь он опять укоряет тех, которые имеют суетное желание производить бесчиние, безрассудно домогаются славы и не соблюдают собственного места.

Ничто так не созидает, как благочиние, как мир, как любовь, а все противоположное им производит разрушение. Это можно видеть не только на предметах духовных, но и на всех других. Если нарушишь порядок в хоре (поющих), или на корабле, или на колеснице, или в войске, если большее отклонишь от его положения и поставишь на место его меньшее, то расстроишь и низвратишь все. Не будем же и мы расстраивать порядка, не будем ставить голову внизу, а ноги вверху. А это бывает тогда, когда здравый разум мы повергаем вниз, а порочные пожелания – раздражительность, гнев, сластолюбие – ставим выше разума, отчего и происходит великое смятение, сильное волнение, неукротимая буря, и все покрывается мраком. Но, если угодно, посмотрим наперед, какой происходит отсюда стыд, а потом – какой вред. Чем бы нам объяснить это и сделать совершенно очевидным? Представим себе человека, одержимого любовью к блуднице и преданного этой безумной страсти, и тогда увидим, как он смешон. Что в самом деле может быть позорнее для человека, как стоять перед жилищем блудницы, получать удары от развратной женщины, плакать, рыдать и унижать честь свою? Если хочешь видеть и вред, то представь трату денег, крайние опасности, борьбу с соперниками, удары и раны, получаемые в таких состязаниях. Тоже бывает и с теми, которые преданы страсти к деньгам, или даже они терпят еще больший вред. Те бывают преданы заботам об одном теле; а сребролюбцы разведывают одинаково об имуществе всех, и бедных и богатых, и домогаются даже вещей несуществующих, что особенно и служит признаком безумной страсти. Они не говорят: мы желали бы иметь богатство такого-то, и только такого-то, а хотят, чтобы стали золотом и горы, и дома, и все видимые вещи, простираются далее пределов мира, страдают этой болезнью бесконечно и нигде не останавливаются в своих желаниях. Какое слово изобразит бурю таких помышлений, эти волны, этот мрак? А где волны и такая буря, там какое может быть удовольствие? Не может быть никакого, а напротив – смятение, страдания и мрачные облака, приносящие вместо дождя великую скорбь. Тоже обыкновенно бывает и с любящими чужую красоту. Потому совсем не предающиеся любви наслаждаются большим удовольствием, нежели предающиеся ей. Против этого возражать никто не станет. Я же скажу, что и любящий, но удерживающий страсть свою, больше получает удовольствия, нежели тот, кто постоянно обращается с блудницей. Хотя очень трудно, однако надобно постараться объяснить это; трудно не по существу самого предмета, но потому, что нет достойных слушателей такого любомудрия.

3. Что, скажи мне, приятнее для любящего, подвергаться ли презрению от любимой женщины, или пользоваться уважением и пренебрегать ею? Очевидно, последнее. Кого же, скажи мне, более будет уважать блудница, того ли, кто раболепствует ей и уже сделался ее пленником, или того, кто избегает ее сетей и парит выше стрел ее? Очевидно, последнего. Кому она окажет более внимания, тому ли, который пал, или тому, который еще не пал? Конечно тому, который еще не пал. Кого более она будет стараться привлечь к себе, побежденного или еще не плененного? Конечно, еще не плененного. Если не верите, то я представлю доказательство из вашего опыта. Какую жену более любит муж, ту ли, которая легко уступает и отдается ему, или ту, которая возражает и с трудом ему уступает? Очевидно, последнюю, потому что в этом случае пожелание сильнее воспламеняется. То же самое бывает и с женщинами: более уважения и удивления они окажут тому, кто пренебрегает ими. Если же это справедливо, то равным образом справедливо и то, что более уважаемый и любимый наслаждается большим удовольствием.

Военачальник скоро оставляет город, уже взятый, а твердо стоящий и сопротивляющийся осаждает всеми силами; и охотник пойманного зверя запирает и держит во мраке, как блудница своего любовника, а за убегающим гоняется. Но, скажешь, первый получает желаемое удовольствие, а последний не получает.

А не подвергаться позору, не раболепствовать самовластным приказаниям блудницы, не позволять ей водить себя, как пленного раба, и при этом не терпеть заушений, заплеваний, ударов в голову, неужели, скажи мне, ты считаешь малым удовольствием? Подлинно, если бы кто тщательно исследовал и имел возможность собрать вместе все их оскорбления, укоризны, постоянные неудовольствия, происходящие от душевной раздражительности и от телесного расслабления, ссоры, и все прочее, что знают только испытавшие, то увидел бы, что во всякой войне бывает более перемирий, нежели в их несчастной жизни. О каком же, скажи мне, ты говоришь удовольствии? О том ли, кратком и мгновенном, которое (происходит) от удовлетворения страсти? Но за ним тотчас следует борьба, волнение, раздражение и опять тоже неистовство. Все это мы говорим, как бы беседуя с невоздержными юношами, которые не очень любят слушать слова о царстве (небесном) и геенне; но если мы представим и это, тогда невозможно будет выразить словами, как велико удовольствие целомудренных, когда они воображают себе венцы, награды, беседы с ангелами, прославление по вселенной, дерзновение, благие и бессмертные надежды. Но удовлетворение страсти заключает в себе некоторое, удовольствие, – это часто повторяют, – а целомудренный не может постоянно бороться с силой природы. Напротив, блудник более подвергается насилию и борьбе: в его теле бывает великое смятение; его состояние гораздо хуже всякого волнующегося моря; его страсть никогда не успокаивается, но постоянно тревожит его, подобно беснующимся и непрестанно терзаемым злыми духами. А целомудренный, постоянно преодолевая ее, как мужественный подвижник, вкушает радость превосходнее и приятнее тысячи подобных наслаждений, всегда восхищается своей победой, спокойной совестью и славными трофеями. У того, если он после удовлетворения страсти несколько успокаивается, такое спокойствие бывает ничтожно, потому что скоро опять наступает буря, опять волнение. А любомудрствующий не дозволяет даже начинаться этому смятению, даже волноваться этому морю, даже поднимать рев этому зверю. Хотя и он переносит некоторую борьбу, удерживая такое стремление, но (не такую, какую) тот, постоянно мятущийся, возбуждающийся и не выносящий раздражения. Он бывает подобен человеку, который удерживает уздой дикого коня, разъяренного и сопротивляющегося, и останавливает его с великим искусством, а кто уступает ему, избегая такого труда, того конь увлекает и носит повсюду. Пусть никто не осуждает, если все это я сказал яснее надлежащего; я хочу отличаться не чистотой слов, но сделать слушателей чистыми.

4. Потому и пророки не избегают ни одного из таких слов, желая прекратить развращение иудеев, но обличают их еще откровеннее, нежели мы теперь в нами сказанном. Врач, желая исцелить гнилую рану, не заботится о том, чтобы сохранить руки свои чистыми, но чтобы избавить больного от гниения; желающий сделать гордого смиренным наперед сам смиряется; старающийся поразить злоумышленника обагряет кровью и себя вместе с ним, и тем заслуживает большую честь; и воина, возвращающегося с войны, если кто увидит обрызганным (человеческими) соками, кровью и мозгом, то не будет презирать его, не отвратится он него за это, но еще более станет удивляться ему. Так будем поступать и мы: когда увидим, что кто-нибудь, умертвив похоть, идет обагренным кровью, то будем еще более удивляться ему, примем участие в его борьбе и победе и скажем преданным сладострастию: покажите нам, какое удовольствие от страсти.

Целомудренный получает (удовольствие) от победы, а ты ниоткуда. Вы указываете на (удовольствие), происходящее от удовлетворения страсти; но то (удовольствие) очевиднее и продолжи тельнее. Ты получаешь от удовлетворения страсти (удовольствие) кратковременное и даже незаметное, а он от своей совести – высшую, непрестанную и сладчайшую радость. Подлинно, не обращение с женщиной, а любомудрие может сохранить душу невозмутимой и окрылить. Таким образом он, как я сказал, ясно обнаруживает перед нами удовольствие; на тебе же скорбь поражения вижу, а удовольствие желаю видеть, но не нахожу. В какое время думаешь ты найти это удовольствие? Прежде ли удовлетворения страсти? Но нет; тогда – время неистовства, бешенства и умоисступления; скрежет зубов и исступление не служат знаком удовольствия; если бы тогда было время удовольствия, то не происходило бы с тобой того, что испытывают страждущие; ведь зубами скрежещут вступившие в борьбу и поражаемые, да еще тоже самое делают рожающие жены, мучимые болезнями рождения; следовательно это не составляет удовольствия, но скорее неистовство, исступление и смятение. Или это время после того (удовлетворение страсти)? Но и тогда нет; о жене родившей мы не можем сказать, что она чувствует удовольствие, но она только освобождается от болезней рождения; это – совсем не удовольствие, а скорее слабость и изнеможение; но велико различие между тем и другим. Какое же, скажи мне, время этого удовольствия? Нет никакого, а если и есть, то оно так кратко, что даже незаметно. Сколько мы ни старались найти и уловить его, не могли. Но удовольствие целомудренного не таково: оно продолжительно и очевидно для всех или, лучше, вся жизнь его проходит в удовольствии, потому что у него совесть торжествует, волнение успокоилось, и никакое смятение не тревожит его ниоткуда. Итак, если он более наслаждается удовольствием, а сластолюбец подвергается скорби и смятению, то будем избегать невоздержания и хранить целомудрие, чтобы нам сподобиться и будущих благ, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *