Архимандрит адриан кирсанов

«Поразительно счастливый человек»

Простые слова, действенная молитва, чрезвычайно важные откровения и незабываемые встречи. Псково-печерского старца архимандрита Адриана (Кирсанова) вспоминают те, кому посчастливилось общаться с этим «поразительно счастливым человеком».

Архимандрит Адриан (Кирсанов)

«Он не отмучился — он отрадовался»

Епископ Егорьевский Тихон, наместник московского Сретенского монастыря:

— Последний раз мне довелось увидеть отца Адриана около месяца назад. Он был очень слабенький, но принял меня. Мы с ним смогли немножко побеседовать, вспомнить о прошлом. Я знал его больше 35 лет — для меня это огромное счастье.

В день нашей встречи он, помню, был удивительно светлым и радостным. Как, впрочем, и всегда. Я не помню его угрюмым. Многим внешне он мог казаться сердитым, но на самом деле отец Адриан не был таким. Он просто был сосредоточен в Боге, молитвенно собран в себе.

Отец Адриан — поразительно счастливый, если так можно сказать про подвижника, человек! Это средоточие в нем счастья в который раз и в эту нашу встречу меня просто изумило.

Конечно, у него были старческие немощи: 97-й год, что там говорить. Но про него нельзя сказать, как про других: вот, «человек отмучился». Он — отрадовался.

Отрадовался о Боге радостью временной и перешел в радость вечную.

«Отец Адриан оставил нам
очень важное откровение своих последних дней»

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник Донского монастыря:


— Один мой знакомый после того, как крестился, тут же поехал в Псково-Печерский монастырь и сразу стал свидетелем отчитки бесноватых, которую проводил ныне почивший старец Адриан, и увидел, как бесноватые реагируют на его молитву. Это настолько поразило новопросвещенного христианина, что он, вернувшись домой, стал ревностно подвизаться, постоянно читать Псалтирь…

В своих беседах незадолго до смерти отец Адриан озвучил удивительную вещь. Он, просматривая свою жизнь, понял, что вся его деятельность по отчитке бесноватых была напрасна. Ну, может быть, не совсем напрасна с точки зрения «уверения современного Фомы», как это видно из случая с моим новопросвещенным знакомым. Однако напрасна с точки зрения собственно помощи самим бесноватым.


— Не было, — говорил старец, — ни одного такого случая, чтобы я кому-нибудь на самом деле по-настоящему помог. Потому что на место изгнанного беса потом приходили семь злейших духов (Мф. 12: 45).

И эти люди снова появлялись на отчитках…


А еще сокрушался:


— Это же Господь попускает беснование как крест, а я, пусть и по любви, но эти кресты, получается, снимаю?


Когда приходится причащать бесноватых, так им и говоришь:


— Это ваш крест. Все равно, как бес будет действовать: снаружи или изнутри. Помните, что есть те, кто, донеся этот крест до конца, этой мукой и спасаются.

Меня отец Валериан Кречетов в свое время благословлял в Отрадном помогать одной такой бесноватой. Бес, буквально по Писанию, «бросал ее и в огонь, и в воду». То есть она вдруг обнаруживала себя упиравшейся кистями рук в зажженную конфорку газовой плиты и получала при этом тяжелые ожоги. Либо внезапно падала в водоем. И еще с размаху ударялась головой о каменный пол в храме. Я неоднократно бывал у нее дома и был свидетелем того, как она ежечасно повторяла одну и ту же молитву, начинавшуюся словами: «Благословен день и час…». Однажды я вместе с другим прихожанином и одновременно певчим храма в Акулово (ныне тоже священником), повез ее на исцеление в некую лечебницу, о существовании которой мы узнали по объявлению в газете. Но она сама, смиренно принимая попущенное, отказывалась от облегчения своей участи. Когда мы прибыли по указанному в газете адресу, то она быстрее нас поняла, что помощь ей собираются оказать экстрасенсы, и наотрез отказалась от такой «помощи», называя этих целителей колдунами. Так страдая, она вымаливала свой род. Она происходила из многодетной семьи, осиротевшей во время Великой Отечественной войны. Вместе со своими братьями и сестрами воспитывалась в детдомах. Никто кроме нее не стал верующим, и она взяла на себя подвиг всех их вымолить… Постоянно ходила в Церковь. Кончина у нее была светлая. Человек отмучился, но спасся. Наш народ сильно согрешил пред Господом: это и события столетней давности, и последующие десятилетия насаждаемого атеизма — люди до сих пор пожинают эти горькие плоды отступления от Бога.

Архимандрит Адриан (Кирсанов) У отца Адриана было видение: бес блуда кружил над Россией и кричал: «Всю молодежь я потоплю в блуде, никто от меня не уйдет». Злые духи терзают, если не изнутри, то снаружи, разврат — это то же самое бесовство.

Очищение происходит большими скорбями и трудами — только тогда есть надежда войти в Царство Небесное. Как говорил другой Псково-Печерский старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Грех входит вагонами, а выдавливать его из себя приходится по чайной ложке».

Отец Адриан оставил нам это очень важное откровение своих последних дней: сколько он сам претерпел мести от этих изгнанных им бесов, а эти люди не шли в Церковь, не каялись по-настоящему, не причащались, и эта демоническая реальность вновь поглощала их.

…И тем отчетливее свидетельство Света Истинного (Ин. 1: 9), явленного в жизни самого отца Адриана.

«Он был очень смиренным и часто незаметным для окружающих»

Монахиня Корнилия (Рис), редактор английской версии сайта Православие.Ru:

— Я была духовным чадом отца Адриана в начале 1990-х, когда жила в Печорах. Полтора года я окормлялась у него и общалась с ним очень тесно, ничего не делала без его благословения. И именно он благословил меня уйти в монахини. С тех пор наш земной контакт, к сожалению, прекратился, но надеюсь, что он всегда молился за меня.

Несомненно, отец Андриан был настоящим старцем. Так о нем говорил, например, и отец Иоанн (Крестьянкин). Хотя многие, кто находился рядом с ним, его таковым не признавали, потому что он был очень смиренным и часто незаметным для окружающих. Я просто не помню столь же смиренных людей, разве что немногие другие старцы.

В плане духовного наставничества он был очень строг. Некоторые из братии из-за этого избегали его советов. Но сам он жил очень интенсивной духовной жизнью. Думаю, у него был огромный духовный внутренний мир, о котором мало кто знал.

Еще он много лет занимался отчиткой бесноватых. Причем это была не его воля — ему дали такое, можно сказать, поручение. Началось это еще в Троице-Сергиевой лавре, а в Печорах он жил как в ссылке. Его удалили от лавры, потому что отчитывание им бесноватых вызвало большое недовольство советской власти.

И поскольку он отчитывал бесноватых, вокруг него всегда было много таких людей. Они даже переезжали жить рядом со старцем, потому что при очитке им становилось легче. И поскольку отец Адриан ими занимался, он взял на себя их лечение и духовное выздоровление, держал их в очень строгом послушании. В основном это были женщины, многие из которых вели полумонашеский образ жизни, словно они уже жили в монастыре. Они работали где-то в городе, скажем, в больнице или детском саду, но постились как монахини и вообще вели очень строгую жизнь. И поскольку вокруг него было много больных и бесноватых женщин, то некоторые монахи его даже побаивались.

Жизнь отца Адриана была очень трудной. Он родился после революции в очень благочестивой семье, и ему было трудно смотреть на то, что творится вокруг, когда преследовали священников и верующих, разрушали храмы и прочее.

Потом началась война. Старец говорил, что Господь сохранил его тем, что он никого не убивал, и что его совесть — как священника — чиста.

Когда я была в Печорах, то видела, что он очень много болеет, что усугублялось тем, что он занимался очитками, а это дело очень непростое. Несмотря на то, что он совершал отчитки по благословению, ему приходилось очень много страдать от козней дьявольских.

Но что касается меня лично, то могу сказать, что он изменил мою жизнь, при нем у меня сформировалось твердое желание принять монашество.

Он был очень крепкий духом и очень строгий в жизни. Например, его распорядок дня был таков: он ложился очень поздно — в двенадцать или позже, потому что читал правило или принимал людей, но в три часа ночи он снова вставал, чтобы вновь читать монашеское правило. После ночного чтения правила он мог немного отдохнуть, но потом снова начинал принимать людей или служить, и я предполагаю, что перед этим он уже не спал.

Что может вызвать слезы у атеиста?

Юрий Силуанов:

— Когда у меня была очень серьезная проблема, по благословению наместника Псково-Печерского монастыря архимандрита Тихона (Секретарева), меня провели в келью старца.

Физически он был, можно сказать, истощен, но от него исходила такая сила духа, такая благодать, что он буквально светился!

Я ему изложил свою проблему, а он так просто-просто сказал:

— Ну, не переживай. Все образуется. Молись. Это Господь посылает искушение.

— Искушение за какие-то мои грехи?.. — стал допытываться я.

— Кто его знает, — опять просто ответил он. — Это только Господу Богу известно.

— Батюшка, а когда эти искушения закончатся? — не унимался я. Происходящее тогда действительно было невыносимым.

— Нам сроки Господи неведомы. Но закончатся — это совершенно точно!

Благословил. Помазал меня маслицем.

Мы поговорили с ним и на какие-то другие темы. Это было очень удивительно: человек, который не читает прессу, не смотрит телевизор, не слушает радио, был в курсе всего и, я так понимаю, знал все, свидетелями чего мы потом становимся, с опережением. Потому что он прозревал суть времени.

Видел, как мамона завоевывает все больше и больше душ и на территории некогда Святой Руси воцаряется золотой телец…

Какие муки претерпело поколение старцев — отца Адриана, батюшки Иоанна (Крестьянкина), протоиерея Николая Гурьянова! Но в них была такая сила против греха!

Старцы Иоанн (Крестьянкин) и Адриан (Кирсанов)

— Молись, молись! Господь лучше нас знает, когда нам посылать искушения, когда их заканчивать, когда новые попускать… — наставлял отец Адриан. — Молись, молись! Господь не без милости, услышит молитвы.

— Батюшка, молюсь, да вот что-то никак, — посетую, бывало, я.

— Сроки Господни нам неведомы, — вновь напомнит он.

Когда в прошлом году у моего сына стало происходить что-то непонятное в жизни, явно связанное с колдовским воздействием, то я повез его к отцу Адриану.

Старец уже никого не принимал. Но сделал исключение.

Сын у меня был в детстве крещен, но потом уже редко бывал в церкви. И то разве что зайдет свечку поставить… В загробной жизни, как и многие из молодых, сомневался:

— Пап, ну, как это возможно? Столько миллиардов до нас уже поумирало… И что же: они где-то и сейчас живут? Где же стольким разместиться?

Такие вот у него были типичные «захожанские» представления.

Отвез я его к отцу Адриану. Минут 15 они беседовали. И вот этот крепкий 30-летний парень, преуспевший в бизнесе, выходит со слезами на глазах:

— Пап… А что это было?

— Ты, сынок, побеседовал с тем, для кого святость не является отвлеченным понятием.

Видя таких людей, даже самые закоренелые атеисты перестают верить в тотальную победу смерти над жизнью.

Христос Воскресе!

Как отец Адриан «ничего не делал»

Иеромонах Косма (Афанасьев), насельник Донского монастыря:

— Я поехал в Псково-Печерский монастырь в надежде увидеться с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Иду к нему, а тут выясняется, что он не принимает. А мне уже уезжать надо… Что делать?

Кто-то из братии мне посоветовал:

— А ты иди к отцу Адриану.

Я и пошел:

— Поговорите со мной…

— Да я так устал… — отнекивается.

Я сник.

А он вдруг развернулся:

— Ну, ладно, пойдем.

Обнял меня и начал рассказывать мне всю свою жизнь! Какие у него проблемы были, искушения. Слова мне не дает вставить! Какие на него гонения устраивали, как унижали его.

Я сижу, думаю: «Мне бы со своими проблемами разобраться…»

А он все говорит и говорит.

И только в конце я понял, что он рассказал мне про все, что мне тогда так хотелось спросить! Он, и рта не дав мне раскрыть, разрешил все мои вопросы.

Архимандрит Адриан (Кирсанов) На душе стало так легко, как будто я только что причастился. Я пронзительно ощутил Божественное присутствие.

Последний раз приезжаю к нему, а он так развеселился:

— Коська приехал! Коська приехал!

Столько радости в нем было! Такая преизобилующая благодать!

Батюшка в последние годы уже слабенький был. Благословит, маслицем тебя помажет, — а у тебя самого откуда ни возьмись силы берутся.

Помню, я как-то к нему приехал, а он говорит:

— А кто я? Все какие-то люди приезжают ко мне. Из Канады приезжают, из Европы… Какой-то губернатор подарил мне грамоту. А что я? Сижу в келье, ничего не делаю.

Отцу Адриану я очень благодарен. Молюсь: да упокоит его со святыми Своими Господь.

В жизнь вечную

Михаил Московский:

— В 2013 году моей маме поставили диагноз: рак 4-й стадии. Уже были метастазы в позвоночник. Она очень сильно страдала. Я поехал в Псково-Печерский монастырь. В первый раз попасть к отцу Адриану я не смог. Вернувшись в Москву, передал через одного монаха Сретенского монастыря посылочку старцу, вложив в нее записку, где был подписан и мой городской телефон.

Через некоторое время звонок:

— Батюшка Адриан вызывает вас к себе.

Я приехал и, на удивление, несмотря на множество народа, смог к нему попасть.

Захожу: худенький старчик сидит на табуретке.

— Ты не переживай. Твоя мама будет жива. Она исцелится.

Я не понял. Попросил повторить.

— Ты ее пои отваром липы, — сказал он, — и почаще соборуй и причащай.

Я тут же, выйдя от старца, звоню домой, сбивчиво объясняю, чтобы сходили в аптеку за липой.

— Ты что, с ума сошел? — слышу в трубку.

А мама действительно уже от боли теряла сознание.

— Делайте, что говорят!

Стали мы ей по капельке в рот вливать отвар, а главное — соборовали и причащали. И она очень быстро пошла на поправку.

Так что мы даже вместе засобирались к отцу Адриану. По телефону он сам практически никогда не говорил, а тут вдруг слышу от него в трубку:

— Нет, не приезжайте. Доживем до Пасхи — там видно будет.

Архимандрит Адриан (Кирсанов)

А мама чувствовала себя уже очень бодро…

Причастилась в Великий Четверг. Пособоровалась перед Пасхой. А потом резко сдала и в пятницу Светлой седмицы, на празднование иконы Божией Матери «Живоносный Источник», отошла ко Господу.

Я только тогда понял смысл сказанных батюшкой слов.

Раком заболел и мой отец. Ему, как и маме, было 80 лет. А он некрещенный! Еще и упирается: не хочу — и всё! Я к батюшке Адриану. Только по телефону взял благословение, а сестра тут же сообщает, что как раз в это время отец вдруг и говорит:

— Согласен.

Батюшкины молитвы очень сильны.

Отец тогда был уже в больнице. «Кого, — думаем, — к нему туда вести, чтобы он не прогнал священника?..»

Нашли одного иеромонаха. Он нас выслушал, а как узнал про отца Адриана, вдруг остановился:

— А отец Адриан благословил крестить?!

Звоню старцу. Келейница ему передает вопрос, а я слышу, как батюшка называет иеромонаха по имени и благословляет:

— Пусть крестит!

Я отключил телефон, а келейница мне потом рассказывает, что именно в этот момент отец Адриан вдогонку произнес:

— А что завтра? Сегодня нужно!

И тут мне внезапно звонит отец:

— Меня срочно на операцию забирают…

«Какая, — думаю, — операция?! Человеку 80 лет. Он же там сейчас умрет!» Возвращаюсь к иеромонаху, мчимся на метро, забегаем в палату. 1-е июля. Жара.

— Согласны креститься?

— Да!!

Только покрестили и причастили отца, как входят медсестры готовить его к операции.

Операция была сложная, полосная. Слава Богу, он выжил. Какое-то время еще пожил. Причащался, соборовался.

Хоронили отца на Преображение в 2014 году. Он отошел ко Господу со всем и всеми примиренный. Со светлым, каким-то светящимся, точно преображенным лицом. Даже детвора к его гробу как-то тянулась и совсем не боялась.

— Я за некрещенных не молюсь, — помню, говорил отец Адриан.

А отец покрестился, и молитва старца его тоже коснулась.

Также знаю, что отец Адриан вымолил мужа одной своей духовной дочери. Этот человек жил раньше как-то непутево, пока у него не случился третий инсульт. Он реально оказался в аду, со всех сторон терзаемый бесами: «Он не ходил в Церковь!», — а он кричал: «Я ходил! Я ходил!», — и тут вдруг появился отец Адриан. Старец его вывел оттуда и причастил. Потрясающе то, что они вместе во всех подробностях помнили произошедшее. Тот после пережитого глубочайшим образом покаялся и полностью переменил свою жизнь. Он до сих пор жив. Я с ним недавно общался.

Года два назад мы, помню, разговаривали с отцом Адрианом и договорились: две Пасхи еще поживет.

И действительно: прошли две Пасхи!

Я у него был в минувшее воскресенье. Мы так хорошо с ним поговорили. Он даже смеялся. Шутили вместе.

К своим болезням отец Адриан относился спокойно:

— Благословят лечиться — буду, нет — не надо.

Ему несколько лет назад предложили сделать операцию на катаракте. Он разговаривал со своей духовной дочерью инокиней Макарией, и вдруг у нее спрашивает:

— Соглашаться или нет на операцию?

— Батюшка, ну, если вы в мир сейчас уйдете, вытащат вас туда из монастыря ради операции, — вы же уже другой будете…

— Точно! Никуда я не пойду. Все, что надо, я и так вижу.

У него уже было другое зрение. Почему было? Есть! Ни на долю секунды не сомневаюсь, что отец Адриан сейчас просто ликует!

Скорби как таковой нет. Ты даже знаешь, что все также можешь к отцу Адриану обратиться.

Вечная память!

Не так давно исполнилось 40 дней с того момента, как душа последнего, – как называют архимандрита Адриана (Кирсанова), – псково-печерского старца, покинув земные пределы, переселилась на Небо. Мы решили не просто опубликовать воспоминания о подвижнике, но привести некий практикум: как обращаться к старцам, что необходимо, чтобы Господь старцев являл, и, наконец, как самим подвизаться в их память. (Наш сайт писал о его кончине, а точнее, наверное, будет сказать — преставлении: http://monomah.org/archives/11211)

Архимандрит Адриан (Кирсанов). Фото: митрополит Тихон (Шевкунов)

Как наши старцы старцами становились

Тихон, митрополит Новосибирский и Бердский:

– Еще будучи насельником Свято-Троицкой Сергиевой лавры, отец Адриан, по благословению духовника братии отца Кирилла (Павлова), отчитывал бесноватых. Ух, я помню, приехали мы с бабушкой Екатериной Степановной да с одной из моих сестер в лавру, и я впервые увидел, как отец Адриан отчитывал. Заходим мы в подклет Успенского собора – а что там творится, мама родная! И гавкают, и матерятся… Мы тоже в сторонке встали, постояли на всякий случай.

В 1974-м году, спустя 10 лет после того, как я впервые оказался в лавре, я вернулся туда, поступив в Московскую духовную семинарию. Помню, как мы, семинаристы, дожидались после службы или уже после братской трапезы отцов архимандрита Кирилла и батюшку Адриана. Они были между собой дружны, как-то тянулись друг к другу, мы часто видели их вместе. С преподобным преподобен будеши (Пс. 17, 26).

Говорят: «Не ищите святых, ищите кротких». Вот старцы и имели такое устроение, простоту душевную, любовь к людям. Хотя какие отец Кирилл да отец Адриан тогда были старцы? Им всего-то в то время по 50 с лишним было. Но поскольку я тогда сам еще был слишком молод, мне они уже представлялись умудренными стариками, испытанными воинами Христовыми.

Старцы Кирилл (Павлов) и Адриан (Кирсанов)

Они были требовательными, прежде всего, к себе. Во всем себя ограничивали. Самопринуждали. Царствие небесное нудится , и нуждницы восхищают е (Мф. 11, 12). Подвиг очищает сердце, – человек тогда приходит в состояние безстрастия, и уже в свободное от скверны сердце нисходит благодать. Что сказал Христос апостолам в Своей прощальной беседе (Ин. 13, 31;16, 33)? Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам (Ин. 15, 3). Надо постоянно читать Священное Писание, – это и отличало старцев отца Кирилла и отца Адриана от многих других. Именно тем, кто очищен через Слово, Господь и заповедует: оставайтесь в городе Иерусалиме (Лк. 24, 49), – с обетованием: облечетесь силою свыше.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) называл духовными людьми только тех, кто пережил это обновление Духом Святым. Вот здесь-то и начинается подлинная молитва – духовный рост и преуспеяние. Почему старцы (или те, кто еще станет старцем) постоянно в подвиге пребывали? Да потому что малейшее расслабление – каких бы ты высот уже не достиг, – ведет к падению! А отцы потихоньку, под руководством опытных, втягивались в подвиг, и тогда уже во внутренней своей брани постигали, что чем больше подвиг – тем больше благодати, тем ближе они к Богу. Это грех любит дебелость плоти, враг науськивает, чтобы мы себя пожалели, съели что-нибудь повкуснее, отдохнули как следует… А взыскательности к себе, строгости, бодрствования, воздержания, бдительности над собой – бесы и страсти бегают. Это именно те решающие качества, которые и отличали старцев. А все остальное было уже дано от Бога, – это плоды подвига. Как сказано в Писании: благодать на благодать (Ин. 1, 16). Тогда уже подвижникам от силы в силу (Пс. 83, 8) открываются таинства духовного мира.

Отец Адриан и с ангелами собеседовал, и бесов видел. Сохранилось видео, где он сам рассказывает, как однажды демона рыскающим заприметил и по простоте своей подумал: «Наверно, Господь потому им еще сновать всюду здесь попускает, что они еще, может быть, принесут покаяние…». Это свойство чистых душ – они всех жалеют. И тут же получил сильнейший удар! Все прямо сотряслось в келье. Настолько демону ненавистна была эта его мысль. Алексей Кирсанов – будущий отец Адриан – еще в юности адские бездны видел, куда – посохом показал архангел Михаил – низвергнутся безбожники: те, кто в советские времена закрывал храмы да монастыри, умерщвляя священнослужителей, верующих, да и просто многих и многих соотечественников, может быть, таких же ослепленных… Уже на исходе советской власти, в 1983-м году, я напутствовал перед смертью духовника Елоховского кафедрального собора протоиерея Алексия Демина, так он мне, помню, рассказывает: «Господь открыл мне духовный мир: вижу ад, вижу рай, ведаю, что на сердце каждого. Еду в транспорте – ни на кого не смотрю, потому что люди все черные. А в храме я любуюсь на православных, потому что это – Божия красота».

Тихон, митрополит Новосибирский и Бердский

Старцы видят нравственное состояние, совесть других людей, потому что они этим не соблазняются. А грешник, выискивая у другого грешника какую-либо страсть, начинает резонировать: мы и подмечаем-то в чужом глазу сучки наших бревен (ср. Мф. 7, 4–5), – то есть отдельные грехи, проявления присущей нам же страсти, – и тут же, сверх того, начинаем еще осуждать или обижаться. Поэтому от нас многое и сокрыто: прежде всего, ради наших же внутренних убожества и нечистоты, чтобы не отчаялись и не унывали. Так же, как для нас неведомы помышления других, – это бы для нас была просто гибель. А старцы не соблазняются тем, что им открыто, потому что Дух Святой, почивающий на них, бесстрастен. Вообще, о старчестве лучше всего написано в книге Ивана Михайловича Концевича «Оптина Пустынь и ее время», – всем советую прочитать.

Еще по семинарии помню: дождемся мы тогда отца Адриана, как он освободится, и начинаем с ним беседовать. «Будут ли еще гонения? Как дальше жить будем?» – спрашивали мы у него. А его самого, глядь, и выдворили из лавры. Сначала «отчитки» запретили совершать, а потом в 24 часа повелели убраться. Это в том же 1974-м году было, когда я только поступил в семинарию. Отца Адриана, по крайней мере, в Псково-Печерский монастырь сослали, как тогда говорили, «от цивилизации подальше», а отца Тихона (Агрикова), автора замечательной книги «У Троицы окрыленные», и вовсе выгнали из Троице-Сергиевой лавры, – это были тогда самые известные в народе лаврские духовники.

Отец Адриан (Кирсанов)

После изгнания отца Тихона лет семь власти запрещали даже кого-либо постригать с этим именем, – только на мне в 1981-м году впервые было нарушено это вето: сам я из Воронежа, и при постриге мне было наречено имя святителя Тихона, епископа Воронежского. Вот так властям в те безбожные времена была страшна даже память о духоносных отцах.

Но любящим Бога все содействует ко благу (Рим. 8, 28).

Помню, как у нас в лавре духовники отец Афанасий (Алафинов) и отец Лаврентий (Постников) соревновались:

– Мы боремся за первенство: кто из нас по проповеди первое место займет!

– Это как? – спрашиваю. – Как же вы узнаете?

– А просто: кого первого вызовут в КГБ.

Мы все можем бесов если не изгонять, то отгонять – это точно!

Схиархимандрит Илий (Ноздрин):

– Дай Бог, конечно, каждому так Богу послужить и столько прожить, как отец Адриан. В Псково-Печерском монастыре я застал отца Адриана только в самом начале его перевода туда из лавры, года два мы так с ним пообщались, а потом меня самого в 1976-м году на Афон отправили. Я у отца Адриана, бывало, и исповедовался. И на «отчитках» у него присутствовал. Бесы ему потом люто мстили за то, что он их изгонял. В этом-то и заключается тяжесть подвига: по любви к людям всю эту злобу сатанинскую потерпеть.

Бесы действительно возвращаются в тех, кто по-настоящему не кается. Почитайте, есть такая книга игумена Марка «Злые духи и их влияние на людей». Но как демоны да бесы ни стараются навредить людям, ничего они без попущения Божия сделать не могут. Иначе бы они всех поработили.

А то, что отец Адриан с ангелами собеседовал, – так в этом тоже ничего удивительного нет. Ангел-Хранитель рядом с каждым из нас. Вот ты пишешь статьи, кто тебе подсказывает? Ангел! Смирение надо иметь, в молитве быть, чтобы ангелов слышать и видеть. Вот все мы дышим воздухом, но мы же его не видим? Так же и ангелы – невидимы и необходимы.

Как старцами становятся? Стариком стал – вот и старец. Раньше в большинстве случаев так и было, а как безбожие стали насаждать, много бесноватых стало: и стар, и млад. Надо изо всех сил стараться быть с Богом, исполнять волю Божию. Хоть немножко, но утром и вечером, перед едой да каждым делом, а помолиться, чтобы все с благословением Божиим было! В церковь ходить, венчаться, детей крестить да в вере воспитывать, – так и старцы будут появляться.

Мы вообще все можем бесов если не изгонять, то отгонять – это точно! Встал, помолился, и бесы отойдут. Исповедовался от сердца, и они не имеют над тобой уже власти. Причастился, и ты с Богом. Бесы – они же бандиты, вот доступно им воровать, они и воруют. А оградишь себя крестным знамением, так и боятся – не подойдут.

Дьявол постоянно воюет против Бога и человека. Не хочет, чтобы люди спасались. Бесы – они хитрые, изворотливые. Ничего с ними общего нельзя иметь. Надо жить праведно, по Евангельскому закону, чтобы благодать не оскудевала.

Начинать надо с простого

Иеромонах Иоасаф (Швецов) (справа)

Иеромонах Иоасаф (Швецов), насельник Псково-Печерского монастыря:

– Отец Адриан – старец святой жизни. Умер – в рай пошел. Все, кто подходил ко гробу, утешение, тишину, мир, радость ощущали.

Прозорливость у него была, много откровений ему было. Люди по его молитвам исцеления получали.

Хотя чудеса прозорливости я даже не считаю чем-то сверхъестественным: наоборот, это норма для очистившего себя. Отец Адриан жил уже по духу. К нему приходишь, еще даже не сказал, куда ты едешь, а он говорит:

– Приедешь оттуда-то, поговорим…

А ты ему еще даже не говорил, что ты туда едешь!

Но это не чудо, это повседневность жизни со святым человеком.

Настоящее чудо – это когда люди были неверующие, а поговорили со старцем и уверовали. Вот это подлинно чудо! И такие чудеса происходили.

При этом отец Адриан был человеком не из ученых, выражался всегда очень просто, но его слова трогали за душу, люди каялись, обращались.

Он знал будущее. Вот что удивительно: 20 лет говорил про войну, а в последние три года спросишь его:

– Батюшка, война будет?

– Нет, не будет.

То ли панику не хотел сеять… Не знаю. Люди встревоженные придут, а он утешает:

– Все будет хорошо.

Всегда старался как-то отряхнуть народ от всего мирского, чтобы люди каяться начали, тянулись бы к храму, к вере, больше молились. Центр жизни – это спасение души, а у нас так бывает, что все остальное важно, а вот единое на потребу – впопыхах и как-нибудь. А должно быть все наоборот: главное – спасение души, а все остальное само собой прилагается.

Интересно, кстати, он говорил:

– Приходят ко мне, спрашивают, как купить, как продать, как провернуть что-то, но никто не спрашивает: как покаяться, как такую-то страсть победить?!

Отец Адриан очень не любил, когда к нему кто-то приходил из невенчанных, страшно расстраивался. Стоит очередь, двух-трех примет, а третий попадется невенчанный, так батюшка так расстроится, что даже народ дальше принимать не может…

Кто-то считает, что это неважно: венчан ты или нет, – а это, оказывается, очень важно.

Батюшка так и говорил:

– Почему у вас в жизни все плохо? Потому что вы невенчаны. Не клеется ничего? Так вы же живете без благословения!

Старец не говорил прямо, но думаю, подразумевал, что раз человек невенчан, значит, пренебрегает таинством церковным. А зачем он тогда к старцу идет, если элементарные установления церковные отвергает? Начинать надо с простого, а от решения простых вопросов, если сложные еще останутся, переходить и к ним. Но сначала исполните то, что положено, а потом уже идите к старцу…

За послушание Господь и являет старцев

Игумения Екатерина (Чайникова)

Игумения Екатерина (Чайникова), настоятельница Крестовоздвиженского Иерусалимского ставропигиального женского монастыря:

– Я попала на проводы батюшки Адриана неожиданно: приехала в Псково-Печерский монастырь, и в тот же день сообщили, что старец преставился.

На отпевании отца Адриана собралось пять архиереев, множество священников, монашествующих, мирян, – это был молитвенный праздник. Проводили мы батюшку Адриана с радостью, – уверены, что своим трудом, подвигом, праведным устроением он уже здесь был сопричастен Царству Божиему (Лк. 17, 21), а по разлучении души с телом опыт бытия с Богом открылся ему уже во всей полноте.

Отец Адриан незадолго до преставления справил свое 96-летие. Господь его сподобил оставаться в здравом уме и светлой памяти. Почти до кончины он принимал людей.

Батюшка не оставлял попечения и о монашествующих. Была я как-то у батюшки, а он мне вдруг дает деньги:

– Сестрам построить келлии.

Мы построили.

Заботился он и о лаврской братии, в числе которой до перевода в Псково-Печерский монастырь состоял: то даст копеечку на часовенку на братском кладбище, то еще чем поможет, помолится.

Кто жил праведной жизнью, тот и умирает праведно. Такие всегда с легкой совестью ждут смерти. Память смертная для них непреложна: «Помни час смертный, и вовек не согрешишь». Нет о них человеческой скорби. Наоборот, есть радость. Подвижники не умирают, они переселяются.

Как при жизни, так и по своей кончине люди Божии продолжают водворять мир в душах, благоденствие. А там, где немирствие, тревога, раздоры, что всегда сопровождает лжестарцев, – о какой там благодати можно говорить?! Сказано же Господом: мир Мой даю вам (Ин. 14, 27). Когда при общении со старцами в душе водворяется мир, – это свидетельствует о том, что они в сердце своем достигли единения со Спасителем.

Батюшку Адриана я знала с 1975 года. Я тогда была еще маленькой. Мы даже иногда шалили: пробирались к нему на «отчитки». Нам было интересно поглазеть, что там происходит. Сколько к нему стекалось тогда бесноватых! Когда батюшка начинал читать заклинательные молитвы, чего они только не вытворяли! Говорю сейчас с вами, а у меня все эти картины до сих пор перед глазами стоят…

Отец Адриан реально изгонял бесов. Как они на него при этом орали, обзывали его, пытались ему бороду выщипать, – рвали прямо до крови. Так его бесы терзали. А батюшка даже внимания на эти неистовства не обращал. У него с дикцией что-то было не так, говорил он не всегда внятно, но сила его молитвы бесов приводила в ужас: кто лаял, кто мяукал, кто хрюкал, кто-то змеей извивался… Другие его поносили всякими непотребными (вплоть до матерных) словами, – причем всегда это был нечеловеческий голос.

В детстве нам все это было интересно… Хотя иногда и страх пробирал. Мы чувствовали, что соприкасаемся с той невидимой силой, которая мучает людей, – как правило, тех, кто хулил Бога, порицал Имя Божие, считал себя выше, достойнее других. Среди бесноватых, кстати, много было людей науки, были даже некоторые знаменитости, немало встречалось и учителей.

Старец Адриан (Кирсанов)

У нас там, в печорской школе, была учительница Зоя (отчество уже не помню), – как же она страдала от беснования! Когда мы спросили у батюшки:

– Почему?

Он ответил:

– Она хулила Имя Божие.

Бесы ее тиранили до самой смерти. Батюшка нам еще раньше сказал, что Господь ей даст послабление, но не даст полного исцеления.

Есть те, кому даже чин изгнания злых духов не помогает. Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21), – написано в Евангелии.

Незадолго до смерти я была у отца Адриана, мы вспоминали о том, как он старался помочь этим бедным людям, и он мне тогда сказал такую вещь:

– Да, я пытался изгонять бесов, но исцеленные шли и снова грешили! И изгнанный бес брал семь злейших себя духов и возвращался (ср. Мф. 12, 45). Тем, кто каялся, оберегая себя впредь от греха, Господь даровал новую жизнь; а те, кто впадал в те же блуд-разврат да пьянство, вновь становились одержимыми…

С детства живя в Печорах среди старцев, мы тогда не понимали, что живем среди святых. Не воспринимали их таковыми. А это были такие старцы, как архимандрит Иоанн (Крестьянкин), архимандрит Феофан (Малявко), архимандрит Адриан (Кирсанов); схиархимандрит Пимен (Гавриленко), схиигумен Савва (Остапенко) – мой духовный отец. Такой тогда цветник духоносцев был собран в Псково-Печерском монастыре! К какому батюшке ни обратишься, он к Богу тебя ведет. Мы так и жили, не думая о том, что может быть как-то иначе.

Помню, как только закончатся уроки, мы, дети, быстренько набросав домашнее задание, закидывали портфели в угол – и в монастырь! Это было место ощутимого присутствия благодати. Меня в обитель очень тянуло. Придешь – как будто это дом твой родной! Вот один старец что-то делает, второй по дорожке идет, третий из храма выходит… Пойдешь, у всех благодать соберешь.

В то время практически не было никакой духовной литературы, жили мы только проповедями батюшек, их наставлениями, советами:

– Бога любить, церковь посещать, к таинствам приступать…

Слово старца – это была норма, правило жизни. У нас не было никакого лукавства, сомнений: «А правильно ли батюшка сказал?..» Мы никогда не испытывали пастырей. Сейчас, бывает, подойдут, спросят у одного батюшки, у второго, у третьего – и начинают взвешивать, перебирать… Для нас это было немыслимо! За послушание Господь и являет старцев.

Старец Адриан (Кирсанов)

Вот начинают сейчас охать: «Старцев не остается. Старцы нас оставляют!» Панику сеют: «Как же мы будем жить, как спасаться?» Давайте вспомним, что сами старцы жили по заповедям, которые всем нам известны из Евангелия! И будем каждый хоть немножечко подтягиваться за старцами. А то что же получается: мы хотим спасаться исключительно чужими молитвами? Старец за нас помолится, и все будет хорошо? А сами-то давайте потрудимся! Помолимся немножечко. Поплачем пред Богом, и Господь нам поможет.

Да, старцы – это посредники. «Их молитва будет услышана», – верим мы. Но и сами к Богу давайте тянуться будем! Чтобы и нашу молитву слышал Господь. А слышит Бог молитвы праведных: когда мы Его слушаем и исполняем евангельские заповеди, тогда и Он нас слышит и исполняет прошения наших молитв. Каждый из нас призван к святости (ср. 1 Пет. 1,16).

Откуда это смятение: «Вот, теперь мы погибнем»? Да не погибнем! Господь милостив. Пошлет праведников. Не стоит село без праведника. «Господи, а если будет десять праведников, сохранишь город?..» – спрашивал Авраам у Господа перед тем, как огненный дождь испепелил Содом. – Не истреблю ради десяти (см. Быт. 18, 20–33), – ответил Господь… Вся проблема в том, что стольких праведников не нашлось…

Как ни прискорбно, но старцы уходят. Однако сказать, что они нас оставляют, – неправильно. Они нас не оставляют. Если они имели любовь к нам при жизни, то и достигая Небесного Царствия, удостаиваются предстательствовать о нас пред Престолом Божиим. Их любовь к нам в вечности становится всесовершенной, увеличивается до неисчислимых масштабов.

Нам должно быть стыдно из-за того, что мы не соответствуем этой любви, и это пусть нас побуждает к исправлению. Да, мы ходим в храм. Да, мы исповедуемся и даже приобщаемся Святых Христовых Таин. Но, как люди грешные, тут же впадаем в грех, и снова идем на Исповедь, и снова каемся… Но для чего? Чтобы снова грешить?..

Старцы жили иначе. Только сейчас уже осознаешь, что это были подлинно святые люди. Пусть они пока еще не прославлены Церковью воинствующей на земле, но если они угодили Богу, Господь их уже прославил на Небесах. Они и сегодня испрашивают нам Божией милости, когда мы просим их об этом в молитвах.

Душа христианская чувствует, откуда изливается столп благодати, и спешит туда. Какая это радость – снова и снова побывать в богозданных пещерах Псково-Печерского монастыря, – потому что там упокоено столько святых! Приложившись к святыням да помолившись, потщимся же и сами хранить благодать Духа Святаго.

Подготовила Ольга Орлова

АДРИАН (КИРСАНОВ)

Архим. Адриан (Кирсанов)

Адриан (Кирсанов) (1922 — 2018), архимандрит, насельник Псково-Печерского Успенского мужского монастыря

В миру Кирсанов Алексей Андреевич, родился 17 марта 1922 года в деревне Турейке Орловской области в крестьянской семье. Рано остался без отца, рос болезненным и слабым. Однажды мама, у которой на руках после смерти мужа было трое детей, отправила его в город Орёл к доктору. В городе тогда была всего одна действующая церковь, Алексей вошёл в неё к началу литургии и не смог уйти, ощутив, что там — его дом. Тогда же ему было откровение: с иконы, перед которой остановился Алексей, сошла Пречистая Дева, а икона в видении Алексея преобразилась в поле брани.

До 1941 года работал слесарем на заводе. Когда началась Великая Отечественная война был эвакуирован в Таганрог на аэродром в военном городке. Перед занятием города немцами участвовал во взрыве цехов. Пробрался домой, где прятался дома и в лесах с партизанами. При освобождении малой родины советскими войсками вступил в армию. Вскоре попал в Коломну, где охранял гаубичные пушки. Потом комиссия нашла у него болезнь сердца и Алексея призвали работать на завод имени Лихачёва в Москву. Там он проработал до 1953 года.

В 1953 году отправился в Троице-Сергиеву лавру с намерением вступить в число братии. Поначалу наместник лавры архимандрит Иоанн (Разумов) хотел было отправить «простоватого» просителя домой, но потом смягчился и принял послушником — мыть посуду.

Твёрдо держался своего места в обители. Когда больная мать, сообщая о пожаре в котором сгорел их дом, просила его оставить обитель и заработать денег на новый дом, не покинул лавры. Вместо этого он стал усердно молить святителя Николая Мирликийского помочь его больной матери. Тогда ему неожиданно принесли сумку с деньгами и анонимной запиской — передать эти деньги матери монаха, у которой сгорел дом.

Исполнял послушание трапезника, затем — заведовал производством свечей.

В Успенский пост 1957 года был пострижен в монашество наместником лавры архимандритом Пименом (Извековым), с наречением имени Адриан. Был рукоположен во иеродиакона.

В 1970 году был рукоположен в священный сан.

О. Адриан (Кирсанов)

Вскоре после рукоположения почувствовал способность помогать бесноватым. Получил на это благословение патриарха Московского и всея Руси Алексия I. С утра под его кельей собирались толпы невменяемых, буйных, зачастую оставленных всеми людей. В 5 часов утра отец Адриан их исповедовал, потом читал молитвы, изгоняющие злого духа. Заботами отца Адриана многие исцелялись и преображались — успешно работали и исповедовали Христа. Однако его деятельность была не по нраву многим — как со стороны атеистических властей, так и со стороны завистников и блюстителей внешнего благообразия обители. После инцидента, когда при виде отца Адриана беснование внезапно проявилось у одной видной американской туристки, из руководства ЦК КПСС последовало распоряжение «Убрать Адриана из Лавры в 24 часа».

26 августа 1975 года он был переведен в Псково-Печерский Успенский мужской монастырь. Батюшка тяжело перенёс расставание с любимой обителью, много страдал, открылась язвенная болезнь. Но как только пошёл на поправку, опять стал исповедовать душевнобольных. Продолжал это служение до 1990 года, затем стал принимать людей, приехавших за исцелением и советом, с мирскими просьбами и бедами. Известны случаи его прозорливости, чудесные исцеления по его молитвам. Продолжал старческое служение и по достижении 90-летнего возраста.

С 1975 по 1978 год — братский духовник Псково-Печерского Успенского монастыря.

Последние годы много пребывал в молитвенном бдении, был молчалив.

Скончался 28 апреля 2018 года, на 97 году жизни. Погребение было назначено на 30 апреля .

>Литература

  • Павлова Нина, «Рассказы об архимандрите Адриане», Вера-Эском (Сыктывкар), ноябрь 2009.

Использованные материалы

  • Карпухина Виктория, Православные старцы. Просите, и дано будет!, Изд-во АСТ, 2013, эл. версия подготовлена компанией ЛитРес, гл. «Отец Адриан (Кирсанов). Великопостный батюшка — возвращает к обычной жизни душевнобольных людей», сс. 39-53 эл. версии:
  • Тихон (Секретарёв), архим., «Врата Небесные. История Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря», г. Печоры, 2008 г., с. 501:
    • (файл PDF)

«Печорское благочиние», официальный сайт Псковской епархии,

Архимандрит Адриан (Кирсанов). 1922-2018

Архимандрит Адриан (Кирсанов Алексей Андреевич) родился 17 марта 1922 года в селе Турейка Орловской области в семье крестьян. Годы детства и юности Алексея протекали в период уничтожения религиозных устоев дореволюционной России. Рано оставшись без отца, болезненный и слабый, еще в детстве Алеша осознал, что Церковь – единственный оплот Спасения.

До 1941 года работал слесарем на заводе. В начале Великой Отечественной войны вместе с заводом был эвакуирован в Таганрог, а когда город захватили немцы, ушел к партизанам. Ему удалось возвратиться домой и вступить в армию. В 1943 году из-за болезни сердца его комиссовали, и направили работать в Москву на завод имени Лихачёва (ЗИЛ).

В Москве Алексей стал вести аскетический образ жизни, строго подчиненный церковному уставу. Все свободное от работы время старался проводить в храме, совершал паломничества в монастыри, часто бывал на Кавказе, где в те годы подвизались Глинские старцы, у которых он стал духовно окормляться.

В 1949 году в Почаевской Лавре произошла знаменательная встреча Алексея со старцем Кукшей (прп.Кукша Одесский), который благословил его на монашество и предсказал, что в монашеском чине он будет помогать больным и страждущим людям.

В 1953 году Алексей поступил в число братии Троице-Сергиевой лавры. Твёрдо держался своего места в обители.

Успенским постом 1957 года наместником Лавры архимандритом Пименом (Извековым) послушник Алексей Кирсанов был пострижен в монашество с наречением имени Адриан, и вскоре рукоположен во иеродиакона.

Сначала отец Адриан исполнял послушание трапезника, а затем его благословили заведовать производством свечей.

3 апреля 1960 года о. Адриан был рукоположен в сан иеродиакона, а 17 декабря 1964 года митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем — в священный сан.

Вскоре после рукоположения почувствовал способность помогать людям, одержимым бесовской силой. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия I стал проводить в Лавре чин изгнания злых духов.

С самых первых лет жизни в стенах Троице-Сергиевой Лавры отец Адриан духовно сблизился с архимандритом Кириллом (Павловым), и эта духовная связь сохранилась между ними до конца жизни.

В 1974 году иеромонах Адриан был переведен в Псково-Печерский монастырь, где продолжил исполнять послушание по отчитке одержимых. Батюшка исполнял это служение до 1992 года.

С 1975 по 1978 год был духовником братии.

В 1998 году к празднику Святой Троицы игумен Адриан был удостоен сана архимандрита.

На протяжение многих лет отец Адриан принимал и наставлял приезжающих в Псково-Печерский монастырь паломников, всех кто нуждался в молитвенной помощи и утешении, для многих стал духовником и старцем.

28 апреля 2018 г. на 97-м году жизни архим. Адриан отошел ко Господу и погребен в Богом зданных пещерах у храма Воскресения Словущего.

АРХИМАНДРИТ АДРИАН (Псково-Печерский монастырь) ОТОШЕЛ КО ГОСПОДУ 28 АПРЕЛЯ 2018 НА 97 ГОДУ ЖИЗНИ. Со старцем Адрианом я познакомилась 26 лет назад. Семье нашей нужен был духовник, дети подрастали — пора было нас наставлять в вере. Все церкви в округе закрыты, поехали в Троице-Сергиеву Лавру. Раннее холодное осеннее утро, не хочется вылезать из теплой электрички. Немного робею — никогда не видела живых монахов, общалась лишь с белым священством, но очень было интересно посмотреть на настоящий, действующий монастырь. В монастыре посоветовали найти игумена Адриана. Идем во Всесвятский, в подклеть Успенского. Там исповедь. Исповедующихся и исповедующих много, но я сказала матери: «Мам, пойдем к тому батюшке». — А почему? — У него больше всех народу, значит он самый хороший. — Это кто исповедует? — спрашивает мама у какой-то женщины. — Игумен Адриан. — Пойдем, ты угадала. Стоящие в очереди на исповедь зашептались: «Пустите девочку, ишь в какую рань встала». Пустили. Подхожу. — Танечка, я тебя давно жду. — Странно — откуда он знает меня? Сколько любви в его словах и сколько радости от встречи! Что-то спросил о школе, о молитве. — У тебя Евангелия нет? — Нет. — Приходи. Принесу. Рядом шептали, что это великий старец, прозорливец, изгоняющий бесов. Я совсем не поняла этого, просто в нем было столько любви, что захотелось с ним встретиться, даже если бы он и не обещал Евангелия. Невысок, рост ниже среднего, не красив, а скорее напоминает обычного селянина, черты лица крупные, как и кисти рук. Легкая, но твердая походка. Только глаза… В них какая-то особая проницательность и удивительно наполненная глубина. Они оживляют лицо, делая его одухотворенным. Темно-карие глаза человека другого мира, где все измерения иные. Евангелие батюшка действительно принес. Стала я приходить часто-часто, рано-рано, шла на исповедь, потом ехала в школу. Родом батюшка из деревни Турейка Орловского района Орловской области, из простой крестьянской семьи. Его отец, Андрей Кирсанов, был хорошим столяром, даже мебель делал, а мать, Феодосия, занималась домашним хозяйством. В 1932 году родилась еще девочка, а в 1935 году — мальчик. Тогда же кормилец семьи умер, и единоличница Агафья Кирсанова должна была одна воспитывать и содержать детей. Все храмы в округе были закрыты еще до их рождения. Время было тяжелое не только из-за кощунства и разгула преступности, но и из-за ужасного голода. Алеша был слабого здоровья, однажды он заболел и пошел в г. Орел к врачу. В Орле оставалась еще незакрытая церковь. Алексей зашел в полупустой храм, где только что началась литургия, и душа его подсказала, что здесь, в Церкви, его место, Бог ждет его. Бог укрепил Алексея еще и замечательным откровением. Вдруг с иконы, перед которой остановился юноша, сошла Дева Мария, а на поле иконы начались кровавые битвы и полетели самолеты со свастикой. Понял юноша, что помимо войны духовной будет еще вскоре война межгосударственная. Когда она началась, Алексея эвакуировали в г. Таганрог на завод делать самолеты; однако город заняли немцы, а худенького паренька отправили домой в деревню. И он пошел, и дошел, отмерив пешком 2 тысячи километров. В Орловской области тоже свирепствовали фашисты. Однажды в избу вошел немец, искавший работников для отправки в Германию. Мать посадила Алешу в печку, заставила чугунком, его и не нашли. В другой раз его все-таки забрали, посадили вместе с другими в сарай. Но юноше передали немецкий паспорт, и его отпустили, а остальных всех сожгли заживо. Потом пришли наши войска, Алексея отправили учиться на артиллериста, но после трех месяцев учебы медкомиссия обнаружила у него порок сердца. Его определили работать на ЗиЛ. Это было в 1943 году, и 10 лет Алексей Андреевич Кирсанов отработал на заводе. Молиться ходил в Богоявленский собор, часто ездил к преп. Сергию. В 1953 году Алексей Андреевич, сказав товарищам своим, что едет жениться и жить будет у жены, уволился с завода. Чтобы убедительнее была легенда, оставил «пока» в кассе зарплату. Товарищи обрадовались такому шагу своего друга, так как не понимали его аскетизма. А Алексей Андреевич приехал в Троице-Сергиеву Лавру и попросился в число братии. Настоятелем тогда был архимандрит Иоанн (Разумов). Он сурово испытывал приходящих: «Не нужен нам такой, иди отсюда!» Вступился какой-то монах: «Праздник на днях, нам нужен человек мыть посуду». — «Хорошо, пусть моет». Очень обрадовался Алексей Андреевич, старался. Наступила Троица. Приходит однажды настоятель в моечную: «Ну что, нравится тебе мыть тарелки?». — «Спасибо. Очень нравится». Перевели в трапезники. Однажды раздает послушник Алексей обед, а кошка крутится под ногами, и наступил он ей нечаянно на лапу. Закричала кошка диким голосом на всю трапезную, а наместник и говорит: «Уходи, не надо нам такого злого монаха! Ты кошек бьешь, а что же от тебя людям достанется!». — Ну, я давай плакать… Оставили, — рассказывает старец. Потом перевели за свечной ящик, уже при настоятеле Пимене (Извекове) — будущем Патриархе. Сам настоятель постриг Алексея в монахи с именем Адриан. Духовником о. Адриана стал архимандрит Тихон. Человек духовный и образованный, тонко понимающий душу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *