Архимандрит мелекесский гавриил

Гавриил Мелекесский. Православный святой

Преподобноисповедник Гавриил Мелекесский (Иван Иванович Игошкин) родился 23 мая (5 июня) 1888 года в деревне Самодуровка Пензенской Пензенской губернии в крестьянской семье. Русский.

Отец – Игошкин Иван Павлович. Умер в 1922 г.

Мать – Игошкина Варвара Павловна. Умерла в 1922 г.

Крещен во имя Ростовского чудотворца блаженного Иоанна Власатого Милостивого.

“Родители воспитали сына в заветах строгого благочестия, и посеянное семя принесло добрый плод. Иоанн был старшим сыном в семье. Еще будучи отроком, Иоанн обнаружил склонность к подвижничеству, с годами его ревность к благочестию возрастала все более и более.”

  • 1901-1903 гг. – учится в двухклассном духовном училище, с. Русский Качим.
  • 12 ноября 1903 – 1909 гг. – послушник в монастыре Богородице-Казанского-Жадовского мужского
  • монастыря Симбирской епархии (Жадовская пустынь Корсунского уезда Симбирской губернии).
  • 1909 г. – призван в армию.
  • 1909 – март 1913 гг. – служил в г. Ковно (Каунасе), в ковенской крепостной артиллерии на должности певчего при военном соборе. Уволен в запас.
  • 1913-1914 гг. – вместе с родителями занимается крестьянским трудом.
  • 1914 г. – мобилизован в действующую армию.
  • 1914 – конец 1917 гг. – служил псаломщиком и делопроизводителем при 25-м военном госпитале.
  • Конец 1917 г. – демобилизован по болезни, вернулся к родителям в родную дер. Самодуровку. Служил псаломщиком в храме во имя Рождества Христова.
  • 1921 г. – семья Игошкиных была вынуждена (от голода?) переехать в г. Покровск (переименован в 1931 г. в
  • г. Энгельс) Саратовской губернии.
  • Январь 1921 г. – рукоположен во диакона к Свято-Троицкой церкви города Покровска.
  • 1922 г. – рукоположен архиепископом Уральским Тихоном (Оболенским) во священника к Свято-Троицкой церкви города Покровска.
  • 1922 г. – переезжает в Москву вместе с архиепископом Уральским Тихоном (Оболенским)..
  • 1922-1928 гг. – служит вторым священником храма Покрова Богородицы Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, что на Большой Ордынке. Духовник обители и настоятель Покровского храма архимандрит Сергий (Сребрянский) стал для него учителем и живым образцом пастырского служения. Отца Сергия в 1926 году арестовали и сослали.
  • 1928 г. – Марфо-Мариинская обитель сестер милосердия закрыта большевицкой властью.
  • 1928-1934 гг. – настоятель храма святителя Николая в Пыжах (Замоскворечье, Б. Ордынка, 27/6),
  • 1929 г. – принял монашеский постриг в московском Богоявленском монастыре с именем Гавриил.
  • 1930 г. – возведен в сан игумена.
  • 14 апреля 1931 г. – арестован, осужден и заключен в концлагерь сроком на три года. Срок отбывал в Вишерском лагере Екатеринбургской области. Здесь он пробыл до 29 июня 1932 года, после чего по состоянию здоровья был освобожден досрочно с запретом проживания в 12 городах. Поселился в г. Ростов Ярославской области под наблюдение местного отдела ОГПУ, через полтора месяца отправлен в г. Владимир отбывать оставшийся срок ссылки – до декабря 1933 года. По окончании срока ему был выписан паспорт, и он вернулся в Москву на должность настоятеля храма святителя Николая в Пыжах.
  • Начало 1934 г. – возведен в сан архимандрита архиепископом Дмитровским Питиримом (Крыловым).
  • В июле 1934 г. – храм святителя Николая в Пыжах был закрыт (по другим сведениям перед закрытием на небольшое время был передан “обновленцам”).
  • Июль 1934 – конец 1934 гг. – настоятель храме Воскресения Христова в Кадашах. Избран кандидатом на епископство, но хиротонии помешал арест.
  • 19 августа 1934 г. – в праздник Преображения Господня во время богослужения (!!!) – арестован. О. Гавриил содержался в Бутырском изоляторе.
  • Обвинялся в принадлежности к активной контрреволюционной церковно-монархической группировке.
  • 3 октября 1934 г. – освобожден за недоказанностью вины.
  • Конец 1934 г. – храм Воскресения Христова в Кадашах закрыт большевицкой властью.
  • Конец 1934 г. – октябрь 1936 гг. – служит в храме Покрова Богородицы села Звягино Пушкинского района Московской области. “Среди прихожан московских храмов отец Гавриил пользовался большим авторитетом, и многие, несмотря на расстояние, стали ездить в Звягино. Это был пастырь, просвещенный благодатью Божией, умудренный жизненным опытом, находивший путь к каждому сердцу. Ему были чужды осуждение и равнодушное отношение к людям. После службы в храме, а иногда и дома он проводил духовные беседы, разъясняя Священное Писание. Отец Гавриил со своими духовными чадами собирал пожертвования для отправки в лагеря высланным священникам.”
  • Октябрь 1936 г. – местные комсомольцы совершили поджог храма Покрова Богородицы. При попустительстве властей молодые уголовники остались безнаказанными.
  • С октября 1936 г. – служит в храме Сошествия Святого Духа города Пушкино.
  • 4 ноября 1936 г. – арестован во время богослужения на праздник иконы Казанской Божией Матери. Обвинение – “контрреволюционная деятельность”.
  • Ноябрь 1936 – январь 1937 гг. – во время предварительного следствия содержался в Бутырском изоляторе. Следователи пытались получить информацию об о. Вениамине Воронцове, других священниках и руководителях Марфо-Мариинской обители, но ничего не добились.
  • 7 января 1937 г. – в праздник Рождества Христова предъявили обвинительное заключение.
  • 20 января 1937 г. – особое совещание при Народном комиссариате внутренних дел СССР за участие в контрреволюционной группе приговорило его к пяти годам исправительно-трудового лагеря.
  • Январь 1937 – июль 1942 гг. – отбывал заключение в концлагере под селом Чибь Коми АССР (Ухто-Печерские лагеря НКВД). Из жития св. Гавриила: “Отец Гавриил во время пребывания в лагере претерпел много издевательств. Были случаи избиения чуть не до смерти, выводили в 40-градусный мороз на улицу босиком, где держали по нескольку часов. Однажды решили подсыпать ему яд в пищу, но Господь открыл батюшке умысел зложелателей, – он помолился, перекрестил еду и сказал: “Напрасно вы меня травите. Вы мне яду подсыпали. Я съем эту еду, как вы этого хотите, и она не причинит мне вреда”. Злоумышленники переглянулись, стали смеяться и ждать, что батюшка умрет. Но с Божией помощью он остался жив и невредим.”. Срок заключения закончился 3 ноября 1941 г. (?), но, оправдывая военным временем, св. Гавриила не выпускали из концлагеря до июля 1942 г.
  • Июль-октябрь 1942 г. – работал в своем концлагере вольнонаемным.
  • Октябрь-ноябрь 1942 г. – живет в г. Кузнецк Пензенской области у своей сестре Пелагеи. “Прожив у сестры около месяца, он решил идти пешком в Ульяновск, чтобы получить назначение на службу, так как в Симбирск была эвакуирована Московская Патриархия во главе с митрополитом Сергием (Страгородским). По пути зашел к известному в то время блаженному старцу Василию Струеву, проживавшему в селе Копышовка Тагайского района Симбирской области, чтобы получить от него благословение, как и где ему жить. В дороге он занемог, и старец Василий благословил пожить ему в двух километрах от него в селе Базарный Урень у престарелых сестер, которые не побоялись принять в свой дом старца.”
  • Ноябрь 1942 – май 1946 гг. – живет вселе в селе Базарный Урень Корсунского района Симбирской области. Отец Гавриил тайно совершал дома Божественную литургию, исповедовал, причащал Святых Христовых Тайн, совершал требы. Частенько бывал у старца Василия в с. Копышовка, подолгу они вели духовные беседы; бывало, служил у него в доме литургию, причащая старца и всех желающих. На исповеди говорил так, что все плакали. Отец Гавриил обращался к иконе Спасителя и говорил: “Господи, прими эти слезы покаяния и прости их согрешения”. Батюшка сказал однажды: “Я рад, что, живя здесь, успел сказать 33 проповеди”.
  • Май 1946 г. – св. Гавриил обращается с прошением о принятии в клир к епископу Ульяновскому (Симбирскому) и Мелекесскому Софронию (Иванцову), который назначил его настоятелем церкви в честь иконы Пресвятой Богородицы “Неопалимая Купина” города Симбирска. “Батюшке была присуща любовь к богослужению, благоговейная строгость в исполнении церковного устава. Божественную литургию он совершал с особым духовным подъемом, со слезами молясь за прихожан. Неотъемлемой частью богослужения считал проповедь. Говорил он проникновенно и убедительно. Поучения его были глубоки по смыслу и вместе с тем доступны пониманию молящихся. Власти, видя, каким он стал пользоваться авторитетом и уважением, решили отказать ему в прописке, и он был переведен в город Мелекесс (Димитровград).”
  • С 1946 – 8 июня 1949 гг. – настоятель храма свт. Николая в г. Мелекесс. Живет в собственном доме, приобретенном на деньги брата Григория, который проживал в Москве и работал на заводе. “С началом служения отца Гавриила в Никольской церкви духовная жизнь прихожан оживилась. В воскресные и праздничные дни стали проводиться духовные беседы, на которых толковались прочитанные во время литургии главы из Евангелия, изучались молитвы. Батюшка не выдерживал большого напряжения из-за слабого здоровья, поэтому беседы начинались после вечернего богослужения. Духовные беседы проводились по благословению епископа Ульяновского (Симбирского) и Мелекесского Серафима (Шарапова). В церковь стало ходить много молодежи и детей. Отец Гавриил, добрый и снисходительный к другим, сам вел строгую монашескую жизнь, имел всецелое послушание своим архипастырям и искренне любил их. Св. Гавриил был необычайно строг к себе, а также к церковному причту, не терпел пьянства и безнравственности. Не всем это нравилось. Некоторые – регент хора, церковный староста, председатель ревизионной комиссии – вели себя неблагочестиво. Приходили в церковь в пьяном виде, устраивали скандалы, деньги из церковной кассы расходовали на свои нужды. Замечания, сделанные батюшкой, им пришлись не по душе, и они стали писать клеветнические письма и доносы в Патриархию, правящему епископу, уполномоченному по делам религии при Ульяновском облисполкоме и в органы государственной безопасности. Батюшка сам обращался к архиерею с просьбой о переводе на служение в другую церковь, но получил отказ.
  • В мае 1949 г. – регент написал очередной донос на св. Гавриила.
  • 8 июня 1949 г. – св. Гавриил арестован сотрудниками государственной безопасности во время богослужения. “Прихожане все плакали. Когда его вывели из церкви, арестовывавшие остановили проезжавшую автомашину с углем и с насмешкой посадили батюшку на нее, чтобы довезти его до отдела милиции. Многие прихожане бежали за машиной со слезами, чтобы получить благословение и попрощаться с ним. Когда машина подъехала к милиции, батюшку было не узнать – он был весь черный от угольной пыли. Сразу подошли верующие, и им было сказано с усмешкой: “Вот сидит ваш поп”. Одна верующая, Анна, осмелилась подойти ближе к машине и с сожалением спросила: “Отец Гавриил, за что вас так? ” А он отвечал: “За грехи, люди нашлись и написали клевету. Последний мой суд будет”. А когда он слез с машины, народ стал подходить к нему под благословение, но милиция не допустила.”
  • Июнь-декабрь 1949 г. – содержался во внутренней тюрьме управления Министерства государственной безопасности по Ульяновской (Симбирской) области. “Св. Гавриила обвинили в том, что он является враждебно настроенным к политике большевицкой партии и советского правительства, среди верующих на протяжении ряда лет проводит антисоветскую пропаганду. Возглавляемую им мелекесскую церковь превратил в духовную школу, в которой в праздничные и воскресные дни после церковной службы с верующими проводил собеседования, беседы по изучению молитв, привлекал к церкви молодежь и детей школьного возраста. В одной из проповедей сказал: “Родители, чтобы не допустить детей к неповиновению, нужно им всегда внушать слово Божие. Утром встанет дитя – заставить его молиться, приучать к страху Божию, тогда дети будут расти послушными”. Игнорировал марксистско-ленинские науки. Во время церковной службы упоминал врага революционного движения отца Иоанна Кронштадтского.
  • По поводу “антисоветской настроенности и агитации” отец Гавриил ответил: “Настроен я религиозно, я человек верующий, антисоветской агитацией никогда не занимался. Нигде и никто не слышал от меня враждебных слов в адрес советской власти и ее вождей. Сборищ не собирал, проповеди говорил только в церкви, призывал верующих к честному труду и исполнению своих гражданских обязанностей, заботе о семье и быть полезным членом общества и государства”. На обвинение в том, что он игнорирует науку, ответил: “Это неправда, науку я люблю и всю жизнь учусь и другим советую учиться, ибо учение – свет, а неучение – тьма. Наука облагораживает человека и облегчает ему жизнь. Пред людьми науки я преклоняюсь и превозношу их имена, труды и открытия. О сотворении на земле жизни и человека говорил, как написано в Святом Писании, по-другому и не мог сказать… Проповеди произносились в строго церковном духе, ни в какой мере не касался политики. А остальное, что говорят так называемые свидетели, это клевета”.”
  • 29 декабря 1949 г. – Ульяновский (Симбирский) областной суд приговорил св. Гавриила к 10 годам лишения свободы. Этапом в товарном вагоне в лютую январскую стужу отец Гавриил был отправлен в лагерь в город Мариинск Кемеровской области.
  • Январь 1950 – 23 октября 1954 гг. – находится в заключении в лагерь г. Мариинск Кемеровской области. “Св. Гавриила поселили в бараке, где содержались уголовники-рецидивисты. Когда надзиратель первый раз вел св. Гавриила в камеру по длинному коридору, батюшка несколько раз, из-за одышки и сильной сердечной боли, просил отдохнуть. Надзиратель внимательно смотрел на батюшку и думал, что в первую же ночь убьют его, ведь без убийства не проходило ни одной ночи. Когда открыли дверь камеры, батюшка вошел туда и возгласил: “Мир вам! ” Св. Гавриил сразу сказал, что он священник, и попросил разрешения помолиться. Сначала сокамерники возмутились, но потом как-то притихли и стали слушать молитву, в которой отец Гавриил поминал всех страждущих и озлобленных… В лагере св. Гавриил продолжал свое пастырское служение: вел беседы с заключенными, исповедовал, отпевал умерших. Все это запрещалось лагерным начальством, и за нарушение полагался карцер, поэтому богослужения совершались в строжайшей тайне. В Мариинский лагерь св. Гавриилу приходило от его духовных чад много посылок с продуктами, которыми он оделял всех живущих вместе с ним. Делить продукты в камере доверяли только св. Гавриилу. Зачастую он отдавал свой кусок хлеба самым истощенным из собратьев по несчастью, лечил обмороженных. 4 сентября 1953 г. св. Гавриил написал очередную жалобу в Верховный суд СССР, в которой просил отменить решение Ульяновского (Симбирского) областного суда как незаконное и построенное на клеветнических показаниях свидетелей. Св. Гавриил оставил большое духовное наследие – это и проповеди, и многочисленные письма, и повести. Находясь вдали от духовных чад, св. Гавриил поддерживал их молитвенно, не оставлял без пастырского попечения, хотя сам находился в несравненно более тяжелом положении. Он постоянно присылал в своих письмах наставления и проповеди. Свои письма он начинал, испрашивая милость, мир и благословение на всех словами: “Возлюбленные о Господе чада, боголюбивые братия и сестры!.. Возлюбленные чада, не меняйте свои сокровища духовные на страсти и пороки, делами милосердия отправляйте их в страну вечности, там они будут вашим богатством духовным. Украшайте свои души добрыми делами, чтобы быть достойными Небесного Жениха Иисуса Христа. Тогда, как отправитесь в путь и пришедше в страну вечной жизни, услышите от Него радостный призыв: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное от создания мира”. Он призывал хранить верность Богу во всех обстоятельствах жизни. Св. Гавриил даже в трудные лагерные годы не нарушал постов, как бы ему это трудно ни было. Ольга, отбывавшая с батюшкой свой срок и работавшая на кухне в лагере, любила повторять, что св. Гавриил из тюрьмы сделал тайный монастырь. Как-то подошел св. Гавриил к Ольге и предрек скорое освобождение, так как она была осуждена, будучи совершенно невиноватой, как вскрылось позже. Она заплакала: “Батюшка! Не хочу уходить от вас”. Он в ответ: “Мы еще увидимся… ” И действительно, после освобождения Ольга переехала в Мелекесс и купила домик на улице Неверова, на которой жил батюшка. Позже, когда отец Гавриил был освобожден, они и встретились на этой улице. Начальник лагеря относился к отцу Гавриилу с большим уважением. У него тяжело болела жена, обошла всех врачей и к профессорам обращалась, но помощи ни от кого не получила. И тогда он стал просить св. Гавриила, чтоб он полечил жену. “А как лечить? Идите к врачу”. – “Пользы нет! ” – “А я ведь молюсь и прошу у Господа, чтоб исцелил болящего”. – “А я это и прошу вас”. Начальник пригласил св. Гавриила домой. Он жил у него две недели. И по молитвам св. Гавриила его жена получила от Господа полное исцеление. Теперь и начальник стал хлопотать о его досрочном освобождении.”
  • 3 октября 1954 г. – состоялось заседание Кемеровского областного суда, на котором было вынесено определение о досрочном освобождении св. Гавриила по болезни.
  • 23 октября 1954 г. – освобожден из лагеря, отбыв половину срока. “Трижды судимый, отец Гавриил пробыл в лагерях в общей сложности семнадцать с половиной лет, но никогда не жаловался на ужасы лагерной жизни. О себе он почти ничего не говорил, хотя все знали, какая судьба выпала на его долю, а он все это воспринимал как испытание его в вере и любви к Богу. Только говорил: “На все воля Господня. Слава Богу за все! ” Он непоколебимо верил в благой Промысел Божий о каждом человеке, в Покров Царицы Небесной над каждым из нас, безропотно и мужественно переносил страдания все долгие годы заключения. Он говорил: “Я рад, что Господь сподобил меня пострадать вместе с моим народом и потерпеть сполна все скорби, которые не единожды выпали на долю православных; испытания посылаются человеку от Бога и необходимы для его очищения и освящения”.”
  • Ноябрь 1954 г. – вернулся в Мелекесс. “Дом его был конфискован. И он пошел в церковь, надеясь на добрых людей. Многие боялись пригласить к себе батюшку. Но вот нашлась добрая душа Евдокия Васильевна, которая не побоялась принять отца Гавриила, хотя домик ее был небольшой и в семье четыре человека.”
  • 6 января 1955 г. – Президиум Верховного суда РСФСР рассмотрел жалобу отца Гавриила и постановил: приговор Ульяновского областного суда от 29 декабря 1949 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 23 февраля 1950 года отменить и делопроизводство прекратить, из-под стражи освободить, полностью реабилитировать. “Начались хлопоты по поводу конфискованного дома, который вскоре был возвращен. В знак благодарности к Евдокии Васильевне и ее семье отец Гавриил пригласил жить в свой дом ее и всю ее семью, так как их дом был ветхим, сказав: “Будете за мной ухаживать, я человек больной, долго не проживу, а дом подпишу на вас”. Так он и сделал. Св. Гавриил вернулся после лагеря именно в Мелекесс, как он сам говорил, молиться за своих врагов, строго следуя заповедям Божиим. Пастырь, которому было свойственно полное самоотвержение ради ближнего, безграничная любовь к несчастным, больным, душевно и телесно страждущим, не знал покоя ни днем ни ночью и еще при жизни был прославлен Богом даром прозорливости и исцеления.
  • После лагеря св. Гавриил не служил в церкви из-за слабого здоровья, он служил Божественную литургию у себя дома.
  • Умер 18 октября 1959 г. Это было воскресенье, батюшка отслужил Божественную литургию, причастился Святых Христовых Тайн. Как и всегда, во время “Тебе поем” очень сильно плакал. В течение дня много писал, вечером отслужил всенощную. После нее вышел на улицу немного погулять, затем был ужин, но когда ему принесли еду, он попробовал две ложки и отказался. Попросил прочитать акафист “Иисусу Сладчайшему”, слушал лежа, и вдруг стал говорить: “Грудь давит и тяжело дышать”. Предчувствуя смерть, попросил прочитать “Канон при разлучении души от тела”. Стал прощаться со всеми, велел крестить его с головы до ног, окинул взглядом все четыре стороны света и почил, как бы тихо заснув.”
  • Св. Гавриил похоронен на городском кладбище Мелекесса.
  • Исповедник был прославлен от Господа даром прозорливости и чудотворений, его еще при жизни почитали святым.
  • 20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, архимандрит Гавриил (Игошкин) был причислен к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских.
  • 5 (18) октября 2000 г. состоялось обретение мощей преподобноисповедника Гавриила, которые ныне покоятся в Никольском соборе г. Мелекесс (Димитровград). “Следует отметить, что в момент обретения мощей в воздухе ощущалось благоухание, позже, когда освящалась первая икона святого преподобноисповедника Гавриила, Господь сподобил многих верующих увидеть чудо: когда святая вода коснулась изображения лика преподобного, на икону снизошел Святой Дух в виде огненного столба. После чтения Святого Евангелия Архиерей и священники приложились к святым мощам, и началось помазание богомольцев освященным елеем. В этот вечер у мощей святого Гавриила произошло несколько случаев исцеления больных.”
  • Св. Гавриил считается небесным покровителем Мелекесса.

В Православно Церковном календаре на 2009 год РПЦ 50-летие со дня преставления св. Гавриила было включено в перечень 35-ти главных юбилейных и памятных дат Церкви 2009 года.

Праздник преподобноисповеднику Гавриилу Мелекесскому установлен 5 (18) октября.
Акафист святому преподобноисповеднику Гавриилу – http://www.eparhia-saratov.ru

Монахиня Мария (Гоголева) о св. Гаврииле: “Еще школьницей батюшка устроил меня к просфорнице. Старушка одна там пекла просфоры, и я ей стала помогать. Бабушка, которая пекла просфоры, потом уехала, и некому стало их печь. Я осталась одна. Он благословил сторожей, уборщицу мне помогать, и я так и пекла. Потом пойду в школу – то урок не выучу, то еще что-то, в школе-то все смеются, что в церковь хожу, тогда ведь как было… Я огорчалась, плакала, и батюшка начал меня ругать: “Ну какая ты Христианка, если ты боишься, что над тобой смеются? Смотри – Спасителя распяли, но Он вытерпел все, а ты не хочешь терпеть, если тебя дурой или монашкой обозвали”. Так он меня ободрял. Это было в 1948 году. Я сильно переживала, но потом привыкла к насмешкам в школе. Стала слабее учиться, учителя стали детей подзуживать, чтобы меня ругали да били. Батюшка тогда стал говорить: “Мария, ты сегодня вот этот урок выучила? ” Я говорю: “Нет”. “Вот сядь и прочитай этот урок”. Или скажет: “Ты эту задачу решила? Сядь и реши вот так”. Он как бы со мной вместе заново в школе учился, все мои дела знал. На экзамен иду, он мне говорит: “Ты вот этот билет повтори”. Отвечаю: “Батюшка, да я вроде повторила”. А он говорит: “Еще раз повтори, он тебе достанется”. И правда, доставалось то, на что он мне указывал. Когда зимой мы, дети, его провожали домой со службы, бывало, уцепимся за него – а дорога скользкая, – и, вместо того чтобы помочь, еще и виснем на нем. И вот один раз так идем мимо кладбища часов в пять вечера – а на улице уже темно, хоть глаз выколи – и видим: с одной могилы поднимается огненный шар. Мы как заорем! Батюшка нас начал крестить. Когда же шар уже пролетел над нами, он и говорит: “Чтобы больше этого не было… Это кто-то плачет о покойнике и дьявол в виде покойника летит к тому дому”. Так он нас предупредил – не надо плакать, когда покойник умирает. Когда батюшка вышел из тюрьмы, его вдруг пригласили на исповедь, и он говорит: “Пойдем, Мария, кого-то исповедовать надо”. Пришла машина, мы уселись в нее, и нас привезли к тому судье, который батюшку посадил в тюрьму. Судья заболел раком и сказал: “Мне никакого батюшки не надо, кроме отца Гавриила”. И вот батюшка исповедовал его часа два, вышел оттуда весь мокрый и говорит: “Я за девяносто лет не слышал такой исповеди, как от этого судьи”. И как только он вышел, этот человек скончался. Дождался, когда отец Гавриил выйдет из тюрьмы, его исповедает, причастит… ”

Святой преподобноисповедниче Гаврииле, моли Бога о нас!

«За грехи»

8 июня 1949 года во время богослужения в Никольскую церковь г. Мелекесса Ульяновской области вошли люди в штатском — сотрудники госбезопасности. Не дожидаясь конца службы, они арестовали настоятеля храма, архимандрита Гавриила.

В насмешку сотрудники ГБ посадили 60-летнего отца Гавриила на автомашину с углем и так повезли в отделение милиции. Многие прихожане бежали за машиной со слезами. Когда машина подъехала к отделению, отец Гавриил был весь черный от угольной пыли. К нему подбежали верующие, одна прихожанка спросила: «Отец Гавриил, за что Вас так?» — «За грехи, люди нашлись и написали клевету. Последний мой суд будет». Священник слез с машины, люди захотели подойти к нему под благословение, но милиция не позволила.

Обвинение гласило, что архимандрит Гавриил является враждебно настроенным к политике коммунистической партии и советского правительства, среди верующих на протяжении ряда лет проводит антисоветскую пропаганду. Возглавляемую им мелекесскую церковь превратил в духовную школу, в которой в праздничные и воскресные дни после церковной службы с верующими проводил собеседования, беседы по изучению молитв, привлекал к церкви молодежь и детей школьного возраста.

В одной из проповедей сказал: «Родители, чтобы не допустить детей к неповиновению, нужно им всегда внушать слово Божие. Утром встанет дитя — заставить его молиться, приучать к страху Божию, тогда дети будут расти послушными». Игнорировал марксистско-ленинские науки. Во время церковной службы упоминал врага революционного движения отца Иоанна Кронштадтского.

Отец Иоанн

В январе 1921 года, несмотря на разгар антирелигиозной кампании в стране, Иван принимает священный сан. Епископом Уральским и Николаевским Тихоном (Оболенским) он был рукоположен во диакона и начал служить в Троицком храме г. Покровска (в настоящее время это г. Энгельс Саратовской области). На следующий год состоялась иерейская хиротония.

Когда митрополит Тихон в 1922 году переехал в Москву, отец Иоанн поехал с ним. В Москве он в течение шести лет (1922–28) служил в Покровском соборе легендарной Марфо-Мариинской обители.

Переезд отца Иоанна в Москву совпал по времени с обновленческим расколом в Русской Церкви. О. Иоанн решительно отверг обновленчество и остался верным патриарху Тихону. После кончины патриарха Тихона о. Иоанн признал митрополита Сергия (Страгородского) как местоблюстителя патриаршего престола, считая необходимой централизованную власть в Церкви.

Свою позицию он объяснял следующим образом: «Наше пастырское дело — служить Господу, исполняя свой долг, а не заниматься церковной политикой и осуждением архиереев». В личном архиве отца Иоанна сохранилась справка о том, что он «находится в общении с Заместителем Патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием и в священнослужении не запрещен», подписанная архиепископом Питиримом (Крыловым).

Гавриил — «крепость Божия»

В 1928 году Покровский собор был закрыт властями и превращен в кинотеатр. Перед закрытием храма, 28 августа 1928 года, безбожники выносили из церкви святые иконы в дорогих ризах с камнями, ризы снимали, а иконы кололи и сжигали. Воспоминание об этой ужасающей картине отец Иоанн пронес через всю жизнь, — своим духовным чадам он рассказывал о произошедшем со слезами на глазах.

Архимандрит Гавриил (Игошкин) с духовными чадами, г.Мелекесс. Фото: sr.isa.ru

После закрытия Покровского храма отец Иоанн вместе с последним настоятелем этой церкви о. Вениамином Воронцовым (впоследствии митрополит Лениградский и Ладожский Елевферий) перешел служить в храм святителя Николая в Пыжах, расположенный неподалеку от Марфо-Мариинской обители. В ночь с 28 на 29 октября 1929 года отец Вениамин был арестован по обвинению в «контрреволюционной деятельности», заключен в Бутырскую тюрьму, а позднее отправлен в лагерь. Пост настоятеля Никольского храма принял отец Иоанн, он занимал его вплоть до 1934 года.

В 1929 году отец Иоанн принял монашество с именем Гавриил, что означает «крепость Божия», через год был возведен в сан игумена. Жизненный путь отца Гавриила сложился в соответствии с именем — он претерпел множество испытаний и мытарств, но не отказался от служения Господу.

В 1931 году игумен Гавриил был арестован за «систематическую антисоветскую деятельность». Вместе с ним (уже в четвертый раз) была арестована и Татьяна Николаевна Гримблит. Каждый из них был осужден на три года лагерей.

На следствии отец Гавриил утверждал:»Против власти среди прихожан агитации я не вел. Я всегда говорил, что Советская власть как и всякая власть, дана Богом, поэтому ей надо подчиняться и за нее молиться, чтобы Господь улучшил положение верующих». Отца Гавриила подвергали многим изнурительным допросам.

Архимандрит Гавриил (Игошкин), 1950-е годы. Фото: pravenc.ru

Впоследствии сам он в своей книге «О загробной жизни» вспоминал об этом:»Мы, христиане, и в особенности священнослужители, были беззащитны, судили нас, как хотели, предъявляя чудовищные обвинения в нелепых преступлениях. Искать справедливости, доказывать свою невиновность, добиваться защиты было делом немыслимым. Мы могли только страдать и терпеть. Сами допросы были ничем иным, как изощренными пытками и издевательствами над личностью допрашиваемого и необузданным кощунством над Богом и всем святым…».

Отцу Гавриилу обещали свободу, если он откажется от священнического сана, избивали на допросах, но он был непоколебим. Виновным себя не признал. Срок он отбывал в Вишерском лагере Екатеринбургской области. Его соседями по баракам были другие заключенные священнослужители — епископ Омский Антоний (Миловидов), протоиерей Глеб Коптягин, иеромонах Нектарий (Григорьев, впоследствии митрополит).

В Вишлаге отец Гавриил пробыл до 29 июня 1932 года, после чего по состоянию здоровья был освобожден досрочно и выслан в город Ростов Ярославской области под наблюдение местного отдела ОГПУ, а через полтора месяца отправлен в город Владимир отбывать оставшийся срок ссылки — до декабря 1933 года.

Прощание с братом

Во Владимире отец Гавриил неожиданно встретился со своим младшим братом Афанасием и его семьей. Родственники отца Гавриила проживали в г. Покровске (Энгельсе). Афанасий служил там сторожем в церкви Вознесения Господня.

Встреча отца Гавриила с братом, как оказалось, была последней. Племянница отца Гавриила Зинаида Афанасьевна Игошкина († 2001), вспоминала: «Шел 1933 год. В Поволжье был сильнейший голод, вымирали целые семьи. Мне было 8 лет, когда я от постоянного недоедания сильно заболела. На меня было страшно смотреть: одни кости и большой живот. Чтоб спасти мне жизнь и избежать ареста, папа (брат отца Гавриила — Афанасий Игошкин) решил поехать в Москву к батюшке Гавриилу.

В Москве нас встретила духовная дочь батюшки Мария Харитоновна Орлова. Она нам рассказала, что отец Гавриил находится в заключении, и приняла нас в свой дом. Меня устроила на лечение в больницу, и после моего выздоровления мы поехали с отцом в город Владимир, где отбывал батюшка ссылку. …Меня поразило, что больной, измученный концлагерной жизнью отец Гавриил спал на кирпичах, и сверху одна простыня.

Долго жить во Владимире нам не пришлось, ведь батюшка снимал квартиру и был под наблюдением ОГПУ. Папа с батюшкой Гавриилом очень подолгу беседовали и молились. Отец Гавриил учил папу: „Что б ни случилось с тобой — гонения, аресты и даже угрозы расстрела — нужно оставаться верным вере Христовой, и даже жизнь свою отдать за Христа“. Перед отъездом мы с папой получили благословение архимандрита Вениамина и батюшки Гавриила. Это была последняя встреча папы с любимым братом. В 1938 году папу обвинили в контрреволюционной деятельности и расстреляли».

Арест за арестом

По окончании срока отец Гавриил вернулся в Москву, продолжил служение в храме святителя Николая в Пыжах, был возведен в сан архимандрита. В 1934 году Никольский храм захватили обновленцы. Отец Гавриил перешел в храм Воскресения Христова в Кадашах. Там, 19 августа 1934 года, в праздник Преображения Господня, во время торжественной службы его, вместе с девятью другими священниками, вновь арестовали.

Архимандрит Гавриил (Игошкин). Фото: sr.isa.ru

Архимандрит Гавриил был обвинен в принадлежности к «контрреволюционной церковно-монархической группировке». 3 октября того же года его освободили «за недоказанностью вины». Московский храм, в котором служил отец Гавриил, был опять закрыт — и он перешел в Покровскую церковь села Звягино Пушкинского района Московской области.

Несмотря на дальность расстояний, московские прихожане отца Гавриила ездили к своему духовному отцу в Звягино. В 1936 году комсомольцы сожгли храм в Звягино — тогда отец Гавриил переехал служить в храм Сошествия Святого Духа города Пушкино.

4 ноября 1936 года во время богослужения на праздник в честь иконы Казанской Божией Матери отца Гавриила вновь арестовали, обвинив в контрреволюционной деятельности. Содержался отец Гавриил в Бутырском изоляторе, где на многочасовых допросах спрашивали о священнике Вениамине Воронцове, с которым он служил пять лет в Марфо-Мариинской обители.

Стремясь никому не навредить, на вопросы отец Гавриил отвечал уклончиво: «Я с ним не поддерживаю связи». Задавали вопросы и о других священниках и руководителях Марфо-Мариинской обители, в частности о великой княгине Елизавете Федоровне. На все вопросы он отвечал: «Ничего не знаю и общаюсь только с теми людьми, что касается службы в церкви».

В день Рождества Христова — 7 января 1937 года — отцу Гавриилу предъявили обвинительное заключение. За участие в «контрреволюционной группе» он был приговорен к пяти годам исправительно-трудового лагеря. Отца Гавриила отправили этапом в город Чибью (ныне — г. Ухта) в область Коми, в печально известный Ухтпечлаг.

Однажды в Ухтпечлаге отец Гавриил с соседями по бараку тайно праздновали Христово Воскресение: «Ночью мною было тайно отслужено Пасхальное богослужение, – писал в своих воспоминаниях сам отец Гавриил, — все присутствующие причастились Святых Христовых Таин. Праздник Светлого Христова Воскресенья, Пасха — самый большой и главный для православных. Духовные чада постарались сделать передачку с продуктами, которыми и разговелись. Всем казалось, что все сделано тайно и начальство ничего не узнает.

Утром вызвал меня начальники грозно приказал… мести лагерный двор. — „Товарищ начальник, сегодня великий праздник Пасхи, нарушать его не буду“… Тогда начальник вызвал надзирателя, который,… обрив наголо мне голову и сбрив бороду, отпустил с насмешкой: „Вот тебе, поп, и Святая Пасха!“

На душе была такая скорбь. Но я сразу вспомнил слова, произнесенные распятым на Кресте Спасителем мира:„Отче, прости им, ибо не знают, что делают“. Поблагодарил Господа, что Он в такой день сподобил пострадать за Его святое Имя и запев: „Христос воскресе из мертвых…“, — пошел в свой барак».

«Враг народа»

Срок заключения закончился в конце 1941 года, но в связи с войной отец Гавриил был освобожден только в июле 1942-го. После освобождения работал в этом лагере до октября 1942 года. В октябре 1942 года он уехал в город Кузнецк Пензенской области к своей сестре Пелагее. Прожив у сестры около месяца, он решил идти пешком в Ульяновск (быв. Симбирск), чтобы получить назначение на службу, так как туда было эвакуировано руководство Московской Патриархии во главе с митрополитом Сергием (Страгородским).

Однако в Ульяновске отцу Гавриилу — «врагу народа» — служить не разрешили. Тогда он отправился к известному в то время блаженному старцу Василию Струеву, проживавшему в селе Копышовка Тагайского (ныне — Майнского) района Ульяновской области, чтобы получить от него благословение, как и где ему жить. В дороге он заболел, и старец Василий благословил пожить ему в двух километрах от него в селе Базарный Урень у двух верующих старушек, Матрены и Анны Беляковых.

Сестры не побоялись принять в своем доме «врага народа». Как могли, они подкормили и подлечили отца Гавриила. Отец Гавриил прожил у них до мая 1946 года, тайно служил в их доме Божественную литургию, исповедовал, причащал, совершал требы. Много раз он посещал и старца Василия в Копышовке, подолгу они вели духовные беседы. В доме у блаженного отец Гавриил также тайно служил литургию.

В 1946 году прошение отца Гавриила о месте служения было, наконец, удовлетворено — епископ Ульяновский и Мелекесский Софроний назначил его настоятелем храма в Ульяновске. Однако местный уполномоченный по делам религий, видя, как популярен в народе батюшка, отказал ему в регистрации в Ульяновске. Тогда отец Гавриил был назначен настоятелем Никольской церкви г. Мелекесс (с 1972 года — Дмитровград).

Но и там долго служить ему было не суждено. На этот раз формальным поводом для ареста стал донос брата во Христе — приходского регента Костина.

«Настроен я религиозно»

Во время своего последнего суда в 1949 году во поводу «антисоветской настроенности и агитации» отец Гавриил ответил: «Настроен я религиозно, я человек верующий, антисоветской агитацией никогда не занимался. Нигде и никто не слышал от меня враждебных слов в адрес советской власти и ее вождей. Сборищ не собирал, проповеди говорил только в церкви, призывал верующих к честному труду и исполнению своих гражданских обязанностей, заботе о семье и быть полезным членом общества и государства».

На обвинение в том, что он игнорирует науку, отец Гавриил ответил: «Это неправда, науку я люблю и всю жизнь учусь и другим советую учиться, ибо учение — свет, а неучение — тьма. Наука облагораживает человека и облегчает ему жизнь. Пред людьми науки я преклоняюсь и превозношу их имена, труды и открытия. О сотворении на земле жизни и человека говорил, как написано в Святом Писании, по-другому и не мог сказать… Проповеди произносились в строго церковном духе, ни в какой мере не касался политики. А остальное, что говорят так называемые свидетели, это клевета».

29 декабря 1949 года областной суд приговорил 60-летнего отца Гавриила к 10 годам лишения свободы. Этапом в товарном вагоне в лютую январскую стужу престарелый больной священник был отправлен в лагерь в город Мариинск Кемеровской области. По прибытии в лагерь его поселили в бараке, где содержались уголовники-рецидивисты. Несмотря на преклонный возраст и болезни, он был вынужден трудиться на тяжелых работах наравне с молодыми.

В Мариинский лагерь отцу Гавриилу приходило много посылок от духовных чад с продуктами, которыми он всегда щедро делился с соседями по бараку. Лагерное начальство шутило: «Иван Иванович, для вас только почта и работает».

Отца Гавриила полюбили не только заключенные, но и надзиратели. Порой они приходили в его барак, чтоб послушать наставления и беседы. Начальник лагеря относился к отцу Гавриилу с большим уважением. Однажды у него тяжело заболела жена, ни один врач не мог ей помочь. И тогда он стал просить отца Гавриила, чтоб он полечил жену. Отец Гавриил отказывался, утверждая, что он не врач и может только молиться о болящей. «А я это и прошу вас», — сказал начальник и пригласил отца Гавриила к себе домой.

По молитвам отца Гавриила жена начальника лагеря получила полное исцеление. Тогда начальник в благодарность стал хлопотать о досрочном освобождении отца Гавриила. 3 октября 1954 года состоялось заседание Кемеровского областного суда, на котором было вынесено определение о досрочном освобождении отца Гавриила по болезни. Священник был освобожден из-под стражи 23 октября, отбыв ровно половину срока.

«Молиться за своих врагов»

По освобождении отец Гавриил отправился в Мелекесс — как он сам говорил, «молиться за своих врагов». Возвратившись из лагеря, он был очень слаб здоровьем, уже не мог служить в храме и совершал литургию на дому. В доме практические всегда были гости — духовные чада отца Гавриила со всех концов страны.

Трижды судимый, отец Гавриил пробыл в лагерях в общей сложности семнадцать с половиной лет, но никогда не жаловался на ужасы лагерной жизни. Он говорил: «Я рад, что Господь сподобил меня пострадать вместе с моим народом и потерпеть сполна все скорби, которые не единожды выпали на долю православных, что испытания посылаются человеку от Бога и необходимы для его очищения и освящения».

В июне 1956 года отец Гавриил совершил последнюю поездку на родину — в Пензенскую область. Обошел пешком села Сыреси, Самодуровку, Шугурово, Шкудим, Качим, где проживали его родные, в их домах служил Божественную литургию, крестил младенцев. Совершил последнюю панихиду на могиле родителей, похороненных в селе Сыреси.

По возвращении в Мелекесс отец Гавриил стал слабеть с каждым днем. Кончина его была мирной и поистине христианской. 18 октября 1959 года, предчувствуя конец земной жизни, он попросил духовных чад прочесть над ним «Канон при разлучении души от тела». Стал прощаться со всеми, велел крестить его с головы до ног, окинул взглядом все четыре стороны света и тихо заснул. Сначала думали, что спит, но пульс уже не бился — умер.

Память

Архимандрит Гавриил (Игошкин) — редкий представитель сонма новомучеников и исповедников Российских, в отношении которого имеет место действительно народное почитание. В разных городах России еще живы духовные дети отца Гавриила, которые передают потомкам память о нем. В храмах, где служил отец Гавриил, написаны его иконы, служатся акафисты преподобноисповеднику Гавриилу.

Никольский собор г. Мелекесса, где покоятся мощи преподобноисповедника Гавриила. Фото: eparhia.ru

Мощи преподобноисповедника Гавриила находятся в Никольском соборе г. Дмитровграда; поток паломников, желающих им поклониться, не иссякает.

В 2004 году на родине архимандрита Гавриила (Игошкина) в деревне Сосновка (быв. Самодуровка) Пензенской области был построен деревянный храм, освященный во имя преподобноисповедника Гавриила. Инициатором строительства выступила жительница г. Ульяновска (быв. Симбирск) Людмила Владимировна Куликова. Здание стоит на том самом месте, где некогда стоял родительский дом архимандрита Гавриила. Рядом с храмом поставлен памятный крест святому.

Храм во имя преподобноисповедника Гавриила Мелекесского в селе Сосновка (Самодуровка). Фото: russian-church.ru

Недавно Людмилой Кулаковой была выпущена книга «Угодник Божий Гавриил, архимандрит Мелекесский». В январе 2012 года состоялась ее презентация в Москве, в Марфо-Мариинской обители — одном из мест служения архимандрита Гавриила.

Людмила Кулакова на презентации книги об архимандрите Гаврииле в Марфо-Мариинской обители, Москва, 15 января 2012 года. Фото: bezformata.ru

Помимо биографии преподобноисповедника Гавриила, в книгу вошли тексты его писем и проповедей, уникальные фотографии, а также повести пера отца Гавриила — «Четвертый Волхв» и «Животворящее имя Господне».

См. житие священноисповедника Гавриила (Игошкина), составленное игуменом Дамаскином (Орловским)

Преподобноисповедник ГАВРИИЛ (ИГОШКИН) МЕЛЕКЕССКИЙ, архимандрит (1959) ДНИ ПАМЯТИ:18 октября, 4 февраля (переходящая), 3 июня КРАТКОЕ ЖИТИЕ Преподобноисповедник Гавриил (Игошкин), в миру Иван Иванович Игошкин, родился 23 мая 1888 года в деревне Самодуровка Городищенского уезда Пензенской губернии (ныне с. Сосновка Сосновоборского района Пензенской области) в крестьянской семье. Закончил 2-классное духовное училище. Его жизненный путь определился уже в детстве: он не увлекался играми подобно своим сверстникам и все свое свободное время старался проводить в храме. 12 ноября 1903 года, в 15 лет, закончив учебу поступил послушником в мужской монастырь Жадовская пустынь Симбирской епархии. В 1909 году призван на военную службу, которую проходил в крепостной артиллерии Ковно в должности певчего при военном соборе до конца марта 1913 года. Вернулся со службы в 1913 году, жил со своими родителями, но в 1914 году призван в действующую армию, где служил псаломщиком и делопроизводителем при 25-м военном госпитале. В 1917 году был демобилизован по болезни и вернулся к родителям. Служил псаломщиком в храме во имя Рождества Христова. В январе 1921 года рукоположен в сан диакона к Свято-Троицкой церкви Покровска (ныне город Энгельс Саратовской области) архиепископом Уральским Тихоном, а в 1922 году — в сан иерея к тому же храму. В 1923 году архиепископ Тихон, назначенный членом Временного Патриаршего Синода, переехал в Москву и забрал с собой отца Иоанна, который по приезде в Москву был назначен священником Покровского храма Марфо-Мариинской обители. После его закрытия в 1928 году переведен в храм свт. Николая в Пыжах. В 1929 году в Московском Богоявленском монастыре епископом Петром (Рудневым) был пострижен в монашество с именем Гавриил. В 1930 году возведен в сан игумена. 14 апреля 1931 г. был арестован по обвинению в «систематической антисоветской агитации» и организации нелегальных сестричеств и братств, оказании помощи ссыльному духовенству; заключен в Бутырскую тюрьму. Проходил по групповому делу «Следственное дело Алексинского Ф.Н. и др. Москвa. 1931г.» вместе с Татьяной Николаевной Гримблит. Всего по делу проходило 39 человек. На следствии показал: «Против влaсти среди прихожaн aгитaции я не вел. Я всегда говорил, что Советская власть как и всякая власть, дана Богом, поэтому ей надо подчиняться и за нее молиться, чтобы Господь улучшил положение верующих». 30 апреля того же года приговорен к трем годам исправительно-трудового лагеря. Срок отбывал в Вишерском ИТЛ. 29 июня 1932 г. досрочно освобожден по состоянию здоровья с запретом проживания в 12 городах. Поселился в г. Ростове Ярославской обл., с августа — во Владимире. По окончании срока ссылки в декабре 1933 г. вернулся в Москву и назначен настоятелем Московского Никольского храма в Пыжах. В начале 1934 г. архиепископом Дмитровским Питиримом (Крыловым) возведен в сан архимандрита. В июле 1934 г. в связи с захватом храма Николы в Пыжах обновленцами перешел на служение в храм Воскресения Христова в Кадашах. Избран кандидатом на епископство. 19 августа 1934 г. арестован во время богослужения, обвинялся «в участии в активной контрреволюционной церковно-монархической группировке», заключен в Бутырскую тюрьму, но 3 октября того же года освобожден. В связи с захватом Воскресенского храма обновленцами переведен на служение в Покровскую церковь с. Звягино Пушкинского района Московской обл. Прихожане тех московских храмов, где он служил, весьма почитали св. Гавриила. После службы проводил духовные беседы в храме и дома и собирал пожертвования для репрессированных священников. После того, как местные комсомольцы сожгли Покровскую церковь в октябре 1936 года, переведен в храм во имя Сошествия Святого Духа в г. Пушкино. 4 ноября 1936 г. во время богослужения он был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. Содержался в Бутырском изоляторе. 20 января 1937 г. приговорен ОСО при НКВД СССР к 5 годам ИТЛ. Срок отбывал в Ухтинско-Печорском ИТЛ в пос. Чибью (ныне г. Ухта, Республика Коми); неоднократно подвергался избиениям, по несколько часов выстаивал в 40-градусный мороз на улице босиком. Срок заключения закончился в конце 1941 г., освобожден только в июле 1942 г.; работал в лагере. В октябре 1942 г. уехал в г. Кузнецк Пензенской обл., у сестры Пелагеи прожил около месяца. Для назначения на службу пешком направился в Ульяновск, куда была эвакуирована Московская Патриархия. Чтобы получить благословение у старца Василия Струева, зашел в с. Копышовка (ныне Карсунского района Ульяновской обл.). Заболевшего Гавриила старец благословил жить недалеко от себя — в с. Базарный Урень у престарелых сестер Беляковых. Гавриил тайно совершал в их доме богослужения, исповедовал, причащал, совершал требы. Вел духовные беседы со старцем Василием. В начале мая 1946 года Ульяновский епископ Софроний назначил его настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» Ульяновска. Из-за отказа в прописке как «врагу народа» переведен настоятелем Никольского храма в Мелекессе, где купил домик при денежной помощи брата Григория, проживавшего в Москве и работавшего на заводе. Был строг к себе и к церковному причту, не терпел пьянства и безнравственности, строго исполнял церковный устав. Богослужение совершал с духовным подъемом. Особое внимание уделял проповеди. После служб в воскресные и праздничные дни по благословению Ульяновского и Мелекесского еп. Серафима (Шарапова) проводил духовные беседы, что привлекло в церковь много молодежи и детей. 8 июля 1949 г. по доносу церковного регента был арестован во время богослужения; позднее переведен во внутреннюю тюрьму управления Министерства государственной безопасности по Ульяновской обл. Обвинен в том, что «является враждебно настроенным к политике коммунистической партии и сов. правительства», «проводил антисоветскую пропаганду», «во время церковной службы упоминал врага революционного движения отца Иоанна Кронштадтского». Виновным себя не признал. 29 декабря 1949 г. приговорен к 10 годам лишения свободы. Отправлен в Сибирский ИТЛ в г. Мариинск Кемеровской обл. В лагере (в бараке, где содержались уголовники-рецидивисты) продолжал пастырское служение: вел беседы с заключенными, тайно исповедовал их, отпевал умерших. Даже в заключении Гавриил не нарушал постов. Оделял продуктами из посылок, которые присылали его духовные чада, тех, кто жили вместе с ним. 4 сентября 1953 г. обратился в Верховный суд СССР с просьбой отменить решение Ульяновского обл. суда как незаконное и построенное на клеветнических показаниях свидетелей. 23 октября 1954 г. досрочно освобожден по болезни. 6 января 1955 г. Президиум Верховного суда РСФСР вынес постановление о его полной реабилитации. Архим. Гавриил вернулся в Мелекесс, где ему вернули его конфискованный дом. В июне 1956 г. он обошел пешком села Сыресево, Самодуровка, Шугурово, Шкудим, Качим, в домах родных служил Божественную литургию, молебны, совершал крещения; на могилах служил панихиды. 18 октября 1959 г., предчувствуя смерть, попрощался со всеми; скончался, как бы тихо заснув. Похоронен на городском кладбище. Прославление и почитание 20 августа 2000 года, по завершении Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, архимандрит Гавриил (Игошкин) был причислен к лику святых для общецерковного почитания в Соборе новомучеников и исповедников Российских 18 октября этого же года в Никольском кафедральном соборе Димитровграда были открыты для всенародного поклонения мощи новопрославленного угодника Божия. В 2004 году на родине святого в деревне Сосновка (быв. Самодуровка) Пензенской области был построен деревянный храм, освященный во имя преподобноисповедника Гавриила

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *