Арндт об истинном христианстве

Об истинном христианстве

— Отец Петр, недавно вышел ваш перевод книги Иоганна Арндта «Об истинном христианстве». О чем эта книга и почему ее появление в русском переводе так важно для современных людей?

— Эта книга полностью соответствует своему названию: ее главная тема — внутренняя жизнь во Христе. Ее появление — в 1605 году — было обусловлено контекстом: так называемым «кризисом благочестия» в Лютеранской Церкви, когда для христиан достаточным считалось только содержать правое учение, а сама духовная жизнь отошла на второй план. Арндт как бы восстановил ее в правах. Время шло, контекст уходил в прошлое, а книга оставалась необыкновенно популярной и востребованной и последующими поколениями.

— Святитель Тихон Задонский рекомендовал современникам изучать книгу Арндта…

— Да, он советовал читать Библию, после нее Арндта, «а в прочие книги как в гости прогуливаться». Конечно, для современного читателя книга может быть тяжеловата. Она не «системна», это, скорее, огромная поэма о духовной жизни. Арндт все время возвращается к одним и тем же темам: покаяние, молитва, любовь, смирение перед Богом, внутренняя жизнь во Христе.

— Дает ли книга какой-нибудь практический навык человеку, который делает первые шаги на пути к Богу? Или речь идет о высшем идеале, к которому каждый христианин должен стремиться?

— Скорее, второй вариант. Практические советы дает автор следующего, XVIII века, переводами которого я занимаюсь в настоящий момент, — Герхард Терстеген. У Арндта более общие рассуждения. Хотя в конце второй книги он касается, к примеру, темы высоких духовных искушений. Он рассматривает ее с практической точки зрения и дает много ценных советов.

Хотя и для начала христианской жизни Арндт может быть весьма полезен, потому что много говорит о покаянии — как через покаяние входят в истинное христианство и постепенно доходят до вершин духовной жизни.

— Как священнослужитель Русской Православной Церкви, что вы можете сказать о состоянии христианской жизни сегодняшних православных?

— На мой взгляд, современное состояние духовной жизни в нынешнем православии оставляет желать много лучшего.

— С чем это связано в первую очередь?

— В первую очередь с тем, что то, что было сердцевиной размышлений того же Арндта — внутренняя жизнь во Христе – как мне кажется, не является сегодня центром внимания нашей общецерковной общины.

Игумен Петр (Мещеринов)

— Почему? Сегодня человек не понимает, ради чего он пришел в Церковь? В поисках Христа или чего-то иного?

— Приходить в Церковь можно по разным соображениям. Давайте будем рассматривать только тот вариант, когда человек приходит в Церковь действительно в поисках Христа. В этом случае ему придется трудно. Придется пробиваться ко Христу через многие исторические, традиционные, псевдо-традиционные, культурные, субкультурные, идеологические и прочие вещи. Не у всех это получается. Это требует и мужества, и знания, в какую сторону идти.

А главным образом этому препятствует отсутствие соответствующей проповеди и пастырского назидания, потому что человек, приходя в храм, с амвона слышит много чего, но как именно жить со Христом, услышать можно довольно редко. Так же и в личном духовническом окормлении: человеку расскажут о том, как нужно поститься, как читать утренние и вечерние молитвы, что вычитывать пред Святым Причащением и так далее, но опытом внутренней жизни во Христе, боюсь, поделится с ним мало кто. А ведь он ради этого пришел в Церковь…

— Как быть с такими многочисленными преградами? К кому обращаться за советом?

— Я об этом много лет говорил и писал. У нас нет церковной педагогики, методологии пастырского обращения с людьми, уже много лет пребывающими в Церкви. У нас есть, скажем так, педагогика внешнего воцерковления, когда человека учат тому, как правильно вести себя в церкви, как верно выстроить свою обрядовую жизнь. Разумеется, ему преподаются важные советы относительно покаяния, исправления жизни, но это касается новоначального этапа.

Многие священники, не только я, видят, что люди, будучи уже 10-15 лет в Церкви, хотят развиваться — ведь по Евангелию нам и положено развиваться, — но не получают такого развития, потому что никто не может сказать, а что, собственно, таким людям делать. Еще больше читать канонов? Еще строже соблюдать посты? Еще более внимательно вслушиваться в богослужебные тексты? Класть больше поклонов? Жить в браке без плотского общения? Постричься в монахи? В итоге получается, что воцерковление оборачивается встраиванием человека не более чем в определенную субкультуру, которая до определенного момента помогает ему внешним образом что-то познавать в христианстве, но потом во многих случаях может стать и препятствием для дальнейшего христианского развития.

— Какие же причины такого положения вещей?

— Давайте попробуем рассуждать, как говорится, «от печки». Христос говорит апостолам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф. 28:19-20). А, собственно, что повелел соблюдать Христос? Повелел ли он, например, поститься (я имею в виду дисциплинарные посты)? Нет. Повелел ли Он ходить на службы? Тоже нет. Повелел ли Он встраивать себя в определенную религиозно-этническую субкультуру? Тоже не повелел. Повелел ли Христос ставить свечи и писать записки? Ни слова об этом мы не находим в Евангелии.

Говорили ли апостолы, что общение с Богом, жизнь во Христе достигается только посредством замыкания человека в сакральное церковно-ритуальное пространство, причем исключительно византийского обряда? Ответ очевиден. И так далее.

А что же тогда повелел Христос? Он заповедал нам, если можно так выразиться, «повседневное христианство».

Обратимся к Нагорной проповеди или к апостольским посланиям, которые как раз дают нам правила христианской жизни — к примеру, к 12-й главе Послания к Римлянам, и мы сразу увидим, что́ нам велит Господь, и Сам, и через Своих апостолов. Среди этих повелений то, что мы сейчас называем «церковностью», занимает 0,1%. Христос повелел креститься. Христос повелел совершать Евхаристию в Его воспоминание. Апостолы заповедали совместно молиться. Вокруг Крещения, Евхаристии и совместной молитвы выстроилась определенная внешнецерковная среда, но в Первенствующей Церкви она была подпоркой и средством для жизни во Христе, прежде всего, личностей, а затем уже общины, складывающейся из таких личностей.

А дальше, со временем, произошла следующая вещь. В сознании христиан между жизнью во Христе, жизнью с Богом, или, как говорит святитель Феофан Затворник, «богообщением» и внешнецерковным богослужением был поставлен знак равенства. Это, конечно, отдельный разговор, почему так произошло, что общерелигиозная ритуальность подменила собой специфическую христианскую духовность; но, во всяком случае, сегодня это привело к тому, что вот, человек узнал о Христе, узнал, что Он основал Церковь, которая есть столп и утверждение Истины. Человек входит в Церковь и спрашивает, что ему делать. А ему говорят: «Встройся в нашу обрядовую систему и дальше просто в ней живи, постоянно повышая уровень проникновения в эту обрядность, и она сама тебе всё даст».

Но с Евангелием это не совсем соотносится. Ведь от христианина требуется личная, сознательная, повседневная христианская жизнь, не ограничивающаяся пребыванием в каком-то выделенном сакральном пространстве в определенное сакральное время. Ей, несомненно, помогает все, что содержит Церковь, но сама по себе эта внутренняя жизнь во Христе больше обряда, важнее подпорок, значительнее и полнее всех внешних средств, и в определенном смысле может существовать и без них.

А теперь давайте опросим наших прихожан после воскресного богослужения, как они понимают эту личную, сознательную, повседневную христианскую жизнь. Было бы крайне любопытно провести такой опрос. Боюсь, большинство просто не поняло бы, о чем их спрашивают.

Вот здесь я и говорю о главной проблеме нашей церковной жизни: налицо то самое отсутствие церковной педагогики, которая способствовала бы внутренней жизни повзрослевшего, уже не новоначального христианина. И речь идет именно о методологии, потому что частный человек может найти частного пастыря, с которым, если ему повезет, он может решить свои вопросы. Но общей пастырской методологии у нас нет. И нам, к сожалению, не на что даже опереться.

В этой связи я и занялся переводом ранних протестантов. Одним из побуждений к Реформации было то, что церковная действительность перестала питать внутреннюю христианскую жизнь людей. Поэтому раннепротестантская мистика — это очень полезная вещь, в которой мы можем многое почерпнуть. В частности, ответить на вопрос: как быть человеку, который уже от внешней церковности всё получил, а внутреннюю жизнь во Христе еще не обрел.

Фото: Симбирская митрополия

— Вы говорите об отсутствии пастырской педагогики, отсутствии методологии. Это и препятствует дальнейшему развитию христиан и является основанием для их ухода из Церкви?

— Как и приход в Церковь, так и уход из нее может быть вызван многими причинами и иметь разные степени. Но мы говорим именно об искренне ищущих Христа людях. Такие на самом деле не уходят из Церкви Христовой — куда им идти? Они, скорее, отходят от внешней церковности именно в силу того, что убеждаются, что она свой резерв для них исчерпала.

— Кто должен формировать эту методологию?

— Такие вещи должны вырабатываться сами. Это как с частым причастием. Сотни лет православные христиане причащались редко. Но вот люди осознали необходимость более частого причащения — и «явочным порядком», хотя и не без сопротивления, в сегодняшней церковности нормой уже является причащение частое.

Так и с нашей темой: очевидно, что процесс уже идет, проблема начинает осознаваться.

— Как вы это ощущаете?

— Вот самый свежий пример — появление нашумевшей «Исповеди послушницы». Люди начинают постепенно понимать проблему расцерковления. Раньше, лет восемь назад, за этот термин, когда я писал об этом, меня ругали.

— И какой тут может быть выход?

— Здесь трудно давать какие-то прямые рецепты. Но я бы обратил внимание на апостольский принцип, который сейчас, похоже, совершенно отменен в нашей церковной жизни. Имею в виду вариативность, о которой так ярко говорил апостол Павел в 14-й главе Послания к Римлянам. Вот мы ищем ответа на вопрос, что отталкивает людей от Церкви, что приводит к расцерковлению. Я думаю, что, в том числе, и забвение этого принципа. Веками происходило превращение Вселенской Церкви Христовой в некую субкультуру, то есть сужение, лишение человека вариативности, свободы. Так называемая «традиция» — в данном случае плохая традиция, «предание старцев» (Мк. 7:5) — цементировалась, а теперь мы опираемся на нее как на «веру отцов». Но если мы откроем Новый Завет, то принцип вариативности окажется чуть ли не основным в Церкви.

Что я имею в виду? Вот апостол Павел пишет в этой главе о посте: нужно тебе поститься — постись, не видишь в этом необходимости — не постись. «Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его» (Рим. 14:3). А церковная власть должна следить за тем, чтобы и постящиеся, и непостящиеся христиане пребывали в мире и согласии между собой — чтобы исполнялась та древняя замечательная и глубоко церковная максима, принцип, о котором говорит блаженный Августин: «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всем — любовь».

Игумен Петр (Мещеринов)

Церковная история свидетельствует, что в первые века в Церкви была вариативность. Необходимо к ней вернуться и сегодня. Это очень важно, так как люди разные. Одному, действительно, приносят большое удовольствие многочасовые службы, а другой от них «расцерковляется». Но от того, что человеку просто по его устроению не подходит наш единственный вариант зацементированного византийского богослужения — этого многословия поздней античности, он не должен чувствовать себя так, что Церковь для него «кончилась», что он ей чужд. Это и о Церкви свидетельствует плохо — значит, ей больше нечего предложить людям, кроме как обязательного для всех одного варианта проговаривания и пропевания молитвенных текстов, сопровождаемого теми или иными ритуальными действиями (я не имею в виду Таинство Евхаристии). Но ведь и действительно христианство к этому не сводится!

И как раз именно с этого можно практически начать, я думаю. Если говорить о богослужении: в большом городе ведь это можно попробовать устроить. Один приход служит на славянском шестичасовую службу, другой — на русском часовую службу, третий на греческом, четвертый по дониконовскому чину и т.д. Люди ходят, куда им нравится, а церковная власть следит за тем, чтобы никто друг друга «не угрызал и не съедал» (Гал. 5:15).

То же и в личной пастырской практике (и так уже происходит, если священник — настоящий пастырь Христов, а не фарисей): не может уже человек поститься — ну пусть не постится, только других этим не соблазняет, в полном соответствии со словами Апостола.

Надо сказать, что Русская Церковь к этому шла. В Российской империи жизнь Церкви была унифицирована, но при этом достаточно свободна. На одних приходах служили так, на других — по-другому. Например, в придворных соборах всенощная должна была длиться не больше часа. Монастыри были разные, не было одного устава. Были уставы общежительные и штатские в монастырях. В некоторых структурах православного государства (в армии, на флоте) посты, кроме Великого (и того послабленного), были отменены… И так далее. Поместный Собор 1917-1918 годов готов был осмыслить все это и многое изменить в церковной практике. Но, увы, это не осуществилось.

В советское время Церковь имела одну задачу — выжить. А после советского периода наступила обратная реакция — активное восстановление внешней церковной жизни. Но теперь этот импульс исчерпался, и сегодня на первый план начали выходить те проблемы, от которых отталкивался еще Собор 1917-1918 гг. и которые при советской власти были задавлены, а в первое постсоветское время пространства для проявления не имели.

Сегодня, когда храмы восстановлены, внешняя церковная жизнь обустроена, люди начинают обращаться к истокам того, что такое Церковь, для чего она нужна и т.д. Процесс абсолютно естественный и, на мой взгляд, вполне оптимистический.

— Какова ситуация в современных семьях? Нередко дети, воспитывающиеся православными родителями, первые отходят от Церкви.

— В Российской империи был традиционный уклад жизни. В советское время он сменился укладом атеистическим, безбожным. Церковные семьи этому сопротивлялись. А сейчас время поисков, «нащупывания», перехода от имперско-советского к свободному секулярному существованию. Это объективный процесс, как бы ни была сильна «обратная реакция».

За 25 лет нашей церковной свободы был осуществлен опыт внутрисемейного воцерковления по лекалам прошлого. И стало очевидно, что многое восстановлению не подлежит, что обрядово-субкультурный путь ни к чему не приводит. Дети, становясь взрослыми, отторгают это от себя, расцерковляются, отходят от Церкви.

Я не вижу в этом трагедии. Это, наоборот, нужно осознать, как задание Божие для нас. Значит, в будущем церковные люди, благочестивые мамы и папы, будут думать, как им быть в такой ситуации. Ответы на эти вопросы должны искаться соборным разумом. Современнику этих процессов трудно их «уловить»; точно напишут об этом историки в будущем.

Фото: Коновалова Ирина / svjatoynarym.ru

— Не пришло время для обобщения современного опыта?

— Пока нет, мы живем, можно сказать, в самой середине этого времени. Мы можем только фиксировать текущие процессы. Многие недовольны современной церковной жизнью по тем или иным причинам, а на мой взгляд, наше время — прекрасное, потому что сегодня, если человек на самом деле хочет жизни со Христом и во Христе, он имеет возможность найти такую меру внешней церковности, которая была бы ему полезна и не подменяла бы внутреннюю жизнь, из-за чего, собственно, и происходит расцерковление.

— А как быть с теми, кто находится в состоянии расцерковления? Есть ли шанс вернуть все назад? Ведь человек, разочаровавшись в этой внешней церковности, может решить для себя, что будет жить во Христе, но за церковной оградой. Верен ли этот путь?

— Ну, во-первых, назад ничего вернуть нельзя. Во-вторых, жить во Христе совсем уж за церковной оградой невозможно.

Тут вообще перед нами стоит проблема того, что Христос как бы «растворен» в нашей церковности. И человек, отказываясь от церковной жизни в силу тех или иных обстоятельств, чаще всего уходит и от Христа, потому что с самого начала вся наша проповедь слишком отождествляет Церковь и Христа; а на самом деле это не одно и то же.

— Поясните, пожалуйста, что вы имеете в виду.

— Я имею в виду, что Церковь не есть самостоятельная духовная ценность. Говорю сейчас не о мистическом Теле Христовом, а об институциональной, земной церкви, чья задача, говоря словами средневековой формулы — «чисто проповедовать Евангелие и право (то есть правильно) преподавать Таинства». То есть дать человеку богообщение, его охранять, поддерживать, развивать — но не более того.

Начало всякой церковной педагогики должно иметь в своем основании эту мысль: Церковь есть средство.

При этом нужно хорошо понимать христианскую иерархию ценностей. Вернемся к тому, о чем мы уже сказали: если возьмем тексты Нового Завета и посмотрим, что там говорится о Таинствах, о Крещении и Причащении, то это всего несколько текстов. Все остальное посвящено другому: жизни во Христе.

Так же должна быть настроена и Церковь. Ее задача — учить тому, что заповедал Христос, и именно в такой пропорции. Само́й церковности, как мы ее понимаем, внешнеобрядовой, должно быть меньше — во всяком случае, после этапа начального воцерковления. А внутренней жизни должно быть больше. Как это сделать? Не могу вам сказать, нужно соборно это обсуждать.

— В равных ли условиях находятся те люди, которые приходят на приход со сложившейся общиной, и те, кто приходит туда, где как таковой общинной жизни нет?

— Как мне представляется, это проблема второго порядка. Конечно, хорошо, если человек нашел приход с доброй общиной, но все же, на мой взгляд, начинается все с личных отношений человека с Богом. И очень часто община может подменить эти отношения. Община может строиться только на основании личностей, которые уже понимают и опытно знают, что такое богообщение, то есть правильные личные отношения со Христом. Только во вторую очередь из таких личностей складывается община, а не наоборот. Община как таковая не дает человеку богообщения.

У нас после советского опыта под общиной может пониматься неизвестно что. К примеру, коллектив атомизированных людей, объединенный той или иной идеологией. Такая традиция советского коллективизма, перенесенная на церковную почву (как и многое из советского у нас перенесено на церковную почву), может только навредить.

Фото: Ксения Зимина / www.chita.ru

— Отец Петр, когда наступает это самое общение с Богом? С чего оно обычно начинается?

— Это вещь сугубо индивидуальная. Опыт говорит, что оно непременно дается всем, кто сознательно обращается к Богу. Начаток богообщения получает каждый человек в Крещении или Покаянии — это бесспорно. Другое дело — что с этим начатком делается потом? Он может быть заглушен, растрачен на встраивание в субкультуру, подменен этой самой субкультурой и т.д.

Вспомним притчу о сеятеле, там все варианты рассматриваются. И вот как раз задача (и главная задача) Церкви и ее пастырей — обратить на это внимание и культивировать и развивать начавшееся богообщение.

— Вернемся к переводу книги Арндта «Об истинном христианстве», которая свидетельствует о высшем идеале для каждого христианина, о богообщении и жизни во Христе. Церковь готова предоставить сегодня определенный инструментарий для достижения этой цели?

— Думаю, сейчас мы не найдем здесь церковного единства. Потому что если поставим этот вопрос перед общецерковной аудиторией: «Наша цель — жизнь во Христе?», большинство с этим согласится (я надеюсь). А следующий вопрос — каковы пути? А пути будут разные.

— Они и должны быть разными…

— Я к этому и подвожу. Поэтому и говорю, что, может быть, одна из самых главных вещей, о которой в связи с этим стоит задуматься, — это возвращение, требуемое самим ходом вещей, той многоукладности, о которой говорил апостол Павел. Чтобы людям была предоставлена бо́льшая свобода.

Вот у нас сейчас один монастырский устав, до революции было несколько. А если взять опыт католических стран, там не только множество орденов со своими уставами, но есть, к примеру, и общины мирян, которые живут по-монашески. То есть наличествует многообразие церковного опыта.

И если сейчас думать о каких-то конкретных шагах, стоит начать, как мне кажется, именно с этого, а дальше смотреть, как Господь поведет Свою Церковь. Мы верим, что Дух Святой не оставляет ее, но при этом порой сами очень сильно сопротивляемся Ему…

И конечно, если действительно захотим что-то менять в жизни нашей общецерковной общины, нам непременно потребуется определить, что́ есть главное, а что второстепенное — так, чтобы ясно проартикулировать, что не может быть главным, скажем, почитание Ивана Грозного или что-то вроде этого.

Поэтому, возвращаясь к тому, что будет написано в наших пастырских методичках: первый пункт мы уже определили — Церковь есть друг Жениха. Вторым пунктом уже пойдет определение того, что главное, а что второстепенное.

Вообще это очень ведь важно и интересно, этим как раз и должен заниматься соборный разум Церкви. А в том, что церковная мысль, церковная интуиция жива, я не раз мог убедиться, чему очень рад.

— Значит, есть перспектива?

— Жизнь не остановишь, и Церковь Христова будет пребывать на земле до скончания века, и врата адовы не одолеют ее (Мф. 16:18). А формы церковной жизни под влиянием условий времени неизбежно будут меняться — сначала внутренне, а затем и административно. В этом смысле я оптимист и уверен, что впереди у нас много интересного.

Вчера в Интернете я опубликовал философскую работу «Совесть – общий «знаменатель» верующих и атеистов». Для многих она явилась большим откровением, и люди благодарили меня за то, что я помог им разобраться во многих вопросах.
Сегодня я попросил друзей из Казахстана опубликовать мою статью на их сайте, на что они мгновенно ответили мне:
«Мы не против евреев как таковых, ведь среди них есть разные люди, мы за Интернационализм! И Иисус Христос тоже не был антисемитом. Он не нёс антиеврейскую идею, а был против ростовщичества (если коротко), да и вообще он был за справедливость».
Друзья, я в шоке от такой реакции!
Где в моей статье вы увидели «антисемитизм» и антиеврейскую идею?
Я считаю, что истинное христианство (то, которое проповедовал и практиковал сам Христос) преследовало две великих цели:
1. Духовная борьба с распространителями лжи и обличение лицемеров, особенно тех из них, кто облачён властью и угнетает народ.
2. Просвещение обманутых, защита всех униженных и оскоблённых людей.
Христос не даром же называл себя Пастырем – защитником «овец» от злобных двуногих «волков».
Кто не согласен со мной или не верит мне, прочтите строки из Святого писания: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6: 11-12).
Мы видим, что он не только проповедовал идеи о Царстве Божьем, излечивал больных и калек духом Святым, но и призывал своих учеников к борьбе с подлецами, несправедливостью, диавольскими кознями.
Разумеется, Спаситель прекрасно понимал, что даже одна только духовная борьба (без физического сопротивления), выражающаяся в их критике «мироправителей тьмы века сего», будет чревата преследованиями и гонениями борцов за правду. В Евангелиях по этому поводу есть такой комментарий.
«Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали пророков, бывших прежде вас. Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить её вон на попрание людям. Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5: 11-16).
Предвидел Иисус и то, что власть имущие «века Тьмы» не ограничатся одними только гонениями борцов за правду и справедливость. Многих из них они будут открыто убивать.
И как быть? Смириться с несправедливостью и злом, творящимся повсеместно?
Вовсе нет. На этот счёт Спаситель оставил такую заповедь: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» (Ин. 15: 12-14).
Кто может возразить против этого?
Ко всему выше сказанному я хочу добавить слова современного просветителя – митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева): «Совесть христианина не может молчать перед лицом неправды, лукавства и зла, уродующих нашу жизнь…»
Надеюсь, что ни у кого не повернётся язык назвать духовную борьбу за правду – экстремизмом?
Теперь я хочу спросить всех:
если изначально созданное Христом-Спасителем движение праведных людей было ТАКОВЫМ, то ЧТО мы имеем сегодня под вывеской ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНСТВА?
Где в настоящее время борьба за правду и за восстановление справедливости со стороны тех, кто называет себя христианами?
Где борьба «против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего»?
Или в наше время уже нет чиновников-подлецов, нет правителей-лицемеров?
Или никто из власть имущих уже не прикрывает «благими намерениями» заведомо безнравственные поступки (совершаемые ради своих эгоистических интересов)?
Да эти лицемеры сплошь и рядом!
Много их и среди избранников Государственной Думы Российской Федерации.
Это из-за них коррупция в нашем общества стала самым настоящим бедствием.
Сам Президент Путин в декабре 2012 года в ходе большой конференции назвал коррупцию «традиционной российской проблемой».
А если дело на Руси обстоит столь плохо, где сегодня реальные дела народных заступников, которые нареклись последователями Христа?
«Назвался груздем – полезай в кузов!», – есть на этот счёт хорошая русская пословица.
Взялся за дело, обозначил себя христианином, значит и делай то, что завещал делать Христос.
Почему в России за последний двадцатилетний период истории звучал в полную силу голос лишь одного представителя Русской Православной Церкви? Я говорю о митрополите Санкт-Петербургском и Ладожском Иоанне (Снычеве).
Он не просто обличал тех, кто разрушал государственность, кто растлевал молодежь и грабил стариков в эпоху развала СССР, сея по всей земле ядовитые семена ненависти и раздора, алчности и лицемерия.
Помимо обличения политиков и политиканов, он призывал других пастырей и архипастырей Русской Православной Церкви не отсиживаться и прятаться по храмам, а скорее приступить к исполнению своих прямых обязанностей по защите народа. Вот слова митрополита Иоанна.
«Продажность чиновников и господство мафии, разгул насилия и невиданное падение нравов – вот плоды нашего равнодушия, – писал он своим братьям по вере.
Всеобщая апатия и отсутствие идеалов, безответственность, безвластие и попрание всех законов: божеских и человеческих – вот цена наших нынешних «свобод».
Мы словно впали в религиозную и нравственную глухоту, слыша – не слышим. И не разумеем…
Достойны ли мы ныне называться соотечественниками пламенных ревнителей православного благочестия и российского духовного величия – сонмов подвижников Соловецких, Печерских, Троицких; святых благоверных князей Владимира Крестителя, Александра Невского, Димитрия Донского; солнца русской святости – преподобного Сергия Радонежского; стойкого патриота священномученика патриарха Гермогена; ревностного обличителя вредоносных ересей Иосифа Волоцкого и прочих великих единоплеменников наших?
Если бы, осознав беду, мы – объединившись во спасение России – устремились на борьбу с бесовщиной и нечистью! Мы могли бы загладить свои беззакония, соблюдая избранницу Божию – землю Русскую – в благолепии и чистоте, целомудрии и умиротворении.
Мы должны были озаботиться духовными и житейскими нуждами своего народа, восстановить разрушенное и вернуть нашу жизнь в её историческую колею, развороченную социальными катастрофами и страшными войнами ХХ века.
Мы должны были обеспечить уважение старости и безмятежное возрастание юности. Святость семейному очагу и достоинство честному труду. Единство народному телу и свободу – русской душе. Так! Таков был наш долг перед Богом, доверившим нам Россию, в нелегкий час…» (Источник: http://www.golden-ship.ru/knigi/8/ioann-snichev_OS.html).
Звучавший относительно недавно глас митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (великий заступник земли Русской умер в 1995 году) оказался гласом вопиющего в пустыне.
Из десятков тысяч священников, которые входят в штат РПЦ, его поддержали лишь единицы!
И кто же в этом случае те десятки тысяч, называющих себя христианами, которые не встали рядом с ним на защиту народа и отказались исполнять свой священный долг перед Богом?
Не про них ли слова Христа: «Остерегайтесь книжников, которые любят ходить в длинных одеждах и любят приветствия в народных собраниях» (Лк, 20: 46).
Если какая-то организация или структура называет себя ПРАВОСЛАВНЫМ ХРИСТИАНСТВОМ, а её деятельность не имеет ничего общего с учением и практикой Иисуса Христа, основателя ХРИСТИАНСТВА, вывод напрашивается один – это псевдохристианство. Правильнее будет назвать его ИУДО-ХРИСТИАНСТВО. И в отношении Русской Православной Церкви в настоящее время такое название подходит более всего.
Встретить в стенах РПЦ честного пастыря, истинного последователя Христа, стало сегодня большой редкостью. Зато последователей Иуды и переодетых Иудеев можно встретить среди священнослужителей множество…
Анализ священного писания показывает, что ИЗНАЧАЛЬНОЕ ХРИСТИАНСТВО – это не поклоны иконам и ползание верующих на коленях, ИСТИННОЕ ХРИСТИАНСТВО – это духовная борьба с ложью и несправедливостью в мире.
А то, что мы видим сегодня – уродство есть.



Продолжение: http://blagin-anton.livejournal.com/185326.html
11 февраля 2013 г. Мурманск. Антон Благин

Истинное Православие и его враги в современном мире

Широко распространенное, «ходячее» мнение наших дней – это то, что Православие представляет собою всего лишь одну из многих разновидностей христианства наряду с другими, имеющими полное право на существование и даже, в той или иной мере, равноценными.

Но думать так – это или крайняя наивность, основанная на невежестве, или определенно злонамеренное искажение правды.

Если мы обратимся к истории Христианской Церкви и дадим себе труд спокойно и беспристрастно, без всяких предвзятостей, основательно ознакомиться с нею, мы легко убедимся, что только Православие и есть истинное христианство – та Истина, свидетельствовать которую, по Его собственным словам, пришел на землю воплотившийся Единородный Сын Божий.

Исконный враг человеческого спасения диавол еще в яслях, как мы знаем, вознамерился погубить нашего Спасителя, дабы воспрепятствовать Ему совершить дело нашего спасения. Когда ему это не удалось, он всю злобу воздвиг на Него, использовав орудием для себя гордость, тщеславие, властолюбие и честолюбие иудейских первосвященников, старейшин, книжников и фарисеев. Когда и эти злые ухищрения его рушились и самая власть его была попрана Воскресением Христовым, он сначала чрез иудеев, а затем и чрез язычников поднял жесточайшие кровавые гонения на последователей Христовых, в надежде стереть христианство с лица земли.

Но и эти козни врага не увенчались успехом, а даже наоборот: христианство сделалось в тогдашнем культурном греко-римском мире господствующим вероисповеданием. Лукавый враг не пал, однако, духом от понесенных поражений.

Он воздвиг тогда новую брань против ненавистной ему Христовой веры – против той Божественной Истины, которую принес на землю, для спасения людей, воплотившийся Сын Божий, – брань, несравненно более трудную и опасную.

По его наущению и вдохновению люди, обольщенные им чрез гордыню и честолюбие, стали среди самих христиан, внутри самой Церкви Христовой, как это предвидел еще св. Апостол Павел, возбуждать споры о вере, разные несогласия и разделения, ставя собственные, чисто человеческие домыслы и соображения, на место Богооткровенной Истины.

Так возникли ереси и расколы, которые грозили изнутри подорвать животворную и спасительную для людей силу Христова учения, подменив Истину ложью.

Для изобличения и осуждения этих ересей-лжеучений и расколов блюстители Божественной Истины, преемники св. Апостолов, Епископы стали съезжаться на Соборы – Поместные и Вселенские, дабы вселенским «соборным разумом» уяснить и вразумить раз и навсегда для всех христиан обязательное и неизменное учение Церкви, установив, как веровали повсюду, во что веровали всегда, во что веровали все (св. Викентий Лиринский).

Тогда-то вот истинная христианская вера – правая вера, в отличие от ересей и сект, также именовавших себя «христианскими», стала называться «православной».

Итак, вот что такое Православие!

Православие – это чистая и неискаженная Истина, принесенная на землю для спасения людей Христом-Спасителем; – это сохраненное во всей чистоте и неповрежденности подлинное Учение Христово о вере и благочестии (- жизни по вере), изложенное св. Апостолами в Священном Писании, тщательно изъясненное и истолкованное их законными преемниками – Мужами Апостольскими, святыми отцами и учителями Церкви в Священном Предании нашей Православно-кафолической (то есть Вселенской) Восточной Церкви, которая одна только, как ничего не изменившая в этом учении, и поныне, по всей справедливости, именуется «Церковью Православной».

К несчастью, в наше время настолько утрачен живой интерес к возвышенным истинам веры и правильному пониманию их, а особенно – приложение их к жизни, называемое обыкновенно «благочестием», что многие искренно дума ют, будто вся разница между Православием и другими исповеданиями заключается только в обрядах, а так как «обряды», мол, «дело второстепенное, а Бог – Один, то не все ли равно, к какому вероисповеданию принадлежать, лишь бы веровать в Бога и быть хорошим человеком».

Таково модное, «ходячее» мнение. Но так ли это?

Бог – Один, Христос – Один, а вера почему-то не одна, вер разных – много.

Если Бог – Один, то могут ли все эти разные веры быть одинаково истинными и, следовательно, одинаково спасительными? Ведь если «Бог – Один и Христос – Один», то разве не обязывает это и всех искренно верующих во Христа, чтобы и всё, касающееся их веры и благочестия, было у них тоже одно: одинаковое, а не разное?

Эту истину как раз и утверждает Слово Божие, говоря : «Един Господь, Едина Вера, Едино Крещение, Един Бог и Отец всех» (Еф. 4, 5–6). Разве создал Господь много разных Церквей?

Разве не сказал Он ясно и определенно: «Созижду Церковь Мою (именно одну Церковь, а не много разных церквей!) – и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18)?

Неужели можем мы считать эти слова Спасителя нашего ложными, неоправдавшимися, кощунственно признавая, что «врата адова» все же «одолели Церковь», разбив ее на множество разных церквей?

Да не будет! Не позволим себе такой страшной хулы на Сына Божия!

Только одна – одна единственная Церковь основана Воплотившимся Единородным Сыном Божиим для спасения людей: она одна, основанная Им Самим, а не обыкновенными грешными людьми, существовала всегда, существует теперь и будет неизменно существовать до скончания века.

Надо только твердо веровать в это и не мудрствовать лукаво!

А вот от этого-то «лукавого мудрствования» и появилось на свет такое множество всяких лже-церквей и «деноминаций», которые запальчиво-самоуверенно заявляют претензию на обладание Истиной, не имея ее, а зачастую проповедуя явную ложь и всевозможные вымыслы, льстящие испорченному человеческому сердцу.

Истинная Церковь вся есть Истина, и нет, и не может быть в Ней ни тени какой бы то ни было лжи или заблуждения.

Отдельные члены Церкви, вплоть до самых высокостоящих иерархов, могут иногда, полагаясь на свой собственный только разум, ошибаться и заблуждаться, но вся Церковь в целом – никогда.

Она, и только Она одна, Истинная Церковь – Непогрешима, потому что в Нейпребывает до скончания века Глава Ее – Сам Господь Иисус Христос (Мф. 28, 20), вдохновляет Ее и руководит Ею Дух Святый (Ин. 14, 16–17).

Это утверждение наше не голословно, ибо основано на ясном учении Слова Божия: «Церковь Бога Живого – Столп и утверждение Истины» (1Тим.3,15), – так говорит великий Павел, Апостол языков.

Кто лжет или впадает в заблуждение, тот невидимым Судом Божиим тотчас же отсекается от Тела Церкви, отпадает от Нее, тем самым теряя надежду спасения, и может опять воссоединиться с Нею только чрез искреннее покаяние.

Никакая ложь оттого не свойственна Церкви, не терпима в Ней. Не может быть поэтому в Ней ни разномыслия, ни разногласия, ни разделений.

Об этом ясно говорит св. Апостол Павел, наставляя первых христиан:

«Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них» (Рим. 16,17).

«Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по любопрению или по тщеславию» (Фил. 2, 2–3).

Как же выглядит теперь столь модное ныне движение «экуменизма», с точки зрения такого вполне ясного и категоричного учения Слова Божия? Не есть ли оно – сплошная ложь, несвойственная истинной Церкви и нетерпимая в Ней?

Требуя от христиан полного единомыслия и единодушия в своей среде, Слово Божие столь же ясно и категорично говорит о том, как истинные христиане должны относиться к искажающим истинное учение Церкви лжеучителям-еретикам:

«Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит. 3, 10).

Так ли поступают современные «христиане» – или они «стыдятся» требований Слова Божия, как «устарелых», «отставших от века», недостаточно «прогрессивных»?

Вот почему лгут на Истину все эти «экуменисты» и всякого рода современные «объединители», стремящиеся соединить несоединимое: «Правду с беззаконием, Свет со тьмою, Христа с велиаром, вернаго с неверным» (2Кор. 6, 14–15).

Что сказать нам после этого о иерархах, возглавителях и духовных руководителях современных Поместных Православных Церквей, которые вступили в «экуменическое Движение» и стали полноправными членами и активными деятелями «Мирового Совета Церквей»? Вправе ли они еще считать себя православными?

Мы не говорим уже о целом ряде канонических правил Православной Церкви, воспрещающих молитвенное общение с еретиками, за что полагается отлучение от Церкви, а епископам и клирикам – извержение из сана (см. Апостольские правила 45, 46 и 65 и Лаодикийского собора 32, 33 и 37), ибо многие сейчас считают, что каноны вообще «отстали» от далеко «ушедшей вперед» жизни и надо все их отменить или переделать так, чтобы ни для кого не было стеснений и каждый мог делать все, что ему заблагорассудится в свое удовольствие.

А если принять во внимание то, что многие из возглавителей этих церквей, представители иерархии и духовенства, не говоря уже о рядовых мирянах, вступают теперь даже в антихристианские организации или открыто провозглашают атеистическую богоборческую власть «властью от Бога», коей нужно повиноваться «не за страх, а за совесть», предоставляя себя в полное услужение врагам Христовым и делая себя их послушным орудием, то становится и совсем страшно!

До чего мы дожили?!

И можно ли закрывать глаза на все это и беспечно убаюкивать себя и других, уверяя, что ничего особенного в этом нет, что так, мол, «всегда было»?

Кое-что, может быть, и было, но не так, не в таких огромных, всеобъемлющих масштабах, когда и здорового места почти не остается, и честный искренний христианин не знает, куда и с кем ему идти, кому можно довериться.

Не будучи в состоянии после продолжительной вековой борьбы, просто уничтожить Церковь, темные сатанинские силы в наши дни, с особой ожесточенной энергией, устремились на Церковь, пытаясь овладеть ею изнутри, дабы использовать Ее, в лице податливых служителей, в своих целях. Оскудение веры иистинной христианской любви помогает этому, а тщеславная погоня за рекламой и суетной славой и искание материальной выгоды прямо идет на встречу этим сатанинским планам.

И вот, в результате, та печальная картина, которую мы теперь наблюдаем: соль обуевает

Забывают многие в наше время, что Церковь не какое-либо земное, человеческое учреждение, а учреждение Божественное, высочайшее назначение которого есть спасение душ в жизнь вечную,что в ней – не место какой-либо»политике» или»дипломатии» и не допустимо кривить душой, попирая совесть, во имя каких бы то ни было чисто земных целей, хотя бы и прикрывались они лживо фальшивыми лозунгами «мира всего мира»; «всеобщего блага» и даже мнимой «христианской любви» и «смирения», что сейчас так в моде.

Вся эта современная фальшь и шумиха и увлечение какой- то «высшей политикой» и «тайной дипломатией», к чему усиленно теперь привлекаются не только рядовые, но и высшие служители Церкви, ставят себе задачей не что иное, как подготовку будущего мирового владычества антихриста, который должен возглавить единую (объединенную из всех религий мира) лже-церковь и единое всемирное (объединенное из всех национальностей) государство.

Покоримся же, как дети послушные, спасительному внушению матери нашей – Церкви! Наполним память нашу картиной Суда Божия.

Вот – ответ Церкви тем вздорным «умникам», которые не хотят слышать разговоров о кончине мира, Втором Пришествии Христовом и Страшном Суде, самочинно заявляя, что «не нужно людей понапрасну пугать», что «это, мол, современным людям непонятно» якобы даже «производит не положительное, а скорее отрицательное действие!» (?!). Церковь Христова смотрит на это иначе.

И если учесть, что происходит сейчас с православными христианами в так называемом «свободном мире», где господствует «экуменизм» и где все уже почти объединились в составе так называемого «Мирового Совета Церквей», то нельзя не согласиться, что такое, более точное наименование: «истинно православные» уместно и здесь – в отличие от тех, которые,называя себя «православными», фактически уже отреклись от Православия, сохранив лишь одну внешнюю видимость его.

Необходимо помнить и знать: не может истинная Церковь Христова провозглашать и утверждать какую бы то ни было ложь и вступать в содружество или сотрудничество с врагами Христовыми!

А потому все те епископы, клирики и миряне, которые в этой лжи участвуют и с врагами нашего Господа и Спасителя так или иначе дружат и сотрудничают, – «православные» только по имени.

И вновь, и вновь, невольно вспоминаются нам подлинно-пророческие слова нашего дивного российского св. Феофана Вышенского Затворника о том, что в последние времена «имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – только видимость, внутри же отступление истинное» (Толкование на Послание к Солунянам, стр. 192).

Не наблюдаем ли мы нечто подобное уже и теперь?

Ведь Православие не есть что-то отвлеченное. Православие это не только вера, но и жизнь по вере – жизнь, согласная с верой, которая называется обычно благочестием.

И вот, весьма характерно, что все эти современные модернисты-экуменисты, еще называющие себя «православными», с каким-то самодовольным легкомыслием отбрасывают все подвижнические установления Святой Церкви, в коих наиболее полно и ярко выражается дух православного благочестия, как, например, подвиг воздержания, поста душевного и телесного.

Будем же стремиться к подвигу, в котором как раз и выражается существо нашей православно-христианской веры, которая есть подвиг подражания Христу в крестоношении и самораспятии. А подвизаясь законно, как учит Слово Божие, будем все претерпевать за Истину, не отступая от нее, как это делают теперь многие, по малодушию или из какой-либо корысти.

И будем твердо помнить: где нет подвига, где нет стояния за истину – там нет и Православия – нет истинной веры в Бога и во Христа.

Христианство не просто религия, соблюдение определенных обрядов и внешнее благочестие. По сути, истинная вера и религия могут быть далеки друг от друга, как далек восток от запада.

Что такое настоящее христианство? В чем суть христианства? Что делает Христос? Как проявляется сила христианства? На основании книги Деяний и в свете воскресения Иисуса Христа мы обратим внимание на эти вопросы, но вначале несколько слов о том, что не есть христианство.
Христианство не (или не просто) эмоциональное переживание. Мир, любовь, доброжелательность, чувство счастья, которое я испытываю, приходя в собрание, – далеко не все. Приятные, волнующие чувства можно испытывать и в среде еретиков или добрых неверующих друзей. Мы приходим в собрание не только для того, чтобы послушать умиротворяющее пение, которое способствует позитивному мышлению, испытать радость общения друг с другом. Какой смысл в хороших чувствах, если мы остаемся рабами греха? Интерес первой церкви к учению апостолов показателен. Он свидетельствует о том, что настоящее христианство больше, чем чувства, которые являются «побочным эффектом» христианской веры. Христианство не просто очередное учение, интеллектуальное занятие. Критики говорят: «Кто-то увлекается живописью, театром, философией, а эти чудаки выбрали себе для упражнения ума христианство». Согласимся, Библия, личность Христа дают обильную пищу для ума. Об этом можно размышлять день и ночь, что мы и пытаемся делать. Но каким бы глубоким ни было размышление, оно не исчерпывает сути веры. Как связаны размышление и жизнь?
Христианство не просто хорошее воспитание. Директор одной гимназии заявил, что задача христианства – сделать из мальчиков джентльменов, у которых мораль будет господствовать над эмоциями. Думается, христиане должны быть джентльменами в своем поведении, но, конечно, благородные манеры могут не иметь никакой связи с библейским учением.
Христианство не тяжелое бремя, усложняющее жизнь, бремя, которое надо смиренно нести по жизни. «Другие люди могут долго спать в воскресенье, а я должен встать пораньше, чтобы прочитать четыре главы из Библии, потом нужно бежать на собрание (надеюсь, проповеди будут назидательными), да еще и вечером туда же. Это неверующие могут позволить себе отдых, а я должен напрягать себя. Кроме того, надо воздерживаться от разных видов удовольствия. Ведь я же христианин!» Таким образом, христианство представляется своего рода наказанием или бременем, которое нужно нести в обмен за будущее блаженство в небесах. Хочешь радоваться после смерти – страдай сейчас. Но идея о том, что христианство делает людей несчастными и жалкими, является величайшей ложью дьявола, посредством которой он обольщает людей. «Бедный человек, — он стал верующим. Ему уже нельзя валяться в грязи греха!»
Христианство не просто религия, соблюдение определенных обрядов и внешнее благочестие. По сути, истинная вера и религия могут быть далеки друг от друга, как далек восток от запада. Самый яркий пример тому – фарисеи, которые приобрели репутацию самых благочестивых людей своего времени, но при этом могли вместе с народом дружно скандировать: «Распни Его!» Это то, о чем говорил Господь еще через Исаию: «беззаконие — и празднование!» (Ис. 1:13). (Заметьте, мы не говорим о «безрелигиозном христианстве». Подлинная христианская праведность включает в себя и то и другое: суд, правду, милость и молитвы, посещение собраний, посты, чтение Библии.)
Продолжая мысль, подчеркнем, что христианство не благочестивый внешний вид. Брат из церкви русскоязычных эмигрантов в США хвалился: «У нас очень духовная церковь. Да, мы не занимаемся евангелизацией,– язык, культура, законы не благоприятствуют,- но у нас нельзя ходить на собрания в рубашках с коротким рукавом, джинсах и т.д .». Говорю ли я о том, что благочестивый внешний вид ничего не значит? О, апостолы так не считали, и мы иногда проповедуем об этом, напоминая, как должно выглядеть «новое творение», обличая тех, кто бесстыдно демонстрирует свою свободу (почти в каждой церкви мы встречаем людей, путающих свободу со вседозволенностью). Но даже неверующие, идя на прием к высокому начальству, одеваются соответственно случаю, а мы, приходя в собрание, празднуем встречу с Небесным Отцом! И все же одежда, стрижка, использование косметики не самый лучший способ определения духовности церкви. Да и жизнь слишком ценна, чтобы разменивать ее на ветшающее и преходящее.
Если христианство – только внешний вид, то мне оно не надо. Недавно в одной церкви брат рассказывал о верующих, которые чрезвычайно озабочены внешностью и рассуждают о том, какое духовное значение имеет место разреза на юбках. Но это уже какое-то суеверие, а не духовность. Вернемся к нашему вопросу: что такое христианство?
1. Христианство – явление силы
Христианство, церковь – это жизнь, сила, это энергия, изменение, это чудо! Такую силу Господь проявил, исцелив хромого, сидевшего при дверях храма (Деян. 3). Атеисты долго убеждали нас в том, что чудес не может быть. В чем-то они преуспели. С другой стороны, некоторые богословы утверждают, что чудеса были ограничены только тремя периодами в истории мира и больше Господь не являет Своей силы. Я, однако, уверен, что «вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает» (Ис. 40:28). Он по-прежнему может творить чудеса. Потому мы и молимся Господу, прося Его помощи, когда человеческие средства уже не помогают, или употребляем лекарства в сочетании с молитвой, надеясь, что это усилит их действие. Господь отвечает на молитвы и подкрепляет нас, используя врачей и лекарства, но Он может обойтись и без них, о чем свидетельствует опыт многих верующих. Эти чудеса являются доказательством Божьего всемогущества. Речь не только об исцелениях: Господь Своей силой отворяет двери темницы, гарантирует победу над бесовскими проявлениями, просто помогает в материальной нужде. Не всегда мы получаем ответ сразу же после молитвы. Иногда приходится подождать месяцы, год или даже смириться с отказом.
Особенным, уникальным образом Бог действовал в начале истории христианства, потому что не было еще написанного Евангелия и сила знамений и чудес подтверждала весть апостолов. Что-то подобное Он делает и сегодня, если люди не имеют возможности иметь и читать Библию.
В декабре 2005 года я имел прекрасное общение с братьями из 23 стран Африки, Азии и Латинской Америки. Среди них были христиане из мусульманских стран. Брат из Объединенных Арабских Эмиратов представил интересную статистику. Сотрудники одного института опросили сотни христиан в десятках мусульманских стран, чтобы получить ответ на вопросы: почему мусульмане обращаются к Богу? Как Бог открыл Себя вам, что Вы решили последовать за Ним, несмотря на гонения и угрозы смерти? 75% опрошенных заявили, что Бог открыл Себя во сне или видении. Господь особенным образом явил Себя людям, не имевшим другой возможности узнать о Нем.
Брат из ОАЭ рассказал о своем опыте обращения. Он уехал на работу из Кении в Арабские Эмираты и поселился у своего брата, который переехал туда раньше. Каждый вечер он спорил с женой брата, которая была христианкой. Поскольку он был очень умен, то всегда побеждал в споре. Но в конце спора женщина обычно просила у него разрешения прочитать один стих из Библии на память, и эти стихи делали свое дело. Однажды она прочитала: «Вся праведность наша как запачканная одежда…»; и стих взбудоражил его. Он думал: «Я молюсь пять раз в день, я добросовестно пощусь, я отдаю как положено свои 2,5% и выполняю все другие предписания моей религии. Что это за Бог, который так говорит? Чего еще Он требует от меня? Что еще я могу сделать?» Смущенный, он не знал что делать, не знал куда идти: к Аллаху или к истинному Богу. В очередной раз он пошел в мечеть и там услышал голос: «Посмотри вокруг». Посмотрел – ничего не увидел. Он услышал тот же голос второй и третий раз и, оглянувшись, увидел, как все, собравшиеся в мечети, катятся в ад, и он с ними. Жизнь его перевернулась. Сейчас он проповедует Христа.
К сожалению, вокруг чудес наблюдается много злоупотреблений. Так называемые целители от христианства устраивают шоу, «исцеляя» сотни людей. Только «исцеляются» те, кто не имеет явных признаков болезни или инвалидности, а на следующий день эти люди опять поднимают руки в ответ на призыв к исцелению.
Полезно, кстати, отметить реакцию апостола Петра на чудо у Красных ворот храма. У него был удобный момент, чтобы проповедовать о чудесах или чтобы предложить исцеление другим больным: «Вот перед вами человек, который только что исцелился. Кто еще хочет избавиться от своих недугов? Выходите вперед!» Однако апостол этого не делает. Само по себе чудо не имеет значения, пусть оно более чем реально. Обратите внимание на Того, Кто совершил чудо! Воскресший Иисус дал ему новые силы, и вам нужно покаяться перед Ним. Вот в чем настоящее христианство.
2. Христианство – переход в новую жизнь
Господь избавил нас от власти тьмы и ввел «в Царство возлюбленного Сына Своего» (Кол. 1:13). Когда мы приняли Христа, то стали новыми людьми, новым творением, получили новую жизнь.
В Лондоне, в Гайдн-парке, есть место, где беспрепятственно может выступать любой человек и высказывать любые идеи, только не призывать к войне и насилию. Однажды там разгорелся спор между коммунистом и христианином. Коммунист, указывая на одного из людей, пришедших послушать ораторов, сказал: «Коммунизм способен одеть этого человека в новый костюм». Христианин, указывая на того же человека, ответил: «А христианство способно в этот костюм поместить нового человека!»
Врачи могут вылечить множество болезней, как физических, так и душевных. Однако только Иисус может превратить злых людей в добрых. Известный психиатр признал пределы своих возможностей в споре с британским священником Уильямом Баркли. «Все, что может сделать психиатр, — сказал доктор, — это снимать с человеческой души все наслоения, пока не дойдет до внутренней сущности человека; и если эта сущность плоха, то ничего с нею поделать нельзя. Дальше хода нет». Позже Баркли комментировал: «Иисус может пройти и дальше». Я думаю о студентах нашей семинарии, с которыми провел три года. Удивительно, большая их часть (если не сказать: почти все) воспитывалась в неверующих семьях. Господь чудесным образом призывал их к Себе. Из дворовых мальчишек, вопреки воспитанию, традициям, противостоянию школы, вузов, друзей, даже родителей, Он готовил миссионеров, молодежных лидеров, пасторов. Господь совершал чудо рождения новой жизни. Он делает это не только с юношами. Участвуя в евангелизационных собраниях в наших церквах, я становлюсь свидетелем обращения не только молодых, но и лиц среднего возраста, пожилых. Разве не чудо, когда человек в 45-50 лет обращается к Богу, фактически, признавая, что все время шел ложным путем? Разве не чудо, когда люди готовы радикально менять свою жизнь? Да, Христос совершенно меняет людей, потому христиане подобны человеку, который ходил, скакал и хвалил Бога! Он пережил радость встречи с силой Божьей. Наполняет ли радость Ваши сердца? Живете Вы или только существуете? Ведь Евангелие — радостное празднование спасения, провозглашение любви и милости Господа, льющаяся через край обильная Божья благодать.
3. Христианство – новый характер и новые отношения
Христианство — это «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22-23), это переживание силы прощения и неистощимое милосердие.
В начале апреля мне довелось быть в Хорватии. Там я ближе познакомился с разрушительным действием войны на Балканах пятнадцатилетней давности, когда за короткое время политика Милошевича привела к гибели двухсот тысяч людей и более трех миллионов стали беженцами. Какое-то представление об ужасах войны дало нам посещение г. Вуковара, расположенного на границе Хорватии с Сербией. Там осталось еще много разрушенных зданий, а в таком состоянии, по свидетельствам очевидцев, был весь город. Свежи воспоминания силы зла, которая выплеснулась на мирных людей. «Мы уже не знали, как ненавидеть», — сказал один из них.
Петр Кузьмич — ректор семинарии и пастор церкви в Осиеке — рассказывал о своем опыте: «В это время было собрание, и я проповедовал на вторую главу Послания к Ефесянам. Говорил о том, что Христос убивает не врагов, а вражду, а враги – это кандидаты в спасаемые. Когда я проповедовал, зазвучала сирена: опять началась бомбежка Осиека. Я предложил людям помолиться. Мы молились долго, и когда наконец я открыл глаза, то увидел потрясшую меня картину: хорватская и сербская семьи обнимались. В другом углу зала увидел, как обнимаются сербская и венгерская семьи, хотя между Венгрией и Сербией тоже были очень напряженные отношения. Люди из разных этнических групп просили прощения за свои нации и свои народы, хотя лично они не сделали ничего плохого. Братья и сестры плакали и радовались примирению. Я сказал: «Господи, за пределами Дома молитвы люди убивают друг друга, ненавидят, здесь же они любят друг друга. Снаружи – месть; здесь – примирение. Там – ненависть; здесь – любовь»».
Люди молились, чтобы Бог дал силы простить, потому что только крест может дать силу прощения. А другого выхода нет. Разве что опять война, насилие, новые жертвы? Бог дарует силу прощения. У одной женщины сосед другой национальности убил сына. После войны она пришла к нему и сказала: «Ты будешь моим сыном. Ты будешь помогать мне в старости, а я буду заботиться о тебе». Это – прощение. Как часто мы не видим этой силы в самых простых обыденных моментах жизни в семье, взаимоотношениях с ближними, друзьями и недругами!
4. Христианство – это воскресший Христос
Апостол Петр после совершенного чуда провозгласил воскресение Иисуса Христа, которое явилось источником силы восстановления хромого (Деян. 3:13-16). Именно в смерти и воскресении Христа — наша сила.
Воскресение Христа гарантирует наше возрождение. Апостол Петр говорит, что Бог возродил «нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому» (1 Пет. 1:3). Воскресение Христа связано с нашим возрождением, с дарованием нам новой жизни. Бог «оживотворил» нас «со Христом… и воскресил с Ним» (Еф. 2:5-6).
Апостол Павел молился об ефесянах, чтобы они познали, «как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах» (Еф. 1:19-20). Сила, которою Бог воскресил Христа, действует и в нас. Эта сила позволяет одерживать новые победы над грехом: «грех не должен над вами господствовать» (Римл. 6:14). Она дает силу в служении. Иисус после воскресения пообещал ученикам: «Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме, и во всей Иудее, и Самарии, и даже до края земли» (Деян. 1:8). Эта сила превосходит человеческие возможности, и она в нашем распоряжении. Ибо Своей смертью и воскресением Христос победил вселенские злые духовные силы, «отняв силы у начальств и властей, властно подверг из позору» (Кол. 2:15).
Воскресение Христа гарантирует наше оправдание. Иисус был «предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Римл. 4:25). Если бы Христос не воскрес, мы бы не имели уверенности в спасении.
В воскресении Христа – жизнь церкви. Люди могли бы уничтожить ее давным-давно, и есть только одна причина, почему церковь существует до сих пор, — это живой Христос. На протяжении веков с Ним встретилось множество несчастных людей: хромых, отчаявшихся, немощных, страдающих от своих грехов, пороков и унижения. Он поднимал их, возрождал, наделял силою и властью, и Церковь продолжала жить. Если бы Он не воскрес, вряд ли ученики Христа просуществовали дольше, чем ученики и последователи Иуды Галилеянина, Симона, Бар-Кохбы и многих других иудейских лидеров. После поражения вождя эти движения либо исчезали сами, либо были насильно уничтожены.
В воскресении Христа – сила христиан и церкви. Недаром враги истины нападают на воскресение Христа. Пустая гробница, как кто-то сказал, «это нож у горла неверующего», и он пытается прикрыть ее, скрыть истину о воскресении. Но мимо этого факта нельзя пройти. Нельзя отмахнуться, сделать вид, что ничего не заметили. Нельзя просто зевнуть, когда мы читаем об этом. Его дело так велико, что никто не может остаться в стороне. Каждый должен каким-то образом выразить свое отношение к Нему. Кто-то сказал: «Христианство нельзя назвать набором идей или теорий, оно представляет собой отклик на вопросы, поставленные жизнью, смертью и воскресением Иисуса Христа». Каким будет ваш отклик? Да благословит Господь каждого читателя «познать Его, и силу воскресения Его» (Филипп. 3:10).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *