Ассирийская церковь в Москве

АССИРИЙСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВОСТОКА

Ассирийская церковь Востока (самоназвание «Святая Апостольская Соборная Ассирийская Церковь Востока», в литературе также Несторианская церковь, (Сиро-)Халдейская церковь, (Сиро-)Персидская церковь, Селевкийско-Ктесифонская церковь), сообщество несторианской традиции с центром в Мортон-Гров, штат Иллинойс, США, преимущественно объединяющее ассирийцев и небольшую группу малаялей

  • Центр: США, штат Иллинойс, Мортон-Гров (административный центр и резиденция предстоятеля)
  • Предстоятель: Мар Геваргис III Слыва, католикос-патриарх Селевкии-Ктесифона и всего Востока, предстоятель Ассирийской церкви Востока
  • Состав: 14 архиереев (2015) , 400 тыс. членов (2015)

Отпала от Вселенской Православной Церкви в V веке, объединив противников IV Вселенского Собора 431 года, на котором был осуждён Константинопольский патриарх Несторий и его учение. Поначалу большая часть несториан сосредоточилась в восточной части Антиохийского Патриархата, но поднятое здесь против них гонение заставило их переселиться в Персию, где они были благосклонно приняты, как потерпевшие от враждебной Византии. В 499 году, на Соборе в Селевкии, несторианское сообщество получило правильное устройство, и одному из епископов было присвоено верховное управление, с титулом «патриарха-католикоса всего Востока». Из-за угасания Православной Персидской Церкви, несторианский предстоятель оказался единственным носителем исторического титула католикоса Селевкии-Ктесифона.

В последующие века церковь развила широкую миссионерскую деятельность и распространилась в Средней Азии, Индии, Китае и Монголии (так, от несториан христианство приняли например кэрэиты и найманы). В период своего расцвета несторианская церковь насчитывала более 300 епархий по всему Востоку. Однако, истребительное гонение Тамерлана в XIV-XV веке привело к угасанию бо́льшей части очагов несторианства.

Несторианская церковь Востока оказалась сосредоточена почти исключительно в среде ассирийского народа, в северных горных областях на территории Персидской и Османской империй. С 1350 года должность патриарха-католикоса была наследственной в семье Мар Шимун (племянник наследовал дяде). В 1552 году часть Ассирийской церкви пошла на унию с римо-католиками, составив униатскую (Сирийскую) Халдо-католическую церковь. Индийские «Христиане святого Фомы» из народа малаялей, которые прежде во множестве принадлежали к несторианской церкви Востока, по большей части отошли от неё в XV-XVII веках. К концу XIX века патриарх-католикос имел пребывание в селении Кудшаныс (Кудчанис, Кочанис, Оджалус) что в Джуламерге, Курдистан, Османская империя.

Благодаря сближению с Россией значительная доля ассирийцев в персидской Урмии воссоединились с Православной Церковью в конце XIX века и составила Урмийскую епархию Русской Православной Церкви. Пошла также миграция в Россию ассирийцев из Османских земель. Успешная деятельность Урмийской духовной миссии постепенно вела к возвращению всей Ассирийской церкви Востока в лоно Православия. Однако катаклизмы начала XX века привели к огромным разрушениям, рассеянию и расстройству религиозной жизни. Погромы и преследование со стороны турок в годы Первой мировой войны заставила ассирийцев бежать в другие страны — в частности в Россию, но также в США, в другие ближневосточные земли, и т. д. Жестокое гонение на Русскую Православную Церковь после 1917 года оборвало былое тесное общение с ней и вновь усилило обособленность Ассирийской церкви Востока.

В 1964 году часть духовенства Ассирийской церкви Востока высказалась против принятия григорианского календаря, против обычая наследования патриаршества, и против расположения патриаршей резиденции за границами Ирака — на тот момент, в Сан-Франциско, США. Главой оппозиции стал Индийский митрополит Мар Фома Дармо, который в 1968 году возглавил раскол — новую Древнюю церковь Востока с центром в Багдаде. В 1975 году на патриарший престол Ассирийской церкви Востока был избран Мар Дынха IV, чем впервые за семь веков был упразднён порядок наследования престола в семье Мар Шимун. В 1990-е годы предстоятель имел местопребывание в Тегеране, Иран; но в 2015 году снова проживал в США — теперь в Мортон-Гров, штат Иллинойс.

Архитектура Ассирии (I тысячелетие до н. э.)

Военный характер Ассирийского государства наложил определенный отпечаток на характер зодчества. В градостроительстве широкое распространение получают города-крепости и укрепленные дворцы; в изобразительном искусстве преобладает военная тематика.

В ассирийской архитектуре прежде всего ощущаются следы хурритско-малоазийского влияния (в середине II тысячелетия до н. э. Ассирия находилась в политической зависимости от хурритского государств ва Митанни), а также влияния Южного Двуречья, культура которого сыграла решающую роль в сложении ассирийского искусства.

Карта стран Двуречья и Месопотамии

Некоторые ассирийские города, которые строились или перестраивались относительно поздно, были строго распланированы (например, Кар-Тукульти-Нинурта, резиденция царя Тукульти-Нинурты I, XIII в. до н. э., или Дур-Шаррукин, резиденция Саргона II, VIII в. до н. э., по-видимому, частично также Ниневия, ставшая резиденцией царей в конце VIII — начале VII в. до н. э. и тогда же в значительной мере перестроенная). Правители следили за соблюдением правил застройки. Сохранился указ царя Синаххериба, касающийся планировки Ниневии. По этому указу ширина главной улицы, по которой проходила процессионная дорога, устанавливалась в 52 локтя (около 26 м). Застройщику, вынесшему свой дом за пределы «красной» линии, угрожало быть посаженным на кол на крыше собственного дома.

Жилые дома строились из сырцовых кирпичей, с плоскими крышами; они мало отличались от домов Двуречья. В храмовой архитектуре важную роль играл зиккурат, заимствованный у шумерийцев, обычно семиярусный и, как правило, несколько более геометризованный. В одном городе могло быть и несколько зиккуратов, посвященных разным божествам; иногда зиккураты были сдвоены (храм Ану и Адада в Ашшуре, XI в. до н. э.). Наряду с зиккуратами, существовали и «нижние» храмы, также в основном повторявшие тип храмов Двуречья.

17. Дур-Шаррукин. Бит-хилани, 712—707 гг. до н. э.

18. Ашшур. Северная часть города, VIII-VII вв. до н.э. (реконструкция)

19. Дур-Шаррукин. План города, 712—707 гг. до н. э.

20. Дур-Шаррукин. Цитадель (реконструкция); план цитадели; реконструкция зиккурата

Другие храмы, а также дворцы строились по образцу хеттских зданий типа «бит-хилани». Бит-хилани — отдельный жилой дом, содержащий несколько комнат, с главным залом, растянутым в ширину. Фасад состоит из двух башен и открытой террасы посередине, кровля которой (иногда с галереей) опирается на два — четыре круглых деревянных столба (рис. 17).

Раскопки В. Андре в Ашшуре позволили реконструировать архитектурный облик города VIII—VII вв. до н. э. (рис. 18).

Город был обнесен стенами из сырцового кирпича высотой 15—18 м и толщиной около 6 м, с фундаментом из крупных каменных глыб. Нижняя часть стен имела глиняную обмазку, а верхняя — зубцы из цветных поливных кирпичей, голубых с желтой каймой. С внешней стороны стены, с интервалом примерно в 20 м, шли башни-контрфорсы. Наружные ворота, фланкированные башнями, вели в длинное помещение внутренних ворот с несколькими отсеками. Среди плоских крыш домов и дворцов возвышались башни храмовых зиккуратов. В Ашшуре их было три: двойной храм Ану и Адада и зиккурат главного божества города бога Ашшура.

Более известен город Дур-Шаррукин — резиденция царя Саргона II. Город строился около шести лет (примерно 712—707 гг. до н. э.). Но в 705 г. до н. э. Саргон умер, и Дур-Шаррукин оказался заброшенным.

Дур-Шаррукин имел в плане форму прямоугольника; его территория площадью в 28 га, была ограждена мощной стеной, усиленной контрфорсами и имевшей семь ворот (рис. 19). В северной части города, выступая за его пределы, на прямоугольной платформе размещалась цитадель, где находились храмы, дворец Саргона и дома приближенных. Платформа, площадью примерно в 10 га и высотой в 14 м, была сложена из сырцового кирпича и облицована огромными каменными глыбами весом до 14 т каждая. К платформе вели пандусы, по которым могли подниматься колесницы. Дворец состоял из трех частей: собственно дворца, жилых покоев царя и его семьи, хозяйственных и служебных помещений. Всего во дворце Саргона было вскрыто около 200 помещений (рис. 20).

21. Дур-Шаррукин. Дворец Саргона, 712—707 гг. до н. э. Конструкции канала
22. Дур-Шаррукин. Дворец Саргона. Портал (реконструкция)
23. Дур-Шаррукин. Дворец Саргона. Деталь портала: крылатый бык 24. Дур-Шаррукин. Дворец Саргона. Настенная живопись
25. Ниневия. Дворец Ашшурбанипала. 669 — около 633 гг. до н. э. Рельеф, изображающий охоту на львов

Во дворце Саргона неоднократно встречаются арки, ложные и клинчатые своды (возможно, результат влияния Южного Двуречья). Особенно характерны перекрытия каналов, где применены различные способы кладки. Канал внутри платформы дворца Саргона с одного конца был перегорожен кирпичной стеной с двумя трубами внизу; далее, расширяясь, он перекрывался коробовым сводом (рис. 21). В средней части канал был сильно сужен и перекрыт ложным сводом, над кладкой которого помещался коридор, перекрытый коробовым сводом. Входные проемы с тяжелыми створками дверей, обитыми медными полосами, по большей части перекрывались арками (вероятно, возводившимися без кружал). Проем иногда обрамлялся орнаментальной лентой из цветных глазурованных плиток (рис. 22).

По сторонам входов во дворец были установлены гигантские статуи крылатых быков (они же часто служили опорами арок). Такие быки (иногда львы) с человеческими головами — шеду — добрые духи- хранители — помещались по сторонам арочных проемов почти во всех ассирийских дворцах. В IX — первой половине VIII в. до н. э. они изображались пятиногими — своеобразная передача движения: входивший во дворец сначала видел две передние ноги спокойно стоящего животного. Пришелец делал шаг вперед, направляясь во внутренние покои, и чудовище тоже делало шаг ему навстречу: теперь он видел животное в профиль; одной передней ноги не было видно, но зато появлялась пятая — шагающая нога, которая и создавала иллюзию движения статуи (рис. 23).

Во внутренних помещениях дворца были открыты остатки панели, сложенной из разноцветных поливных изразцов с изображениями священных предметов (плуг, птица, дерево и т. п.), и следы стенных росписей. Прием облицовки зданий глазурованными кирпичами вообще характерен для архитектуры Ассирии (его начали применять здесь на 600—700 лет раньше, чем в Вавилоне, прославившемся искусством облицовки глазурью). Во дворце Тукульти-Нинурты I в городе Кар-Тукульти-Нинурта глазурованным кирпичом была облицована нижняя часть стен. В нем же обнаружены следы стенных росписей.

Помещения дворца, как правило, были узкими, длинными и высокими. Нижние части стен парадных залов облицовывались рельефными каменными плитами — ортостатами. Балочные покрытия делались из кедра.

Четкая организация внутреннего пространства, анфилады залов, крылатые быки у входов и ленты раскрашенных рельефов — все это соответствовало торжественному ритуалу придворной жизни и должно было производить сильное впечатление на приходившего во дворец (рис. 24).

Все отдельные части дворца были оформлены симметрично, но его расположение во дворе цитадели было ассиметричным. При дворце располагались три храма. Зиккурат из семи разноцветных ярусов по формам более легкий, чем южные зиккураты, был сдвинут от центра дворцового комплекса в один из дальних (со стороны города) углов платформы. Поэтому он не доминировал над обиталищем деспота, «царя всех стран, царя вселенной».

Дворец ассирийского наместника в Тель-Барсипе в Северной Месопотамии (середина VIII в. до н. э.; современный Телль-Ахмар) стоял на высоком холме и по своему великолепию мало уступал дворцу Саргона, хотя и был построен в провинциальном городе. Как и дворец Саргона II, он включал комплекс больших дворов-залов (самый большой 25 x 65 м). Во дворце существовали сложная система отводных и дренажных труб, ванны и т. д. Стены парадных залов были покрыты росписями, изображавшими царя в батальных и охотничьих сценах. Раскраска изображений часто была условной: синие лошади, красные всадники и т. п. В некоторых залах сохранились панно с изображениями быков, козлов и других животных, обрамленные орнаментальным фризом. По тонкой графической манере и по живости изображения росписи Тель-Барсипа принадлежат к числу лучших памятников ассирийского искусства.

Введение цвета в архитектуру характерно и для храмов Южного Двуречья, особенно в ранние его периоды (ср. «Красное здание» в Уруке), однако, там скульптура в архитектуре особой роли не играла. В ассирийском же искусстве наблюдается тесная связь скульптуры с архитектурой, что типично также для Сирии и Малой Азии (в частности, для хеттов и хурритов).

У хеттов и хурритов заимствовали ассирийцы и систему облицовки стен ортостатами. Однако ассирийские ортостаты отличаются от хеттских тем, что ассирийцы переносили облицовку внутрь помещений (у хеттов облицовывалась нижняя часть наружных дворцовых стен). Самые ортостаты занимают здесь значительно большую часть площади стены. Не связанные по сюжету изображения хеттских рельефов сменяются в Ассирии огромными панно, подчиненными одной теме (царские походы, царская охота и т. п.). Рельеф был низкий и раскрашивался, что создавало впечатление скорее графического, чем объемного изображения (рис. 25).

Глава «Архитектура Ассирии (I тысячелетие до н. э.)» книги «Всеобщая история архитектуры. Том I. Архитектура Древнего мира». Авторы: В.К. Афанасьева, И.М. Дьяконов; под редакцией О.Х. Халпахчьна (отв. ред.), Е.Д Квитницкой, В.В. Павлова, А.М. Прибытковой. Москва, Стройиздат, 1970

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *