Августе 44 го

По советским книгам о войне создано множество экранизаций, цель которых в том, чтобы молодежь поняла, как жили в военное время. Об этом поведает зрителю и основанный на легендарном романе новый фильм режиссера Олега Погудина «Момент истины» с датой выхода в 2020 году, выпуска трейлера и обнародования актеров стоит немного подождать. Зритель узнает, что же было на самом деле во время белорусской «Операции Багратион».

Бюджет картины составляет 650 млн рублей.

12+

Россия

Жанр: драма

Режиссер: Олег Погодин

Дата выхода: 2020 год

В ролях: неизвестно

Бюджет: 650 млн руб.

Картина расскажет не только о преодолении трудностей войны, но и о столкновении с самим собой.

Интересно: Военная драма Тимура Бекмамбетова «Потерянный и возвращенный мир» (2021).

Содержание

Сюжет

Действия кинокартины развернутся в Западной Белоруссии. Это будет конец операции «Багратион» — одной из самых величайших операций в истории. Казалось бы, клин немецких войск невозможно было представить разбитыми, но наши войска показали невозможное – они разбили огромное число немецких войск, часть которых ушла в белорусские леса. Лес же станет главным героем наряду с людьми – только самые безрассудные отважатся войти туда. Отряд главных героев будет именно таким, из книги нам известно, что они все-таки смогут победить, несмотря на то, что заплатят высокую цену. Однако, возможно, создатели решат изменить финал и придать ему новый смысл.

Режиссер и съемочная группа

Сценарий для фильма основан на знаменитой книге советского писателя Владимира Богомолова – читателю книга известна под названием «В августе сорок четвертого».

Владимир Богомолов

Проект кинокартины был представлен на питчинге Фонда кино. Режиссером фильма станет Олег Погодин, известный нашим зрителям по таким работам, как: «Крик совы», «Дом», «Триумф», «Родина ждет», «Непобедимый».

Олег Погодин

Авторы обещают, что проект будет похож на триллер или «детектив внутри военного фильма», который будет интересно смотреть и взрослым, и более молодому поколению. Так как возрастное ограничение будет составлять 12+, то привычного для современной молодежной аудитории натурализма не будет. Продюсер Анатолий Максимов («Грозовые ворота», «Турецкий гамбит», «72 метра», «Каникулы строгого режима», «Диверсант») высказался о сюжете фильма Богомолова «Момент истины» так:

«Это история, напоминающая своим масштабом великие античные стратегические успехи. Это фильм о людях, которые победили».

Анатолий Максимов

Можно ожидать, что неотъемлемой частью фильма станет и его зрелищность, ведь его бюджет (650 млн рублей) может себе это позволить. Создатели рассчитывают на 1 миллиард рублей сборов в прокате.

Съемочный процесс планировали начать летом 2019 года: часть сцен отснять в Москве и в Ленинградской области, основное же производство — в Беларусии.

>Актеры и роли

На данный момент актерский состав фильма не называется, но, учитывая уровень проекта, можно предположить, что в нем будут задействованы звезды российского кинематографа.

Интересные факты

А знаете ли вы, что:

  • По книге «Момент истины» уже был снят фильм – в 2000 году. Его режиссером стал Михаил Пташук, а называется он «В августе 44-го…». Сам Владимир Богомолов отказался от авторства сценария для этого проекта;
  • Роман «Момент истины» был включен в список «100» книг, рекомендованных школьникам Министерством образования и науки РФ для самостоятельного чтения.

Пока зрителям следует ожидать, когда же режиссер фильма «Момент истины» (2020) Олег Погодин назовет точную дату выхода и состав актеров, а также выпустит трейлер своей масштабной исторической кинокартины, которая станет мощнейшей психологической драмой.

Смотреть фильм « В августе 44-го » онлайн

7.10
ФСБ России считает этот фильм наиболее достоверной в РФ экранизацией жизни и деятельности российского (советского) контрразведчика, в котором очень близко к реальности показаны жизнь, быт и работа контрразведчиков «Смерш».Фильм «В августе 44-го» рассказывает о военной операции «Неман», которую выполняет группа контрразведчиков СМЕРШа, под командованием капитана Алехина. Лето 1944. До Великой Победы остается еще около года. Белоруссия уже освобождена, однако с ее территории регулярно выходит в эфир группа лазутчиков, передавая врагам очень важную информацию о советских войсках. На поиски шпионов, в район регулярных выходов в эфир запеленгованной рации, был послан отряд разведчиков, во главе с офицером СМЕРШа.
Благодаря профессиональному подходу к поставленной задаче, бесстрашию и находчивости, группа советских офицеров выполнила задание по обезвреживанию шпионов. Ситуация осложняется тем, что в районе действует множество фашистских недобитков и антисоветских элементов. Слежка за всеми одновременно ведёт к рассредоточению сил контрразведчиков, действующих к тому же в обстановке острого цейтнота.
Год: 2001
Страна: Россия, Беларусь
Режиссер: Михаил Пташук
Жанры Фильма: боевик, триллер, драма, детектив, военный
В ролях снимались: Евгений Миронов Владислав Галкин Юрий Колокольников Беата Тышкевич Алексей Петренко Александр Феклистов Рамаз Чхиквадзе Александр Балуев Ярослав Бойко Анджей Печиньский
Занимательные факты о фильме:

  • Вторая попытка экранизации романа, первую в 1975 году предпринял литовский режиссер Витаутас Жалакявичюс.
  • В фильме есть сцена, где 1-й заместитель наркома внутренних дел прибывает в штаб 3-го Белорусского фронта для встречи с начальником Управления военной контрразведки СМЕРШ фронта. Обоим персонажам в фильме около 60 лет. Между тем в реальности 1-му замнаркома внутренних дел, комиссару ГБ 2-го ранга С. Н. Круглову в описываемый период было 38 лет, а начальнику УКР СМЕРШ 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенанту П. В. Зеленину — 42 года.
  • Евгений Миронов во время съемок приехал к Богомолову с громадным списком вопросов по книге. В нем значилось 79 пунктов.
  • Фильм был снят по роману Владимира Богомолова «Момент истины» («В августе 44-го»).
  • В экранизации романа, которую в 1975 году начинал снимать литовский режиссёр Витаутас Жалакявичюс, роль Алёхина исполнял Сергей Шакуров, Таманцева — Анатолий Азо, водителя Хижняка — Борислав Брондуков, генерала Егорова — Бронюс Бабкаускас. Бабкаускас умер во время съёмок, что и послужило, наряду с недовольством Богомолова режиссёрским сценарием, одной из причин того, что картина так и не была закончена.
  • В первой серии, когда капитан Алёхин приезжает на продовольственный склад и беседует с его начальником, у погрузочной рампы стоит автомобиль ЗИЛ-157, с закрытой ящиками кабиной. Более четкий ракурс доступен на 37-ой минуте. Данный автомобиль на самом деле выпускался с 1958 года, и в 1944 году он никак не может быть в составе Красной Армии.
  • Несмотря на успех «В августе 44-го» у зрителей, Владимир Богомолов снял своё имя из титров: «В силу бессмыслия и непродуманных импровизаций режиссёра оказалось проваленным большинство эпизодов, в том числе и узловые, наиболее важные: «В Ставке», «В стодоле» (эпизод с генералами) и финальный — «На поляне». Уже 16 мая мне передали, что продюсер, по соображениям экономии, финансировать пересъемки отказался, заявив, что в состоянии сам сделать «забойный боевик» из уже отснятого материала без каких-либо пересъемок или досъемок. Мне сообщили, что придется ограничиться перемонтажом и переозвучанием. После этого отснятый материал многие месяцы вымучивали. Все свелось к вырезанию провальных, непригодных кадров и целых эпизодов по 13 минут. » Писатель-фронтовик объяснил это тем, что Пташук снял совсем не то, что было написано в романе.
  • Съемки фильма начались в июле 1999 года.


В августе сорок четвёртого (роман)

Момент истины


Обложка книги

Жанр

Роман

Автор

Богомолов, Владимир Осипович

Язык оригинала

Русский

Дата написания

Дата первой публикации

ноябрь 1974

Цитаты в Викицитатнике

«В а́вгусте со́рок четвёртого» — роман Владимира Богомолова, впервые опубликованный в журнале «Новый мир» в 1974 году. Другие названия романа — «Уби́ты при задержа́нии…», «Возьми́ их всех!.», «Моме́нт и́стины», «Чрезвычайный ро́зыск: В а́вгусте со́рок четвёртого».

В основу романа положены подлинные события, отражённые в официальных документах того времени.

Персонажи

  • капитан Павел Васильевич Алёхин — старший оперативно-розыскной группы Управления контрразведки 3-го Белорусского фронта.
  • старший лейтенант Евгений Таманцев по прозвищу «Скорохват» — оперативник-розыскник военной контрразведки в группе Алёхина.
  • гвардии лейтенант Андрей Степанович Блинов по прозвищу «Малыш» — стажёр, направленный в группу Алёхина после ранения на фронте.
  • подполковник Николай Федорович Поляков по прозвищу «Эн Фэ» — начальник розыскного отдела Управления контрразведки 3-го Белорусского фронта.
  • генерал-лейтенант Алексей Николаевич Егоров — начальник Управления контрразведки 3-го Белорусского фронта.

Сюжет

Действие романа происходит в августе 1944 года на недавно освобожденной советскими войсками территории Белорусской ССР. В прифронтовой полосе двух советских фронтов — 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского выходит в эфир неизвестный радиопередатчик. Расшифровка шифрограмм приводит командование к выводу, что в тылу действует высококвалифицированная группа вражеских агентов, которая через наружное наблюдение и местную агентуру добывает для германского командования ценную разведывательную информацию. Поисками разведгруппы занимается одна из оперативно-розыскных групп Управления контрразведки Смерш 3-го Белорусского фронта под руководством капитана Алёхина. Почти двухнедельный розыск ощутимых результатов не даёт. Следы, оставленные агентами приводят в тупик.

Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) в режиме чрезвычайной секретности планирует на этом театре военных действий масштабную военную операцию — планируется окружение 700-тысячной немецкой группировки (см. Мемельская операция). Главнокомандующий Сталин приходит к выводу, что вражеская разведгруппа наверняка раскроет скрытное сосредоточение танков и войск в прифронтовой полосе, меры дезинформации, предпринимаемые командованием после чего преимущество внезапности будет утрачено.

Розыскное дело «Неман» берётся на контроль Ставкой ВГК, фактически — лично Сталиным. Сталин предлагает Главному управлению контрразведки Смерш, а также наркоматам внутренних дел и государственной безопасности любыми средствами уничтожить вражескую группу в течение суток. Однако специфика розыскной деятельности контрразведки такова, что полномасштабные войсковые операции с привлечением тысяч людей зачастую не дают нужного результата. Контрразведчики настаивают, что со дня на день группа агентов будет взята, и необходимо работать проверенными контрразведкой методами. Наркомы внутренних дел и государственной безопасности, прибывшие к месту действий настаивают, — необходима войсковая операция с прочёсыванием огромного Шиловичского леса. Контрразведчики настаивают, что войсковая операция скорее всего приведёт к гибели агентов, обрыве их связи с местной агентурой и невозможности вести последующую радиоигру. Советской контрразведке известен район, в котором спрятана рация, и предположительное время, когда немецкие агенты произведут выемку рации для очередного сеанса радиосвязи.

В предполагаемый район нахождения группы «Неман» стягиваются силы войск НКВД по охране тыла фронта, пограничники, сапёры, оперативники Смерш с других фронтов. Готовится крупная войсковая операция. На все просьбы контрразведчиков дать им ещё немного времени Москва отвечает категорическим отказом. Единственная надежда Полякова и его людей взять живыми агентов, причём непременно живыми, получить от них сведения и обезвредить всю резидентуру.

Тем временем вражеские группы проводят несколько нападений на машины высшего командного состава. Контрразведка немедленно отправляет на маршруты машины с опергруппами, что приводит к уничтожению одной из вражеских групп, однако её предводителю — легендарному вражескому диверсанту Мищенко, участвовавшему в нескольких десятках операций против СССР удаётся скрыться. Группа Алёхина находит лопатку, принадлежавшему шофёру Гусеву, тяжелораненому вражескими разведчиками. Алёхин догадывается, что почва на лопатке встречается только из одного района Шиловичского леса

Вокруг огромного Шиловичского леса, где предположительно находится тайник с рацией разыскиваемой группы, замыкается кольцо окружения. После этого начнётся широкомасштабное прочёсывание местности. Внутри этого кольца, в засадах располагаются девять групп контрразведчиков, которые в случае возможного появления разыскиваемых под видом рутинной проверки документов должны спровоцировать их нападение, после чего взять их живыми и допросить, добившись «момента истины». Группа капитана Алёхина размещается в самом перспективном месте — ведь для фронтовой контрразведки важно, чтобы разыскиваемых взяла именно эта группа, — тогда возможно никого не станут наказывать. Подполковник Поляков оказывается прав: по направлению к засаде движутся трое неизвестных в форме советских офицеров. Однако Алёхин получает по радио приказ: немедленно покинуть лес перед началом войсковой операции. Алёхин принимает решение — остаться и проверить неизвестных.

Алёхин, изображая недалёкого службиста проводит допрос. Он понимает, что предводитель группы — скорее всего сам Мищенко. Алёхин требует от «офицеров» показать ему вещмешки, после чего агенты нападают на контрразведчиков. Группе Алёхина удаётся задержать вражеских агентов. Перепуганный радист группы выдаёт радиопозывные группы и местную агентуру.

Художественные особенности

Документальная основа

  • В романе присутствует большое количество документов военного времени (приказы, рапорты, сводки, отчёты, ориентировки, правительственные телеграммы и другие официальные документы). Автор сообщает, что приводит реальные документы, из которых убрана служебная информация (гриф секретности, резолюции, кто передал, кто принял и т. п.), а также что в документах и тексте романа изменены фамилии генералов и старших офицеров, наименование нескольких воинских соединений и небольших населённых пунктов. Всё это придаёт роману вид документального. В экспертном заключении № 3/14861 от 7 августа 1974 года по роману говорится: «Публикуемые в материале документы, за исключением элементов привязки (фамилии и воинские звания участников событий, время и места действия, порядковые номера соединений и частей), текстуально идентичны подлинным соответствующим документам».
  • В период создания романа В. Богомолов, бывший офицер ГРУ Генерального Штаба, получил поддержку и консультации по документальному материалу, использованному в нём, от И. И. Ильичева, начальника ГРУ Наркомата обороны СССР в 1942—45 гг., работавшего в те годы в МИДе, Героя Советского Союза полковника в отставке В. В. Карпова, с которыми автора связывали длительные личные, а с И. И. Ильичевым и служебные отношения.

Исторические неточности

  • В романе в Начальнике ГУКР СМЕРШ узнаётся В. С. Абакумов, однако звание генерал-полковника он получил только в 1945 году.
    Виктор Семенович Абакумов с 4 февраля 1943 года был комиссаром ГБ 2 ранга, что и соответствовало званию генерал-полковник, но поскольку он в годы войны служил в ГУКР «СМЕРШ» НКО любил чтобы его называли генерал-полковником, а 9 июля 1945 года его, как и многих других руководителей ГБ переаттестовали и он стал генерал-полковником, Меркулов В. Н. из комиссара ГБ 1 ранга генералом армии, а Л. П. Берия из генерального комиссара ГБ стал Маршалом Советского Союза.

Профессиональный жаргон

Роман является чуть ли не первым произведением советского времени, в котором приоткрывается завеса секретности о действиях советских спецслужб. В романе используется профессиональный жаргон контрразведчиков — стрельба по-македонски, качание маятника, эффект экстренного потрошения (момент истины), вазомоторика, органолептика и другие. Богомолова обвиняли в сочинительстве и выдумках, однако писатель довольно жёстко настаивал, что ничего не придумывал.

Качание маятника

«Наиболее рациональные действия и поведение во время скоротечных огневых контактов при силовом задержании», называемое контрразведчиками приёмом «качание маятника». Оно включает в себя и мгновенное выхватывание оружия, и умение с первых же секунд задействовать фактор отвлечения, фактор нервозности, а если возможно, и подсветку, и моментальную безошибочную реакцию на любые действия противника, и упреждающее стремительное передвижение под выстрелами, и непрестанные обманные движения («финт-игра»), и снайперскую меткость попадания в конечности при стрельбе по-македонски («отключение конечностей»), и непрерывный психологический прессинг до завершения силового задержания. «Качанием маятника» достигается захват сильного, хорошо вооруженного и оказывающего активное сопротивление противника. Судя по описанию, Таманцев «качает маятник» в наиболее трудном и эффективном исполнении «вразножку».:

Стрельба по-македонски

Письмо ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ «Комсомольской ПРАВДЫ» Г. Н. СЕЛЕЗНЕВУ
В «Комсомольской правде» 6 мая с. г. в публикации Б. Пилипенко «Приказ уйти до рассвета…» напечатано: «И уж если не умел стрелять по-македонски, как придумал один писатель, то во всяком случае просто стрелял без промаха…»
Стрельба по-македонски в художественной литературе описана только в моем романе, и потому лишь 6 мая мне позвонило 11 человек, а вчера редактор сообщила мне о письме читателя в издательство (выпускавшее роман) по поводу публикации в «Комсомольской правде». Поскольку роман издан только в СССР тиражом свыше семи миллионов экземпляров, таких писем читателей с недоуменными вопросами по поводу стрельбы по-македонски будут, я полагаю, сотни.
<…>(Облыжным утверждением в газете Вы подставили и Я. П. Киселева, так как в апреле 1974 года перед публикацией романа в Пресс-бюро КГБ по их просьбе были переданы составленные мною две справки (общим объёмом 42 страницы) с указанием упоминания различных специальных терминов, использованных в романе, в открытой советской печати. В частности, там приведены три примера упоминания и краткого описания стрельбы по-македонски (то есть стрельбы на ходу из двух пистолетов (или револьверов) по движущейся цели) в документальных публикациях в открытой советской печати 40-х — 50-х годов и один случай описания стрельбы по-македонски в полузакрытой советской печати (ж-л «Пограничник»).

Для сведения легендарного Б. Зубкевича и его товарищей, начинающего журналиста Б. Пилипенко и бюро проверки «Комсомольской правды» сообщаю, что стрельба по-македонски впервые попала на страницы газет в 1934 году, когда в Марселе усташами, адептами стрельбы по-македонски, при наличии самой тщательной охраны кортежа были застрелены югославский король Александр и министр иностранных дел Франции Барту. С середины 30-х годов стрельбе по-македонски, то есть стрельбе на ходу из двух пистолетов (или револьверов) по движущейся цели начинают обучать в США агентов ФБР, а в Англии — агентов оперативных отделов Скотленд-Ярда. С 1942 года стрельбу по-македонски начали культивировать розыскники советской военной контрразведки. К 1944 году, когда происходит действие романа, стрельба по-македонски культивировалась по крайней мере в семи странах.
<…>.

— В. Богомолов. 12 мая 1985 года

Прототипы

В 1976 году в журнале «Наш современник» вышла статья Михаила Кузнецова, описывающая судьбы людей, послуживших прообразами главных героев и второстепенных персонажей:

  • Прототип Алёхина — погиб при задержании вражеских агентов в декабре 1944 года в Польше;
  • Прототип Таманцева — погиб зимой 1945 года в окопном бою при неожиданном прорыве танковой группы немцев;
  • Прототип генерала Егорова — умер вскоре после войны, не дожив до 50 лет;
  • Прототип Блинова — кстати, во время войны был артиллеристом и в контрразведке ни одного дня не служил, — закончил войну Героем Советского Союза;
  • Прототип подполковника Полякова — самого гражданского человека из героев романа — после войны совершенно «вышел из образа»: закончил военную академию, стал генералом и прослужил в армии ещё четверть века;
  • Прототип Аникушина — буквальный и соответствует всему до деталей. По словам Богомолова, он знал такого офицера, который, находясь после ранения на службе в комендатуре, был привлечен к одной операции розыскников и во время неё повел себя в точности как Аникушин. В результате погиб старший оперативно-розыскной группы, а этот офицер получил тяжелое ранение, но выжил.

Другое разъяснение Вл. Богомолова приводит Сергей Трахименок: «— У меня, — медленно произнес Богомолов — не было прототипов положительных героев… <…> — А вот отрицательных — были… Точнее, был. Так, прототипом Мищенко был известный диверсант по фамилии Грищенко».

Издания романа

См. также: Библиография Владимира Богомолова

Впервые роман был опубликован в № 10, 11, 12 журнала «Новый мир» за 1974 год. Позже роман был многократно переиздан.

Роман был переведён на три десятка языков, выдержал более ста изданий, тираж превысил несколько миллионов экземпляров.

На других языках

Кроме русского, роман был переведен и издан на вьетнамском, белорусском, литовском, латышском, эстонском, персидском, португальском, испанском, норвежском, украинском, болгарском, монгольском, узбекском, венгерском, финском, чешском, английском, немецком, китайском, японском, корейском языках.

Список иноязычных изданий

  • The aching in my heart: collected writings, 635 p., h. de lám. 21 cm. 1982. Moscow Progress — Английский;
  • The moment of truth: a novel and two stories; ISBN 5-05-001664-9; ISBN 978-5-05-001664-5, Content: Ivan — Zosia — The moment of truth (In August ’44). 552 p.; 21 cm. 1982. Moscow: Raduga Publishers — Английский;
  • The moment of truth: a novel and two stories. ISBN 5-05-001664-9; ISBN 978-5-05-001664-5, 552 S. (Transl. by Bernard Isaacs …), 1989, Moscow Raduga Publ. — Английский;
  • Момант ісціны: (У жніўні сорак чацвёртага…): раман / Уладзімір Багамолаў; . — Минск: Мастац. літ., 1984. — 415 с.; 20 см. (В пер.): — Белорусский;
  • В августе сорок четвёртого…: Роман / В. Богомолов. — М.: Прогресс, 1979. — 395 с.; 22 см. — Вьетнамский;
  • Август-четиридесет и четвърта: роман, Пловдив: Христо Г. Данов, 1975. 454 p.: илл. превели от руски София Яневска и Недялка Христова. — Болгарский;
  • Negyvennégy augusztusában: regény; (V avguste sorok chetvertogo) ISBN 9630718421; ISBN 9789630718424, 483 p.; 22 cm. 1978. Budapest: Europa — Венгерский;
  • En agosto del 44 ; xiv, 520 p. . 1977. La Habana: Editorial Arte y Literatura, Series: Biblioteca del pueblo — Испанский;
  • El momento de la Verdad; ISBN 8432084905; ISBN 9788432084904, 486 p. 20 cm. traducción de Josep María Güell. 1990. Barcelona Planeta, Series: Grandes autores de la literatura soviética contemporánea; Number: 6 — Испанский;
  • Četrdesmit ceturtā gada augustā…: romāns / Vladimirs Bogomolovs; no krievu val. tulk. Hugo Rukšāns. — Rīga: Liesma, 1977. — 427, lpp. — Латышский;
  • Keturiasdešimt ketvirtųjų rugpjūtis: romanas / Vladimiras Bogomolovas; iš rusų kalbos vertė Feliksas Pažūsis. Vilnius: Vaga, 1979 (Vilnius: Vaizdo sp.), 398, p. Tiražas 30 000 egz — Литовский;
  • Dȯcin Ḋorbedu̇ger on-u naimaduġar sar-a-du, : Ȯbȯr Mongġol-un Arad-un Keblel-u̇n Qoriy-a, 1984. «In August ’44.» 685 p.; 21 cm. — Монгольский;
  • August 44 : Roman /;, 495 S.; 21 cm. Wladimir Bogomolow. ., 1977., Berlin: Verlag Volk u. Welt — Немецкий;
  • August 44 : Roman /;, Lizenz d. Verl. Volk u. Welt, Berlin., 495 S. . 1979. Berlin: Buchclub 65 — Немецкий;
  • В августе сорок четвёртого: (Момент истины): / Владимир Богомолов; Пер. Т. Хирск. — М.: Радуга: Осло Фалькен, Б. г. (1989). — 595 с.; 21 см. ISBN 5-05-002324-6 (В пер.): — Норвежский;
  • В августе сорок четвёртого: Роман / Владимир Богомолов; . — М.: Радуга, Б. г. (1989). — 376 с.; 21 см. ISBN 5-05-001965-6 (В пер.): — Португальский;
  • Қирқ тўртинчи йил августида: роман; . — Ташкент: Изд-во лит. и искусства] 493 p.; 21 cm. 1983. Тошкент: Ғафур Ғулом — Узбекский;
  • Момент iстини: (У серпнi сорок четвёртого…): Роман / Володимир Богомолов; . — Киев: Дніпро, 1988. — 464, с.; 17 см. ISBN 5-308-00154-5 (В пер.): — Украинский;
  • Момент истины : Роман. / Владимир Богомолов; . — Ташкент: Радуга: Ташк. отд-ние, 1985. — 622 с. староараб. паг.: 2 л. ил.; 21 см. (В пер.): — Фарси;
  • Elokuu 1944 ; ISBN 9512016036; ISBN 9789512016037, 411 p.; 22 cm., suomentanut Marja Koskinen. 1978. Jyväskylä: Gummerus — Финский;
  • V srpnu čtyřiačtyřicátého… 25000 výt. Vyd. ve spolupráci s nakl. Progress, Moskva, Obálku s použitím kresby Jiřího Říhy a vazbu navrhl Leo Novotný, 394, s.; 8° přel. Jaroslav Piskáček, 1978, Praha: Lidové nakladatelství — Чешский;
  • Neljakümne neljanda augustis… / Vladimir Bogomolov Vene keelest tõlkinud Laine Soe, 384-leheküljeline tavaformaadis ja kõvas köites romaan, Kaanekujundus Henno Arrak, Mõõdud: 130 × 206 mm Eesti Raamat 1979 — Эстонский;

На польском языке

Несмотря на положительный отзыв главного редактора влиятельного журнала «Literatura» Ежи Путрамента, роман по ряду политических причин не был издан на польском языке.

Наиболее подробно причины такого категорического неприятия и отказа от издания были изложены в открытом письме литературного критика Анджея Дравича, частично опубликованном на русском в эмигрантском журнале «Синтаксис». Они сводятся к психологическому неприятию резко негативной характеристики действий польской Армии Крайовой на территории Западной Белоруссии и Литвы, направленных против военнослужащих Советской Армии, представителей власти и местных жителей после освобождения данных территорий в течение 1944 до 1945-46 гг., оказавшихся неприемлемыми для польской интеллигенции 1970-x в условиях расширения антикоммунистических настроений и роста популярности диссидентских организаций.

В своей оценке деятельности польского подполья Богомолов руководствовался, в том числе, материалами судебного процесса, проходившего с 18 июня 1945 года в Москве в открытом заседании Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР, в которых сообщалось, что: «в результате террористической деятельности АК-NIE в период с 28 июля по 31 декабря 1944 года было убито 277, и тяжело ранено 94, а в период с 1 января по 30 мая 1945 года убито 314 и тяжело ранено 125 солдат и офицеров Красной Армии».

Экранизации

  • В 1975 году роман попытался экранизировать известный литовский кинорежиссёр Витаутас Жалакявичюс, но ему пришлось прервать съёмки и картина была закрыта. Вопреки широко распространенному мнению, негативная оценка В. Богомолова проделанной работы по экранизации романа не была основной причиной остановки производства фильма.

Картина Витаутаса Жалакявичюса была остановлена в связи со смертью 21 октября 1975 г. исполнителя одной из главных ролей (генерала Егорова) литовского актёра Бронюса Бабкаускаса. За месяц до этого, в конце сентября, от фильма отказался штатный редактор «Мосфильма» В. М. Дьяченко. Когда картину остановили, выяснилось, что никто не видел ни одного метра отснятого материала. Начались рабочие просмотры. После показа материала — порознь! — консультантам, все трое отказались от дальнейшего участия в работе над картиной. Генеральный директор «Мосфильма» Н. Т. Сизов смотрел материал в конце октября. Мне передали его реакцию и некоторые реплики: «Витас, отчего они у тебя такие расхристанные? Витас, это же не офицеры, а парни с гауптвахты! Витас, да это не офицеры, а уголовники!». Когда зажгли свет, Сизов произнёс фразу, оказавшуюся пророческой: «Витас, ты не понимаешь, что ты снял! Не хочу каркать, но боюсь, что этот материал мы вообще не сможем использовать».

Меня Сизов пригласил только три недели спустя, 16 ноября. Он сразу откровенно сказал: «Мною были допущены четыре непростительные ошибки, и главная из них — в выборе режиссёра. Жалакявичюс, безусловно, талантливый профессионал, выдающийся художник, но работать он может только по международной или литовской национальной тематике. Меня ввела в заблуждение его картина „Никто не хотел умирать“. Как обнаружилось в этом материале, он не представляет себе, что такое армия и война. Он искренне убеждён, что лейтенант может кричать на генерала. У него не только литовские актёры играют под американских ковбоев из „Великолепной семёрки“ — у него даже снятая в Белоруссии деревня больше похожа на литовскую… Почему они такие заросшие, почему выглядят уголовниками — Жалакявичюс объяснить не может… Затрачены большие государственные деньги. Мы с тобой патриоты и обязаны их спасти! Нужно убрать совершенно неприемлемые кадры и даже эпизоды. Может, подсократить сюжет. Досьемки — по минимуму и только в павильоне! Бабкаускаса надо сохранить. Не держись за сценарий и за роман — изменения неизбежны! Необходим новый сокращённый вариант в том же сюжете!». Затем показал мне три заключения по отснятому материалу: одно — режиссёра С. Бондарчука, довольно эмоциональное, второе — Союза кинематографистов, большое, страниц на восемь, оно было подписано писателем Б. Васильевым, и третье — двух киноведов, доктора и кандидата наук. Все отзывы оказались сугубо отрицательными.

В чём же там было дело? В. Жалакявичюс непонятно для чего заставил актёров неделю или больше не бриться, снимал их со щетиной на лицах, с закатанными выше локтя рукавами, без ремней, с расстёгнутыми до пупа гимнастёрками. Они действительно походили на арестантов с гауптвахты. Причём время от времени, неожиданно со злыми лицами применяли друг к другу болевые приёмы. Во всём материале режиссёром была осуществлена вестернизация: герои двигались и говорили, как ковбои в «Великолепной семёрке». Я понимал, что задача, поставленная Сизовым, не решаемая. И в начале 1976 г. в ответ на письмо главной редакции «Мосфильма» дал согласие на любое использование отснятого материала без указания в титрах моего имени и упоминания моего романа. Как мне известно, такие попытки на протяжении пяти или шести лет делались, но оказались бесплодными.

— написал В. Богомолов в период съёмок второй версии фильма в 2000 г.

В то же время известно, что осенью 1975 года (ещё до вышеприведённого разговора с Сизовым) писатель даже подавал в суд на «Мосфильм», где снималась картина. На суде, который состоялся в начале декабря, Богомолов (уже после встречи с Сизовым), в частности, заявил, что «Жалакявичус — режиссёр, который должен работать на международном материале». По итогам разбирательства суд постановил «производство фильма приостановить и без согласия автора никаких съемок не производить. Попытаться автору и киностудии найти приемлемое решение и продолжить работу, дабы не допустить убыточных расходов картины». В результате компромисс не был достигнут и картина была закрыта.

  • Вторая попытка экранизации романа оказалась более успешной и в 2000 году вышел на экраны фильм «В августе 44-го…», снятый известным белорусским кинорежиссёром Михаилом Пташуком. Но сам Владимир Богомолов отказался от авторства сценария для обеих экранизаций романа

Дополнительная информация

  • Упоминаемый в романе пистолет «Браунинг лонг 07», которым пользуются немецкие диверсанты, является пистолетом «браунинг» обр.1903 года под патрон 9×22 мм Browning Long (модель 9mm M/1907).
  • Книга упоминается в третьей части романа Владислава Конюшевского «Попытка возврата».
  • В 2013 году роман был включён в список «100 книг», рекомендованных школьникам Министерством образования и науки РФ для самостоятельного чтения.

Примечания

  1. Некоторые главы романа публиковались в 1965—70 годах.
  2. 1 2 Судебный отчёт по делу об организаторах, руководителях и участниках польского подполья (стенографический отчёт). — Юридическое издательство НКЮ СССР, 1945. — 280 стр.
  3. Судебный процесс по делу об организаторах и участниках польского подполья в тылу Красной Армии на территории Польши, Литвы и западных районов Белоруссии и Украины // газ. Социалистическое земледелие (орган Народного Комиссариата Земледелия СССР), № 82(4182), вт., 19 июня 1945 г.
  4. «Смерш»: Исторические очерки и архивные документы. — М.: Издательство Главного архивного управления г. Москвы, 2005. — С. 343. — ISBN 5-7853-0482-1.
  5. Из истории создания романа / Владимир Богомолов. Сочинения в 2 томах. M:: Вагриус, 2008; Том 1. Момент истины: 720 стр. ISBN 978-5-9697-0468-8, ISBN 978-5-9697-0469-5
  6. «Пишется тяжело…»: Из архива писателя / Богомолов В. О. Момент Истины. — М.: ЗАО «Вагриус», 2007. — 704 с. ISBN 978-5-9697-0398-8.
  7. 1 2 Богомолов В. Сочинения. — Т. 2. Сердца моего боль. — М.: Вагриус, 2008. — 880 стр. — ISBN 978-5-9697-0470-1, ISBN 9785969704688.
  8. Богомолов В. О. Момент истины (В августе сорок четвертого…). — Л.: Издательство «Лениздат», 1981. — С. 416. Тираж — 700 000 экз.
  9. Франция, 9 октября 1934 года. Владо Черноземский по прозвищу Шофёр, ведя огонь с обеих рук, застрелил короля Югославии Александра I и тяжело ранил французского генерала Жоржа. Французские жандармы, открыв огонь по Владо, случайно застрелили министра иностранных дел Франции Барту и ещё двух зевак. Самого Влада затоптала толпа, набежавшая на место преступления.
  10. 1 2 Кузнецов М. Иван, Зося, Таманцев и другие. Мастерская Владимира Богомолова // Наш современник : Орган Союза писателей РСФСР. — М.: Издательство «Литературная газета», 1976. — № 5. — С. 177. Тираж — 211 800 экз.
  11. Трахименок С. По следам Таманцева / жур. Сибирские Огни, No5, 2005
  12. NATIONAL LIBRARY OF POLAND /All Locations (недоступная ссылка)
  13. журнале «Синтаксис № 2» (1978)
  14. Белорусская деловая газета, 2000/12, No 891
  15. Владимир БОГОМОЛОВ: Я РЕШИЛ СВЕСТИ ДО МИНИМУМА КОНТАКТЫ С ГОСУДАРСТВОМ. Последнее интервью автора самого популярного романа о войне. // NG, № 33, 17 мая 2004 г.
  16. Скандальное кино («В августе 44-го…» / Федор Раззаков. Скандалы советской эпохи. М: Эксмо, 2008, 720 стр., ISBN 978-5-699-27199-3

Ссылки

  • Владимир Богомолов «В августе сорок четвёртого», 1973 год. Сто лет — сто лекций Дмитрия Быкова. Выпуск № 79

“В августе 44-го”: почему автор романа убрал свое имя из титров фильма про СМЕРШ

Роман Владимира Богомолова “Момент истины (В августе сорок четвертого)” относится к числу самых популярных произведений о Великой Отечественной войне. Хотя посвящена книга, пожалуй, одной из самых таинственных, мифологизированных, а для некоторых даже одиозных организаций под названием СМЕРШ (сокращение от “Смерть шпионам!”), в апреле 2018-го отметившей свой 75-летний юбилей.

Почему автор сделал героями романа именно смершевцев? Что представлял собой реальный, а не мифический СМЕРШ? Насколько верно “Момент истины” отразил роль и участие смершевцев в войне? И почему Богомолову категорически не понравилась попытка экранизации романа – фильм “В августе 44-го”, далеко не худший из постперестроечных военно-исторических фильмов?

“Момент истины” основан на реальных документах

Знаменитый роман Богомолова был опубликован в журнале “Новый мир” в 1974 году. Из него читатели узнали, что военные контрразведчики с риском для жизни занимались поиском и нейтрализацией опытных парашютистов-диверсантов.

Автор рассказывает об активном розыске тремя офицерами оперативно-розыскной группы управления контрразведки фронта (капитан Павел Алёхин, старший лейтенант Евгений Таманцев и стажер, лейтенант Андрей Блинов) в прифронтовой полосе 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов группы немецких агентов, действия которой грозят сорвать готовящееся стратегическое наступление советских войск в Прибалтике.

Дело берет на контроль лично Сталин и дает контрразведчикам всего сутки.

В противном случае, в районе действий вражеской группы будет проведена войсковая операция, которая приведет к множеству ненужных жертв, а все смершевцы как не выполнившие приказ будут наказаны по законам военного времени.

Достоверность книге придают многочисленные подлинные приказы, рапорты, сводки, отчёты, ориентировки и другие официальные документы военного времени, в которых, автор по его словам, убрал лишь некоторую служебную информацию, изменил фамилии генералов и старших офицеров, а также названия нескольких воинских соединений и наименования небольших населённых пунктов.

Богомолов познакомил читателей и с профессиональным жаргоном контрразведчиков-розыскников. Это и “стрельба по-македонски” (стрельба с двух рук, одновременно поднятых на уровень плеч), и “качание маятника” (техника уклонения от пуль противника), и “момент истины” (активный допрос только что плененного противника) и ряд других терминов.

Доскональное знание материала чувствуется и в той горькой иронии, с которой один из главных героев, капитан Павел Алехин, пообщавшись с майором госбезопасности, замечает про себя: “Вот так всегда – армия считает нас органами госбезопасности, а органы считают нас армией”.

И в демонстративном презрении офицера комендатуры Аникушина к смершевцам, к которым он временно прикомандирован, не подозревая, что они, в свою очередь, считают его, опытного фронтовика, попавшего в комендатуру после тяжелого ранения, всего лишь засевшим в тылу бездельником.

Несмотря на то, что слово СМЕРШ в романе почти не упоминается, ни до, ни после “Момента истины” об этой структуре никто не писал столь детально и талантливо.

Перефразируя французского критика Эжена Вогюэ, вся советская и постсоветская художественная литература, вместе с кинофильмами и телесериалами на тему советской военной контрразведки в годы войны – вышла из “шинели” Богомолова.

Владимир Богомолов, 1943

“В августе сорок четвертого” имел успех во множестве стран. Кроме Польши “Момент истины” выдержал более ста изданий, его тираж превысил несколько миллионов экземпляров. Он был переведен на множество иностранных языков и (не считая бывших республик Советского Союза) его прочитали во Вьетнаме, Иране, Португалии. Испании, Норвегии, Болгарии, Монголии, Венгрии, Финляндии, Чехии, Великобритании, США, Австралии, Новой Зеландии, Германии, Австрии, Китае, Японии, Корее и ряде других стран.

И только в Польше роман не стали переводить с русского. Там крайне не понравилась резко негативная оценка действий Армии Крайовой (буквально – Отечественная армия), военизированной структуры, подчинявшейся польскому правительству в изгнании, которое с 1939 года находилось в Лондоне.

Речь шла о действиях этой партизанской организации на территориях освобожденных советскими войсками Западной Белоруссии и Литвы, описанных в оперативных документах “Августа сорок четвертого”. Там констатировалось, что аковцы неоднократно убивали военнослужащих Красной армии, представителей советской власти и местных жителей.

При этом Богомолов опирался на материалы Военной коллегии Верховного суда СССР. Согласно им с 28 июля по 31 декабря 1944 года в районах, где происходят описанные в романе события, аковцами было убито 277, и тяжело ранено 94, а в период с 1 января по 30 мая 1945 года убито 314 и тяжело ранено 125 солдат и офицеров РККА. То есть, независимо от политических оценок, автор “Момента истины” в этом вопросе описывал реальное положение дел.

Богомолов не был доволен экранизациями своего романа

Как только роман увидел свет, в 1975 году за его киновоплощение взялся известный литовский режиссер Витаустас Жалакявичюс, снявший до этого знаменитую картину “Никто не хотел умирать” (1966). Но фильма не получилась. Отснятый материал не понравился ни генеральному директору “Мосфильма” Николаю Сизову, ни самому писателю.

По словам, Богомолова, “Жалакявичюс непонятно для чего заставил актёров неделю или больше не бриться, снимал их со щетиной на лицах, с закатанными выше локтя рукавами, без ремней, с расстёгнутыми до пупа гимнастёрками. Они действительно походили на арестантов с гауптвахты.

Причём время от времени, неожиданно со злыми лицами применяли друг к другу болевые приёмы. Во всём материале режиссёром была осуществлена вестернизация: герои двигались и говорили, как ковбои в “Великолепной семёрке”.

Вторая попытка экранизировать роман оказалась более удачной – в 2000 году известный белорусский режиссер Михаил Пташук снял ленту “В августе 44-го”. Однако Богомолов категорически потребовал убрать своё имя из титров, объяснив это тем, что большинство эпизодов книги оказались в фильме провалены.

Кадр из фильма “В августе 44-го”

“Персонажи лишились психологических характеристик, ушел мыслительный процесс, в силу изъятия или оскопления большинства эпизодов и кадров появились порой абсурдные нестыковки и несуразности, при этом картина оказалась лишенной смыслового шампура, оказалась примитивным боевичком с изображением частного случая, что ничуть не соответствует содержанию романа”,

– такую убийственную характеристику дал картине автор романа.

С ней нельзя не согласиться, особенно зная, как кропотливо и мучительно долго создавалась книга – ее наброски Богомолов начал делать еще в начале 60-х годов. Он неоднократно выезжал в Западную Белоруссию и, регулярно бывая на месте описываемых событий, чуть ли не вымерял шагами расстояния между разными географическими объектами, упоминаемых в будущем романе.

Киноязык вообще куда беднее литературы, несмотря на весь свой технический арсенал, но из фильма Пташука ушло главное – документы и внутренний монолог героев, их реминисценции.

Например, великолепно написанное воспоминание Таманцева о своей первой встрече с агентами-парашютистами летом 1941 года. О чем он, коротая время в засаде, рассказывает двум прикомандированным к нему новичкам-офицерам.

“Вижу как сейчас: шоссе под Оршей – вторая неделя войны. Беженцы, подводы с барахлишком, инвалидами и стариками, обозы с ранеными.

Воронки от бомб, трупы на обочинах… Под вечер останавливаем на шоссе для проверки “эмку”. Рядом с водителем – майор госбезопасности: сиреневая коверкотовая гимнастерочка, на петлицах – по ромбу, два ордена, потемнелый нагрудный знак “Почетный чекист”. На заднем сиденье – его жена, миловидная блондинка с мальчиком лет трех-четырех, и еще один, спортивного вида, со значком ворошиловского стрелка и двумя кубарями – сержант госбезопасности…”

Это дает читателям романа понимание того, что немцы серьезно готовились к войне с нами. В том числе и по линии разведки (в фильме это практически не показано, там, в основном, отражена внешняя сюжетная линия).

Советским же контрразведчикам заранее подготовиться к войне помешали не завесившие от них обстоятельства.

Путь советской контрразведки: из госбезопасности в… госбезопасность

Так называемые особые отделы в Красной армии были созданы вскоре после того, как большевики окончательно монополизировали власть – 19 декабря 1918 года. Контроль был поручен ВЧК: прежде всего, чекисты присматривали за бывшими офицерами – военспецами. Дальше функции, связанные с контрразведывательной деятельностью, расширялись по мере накопления военного опыта. Но задача выявления внутренних врагов, прежде всего, среди армейского командного состава оставалась приоритетной.

Такой надзор со стороны ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ продолжался формально вплоть до 1941 года.

Но “чистки” и репрессии 30-х, особенно 1937-39 годов, сказались на всех. Было отстранено, арестовано, расстреляно или посажено в тюрьмы не только множество командиров РККА, но и самих контрразведчиков.

Причем, по утверждению доктора исторических наук генерал-лейтенанта ФСБ в отставке Александра Здановича, были арестованы и “осуждены на длительные сроки или расстреляны все сменявшие друг друга с калейдоскопической быстротой начальники Особого отдела ГУГБ НКВД СССР и руководители его структурных подразделений. К концу 1938 года не остались на своих должностях и начальники особых отделов военных округов и флотов”. Серьезно пострадала и агентура нашей контрразведки во многих странах мира.

В результате, 3 февраля 1941 года решением Политбюро ЦК ВКП (б) в ведении НКВД остался лишь отдел, который присматривал за внутренними войсками и сотрудниками наркомата внутренних дел, а военная контрразведка (особые отделы) была переподчинена руководству армии и флота. Причем большинство руководящих постов заняли кадровые военные, которым пришлось срочно осваивать специфику новой службы.

Однако катастрофическое развитие событий в начале Великой Отечественной войны заставило Сталина пересмотреть прежнее решение. Ему потребовались старые методы контроля над армией: сначала, в июле 1941-го, был восстановлен институт военных комиссаров, а через месяц особые отделы вернули в ведение НКВД.

Когда же обстановка на фронтах начала стабилизироваться, а потом и меняться в сторону перехвата стратегической инициативы, верховное командование во главе со Сталиным вернулось к теме контрразведки и внутренней безопасности.

Создание СМЕРШ – один из резких поворотов в истории советской контрразведки

В октябре 1942 года были существенно урезаны полномочия комиссаров. А затем (одновременно с рядом важных реформ в армии) встал вопрос, как должны измениться задачи и структура подчинённости в дальнейшей работе контрразведчиков. Были подготовлены планы, но неожиданно даже для ближайшего окружения Сталин выдвинул собственное предложение.

Удостоверение старшего оперуполномоченного майора «СМЕРШ» Казакова М. А. за подписью генерал-майора Королёва Н. А. (1943). Источник

В апреле 1943-го появляется структура, напрямую подчинённая верховному командованию во главе со Сталиным. Такая структура сохранится до 1946 года, когда военная контрразведка снова вернётся в ведение органов госбезопасности: в СССР – в МГБ (потом КГБ), в РФ – в ФСБ.

В годы войны существовало три независимых друг от друга СМЕРША

Основным было Главное управление контрразведки СМЕРШ наркомата обороны. Им руководил комиссар госбезопасности 2 ранга (генерал-лейтенант) Виктор Абакумов. Подчинялось оно непосредственно наркому обороны Иосифу Сталину. Это был самый многочисленный СМЕРШ, и действовал он, прежде всего, в армейской среде.

Вторым по значимости оказался отдел в наркомате внутренних дел, его возглавил комиссар госбезопасности (генерал-майор) Семён Юхимович. Этот СМЕРШ подчинялся Лаврентию Берии.

Наконец, было создано и управление контрразведки СМЕРШ наркомата военно-морского флота во главе с комиссаром госбезопасности (генерал-лейтенантом береговой службы) Петром Гладковым. Подчинялись морские контрразведчики наркому флота Николаю Кузнецову. Их функции были более схожи с функциями их армейских коллег, с поправкой на морскую специфику.

Командир взвода главного управления контрразведки СМЕРШ 3-й танковой армии 3-го Украинского фронта. Зима 1944—1945.
waralbum.ru

Сотрудники всех трех СМЕРШей носили форму и знаки различия своих воинских частей и соединений. Друг другу они не помогали, но и не вредили.

Общими для всех трех организаций задачами было наблюдение за политическим и моральным состоянием боевых соединений, частей и подразделений – как на передовой, так и в тылу. В каждой структуре имелся свой особист, который на основе сообщений офицеров и старшин, докладов собственной агентуры и перлюстрирования почты выявлял шпионов, диверсантов, дезертиров, “самострелов”.

Определяли также и “лиц, ведущих антисоветскую агитацию”. Таковым был признан и будущий писатель, а на тот момент командир батареи звуковой разведки 68-й Севско-Речицкой пушечной артиллерийской бригады 48-й армии 2-го Белорусского фронта капитан Александр Солженицын. Он был арестован смершевцами 9 февраля 1945 года за то, что в переписке с друзьями ругал сталинские порядки.

В задачу всех особистов входила также проверка военнослужащих РККА, побывавших в плену.

СМЕРШ не выносил приговоров и не расстреливал

Однако, несмотря на то, что СМЕРШ выполнял, в том числе и роль военной полиции, многих “одиозных” функций не было в его компетенции – это элемент мифотворчества или исторической неграмотности.

Прежде всего, смершевцы не имели отношения к исполнению наказаний и тем более к расстрелам. Это было прерогативой военного трибунала или особого совещания при наркомате внутренних дел. То же самое и с тюремным заключением – военная контрразведка не имела полномочий отправить кого-то на нары.

Допрос немецкого солдата, взятого в плен разведчиками 49-й гвардейской стрелковой дивизии.
Его допрашивают (слева направо): заместитель начальника отдела контрразведки «СМЕРШ» 49-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии капитан Фёдор Петрович Жигалкин (1918 г.р.), начальник отдела контрразведки «СМЕРШ» 49-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии подполковник Александр Алексеевич Васильев (1903 г.р.); неизвестный разведчик. waralbum.ru

Даже право на арест имело свои ограничения. Санкцию на аресты среднего офицерского состава смершевцы должны были получать в военном совете армии или фронта, а старшего и высшего комсостава — у наркома обороны, то есть, у самого Сталина.

Не занимались смершевцы и организацией заградотрядов. И никогда их не возглавляли – этим ведали войска НКВД по охране тыла. Исключение составили только заградотряды Сталинградского и Юго-Западного фронтов, которыми в сентябре-декабре 1942 года командовали сотрудники особых отделов наркомата внутренних дел. Впрочем, самой такой структуры – СМЕРШ — тогда ещё не существовало.

Репрессии и депортации местного населения – как на территории СССР, так и на освобождаемых от нацистской оккупации землях — также не относились к задачам СМЕРШ. Это не значит, что репрессий и депортаций не было. Просто для этого существовали территориальные органы НКВД-НКГБ.

СМЕРШ не был “вегетарианской” организацией

Впрочем, органы военной контрразведки вовсе не были местом службы добреньких гуманистов. С 1941 по 1945 годы через них прошло несколько миллионов человек. Не все оказалась затем в тюрьмах и лагерях; многие вернулись в ряды Красной армии и продолжили воевать. Однако часть расследований заканчивалась передачей дел в военные трибуналы.

В итоге, официально подтверждена цифра в 700 тысяч приговоренных к тюремным срокам и 70 тысяч расстрелянных по их приговору. Кроме того, некоторые очевидцы и историки говорят о таком явлении как долговременная ссылка, которая могла не фиксироваться в качестве меры наказания.

Помимо своих соотечественников, смершевцы занимались и гражданами других стран. В 1945 году на освобожденных территориях Центральной Европы начались аресты русских эмигрантов первой волны, которых контрразведчики выявляли и передавали в руки карательных органов.

Сергей Войцеховский. В форме генерала армии Чехословацкой республики. 1938

Так, в Чехословакии 12 мая 1945 года органами СМЕРШ был арестован один из руководителей Белого движения в Сибири генерал Сергей Войцеховский. Вскоре его приговорили к 10 годам заключения за антисоветскую деятельность, а 7 апреля 1951 года он умер в лагере от желудочного кровотечения, так как много лет страдал язвой желудка.

Когда в августе 1945-го советские войска заняли Маньчжурию, аресты русских эмигрантов начались и там.

А среди иностранцев самым известным человеком, которого арестовали контрразведчики, стал шведский дипломат Рауль Валленберг, во время Холокоста спасший десятки тысяч венгерских евреев. Его задержали в феврале 1945 года в занятом РККА Будапеште. В результате Валленберг оказался на Лубянке, где его следы теряются. 31 октября 2016 года Швеция официально признала Рауля Валленберга умершим.

СМЕРШ часто помогал армии в необычных и сложных ситуациях

При этом рядовые смершевцы не раз участвовали в боях наравне со всеми на передовой. Учитывая их опыт и особую подготовку, эти бойцы и командиры способны были взять на себя командование, если погибал или был ранен кто-то из офицеров, найти выход из непростой ситуации.

Групповое фото солдат и офицеров отдела контрразведки СМЕРШ СССР 70-й армии в Берлине

Служба оперативного состава СМЕРШа была весьма опасной – в среднем, офицер служил три месяца, после чего выбывал по ранению или погибал в бою или во время спецоперации по прочесыванию местности. В годы войны четверо смершевцев удостоились звания Героя Советского Союза и все – посмертно.

Кстати, после выхода романа “Момент истины” Михаил Кузнецов в журнале “Наш современник” описал судьбу людей, послуживших прообразами его главных героев и второстепенных персонажей.

Прототип Алёхина был убит при задержании вражеских агентов в декабре 1944 года в Польше; прототип Таманцева — погиб зимой 1945 года в окопном бою при неожиданном прорыве танковой группы немцев; прототип Блинова, который во время войны был артиллеристом и в контрразведке ни одного дня не служил, закончил войну Героем Советского Союза.

Проводил СМЕРШ и радиоигры – операции, когда через захваченных ранее агентов противнику передается сознательная дезинформация. С 1943 по 1945 год контрразведчики провели 186 таких операций, фактически полностью перекрыв немцам доступ к советским военным секретам.

Одной из удач армейского СМЕРШа стала поимка в сентябре 1944 года двух немецких агентов-диверсантов Петра Шило и Лидии Бобрик (Шиловой), которые были заброшены для организации покушения на Сталина. Его устранение планировалось осуществить с помощью ручного гранатомета Panzerknacke, крепившегося в рукаве шинели.

По иронии судьбы немцы снабдили своих агентов документами на имя офицеров СМЕРШа, но это им не помогло. Обоих удалось перевербовать, после чего они приняли участие в длительной радиоигре с германским центром, но участия в покушении на Сталина им так и не простили. В 1952 году Петр Шило и Лидия Бобрик (Шилова) были осуждены по обвинению в измене Родине и расстреляны.

СМЕРШ за линией фронта

В тылу противника сотрудники СМЕРШ вербовались в школы Абвера и другие германские спецслужбы, получая возможность выявлять планы противника и действовать на опережение.

Отметим, что к началу 1943 года агентов для заброски в советский тыл готовили около 200 немецких разведшкол. И то, что их деятельность в итоге не смогла оказать существенного влияния на ход войны – заслуга СМЕРШа.

Особую роль сыграли советские разведчики и в срыве летом 1943 года немецкой наступательной операции “Цитадель”, получив и переправив в Центр данные о развертывании крупных танковых сил противника в районе Орла, Курска и Белгорода.

Отвечал СМЕРШ также за шифросвязь, за подбор и подготовку кадров для военной контрразведки, в том числе — за двойную вербовку выявленных вражеских агентов.

А накануне Берлинской наступательной операции в управлении контрразведки СМЕРШ были созданы специальные оперативные группы, в задачу которых входил розыск и арест руководителей германского правительства, а также установление хранилищ ценностей и документов, имеющих оперативное значение.

Они обнаружили часть архивов РСХА (Главное управление имперской безопасности Третьего рейха), в частности, сведения о заграничной агентуре, и помогли захватить ряд видных деятелей нацистского режима и карательных ведомств, которые впоследствии предстали перед Нюрнбергским трибуналом.

Момент истины для автора “Момента истины” еще не наступил

Некоторые исследователи до сих пор не уверены, что автор лучшего романа о советской военной контрразведке служил во время войны в войсковой разведке, затем органах СМЕРШ и завершил карьеру в ГРУ Генштаба.

Несмотря на казалось бы доскональное знание того, о чем он писал. А ведь помимо “Момента истины”, была, например, и повесть “Иван”, по которой Андрей Тарковский снял пронзительный фильм о войне – “Иваново детство” (1962).

Владимира Войтинского (с этой фамилией Богомолов жил до 1953 года) российский поэт и живописец, фронтовик Леонид Рабичев назвал “фантазером” и обвинил в том, что тот не участвовал в войне, а в работе над своими книгами использовал его воспоминания и более 100 фронтовых писем. Рабичев считает, что Богомолов “начал писать про войну и отождествил себя со своими героями. Он сочинил себя”.

Сам же Рабичев, по его словам, служил офицером связи при управлении 31-й армии, обслуживал штабы и за всю войну не убил ни одного немца.

По другим данным, Богомолов-Войтинский воевал с 1941 года и был награжден несколькими боевыми орденами и медалями.

В августе 44-го…

У этого термина существуют и другие значения, см. В августе 44-го.

В августе 44-го…

Жанр

Военный, боевик, детектив, драма

Режиссёр

Михаил Пташук

Продюсер

Ольга Семаго
Владимир Семаго

Автор
сценария

Владимир Богомолов

В главных
ролях

Евгений Миронов
Владислав Галкин
Юрий Колокольников

Оператор

Владимир Спорышков

Композитор

Александр Градский

Кинокомпания

Беларусьфильм

Длительность

117 мин.

Страна

  • Белоруссия
  • Россия

Язык

русский

Год

2000 (белорусская версия)
2001 (российская версия)

IMDb

ID 0284595

«В августе 44-го…» — фильм Михаила Пташука по роману Владимира Богомолова «Момент истины (В августе 44-го)».

События происходят в августе 1944 года. На территории освобождённой Белоруссии в тылу советских войск действуют вражеские агенты. В эфир регулярно выходит радиостанция с позывными «КАО», передающая шифрованные радиограммы. Контрразведчикам из СМЕРШа, трём молодым офицерам во главе с капитаном Алёхиным, поручено в кратчайшие сроки разыскать разведгруппу противника. Ситуация осложняется тем, что в районе действует множество фашистских недобитков и антисоветских элементов.

Обстановка накаляется, когда в результате дешифрования радиограмм становится известно, что передаваемые группой сведения ставят под угрозу успех стратегической военной операции в Прибалтике. Розыск радиостанции с позывным «КАО» взят под контроль Ставкой, фактически — Сталиным лично. Принимается решение провести масштабную операцию по прочёсыванию местности с привлечением войск НКВД. Капитан Алёхин, как и его непосредственное начальство, понимает, что войсковая операция означает провал всех ранее предпринятых поисковых мероприятий, так как даже в случае удачного её исхода вражеские агенты скорее всего будут убиты, что сделает невозможным вскрытие вражеской агентурной сети в данном районе. Кроме того, войсковая операция означает, что оперативники не справились с задачей и понесут наказание. Для заместителя наркома госбезопасности, отвечающего за поиск вражеских агентов, это означает только одно — снятие с должности. Похожие последствия грозят и непосредственному начальству Алёхина. Алёхину и его оперативной группе, однако, удаётся определить предполагаемое место следующего сеанса радиосвязи неуловимой «КАО» и устроить засаду.

История создания

Это вторая попытка экранизации романа. Первую, неудачную, в 1975 году предпринял литовский режиссёр Витаутас Жалакявичюс. В экранизации Витаутаса Жалакявичюса роль Алёхина исполнял Сергей Шакуров, Таманцева — Анатолий Азо, водителя Хижняка — Борислав Брондуков, генерала Егорова — Бронюс Бабкаускас. Бабкаускас умер во время съёмок, и это послужило одной из причин того, что картина так и не была закончена.

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

В ролях

  • Евгений Миронов — капитан Павел Васильевич Алёхин, командир опергруппы СМЕРШ
  • Владислав Галкин — старший лейтенант Евгений Таманцев, оперативник СМЕРШ
  • Юрий Колокольников — лейтенант Андрей Блинов, оперативник-стажёр СМЕРШ
  • Беата Тышкевич — Гролинская, хозяйка дома
  • Алексей Петренко — генерал-лейтенант Егоров
  • Александр Феклистов — подполковник Поляков
  • Александр Балуев — «капитан Алексей Павлович Елатомцев» / Иван Григорьевич Мищенко, старший группы диверсантов
  • Юрий Пристром — «Николай Чубаров», диверсант из группы Мищенко в форме старшего лейтенанта
  • Александр Ефимов — Сергей, радист группы диверсантов в форме лейтенанта
  • Рамаз Чхиквадзе — Иосиф Виссарионович Сталин, Верховный Главнокомандующий
  • Николай Кириченко — Лаврентий Павлович Берия, нарком внутренних дел
  • Ярослав Бойко — капитан Аникушин, офицер комендатуры
  • Анджей Печиньский — Станислав Свирид, горбун-хуторянин
  • Каролина Грушка — Юлия, работница на хуторе, любовница Казимира Павловского
  • Радослав Пазура — Казимир Павловский, диверсант
  • Александр Лабуш — Васюков, председатель
  • Виктор Павлов — майор, начальник продсклада
  • Алексей Панин — ефрейтор Борискин, шофёр ЗИСа с продсклада
  • Альберт Филозов — Иван Семёнович, овощевод
  • Константин Соловьёв — капитан Николаев, снабженец
  • Иван Лешук — лейтенант Сенцов, снабженец
  • Александр Тимошкин — Абакумов, заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки «СМЕРШ»
  • Андрей Давыдов — Меркулов, нарком (министр) государственной безопасности
  • Алексей Макаров — майор-танкист в «Виллисе»
  • Юрий Цурило — заместитель наркома внутренних дел
  • Сергей Кравец — сержант Хижняк, шофёр опергруппы Алёхина
  • Владимир Семаго — подполковник
  • Анна Казючиц — знакомая офицера комендатуры
  • Анатолий Кот — лейтенант, бывший однополчанин Блинова
  • Расми Джабраилов — парикмахер
  • Егор Бероев — эпизод
  • Пётр Юрченков-старший — эпизод (нет в титрах)
  • Александр Беспалый — эпизод

Съёмочная группа

  • Режиссёр: Михаил Пташук
  • Сценарий: Владимир Богомолов (от авторства на сценарий отказался)
  • Оператор: Владимир Спорышков
  • Художники: Владимир Дементьев, Александр Чертович
  • Композитор: Александр Градский

Владимир Богомолов о фильме

По ряду причин автор романа попросил убрать своё имя из титров фильма.

В силу бессмыслия и непродуманных импровизаций режиссёра оказалось проваленным большинство эпизодов, в том числе и узловые, наиболее важные: «В Ставке», «В стодоле» (эпизод с генералами) и финальный — «На поляне». То, что эти эпизоды оказались проваленными, ещё пятнадцать месяцев тому назад осознала продюсерская группа, в течение трёх месяцев требовавшая отстранения режиссёра от постановки; с тем, что большинство эпизодов провалены, в марте прошлого года согласилось и Госкино России, и, наконец, 17 апреля прошлого года это признало Министерство культуры Беларуси, о чём на другой же день мне сообщили из Минска, заверив, что летом наиболее важные из проваленных эпизодов будут пересняты. В конце апреля прошлого года это была принципиальная позиция Минкульта Беларуси и Госкино России, и я с ней, разумеется, согласился.

Однако уже 16 мая мне передали, что продюсер, по соображениям экономии, финансировать пересъемки отказался, заявив, что в состоянии сам сделать «забойный боевик» из уже отснятого материала без каких-либо пересъемок или досъемок. Мне сообщили, что придется ограничиться перемонтажом и переозвучанием. После этого отснятый материал многие месяцы вымучивали. Все свелось к вырезанию провальных, непригодных кадров и целых эпизодов. Сначала этим занимался режиссёр, а затем продюсер, который сам несколько месяцев перемонтировал и сокращал картину, однажды подрезав её — в один приём — на 13 минут экранного времени. В результате всех вырезаний осталось чисто физическое действие и случилось то, что не могло не случиться: персонажи лишились психологических характеристик, ушел мыслительный процесс, в силу изъятия или оскопления большинства эпизодов и кадров появились порой абсурдные нестыковки и несуразности, при этом картина оказалась лишенной смыслового шампура, оказалась примитивным боевичком с изображением частного случая, что ничуть не соответствует содержанию романа.

Факты

  • В фильме есть сцена, где первый заместитель наркома внутренних дел прибывает в штаб 3-го Белорусского фронта для встречи с начальником Управления военной контрразведки СМЕРШ фронта. Обоим персонажам в фильме около 60 лет. Между тем в реальности первому замнаркома внутренних дел, комиссару госбезопасности 2-го ранга С. Н. Круглову в описываемый период было 38 лет, а начальнику УКР СМЕРШ 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенанту П. В. Зеленину — 42 года.
  • Премьера на российском ТВ состоялась 9 мая 2002 года на телеканале НТВ. В дальнейшем фильм многократно транслировался на НТВ (ежегодно 9 мая, иногда — 23 февраля и в дни траура), а также 1 раз на канале «Россия» (в 2005 году).
  • Премьера на белорусском ТВ состоялась 30 августа 2004 года на телеканале БТ.
  • В ноябре 2008 начальник управления регистрации и архивных фондов ФСБ России генерал-лейтенант Василий Христофоров заявил, что ФСБ России считает этот фильм наиболее достоверной в РФ экранизацией жизни и деятельности российского (советского) контрразведчика, в котором очень близко к реальности показаны жизнь, быт и работа контрразведчиков «Смерш».
  • В съемках одного из эпизодов фильма, проходивших на базе Могилевского аэроклуба ДОСААФ принимали участие сотрудники и курсанты Могилевской школы милиции.
  • В съемках участвовали паровозы Эм728-53 и Эм734-06.
  1. Юрий Гейко. Мы снова побывали «в августе 44-го…». Комсомольская правда (22 мая 2001). Дата обращения 29 апреля 2013. Архивировано 13 мая 2013 года.
  2. 1 2 3 Телелидеры с Ариной Ъ-Бородиной. Газета «Коммерсантъ», № 45 (3129), 16.03.2005
  3. ФСБ назвала фильм В августе 44-го самым достоверным о контрразведчиках — bigmir)net
  • «В августе 44-го…» на сайте «Энциклопедия отечественного кино»
  • «В августе 44-го…» на сайте Наш Фильм
  • «В августе 44-го…» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • Момент истины режиссёра Пташука

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *