Беслан как это было

15 лет трагедии в Беслане

Сегодня исполняется 15 лет со дня теракта в Беслане. «Военное обозрение» решило вспомнить последовательность событий, которые привели к одной из самых страшных трагедий в новейшей истории России.


15 лет назад, 1 сентября 2004 года, группа террористов захватила школу N1 в Беслане, взяв в заложники более 1128 человек. Большинство из заложников были школьниками, их родителями или же сотрудниками учебного заведения. Также родственники школьников привели с собой много малышей – в Беслане в этот день не работали 4 из 9 местных детских садов.
По официальным данным теракт был осуществлен группировкой, сформированной под руководством Аслана Масхадова, Шамиля Басаева и Абу Дзейта. В его состав вошли 34 человека, из них два сообщника, находившиеся за пределами школы, и две террористки смертницы. Возглавлял отряд уроженец ингушского села Галашки Руслан Хучбаров, носивший кличку «Полковник» и находившийся в федеральном розыске.

Руслан Хучбаров, «Полковник»

Убийства начались сразу

На начальной стадии захвата террористы убили 2 человек. В свою очередь, находившийся неподалеку сотрудник полиции смог уничтожить одного из боевиков, тело которого впоследствии весь период противостояния находилось на улице. Также ранения получили еще несколько боевиков, в том числе и ваххабит Владимир Ходов, отметившийся большой жестокостью по отношению к заложникам.
Захваченные люди были перемещены в спортзал, в котором была смонтирована взрывная цепь: она должна была воспрепятствовать штурму. Над головами заложников были закреплены взрывные устройства.
Если убьют любого из нас, расстреляем 50 человек, если ранят любого из нас убьём 20 чел, Если убьют из нас 5 человек мы все взорвём. Если отключат свет, связь на минуту, мы расстреляем 10 человек.
— заявляли террористы (орфография оригинала сохранена).
Боевики были хорошо вооружены. Помимо автоматов Калашникова, часть из которых были с подствольными гранатометами, в распоряжении террористов находились два ручных пулемета РПК-74; один пулемет Калашникова танковый; два ПКМ, гранатометы РПГ-7 и «Муха».

Три дня ужаса

В первый же день по неизвестной причине подорвалась одна из террористок-смертниц. Находившийся рядом с ней боевик получил тяжелые ранения, погибла часть находившихся поблизости заложников. Кроме того, боевики расстреляли несколько человек. Число погибших мирных жителей составило 21 человек.
Попытки освобождения захваченных людей велись в течение всех трех дней. К ним были привлечены многочисленные официальные лица. На второй день в школу пустили бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева – именно он вывел 24 заложника, матерей с грудного и ясельного возраста детьми. Со второго дня заложникам отказали в походах в туалет и перестали приносить воду.

3 сентября

Кульминация наступила на третий день, в 13:05. Именно тогда в спортзале произошли два взрыва, и террористы начали добивать заложников и стрелять по пытавшимся убежать детям. Примерно тогда же было принято решение о штурме школы.
Бой продолжался в течение нескольких часов. Боевики использовали тактику «живых щитов» и подготовленные огневые точки. Только к шести вечера были эвакуированы все оставшиеся в живых, и спецназ ЦСН, включавший бойцов «Альфы» и «Вымпела», приступил к окончательной зачистке здания.

Всего в ходе теракта погибло 333 человека. 186 из них составили дети от года до 17 лет. Спецназ ФСБ понес самые большие за свою многолетнюю историю единовременные потери – 10 человек. Все находившиеся в школе террористы, кроме одного, Нурпаши Кулаева, отбывающего сейчас срок в колонии «Полярная сова», были уничтожены.

Беслан: факты и мифы

(Продолжение. Начало в №№ 34, 35, 36-37, 38, 40)
МИФ ПЯТЫЙ, «КОМПЛЕКСНЫЙ»: ОСОБОЕ МНЕНИЕ «ЭКСПЕРТА ВЫСШЕЙ КАТЕГОРИИ В ОБЛАСТИ ФИЗИКИ ГОРЕНИЯ ВЗРЫВОВ» Ю. САВЕЛЬЕВА
21 сентября 2004 года в Беслан прибыла федеральная парламентская комиссия по расследованию теракта. В состав комиссии входил и депутат Ю.П. Савельев. Юрий Петрович — это вам не простой избранник народа. Г-н Савельев долгое время был ректором питерского «Военмеха» — кузницы кадров для ВПК, преподавал на кафедрах ракетостроения и боеприпасов. Профессор, доктор технических наук (в молодости, говорят, работал в КБ-1 под руководством самого Королева), председатель экспертного совета по вопросам оборонно-промышленного комплекса Госдумы. Член нескольких академий. Помимо всего прочего — эксперт высшей категории в области физики горения и взрывов. Глядя на послужной список Ю.П. Савельева, невольно понимаешь, это — ЭКСПЕРТ! Такому человеку хочется просто верить…
И вот Юрий Петрович прибыл таки в Беслан, приступил к работе. Первые же публичные заявления авторитета в области взрывов вызвали, мягко говоря, недоумение:
«Например, депутат Госдумы Юрий Савельев намерен устроить встречу комиссии с Аушевым. Лично Савельева интересует, кто были те 26 заложников, которых боевики освободили после переговоров с Аушевым. Также депутата интересует, почему боевики отпустили самого Аушева».
Заметьте: комиссия начала свою работу 21 сентября. А спустя 3 недели, 12 октября, на пресс- конференции в ИА «Росбалт» депутат Савельев задается вопросами: «Кто те 26 человек?», «Почему Аушева не убили?». Несколько странное начало, не находите? Савельеву не хватило 21-го дня, чтобы получить список заложников, выпущенных 2 сентября? Чем же он всё это время занимался?
В общем, 12 октября Ю.П. Савельев заявил миру: «Я приехал в Беслан для того, чтобы вывести ВСЕХ на чистую воду!».
Впоследствии, уже после опубликования своего «Особого мнения», Юрий Петрович будет еще не раз давать интервью, выступать в ток-шоу, на митингах. На каждом таком мероприятии он непременно озвучивал вступление: «Я — крупный ученый, специалист. В моих действиях нет никакой политики — только наука. Поначалу (до того, как были опубликованы стенограммы суда) я вообще придерживался версии прокуратуры о том, что в школе сработали самодельные взрывные устройства (СВУ) боевиков. А потом, когда начался суд, я прозрел, увидел несоответствия показаний свидетелей и версии прокуратуры и пришел к тому выводу, к которому пришел…».
Из интервью Ю.П. Савельева газете «Совершенно секретно»:
«Я, как и все, полагал, что школу захватили какие-то отпетые отморозки, которые убивали детей, насиловали школьниц, сами устроили взрывы и пожар, стреляли в спину бегущим людям и так далее. Так что я приехал в Беслан после теракта вместе с комиссией лишь затем, чтобы подтвердить это уже сформировавшееся у меня мнение. Но по мере изучения реальной картины многое оказалось не таким, как я себе представлял. Конечно, основа событий осталась, никто ее не опровергает: террористическая группа во главе с Хучбаровым захватила школу, в первые же часы они убили пятерых человек неизвестно за что — застрелили Фраева, стоявшего на улице у своей машины, Бетрозова убили на глазах у двоих его сыновей и еще троих. Но дальше, когда появилась более подробная официальная версия и тем более когда бывшие заложники стали давать показания на процессе Нурпаши Кулаева, я стал обнаруживать все больше несоответствий между выводами следствия и тем, что я видел своими глазами и слышал своими ушами…»
Искренность, с которой Юрий Петрович делится своими впечатлениями, вызывает чувство благодарности, признательности человеку, столь близко к сердцу принимающему чужое, в общем-то, горе. Вызывает лишь до тех пор, пока от слов Юрия Петровича не переходишь к его делам…
Фотокорреспондент Дмитрий Беляков вместе с группой спецназа МВД «Русь» находился в квартире соседнего со школой дома. Он был свидетелем того, как после взрывов заложники убегали из школы, выбирались через окна и как их, бегущих, террористы расстреливали в спину. Дмитрий — один из немногих «гражданских», которые видели спортзал сразу после взрывов и, наверное, единственный фотокорреспондент, заснявший это. Он — автор известной серии снимков, на которых маленькая Аида Сидакова, покинув спортзал, вернулась обратно в поисках мамы…
В своем расследовании Ю.П. Савельев использовал десятки снимков, сделанных Беляковым. Впоследствии корреспонденту журнала «Русский Newsweek» удалось побеседовать с коллегой:
«…Впрочем, люди, которых Савельев пытался привлечь к расследованию, и его самого подозревают в неискренности и злом политическом умысле. Например, тот самый фотограф Дмитрий Беляков, к которому, по его собственным словам, депутат «приставал с расспросами, мол, у вас уникальные свидетельства, я у вас вижу дырку, которую ни на каких других фотографиях не вижу». Но Беляков быстро решил, что разговаривать с депутатом не о чем: «Сначала Савельев говорил, что некий снайпер попал во взрывное устройство или убил террориста, контролировавшего педаль. Ему начинают возражать, что по баллистике это невозможно. Спорили, спорили — и вдруг он передумал: ну, тогда боец спецназа гранатой выстрелил по мине». У депутата в голове пунктик, считает Беляков: «Собирает, подгребает (подходящие показания, доказывающие), что во всем виноват спецназ. Они всех пожгли, взорвали и т.д.».
Из этого следует, что «эксперта высшей категории в области физики горения и взрывов» вполне устраивала версия взрыва в зале СВУ террористов. Он знакомился с показаниями, которые давали бывшие заложники на предварительном следствии. Его не устраивало только одно: во взрывах отсутствовала вина «власти». И Савельев упорно ищет снайпера, убившего «педалиста». Но снайпер физически не мог попасть ни в одного из террористов, стоявших на «педалях» — они находились в «мертвых», непростреливаемых зонах, а окна спортзала были закрыты непрозрачным пластиком. На это следует обратить особое внимание: последствия взрывов вполне внятно говорили эксперту о том, что взорвались СВУ внутри зала. Нужен был только снайпер, чтобы обосновать взрывы. Когда версия со снайпером отпала, последствия взрывов перестали устраивать «эксперта».
В своих последующих интервью Савельев уже откровенно намекал на применение в школе огнеметов, что, по его мнению, и привело к многочисленным жертвам.
Журнал «КоммерсантЪ-Власть» от 20 июня 2005 года:
» — Многие депутаты считают, что цель расследования — установить прямую связь между событием и действиями властей.
— Мы этим как раз и заняты — пытаемся выявить прямую связь. Вот есть у нас показания очевидцев о взрыве. Но есть у нас и другие показания — о применении против террористов огнемета. И взрыв, и огнемет могли стать причиной того, что школа рухнула — или от взрывной волны, или от пожара. При этом официальным следствием установлены два обстоятельства. Большинство людей погибли потому, что были погребены рухнувшей крышей — это во-первых. А во-вторых, большинство погибло от ожогов, а не от удара взрывной волны.
— Выходит, огнемет применялся?
— Комиссия склонна считать, что применялся. Теперь наша задача — ответить на вопрос о правомерности применения таких огнеметов. И мне кажется, это станет единственным ответом на те вопросы, которые не перестают задавать нам жители Беслана при каждой встрече».
Уже на этой стадии в заявлении Савельева наблюдается банальная подтасовки фактов — утверждение, что большинство людей погибло от ожогов. Как установила экспертиза, непосредственно от ожогов, от огня погибли лишь 10 заложников. Безусловно, смерть, тем более такая ужасная, даже одного человека — это уже трагедия. Но, согласитесь, 10 человек — это вовсе не «большинство» погибших. Останки еще 116 заложников обгорели до такой степени, что установить причину смерти не представлялось возможным. Т.е. эксперты не знают, посмертно обгорели тела или нет. А вот минно-взрывные травмы, пулевые и осколочные ранения явились причиной гибели 203 человек. Эти данные озвучивались на всероссийском совещании главных судебно-медицинских экспертов 28 мая 2005 года, то есть почти за месяц до публикации в «Коммерсанте».
Трудно предположить, что парламентская комиссия, Савельев не имели этих данных…
Начался суд над Нурпашой Кулаевым, стенограммы заседаний выкладываются на сайте Марины Литвинович «Правда Беслана», давая обильную пищу для рождения очередных мифов. В конце концов, показания бывших заложников становятся «золотой жилой», позволившей Савельеву вновь напомнить о себе миру: 25 мая 2006 года в парламентскую комиссию поступает его «Особое мнение». Накануне Ю. Савельев дает еще одно интервью… Елене Милашиной из «Новой». В тот же день интервью появляется на сайте «Правда Беслана»:
«… Я попытался разобраться в природе этих взрывов и каковы были их последствия. Пригодились мои навыки ученого: я профессиональный баллистик, последние мои книги — как раз два тома лекций по уравнениям динамики полета и внешней баллистике. Но основная моя специальность — это, конечно, горение, взрыв, это — моя стихия, и я использовал свои знания, чтобы по показаниям заложников в суде о том, что происходило внутри зала (этим показаниям я придаю большое значение), по техническим средствам, которые фиксировали все, что происходило вне зала (аудио-, фото- и видеосъемка), установить истину. Анализ первых 23 секунд, во время которых прозвучали взрывы, составляет 286 страниц, включая 90 фотографий, схемы, экспертизы, в том числе анализ спектров звукозаписи телевизионных съемок. Речь идет о том, что когда есть звукозапись взрывов, их последовательность и результаты этих взрывов, например, в виде разрушенной под подоконником стены зала, то можно судить о количестве взрывчатого вещества, которое было доставлено к точке взрыва, скажем, к этому окну. Можно судить также, когда и каким оружием была пробита дыра в крыше, размер этой дыры в крыше спортивного зала. Это все позволяет судить о том, что было причиной и каков был характер этих взрывов. Многое дают показания заложников, которые были очевидцами взрывов, и особенно ценно, что в результате судебного процесса над Кулаевым удалось собрать большое количество детальных показаний заложников…»
В этом интервью Савельев рассказывает о видеозаписи канала НТВ, на которой отчетливо слышны звуки ТРЕХ гранатометных выстрелов. Мы надеемся, что, как любой другой НОРМАЛЬНЫЙ эксперт, «эксперт высшей категории в области физики горения и взрывов» Савельев исследовал место происшествия, обнаружил места взрывов, задокументировал последствия этих взрывов, установил их очередность и определил мощность взрывных устройств.
Действительно, Савельев внимательно исследовал видеозапись, облазил всю школу, проработал все показания заложников в суде и пришел к выводу, что первые взрывы — это именно выстрелы из гранатометов. ТРИ ВЫСТРЕЛА И ТРИ ВЗРЫВА, которые произошли в первые 23 секунды. В целом, по версии Савельева, картина происшествия выглядела так:
Первый взрыв — это выстрел термобарической гранатой РШГ-2 в крайнее левое окно спортзала. Граната пробила окно, пролетела через спортзал и взорвалась на втором окне, разрушив раму. Выстрел был произведен со стороны спортивной площадки, из-за дома сторожа. Вот отсюда:
Вот сюда:
Обратите внимание на поврежденную раму — это важно.
Второй взрыв — это выстрел с крыши дома №37 по Школьному переулку. Выстрел был произведен из огнемета РПО-А по чердаку спортзала. Взрыв произошел в чердачном помещении, в районе двери во двор:
Третий взрыв — это выстрел осколочно-фугасной гранатой РШГ-1 с крыши дома №41 по Школьному переулку. Граната пролетела через окно, в котором первыми взрывами был выбит пластик, и ударилась в противоположную стену, образовав полутораметровый пролом:
25 мая 2006 года Савельев доложил свое мнение парламентской комиссии. На этот доклад комиссия отреагировала вполне адекватно: она послала запрос на НТВ. Операторы, снимавшие сюжет, на который опирался Савельев в своем расследовании, пояснили: «Данная запись сделана в 15 часов, через 2 часа после первых взрывов и начала боя. К первым взрывам эта запись не имеет никакого отношения».
В общем, все выкладки Ю.П. Савельева внезапно и звонко накрылись медным тазом. Представьте себе состояние эксперта: полтора года работы насмарку — фактически весь доклад перечеркивается одним свидетельством журналистов. Допущена грубейшая ошибка — версия строилась на видео, время создания которого не было установлено. Другой бы опустил руки, но не «эксперт высшей категории». Юрий Петрович просто выкинул из доклада все упоминания о первом выстреле, которым якобы была повреждена рама, и пошел со своим докладом в старую добрую «Новую»…
Дело, как вы можете убедиться, не совсем чистое, а точнее — совсем не чистое. В своем докладе Савельев всё обосновал, все взрывы имели свою хронологию, свои последствия. Но если убрать один «савельевский» взрыв, то последствия, которые эксперт ему приписывал, требуется обосновывать заново, их не вычеркнешь, как строчки из доклада.
Савельев убедительно, формулами доказал, что взрыв, который проломил стену, не мог повредить раму окна спортзала — она в 20 метрах. Взрыв на чердаке тоже не мог — шифер, располагавшийся намного ближе к месту взрыва, цел. Как же быть с рамой, если взрывов всего 2? В новой версии доклада Ю.П. Савельев запросто приписал эти последствия… ПЕРВОМУ ВЗРЫВУ — на чердаке! Правда, при этом забыл пояснить, каким все-таки образом уцелел шифер…
Итак, с видео НТВ у Савельева ничего не получилось. Тогда он отыскал другое — из фильма «Dispatches Beslan». Эксперт упоминает о нем в самом начале доклада:
«Из динамика другой автомашины доносится голос диктора, который объявляет, что на месте событий находится корреспондент газеты «Коммерсант» Заур Фарниев, и спрашивает: «Заур! Что в эти минуты происходит близ школы?». Именно в эту минуту звучат огромной силы взрывы».
Данную запись мы обсуждали в прошлом номере «СК» — это действительно два первых взрыва.
Как ни странно, в отличие от нас с вами, Савельев либо просто не озаботился изучением фонограммы (это с его-то любовью к «анализу спектров звукозаписи»), либо просто ничего не знает о специфике звукового «дуплета» при выстреле из реактивного гранатомета (огнемета). Есть еще и третий вариант: эксперт Савельев НАМЕРЕННО УМОЛЧАЛ об имевшей место «нестыковочке», подогнал факты под готовую версию, а информацию о реальных последствиях взрывов утаил.
Надо отметить, что Савельев переделывал свой доклад второпях (подходила годовщина теракта, и надо было на волне интереса успеть вбросить его в СМИ) и так спешил, что оставил в тексте массу «хвостов» первой версии. Помимо расчетов характера и причин повреждений оконной рамы, он сохранил в новой версии доклада свидетельства очевидцев, которые «подтверждают» термобарическую природу ВТОРОГО, «чердачного» взрыва. Но, как нам уже известно, последовательность взрывов была нарушена: в новой версии взрыв на чердаке стал первым взрывом, а взрыв, проломивший стену — вторым, а доказательная база перекочевала из первой версии, где взрывов было три.
В итоге получилась невообразимая каша, разобраться в которой даже специалисту очень и очень непросто. Судя по всему, те, кто по сей день отстаивает правоту Ю.П. Савельева, сами доклад не читали, а если и знакомились на досуге, то решительно ничего в нем не поняли: мудреный, изобилующий сложными расчетами и умными словами доклад трудно «усвояем», потому что в нем полностью нарушена логика.
Вот лишь один из примеров логичности нашего мифотворца. В доказательство своей версии Савельев приводит показания 25 заложников, которые, по его мнению, подтверждают термобарическую природу первого взрыва (взрыва «на чердаке»). Но, если свериться со стенограммами показаний этих свидетелей в суде, выяснится, что из 25 человек 15 говорят о ВТОРОМ взрыве. Люди рассказывали о взрыве под окном, но в новой версии доклада Савельев сохранил эти показания как доказательство ПЕРВОГО взрыва на чердаке! В остальных 10 случаях Юрий Петрович просто «притянул за уши» впечатления о вспышке или высокой температуре.
Некоторые показания в докладе Савельева передернуты настолько цинично и откровенно, что только диву даешься. Например, эксперт приводит такую цитату:
«раздался взрыв…, начали гореть спина и волосы» .»
Проверяем. Вот что она действительно говорила в суде:
«Примерно ближе к обеду в спортзале раздался взрыв. Меня и дочку оглушило. Потом был еще один взрыв. На нас что-то посыпалось. Начали гореть спина и волосы».
Как видите, Газданова рассказывает о ВТОРОМ взрыве, однако в докладе ее показания приводятся как доказательство термобарической природы ПЕРВОГО.
А где располагалась свидетельница в момент взрыва?
«Я находилась с дочерью напротив шведской стенки в правом углу от входа в спортзал из здания школы».
В «правом углу от входа в спортзал», то есть в противоположном (в 28-30 метрах) по диагонали от места, где Савельев «взрывает» РПО-А! Вы помните, что диаметр вспышки у РПО-А — 6-7 метров? Может эксперт Савельев и этого не знал? Трудно поверить…
Ладно, показания свидетелей — это еще полбеды. При тщательном исследовании и проверке утверждений Ю.П. Савельева выясняется, что экс-ректор «Военмеха» вообще понятия не имеет, о чем говорит. Профессор допускает такие ошибки, за которые любой из его студентов непременно схлопотал бы «пару».
Например, он утверждает, что гранатомет РШГ-1, из которого выстрелили в стену:
— был снаряжен осколочно-фугасной гранатой, которая имеет тротиловый эквивалент, равный 6,1 кг;
— может снаряжаться разными боевыми частями: термобарической, осколочной, осколочно-фугасной, фугасной.
Между тем, уж его-то ученикам наверняка известно, что РШГ-1 имеет только одну боевую часть — ТЕРМОБАРИЧЕСКУЮ. Никаких других БЧ у нее нет и никогда не было. Этот гранатомет создавался на базе термобарической гранаты ТБГ-7. Головная часть была взята от ТБГ-7, а пусковое устройство и двигатель — от противотанкового гранатомета РПГ-27. Желающие могут открыть любой серьезный военный справочник, энциклопедию или каталог и поискать боевую часть РШГ-1, отличную от термобарической.
Надо полагать, и Ю.П. Савельев искал чего-нибудь «эдакое» в умных книжках, да только, видимо, не в тех. К примеру, в справочнике, на который он ссылается в доказательство своей версии, вместо фотографии РШГ-1 помещена фотография РШГ-2 (и наоборот)!
Любой, кто в принципе знаком с гранатометами, эту ошибку увидит сразу. А вот наш «эксперт» этого просто не заметил. О чем это говорит? О том, что Савельев РШГ-1 в глаза не видел и понятия не имеет, о чем пишет. Как он оценивает тротиловый эквивалент того, о чем не имеет понятия, науке не известно.
Далее Савельев утверждает, что взрыв под окном не мог быть термобарическим (в противном случае все формулы, которые использует Савельев, неприменимы):
«Возможные средства доставки взрывчатых веществ перечислены в таблице 5.1, однако сразу следует указать на ограниченные возможности термобарических гранат производить разрушения, подобные тем разрушениям, которые имели место в стене под подоконником рассматриваемого окна. Наиболее вероятным является использование РШГ-1 с гранатой осколочно-фугасного действия с тротиловым эквивалентом 6,1 кг…»
Но в приведенной в докладе таблице (http://www.reyndar.org/~reyndar1/ds/doklad1.htm) Савельев не только завысил массу взрывчатки в РШГ-1 на килограмм, но и …сам снарядил ее термобарической смесью!
В результате получилась полная бессмыслица: Савельев стреляет под окно не существующей в природе осколочно-фугасной гранатой, заявляет, что взрыв не был термобарическим, и при этом снаряжает гранату термобарической смесью, заодно перепутав название вещества (ЛПО-30Т применяется в РШГ-2, а не в РШГ-1). Желающие могут провести увлекательное исследование его таблицы самостоятельно.
Там же Савельев перечисляет свойства отечественных гранатометов. Обобщая его творение, можно сказать, что в описании СЕМИ гранатометов сей эксперт допустил ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ(!) грубейшие ошибки.
Как оказалось, немногим лучше профессор знаком и с авиационным вооружением.
«…удар по крыше корпуса, прилегающего к спортивному залу (по крыше над кабинетом осетинского языка), мог осуществляться только с воздуха, т.е. с применением боевых вертолетов МИ-24; здесь, вероятней всего, была использована термобарическая граната ТБГ-7В…»
Это уже даже не смешно. При выстреле из гранатомета с тыльной части пускового устройства вырывается мощная струя раскаленных пороховых газов. Стрелять из тесных помещений и стоять позади стрелка запрещено всеми инструкциями — при таком выстреле вертолет рухнет на землю без всякой помощи ПВО противника.
В теории и на практике с борта вертолета разрешается вести огонь только из стрелкового оружия, которое должно быть закреплено в шкворневых установках, чтобы случайным выстрелом не повредить вертолет. Это элементарно, но профессор и об этом «не ведал»…
Сразу после публикации доклада Савельеву было на это указано. И что же наш «эксперт», смутился? Ничуть! Он, закаленный в политических и карьерных баталиях, давно усвоил: лучшая оборона — нападение. И пошел в атаку…
Интервью АПН «Северо-Запад»:
«- Однако, вот и газета «Известия» тоже упражняется в остроумии по поводу вашего доклада — журналисты пишут, что логичнее было предположить, что по зданию школы стреляли не с вертолета, а с НЛО. И еще — что с вертолета нельзя стрелять из гранатомета, так как струя раскаленных газов разнесет корпус машины.
— Они, судя по всему, не удосужились даже прочитать мой доклад, а первым делом прицепились к тому, что доступно их пониманию: «гранатомет» и «вертолет» — эти предметы они, по крайней мере, видели по телевизору. Они, видимо, представляют себе это так: из вертолета высовывается лихой американский рейнджер и от бедра навскидку палит из базуки куда попало. …Поэтому в своем докладе я написал, что остается одна возможность — граната могла быть пущена с вертолета. Об этом в моем докладе всего две строчки, но все прицепились именно к этому месту доклада. Полагая, видимо, что тут-то они Савельева и ущучили! К моему удивлению, в этом хоре я услышал голоса и ряда генералов, которые тоже заявили, что, дескать, струя раскаленных газов неминуемо прожжет винтокрылую машину.
Ну, так я вынужден им напомнить, что вертолеты МИ-24 и МИ-8 имеют внешнюю подвеску, и на этих консолях крепятся либо блоки с гранатометами, либо контейнеры с ПТУРСами «Атака», либо с НУРСами. Ладно уж, можно простить «независимых журналистов» — в их среде военная служба никогда не была в почете, но тому, кто дослужился до генеральского звания, следовало бы знать такие вещи».
О как выкрутился! — по мнению дилетантов и тех, для кого «военная служба никогда не была в почете»… А люди сведущие знают, что на консолях вертолетов действительно устанавливали блоки с гранатометами, только это было очень давно и гранатомет там был другой — авиационная модификация автоматического гранатомета АГС-17 «Пламя», стреляющий небольшой осколочной гранатой калибра 30 мм. А Савельев в своем докладе предположил, что стреляли гранатой ТБГ-7, которая применяется ТОЛЬКО с ручным гранатометом РПГ-7.
Для сравнения, продемонстрируем фотографии ТБГ-7 и гранаты ВОГ-17М, которой стреляет АГС-17А:
Согласитесь, это далеко не одно и то же…
В целом доклад Савельева переполнен подобными «ошибками» в описании оружия, во взрывотехнических расчетах и банальными подлогами. Например, доказывая, что пролом в стене не мог возникнуть от взрыва СВУ боевиков, стоявшего на стуле, он приводил такой аргумент:
«Однако, находясь над деревянным полом спортзала на расстоянии высоты стула 40-45 см, т.е. на таком же расстоянии, как от кирпичной стены, взрывное устройство при взрыве совершенно не повредило доски пола: по крайней мере на расстоянии 0,5 м от пролома внутрь спортивного зала какие-либо существенные деформации половых шпунтовых досок толщиной всего лишь в 3,5-4 см отсутствуют. Имеют место только два локальных повреждения пола, описанные выше, находящиеся от пролома на расстоянии 1,2 м и 1,5 м соответственно. Получается, что взрыв произошел в одном месте (на расстоянии 0,5 м от пролома), а повреждения деревянного пола были совсем в другом месте (на расстоянии 1,2 м и 1,5 м)».
Это доказательство Савельев считал основополагающим: «ПОЛ ЦЕЛ!». Он говорит об этом в многочисленных интервью, участвуя в телепередачах, выступая на митингах. Вот, к примеру, выдержка из его откровений в газете «Совершенно секретно»:
«Огромный пролом в стене под окном диаметром полтора метра якобы — по официальной версии — образовался от того, что сработало взрывное устройство боевиков. Но пол в пятидесяти сантиметрах от пролома, где и должно было находиться устройство (по версии следствия, оно лежало на стуле), не поврежден».
В доказательство автор «особого мнения» приводит фотографии:
Не правда ли, удачный ракурс? Действительно, серьезных повреждений пола не видно, и знаете почему? Потому что реальные повреждения прикрыты бумажным плакатом. Вот что находится под ним:
Размер этого пролома в полу — 1,2 метра по-горизонтали… Налицо еще один циничный ПОДЛОГ!
Публикация «Особого мнения» в «Новой» и на «Правде Беслана» спровоцировала бурю эмоций — в СМИ, на площадях, в кафе и ресторанах все вновь принялись обсуждать события в Беслане. Обсуждать и осуждать — военных, «спецов», власти…
Чтобы «познать истину» смогли в самом Беслане (маленький периферийный город — газеты получают немногие, интернетом также охвачены далеко не все), Марина Литвинович издала этот доклад в виде брошюры и весь тираж отвезла в Беслан для распространения.
Нетрудно понять, какую реакцию вызвала эта книжка у жителей Беслана. Признанный авторитет, доктор наук, эксперт высшей категории и т.д. и т.п., серьезными расчетами доказывает, что их родных убили не террористы, а власти руками военных. Учитывая ту истерию, которая нагнеталась «Новой газетой» в течение двух лет, не поверить этому было трудно. Уверовали потому, что проверить «научно обоснованные» выкладки Савельева дано не каждому, для этого надо иметь очень много времени, специальные знания, а главное — большое желание. Бесланские комитеты просто задавили следователей требованиями о проведении новой экспертизы.
Эта экспертиза была назначена. В ее проведении приняли участие не только известные взрывотехники, но и ведущие конструкторы этих самых гранатометов. Экспертиза рассматривала доклад Ю.П. Савельева только в части двух первых взрывов. В результате, как нетрудно догадаться, эксперты просто «распяли» маститого автора «Особого мнения». Они наглядно показали и доказали, что Юрий Петрович — ШАРЛАТАН, поставив жирный крест на Савельеве-ученом и Савельеве-«эксперте». Доказательная база — более 400 страниц внятной технической документации.
И что же наш визави, повинился? Не тут-то было! В «Новой газете» и, как водится, на «Правде Беслана» появилась его отповедь «Эксперты поторопились». Не вступая с оппонентами в ученые диспуты и даже не пытаясь опровергнуть их расчеты (возразить-то нечего), Савельев выплеснул на читателей поток отборной демагогии и привел показания заложницы, которая, по его мнению, сидела рядом с миной и осталась жива. На основании этого свидетельства он и делает свой вывод: СВУ боевиков не взрывались.
«В письме президенту Путину В.В. я позволил себе назвать вышеприведенное утверждение следствия (именно следствия, а не расчетчиков-специалистов) очередной ложью и привел в этом коротком письме показания в суде только одной заложницы (Биченовой), которая сидела почти вплотную к стулу, на котором лежало СВУ боевиков. Она осталась жива, как и ее сын, выскочивший после взрыва через распахнувшуюся дверь на улицу».
Увы, и тут Савельев выдал желаемое за действительное. Тамара Биченова сидела в совершенно другом месте и говорила про ДРУГУЮ МИНУ. Первый взрыв произошел в 6 метрах от нее. Это наш корреспондент выяснил у Тамары Биченовой лично. Савельев не удосужился проверить ее показания и попросту спекулировал ими.
И после всего этого кто-то предлагает принимать его доклад всерьез?
Мы показали только малую часть просчетов, ошибок и подлогов, содержащихся в первой из семи частей доклада Ю.П. Савельева. О праведности и объективности этой работы вы уже можете составить собственное мнение.
Почему Савельеву поверили? Общественное мнение уже было подготовлено стараниями ангажированных журналистов и политтехнологов. А проверять выкладки Савельева никто не стал. Даже в Беслане желающих не нашлось. Выводы доклада просто приняли на веру — сработал научный авторитет и регалии депутат-профессора Савельева: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад…»
Кому это было нужно, кто направил в Беслан Литвинович, кто заказал Савельеву «пляски на костях» погибших детей, кто организовал и проплатил «информационное обеспечение» расследования?
Об этом — в следующем номере.
В публикации использованы материалы сайта «Факты и мифы Беслана» www.reyndar.org.
(Продолжение следует)

«На третий день мы хотели только смерти»: Что происходило в Беслане

То роковое утро 1 сентября 2004 года в один момент перевернуло и искалечило тысячи детских и взрослых судеб. Торжественная линейка в честь начала нового учебного года в школе №1 небольшого города Беслана в Северной Осетии внезапно прервалась автоматными выстрелами. Банда вооружённых до зубов исламских террористов во главе с Русланом Хучбаровым – давним соратником другого организатора нападений на жителей мирных городов Шамиля Басаева — ворвалась на школьный двор. Убив на месте двоих человек, боевики согнали присутствовавших на линейке детей, учителей, родителей в спортивный зал школы. Всего в заложниках у террористов оказались 1128 человек, в том числе — несколько сотен детей.

Боевики заминировали спортзал. Для устрашения расстреляли нескольких заложников. Пообещали расстреливать по 50 заложников за каждого убитого террориста и по 20 за каждого раненого.

Вооруженные головорезы требовали вызвать на переговоры представителей российской власти: президента Ингушетии Мурата Зязикова, президента Северной Осетии Александра Дзасохова, а также экс-секретаря Совбеза РФ Владимира Рушайло.

Фото: www.globallookpress.com

По воспоминаниям бывших заложников, в первый день террористы выпускали своих узников в туалет, а также приносили в помойных ведрах воду, которой, однако, все равно не хватало. Во второй половине дня 1 сентября, когда одна из двух находившихся в школе террористок-смертниц Марьям Табурова подорвалась на собственном взрывном устройстве, смертельно ранив ещё одного боевика, захватчики расстреляли более двадцати заложников.

Нескольким заложникам всё же удалось чудом бежать из здания школы. Ещё 15 человек во время захвата школы укрылись в здании котельной и таким образом избежали плена.

Единственным человеком, кто смог провести переговоры с террористами и освободить два десятка заложников, в том числе матерей с грудными детьми, был экс-президент Ингушетии Руслан Аушев. Это произошло примерно в 16 часов 2 сентября, когда с момента захвата школы прошло больше суток. Вместе с тем, террористы наотрез отказались от того, чтобы через Аушева, детского врача Леонида Рошаля или ещё кого-то из важных переговорщиков заложникам передали воду, продукты питания и медикаменты. Через Аушева террористы сообщили свои требования представителям российской власти, основным из которых был вывод федеральных сил с территории Чеченской республики.

…После окончания переговоров с Аушевым боевики заметно озлобились.

Вспоминает бывшая заложница, на тот момент ученица 9-го класса школы №1 города Беслана Агунда Ватаева:

Нам больше не разрешали пить воду, ссылаясь на то, что она отравлена. Выпускали в туалет выборочно. Возле выхода в туалет образовалась огромная очередь, которую время от времени боевики разгоняли криками и угрозами. Второй день тянулся долго… Очень! Делать было нечего, ноги затекали, хотелось только воды, иногда в туалет… Я сидела очень близко к тому месту, где были развернуты снаряды, поэтому хорошо слышала боевиков, когда они вели переговоры по телефону или обращались к нам: «Вас никто не спасет, мы все сдохнем». Призывали к соблюдению дисциплины они нас словами: «Руки зайчиком!». В таком положении руки очень затекали.

Обстановка у бесланской школы №1 после штурма 3 сентября. Фото: www.globallookpress.com

Чтобы хоть как-то утолить жажду, заложники вынуждены были пить собственную мочу. Многие не выдерживали и падали в обморок.

Я уже мечтала не столько об освобождении, сколько о смерти, потому что это казалось более вероятным исходом. На третий день все хотели только одного — конца. Любого конца, лишь бы все это кончилось. В бессилии и желании уснуть я валилась на пол, но боевики заявили, что будут расстреливать всех, кто потеряет сознание,

— вспоминает пережившая ужас Беслана и потерявшая в этой страшной трагедии свою маму школьница Агунда Ватаева.

Белоснежные ангелы Беслана ушли к Богу Безопасность 12:22 — 03 Сентября

Развязка наступила лишь днём 3 сентября. В 13 часов 05 минут в спортзале раздались два мощных взрыва, после чего террористы открыли огонь на поражение. Одними из первых погибли спасатели, эвакуировавшие с разрешения боевиков тела ранее расстрелянных заложников. После взрывов в спортзале, вызвавших частичное обрушение крыши здания, заложники начали выбегать во двор школы, многие выпрыгивали в окна. При этом бандиты стреляли им в спину. В то же время спецподразделения ЦСН ФСБ «Альфа» и «Вымпел» пошли на штурм здания школы, чтобы спасти заложников и уничтожить всех террористов. Героические спецназовцы жертвовали собой, прикрывая оказавшихся в лапах у бандитов мирных бесланцев. Погибли семеро бойцов «Вымпела» и трое «альфовцев». Так, когда один из террористов бросил в сторону заложников гранату, её накрыл собой лейтенант «Вымпела» Андрей Туркин. Посмертно лейтенанту Туркину и ещё трём погибшим офицерам спецназа – подполковнику Олегу Ильину, подполковнику Дмитрию Разумовскому и майору Александру Перову были присвоены звания Героев России.

Всего жертвами трагедии в Беслане стали 333 человека, из которых 186 детей. В ходе спецоперации, которая продолжалась до ночи 3 сентября, все террористы, включая главаря, были ликвидированы. Лишь один из банды, выходец из Чечни Нурпаш Кулаев, был захвачен живым. В 2006 году Верховный суд Северной Осетии приговорил его к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Фото: www.globallookpress.com

По прошествии 14 лет с момента трагедии ключевым остается вопрос: каким образом вооруженные бандиты сумели беспрепятственно проехать в Беслан и захватить заложников в школе?

Примечательно, что по городу террористы передвигались на двух автомобилях – армейской тентованной «шишиге» (ГАЗ-66) и захваченной у участкового в селении Хурикау «семерке» (ВАЗ-2107), тогда как при похожем нападении на Будённовск в июне 1995 года басаевцы использовали два «КамАЗа» с табличками «груз 200».

В 2006-2007 годах прошли два процесса, на которых обвиняемыми проходили сотрудники Правобережного РОВД республики Северная Осетия-Алания и их коллеги из Малгобекского РОВД республики Ингушетия. Им были предъявлены обвинения в халатности, приведшей к бесланской трагедии. Однако впоследствии суд их амнистировал или оправдал.

БЕСЛАН.РУ

Середина 19 века. Для того, чтобы лишить влияния осетинских феодалов, особенно феодалов Дарьяльского и близлежащих ущелий, военная Царская администрация всемерно старалась убедить алдаров вместе со своими подданными переселиться на равнину.
В 1847 г. военным комитетом крепости Владикавказ был издан указ о переселении в аул Тулатова.
Нестеров, представлявший Царскую администрацию, ознакомил избранных Тулатовых с предписанием высшего руководства и предложил им землю для повторного переселения аула, расположенную на правом берегу Терека, в 17-20 верстах к северу от Владикавказа, представлявшую массив примерно в 3500 десятин. Возглавлять переселение было поручено Беслану Тулатову.
Беслан Тулатов родился в 1793 г. в ауле Нижний Кобань. У его отца Сырхау была большая семья — пять дочерей и трое сыновей: Сохуг, Осман и Беслан. Сырхау считался одним из самых богатых алдаров не только в Тагаурии, но и во всей Осетии.
Семья Сырхау у местных властей пользовалась уважением и доверием. Не раз члены этой семьи привлекались к выполнению важных поручений.
Поручики Осман и Беслан и подпоручик Тимахо, как говорится в одном из архивных документов 183Зг., всю свою жизнь провели на службе, участвуя постоянно в делах против горцев. Сыновья их старались поддерживать стремления своих отцов.
Беслан Тулатов в 40-60 годы 19 века считался руководителем успешным и подающим большие надежды в ремесле управления, как опора и защитник интересов не только рода Тулатовых, но и всего осетинского алдарства. Он был в почете среди «Главных осетинских начальников» — комендантов Владикавказской крепости. Он принимал самое непосредственное участие во внедрении царизма в жизнь всех административно-управленческих мероприятий в Осетии.
17 марта 1847 г. состоялось переселение аула Тулатово. На новое место жительства вместе с Бесланом Тулатовым переехали его ближайшие родственники десятью дворами,а также 17 дворов их холопов и кавдасаров. Это было лишь небольшой частью людей, которые согласились на переселение с Бесланом Тулатовым.
Отцами-основателями аула Тулатовых стали Камбеговы, Макоевы, два двора Хадарцевых, Цогоевы, Контиевы, Батаговы, Джибиловы, Хузмиевы, Касаевы и др.
В 1847 г. крупный владелец табачной фабрики Шнейдер выделяет деньги на строительство железной дороги между Баку и аулом Тулатовых.
Осенью 1853 г. на восточную окраину аула Беслана Тулатова с разрешения местных властей переселились из Владикавказа алдары Тхостовы — 6 дворов с подвластными. Инициатором переселения стал влиятельный алдар поручик Гадо Тхостов.
Аул Беслана Тулатова рос медленно. Молва о непростом характере Тулатова доходила до отдельных районов Осетии.
Через три года количество дворов возросло лишь до 34, но уже в год смерти Беслана здесь насчитывалось 62 двора. В конце 19 века- 249 дворов, в год Октябрьской революции 1917 г. — 395, а нынче свыше 10000 дворов
Беслан Тулатов умер в 1866 г. в возрасте 73 лет. Огромным состоянием стала управлять его жена Госмахо Канукова — верная и преданная последовательница воззрений и принципов своего мужа.
На старом кладбище в Беслане находится место захоронения офицеров Тулатовых. На одной могиле выбиты строчки арабскими буквами:»Подъ симъ камнемъ №1 Терского казачьего войска — Афако Знауровичь алдар Тулатов, родился 1820 г. скончался 1873 г.», на другом, кроме арабского, по-осетински было обозначено:» Ацы анусты дур цыртдзевены бын ныгад у саухох ама дарустыхатаг цуадон Тагъи — алдар Алыккаты Афахъойы фырт Хаджимурат Тлаттаты».
В 1875 г. произошло отправление первого поезда со старой станции.
В 1895 г. был готов к отправке поезд до Грозного.
Поселение, ставшее аулом Тулатовых, затем Аликовых, еще позже селением Иристон, в итоге в 1950 году в результате приобретения статуса города было окончательно переименовано в Беслан.
Исследователь истории городов Северной Осетии профессор Г.Ф.Калоев в своей работе «Малые города Северной Осетии» отмечает, что в дореволюционном Тулатово «жители села посещали мечеть, церковь и две маленькие церковно-приходские школы. В селе имелся только десяток кирпичных домов, принадлежавших богатым людям. Жилищами основной массы населения были деревянные, саманные и плетеные домики, которые освещались керосиновыми лампами и фонарями. Канализация и водопровод отсутствовали, о них народ и не мечтал. Тулатово было железнодорожным полустанком, на котором поезд останавливался изредка. Так выглядело дореволюционное Тулатово».
В советскую эпоху, в период индустриализации страны представитель Северо¬Осетинской автономной области при Президиуме ВЦИК обратился в Совет Народных Комиссаров РСФСР с официальным письмом, в котором было дано подробное экономическое обоснование целесообразности строительства крупного крахмало-паточного предприятия в Северной Осетии — Бесланского комбината. Конкретный план строительных работ хозяйственные органы страны, занимавшиеся комбинатом, утвердили в 1929 году.
9 августа 1932 года строители рапортовали Родине о том, что на осетинской земле построен и вступает в строй действующих предприятий крупнейший в Европе гигант пищевой промышленности.
Бесланский маисовый комбинат стал промышленным гигантом, во многом определившим направление в развитии всего народного хозяйства республики.
Кроме БМК в годы Советской власти были созданы, например, предприятия как Бесланский комбинат хлебопродуктов №2 , Бесланский хлебозавод, завод железобетонных конструкций, щебеночный завод, электромеханический завод и т.д.
Наш Беслан стал одним из крупнейших городов республики с развитой промышленностью, социально-культурной сферой, сетью торговых точек и предприятий бытового обслуживания населения.
В настоящее время в Беслане действуют такие предприятия по изготовлению алкогольной и безалкогольной продукции, как ООО «Исток», ОАО «Салют Златоглавая», ООО «Феникс», ООО «Фаюр-Союз» и др. Кроме того, в Беслане действует завод «АСО» по изготовлению автомобильного спецоборудования, ООО «Строймост», УГП «Грация», и многие другие предприятия и заводы, обеспечивающие развитие промышленности в г.Беслан.
В истории Беслана есть и трагические факты. Так, осенью 2004 года небольшой городок Беслан получил мировую известность вследствие одного из самых жестоких и бесчеловечных преступлений за всю историю. Группой террористов 1 сентября 2004 года было захвачено здание Бесланской школы №1. С 1 по 3 сентября в спортзале школы находилось более 1000 заложников, среди которых в основном были школьники, их родители и учителя. Весь мир следил за событиями, происходившими в те дни в Беслане. Родных и близких, жителей Беслана до последней минуты не оставляла надежда на благоприятный исход шокирующих событий. В обед 3 сентября в стенах спортзала прогремело 2 взрыва, после чего начался штурм здания. Бойцы военных подразделений, добровольцы среди жителей Беслана проявили потрясающее мужество и отвагу, спасая из огня детей, они проявили бесстрашие перед лицом противника, стрелявшего в их спины.
Результатом этого чудовищного террористического акта стали 333 человеческие жизни, сотни раненных, десятки людей, оставшихся впоследствии инвалидами, десятки детей, оставшихся круглыми сиротами, десятки разбитых и искалеченных семей, из которых вырвали самое главное. Это событие изменило каждого жителя города навсегда.
Весь мир проникся скорбью и состраданием к жертвам трагедии, беслановцам в те тяжелые дни оказывали всестороннюю поддержку, помощь в реабилитации, медицинскую помощь специалисты многих стран.
Через год после трагедии две школы, построенные в соответствии с новейшими архитектурными требованиями, раскрыли свои двери для детей Беслана.
В Беслане были построены детские сады, медицинский центр, а 6 сентября 2010 года состоялось торжественное открытие школы-интерната имени Ивана Каниди – учителя физкультуры, погибшего в теракте 3 сентября 2004 года.
24 ноября 2010 года в городе состоялось знаменательное событие: открытие мечети.Тем самым, давняя мечта мусульман Беслана иметь свой культовый очаг сбылась.
Современный город благоустраивается с каждым днем: расширяются улицы, строятся парки отдыха, спортивные и детские игровые площадки, скверы, объекты инфраструктуры. Город продолжает жить и развиваться, беспрерывно пополняя свою историю новыми фактами , событиями и личностями.

Беслан. История выжившей

«Отсюда никто не выйдет живым, — сказал террорист. — Мы все отправимся на небеса».
Наступало утро второго дня. Ночью в Беслане прошел дождь, но в спортзале, на полу которого сидели более тысячи заложников, воздух был спертым и смрадным. В плотно закрытых окнах вместо стекол — белый пластик. Из-за этого создается впечатление, что за окнами ничего и никого нет. Только этот спортзал с заложниками и террористами во всей Вселенной.

В открытую форточку под самым потолком виднеется столб с проводами. На одном из них среди капель дождя сидит птичка. Оказаться бы на ее месте, вырваться на свободу! Пробежаться бы еще раз по влажной траве, окунуться в обжигающе-холодные воды горной речки.
«Если со мной что-то случится, мама останется одна», — подумала я. Мне стало жаль и себя, и маму. И я заплакала. Мальчик, сидящий напротив, с удивлением посмотрел на меня. Я вытерла слезы.

«Молитесь!» — снова послышался голос террориста.

Меня крестили в детстве. Этот день запомнился мне на всю жизнь. Но в церковной службе я ничего не понимала и знала единственную молитву — «Отче наш».

Мысли унесли меня в Алагир, небольшой райцентр в Осетии, где прошло мое детство. Излюбленным местом для меня здесь был церковный двор. В храме и дворовых постройках размещался музей, но двери храма почему-то всегда были закрыты. Собор в византийском стиле был построен в 1853 году по проекту князя Григория Гагарина. Обнесенный высокой каменной оградой с бойницами, он напоминал крепость. Небольшой погост с покосившимися крестами зарастал бурьяном. Время здесь словно останавливалось: тишина, покой, умиротворение. Отрешенность от внешнего мира. «Что происходило здесь раньше? — думала я, сидя на покосившейся лавочке. — Где теперь люди, которые строили это величественное здание? И что там, внутри?»

Как-то я пришла сюда с тетей. Впервые огромные металлические двери были открыты. Мы вошли в полумрак церкви, и удивительное восторженное чувство причастности к чему-то неземному охватило меня. Со стен грустно смотрели лики святых. «Это росписи нашего знаменитого поэта и художника Коста Хетагурова», — сказала женщина, которая вела экскурсию в соборе.
С удивлением вглядывалась я в темные лики, и они казались мне знакомыми. В церкви пахло опустевшим домом, который хозяева покинули в спешке.

Мне вспомнился рассказ маминой родственницы Нины Дзилиховой о том, что происходило в Алагире после революции.
Когда новая власть закрыла храм и изгнала из него священнослужителей, ночью из опустевшей церкви послышался женский плач. Сторож открыл дверь, обошел помещение и, никого не обнаружив, снова повесил на дверь замок. Плач в церкви не стихал неделю. Слух об этом распространился по всему ущелью. «Это плачет Богородица», — говорили люди.

Новые власти Алагира стали искать человека, который бы снял с церкви крест. Но никто на эту работу не соглашался. Дело поручили одному из местных большевиков по фамилии Ревазов. Три дня пилил он основание огромного медного креста, а когда спустился с купола, все увидели, что голова его трясется. Впоследствии он погиб на фронте, а его мать, завернувшись в пуховые платки, бросилась с Бирагзангского моста в бурные воды сумасшедшей горной реки Ардон. Ее занесло в мельничный затон, мельник вытащил женщину из воды, но она была уже мертва.

Вскоре в храме открыли филиал респуб­ликанского музея краеведения. Восковые фигуры старика, пожилой женщины, молодой невестки и ребенка в люльке, должны были, по замыслу организаторов, поразить воображение посетителей и отвлечь от мыслей о Боге.
Из камня разобранной колокольни был построен кинотеатр «Комсомолец».

Памятный крест в спортзале бесланской школы, где террористы удерживали заложников

***
«Мама, я хочу яичницу», — детский голос вернул меня в спортзал. Ребенок плакал и повторял одну и ту же фразу.
От невыносимой жары пот струился по всему телу. Длинные волосы облепили мое лицо и шею. Были бы ножницы — состригла бы их!
…Наступал третий день мучений заложников. Люди, изможденные жаждой, голодом и бессонницей, теряли ощущение реальности.
«Если сегодня нас не освободят, мы так и умрем сидя, тесно прижавшись друг к другу», — подумала я.

«Подвиньтесь, подвиньтесь, не видите, моей сестре плохо», — девочка лет тринадцати пыталась уложить на пол младшую сестру. Та была без сознания. Когда младшей из девочек стало лучше, старшая заинтересовалась серебряным перстнем на моей руке. «Подари мне его», — попросила она. Я сняла перстень, она надела его на палец, но украшение соскользнуло на пол. «Оно тебе велико, и ты его потеряешь, — сказала я. — Когда мы выйдем отсюда, я обязательно тебе его подарю».

Несколько месяцев потом я искала эту девочку. Неужели она осталась там, в сгоревшем спортзале? Встретила ее случайно в поликлинике, в кабинете психолога. Она рассказала, что их отец (они азербайджанцы) долго искал их в больницах, потом в морге.

Видя, что многие не могут опознать в обгоревших телах своих близких, он сказал жене: «Если мои дети останутся живы, я приму православие». Он сдержал слово. Семья приняла Крещение.

Сдержала слово и я, подарив свой перстень девочке.

***
Шум в зале нарастал. На заложников уже не действовали ни окрики террористов, ни автоматные очереди поверх голов сидящих. Места становилось все меньше, невозможно было даже вытянуть ноги.

Меня преследовало видение: белый пластик в одном из окон — первом от кабинета тренеров — разлетается на мелкие кусочки, открывая путь к свободе. Если мне суждено выйти из зала, то только через это окно. И я стала медленно, ползком, пробираться к нему. Когда взобралась на подоконник и вытянулась на нем, поняла, почему, в отличие от других, здесь никто не сидел: вдоль широкой доски была прибита рейка. Острые грани ее впились мне в позвоночник.

Гул голосов то удалялся, то снова возникал — я проваливалась в забытье. За три дня не выпила ни глотка воды.

Только раз мне удалось подойти к крану, набрать в ладони воды. «Не пить» — прикрикнул стоявший рядом боевик с автоматом, и я, плеснув воду в лицо, не посмела сделать даже глотка.

Скорей бы все закончилось. Только без боли. Вспомнился фильм «Страсти Христовы», который 31 августа показывали в районном ДК. На экране было столько крови, боли и страданий, что большую часть фильма я просидела с закрытыми глазами.
И мысли вновь перенесли меня в благословенную тишину алагирского храма.

В конце 1980-х в нем начались богослужения. Первый раз мы пришли сюда с мамой на Пасху. Помню, как поразили меня радостное сияние десятков свечей, запах ладана, крестный ход и ликование прихожан. Их было еще не очень много — по праздникам в церкви дежурили сотрудники райкома партии.

Над куполом храма снова засиял золоченый крест, звон колоколов разнесся по всему Алагирскому ущелью.
Событием для меня стало крещение. Отец Геннадий Тюфлеев, один из первых служителей возрожденной церкви, подарил мне в тот день икону Казанской Божьей матери и складень с изображениями московских храмов. Я храню их по сегодняшний день.
Отца Геннадия вскоре перевели в один из ставропольских приходов.

…В Алагире выросло новое поколение, увеличилось число прихожан, в районе открылись новые храмы и два монастыря: мужской — в Фиагдоне и женский — в Тамиске.

Мы с мамой переехали жить из Алагира в Беслан. Работали в редакции районной газеты: мама — редактором, я — фотокорреспондентом.

***
1 сентября 2004 года я отправилась готовить фоторепортаж из лучшей бесланской школы — №1. В ней когда-то работали мой дед — преподаватель математики Давид Захарович Аликов и бабушка — кубанская казачка, учительница начальных классов Прасковья Алексеевна Ипполитова.

… Все тело болело, как открытая рана, деревянная рейка исполосовала спину. Светильники, которые горели в спортзале круглосуточно, вдруг мигнули и погасли. Из коридора, соединяющего спортзал со школьным зданием, выбежал встревоженный террорист с перевязанной рукой, посмотрел на погасшие светильники и снова скрылся в коридоре.

Звук, огромный, похожий на баобаб, прокатился по залу. Меня словно с размаху ударили кирпичом по лицу, ноги обдало жаром. Как в том моем видении, рассыпался в оконном проеме пластик, я выпала из окна и оказалась на заднем дворе школы. Не зная, в какую сторону бежать, я промчалась вдоль всех окон спортзала, перелетела через огромную белую каменную ограду, перепрыгнула еще через одну ограду из сетки-рабицы и оказалась между двумя металлическими гаражами. Оставалось перепрыгнуть через железную калитку между ними. Но тут мой взгляд упал на стену пятиэтажного дома — развороченное взрывом окно и черная закопченная стена. Значит, и там — террористы. Они — во всем городе. Надо спрятаться.

Я упала на землю, накрылась куском лежавшей тут же фанеры и надела на голову поилку для кур. Террористы, которые, как мне казалось, должны погнаться за мной, не должны меня найти.

Из школы не доносилось ни одного звука. Потом рванул еще один взрыв, послышался многоголосый крик, загрохотали автоматы.
Куры, которые разгуливали вокруг меня, разом куда-то спрятались. С дерева над моей головой посыпались изрезанные пулями обрывки листьев. В металлическом гараже дважды что-то взрывалось. Это в тридцати сантиметрах над моей головой металлическую стену пробило пулеметным снарядом.

Я оказалась на линии огня.

Моя молитва была горячей и беспрерывной. Это был беззвучный крик к Николаю Чудотворцу. Я твердо знала: в тот миг, когда моя молитва прервется, в меня попадет пуля.

Сверху с ревом проносились вертолеты.
Сколько я пролежала между гаражами — не знаю. В какой-то момент шум боя стих, и я услышала мужские голоса. За железной калиткой во дворе пятиэтажки кто-то разговаривал по-осетински.
Сейчас или никогда!
Я вскочила и всем телом бросилась на калитку: «Помогите!».

Мужчины, среди которых я узнала прокурора района Алана Батагова, подхватили меня и под прикрытием пятиэтажки быстро пронесли через дворы и огороды на соседнюю улицу, где стояла вереница машин. Меня посадили в скорую, дали пластиковую бутылку с водой и вместе с другими заложниками, в основном детьми, отвезли в больницу.

Мест в палатах не хватало, и нас уложили на кроватях по двое. Пришла пожилая женщина-санитарка с ведром воды и мокрой тряпкой каждому из нас обтерла руки и ноги. Чувство нереальности и удивления не покидало меня, и я никак не могла поверить, что осталась в живых. Это ощущение не проходило много месяцев.

Прошло время. Бог даровал мне новую жизнь. Я вышла замуж, уехала в Москву. Судьба привела меня в семью с богатой историей. Мой свекор Вадим Всеволодович Цаликов был первым осетином, который после многолетних гонений на Церковь решился стать священником. В сан был рукоположен в конце 1950-х годов прошлого века. В годы перестройки отец Вадим был направлен архиепископом Ставропольским и Владикавказским из Пятигорска, где жили Цаликовы, в Осетию благочинным.

***
Прокурор Алан Батагов, вынесший 3 сентября из горящего спортзала многих заложников, принял Крещение.

Во дворе первой школы завершается строительство православного храма.
В день, когда в Беслане отмечали десятилетнюю годовщину теракта, в спортзале была отслужена литургия. Священник со Святыми Дарами стоял на том самом месте, где когда-то сидела в числе заложников я.
Недалеко от моего дома, на Николо-Архангельском кладбище, где расположен мемориал воинов, отдавших жизнь за Отечество, покоятся спецназовцы, погибшие в Беслане. По мере сил и возможностей стараюсь навещать их.
Первый московский храм, который я стала посещать, был храм-музей святителя Николая при Третьяковской галерее в Толмачах. Мудрые советы протоиерея Андрея Румянцева помогли мне обрести душевное равновесие.
У Бога много чудес, и Он ведет нас по дорогам жизни, немыслимым и нам не ведомым.

***
Я побывала в тех храмах, изображения которых подарил мне в день моего крещения отец Геннадий.
Но где бы ни приходилось мне бывать, я всегда храню в памяти алагирский Свято-Вознесенский собор. Во дворе этой церкви, среди бурьяна, начинался мой путь к Богу. Эта дорога проходила и через спортзал бесланской школы. И именно там, перед лицом смерти, я узнала, как велики любовь и милосердие Бога к человеку.

Справка “Фомы”. Фатима Цаликова-Аликова

Родилась в 1976 году в Беслане. С детства увлекалась фотоделом. В 1999 году поступила на заочное отделение филологического факультета Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова. В том же году была принята на должность фотокорреспондента в газету «Жизнь Правобережья».

1 сентября 2004 года по заданию редакции должна была сделать фоторепортаж из Бесланской школы № 1 и оказалась в числе заложников. В2005 году вышла замуж и переехала в Москву. В столице прошло несколько ее выставок, посвященных трагедии в Беслане и войне 2008 года в Южной Осетии. Экспозиция «Беслан. До и после» была отмечена Специальным дипломом Международного кинофестиваля «Человек и война» в Екатеринбурге. За рубежом ее фотоработы выставлялись во французском городе Монтмеди. В настоящее время живет в Москве. Член Союза журналистов России.

За эссе «Мой путь к Богу», которое публикуется в «Фоме» под другим заголовком, Фатима Аликова удостоена I премии конкурса эссе на осетинском языке «Семья. Фамилия. Отечество», который проводит Владикавказская и Аланская епархия в рамках подготовки к 1100-летию Крещения Алании. Перевод с осетинского языка на русский для журнала «Фома» сделан самим автором.

Фатима (в Крещении Фаина) Цаликова-Аликова

artofwar.ru: Беслан

Беслан

КУРИЛКА: УЧАСТНИКИ ФОРУМА О ТРАГЕДИИ В БЕСЛАНЕ.

SR-71 /2004/09/04 05:17 /

Победа в Беслане!?…умытая кровью детей!!!

Заложников спасли и можно радоваться, но щемит грудь, понимая, что опять погибли люди! В двойне страшно – дети! А ведь шли на праздник – в класс, хотели стать большими, взрослыми:.

И они стали ВЗРОСЛЫМИ, почувствовав жестокость жизни, одни пронесут ее в памяти,через всю жизнь, а других: Жалко детей, жалко родителей, которые завтра начнут хоронить своих маленьких детей. За что? Что в очередной раз государство доказало свою беспомощность в защите даже маленьких граждан! Власть может гордиться тем, что не пошла на поводу у одних террористов, и не выпустила других, молодцы принципиальные, но эту принципиальность оплатили те маленькие дети, которые с первым портфелем, с новыми книжками, тетрадками шли в первый класс. Им хотелось стать большими.

Испытываю громадное уважении перед: президентом СО-Алания —

Дзасоховым, перед ГОСУДАРСТВЕННЫМ ПОСРЕДНИКОМ – доктором Рошалем за их гражданское мужество и ответственность за чужую жизнь, при этом – президент Ингушетии Зязиков, так и не появившийся на месте трагедии, и президент РФ Путин,так и не появившийся, хотя бы, на экранах телевизора со словами поддержки к родственникам заложников- вызывают возмущение и негодование. Видимо в массе своих президентских дел, они не поняли простой истины: ‘ Это не народ служит им, а они народу!’

А ведь для нормальной жизни не так много надо: что бы дети президента учились в обычной нормальной московской школе, а не в

Англии; чтобы ‘слуги’ народа ездили не в ‘спецмашинах’ с большим количеством охраны; что бы премьера можно было увидеть не только по телевизору, но и универмаге, может тогда мы заживем хотя бы как в

Швеции. И уж если у кого-нибудь возникнут к ‘слугам’ претензии, то они их смогут решить их в том же универмаге, и при этом НАШИ ДЕТИ не будут отвечать за ВАШИ, господин президент, деяния.

Выражаю глубокие соболезнования всем жителям СО-Алания в связи с постигшей их трагедией!

‹http://artofwar.ru/b/babkin_d›babrak

‹http://artofwar.ru/b/babkin_d› /2004/09/04 14:55 /

›› /655.SR-71/

›Победа в Беслане!?…умытая кровью детей!!!

О победе тут говорить нельзя, да и никто не говорит насколько мне известно. Трагедия получила жуткое окончание.

Федералы во главе с президентом говорят что штурм не планировался. Какая самоуверенность стратегов!!! Они думают до сих пор что эти ироды будут играть по их правилам, по каким-то правилам вообще. Вариант штурма в таких ситуациях всегда должен быть наготове, другой вопрос применять его или нет, но спецподразделения должны немедленно быть готовыми разработать план захвата и готовы действовать в любой момент.

Вот как в данном случае очень многое указывает на то, что первые взрывы были результатом случайности. Но для духов это уже не имело значения, любой сбой для них – сигнал к ликвидации всего живого в достижимом пространстве. А спецподразделения на месте событий отсутствуют, в оцеплении только

ВВшники, менты, да вооружённые местные люди. Вот и осуществляется чуть ли не самый чёрный сценарий возможного развития событий. Армейская разведка появляется уже в разгар боя, спецназ ФСБ ещё позже, сапёры, которые должны были быть в их составе изначально, ещё позже. Вот и бардак и уже набившая оскомину несогласованность действий силовых структур. Надо же было штурмовые группы держать в засаде постоянно в непосредственной близости.

Ещё интересный факт в новостях: операция по захвату школы, вероятно, готовилась тщательно и заранее. Летом духи под видом ремонтников обследовали разные школы и выбрали в Беслане именно первую как имеющую наиболее крепкие стены и ещё Бог знает почему. Взрывчатые материалы, боеприпасы и оружие были доставлены на место заранее под прикрытием стройматериалов и проч.

То-то я удивился как они – 30 с лишком человек влезли в один ГАЗон да ещё втиснули весь этот груз в него. Эта версия снимает вопрос: они прибыли на место захвата только с личным вооружением, остальной арсенал уже ждал их на месте.

Что-то такое и в Норд-Осте было, помню, про ремонт…

И в таком случае встаёт вопрос: почему руководители учреждений, школ, детсадов и прочих мест массового присутствия людей не осуществляют контроль за работой строительных шаражек, нанятых со стороны? Тоже на бардак спишем?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *