Биография Федора конюхова

Федор Конюхов —

протоиерей Русской Православной Церкви Московского Патриархата.

Родился 12 декабря 1951 года на берегу Азовского моря, село Чкалово (Троицкое), Приазовского района, Запорожской области, Украина. Отец — Конюхов Филипп Михайлович, потомок рыбаков-поморов из Архангельской губернии, мать — Стратова Мария Ефремовна, уроженка Бессарабии.

Выпускник Одесского мореходного училища по специальности судоводитель. Выпускник Бобруйского художественного училища (Беларусь). Выпускник Ленинградского арктического училища по специальности — судовой механик.

С 1974 по 1995 проживал в городе Находка, Приморского края. Почетный житель города Находка (Приморский край). С 1995 по настоящий день проживает в Москве.

В 1983 году принят в Союз художников СССР. С 1996 года член Московского Союза Художников (МСХ), секция «Графика», с 2001 года также состоит в секции МСХ «Скульптура». Награжден Золотой Медалью Российской Академии Художеств, Академик Российской Академии Художеств. Автор более 3 000 картин. Участник российских и международных выставок.

Член Союза Писателей РФ. Автор более двадцати книг.

Пилот свободного аэростата. Капитан Дальнего плавания. Яхтенный капитан. Совершил четыре кругосветных плавания, пятнадцать раз пересек Атлантику на парусных яхтах, один раз на весельной лодке «Уралаз». Заслуженный Мастер Спорта.

Награжден орденом Дружбы народов СССР за трансарктическую лыжную экспедицию «СССР – Северный полюс – Канада» (1988 год).

Награжден Премией UNEP «GLOBAL 500» за вклад в защиту окружающей среды. Занесен в энциклопедию «ХРОНИКА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА».

Действительный член Русского Географического Общества.

Награжден орденом Украинской Православной Церкви Великомученика Георгия Победоносца I степени за примерные и усердные труды на пользу Святой Божией Православной Церкви.

Первый в мире человек, который достиг пяти полюсов нашей планеты: Северный географический (три раза), Южный географический, Полюс относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, Эверест (полюс высоты), Мыс Горн (полюс яхтсменов).

Первый россиянин, которому удалось выполнить программу «Большой Шлем» (Северный полюс, Южный полюс, Эверест). Первый россиянин, которому удалось выполнить программу «7 Вершин мира» — подняться на высочайшую вершину каждого континента.

C 1998 года и по настоящий день заведующий лабораторией дистанционного обучения в экстремальных условиях (ЛДОЭУ) в Современной Гуманитарной Академии, г. Москва.

23 мая 2010 года, в день Святой Троицы, в Свято-Покровском кафедральном соборе Запорожья рукоположен в дьяконы епископом Запорожским и Мелитопольским Иосифом (Масленниковым). Проставление в иподиакона, совершенное днем ранее Блаженнейшим Митрополитом Владимиром.

19 декабря 2010 года, в день Святителя Николая Чудотворца, рукоположен в сан священника на своей малой Родине в Свято-Никольском храме Запорожья. Был рукоположен епископом Запорожским и Мелитопольским Иосифом (Масленников).

2014г. (июнь) — Награжден «за деятельность, способствующую процветанию Челябинской области, повышению ее авторитета в Российской Федерации и за рубежом» высшей наградой – знаком отличия «За заслуги перед Челябинской областью».

2014г. Награжден Золотой медалью РГО имени Миклухо-Маклая за одиночный переход через Тихий океан на весельной лодке. 160 дней от Чили до Австралии.

2015г. Global Ambassadors for Australia Zoo Wildlife Warriors.

2016г. Награжден премией FAI/Breitling Пилот Года 2016

2017г. Награжден международной премией Фонда Андрея Первозванного «Вера и верность».

2017г. Награжден орденом Почета за заслуги в области изучения возможностей человека в экстремальных условиях, самоотверженность и целеустремленность, проявленные при достижении новых мировых рекордов в одиночных путешествиях.

ЭКСПЕДИЦИИ

1977 Научно-исследовательская экспедиция на яхте ДВВИМУ «Чукотка» (Алькор) по маршруту Витуса Беринга.

1978 Научно-исследовательская экспедиция на яхте ДВВИМУ «Чукотка» по маршруту Витуса Беринга; Археологическая экспедиция.

1979 Второй этап научно-исследовательской экспедиции на яхте ДВВИМУ «Чукотка» по маршруту Владивосток — Сахалин — Камчатка — Командорские острова; восхождение на вулкан Ключевский; Автор мемориальных досок Витусу Берингу и его команде установленных на Командорских островах.

1980 Участие в международной регате «Кубок Балтики-80» в составе экипажа ДВВИМУ (Владивосток).

1981 Пересечение Чукотки на собачьей упряжке.

1983 Лыжная научно-спортивная экспедиция в море Лаптевых. Первая полярная экспедиция в составе группы Дмитрия Шпаро.

1984 Сплав на плоту по реке Лена; Участие в международной регате на Кубок Балтики-84 в составе экипажа ДВВИМУ (Владивосток).

1985 Экспедиция через Уссурийскую тайгу по следам В.К. Арсеньева и Дерсу Узала.

1986 Лыжный переход в полярную ночь к Полюсу относительной недоступности в Северном Ледовитом океане в составе экспедиции газеты «Комсомольская Правда». Группа достигла полюса — 27 января 1986г.

1987 Лыжная экспедиция по Баффиновой Земле (Канада) в составе советско-канадской экспедиции (подготовка к походу на Северный Полюс).

1988 Участник трансарктической лыжной экспедиции СССР — Северный полюс — Канада в составе международной группы при поддержке газеты «Комсомольская Правда». Старт: Северная Земля, остров Средний, мыс Арктический 03 марта 1988 — группа достигала Северного полюса 24 апреля 1988 и финишировала в Канаде, остров Уорт Хант 01 июня 1988.

1989 (весна) Участник первой российской, автономной экспедиции «Арктика», под руководством Владимира Чукова к Северному полюсу. Старт 04 марта 1989г. с архипелага Северная Земля, остров Шмита. Экспедиция достигла Северного полюса 6 мая 1989.

1989 (лето-осень) Совместный Советско-Американский трансконтинентальный велопробег Находка — Москва — Ленинград; Руководитель пробега с российской стороны; старт 18 июня 1989г. – финиш 26 октября 1989.

1990 (весна) Первый, в истории России, одиночный поход на лыжах к Северному полюсу. Стартовал с мыса Локоть, остров Средний 3 марта. Достиг полюса 8 мая 1990. Время в пути — 72 дня.

1990 (осень) — 1991 (весна) Первое, в истории России, одиночное кругосветное плавание нон-стоп на яхте «Караана» (36 футов/Swanson) по маршруту Сидней – Мыс Горн – Экватор — Сидней (Австралия) за 224 дня; старт 28 октября 1990г. — финиш 08 июня 1991г.

1991 (лето-осень) Организатор российско-австралийского автопробега на внедорожниках по маршруту Находка — Москва; Съемки документального фильма «Через Красную Неизвестность» телеканалом SBS (Австралия); старт 05 августа 1991г. финиш 15 сентября 1991г.

26 февраля 1992 Восхождение на Эльбрус (Европа) в рамках программы «Семь вершин мира».

14 мая 1992 Восхождение на Эверест (Азия), совместно с Евгением Виноградским (Екатеринбург) в рамках программы «Семь вершин мира».

1993 — 1994 Кругосветная экспедиция на двухмачтовом кече «Формоза» (56 футов) по маршруту: Тайвань – Гонконг – Сингапур – остров Вэ (Индонезия) – остров Виктория (Сейшельские острова) – Йемен (порт Аден) – Джидда (Саудовская Аравия) – Суэцкий канал – Александрия (Египет) – Гибралтар – Касабланка (Марокко) – Санта Люсия (Карибские острова) – Панамский канал – Гонолулу (Гавайские острова) – Марианские острова – Тайвань. Старт 25 марта 1993г. остров Тайвань, бухта Килунь — финиш 26 августа 1994г. остров Тайвань. Затем яхта Формоза была доставлена в Находку, Россия. В настоящий момент принадлежит Федерации Парусного Спорта Приморского края и называется «ВЕСТА».

1995 — 1996 Первый, в истории России, одиночный поход к Южному полюсу с последующим восхождением на высшую точку Антарктиды — массив Винсон (5140 м). Стартовал с залива Геркулес (Hercules Bay) 8 ноября 1995г. — достиг Южного полюса 5 января 1996г.

19 января 1996 Восхождение на массив Винсон (Антарктида) в рамках программы «Семь вершин мира».

09 марта 1996 Восхождение на Аконкагуа (Южная Америка) в рамках программы «Семь вершин мира».

18 февраля 1997 Восхождение на Килиманджаро (Африка) в рамках программы «Семь вершин мира».

17 апреля 1997 Восхождение на пик Косцюшко (Австралия) в рамках программы «Семь вершин мира».

26 мая 1997 Восхождение на пик Мак-Кинли (Северная Америка), совместно с Владимиром Яночкиным (Москва) в рамках программы «Семь вершин мира».

1997 Участие в европейских регатах Sardinia Cup (Италия), Gotland Race (Швеция), Cowes week (Англия) в составе экипажа макси-яхты «Grand Mistral» (80 футов), шкипер Сергей Бородинов.

1998 — 1999 Участие в американской одиночной кругосветной гонке «Around Alone 1998/99» на яхте Open 60 «Современный Гуманитарный Университет» (дизайн Nandor Fa), третье одиночное кругосветное плавание.

2000 (март) Участник самой протяженной в мире гонки на собачьих упряжках Iditarod, через Аляску по маршруту Анкоридж — Ном, 1800 км. Получил приз Национального Банка Аляски — «Red Lantern».

2000 – 2001 Первое, в истории России, участие во французской одиночной, безостановочной кругосветной парусной гонке «Vendee Globe» на яхте Open60 «Современный Гуманитарный Университет.

2002 (весна) Организация первой в истории современной России караванной экспедиции на верблюдах «По следам Великого Шелкового Пути-2002». Экспедиция проходила по территории Калмыкии, Астрахани, Дагестана, Ставропольского края и Волгоградской области. Пройдено 1050 км. Караван состоял из 13 верблюдов; старт 04 апреля 2002 — финиш в Элисте 12 июня 2002.

2002 Первое в истории России пересечение Атлантического океана на гребной лодке «УРАЛАЗ». Установлен мировой рекорд — 46 суток 4 часа (в категории одиночный переход). Маршрут: Канарские острова (о. Ла Гомера) – о. Барбадос 3.000 миль; cтарт 16 октября 2002 — финиш 01 декабря 2002. Лодка «Уралаз» находится в музее, на территории комплекса Золотой пляж, на озере Тургояк.

2003 (март) Совместный Российско-Британский трансатлантический рекордный переход с экипажем, на 100 футовом макси-катамаране «Торговая сеть «Алые Паруса» по маршруту Канарские острова (о. Ла Гомера) – о. Барбадос. Установлен мировой рекорд для многокорпусных судов на этом маршруте — 9 суток.

2003 (апрель) Совместный Российско-Британский трансатлантический рекордный переход с экипажем 100 футовом макси-катамаране «Торговая сеть «Алые Паруса» по маршруту Ямайка (Montega Bay) — Англия (Lands End). Протяженность маршрута 5.100 миль. Установлен мировой рекорд для многокорпусных судов на этом маршруте -16 суток.

2004 (февраль) Одиночный трансатлантический рекордный переход с востока на запад на 85 футовой макси-яхте «Торговая сеть «Алые Паруса» по маршруту Канарские острова (о. Ла Гомера) — Барбадос (Порт Сент Чарльз). Установлен мировой рекорд по пересечению Атлантического океана на макси яхте под управлением одного человека — 14 дней и 7 часов.

2004-2005 Одиночное кругосветное плавание на 85 футовой макси-яхте «Торговая сеть «Алые Паруса» по маршруту Фалмут (Англия) – Хобарт (о. Тасмания) – Фалмут (Англия). Первое в истории мирового парусного спорта одиночное кругосветное плавания на яхте класса «макси» через Мыс Горн. Четвертое успешное одиночное кругосветное плавание.

2005 (декабрь) – 2006 (январь) Проект «Вокруг Атлантического океана». Фёдор Конюхов с российским экипаж осуществил переход на яхте Торговая сеть «Алые Паруса», по маршруту Англия – Канарские о-ва – о. Барбадос – о. Антигуа – Англия. Общее количество пройденных миль – свыше 10.000 морских миль.

2006 (апрель) Организация испытаний экспериментального полярного буера (тримаран на лыжах под парусом) «Современная Гуманитарная Академия» на восточном побережье Гренландии.

2007 (май) Пересечение Гренландии на собачьих упряжках от восточного побережья (поселок Исорток) через ледовый купол до западного побережья (поселок Иллулисат), вдоль Полярного круга. Установлен рекорд пересечения Гренландии на этом маршруте – 15 суток и 22 часа.

2007-2008 Участие в австралийской гонке вокруг Антарктиды – «Antarctica Cup» по маршруту Олбани (Западная Австралия) – мыс Горн – мыс Доброй Надежды – мыс Луин — Олбани (Западная Австралия), в категории – яхтсмен одиночка, нон-стоп. Макси-яхта «Торговая сеть Алые Паруса» — 102 суток.

2009 (весна) 13 мая 2009 в столице Монголии Улан-Баторе стартовал II этап международной экспедиции «По следам Великого Шелкового Пути 2009» по маршруту Монголия – Калмыкия (Элиста).

2011 (весна) Экспедиция «9 высочайших вершин Эфиопии».

19 мая 2012 в составе российской команды «7 Вершин» Федор Конюхов совершил восхождение на вершину Эвереста по Северному хребту (со стороны Тибета). Федор Конюхов стал первым священником Русской Православной Церкви, совершившим восхождение на Эверест. http://explorersgrandslam.com

2013 (апрель-май) Совместно с Виктором Симоновым (Республика Карелия, Петрозаводск) пересек Северный Ледовитый океан на собачьей упряжке по маршруту: Северный полюс – Канада (остров Уорт Хант). Старт 6 апреля, финиш 20 мая 2013.

2013-2014 (декабрь-май) Совершил Тихоокеанский переход на весельной лодке от континента до континента, без заходов в порты, без посторонней помощи за рекордное время — 160 дней по маршруту Чили (Кон Кон) – Австралия (Мулулуба), преодолел 9 400 морских миль (17 408 километров).

2015 (март) Установление российского рекорда по продолжительности полета на тепловом аэростате «Бинбанк» класса АХ-9 объемом 3950 кубических метров — 19 часов 10 минут.

2016 (январь) Установление мирового рекорда продолжительности полета на тепловом аэростате «Бинбанк», объемом 3950 м3 — 32 часа 20 минут.

2016 (февраль) Совместная экспедиция с Виктором Симоновым на собачьих упряжках «Онежское Поморье 2016». Пройдено 800 км по маршруту г.Петрозаводск, Республика Карелия (национальный парк «Водлозерский») – г.Северодвинск, Архангельская область (национальный парк «Онежское Поморье»).

2016 (июль) Совершил одиночный кругосветный полет на воздушном шаре «МОРТОН». Даты полета: 12-23 июля. Самый быстрый кругосветный полет для аэростатов любого типа: 11 дней 4 часа и 20 минут или 268 часов и 20 минут. Абсолютный мировой рекорд (утвержден FAI 18.11.2016). Пройдено расстояние 35 168 км. https://www.fai.org/athlete/fedor-konyukhov

2017 (февраль) Установление абсолютного мирового рекорда продолжительности полета на тепловом аэростате «Бинбанк Премиум» — 55 часов 10 минут. https://www.fai.org/record

(18+) Вдоль всей дороги на Эверест лежат тела альпинистов (14 фото)

По дороге на Эверест (впечатлительным не смотреть)

Эверест не даёт гарантий. Не имеет значения, насколько вы опытны и осторожны: на пути к вершине смерть будет подстерегать вас на каждом шагу. Пройти мимо трупов альпинистов, для которых это восхождение стало последним – одно из самых сложных испытаний, заготовленных Эверестом для своих гостей.

Фрэнсис Арсентьев (Francys Astentiev).
Причина смерти: переохлаждение и/или отёк мозга.
Эвакуация тел погибших альпинистов представляет большую сложность, а зачастую и вовсе невозможна, поэтому в большинстве случаев их тела навсегда остаются на Эвересте. Проходившие мимо альпинисты почтили память Фрэнсис, накрыв её тело американским флагом.

Фрэнсис Арсентьев совершала восхождение на Эверест вместе со своим мужем Сергеем в 1998 году. В какой-то момент они потеряли друг друга из виду, и больше никогда не смогли воссоединиться, погибнув в разных частях горы. Фрэнсис умерла от переохлаждения и возможного отёка мозга, а Сергей, вероятнее всего, разбился при падении.

Джордж Мэллори (George Mallory).
Причина смерти: травма головы в результате падения.
Британский альпинист Джордж Мэллори, возможно, был первым человеком, которому удалось побывать на вершине Эвереста, но точно мы этого уже никогда не узнаем. Последний раз Мэллори и его напарника по связке Эндрю Ирвина видели во время восхождения на Эверест в 1924 году. В 1999 году легендарный альпинист Конрад Анкер обнаружил останки Мэллори, однако, они не дают ответа на вопрос, удалось ли ему достичь вершины.

Ханнелора Шмац (Hannelore Schmatz).
Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание.
В 1979 году на Эвересте погибла первая женщина – немецкая альпинистка Ханнелора Шмац. Её тело застыло в положении полусидя, так как изначально у неё под спиной находился рюкзак. Когда-то мимо тела Шмац, которое можно было увидеть чуть выше лагеря IV, проходили все альпинисты, совершавшие восхождение по южному склону, но однажды сильные ветры развеяли её останки над стеной Кангшунг.

Неизвестный альпинист.
Причина смерти не установлена.
Одно из нескольких тел, найденных на больших высотах, и так и оставшихся неопознанными.

Цеванг Палджор (Tsewang Paljor).
Причина смерти: переохлаждение.
Труп альпиниста Цеванга Палджора, одного из членов первой индийской группы, попытавшейся совершить восхождение на Эверест по северо-восточному маршруту. Палджор погиб во время спуска, когда начался буран.

Труп Цеванга Палджора на сленге альпинистов называется «Зелёные Ботинки». Он служит ориентиром для скалолазов, совершающих восхождение на Эверест.
Дэвид Шарп (David Sharp).
Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание.
Британский альпинист Дэвид Шарп остановился передохнуть недалеко от Зелёных Ботинок, и не смог продолжить путь. Другие альпинисты проходили мимо медленно замерзающего обессиленного Шарпа, но не имели возможности оказать ему помощь, не создавая при этом угрозы для своей собственной жизни.
Дэвид Шарп (David Sharp).
Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание.
Британский альпинист Дэвид Шарп остановился передохнуть недалеко от Зелёных Ботинок, и не смог продолжить путь. Другие альпинисты проходили мимо медленно замерзающего обессиленного Шарпа, но не имели возможности оказать ему помощь, не создавая при этом угрозы для своей собственной жизни.
Марко Литенекер (Marko Lihteneker).
Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание в связи с проблемами с кислородным оборудованием.
Словенский альпинист погиб во время спуска с Эвереста в 2005 году. Его тело было найдено всего в 48 метрах от вершины.
Неизвестный альпинист.
Причина смерти не установлена.
Тело ещё одного альпиниста, которое было найдено на склоне и не было идентифицировано.
Шрия Шах-Клорфайн (Shriya Shah–Klorfine).
Канадская альпинистка Шрия Шах-Клорфайн покорила Эверест в 2012 году, но погибла при спуске. Её тело лежит в 300 метрах от вершины, обёрнутое канадским флагом.
Неизвестный альпинист.
Причина смерти не установлена.
Что такое горная болезнь?
Горная болезнь (или высотная гипоксия) развивается, когда люди не могут адаптироваться к низкому уровню кислорода на больших высотах.
Чаще всего болезнь протекает в легкой форме: появляется головная боль, тошнота, нарушение дыхания, одышка, сильное сердцебиение и слабость.
Но в редких случаях течение болезни может привести к фатальным последствиям из-за отека мозга и легких.
Признако горной болезни начинают проявляться при подъеме на высоты более 2500 метров. Но считается, что тибетцы обладают геном, позволяющим длительное время находиться на больших высотах, не испытывая никакого недомогания.
Около 30% людей испытывают легкую или среднюю форму горной болезни и возвращаются в норму самостоятельно через несколько часов или дней. Однако у 1-3% людей развивается тяжелая форма гипоксии. Смерть от горной болезни на Эвересте — не редкость.
В 2014 году 16 шерп погибли в результате схода лавины. Это вызвало череду протестов, и сезон восхождений пришлось закрыть досрочно.
В следующем 2015 году 18 альпинистов погибли на Эвересте из-за последствий землетрясения в Непале. После этого все маршруты были закрыты.
Когда пути на вершину вновь были открыты весной этого года, на гору устремились сотни альпинистов. Восхождениям благоволила и погода.
В итоге к 11 мая 2016 только с непальской стороны вершины смогли достичь около 400 человек. Однако, за это время альпинист из Индии скончался на Эвересте, став третьим погибшим при спуске с вершины за три дня. Субхаш Пол умер в воскресенье, на следующий день после того, как взошел на гору в сопровождении местных проводников-шерп.
Вместе с Полом на Эверест поднимались еще два альпиниста из Индии, которые сейчас числятся пропавшими без вести.
Несколькими днями ранее на Эвересте погибли голландец Эрик Арнольд и австралийка Мария Стридом. Их смерть наступила в результате высотной гипоксии, известной также как «горная болезнь».
С момента первого восхождения на вершину Эвереста в 1953 году на склонах погибли более 200 человек

Протоиерей Федор Конюхов: «Я хочу, чтобы у детей была цель»

Предложение поговорить о роли отца в семье отец Федор встретил задорным смехом: «Ну что вы! Какая роль! Вы меня без ножа режете».

Известный путешественник нечасто бывает в Москве, и в его мастерской всегда очередь из желающих обсудить рабочие вопросы, получить благословение или просто познакомиться. Но он все-таки нашел время для интервью.

Протоиерей Федор Конюхов – путешественник, писатель, художник.
Родился 12 декабря 1951. Окончил Одесское мореходное училище, Бобруйское художественное училище, Ленинградское арктическое училище.
Капитан дальнего плавания. Совершил четыре кругосветных путешествия, пятнадцать раз пересек Атлантику на парусных яхтах, один раз на весельной лодке «Уралаз».
Первый человек в мировой истории, которому удалось достигнуть пяти полюсов нашей планеты: Северного географического (три раза), Южного географического, Полюса относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, вершины Эвереста (полюса высоты), Мыса Горн (полюса яхтсменов).
Первый россиянин, которому удалось выполнить программу «7 Вершин мира» — подняться на высочайшую вершину каждого континента.
Член Союза художников СССР. Член Союза Писателей РФ. Автор четырнадцати книг.
В 2010 году рукоположен в сан священника.
Женат. Имеет троих детей и шестерых внуков.

В сына Николая я вкладываю всего себя, он мне в радость. Но если я не буду путешествовать, если я не буду ни к чему двигаться, не буду ни к чему стремиться, чем я буду отличаться от умерших? Я должен подстегивать других, вдохновлять других своим рвением.
Я должен быть примером для сына Николая.
Я скажу ему: «Не стыдись поступков своего отца».
Он не скажет, что я плавал напрасно. Он поймет меня. И я об этом буду молиться Господу.

(из книги Федора Конюхова «Под алыми парусами»,

в которую вошли дневниковые записи

из одиночного плавания 2004-2005 гг.)

— Отец Федор, каким было ваше первое детское впечатление от моря?

— Не помню. И как научился плавать, тоже не помню. Я же вырос на Азовском море. Даже родился на берегу. Мама говорила: «Пошла рачков собирать поутру, там и родила». У нас в роду все священники и моряки. И я с 8 лет уже знал, что буду путешественником, таким, как Георгий Яковлевич Седов. Мой дедушка участвовал в его первой экспедиции на Новую землю.

Дедушка говорил, прежде чем стать путешественником, надо выучиться на штурмана, и я пошел в Одесское мореходное училище. Потом уже закончил Ленинградское арктическое училище.

— В советское время о ваших родственниках-путешественниках наверняка рассказывали, а о ваших родственниках-священниках говорили открыто?

— Моего родственника протоиерея Николая Конюхова убили 29 декабря 1918 года. Обливали водой на морозе, а когда он потерял сознание, застрелили. При советской власти мои родители старались об этом нигде не упоминать — боялись. Даже когда я пошел учиться в Духовную семинарию в 1969 году, папа сказал: «Ты поменьше там распространяйся о том, что у тебя в роду священники были».

Сейчас, конечно, я горжусь своими предками. Молюсь и прошу у них прощения за то, что мы стеснялись, боялись говорить о них.

Мемориальные доски во дворе мастерской Федора Конюхова в Москве. Фото: Владимир Ештокин, foma.ru

— Как получилось, что вы пошли учиться в семинарию?

— Очень просто получилось. Поступил — и все. Вот как я с детства знал, что буду путешествовать, так же знал и что буду священником. Мне представлялось, что где-нибудь в 50 лет я перестану путешествовать и буду служить на приходе. Ну вот, в 58 лет я принял сан.

— Когда вы были маленьким, ваша мама сказала, что вы будете очень одиноким человеком. Почему?

— Мать своего ребенка всегда видит. По моим повадкам.

— То есть вы в детстве были одиночкой?

— Не то что одиночкой. Я всегда делом занимался — тем, что мне нравится. Я люблю рисовать, у меня есть талант. Плохой, мало, но есть. Это мое. Поэтому я учился живописи. То же самое с путешествиями. Меня же в плавание никто не гонит. Просто мне там нравится, там мой мир. И священником я стал не для того чтобы делать карьеру в Церкви. Я священник, потому что это у меня в крови.

Священник Федор Конюхов с супругой Ириной на открытии своей выставки

— Вы были в семье «белой вороной»? Не таким, как остальные дети?

— Не-не-не! Я не «белая ворона». Нас две сестры, три брата. Я средний, но всегда был лидером. Я заводил, а остальные меня слушались. И даже когда все выросли и разъехались, если надо было решения какие-то семейные принимать, родители говорили: «Вот Федька приедет. Как он скажет, так и будет».

Федор Конюхов, конец 1980-х

— Считается, что в советское время было очень суровое воспитание. Детей не баловали.

— Почему не баловали? Сколько детей при советской власти курили, пили, в тюрьмы попадали!

— Что вас уберегло от дурной дороги?

— Меня уберегла цель. Я с детства знал, что должен дойти до Северного полюса, продолжить дело Георгия Яковлевича Седова. Дедушка сказал: «Ты должен оправдать азовских рыбаков». Он очень любил Седова, много мне про него рассказывал. Всегда жалел, что не был с ним рядом в последней экспедиции. Дедушка умер, когда мне было восемь лет. Все время, что я его помню, он лежал на лавке парализованный. Летом его выкатывали в сад. Это он меня научил дневники писать. У меня его крестик есть. (Достает из-под рясы.) Он стертый уже. Серебряный.

Работа Ф. Конюхова. Из серии Мои друзья по риску , Памяти Георгия Седова 1986 год, Шелкография

В школе говорили: «А, Федька Конюхов, он будет путешественником». Так что по многим предметам мне поблажки делали. Но если с математикой было плохо, я ее зубрил, потому что знал, что в мореходку не поступлю. У меня была цель. Когда ты живешь с целью, у тебя есть все.

И в детях надо воспитывать цельность. Романтика должна быть, патриотизм. Тогда человек не будет думать ни о куреве, ни о пьянке, ни о деньгах.

— Как вы считаете, чем в первую очередь должны заниматься дети? Спортом?

— Я сам советский, я мастер спорта по многим видам спорта. Но когда говорят, что все должны спортом заниматься, я слушаю и думаю: «Неправильно говорите! Неправильно!» Сколько заслуженных мастеров спорта спилось, в тюрьмы село, особенно в 90-х годах. Почему? Потому что к спорту надо еще духовность иметь. Мы просто учим спорту, а что может спортсмен без духовности? Только морды бить и все. Надо не просто учить, надо в ребенке разобраться. У меня школы путешественников в Миассе и в Тотьме, туда дети поступают после специального отбора. Мы им даем все попробовать: парусом управлять, по скалам лазить, в походы ходить… Господь Бог на каждого человека указал пальцем, каждому дал талант. Но не каждый следует этому таланту. Вот мы в школе путешественников даем всего понемногу. И фотографировать, и рисовать. Не обязательно становиться фотографом или художником, но хотя бы азы знать нужно. Дневники ребята ведут, стихи пишут, на гитаре играют.

У меня дочка закончила художественную и музыкальную школу. А сейчас медсестрой работает. С ней можно и на самые разные выставки ходить, и на концерты. Она слушает и классику, и рок.

— Отцовство — это счастье или бремя?

— Дети — это счастье. Так же, как и внуки. Знаете, я вот сколько мировых рекордов установил, те же картины, книги написал. Но — сегодня рекорд, а завтра его уже побили, сегодня книгами восхищаются, а завтра их уже забыли. А дети, внуки — это вечность, это ни с чем не сравнится.

Федор Конюхов с супругой Ириной и сыном Николаем, 2008 г.

— Вы путешествовали со своими детьми?

— Конечно. Перегонял яхту через Атлантический океан со старшим сыном, ходил с ним вокруг мыса Горн, ходил через Тихий океан, через Индийский. Через Атлантический океан мы ходили несколько раз. Но я бы не хотел, чтобы мои дети были путешественниками.

— А они?

— Они молодцы. Они говорят: «Мы ж понимаем, что мы никогда не будем такими, как папа». У них своя судьба.

— У них тоже есть цель, как была у вас?

— Есть. Не такая, как у меня. Младший сын хочет военным быть. Сейчас в Суворовское будет поступать. А старший — он как менеджер. Хочет организовывать экспедиции. Он же был президентом Федерации парусного спорта.

Федор Конюхов с сыном Оскаром

— Что вам дали совместные путешествия?

— Ну, они просто стали лучше меня понимать, уверенности стало больше. Когда мы с женой и сыном шли через Атлантический океан, начался шторм. Я понимаю, что ситуация серьезная, а они спокойны. Говорят: «Ну, ты же ходил вокруг света». У них так: если папа встал за штурвал, значит, все будет хорошо. А я-то знаю, что все может случиться, и при мне может случиться.

— Если кого-то из детей обижали в детском саду, в школе, вы заступались?

— Я старался не ходить. С этим жена разбиралась. Если я приходил, меня обычно воспринимали как Конюхова, как путешественника, а не как отца. При таком отношении сложно решать какие-то личные вопросы. Но сыновьям я всегда говорил, что надо уметь постоять за себя.

— Вашим детям сейчас живется тяжелее, чем вам в их возрасте?

— Да нет. Я думаю, что ни мне не было тяжело, ни им. Надо всегда соглашаться с тем, что есть. У нас было одно детство, у них другое. У нас одни были трудности, у них другие. Знаете, никогда на земном шаре не будет рая. Нашим дедам было легко жить? Нет. Нашим родителям – тоже нет. Да никогда не будет легко жить! Все время войны идут. Все время. У меня дед воевал в Первую мировую войну, папа — во Вторую. Дядя воевал в Корее в 1953 году, брат – в Афганистане. Я служил во Вьетнаме. Правда, не воевал, на корабле мотористом служил. Через мой род все время войны проходят.

Священник и путешественник Федор Конюхов. Фото: Максим Коротченко, maxik2k.livejournal.com

— Ваша любимая детская игра?

— В детстве я в «Робинзона Крузо» любил играть.

— А как вы играли?

— У меня остров был на болоте.

— То есть опять в одиночку?

Федор Конюхов пережил шторм

Российскому путешественнику оказалось под силу противостоять на обычной лодке нагрянувшему внезапно стихийному бедствию. Согласно предварительным подсчетам, экстремалу пришлось скрестить мечи с волнами, высота которых составляла восемь метров.

ʺКонюхов оказывал сопротивление мощи стихии, обладающих магнитудой двенадцать баллов. Ныне страннику предстоит далее заниматься одиночным переходом по просторам Тихого океанаʺ, – говорится в сообщении.

По сообщению штаба Федора, именно сто шестой день странствования стал первым днем, когда лодке ʺАкросʺ пришлось терпеть первые волны штормовой осады. Согласно предварительным сведениям, 22 числа текущего месяца скорость ветровых потоков достигала порядка 35 узлов.

ʺЕжечасно ветер начал наращивать собственную мощь, поэтому спустя несколько часов порывы равнялись 65-ти единицам. Помимо массивных волн, путешествие Конюхова было дополнено мокрым снегом и зарядами града. На момент наступления шторма координаты судна для путешествий были следующими: 50’30 южной широты и 106’45 западной долготыʺ, – отметили эксперты.

Путешественник акцентировал внимание на том, что даже вечер следующего дня был насыщен на происшествия стихии.

ʺПроизошло слияние океана с небесной гладью. Не было возможность распознать, ни океанических просторов, ни небеса. Подобная аномалия имела непосредственное сходство со сплошной летящей водыʺ, – резюмировал странник.

Как едва не погиб Федор Конюхов

Последние сведения, предоставленные GFS-устройствам, свидетельствует о том, что в некоторых регионах путешествия порывы ветра составляли порядка 100 километров в час.

ʺВ данный момент наибольшей опасностью являются сокрушительные и всепоглощающие океанические волны. В течение пятнадцати секунд сформировалась 8-метровая волна. Более пугающим был тот факт, что показатели длины волн составляли триста метровʺ, – отметили эксперты.

Сотрудники штаба Федора наименовали подобные аномалии ʺутюгамиʺ. Вышеприведенные стихийные бедствия всегда оставляют пенистые следы. Столь мощная волна двигала лодкой на скорости порядка 100 км/ч.

ʺМое средство передвижение вскоре может оказаться в океанических глубинах. В какое-либо время может утонуть вследствие шторма, который не стихал в течение восьми часов. К пребольшому сожалению, отдохнуть придется очень малоʺ, – сообщил с места происшествия путешественник.

Как отметили эксперты, российский странник переживет еще четыре подобного рода происшествия в течение семи дней. Кроме этого, даже 15-часовой перерыв не предоставляет возможность океану полностью утихомирить собственные воды, поэтому до 28 числа 6-метровые волны будут сопровождать лодку Конюхова.

Федор Конюхов: “Эверест завален трупами”

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

На прощание он вручил нам по иконке – приложившись губами к каждой:

– Это Николай Чудотворец. Писана по моему эскизу. Такая же в космос отправилась.

Эверест завален трупами

Протянул с нежностью. В одной руке Чудотворец держал парусник, в другой – покоренный Конюховым мыс Горн.

В его старой книжке всякий год отмечен событием: “1953. Первый раз услышал запах сена. 1971. Первый раз меня хотели убить. 1977. Первый раз один ночевал в тайге. 1982. Первый раз рисовал обнаженную натуру…”

О Конюхове толкуют разное. Мы шли к нему, вооружившись цитатами. Среди них – реплика знаменитого яхтсмена Виктора Языкова: “Федор – личность уникальная, небеса ему прощали отсутствие профессионализма. Это можно объяснить только одним: он блаженный. Не надо его копировать”.

Вспоминать ее не стали – попав под обаяние Федора Филипповича. И вы бы попали. И вы бы забыли все скверное. У Конюхова прозрачные глаза. Говорят, люди с такими никогда не врут.

Его мастерская неподалеку от Павелецкого вокзала примыкает к часовенке. Бронзовые флотоводцы у входа. Андреевский флаг прямо на дереве. Таблички с именами погибших путешественников.

Сам Конюхов, который в декабре 2010-го был рукоположен в священники, встретил нас в рясе с могучим крестом. В комнатке живописный хаос – рюкзаки, иконы, недописанные картины. Чертежи яхт.

Говорил он, как никто, – будто в масло окуная каждое слово. “Лежить”, “идуть”, “знають”. “Квартирка”, “колбаска”, “опасненько”. Режиссер Кэмерон, опередивший с погружением на дно Марианской впадины, – для него “Камерун”. Мальдивы – “Мальвины”. И ничего с этим не поделать. Всё у Конюхова как-то по-особенному.

В минувший понедельник 60-летний Федор Конюхов улетел покорять Эверест, на который впервые взошел двадцать лет назад.

* * *

– Так как вас называть – отец Федор? Федор Филиппович?

– Федор Филиппович. Если фотографировать будете – рясу сниму. Не надо расписывать, что я священник. Мы занимаемся путешествиями. Спортом. Правильно?

– Ну да.

– Если б вы были из православной газеты – пришлось бы у Владыки брать разрешение на интервью. А что касается экспедиций – тут я никого не спрашиваю.

– Вы отправляетесь на Эверест. И, кажется, года два в России не появитесь?

– Может, два. Может, больше. Вся моя жизнь – сегодня приехал, завтра уехал. Я уж позабыл, как выглядит Красная площадь! На днях вспоминал – какая же она? Лет десять там не был.

– А в Мавзолее?

– Еще пионером, в 60-е.

– Недавно вы медкомиссию проходили. Никаких неожиданностей?

– Пока нет. Дай Бог. А то могли бы на Эверест не пустить. Он больных не прощает. Китайцы требуют справку у всех, кто старше шестидесяти.

– Вы как-то обмолвились, что каждый день пробегаете 54 километра.

– Времени нет столько бегать. Ежедневная у меня лишь молитва. Но когда бегу – укладываюсь в 7 часов 10 минут. Это не сильно быстро. Так, рысцой.

– Много людей вашего возраста покорили Эверест?

– Человека три. Я там впервые побывал в 1992 году. Поднимался со стороны Непала, Гималаев. А теперь пойду со стороны Тибета. Меня часто спрашивают: “Зачем тебе это? Какие цели, задачи?”

– Что отвечаете?

– Да просто люблю я Эверест! Соскучился по нему. Двадцать лет назад я был спортсменом, а сейчас все иначе. Нравится – иду. Не нравится – я бы не пошел. Такой возраст, что подчиняюсь одному Господу Богу. Телевизор у меня не выключается – смотрю день и ночь документальные фильмы про Эверест.

– Настраиваетесь?

– Да. Вот этот фильм про команду новозеландского гида Рассела Брайса. Он мой ровесник, 11 восхождений на Эверест.

– Дальше какие планы?

– В сентябре на верблюдах пересеку пустыню Гоби с востока на запад. Две с половиной тысячи километров за восемьдесят пять дней. Будет у нас с товарищем из Южной Кореи шесть верблюдов. На двух – мы, еще четыре с поклажей. В апреле 2013-го отправлюсь на собаках к Северному полюсу.

– Масштабно.

– После этого, надеюсь, за три месяца пройдем всю Гренландию с севера на юг. Так делал великий японский путешественник Наоми Уэмура. А осенью на весельной лодке поплыву через Тихий океан.

– Десять лет назад на весельной лодке вы пересекли Атлантический океан. В чем разница?

– Прежде лодка была семь метров, сейчас – десять. Атлантический маршрут три тысячи миль, Тихий океан – восемь тысяч. Тогда управился за сорок шесть дней, в Тихом буду плыть сто шестьдесят. Если не отыщется генеральный спонсор, лодка пойдет на частные средства моих друзей из Челябинской области.

– Что за друзья?

– Путешественники-любители. Романтики. А экспедицию на Эверест финансирует Современный гуманитарный университет, там замечательный ректор. 76 лет, геолог по образованию. Сам подняться уже не может – так решил меня поддержать. Деньги даются под научную программу – им интересно, как будет себя чувствовать мое сердце. Обвесят датчиками, и вся информация автоматически начнет поступать в университетскую лабораторию.

– В чем коварство Эвереста?

– Все горы коварные. Эверест нужно уважать. Как в Святом Писании: “Если ты находишься здесь телом, но не находишься духом – сие бесполезно”. Когда забивал крючья в эту гору – до меня дошло: надо созреть духовно, чтоб молотком по нему стучать. Чтоб у тебя было право вбивать крюк в Эверест.

– Эверест – он живой?

– Конечно. Весь мир живой. Раньше мне, молодому, было сложно путешествовать. Слишком много тщеславия. С трудом переносил одиночество. Попробуйте провести сто дней без общения. Или двести, как в первых моих кругосветках. Не было ничего тяжелее одиночества! А сегодня я понял: нету на земном шаре одиночества. На Земле все живое. Тот же океан – в нем киты. Горы живые. Пустыня. В пустыне с тобой Господь Бог. И святые, которым молишься.

– Мы-то думали, вы после ста дней одиночества с веслом начинаете разговаривать.

– Никогда такого со мной не было. Я с детства верующий, чувствую Божье присутствие. Что ж мне с веслом говорить? Это вопрос настроя. Если б меня забросили в океан неизвестно на сколько – крыша и впрямь могла поехать.

– Как настраиваться?

– Я всегда настраивался на большее. Вот сооружали мне первую весельную лодку – я готовился к ста дням в океане. Хоть было предчувствие, что управлюсь дней за семьдесят. А пробыл сорок шесть. С яхтой точно так же. Я же знаю – земной шар крутится, в нем двадцать семь тысяч миль. За двести дней закрою круг и вернусь к людям. Всё!

– Вы писали в дневниках, что временами подкрадывалось безумие.

– Бывало. Но борешься, уходишь от безумия… Дневники – вещь откровенная, потому и написал.

– А водочку вы пьете?

– Не-е, она горькая. Мне бы что-нибудь сладенькое – шампанское, вино. В экспедиции обычно беру коньяк, разведенный со спиртом, и добавляю мед – чтоб послаще было. А сейчас обязательно в дьюти-фри куплю по бутылке коньяка и виски. В Катманду опасненько – грязь кругом, антисанитария. Перед завтраком непременно стопочку употребить надо. Я и в Эфиопии так делал.

– Если высоко в горах накатить – наверное, со стопки унесет?

– Там уже никто не пьет. Даже воду еле-еле в себя вливаешь. А она противная-препротивная, тебя выворачивает. Про еду на такой высоте и говорить нечего. Кислорода не хватает – и организм отказывается принимать пищу. Она не усваивается – камнем лежит. Поэтому, когда идешь на последний штурм, возьмешь с собой конфетку про запас, и всё. Я вообще-то человек закаленный, неприхотливый. Когда в 1989-м шли к Северному полюсу и закончились продукты, снег кушал! Убеждал себя, что есть в нем какие-то питательные вещества. Опять же все от настроя зависит. По молодости я и морскую воду пил.

– Фу, какая гадость.

– Так полезная! Витамины! От одной и той же пищи, как и от дистиллированной воды, устаешь. Хочется разнообразия. В долгом путешествии глоток-другой морской воды не повредит. Можно и в суп добавить.

* * *

– Говорят, на Эвересте много трупов.

– Он ими завален. Тела не разлагаются – превращаются в мумии, усыхают от солнца. Лежат почерневшие. На Эвересте тепла нет, летом минус 20, зимой – минус 40. Никаких мух.

– Что ж тела не снимают?

– Это так сложно – вы не представляете! Необходима специальная экспедиция, колоссальные деньги. Человек сам едва поднимается – а еще кого-то тащить на себе?

– Вы опытный. Сразу понимаете, из-за чего этот альпинист погиб?

– На Эвересте гибнут из-за сердца. Дыхалка, отек легких.

– Срывается мало кто?

– Да, срывы – редкость. Такой маршрут, что идут профессионалы. В какой-то момент начинается то, что альпинисты называют “зоной смерти”. На высоте восемь – восемь с половиной тысяч метров не знаешь, как поведет себя организм. Пойдешь раньше времени, не акклиматизировавшись, – плохо. Пересидишь – тоже плохо.

– Как правильно?

– Больше двух суток на высоте находиться не стоит. Единицы выдерживают около четырех. Я, кстати, встречался с нашей альпинисткой, вернувшейся с Эвереста. Фамилию называть не буду. Спросил: “Почему бы тебе не стать первой женщиной в России, поднявшейся на 14 восьмитысячников?” Она усмехнулась: “Федор, я раз поднялась – и некоторых друзей в записной книжке уже смутно помню. А через 14 восхождений перестану узнавать мужа и детей…”

– Шутила?

– Нет. При недостатке кислорода клетки головного мозга отмирают. А на восьми тысячах метров и выше с кислородом беда. Голова немножечко “плывет”, и проблемы с памятью после Эвереста – обычная история.

– Вы тоже на себе почувствовали?

– Разумеется. Постепенно все восстанавливается – но не до конца. Имена помнишь, а вот стишки какие-то забываются напрочь. Вообще на Эвересте очень тяжелый воздух. Невкусный. Идешь на яхте в океане или на лыжах к полюсу – хоть Северному, хоть Южному – и дышишь полной грудью! Воздух свежий, чистый! А в горах пахнет смертью. Не буквально, конечно – при подобной температуре трупный запах исключен. Просто обстановка такая, мертвых вокруг много…

– На ваших глазах люди гибли?

– Не раз. Часовенку рядом с мастерской я построил в память о моих погибших друзьях – моряках, альпинистах, путешественниках. Там перечислены тридцать две фамилии. Я всегда молюсь за них, за тех, кто отправляется в новые экспедиции. Все в руках Бога. К примеру, стоим вдвоем, между нами меньше метра. Вдруг с обрыва летит камень, который оба не видим. Он попадает в товарища – и тот умирает. А у меня ни царапины. Думаешь: “Почему он, а не ты? Чем я лучше? Ничем! Наоборот, он красивее, моложе, сильнее, детишек у него больше…” Как погиб Валера Кондратко? На Чукотке после экспедиции зашел последним в самолет, закрыл дверь и сел на ближайшее кресло. “Кукурузник” перегрузили так, что он рухнул сразу после взлета. Хвостом ударился о лед. Ни летчики, ни остальные пассажиры не пострадали. А Валере ручка от двери вошла в висок.

– Судьба.

– Человек был удивительный! О космосе мечтал. Готовился в отряде космонавтов… Или Саша Рыбаков. Та экспедиция к Северному полюсу складывалась мучительно. Авиация не поддерживала, все тащили на себе. Наступил день, когда еда кончились. Тогда впервые по-настоящему ощутил, что такое голод. Вот и кушал снег. А организм Саши не выдержал. Он умер у меня на руках. Я обнял его, замерзающего, пытался как-то согреть. Но был уставший, сморило. Просыпаюсь – Саша мертвый.

– Экспедицию прервали?

– Нет. Пошли дальше. И дошли! А тело забрал самолет… Или взять наше восхождение на Эверест с Женей Виноградским в 1992-м. Поднялись на восемь тысяч метров – погода испортилась. Спустились обратно. Через неделю новый подъем. А за это время там все наши палатки ветром унесло. Ставить новые не было сил. Экспедиция оказалась на грани срыва. Но тут разглядели единственную палатку, которая чудом уцелела. Когда забрались в нее, поняли причину “чуда”.

– И что за причина?

– Палатка принадлежала испанскому альпинисту. Он умер – и так прижал телом, что ветер сорвать ее не мог. В этой палатке провели восемь часов. Облокотились на труп – и вспоминали всю свою жизнь, гадали, удастся ли вернуться домой. Периодически толкали друг друга в бок: “Не спи!” Спать нельзя – велик риск не проснуться. При подъеме на Эверест считается, что погибает каждый третий. Говорю Жене: “Может, этот испанец и есть третий – который уже погиб за нас?” Наверное, так и было. Все прошло удачно. И 11 мая 1992 года в 13.15 мы стояли на вершине.

– Был на Эвересте хоть один священник?

– Не знаю. Владыка Иосиф, мой начальник, спросил: “Там будут твои чада?” Да, отвечаю. “Значит, и ты должен идти. У подножия Эвереста их благословлять. А раз они идут на вершину – и ты отправляйся наверх”. В моем роду много священников. Я сам учился в духовной семинарии и мечтал священником стать. Думал, годам к 50 это произойдет, но оттягивал, оттягивал – и стал в 58.

– В декабре вам исполнилось 60. Верите?

– Не верю! Кажется, что мне лет под триста!

– ???

– Смотрю, что успел за эти годы, – ну разве к шестидесяти столько можно? Не вмещается! И как-то запало мне в голову число триста. Вот оно подходящее.

– Пенсию оформили?

– Да, как положено. В метро бесплатно прохожу. Пенсия моя – 6355 рублей.

– Что-то маловато.

– Мне дополнительные “московские” не платят. Я же в двух институтах на полставки работаю, профессор. В транспортной академии преподаю безопасность судового мореплавания. Если уволюсь – буду тысяч девять получать.

– По Москве на метро передвигаетесь?

– Да, так удобнее. Хотя машина есть.

– Какая?

– Патриотичная. УАЗ-“Патриот”. Дают знакомые из дилерской компании. Через два года возвращаю. Но сам за рулем редко. Меня и в Москве-то почти не бывает.

* * *

– Когда-то вы планировали на 2012 год погружение на дно Марианской впадины. Но кое-кто вас опередил.

– Я за Камеруна порадовался…

– За Джеймса Кэмерона, режиссера?

– Ну да, Камеруна. Нестандартный такой человек. На батискаф ушло семь лет и семь миллионов долларов. Адекватная сумма. Это в России предела нет – если б затеяли проект, начали бы со ста миллионов… Я сидел и думал: наш бы Бондарчук не погрузился. А Камерун и за собственные деньги построил бы.

– После “Аватара”-то Кэмерон что угодно построит.

– И у нас могли бы построить. Что такое – семь миллионов? А батискаф его, по-моему, из угле-пластика. Легкий, маленький. На торпеду похож.

– Вы “Аватар” смотрели?

– Да. Мне как художнику нравится. Я все фильмы смотрю глазами художника. Сюжет не имеет значения – мне интересно, как поставлено. Какая картинка. Как смонтировано. Какие краски. Вот гляжу на Пикассо – меня не все трогает. Или Николай Рерих.

– Что Рерих?

– Очень люблю его как художника, писателя, путешественника. Но философия Николая Константиновича меня не трогает.

– Так ваша затея с Марианской впадиной жива? Или после Кэмерона и не хочется?

– А для меня не важно сделать что-то первым. В Марианской впадине побывало пока три человека. Вот было бы здорово, если б Камерун на Луну полетел! Уверен, осилил бы. Причем полетел бы именно частным образом – как сделал это с Марианской впадиной. Я вам вот что хочу сказать. В 70-80-х годах одиночек всерьез не воспринимали. Твердили, такой человек не вписывается в наш образ жизни. Или его в психушку стоит забрать. Все изменил Уэмура.

– Как?

– В 1978-м открыл эру одиночек. Доказал: одиночка способен делать то, что не сделаешь командой. Один поднялся на Эверест, один шел к Северному полюсу. Весь мир ему поражался. Но долго никто не решался повторить. Только в 1986-м француз Жан-Луи Этьенн один добрался до Северного полюса. А в 1990-м пошел уже я.

– Легенд про вас много. Кто-то считает, – вы небогатый человек. Кто-то думает, что Федор Конюхов – миллионер.

– Я очень богатый! Я позволяю себе то, что мало какой миллионер позволит. Это огромное богатство. Сижу и думаю – через несколько дней увижу Эверест! Потом пойду на собаках по пути Уэмуры, моего милого учителя и идеала! Дальше поплыву через весь Тихий океан! Сидел у меня как-то один губернатор, миллиардер. Камерун по сравнению с ним – ничто. Что-то говорил: “Мы тоже будем спускаться…” А я вижу – никуда, дорогой мой, спускаться ты не будешь. Деньги тебя захлестнули, семь миллионов на мечту не отдашь.

– Жалко вам таких людей?

– Да. Думаю: так всю жизнь и проболтается. Вот был у меня Зеленин, бывший тверской губернатор. Олигарх. В то время мог построить яхту, о которой я мечтаю, – чтоб обойти вокруг света за восемьдесят дней, поставить мировой рекорд. Сделать Россию океанской державой. Речь шла всего-навсего о 10 миллионах евро.

– При чем здесь Зеленин?

– Он тогда был президентом федерации парусного спорта. Не сделали. Сейчас он и не президент федерации, и не губернатор. А Камерун сделал! Как не уважать такого человека?! Вот вы, ребята, наведываетесь к олигархам наверняка чаще меня. Наведываетесь?

– Случается.

– В домах на Рублевке нет счастья. И не может быть. Богатство – это скука. Я за этих людей молюсь. Как в Священном Писании сказано: “Молитесь за обижающих, проклинающих и ненавидящих вас”. Меня не обижают и не проклинают. Так что за них тем более надо молиться.

– Вы ведь брали в напарники богатых людей – на коммерческой основе.

– Есть такое. Но это друзья. Вот стоит у меня яхта в Австралии, она прошла Антарктиду. Понятно, нужно перегонять в Европу и ремонтировать.

– Дорого?

– 130 тысяч долларов. Так я собрал друзей из среднего бизнеса, восемь человек скинулись по 15 тысяч. Поплыли, вместе прошли мыс Горн. И один сказал мне: “Я так счастлив – все это увидел! А до этого был на Мальвинах…”

– Мальдивах.

– Да. Был на Мальвинах с женой. Я засмеялся. Он кивнул: “Правильно, Федор, смеешься. Две недели мы отдыхали, те же деньги потратили, и все время в ссорах…”

– Смешно.

– А иначе на Мальвинах нельзя. Чтоб с женой две недели – и не ссориться. Человек от безделья начинает маяться. А мои экспедиции недорогие. Выйдем на улицу – стоят такие джипы! Они побольше, чем весельная лодка стоят! А что такое – джип? Ударили его разок, разбили – и всё. Нету джипа.

– Золотые слова. Вы однажды сказали, что из каждой экспедиции возвращаетесь с долгами.

– Экспедиция не может быть без долгов. Например, академия платит китайцам за мое восхождение. Но туда приеду, и начнется – фонарики, батарейки, продукты… Никакой зарплаты от спонсора мне не надо. Это грех – за Эверест получать премии или медали. Сам Эверест или мыс Горн – уже награда. Так и накапливаются долги.

– Загранпаспорт меняете ежегодно?

– Вот это смешная история. У меня недавно сорвалась любопытная экспедиция в Индию. Собирались проехать через дом Рериха, лже-могилу Иисуса Христа в Кашмире. Возвращается паспорт из индийского посольства – всем открыли визу, кроме меня. Нет, говорят, места, куда ставить. Паспорт еще годен, а страницы все использованы. Парни улетели, я остался.

* * *

– Со спонсорами вы работаете виртуозно. Отказы редки.

– А я вас научу. В 70-х зашел в рыбный порт Находки. Что-то просил на экспедицию. Передо мной другой проситель. Директор его спрашивает: “Ты на чем приехал? Какая машина?” – “Японская” – “А у меня советская. И еще должен тебе помогать. Вон Федор денег хочет – так пешком явился…”

– Разумно.

– Я это запомнил. Если просишь деньги на экспедицию – не стоит выделяться. Да и посмотрите – вокруг меня разве роскошь? Я живу не ради своего блага – ради экспедиций. Ради мечты. Ради идей. Без этого не смогу. Для чего тогда жить? Чтоб иметь машинку, квартирку, колбаску, пивцо? Одну и ту же работу с девяти до шести? Господи, какая скука! Я всегда живу будущим. Будущей экспедицией, будущей встречей с друзьями. Будущими картинами. Книгами. Планами. Прошлым жить не люблю: “А вот помнишь… А вот было…” Мне это уже не интересно. Ну было и было. Лучше подумать о том, что впереди. Мне даже картины больше всего нравятся те, которые еще не нарисовал. Но они созданы у меня в голове. Нарисовал – значит, высказал себя. А тут ходишь, размышляешь, предвкушаешь, в любую секунду можешь что-то поменять. Так же и с экспедициями.

– У вас семья, детишки. От жены упреков не слышите?

– Никогда! Разве что перед очередной экспедицией скажет: “Плохо, что ты снова надолго уезжаешь”. Ирина – доктор наук, профессор. С голоду мы все-таки не умираем. Я в двух местах преподаю, пишу картины, плюс пенсия. А особняк мне ни к чему, из любого подвала могу сделать мастерскую. У меня прежде и был подвал, хоро-о-шенький…

– Почему распался ваш первый брак?

– Люба с 90-х годов живет в Америке. Городок Беллингхэм – побратим Находки. Она тоже художник, у нее своя галерея. Вышла замуж за богатого человека. В те годы многие уезжали за границу. И мне предлагали остаться в США, Австралии. Однако я себя вне России не представляю. Сами посудите – ну какой из меня американец? Или австралиец? К тому же охватывает жуть от одной мысли, что умру за границей. Не знаю, задумывается ли об этом моя первая жена? А мне действительно страшно, что снесут на погост в чужих краях. Пусть буду на паперти сидеть – но на родной земле. Где жили мои предки, люди верующие, православные. Я совсем не против других религий. Не человек их создавал – так, видимо, угодно Богу. Потому что была бы на свете одна-единственная религия – люди пошли бы вразнос!

– Вы полагаете?

– Конечно! Не было бы сдерживающих факторов. Представьте – стали бы все христианами. Да мы бы так распоясались! А чтоб этого не случилось, Господь и болезни посылает. Ох, что без них люди творили бы! Ели бы все подряд, дрались бы, воевали… А болезни усмиряют нас в своих грешных желаниях.

– Мощи Андрея Первозванного и сейчас с вами?

– Они всегда со мной. Вот здесь, внутри креста. Крест, между прочим, особый – Николая Конюхова. Брата моего деда, он был священником. В 1918 году большевики замучили его до смерти. Сперва на морозе обливали водой, а после пустили пулю в лоб. Крест сорвали – наверное, думали, в мощевике какие-нибудь ценности спрятаны. Родственники сохранили – и мне передали. Видите, раньше большие кресты носили – нынче делают поменьше. Священники жаловались – дескать, тяжело носить. Прежде почему-то этого не боялись, не тянул крест…

– Вас трудно представить без бороды. Когда в последний раз ее сбривали?

– Лет в 25. Требовалась новая фотография в паспорт. А при советской власти для этого обязательно приходилось сбривать бороду. В семейном архиве сохранился снимок – годовалый Оскар, и я без бороды. Сын смеется: “Хоть увидел, какой у тебя подбородок”.

– Самый известный человек, который покупал вашу картину?

– Боб Хоук, премьер-министр Австралии. Тут вопрос в чем – мои картины покупают обычно коллекционеры. А коллекционер знает искусство, он не переплатит. Ты много попросишь – он посмеется: “Говори-говори, да не заговаривайся…”

– Премьер к вам сюда приезжал?

– У меня были выставки в Австралии.

– Что выбрал?

– Графика, северная работа. Или склон Эвереста, не помню… Давным-давно на выставке в Канаде подошел ко мне один из вице-президентов компании “Макдональдс”: “Картины мне нравятся, но хотелось бы посмотреть ваши наброски. Дорожная тетрадь сохранилась?”

– И?..

– Был у меня дневничок с набросками. Вот он, глядите. Папиросная бумага. Купил в Катманду, на Эверест с ним забирался. Увидел яка – нарисовал. Вот описываю, как мост переходим, градус такой-то… Канадец листал-листал, потом воодушевился: “Покупаю!” И так мне жалко стало этот альбомчик, что не продал. Даже торговаться не пожелал. Да и сколько за него дал бы? 500 долларов, 800?

– Рекорд – за сколько ушла ваша картина?

– 7-8 тысяч евро. Последнюю работу выставили на аукционе за полторы тысячи долларов, а продали – за 90 тысяч рублей. На эти деньги я приобрел снаряжение для Эвереста. Как раз хватило.

– Что за картина?

– Гора Аконкагуа. Человека, далекого от искусства, мои картины не тронут. Его интересует другое. Например, эту картину начал писать у подножия Аконкагуа, потом ее везли погонщики мулов. Она вся потрепанная. Рамы нет. Нужна такая картина человеку с Рублевки?

– Обижаетесь, если не хотят вашу экспедицию финансировать?

– Никогда! Сын подтвердит. Значит, что-то мы неправильно делаем, если людям неинтересно. Мертвый проект – и двигать его бесполезно.

– Восемьдесят дней вокруг света под парусом – проект не мертвый?

– Не удается пока яхту построить. Выходит, страна не созрела. Как и с Марианской впадиной. Вот мои французские друзья на тримаране обошли вокруг света за сорок дней – я радуюсь за человечество. Как Уэмура говорил о самом себе – “расширяю планку человеческих возможностей”. Я шел к Полюсу – ох, как мне было тяжело. Упаду, сил никаких, надо мной небо все в звездах – и думаю: “А Уэмура тринадцать лет назад дошел. Он был первый, и снаряжение хуже…” Встаю и шагаю дальше.

– Небо в звездах. Как романтично.

– Помню, в 50-е запустят спутник в космос – а бабушка моя восклицает: “О, масло полетело”. По радио передали – масло на орбиту вывели. Проверяли, что с ним станется. И бабушка решила: раз в магазинах его нет – в космосе будут выращивать. Недавно об этом вспоминал.

– Был повод?

– Шел на яхте вокруг света. У меня GPS, лежу, изучаю свои координаты – и думаю: “Э-э, бабушка, не права ты была. Правильно мы делали, что масло в космос запускали”. За счет космоса я и с Эвереста буду по спутниковому телефону разговаривать.

– Где самые красивые закаты?

– Очень красивые в пустыне, полярных льдах, Антарктиде… На том же Эвересте. Часто было желание, как у художника, – остановить мгновение. Да и в Москве красивые – но мы этого не видим, заняты другим. В первых кругосветках мне закаты пропускать было никак нельзя.

– Почему?

– Только по ним погоду предсказывал на следующий день. Как солнце сядет – такая и будет. До сих пор по привычке смотрю, проверяю тот прогноз погоды, который мне прислали.

* * *

– С сомалийскими пиратами сталкивались?

– Бывало. Первый раз – когда с Сейшельских островов перегоняли яхту Вадима Цыганова, мужа и продюсера певицы Виктории. Сопровождал нас военный корабль, плюс на борту было три морских пехотинца с оружием. Но пираты, которые сейчас фактически весь Индийский океан держат в страхе, все равно попытались взять яхту на абордаж.

– Как это происходит?

– Военный корабль не может идти прямо рядом с нами. Двигатель греется. У нас-то скорость 5-6 узлов, у него – в два раза больше. Поэтому он обгонит миль на десять, поворачивает, возвращается. Так кругами и ходил. Причем до Омана нам никак не могли перекинуть на борт пехотинцев – были сплошные шторма. Пересадили, когда зашли в порт на ремонт. У них с собой автоматы, ручной пулемет и “мухи” – гранатометы. И вот, в два часа ночи командир корабля по рации сообщает: “Федор, видишь пять точек на локаторе? К вам приближаются”. А у меня локатор маленький. Присмотрелись – действительно. По одну сторону с ревом несутся три катера, по другую – два. А корабль, как назло, далеко-о-о. Но оттуда начали стрелять трассирующими пулями – чтоб привлечь внимание пиратов.

– А пехотинцы?

– Они тоже палили из пулемета и гранатомета. Но закон запрещает им сразу стрелять в людей. Даже в пиратов. Сначала нужны предупредительные выстрелы. Вот они и долбили поверх голов. Правда, делали это с такой яростью, что за пару минут всю палубу завалило гильзами.

– Пираты отвечали огнем?

– Воздержались. Увидев, что на них огрызаются, развернулись и ушли. Второй раз видел их в Эфиопии, которая граничит с Сомали. Мы шли по пустыне на верблюдах в сопровождении шестнадцати вооруженных человек. Среди них двое – из охраны эфиопского президента. Мужички там простые, если что – тут же бьют на поражение. Никаких предупредительных выстрелов. Поэтому сомалийцы соваться к нам быстро раздумали.

– Животные вас атаковали часто?

– Не без этого. Тяжелее всего пришлось в 2009-м, когда в Монголии укусил клещ.

– Энцефалит?

– Еще хуже – боррелиозный. Целый месяц лечился. Был на грани. Но снова обошлось.

– Кирсан Илюмжинов рассказывал нам, как встречал инопланетян. Вы – не встречали?

– Думаю, Илюмжинов действительно их видел. Но он буддист. А я – православный. Считаю, все, что нас окружает, создано Богом. Включая НЛО и прочие явления, которые пока не разгаданы. Ничего, придет время – все узнаем. Вот лет двести назад люди понятия не имели, что такое молния…

– Из последнего – что поразило вас?

– В 2010-м патриарх эфиопский отвез меня в уникальный храм. Он без крыши – но ни одна капля дождя туда не попадает. Триста километров от Аддис-Абебы, горная долина. Стоит с XIII века, а прежде на этом же месте были другие храмы, самый древний – еще до нашей эры. Вот как объяснить? За стеной льет как из ведра, а внутри – сухо. То ли место намоленное, то ли изначально по какой-то причине осадков там никогда не бывает. Люди увидели – и решили именно на том участке земли построить храм. Где грань этого чуда? Впрочем, много рассуждать на такие темы ни к чему.

– Почему?

– Люди по-разному воспринимают. Вот Илюмжинов решил рассказать откровенно о контакте с инопланетянами – а некоторые смеются. Хотя, уверен, кто-то об этом даже больше знает – но молчит.

– Вы же знакомы с бывшим президентом Калмыкии?

– Да, встречались во время экспедиции на верблюдах по Великому шелковому пути. Прилетаем в Элисту, нам говорят: “В четыре утра – на прием к Илюмжинову”. Я подумал – ослышался. Уточняю: “В четыре часа дня?” – “Нет-нет, утра”.

– Оригинально.

– Ладно, в гостинице завели будильники, приехали, – а в приемной полно народа! Ждут Кирсана Николаевича. Нас увидел, проводил к себе, чаем напоил. Рассказывал: “В восемь утра прилетит самолет – и отправлюсь в Англию”. Оказывается, для него это стандартный график. Мог всю ночь людей принимать, а утром куда-то улететь. Думаю: “Когда ж он спит?!”

– По словам Илюмжинова, четырех часов сна ему хватает. А вам?

– Не всегда. Хотя тоже сплю мало. Ложусь не раньше двенадцати. С двух до четырех просыпаюсь, чтобы помолиться. Дома к этому давно привыкли. Потом прикорну, а часов с шести – уже на ногах.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *