Благотворительная деятельность церкви в России

О помощи больным

Помощь психически больным должна быть многообразной. Уповая на милосердие Господне, в ряде случаев надлежит лечиться медикаментозно. Не нужно противопоставлять лечение у врача и духовную помощь. «Дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен» (Сир. 38, 12).

Надо и молиться, и лечиться. По возможности, в психиатрических больницах следует формировать православную среду. Крещеных больных с сохранной критикой надо призывать к покаянию. Делать это лучше в периоды между приступами заболевания или во время ремиссии.

Хорошо, если в лечебницах будет больше верующих врачей, медсестер. В таком случае, убежден, те же лекарства будут действовать эффективнее. Страдания больных нужно облегчать не только таблетками и уколами, но и молитвой о здравии сих болящих рабов Божиих. Они очень нуждаются в молитве за них, так как их душевные силы расстроены, ослаблены тяготами болезни. Следует приглашать в клиники священников, служить молебны, распространять православную литературу. Опыт подобной деятельности уже есть.

Приведу еще пример. Вот строки из письма верующего, православного человека, страдающего психическим заболеванием:

«Мне очень помогают молитвы – «Трисвятое», «Отче наш», Иисусова молитва, «Богородице Дево». Когда я читаю молитвы, они как будто сшивают разорванную ткань моего рассудка (между прочим, есть русская сказка про то, как мужик штопал небо). А небо – это разум в человеке. Так что, возможно, мое ощущение, что молитва «сшивает» разум, правильно. Молитва, постоянно повторяемая, восстанавливает здравый рассудок…

Еще – о бредовых идеях и навязчивых мыслях. Их очень трудно победить «в лоб», но можно в обход. Когда я была в больнице в бредовом состоянии, моя мама исповедовалась и заказала отслужить молебен с водосвятием Божией Матери перед иконою «Скоропослушница», и бред оставил меня.

И опять же, когда находят навязчивые идеи, сколько им ни противоречь, хотя и видно, что они безумны, отогнать их невозможно. В них какая-то сила от диавола, они волнуют сердце, действуют не только на ум, но возбуждают и чувство. Но их также можно победить в обход. Я, например, просила помолиться обо мне, и мысли, постоянно вращавшиеся в уме, покинули меня, а это были вопросы, на которые я тщетно искала ответы. Диавол умеет задавать такие вопросы…

Еще помогает вот что. Надо убрать из дома греховные, соблазнительные предметы, картины, книги. Как говорил кто-то из святых, борющимся с грехом винопития не надо держать в доме винных бутылок…».

В одном из писем, полученных от больных, было написано следующее: «Я бы назвал душевную болезнь (имеется в виду одна из форм психозов – авт.) спасительной прелестью. Но если «обычная» прелесть губительна, так как является грехом, то психическая болезнь может быть спасительна, ибо не дает возможности совершить сознательных грехов. И если даже людской суд прощает душевно больных, признавая их невменяемыми, что уж тут говорить о Суде Божием».

Еще одно письмо: «Я состою на учете по психическому заболеванию уже 15 лет, но началось все намного раньше, когда мне было 14 лет. Я принимаю свою болезнь, как крест от Господа. Это мой путь к Богу. Как долго я шла к нему, пока не осознала это. Благодарю Бога за все и слава Богу за все. Н., 43 года».

Если попытаться мысленно, условно разделить на две группы всех болящих, которым за годы работы довелось оказывать лечебную помощь, и в одну группу поместить верующих больных, а в другую – отрицающих Бога и Его Церковь, то даже клиническое течение заболеваний в этих группах значительно отличается. Приведу лишь один пример. Как-то я беседовал с одним больным, страдающим весьма тяжелым психическим заболеванием, и когда я было попытался утешить его, то мой подопечный мне спокойно и серьезно ответил: «Доктор! То положение в котором я нахожусь, самое спасительное для меня». Я был тронут таким его ответом до самого сердца. Конечно, бывают разные заболевания и разные больные, но, повторяю, тенденция, на мой взгляд, именно такова. Да и другой не может быть. Господь милостив.

Помоги, Господи, страждущим психическими недугами рабам Твоим!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Церковная благотворительность: главные итоги за 25 лет

29 октября в Москве прошел третий международный форум «Религия и мир». На секции, посвященной теме «Религиозные благотворительные организации в России и в мире», выступил председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. Он подвел промежуточные итоги социальной деятельности Русской Православной Церкви за последнюю четверть века.

«Благотворительность в Православной Церкви совершается людьми не из страха наказания, а с пониманием того, что человек создан по подобию Божию. Как Бог в Своем существе есть любовь, так и человек в своем существе есть любовь, – свидетельствовал викарий Святейшего Патриарха. – Человек должен жить по любви, в этом главная радость жизни, в этом человек обретает полноту своего бытия».

По словам епископа Пантелеимона, благотворительность всегда была неотъемлемой частью церковной жизни. В XX веке c приходом советской власти церковная благотворительная деятельность была запрещена, но эта попытка прервать традицию не удалась: Церковь продолжала заниматься благотворительностью тайно.

«В 1991 году, когда Церковь наконец обрела свободу, мы получили возможность вновь беспрепятственно заниматься социальным служением», – сказал владыка Пантелеимон. По его словам, вначале в основном это были частные инициативы отдельных приходов и общин, возникавшие в разных городах и в разных формах: помощь бездомным, детям-сиротам, добровольческая помощь в больницах.

Социальная система государства в 90-е годы находилась в очень тяжелом состоянии: в больницах не хватало медикаментов, средств гигиены, персонала для ухода за больными. Добровольцы, сестры милосердия, которые приходили в больницы, являли ту любовь, которой так не хватало нуждающимся, напомнил архипастырь.

«Ключевым этапом в развитии социального служения Церкви стал 2011 год, когда при каждом крупном приходе по благословению Святейшего Патриарха Кирилла появились должности социальных работников», – отметил епископ Пантелеимон. Это решение священноначалия позволило вывести церковную социальную помощь на принципиально новый, системный уровень.

Благотворительностью стала заниматься вся Церковь: начиная от Святейшего Патриарха, который принимает личное участие в делах милосердия, и заканчивая прихожанами храмов, подчеркнул епископ Пантелеимон.

«Каждое Рождество и Пасху, а также в другие дни, во время своих визитов в епархии Святейший Патриарх Кирилл посещает социальные и медицинские учреждения, приходит к тем, кто нуждается в помощи, переживает лишения и страдания», – сказал духовник православной службы «Милосердие», подчеркнув, что личный пример Святейшего Патриарха очень важен для всей Русской Церкви.

«Еще несколько лет назад в России работал только один церковный приют для женщин в трудной жизненной ситуации. За 5 последних лет создано 26 новых приютов от Калининграда до Южно-Сахалинска. Сегодня их 27 на территории России», – отметил глава Синодального отдела.

Причем в ближайшее время их может стать еще больше. В этом году в рамках направления «Социальное служение» грантового конкурса «Православная инициатива» введена специальная номинация «Приюты для беременных», отметил епископ Пантелеимон. Номинанты смогут получить до миллиона рублей на открытие нового центра помощи и поддержку первого года его функционирования. По конкурсу поступили 43 новые заявки на создание приютов для будущих мам.

Еще одно важное направление церковной социальной работы – помощь инвалидам. «В 1991 году появилась первая община глухих в Москве, которая впервые начала проводить богослужения на жестовом языке, – отметил владыка Пантелеимон. – Сейчас в 50 храмах на территории России ведется работа с глухими и слабослышащими людьми, в 9 приходах окормляют слепоглухих людей». Кроме того, Синодальным отделом совместно с Всероссийским обществом глухих организованы региональные курсы по обучению священнослужителей жестовому языку.

«Мы помогаем семьям с детьми-инвалидами и взрослыми инвалидами, – отметил также в своем докладе владыка Пантелеимон. – В России открыто более 50 таких проектов, а недавно в Москве открылся первый в стране негосударственный детский дом для детей-инвалидов с тяжелыми множественными нарушениями развития – Свято-Софийский детский дом». Сегодня благодаря индивидуальной заботе и вниманию эти дети, которые считались самыми тяжелыми, научились регулярно гулять, самостоятельно кушать, ходить. Кроме того, все дети в этом году пошли в школу.

«За 25 лет принципиально изменилась наша помощь бездомным, – отметил глава Синодального отдела. – Десять лет по Москве курсировал автобус «Милосердие», который в мороз подбирал бездомных – зимой умирали сотни людей на улицах Москвы – и буквально спасал им жизни. Сегодня ситуация изменилась в лучшую сторону. Департамент соцзащиты города Москвы организовал «Социальный патруль», и смертность среди бездомных уменьшилась в разы. Это позволило нам переключиться на профилактику бездомности».

Сегодня растет число реабилитационных центров и приютов для бездомных, отметил также епископ Пантелеимон. За 25 лет создано 72 приюта для бездомных, 56 пунктов выдачи вещей бездомным и 11 автобусов милосердия.

Также растет количество сестричеств милосердия. Еще в середине 90-х годов насчитывалось 10 – 15 сестричеств, то сегодня сестричества есть в большинстве епархий. Они объединены в Ассоциацию. В настоящее время в базе данных Ассоциации около 400 сестричеств.

Страшной бедами для современной России являются алкоголизм и наркомания. За последние 25 лет Церковью было открыто 70 реабилитационных центров для наркозависимых, появились новые компоненты системы помощи: кабинеты первичного приема, православные группы поддержки, амбулаторные мотивационные программы и адаптационные квартиры. Сегодня действуют 232 церковных проекта, в которых помощь получают алкоголезависимые и их родственники, напомнил председатель Синодального отдела.

«Выстроена целая система сопровождения человека, который решил отказаться от алкоголя или наркотиков», – сказал епископ Пантелеимон, отметив, что Церковь активно занимается профилактикой алкоголизма и утверждением трезвости. По инициативе Церкви во многих регионах в этом году проводился День трезвости 11 сентября.

Кроме того, Синодальный отдел проводит бесплатное дистанционное обучение социальному служению через Интернет. Ведущие специалисты в области социальной работы передают свой опыт в режиме онлайн. Ежегодно более 1000 человек участвуют в обучающих интернет-семинарах и дистанционных курсах обучения. Благодаря этому в год появляется в среднем 150-200 новых социальных проектов в разных регионах России и других странах ближнего зарубежья. В обучении участвуют как церковные, так и светские социальные работники.

В Синодальном отделе по благотворительности отлажена четкая система реагирования на крупные чрезвычайные происшествия. «Во время пожаров 2010 года Церковь стала одним из самых главных в стране координаторов помощи пострадавшим: в работе участвовало около 8 тысяч добровольцев, – сказал епископ Пантелеимон. – Многие священники и сестры милосердия прошли обучение при МЧС и готовы в кратчайшие сроки выехать на место происшествия, чтобы оказать людям помощь». Глава Синодального отдела особенно отметил кампании церковной помощи пострадавшим от наводнений в Крымске, на Дальнем Востоке, на Алтае, в Хакасии и Забайкалье, а также в других странах, например, в Сербии и на Филиппинах.

«Важным направлением нашей работы стала помощь мирным жителям, пострадавшим от военного конфликта на юго-востоке Украины, – рассказал владыка Пантелеимон. – По благословению Святейшего Патриарха Кирилла с лета 2014 года работал церковный штаб помощи беженцам, горячая линия, пункты гуманитарной помощи и церковные приюты. Было собрано свыше 130 миллионов рублей, около 120 миллионов уже израсходованы. Отчеты об этой помощи размещаются на нашем сайте, ни одна копейка ни потрачена зря. Только в Москве в церковный штаб обратилось свыше 20 тысяч беженцев, которые нуждались в помощи».

Регулярно направляется гуманитарная помощь нуждающимся мирным жителям на юго-восток Украины. С конца декабря 2014 года Синодальный отдел по благотворительности отправил на юго-восток Украины более 500 тонн продуктов, что позволило обеспечить питанием более 80 тысяч человек.

Организаторами третьего Московского международного форума «Религия и мир» выступили правительство Москвы и Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации. В работе форума приняли участие представители традиционных религий России, эксперты, государственные и общественные деятели, ученые, представители органов законодательной и исполнительной власти.

«Невидимые» новости церковной благотворительности

Руководитель пресс-службы Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви Василий Рулинский отвечает обозревателю «Эхо Москвы» Юлии Латыниной.

В последней передаче «Код доступа» Юлия Латынина заявила: «Мне не хватает новостей о чем-либо, что эти самые верующие сделали в том, что касается благотворительности, помощи и любви… Как-то я не вижу новостей, чтобы они (верующие) устроили хоспис для бомжей. Бомжами у нас, как известно, занималась Доктор Лиза».

Новости — штука странная. Ведь они есть, но вот не все их видят. Пафос Латыниной понятен: ничего, мол, эти верующие не делают доброго, светлого, вечного, а только и норовят что-нибудь эдакое запретить. И пафос этот был бы оправдан, если бы верующие действительно ничего не делали. Но они делают, даже если кто-то этого не видит!

За последние 6 лет число церковных приютов для женщин в трудной жизненной ситуации увеличилось с одного до 46. По стране открыто около 150 церковных центров помощи наркозависимым, это и пункты первичного приема, и центры ресоцилизации, и дневные стационары, и «дома на полпути», и конечно, сами реабилитационные центры. На днях, кстати, открыли еще один в Челябинске. Для справки: в стране каждый год открывается от 5 до 10 новых церковных реабилитационных центров.

Материал по теме

Масленица в «Ангаре спасения»

Православная служба помощи «Милосердие» организовала для бездомных Москвы праздник Масленицы, который прошел во вторник 21 февраля в «Ангаре спасения».

И бездомными ведь «эти самые верующие» тоже занимаются! Многие слышали, что с 2004 года каждую зиму по вокзалам ночной Москвы курсировал автобус «Милосердие» — это история про спасение жизней тех бродяг, которым негде ночевать. Без такой помощи они просто замерзли бы насмерть на улице. Наверняка проект можно было сделать лучше, но на тот момент ничего другого в Москве в принципе не было. Не так давно этот опыт взяли на вооружение московские власти и запустили аналогичную службу с автобусами «Социального патруля». После чего те самые верующие смогли переключиться на другую помощь бездомным: открыли для них специальную палатку недалеко от Курского вокзала, начали усиленно заниматься профилактикой бездомности: связываться с родными, приобретать для бездомных билеты на родину, восстанавливать документы. Вот недавно открыли центр по трудоустройству бездомных, о чем написали многие СМИ. И эта помощь развивается не только в Москве: по стране у Церкви 95 приютов для бездомных, плюс 10 мобильных служб помощи (подобных московскому автобусу «Милосердие»).

Что же касается хосписов, то позволю себе напомнить Юлии Латыниной, что первый в стране детский хоспис (тот, который в Петербурге) открыл верующий, священник — протоиерей Александр Ткаченко. В конце года, кстати, ему государственную премию вручали в области благотворительности. Об этом сообщали главные СМИ страны, включая — внимание! — «Эхо Москвы».

Материал по теме

Подмосковный детский хоспис начнет работу в середине 2016 года

Подмосковная усадьба Константиново станет местом, где в середине 2016 года откроется хоспис для детей.

Ну да что там один протоиерей!.. Мало? Но ведь он не один. В церковной больнице святителя Алексия в Москве несколько месяцев назад открылось паллиативное отделение для жителей всех регионов (естественно, туда поступают вне зависимости от конфессиональной принадлежности). На Рождество Патриарх Кирилл посещал именно это новое отделение, и тоже не тайным образом — многие СМИ написали и сделали телерепортажи про визит Предстоятеля. Помимо больницы, уже не первый год в Москве работает детская выездная паллиативная служба, респис для тяжелобольных детей православной службы «Милосердие»: это и врачи, и соцработники, и психологи, на попечении которых около 100 детей. В Твери еще один протоиерей — Александр Шабанов старается преобразовать выездную паллиативную службу в полноценный хоспис — именно этим путем в свое время шел и отец Александр Ткаченко.

Есть еще больше 40 богаделен (это такие приюты для стариков), свыше 60 центров гуманитарной помощи — это такие склады, куда все нуждающиеся могут прийти и получить бесплатно одежду, кроватки, коляски, средства гигиены. По инициативе Патриарха Кирилла таких складов в ближайшее время станет больше: средства на их создание уже направлены в 48 епархий (замечу в скобках, что и об этой программе развития центров гуманитарной помощи писали российские СМИ).

Еще в Церкви около 400 сестричеств милосердия: это сообщества «этих верующих» женщин, которые посвятили свою жизнь служению любви и милосердия. И число таких сообществ с каждым годом увеличивается. Сестры милосердия ухаживают за лежачими больными в больницах и на дому, обрабатывают пролежни, выносят судна, ухаживают за инвалидами в психоневрологических и детских интернатах — как правило, в самых тяжелых отделениях, где находятся те, на ком наше общество поставило крест.

Материал по теме

Света дома

Родители отказались от нее сразу после рождения, как и от остальных обитательниц Елизаветинского детского дома для девочек при Марфо-Мариинской обители в Москве. Половина девочек здесь — с синдромом Дауна. Здесь не хотят спрятать их от жизни. Здесь хотят дать им возможность жить, как обычные люди.

Наверное, Юлия Латынина сильно удивится, если узнает, что в Церкви активно развивается и добровольческое служение, причем добровольцами часто становятся молодые люди. В Москве только в одной православной службе добровольцев «Милосердие» свыше 1500 человек — это и менеджеры среднего и высшего звена, и инженеры, и врачи, и бизнесмены, и студенты. Эти люди, как правило, не делают заявлений, ничего не стремятся запретить, а просто помогают людям — одиноким старикам, инвалидам, многодетным семьям, детям-сиротам.

Скажу еще одну вещь, для многих, наверное, совсем удивительную: Церковь по некоторым направлениям социального служения опережает государство. Я буду рад, если кто-то назовет хотя бы один проект в стране, подобный питерскому церковному Центру социальной адаптации подростков святителя Василия Великого. Сотрудники этого центра возвращают к нормальной жизни подростков, которые совершили правонарушения и получили условные сроки. Будет здорово, если где-нибудь появятся аналоги церковного «Дома слепоглухих» в Пучково, или Свято-Софийского социального дома для детей и взрослых с тяжелыми множественными нарушениями развития, или пензенского проекта сопровождаемого проживания инвалидов «Квартал Луи», или московской службы помощи больным боковым амиотрофическим склерозом, или детского сада для детей со средней и тяжелой степенью ДЦП. Но пока аналогов таким церковным проектам или нет совсем, или их очень мало.

Понятно, что церковная благотворительность находится еще в стадии становления. И то, что при каждом крупном приходе по инициативе Патриарха Кирилла введена должность социального работника, и то, что каждый год появляется больше 100 новых церковных социальных проектов — это, конечно, только начало. Но не говорите мне, пожалуйста, что церковной благотворительности нет, и в новостях о ней ничего не сообщают.

Другой вопрос — почему об этом не знают некоторые обозреватели «Эха Москвы»?

Ведь как получилось? Чтобы поговорить о церковной благотворительности, Юлия Латынина, как она сама признается, «специально посмотрела на соответствующий раздел по благотворительности на сайте patriarchia.ru». Не найдя там конкретики о сегодняшнем состоянии благотворительности, она и сделала ряд, скажем так, поспешных выводов.

Но вот в чем дело. Статья, которую она цитировала и которая действительно опубликована на Патриархии.ру — это статья, во-первых, 2010 года, во-вторых, на тему «правовых аспектов благотворительной и социальной деятельности религиозных организаций», в-третьих, написанная (внимание!) адвокатом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга К.Б. Ерофеевым, и в-четвертых, это не материал самого сайта «Патриархия.ру», а перепечатка статьи из журнала «Приход». И эту статью, конечно, никак нельзя назвать «соответствующим разделом по благотворительности на сайте patriarchia.ru». Это просто неверно.

На самом деле с сегодняшним состоянием церковной благотворительности познакомиться очень просто: в Церкви есть целый специальный Синодальный отдел — по благотворительности. И у него есть сайт www.diaconia.ru — можно на него зайти и просто посмотреть, чем занимаются «эти самые верующие».

Такой у нас код доступа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *