Борис и Глеб

Содержание

Первые русские святые Борис и Глеб — покровители Русской земли

Благоверные князья Борис и Глеб в крещении получили имена Роман и Давид. Они младшие сыновья великого князя Владимира Святославовича и византийской царевны Анны. Она принадлежит к Македонской династии. Анна — единственная сестра византийского императора Василия II Болгаробойцы и внучка императора Константина VII Багрянородного.

Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб. Икона. Автор — иконописец Виктор Морозов, он же Изограф Морозов. Святые братья — первые русские святые канонизированные и Русской и Константинопольской Церковью.

Неизвестно, когда святые братья родились. Историки утверждают, что это произошло в годы крещения Руси их отцом. Великий князь Владимир Святославович дал в удел им разные города: Борис стал княжить в Ростове, а Глеб в Муроме. Произошло это около 987-989 годов.

987-989 приблизительные годы рождения братьев Бориса и Глеба

Братья подло убиты Святополком — старшим сыном святого равноапостольного князя Владимира, который желал захватить Киевский стол. Святые, чтя заповеди Божии, кротко приняли свою участь.

Именно поэтому они стали первыми русскими святыми, которых канонизировала в лике мучеников-страстотерпцев как Русская, так и Константинопольская Церкви. Русская православная церковь считает их небесными покровителями Русской земли.

Краткая биография-житие Бориса и Глеба составлено на основе древнерусских летописей

Известна лишь краткая биография Бориса и Глеба, при этом жития святых составлены на основе древнерусских летописей. Основным источником знаний об их жизни исследователями признаётся «Сказание о Борисе и Глебе». Учёные утверждают, что его написал Иаков Черноризец.

«Сказание о Борисе и Глебе». Лицевые миниатюры из Сильвестровского сборника XIV века. 1. Борис и Глеб удостаиваются Иисусом Христом мученических венцов. 2. Борис идет на печенегов. «Сказание» признано основным источником для написания жития святых страстотерпцев князей Бориса и Глеба.Нестор Летописец в 1080-е годы написал «Чтения о Борисе и Глебе»

Другая версия говорит о том, что житие Бориса и Глеба составлено на основе написанного Нестором Летописцем в 1080-е годы «Чтения о Борисе и Глебе». Если «Сказание» говорит о чудесах, сотворенных святыми, то летопись и «Чтение» описывают их убийство. Из названых источников можно получить представление о том, кто такие страстотерпцы Борис и Глеб, а также что сделали они, чтя заповеди Божии.

Нестор Летописец, автор «Чтения о Борисе и Глебе», говорит о том, что святые страстотерпцы, единственные из всех сыновей Владимира, оставлены при нём в раннем возрасте. Произошло это из-за их молодости. Видимо, отец опасался, что молодые князья не справятся с княжением в своих волостях.

Святой князь Борис знал грамоту, читал Священное писание и жития святых.

Поэтому юные годы жизни братьев прошли под отеческой заботой отца. При этом если святой Глеб считался ещё малолетним ребёнком, то старший из братьев Борис, во время жизни при отце проявил выдающиеся способности. Он знал грамоту, любил читать книги, знал Священное Писание.

Борис и Глеб на конях. Икона XIV века. Святой князь Глеб находился под влиянием образованного и набожного брата Бориса. Именно поэтому братья выбрали истинными христианами.

Находясь под влиянием брата, Глеб также получил христианское воспитание. Когда Борис молил Господа, чтобы он послал ему участь одного из святых, Глеб внимательно слушал его. Летописи говорят о том, что оба брата имели милосердный и добрый характер. Они помогали и защищали бедных, больных и обездоленных.

Убийство Бориса и Глеба — дело рук Святополка Окаянного

Убийство князей Бориса и Глеба — дело рук Святополка Окаянного. Это общепринятая версия развития событий, которая впервые выдвинута в «Сказании о Борисе и Глебе». Целю этого преступления стала власть, ведь Святополк хотел стать великим князем киевским.

Князь Владимир Святославович с сыновьями. Московский Кремль. Грановитая палата. Фрагмент росписи работы мастеров из Палеха. Роспись восстановлена в 19 веке по старым образцам. Великий Киевский князь Владимир имел 11 родных сыновей и 1 приёмного. При этом Борис и Глеб были любимыми и поэтом на фреске сидят рядом с ним.

Умер великий киевский князь Владимир Святославович в возрасте семьдесят лет. К этому моменту у него родилось одиннадцать родных и один приёмный сын. Кроме того, у князя родилось также четырнадцать дочерей.

Святополк Окаянный так прозвали старшего брата Бориса И глеба, приемного сына Князя Владимира и отец его не любил

Святополк был приёмным сыном князя. Отец его не любил. Дело в том, что мать Святополка была замужем за братом великого князя Ярополком. Летопись утверждает, что он насильно расстриг её из монахинь, взял в жены, и она забеременела от него Святополком. Уже беременную её взял к себе Владимир.

Святополк и Ярослав (родной сын великого князя Владимира) считались старшими в роду. Они проводили собственную политику, что князю не нравилось. История сохранила имя Ярослава как Ярослав Мудрый. Он княжил в Великом Новгороде, а Святополк в Турове.

Святополк Владимирович Окаянный. Художник В. Шереметьев. 1867 год. Князь Святополк был приёмным сыном Великого Киевского князя Владимира Святославича. Отец его не любил.

Именно поэтому великий князь заточил Святополка вместе с женой, дочерью польского князя Болеслава I Храброго, в темницу. Основанием стали подозрения в заговоре. После смерти Владимира Святославовича. Святополк вышел из темницы и по праву старшего в роду занял Киевский стол.

При этом великий князь при жизни планировал отдать власть Борису. Самозваный князь киевский начал жестокую борьбу со своими сводными братьями-владимировичами. Её жертв и стали святые страстотерпцы князья Борис и Глеб.

Житие Бориса и Глеба говорит о том, что Святого страстотерпца Бориса проткнули копьями и закололи мечом

Отец отправил князя Бориса вначале княжить во Владимир-Волынский. К тому времени князь уже женат. Потом он владел Муромом, но постоянно находился в Киеве при отце. Начиная с 1010 года, по указанию отца Борис отправляется княжить в Ростов на озеро Неро.

Вместо него князем Мурома становится Глеб. Именно поэтому жители Мурома так запомнили святых братьев, ведь во время княжения они показали себя образцами истинных христиан, заботящихся о больных и нищих.

Борис идёт на печенегов. Миниатюра, «Сказание о святых Борисе и Глебе», Сильвестровский сборник, XIV век. В 1015 году больной Великий киевский князь Владимир Святославович отправил князя Бориса для того, чтобы остановить набег печенегов. Выйдя в поле, святой врага не обнаружил.

Великий киевский князь Владимир Святославович в 1015 году сильно заболел. Как будущего наследника и любимого сына он призвал святого Бориса к себе. В это время до Владимира доходят сведения о том, что на Киев идут печенеги. Для отражения их набега он отправляет Бориса во главе восьмитысячного войска им на встречу.

1015 Умер великий киевский князь Владимир Святославович. Отец Бориса и Глеба, умер

Святой не встречает кочевников и поэтому решает повернуть назад. Перед этим он останавливается на отдых близ города Переяславля-Русского на реке Альте. Здесь он узнаёт о том, что киевский стол по праву старшего занял Святополк. Уже здесь святой начинает чувствовать, что его брат желает погубить его.

История говорит о том, что отцовская дружина предложила князю Борису пойти на Киев, но он отказался

Князь Борис пользовался любовью и поддержкой, как дружины, так и киевского народа. Именно поэтому дружина Владимира предложила ему пойти войной на Святополка и отнять у него великокняжеский стол.

«Не подниму руки на брата своего старшего: если и отец у меня умер, то пусть этот будет мне вместо отца»,

— приводит слова Бориса летописец.

Убийцы у шатра князя Бориса (вверху); убиение князя Бориса и Георгия Угрина (внизу). Миниатюра из Сильвестровского сборника 2-я половина XIV века. Святого князя Бориса пытался спасти его слуга Георгий Угрин и его проткнули копьём вместе с ним.

Отцовская дружина из-за этого ушла от него. Возможно, что она перешла на сторону Святополка. Святого князя Бориса остались охранять только слуги. Как гласит летопись: «и был тогда день субботний». Ночь перед своей смертью святой провёл в своём шатре в уединении и молитве.

24 июля Святого князя Бориса убили по приказу Святополка

Святополк же, обещавший брату братскую любовь и увеличение его удела, решил убить его и отправил к нему вышегородских бояр во главе с Пуштой. В воскресенье, 24 июля убийцы пришли к шатру страстотерпца. Они услышали, что он поёт псалмы и решили дождаться ночи. Ночью же они напали на спящего князя и проткнули его копьями.

Варяги пронзают мечом сердце князя Бориса (вверху); гроб князя Бориса несут на погребение (внизу). Миниатюра из Сильвестровского сборника 2-я половина XIV века. Так как после того, как князя Бориса проткнули копьём он ещё дышал, варяги Святополка закололи его мечом.

Бориса пытался защитить его слуга венгр Георгий и его проткнули вместе с ним. Святой ещё дышал, когда его завернули в полотно шатра и повезли к Святополку. Тот же, узнав об этом, приказал двум варягам заколоть своего брата мечом.

Так как киевляне испугались принимать тело святого, его похоронили в Вышгороде рядом с церковью Святого Василия. Погиб мученической смертью святой страстотерпец князь Борис в 25 лет.

Жития святых говорят о том, что князя Глеба зарезал собственный повар

После убийства князя Бориса Святополк решает расправиться с Глебом. Исследователи считают, что сделал он из опасения мести со стороны единокровного и единоутробного брата князя Бориса. Существует две версии гибели святого.

По одной Святополк призывает Глеба, который ещё не знает о смерти отца, срочно приехать к нему в Киев. По другой страстотерпец находился в Киеве и бежал из него на север, спасаясь от смерти.

Убийцы поджидают князя Глеба (вверху); убиение князя Глеба (внизу). Миниатюра из Сильвестровского сборника 2-я половина XIV века. Убийцы поджидали святого князя Глеба на берегу Днепра близ Смоленска.

В любом случае он останавливается около Смоленска. Если брать основную версию событий князя Глеба о смерти отца и убийстве брата Бориса, а также о подготовке покушения на него из Великого Новгорода предупредил его брат Ярослав.

5 сентября Князя Глеба настигла мученическая смерть

Посланные от Святополка убийцы прибыли к святому 5 сентября. Они захватили корабль князя и заявили о своём намерении убить его. Жития святого князя говорят о том, что свите его он сам запретил использовать для его защиты оружие.

Убийство Глеба на Смядыни. Миниатюра. Радзивиловская летопись. По приказу дружинника Святополка Окаянного Горясера повар святого князя Глеба Торчин отрезал ему голову.

Возглавлял убийц Горясер, дружинник братоубийцы. Он приказал повару святого Торчину зарезать его. Исследователи утверждают, что предатель происходил из племени тороков. Тело убиенного погребли прямо на месте убийства на берегу Днепра. При этом тело положили как крестьянина в обычную выдолбленную колоду.

После того как в 1019 году Ярослав занял Киев, он приказал отыскать тело святого князя и похоронить его рядом с прахом Бориса у церкви Святого Василия.

День канонизации святых страстотерпцев князей Бориса и Глеба неизвестна

Смерть Бориса и Глеба вызвала возмущение среди народа и русских князей. При этом Святополк проложил междоусобицу, воюя с оставшимися претендентами на престол. Год 1019 памятен тем, что князь Ярослав, прозванный впоследствии Мудрым, разбил полки братоубийцы, вместе с союзными ему печенегами, и стал Великим князем Киевским.

Б. А. Чориков. «Бегство Святополка». XIX в. Князь Святополк Окаянный после изгнания его из Киева Ярославов Мудрым, по свидетельству летописей, сошёл с ума. Позже его разбил паралич, и он умер в одиночестве.

Святополк бежал в Берестень, но по дороге умер. Как говорит летописец Нестор, у него случился паралич и он сошёл с ума. Место смерти его неизвестно. Легенда утверждает, что его захоронили в пустынном месте, а от могилы его исходит смрад.

После победы над братоубийцей князь Ярослав начал собирать сведения о своих братьях. Так по его приказу святой благоверный князь Глеб захоронен рядом с телом брата Бориса в Вышгороде.

На их могиле начинают происходить чудеса. Например, церковь святителя Василия, рядом с которой святые похоронены, сгорела. Церковная же утварь и иконы остались целы. Это признали чудом.

Строительство Борисоглебского храма в Вышгороде и перенесение в 1115 году мощей братьев в новый храм. Фреска.. Святые братья князья Борис и Глеб были канонизированы Русской церковью 20 мая 1072 года во время перенесения их мощей в новую церковь. 20 мая 1072 в этот день состоялось перенесение мощей в построенную для этого церковь

Точную же дату канонизации князей назвать невозможно. Наиболее распространённая версия говорит о том, что это произошло при перенесении мощей страстотерпцев в построенную для этого по приказу Ярослава Мудрого церковь. В церемонии приняли участие дети великого киевского князя, Киевский архиепископ Георгий, духовенство.

Праведная смерть Бориса и Глеба позволила канонизировать их как страстотерпцев

Русской церковью святые братья канонизированы как страстотерпцы. Страстотерпец — это один из чин святости. Он подчеркивает принятие человеком мученической смерти от единоверцев, а не врагов христианство. При этом страстотерпцем может быть признан только человек, который не просто принял мучения за исполнение Заповедей Божьих, но и не держал зла на своих убийц. Борис и Глеб не сопротивлялись им, поэтому церковь называет их страстотерпцами.

Святая Правда: Благоверные князья Борис и Глеб – первые русские страстотерпцы. Протоиерей Андрей Ткачёв на 3 минуте 8 секунде он рассказывает о явлении благоверных князей своему потомку князю Александру Невскому перед Невской битвой.

Отдельно стоит отметить, что канонизация святых состоялась не потому, что они приняли мученическую смерть, а потому, что их мощам приписывают совершение чудес. Например, у князя Владимира родился ещё один сын — Святослав. Его также убил Святополк, но чудес от его гроба не происходило, и его не канонизировали.

Святых страстотерпцов князей Бориса и Глеба почитают как заступников Русской земли. При этом их также чтут как целителей-чудотворцев. В домонгольский памяти святых посвятили церковь, построенную в Вышгороде в 1115 году. Здесь хранились мощи святых и иные реликвии.

Меч святого князя Бориса Андрей Боголюбский в 1155 году вывез во Владимир

1155 Андрей Боголюбский вывез во Владимир меч святого князя Бориса

Её разрушили во время нашествия Батыя в 1240 году, при этом мощи утратили. Их пытались неоднократно обрести, но эти попытки не увенчались успехом. Некоторые реликвии, например, меч князя Бориса, вывез в 1155 году во Владимир Андрей Боголюбский. Отсюда они попали в другие русские города.

Святые князья Борис и Глеб. Икона. 17 век. Москва. Святые Борис и Глеб в Русской православной церкви считаются пример жертвенности и стремлению не воздавать злом за зло, даже под угрозой смерти.

Память страстотерпцев чтится три раза в год

  • (2) 15 мая отмечается день перенесения мощей страстотерпцев в усыпальницу;
  • (24 июля) 6 августа происходит празднование обоим святым;
  • (5) 18 сентября почитается имя святого Глеба — это день его убиения.

Святые Борис и Глеб в Русской православной церкви считаются пример жертвенности и стремлению не воздавать злом за зло, даже под угрозой смерти. Святым князьям Борису и Глебу посвящены многие храмы и монастыри. Кроме того, в их честь названы города и селения, например, Борисоглебск и Борисполь.

«Правдивая страстотерпца и истинная Евангелию Христову послушателя»

6 августа Церковь чтит память святых мучеников Бориса и Глеба. Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб были младшими сыновьями святого равноапостольного князя Владимира Киевского. Они родились незадолго до Крещения Русской Земли и были воспитаны в духе христианской веры. Старший из братьев — Борис получил хорошее образование. Глеб разделял стремление своего брата посвятить свою жизнь исключительно служению Богу. Братья отличались милосердием и добротой, подражая примеру своего отца — князя Владимира, который был милосердным и отзывчивым.

Житие князей Бориса и Глеба

Борис и Глеб были сыновьями великого князя Владимира Киевского (ок. 960 — 28.07.1015 г.) от его жены византийской царевны Анны (963 — 1011/1012 гг.) из Армянской династии, единственной сестры правящего императора Византии Василия II (976-1025 гг.). При святом крещении Борис получил имя Роман, а Глеб — имя Давыд. С раннего детства братья воспитывались в христианском благочестии. Любили читать Священное Писание, творения святых отцов. Горячо желали подражать подвигу Божиих угодников. Борис и Глеб отличались милосердием, добротой, отзывчивостью и скромностью.

Еще при жизни князя Владимира Борис получил в удел Ростов, а Глеб — Муром. Управляя своими княжествами, они проявили мудрость и кротость, заботясь прежде всего о насаждении Православной веры и утверждении благочестивого образа жизни среди людей. Молодые князья были искусными и храбрыми воинами. Незадолго до своего преставления, их отец великий князь Владимир призвал к себе старшего брата — Бориса и отправил его с многочисленным войском против безбожных печенегов. Однако печенеги, испугавшись силы князя Бориса и мощи его войска, бежали в степи.

После кончины в 1015 году Владимира Великого его старший сын от гречанки, вдовы киевского князя Ярополка Святославича (?—11.06.978 г.), Святополк (ок. 979 — 1019 гг.) объявил себя великим Киевским князем. Узнав о смерти отца, князь Борис сильно огорчился. Дружина уговаривала его пойти в Киев и занять великокняжеский престол, но смиренный Борис распустил войско, не желая междоусобной распри:

Не подниму руки на брата своего, да еще на старшего меня, которого мне следует считать за отца!

Святополк был изрядно коварным и властолюбивым человеком, не верил искренности слов своего брата Бориса и видел в нем лишь соперника, на стороне которого был народ. Тут же Святополк решился на страшное преступление, подослав к Борису убийц. Борис был извещен об этом, но не стал скрываться. Вспоминая подвиги первых христианских мучеников, он с готовностью встретил смерть. Подосланные Святополком убийцы настигли Бориса за утреней в воскресный день 24 июля (с.ст.) 1015 года в своем шатре на берегу реки Альты. После богослужения преступники ворвались в княжеский шатер и пронзили копьями Бориса.

Печать Святополка

Слуга святого князя Бориса Георгий Угрин бросился на защиту своего господина, но тут же был убит. Однако Борис был еще жив. Выйдя из шатра, он стал молиться, а потом обратился к убийцам:

Подходите, братия, кончите службу свою, и да будет мир брату Святополку и вам.

Тогда один из убийц подошел и пронзил его копьем. Слуги Святополка повезли тело Бориса в Киев, по дороге им встретились два варяга, посланных Святополком, чтобы ускорить дело. Варяги заметили, что князь еще жив, хотя и едва дышал. Тогда один из них мечом пронзил его сердце. Тело страстотерпца князя Бориса тайно привезли в Вышгород и положили в храме во имя святого Василия Великого.

После этого Святополк решился убить младшего брата — Глеба. Святополк вызвал Глеба из Мурома и отправил ему навстречу дружинников, чтобы они умертвили его на пути. В это время князь Глеб узнал о кончине отца и братоубийственном преступлении Святополка. Скорбя об этом, Глеб, как и ранее Борис, предпочел мученическую кончину братской войне. Убийцы встретили Глеба в устье реки Смядыни, недалеко от Смоленска. Убийство князя Глеба произошло 5 сентября 1015 года. Тело Глеба убийцы погребли в гробу, состоящем из двух выдолбленных бревен.

Мученический подвиг князей Бориса и Глеба

Жизнь страстотерпцев князей русских Бориса и Глеба была принесена в жертву основному христианскому доброделанию — любви. Братья своей волей показали, что за зло нужно воздавать добром. Это было еще ново и непонятно для Руси, привыкшей к кровной мести.

Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить (Мф. 10, 28).

Борис и Глеб отдали жизнь ради соблюдения послушания, на котором зиждется духовная жизнь человека. «Видите ли, братия, — говорит преподобный Нестор Летописец, — как высока покорность старшему брату? Если бы они противились, то едва ли бы сподобились такого дара от Бога. Много ныне юных князей, которые не покоряются старшим и за сопротивление им бывают убиваемы. Но они не уподобляются благодати, какой удостоились сии святые».

Русские князья-страстотерпцы не захотели поднять руку на брата, но властолюбивый Святополк оказался наказан за братоубийство. В 1019 году Киевский князь Ярослав Мудрый (ок. 978 — 20.02.1054 гг.) — единокровный брат Бориса и Глеба, один из сыновей князя Владимира, собрал войско и разбил дружину Святополка.

Сказание о Борисе и Глебе» (лицевые миниатюры из Сильвестровского сборника XIV века). 1.Борис и Глеб удостаиваются Христом мученических венцов. 2. Борис идет на печенегов

По промыслу Божию, решающая битва произошла на поле у реки Альты, где был убит князь Борис. Святополк, названный русским народом Окаянным, бежал в Польшу и, подобно библейскому братоубийце Каину, нигде не находил себе покоя и пристанища. Летописцы свидетельствуют, что даже от могилы его исходил смрад.

«С того времени, — пишет летописец, — затихла на Руси крамола». Кровь, пролитая братьями Борисом и Глебом ради предотвращения междоусобных распрей, оказалась тем благодатным семенем, которое укрепляло единство Руси.

Почитание святых Бориса и Глеба

Благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб не только прославлены от Бога даром исцелений, но они — особые покровители, защитники Русской земли. Известны многие случаи их явления в трудное для нашего Отечества время, например, святому князю Александру Невскому накануне Ледового побоища (1242 год), великому князю Димитрию Донскому в день Куликовской битвы (1380 год). Рассказывают и о других случаях заступничества святых во время войн и вооруженных конфликтов в позднейшие времена.

Явление Бориса и Глеба перед Невской битвой

Почитание святых Бориса и Глеба началось очень рано, вскоре после их кончины. Служба святым была составлена митрополитом Киевским Иоанном I (1008—1035 гг.).

Великий князь Киевский Ярослав Мудрый позаботился о том, чтобы разыскать останки князя Глеба, бывшие непогребенными 4 года, и совершил их погребение в Вышгороде, в храме во имя святого Василия Великого, рядом с мощами святого князя Бориса. Через некоторое время храм этот сгорел, мощи же остались невредимы, и от них совершалось много чудотворений.

Один варяг неблагоговейно стал на могилу святых братьев, и внезапно исшедшее пламя опалило ему ноги. От мощей святых князей получил исцеление хромой отрок, сын жителя Вышгорода: князья-страстотерпцы Борис и Глеб явились отроку во сне и осенили крестом больную ногу. Мальчик пробудился от сна и встал совершенно здоровым.

Благоверный князь Ярослав Мудрый построил на месте сгоревшей церкви каменный пятиглавый храм, который был освящен 24 июля 1026 года митрополитом Киевским Иоанном с собором духовенства.

Годом канонизации святых страстотерпцев принято считать 1072. Они стали первыми русскими святыми. Однако известно, что греческие архиереи, которые в то время возглавляли Русскую Церковь, без особого энтузиазма отнеслись к прославлению русских святых. Но большое количество чудес, исходивших от мощей святых страстотерпцев, и народное почитание сделали свое дело. Грекам, наконец, пришлось признать святость русских князей. В народном предании святые князья, прежде всего, фигурируют как заступники земли Русской. В честь святых было сочинено немало молитвословий, включая уникальные, знаменитые житийные Паремии, которые сохранялись в русской Богослужении вплоть до начала XVII века.

Число икон, медного литья и других изображений святых Бориса и Глеба — огромно. Практически в любом историческом музее, посвященном древнерусской иконописи, сегодня можно найти иконы святых самых разных размеров и уровней иконописного мастерства.

Святые князья Борис и Глеб на конях. Икона XIV века. Москва, ГТГ

Святые Владимир, Борис и Глеб с житием Бориса и Глеба. Икона, Москва, первая половина XVI века. ГТГ

Святые князья-страстотерпцы Борис и Глеб. Псковская икона XIV век. СПб, Русский музей

Известны также и собственно старообрядческие иконы Бориса и Глеба. Так, после церковного раскола большое распространение получили литые иконы святых, коих существует около 10 разных вариантов.

Старообрядческая икона Бориса и Глеба. XVIII век

Также в честь святых названо несколько городов и населенных пунктов.

Установлены следующие дни почитания святых Бориса и Глеба:

  • 15 мая — перенесение мощей святых мучеников князей русских Бориса и Глеба, во святом крещении нареченных Роман и Давыд (1072 и 1115 гг.);
  • 2 июня — первое перенесение мощей святых мучеников Бориса и Глеба (1072 г.);
  • 6 августа — совместное празднование святым Борису и Глебу;
  • 24 августа — перенесение ветхих рак святых страстотерпец князей Бориса и Глеба от Вышгорода в Смоленск (1191 г.);
  • 18 сентября — успение святого и благоверного князя Глеба, по плоти брата святого Бориса (1015 г.).

————————

Храмы в честь святых Бориса и Глеба

Интересно, что почитание святых Борис и Глеба в древней Руси было куда более распространено, чем даже почитание святых равноапостольного князя Владимира и княгини Ольги. Особенно заметно это по числу храмов, построенных во имя этих святых. Их число достигает нескольких десятков.

Строительство церквей в честь святых князей русских Бориса и Глеба было обширно на протяжении всей истории русской Церкви. В домонгольский период это, прежде всего, церковь в Вышгороде, куда постоянно совершались паломничества.

Борисоглебский храм в Вышгороде. Восстановленная после войны церковь XIX века

В честь святых Бориса и Глеба были созданы монастыри: Новоторжский, в Турове, Нагорный в Переславле-Залесском. К началу 70-х гг. XI в. на местах гибели обоих князей были сооружены деревянные церкви, которые со временем были заменены каменными. Одним из центров почитания князей Бориса и Глеба являлся монастырь на Смядыни. В XII в. был воздвигнут существующий поныне Борисоглебский собор в Чернигове.

Аналогичные каменные постройки появились в Рязани, Ростово-Суздальской земле, Полоцке, Новгороде, Городне и других.

Посвящение храмов и монастырей Борису и Глебу не прекращалось и в последующее время. Борисоглебские храмы были построены: в Ростове, Муроме, Рязани, в с.Любодицы (ныне Бежецкий район Тверской области). Несколько церквей были посвящены Борису и Глебу в Новгороде: на воротах кремля, «в Плотниках».

Борисоглебский собор в Чернигове

Значительное число Борисоглебских храмов существовало в Москве и предместьях города: у Арбатских ворот, на Поварской улице, верхний храм церкви в Зюзине, а также в Подмосковье.

В XIV — начале XX вв. существовали монастыри во имя Бориса и Глеба: Ушенский на берегу реки Ушны близ Мурома, в Новгороде «с Загзенья», в Полоцке, на реке Сухоне в Тотемском уезде Вологодской губернии, в Сольвычегодске, в Можайске, в Переславле-Залесском «на песках», в Суздале, в Чернигове.

Церковь святых Бориса и Глеба в с. Кидекша Суздальского района Владимирской области. 1152 год

В 1660 г. иноки Межигорского Преображенского монастыря получили грамоту от царя Алексея Михайловича на построение обители «на крови» Бориса, однако монастырь по неизвестным причинам не был создан. В 1664 г. протопоп переяславского Успенского собора Григорий Бутович поставил здесь каменный крест. В конце XVII в. упоминается храм во имя Бориса и Глеба неподалеку от места гибели Бориса.

В настоящее время действующими являются первый на Руси Новоторжский Борисоглебский монастырь в г. Торжок Тверской области, Борисоглебский на Устье мужской монастырь в поселке Борисоглебском Ярославской области, Борисоглебский монастырь в Дмитрове, Аносин во имя Бориса и Глеба, Борисоглебский женский монастырь в Истринском районе Московской области, Борисоглебский женский монастырь в селе Водяное Харьковской области, Украина.

Церковь святых Бориса и Глеба в «Плотниках» в Великом Новгороде. 1536 год

В Русской Православной Старообрядческой Церкви, Русской Древлеправославной Церкви и других старообрядческих согласиях нет ни одного храма, посвященного святым князьям — страстотерпцам Борису и Глебу. Что, надо признать, свидетельствует об упадке почитания русских святых в старообрядчестве. Вместе с тем надо отметить, что страстотерпцы по-прежнему почитаются в южнославянских странах, а в Московской Патриархии периодически открываются новые храмы и монастыри во имя этих святых.

Борисоглебский монастырь в Торжке

18 сентября — день убиения святого страстотерпца князя Глеба (в Крещении — Давида).

В рамках совместного проекта Информационно-просветительский отдел УПЦ публикует материал подготовленный редакцией журнала «Фома в Украине».

Со дня смерти братьев Бориса и Глеба прошел 1001 год.

Во времена Древней Руси обычная семья состояла, как минимум, из шести-восьми человек. Как правило, семьи были очень дружными и сплоченными. Но случалось и так, что многодетность приводила к серьезным конфликтам и ожесточенной борьбе за наследство, остававшееся после смерти родителей.

При этом в ход шли любые средства вплоть до физического устранения конкурентов.

Жертвой таких междоусобиц становились не только представители «заинтересованных сторон», но и ни в чем не повинные люди.

Похожая драма разыгралась и в семье Великого Киевского князя Владимира сразу после его смерти в 1015 году.

У крестителя Руси было 13 сыновей и 10 дочерей от шести жен. Владимир умер в зрелом возрасте, внезапно, после болезни, и, как это часто бывает, прямая передача престола не состоялась. Главная трудность после смерти Великого князя была в том, что 11 его сыновей родились в язычестве, и только двое – Борис и Глеб – были детьми от церковного брака. Возник очень непростой вопрос. Правом на Великое княжение обладает самый старший потомок мужского рода. Но кого именно считать старшим? Если речь идет о старшинстве вообще, то таковым был Святополк – второй сын князя и самый старший на тот момент (первый сын Вышеслав умер еще при жизни отца). Если же речь идет о старшинстве среди законнорожденных сыновей, то наследником должен был стать Борис, которому в 1015 году исполнилось 29 лет.

Святополк и Борис были совершенно разными людьми. Родившись в язычестве и мало чем отличаясь от своего окружения, Святополк принял христианство уже в зрелом возрасте. Набожностью он не отличался, и крестился, скорее, по политическим мотивам, чем по личным убеждениям. Происхождение княжича весьма туманно – его мать до сожительства с Владимиром была монахиней, но вместе с тем обладала очень эффектной внешностью. Она приглянулась брату Владимира Ярополку, который поступил вполне традиционно для того времени – сделал женщину своей наложницей, несмотря на обеты целомудрия, данные ей при пострижении. Да и кого, собственно, интересовало мнение несчастной женщины? Понравилась князю? Хочешь жить? Тогда иди к нему в терем. От этой связи и родился Святополк. Но еще когда он был в утробе матери, Владимир в борьбе за власть убил Ярополка и занял Киевский престол. Все имущество брата, в том числе – и красавица-наложница, перешло победителю. Владимир принял женщину в свое окружение, сделал фавориткой, а еще не родившееся дитя провозгласил собственным ребенком.

Однако князь так и не смог полюбить своего приемного сына. Сначала – за то, что он был напоминанием об убитом брате, потом – за то, что не оправдал его надежд. Святополк рос грубым воякой и не обладал теми качествами, которые должен иметь государственный деятель. Иное дело – Борис и Глеб. Они родились еще до Крещения Руси, но их детство проходило уже в совсем иной атмосфере – Киев возвысился до уровня европейских городов, наладились связи с Византией и Болгарией, в столицу Руси приезжали проповедники, ученые и миссионеры. Младшие Владимировичи получили хорошее образование, но самое главное – они выросли при отце-христианине, которому удалось привить в сыновьях начатки искренней веры и любовь к евангельским идеалам. Повзрослев, Борис и Глеб стали верными соратниками Владимира, выполняли наиболее ответственные поручения князя. При этом святых братьев отличала простота и доступность, они не кичились своим происхождением, со всеми были приветливы, и такое поведение очень быстро позволило им снискать уважение народа и бояр. Есть некоторые основания, что креститель Руси всерьез подумывал над тем, чтобы переедать престол Борису. Но не успел…

***

…Шел 1015 год. С юга стали доходить вести о том, что кочевники-печенеги готовятся напасть на Киевские земли. Получив донесение разведки, Владимир помрачнел. Ох, как некстати было это донесение! Сейчас он лежал прикованный к постели, государство было на грани междоусобицы, а тут еще эти печенеги… Владимир, подозвал слугу.

– Радомир, собирайся, возьми еще нескольких провожатых и отправляйся в Ростов. Подолгу нигде не останавливайся, разве что для перемены лошадей. Мне нужен Борис. Срочно. Еще скажи нашему вояке Пинеге, пусть снаряжает дружину. Похоже, нам снова придется потрудиться…

Борис прискакал быстро. Он уже знал, что отец не будет звать его просто так. Не снимая оружия, княжич взбежал на крыльцо дворца, преодолел несколько комнат и очутился в просторной палате. Владимир лежал на одре, его лицо было бледным. Вокруг обессилившего князя суетились несколько слуг, в углу перед иконами монах читал Псалтирь. Появление Бориса немного оживило Владимира, в его глазах на миг вспыхнул знакомый всем огонек. Дав знак прислуге освободить палату, он подозвал сына к себе.

– Сынок… Недоброе время мы сейчас переживаем. Мне доложили, что степь снова пришла в движение. Хотел бы я лично проверить, но не могу – видишь, я заболел. Собери дружину, по пути призови еще несколько князей – возможно, вам действительно придется столкнуться со степняками. Поезжай, разберись, потом вернешься сюда. Я хочу объявить тебя наследником…

– Отец, я все сделаю, как ты велишь! Твоя воля – моя воля, ты же знаешь. Только вот… Меня это сильно смущает… Наследник… Тебе лучше видно, в чьи руки отдать престол наших предков. Но не станет ли это соблазном для моих братьев? Примут ли они меня как старшего над собою?

– Примут! Еще никто не шел против воли Владимира Рюриковича! Никто! – В этот миг Борису показалось, что перед ним – не больной немощный человек, а исполинский богатырь, который просто прилег отдохнуть перед боем. Но это было лишь мгновение. На постели снова лежал обессиленный князь. Он тихо обнял и поцеловал сына.

– Поезжай… Потом все обсудим… И да хранит тебя Бог!

***

Тревога оказалась ложной – ни дозорные, ни перехваченные «языки» не подтвердили предыдущих донесений. Степь была спокойна. Борис смутился, все это показалось ему очень подозрительным, и он решил подождать день-другой на границе. Прошла неделя, но степь по-прежнему была спокойна, а патрули не приносили никаких вестей кроме восторженных рассказов о подстреленных зайцах и перепелах. Борис дал команду собираться в обратный путь. Вдруг вдалеке заклубился столб пыли. Он быстро приближался, и вскоре княжич различил десять конников. Золотистый крест на малиновом стяге говорил о том, что мчащаяся навстречу конница – русская. Борис насторожился. Когда между лагерем и нежданными гостями было менее сотни шагов, от группы отделился всадник и поскакал прямо к княжеской палатке.

– Мой господин, – тяжело дыша, конник начал с расстановкой свою речь. – Твой отец, наш Великий князь… Твой отец почил и отошел к предкам своим…

У Бориса земля уплыла из-под ног, и он медленно, словно в беспамятстве, сел в пыльную траву. Княжич разом вспомнил веселое свое детство, молодого крепкого отца, его улыбку и живой раскатистый голос. Вспомнил и первое причастие, когда его, пятилетнего малыша, Владимир сам нес к Чаше. Вспомнил и первое катание на лошади, когда было ему, маленькому, сразу и страшно, и радостно. Вспомнил и военные походы, во время которых князь обучал его – еще совсем зеленого дружинника – правильному владению оружием. Когда он пришел в себя, весь лагерь уже знал печальную новость. Кто-то молился, кто-то по старому обычаю пил за упокой господина. И все молчали. Казалось, все вокруг наполнилось скорбной тишиной.

– Мой господин! – перед Борисом снова выросла фигура посланника из столицы. – Киевский престол занял твой брат Святополк. Люди уже присягнули ему. Он просил передать тебе вот это, – гонец протянул княжичу опечатанный свиток.

Это было письмо от Святополка, который предлагал мир и сотрудничество. Борис понял, к чему клонит его брат – тот чувствовал, что его положение очень шаткое, и спешил заручиться поддержкой законного сына Владимира. Но была в его письме и скрытая угроза. Борис знал, что новый Киевский князь очень коварный человек, и сейчас просто ищет союзников, чтобы начать войну против остальных своих братьев. Больше всего Бориса угнетала мысль, что если он станет помогать Святополку, то ему придется убить и любимого брата Глеба – таков был закон того дикого времени. Меньше всего хотелось княжичу участвовать в этой мясорубке. А еще он понимал, что и его самого Святополк попытается уничтожить при удобном случае…

– Будь нашим князем! Ты законный сын Владимира! За тобою пойдет весь народ, веди нас в Киев! Возьми то, что принадлежит тебе по праву! – кричали воины, когда Борис шел между рядами дружинников. Он и сам понимал, что такой путь весьма привлекательный, и ему ничего не стоило свергнуть Святополка с престола. Но Борис прекрасно знал, чем кончаются подобные свержения – кровью, бунтами, клятвопреступлением. Конечно, потом можно будет все это замолить, покрыть черной монашеской ризой, задобрить Бога очередной каменной церковью. Нет, этого ничего не хотел Борис! Он хотел одного – быть верным Христу и оставаться вдали от политической борьбы.

Набравшись сил, княжич вышел в круг перед воинами и сказал:

– Братья! Я не буду бороться за престол! Мое место – здесь, на границе – защищать Отечество!

И Бориса бросили! С ним осталась только горстка верных слуг, которые готовы были пойти за ним на смерть. Остальные воины ушли – принимать присягу новому правителю. Это были люди которые умели только воевать. Без разницы – с кем и во имя чего.

Прошло несколько дней. Отряд продолжал нести дозор. Ночью, обойдя посты, Борис вернулся в палатку и стал читать молитвы перед сном. Ему уже доложили, что где-то неподалеку кружит отряд, высланный Святополком для убийства. Помолившись, он уснул, но проспал недолго. На улице уже серело. Княжич позвал походного священника, и они стали творить утреннее правило. Вдруг за стенками шатра послышался шепот. Миг – и в палатку с треском ворвались четверо вооруженных палачей. Бориса пытались защитить слуги, но все они были тут же убиты.

Четыре раза тело Бориса пронзили копьями насквозь, но даже после этого он был еще жив. Истекая кровью, святой выбежал из шатра и увидел, как люди Святополка добивают оставшихся воинов. Мученик упал на колени и из последних сил произнес:

– Слава Тебе, Господи, что дал испить мне эту чашу до дна!

Потом обратился к убийцам:

– Заканчивайте скорей то, что вам поручено! И да будет мир брату моему и вам!

Когда его погрузили на телегу, он был уже мертв. Но во избежание сомнений, убийцы дважды пронзили сердце Бориса. После возвращения в Киев его похоронили тайком ото всех, справедливо полагая, что такое варварское злодеяние вызовет возмущение народа и подмочит репутацию князя. Так оно и произошло – слух об убийстве распространился очень быстро и дошел до других сыновей Владимира. Узнал о трагедии и Глеб.

…Младшего из святых мучеников убили по дороге в Киев. Ему было отправлено письмо с просьбой срочно явиться в столицу. Старший брат Ярослав долго отговаривал Глеба от этой поездки, но тот не верил, что у Святополка поднимется рука совершить второе убийство. Зато сам Святополк думал иначе – он считал, что Глеб будет мстить за брата, и хотел решить эту проблему раз и навсегда. Навстречу Глебу он послал самых жестоких головорезов, которые только имелись в его команде. Они и выследили Глеба в пяти верстах от Смоленска, когда тот плыл вниз по Днепру в своей ладье. Но княжескую кровь проливать они не рискнули: убил княжича его собственный повар, которому посланцы Святополка пообещали сохранить жизнь. Совершив преступление, убийцы закопали тело мученика на берегу Днепра, положив в простой деревянный ящик.

Кроме Бориса и Глеба от рук Святополка погиб еще один брат – Святослав. Его с семерыми сыновьями зарубили, когда он прятался в Карпатах. Но братоубийце не судилось долго княжить в Киеве – против него выступил брат Ярослав, позже получивший прозвище Мудрый. Братья несколько раз выбивали друг друга из Киева, пока Святополк окончательно не сошел с исторической арены. Летописи даже не указывают точного места его смерти.

После своего утверждения на Киевском престоле Ярослав разыскал останки святых братьев и положил их в специально построенном храме. Но до наших дней он не сохранился, поскольку был разрушен ордами Батыя. Во время татаро-монгольского ига пропали и сами останки святых мучеников. Трижды предпринимались попытки их найти, но все они оказались безрезультатными.

Князья Борис и Глеб были канонизированы почти сразу после своей кончины – в 1072 году. Летописи полны рассказами о чудесах исцеления, происходивших у их гроба. Известны также случаи, когда святые братья являлись перед решающими сражениями и благословляли полководцев (например, они поддержали Александра Невского в битве со шведами). Но больше всего Церковь чтит братьев за то, что они показали пример мужества перед лицом страшного выбора – либо умереть самим, либо стать убийцами собственного брата, пусть даже и такого, каким был Святополк.

Так, святые братья вошли в вечность, исполнив, пожалуй, самую трудную заповедь Христа: «…любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Специально для подвига Бориса и Глеба наша Церковь определила новый чин святых – страстотерпцы. То есть – претерпевшие безвинные страдания, но простившие своих гонителей, и встретившие смерть с христианским смирением.

Автор Александр Моисеенков

Просмотров: 319

Биография

По начальной Киевской летописи, он рождён от болгарыни и при втором разделе земель получил в удел Ростов, которым до того владел его старший брат Ярослав. Раньше, как видно из прибавлений к некоторым спискам летописей, бывших в руках у В. Н. Татищева, Борису был дан Муром. Второй раздел произошёл около 994—996 гг. С этого времени до 1015 года в летописях о Борисе нет никаких упоминаний.

Убийство, канонизация и почитание на Руси

Основная статья: Святые Борис и Глеб

В 1015 году заболел его отец Владимир Святославич, и Борис был призван в Киев. Вскоре по его прибытии стало известно о вторжении печенегов, и отец послал его с дружиною для отражения их. Борис нигде не встретил печенегов и, возвращаясь обратно, остановился на реке Альте. Здесь он узнал о смерти отца и о занятии великокняжеского стола сводным братом Святополком. Дружина предложила идти на Киев и овладеть престолом, но Борис не хотел нарушать святости родовых отношений и с негодованием отверг это предложение, вследствие чего дружинники отца покинули его и он остался с одними своими отроками.

Между тем Святополк, который, извещая Бориса о смерти отца, предлагал быть с ним в любви и увеличить его удел, отправил Путшу и вышегородских бояр для убиения брата: симпатии к Борису народа и дружины делали его опасным соперником. Путша с товарищами пришёл на Альту, к шатру Бориса, ночью на 24 (30) июля; услыхав пение псалмов, доносившееся из шатра, Путша решился обождать отправления Бориса ко сну. Едва только последний, вдвойне опечаленный и смертью отца и слухами о злодейском намерении брата, окончил молитву и лёг, как ворвались убийцы и копьями пронзили Бориса и его слугу венгра Георгия, пытавшегося защитить господина собственным телом. Ещё дышавшего Бориса убийцы завернули в шатёрное полотно и повезли. Святополк, узнав, что он ещё жив, послал двух варягов прикончить его, что те и сделали, пронзив его мечом в сердце. Тело Бориса тайно было привезено в Вышгород и там погребено в церкви св. Василия. Борису было около 25 лет.

Позже он вместе с братом Глебом был канонизирован.

Дискуссия о достоверности общепринятой версии

Ф. А. Бруни Убиение Бориса.

В 1834 году профессор Санкт-Петербургского университета Сенковский, переведя на русский язык «Сагу об Эймунде», обнаруживает там, что варяг Эймунд вместе с дружиной был нанят Ярославом Мудрым. В саге рассказывается, как конунг Ярислейф (Ярослав) сражается с конунгом Бурислейфом, причём в саге Бурислейфа лишают жизни варяги по распоряжению Ярислейфа. Одни исследователи предполагают под именем «Бурислейфа» Бориса, другие — польского короля Болеслава, которого сага путает с его союзником Святополком.

Затем некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддержали гипотезу, что смерть Бориса «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Также историографы и историки, начиная с С. М. Соловьёва предполагают, что повесть о смерти Бориса и Глеба явно вставлена в «Повесть временных лет» позже, иначе летописец не стал бы снова повторять о начале княжения Святополка в Киеве.

Примечания

  1. Назаренко А. В. Борис и Глеб // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003. — Т. VI : «Бондаренко — Варфоломей Эдесский». — С. 44. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  2. Поппэ А. В. Земная гибель и небесное торжество Бориса и Глеба // Труды Отдела древнерусской литературы. — СПб.: Д. Буланин, 2003. — Т. LIV. — С. 309—312.
  3. Войтович Л. В. Генеалогія династій Рюриковичів і Гедиміновичів. — К., 1992. — С. 24.
  4. Пчелов Е. В. Рюриковичи. История династии. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 80.
  5. Евтушенко С. А. Убийство сыновей Владимира Святого: Борис, Глеб, Святослав / Под ред. С. В. Перевезенцева. — М.: Социально-политическая МЫСЛЬ, 2008. — С. 12.
  6. Христианство: Энциклопедический словарь.— Т. 3.— М., 1998.— С. 715
  7. 1 2 3 4 Рудаков В. Е. Борис Владимирович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. Сага об Эймунде Хрингссоне // Мифы и легенды народов мира. «Сказки», проект ИД «Провинция» Архивная копия от 18 мая 2008 на Wayback Machine
  9. «О. Головко, слідом за М. Ільшим та А. Грабським, на підставі саги про Еймунда дуже сміливо відніс смерть Бориса до справи рук варягів, надісланих Ярославом Мудрим у 1017р.»
    Леонтій Войтович. Князівські династії Східної Європи (кінець IX — початок XVI ст.): склад, суспільна і політична роль. Історико-генеалогічне дослідження. — Львів: Інститут українознавства ім. І.Крип’якевича, 2000. — 649 с. (ISBN 966-02-1683-1) (Розділ третій. РЮРИКОВИЧІ. ПЕРСОНАЛЬНИЙ СКЛАД) (укр.)
  10. И. Н. Данилевский: Ярослав, Святополк и летописец. Из книги: И. Н. Данилевский, Древняя Русь глазами современников и потомков (IX—XII вв.) — М.: Аспект-Пресс: 1999.
  11. Суздальский парадный топор 11 века оказался «княжеского рода»
  12. Институт археологии. Новости

Литература

Святые Борис и Глеб на Викискладе

  • Головко А. Б. Древння Русь и Польша в политических взаимоотношениях X первой трети XIII вв. — К., 1988. 135с.
  • Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  • Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
  • Ильин Н. И. Летописная статья 6523 года и её источник. Опыт анализа. — М., 1957. 230 с.
  • Grabski A.F. Bolesław Chrobry. — Warszawa, 1964. 356 s.
  • Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  • Войтович Л. В. Князівські династії Східної Європи (кінець IX — початок XVI ст.): склад, суспільна і політична роль. Історико-генеалогічне дослідження. — Львів: Інститут українознавства ім. І.Крип’якевича, 2000. — 649 с. — ISBN 966-02-1683-1. (укр.)
  • Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.: Молодая гвардия, 2004. — 583 с. — (Жизнь замечательных людей: Серия биографий; Вып. 1008 (808)). — 6000 экз. — ISBN 5-235-02435-4.
  • Карпов А. Ю. Владимир Святой. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Молодая гвардия, 2004. — 454 с. — (Жизнь замечательных людей: Серия биографий; Вып. 1114 (914)). — 5 000 экз. — ISBN 5-235-02742-6.
  • Рудаков В. Е. Борис Владимирович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

> Ссылки

  • Борис Владимирович. проект «Хронос». Проверено 18 декабря 2013.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *