Боюсь смерти, что делать?

Как научиться не бояться смерти?

Слово архимандрита Маркелла (Павука), духовника Киевских духовных школ.

Пока мы молоды и у нас ничего не болит, пока мы в расцвете душевных и телесных сил, мы не думаем о смерти. После же 40, 50 или 60 лет смерть через болезни и скорби все чаще и чаще напоминает о себе. И приближение её многих весьма страшит. Нынешний праздник Успения Пресвятой Богородицы научает нас помнить о смерти и одновременно не бояться её, ибо она является лишь сном, переходом из этой временной в вечную жизнь. Но для того чтобы смерть стала для нас не страшной и мучительной, а спокойной, безболезненной и непостыдной, необходимо выполнить ряд условий.

Кого гложут обиды; кто терзается совестью из-за нераскаянных грехов; у кого есть какие-то грубые привычки, выматывающие и его, и окружающих; кто совершенно не видит своих недостатков, а только грехи окружающих, и вместе с тем постоянно их укоряет и осуждает – со всем этим при содействии Божием необходимо расстаться. Существенной помощью в таком случае станет молитва, Исповедь, Причастие и милостыня.

Люди постарше стараются прислушиваться к этим советам и, пользуясь временем, как можно больше пребывают в молитве, не забывают дорогу в храм Божий, стараются всех любить и всем послужить. А те, кто моложе, не любят останавливать своё внимание на грядущем часе смертном, ибо это мешает им наслаждаться жизнью в свое удовольствие. Однако парадокс в том, что этим самым они как раз больше всего укорачивают свою жизнь, не будучи способными сохранить семью, правильно воспитать детей, быть добрыми и великодушными в отношениях с окружающими.

Если мы хотим наследовать вечную жизнь в Царстве Небесном, то уже сейчас мы должны приучить себя жить вечностью. Что ни делает такой человек, он делает старательно, с любовью и на века; с кем бы он ни повстречался в жизни, воспринимает его как Ангела, посланника Божьего и старается ничем не обидеть и не огорчить. Даже к своим недоброжелателям и врагам он относится как к орудиям Божиим, призванным смирить его гордыню.

Во времена правления императрицы Екатерины Великой за противление ее политике секуляризации был жестоко осужден митрополит Ростовский Арсений (Мациевич). Его лишили архиерейского сана, заточили в Ревельскую крепость, даже замуровали дверь камеры, оставив маленькое окошко для передачи скудной еды. Чтобы никто не знал, что в месте заточения находится бывший архиерей, его переименовали в Андрея Враля. В этом суровом месте святитель встретил свою кончину. Когда разобрали двери камеры, чтобы предать останки погребению, то все были поражены его мирным, спокойным видом, а на стене им был нацарапан стих из псалма: «Благо, яко смирил мя еси» (Пс. 118:71).

Обычный человек в таких условиях быстро бы сошел с ума, а для святителя, поскольку он жил вечностью, это невольное жилище послужило во спасение души. Ощущение вечности преодолело в нем животный страх смерти.

Ныне темп жизни все более и более ускоряется, но, несмотря на все научные технические достижения, мы мало что успеваем сделать в жизни хорошего из-за того, что не стремимся жить вечностью. Некоторые даже не имеют времени, чтобы уделить его самым близким и родным людям: своим детям, друзьям, именно из-за того, что забывают о вечности.

Итак, не будем бояться смерти и, готовясь праздновать Успение Божией Матери, независимо от возраста, вспомним о грядущем смертном часе и постараемся так относиться к родным и близким, друзьям и знакомым, чтобы эти отношения не были сиюминутными и меркантильными, а перешли с нами в вечность. Аминь!

Мысли о смерти, а тем более ее близость делают неважным абсолютно все вокруг. Важные прежде дела кажутся абсолютно бессмысленными, привычные радости перестают приносить удовольствия. Подумай о том, что жизнь подходит к концу и поймешь строки Лермонтова: “И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг, такая пустая и глупая шутка”. Однако, у некоторых людей, реакция на смерть совсем иная. Они готовы встретить её достойно и сдержанно, ждут её, как важное и светлое событие. Неужели эти люди знают какую-то тайну?

Разгадка тайны доступна каждому, кто откроет Евангелие. Бессмертие души открывает другую жизнь, без страданий и болезней. Православные ждут её, как освобождения. А тяжелая болезнь – прямая и быстрая дорога к Вечности. В молитвенных прошениях звучит просьба о непостыдной, мирной кончине, а также о том, чтобы смерть не застала врасплох. Верующий человек перед смертью хочет покаяться, попросить прощения у близких, простить давние обиды. Когда каждый день на счету, человек по настоящему ценит время. Каждое мгновение наполнено смыслом.

Тяжелобольные пациенты, которые знают о том, что их болезнь исчерпала жизненные силы организма и конец близок, проходят крайне важный жизненный этап. Об этом написала создательница теории психологии умирающих, американский психолог Элизабет Кюблер-Росс. В её работе, которая описывала состояние терминальных пациентов, смерть представлена стадией личностного роста. Люди, которые не имеют надежды на выздоровление, переживают целый спектр эмоций: гнев, отчаяние, страх, растерянность. В итоге, эти переживания увенчиваются принятием своего состояния, смирением. Люди, которые прожили успешную жизнь, добились известности и признания, самым результативным периодом жизни называют те несколько месяцев, которые наступили после того, как был озвучен страшный диагноз.

Лишь перед смертью человек способен осознать всю тайну жизни и умирания, познать глубину этого смысла. Результаты исследования настолько поразили доктора, что она призналась, что “не хочет лишиться периода роста личности, который приносит с собой терминальная болезнь”. В этом исследовании, хоть оно было проведено светским специалистом, много христианского – смерть представлена входом в жизнь вечную.

Всё это в очередной раз подчеркивает то, что пациент с терминальной стадией заболевания обязан знать о своем состоянии. Деонтологические принципы советской медицины рекомендовали врачу скрывать настоящий диагноз. Во многих случаях это приносило негативный результат – пациент терял серьезное отношение к диагнозу, тем самым ухудшая прогноз. Если реальная картина озвучена пациенту в правильной обстановке, с вниманием и участием – он примет это. В той стадии, когда смерть близка, от врача требуются не столько медицинские знания, сколько умение сострадать, сочувствовать, любить.

Лучше всех о смерти и готовности к ней говорит митрополит Антоний Сурожский. Более пятнадцати лет врачебной практики, в частности, военным хирургом позволили будущему священнослужителю увидеть, как по разному уходят люди. Умирающему человеку страшно быть одному. Близкие и родные военнослужащих были далеко от линии фронта. Будущий митрополит проводил ночи напролет у постели тех, кто утром уже не просыпался. Ощущение присутствия делало этот уход легким, спокойным. По окончании медицинской карьеры, он помогал умирающим приступить к Таинствам, исповедовал их. Наставлением для тех, кто ухаживает за близким человеком, его слова: “Каждый умирающий в таком положении, когда какая бы то ни была черствость, безразличие или желание “наконец бы это кончилось” — невыносимы”.

Человек имеет право встретить смерть достойно. Важно не упустить момент и приобщиться к Таинствам Покаяния и Причастия. Задача близких в этот момент – показать человеку, что он не один. Окружив искренней заботой и любовью, они сделают этот этап жизни подготовкой не к смерти, а к вечной жизни.

Все люди умирают, никто не знает, когда именно это случится. Впервые это осознание приходит из сказок и реальной жизни примерно в 3 года. Открытие травмирует и шокирует ребенка. При помощи родителей, окружающих, естественного взросления страх понемногу отступает, мы смиряемся с неизбежным. Но некоторые люди всю жизнь мучаются страхом смерти. Почему это происходит, и как бороться – давайте разберемся.

Страх смерти: норма или патология

«Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус», – писал А. М. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита».

Осознание собственной смертности приходит в среднем в 4-5 лет, смертности других – в 3 года. Сначала ребенок реагирует гневно, кричит, что он никогда не умрет, требует от родителей такого же обещания. Постепенно он свыкается с этой мыслью, но так происходит не всегда.

Страх смерти – третий по популярности запрос у психотерапевтов. Частота обращений усиливается после глобальных трагедий, терактов, громких смертей молодых знаменитостей. Осознание смерти, конца пути ощущается очень остро, если смерть буквально дыхнула в спину.

Страх смерти – комплекс негативных переживаний и тревог, вызванный осознанием конечности жизни своей и своих близких. Цель переживаний – сохранение жизни. Это базовый страх, который обуславливает выживание человека. Здоровый страх смерти должен быть.

Полное бесстрашие, рискованное и опасное поведение, напротив, является признаком патологии. Здоровый страх связан с инстинктом самосохранения. Например, мы смотрим по сторонам, когда переходим дорогу, или избегаем рискованных поступков типа прыжка с парашютом, потому что боимся смерти.

О патологическом страхе можно говорить, если человек здоров, молод, его безопасности ничего явно не угрожает, но при этом присутствует постоянный страх смерти.

Ярко выраженные признаки фобии:

  • невозможность переходить дорогу даже по пешеходному переходу;
  • проблемы со сном;
  • постоянное прохождение медицинских обследований, после которых страх не стихает независимо от результата;
  • постоянная тревога, переживания, иррациональные мысли и действия, ощущение нависшей опасности.

Страх выходит из-под контроля, человек становится его заложником. Сохранение безопасности доходит до абсурда, принимает разные формы вплоть до социальной изоляции. Жизнь ли это? Нет, существование в самостоятельно созданной тюрьме. О смерти нужно помнить, но воспринимать ее как стимул к большей активности, скорейшему воплощению в жизнь всех идей, пониманию ценности и ограниченности жизни.

Причины страха

Причины патологического страха смерти:

  • Психологическая травма, вызванная собственной тяжелой болезнью, смертельной опасностью, болезнью или смертью близкого человека.
  • Страх потерять контроль над ситуацией, патологическое желание все контролировать.
  • Неудовлетворенные потребности и желания. Иногда страх смерти вызван страхом не успеть что-то сделать, попробовать, сказать. Подумайте прямо сейчас, о чем бы вы больше всего жалели, если бы умерли. Так что вам мешает сейчас избавиться от этого сожаления: пробовать, говорить, делать? Начните реализовывать все свои мысли и понаблюдайте, будет ли страх стихать.
  • Внутренняя пустота, ощущение бессмысленности и бесполезности жизни.

Причины страха могут лежать еще глубже, быть вызваны недоверием к миру и неуверенностью в себе. Из недоверия рождается страх болезни, одиночества, инвалидности, ненужности, перемен, неизвестности. Неуверенность в себе говорит человеку, что он не справится с трудностями, а потому они убьют его.

Убеждение «я слабее обстоятельств» формируется в детстве. Его корни – авторитарное воспитание, травля со стороны других детей. Восприятие себя как слабого, неспособного формируется у того ребенка, который не мог защитить, оправдать себя, и помочь ему в этом тоже никто не мог.

Человек вырастает, но сохраняется бессознательная установка. Индивид не понимает, что он уже не тот ребенок – может справиться с любой ситуацией. Попробуйте вспомнить, не было ли у вас подобного опыта. Не сделали ли вы слишком широкое обобщение на основе одного детского случая? Пересмотрите ситуацию взрослым объективным взглядом, придите к новым выводам и установкам.

Как избавиться от страха смерти

Страх смерти тесно связан со страхом старения, причем в последние годы люди озабочены этим все больше. Повальное желание продлить молодость и избежать старения вызвано искаженным отношением к периоду старости. Теперь она воспринимается не как этап мудрости, времени для себя, заслуженного и спокойного отдыха, а как неизбежная изоляция, бессилие, слабоумие, ненужность, бедность и т. д. Люди в целом стали больше бояться.

Важно понять, что старение зависит исключительно от самого человека. В ваших силах прямо сейчас начать следить за физическим и психическим здоровьем, всесторонне развиваться, вести активную жизнь. В ваших силах найти уже сейчас или непосредственно после выхода на пенсию дело для души. Некоторые современные пенсионеры лихо освоили ютуб, инстаграм и прочие социальные сети. А кто-то по старинке вяжет, шьет, поет, объединяется с другими пенсионерами.

Всем людям нужно найти яркую цель в жизни, стимул, смысл. Найдите и вы то, что заставит очень сильно захотеть жить. Поверьте, все люди допускают мысли о смерти, несчастном случае, но они постоянно строят планы и стремятся к их реализации.

Важно также понять, что не все поддается нашему контролю. Мы можем разумно обезопасить себя, быть способными преодолеть трудности, но мы, например, не влияем на погоду, стихийные природные явления или другие обстоятельства. Многим девушкам страшно возвращаться поздно домой, но они делают максимум того, что от них зависит: носят средство защиты, ищут сопроводительную компанию, внимательно присматриваются к окружающим и т. д.

Танатофобия (страх смерти) лечится противотревожными препаратами и психотерапией. На сеансе все внимание направлено на выявление и устранение травмы, вызвавшей страх, а также на выработку рационального мышления:

  • смерть – естественная часть жизненного цикла;
  • не все поддается моему контролю, но я могу совладать с трудностями;
  • то, что мне подвластно, я разумно контролирую;
  • я здоров, молод, нет явной угрозы жизни;
  • боясь смерти, я пропускаю жизнь;
  • я должен жить так, как хочу и могу, реализовать задуманное, следовать своему смыслу.

Повторяйте эти тезисы ежедневно, не забывайте о других рекомендациях из статьи, и скоро ваш страх ослабнет, станет рациональным. Если самостоятельно побороть проблему не получается, обратитесь к психотерапевту.

Смерть – это не конец жизни, это одна из ее неотъемлемых частей. И едва ли ее можно назвать финальной, если при жизни вы будете активны, оставите частичку себя в каком-то деле, детях, внуках. А тело у всех неизменно увядает, такова суть природы.

Умирать не страшно. Как научиться не бояться смерти

Можно ли создать позитивное отношение к смерти? Как меняется умирающий человек? Своим взглядом поделился врач Московского многопрофильного центра паллиативной помощи Эдуард Ахметов.

Простое счастье

Юлия Борта, «АиФ»: Эдуард Равилович, меняются ли у людей представления о жизни и счастье, когда они оказываются у последней черты?

Эдуард Ахметов: Ещё святой Августин писал, что «только перед лицом смерти по-настоящему рождается человек». Думать, что мысли о смерти введут человека в депрессию, уныние, приведут к саморазрушению, неправильно. Смерть придаёт смысл жизни. У меня лежал пациент, который не мог пить из-за постоянной неукротимой рвоты. Как-то он подошёл ко мне со словами: «Я знаю, что мне немного осталось. И всё, что у меня есть, я бы отдал за один глоток холодной газировки, чтобы ощутить её вкус». Был июль, стояла жара. И неизвестно, у кого большая метаморфоза произошла — у пациента или у меня. Когда я подумал, что могу сейчас после работы пойти и купить большую бутылку этого напитка (хотя не особенно его люблю), выпить и при этом чувствовать себя недовольным жизнью, обиженным. Самое худшее — быть неблагодарным. Зачастую мы ценим что-то, только когда стоим перед угрозой потери этого.

В состоянии приближённости к последнему дню происходит внутренний рост человека. Люди начинают понимать истинную цену любви близких по отношению к ним и сами начинают её проявлять. А по жизни мы все испытываем дефицит этого. В центре паллиативной помощи нередко встречаешь довольно радостные лица. Это место, где ценят каждый день жизни и простые радости больше, чем где-либо. Где приходит осознание, что оставшуюся жизнь можно потратить на более ценные, несгораемые вещи. Например, на то, чтобы кого-то простить, попросить прощения самому. Что человек никогда бы не сделал, не окажись в таком состоянии.

Были пациенты, которые говорили парадоксальные вещи — что они благодарны болезни. Причём говорили простые люди. Я с этим сталкивался не только здесь. Больше 30 лет проработал в реанимации. И много раз видел, когда люди возвращались после тяжёлой болезни сильно изменившимися. Но точно так же личностный рост произойдёт, если мы будем думать об этом.

— А вас работа тоже изменила? Как удаётся врачам сохранять милосердие, не очерстветь, когда ты не спасаешь, а, наоборот, провожаешь почти каждый день?

— Увы, милосердие и сочувствие в обычной жизни в дефиците. Мы не чувствуем порой даже близких. Да и себя-то не чувствуем, свои потребности и желания, будучи в постоянной суете и гонке. А здесь, где лежат умирающие пациенты, чувство эмпатии обостряется и у врача, и у пациентов. Захожу в палату утром в неважном настроении. Меня пациенты спрашивают: «Доктор, как вы себя чувствуете? А чего-то вы какой-то расстроенный? Да посмотрите — на улице солнышко. Вы устали, наверное? Конечно, в таком месте работать не сахар… А дома-то нормально всё?» И тут мне становится так стыдно, не по себе. Вроде я должен сочувствовать и поддерживать, а получаю слова утешения и поддержки от них. Видимо, обратная связь, которую мы получаем, работая с такими пациентами, компенсирует трудности работы.

А вообще, действительно, по-другому начинаешь относиться к людям и своей жизни. Начинаешь ценить близких, меньше размениваться по мелочам, больше понимаешь, что ценно, важно, а что — второстепенно, необязательно. Думаете, у меня так всегда получается? Нет, конечно. Так же из-за мелочей расстраиваюсь. Многие здесь становятся верующими — и врачи, и пациенты. Поддерживает и даёт ответы только вера.

Трудные вопросы

— Столкнувшись с тяжёлой болезнью, многие люди начинают задавать вопросы «За что?», «Почему я?»…

— Такое чувство отчаяния и несправедливости обычно возникает на первом этапе, когда человек или его близкие узнают о неотвратимом диагнозе. Иногда пациенты обвиняют родных в том, что заболели. Но сама постановка вопроса «За что?» и «Почему?» неправильна. Можно только пытаться найти ответ на вопрос: «Для чего?» Для чего эта ситуация дана самому пациенту и его близким? После смерти мы рассчитываем на милость и милосердие, прощение, а не на то, что нас будут судить по справедливости. Милосердие и прощение выше справедливости. А люди уповают именно на справедливость — «За что?» Надо смотреть выше. Некоторые верующие вообще считают: заболевание раком — это милость Божья. Когда удаётся пациента переориентировать на самое важное, это тоже даёт поддержку в нашей работе.

— А стоит ли лечить людей с онкологией на последних стадиях?

— Специализированное лечение онкологии — химиотерапия и прочие методы — в хосписе действительно прекращается. Ввиду его бесполезности, неэффективности, вредности, токсичности и только ухудшения состояния и качества жизни пациента. Остаются методы обезболивания. Ведь если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. Это бывает сложно осознать и принять пациенту и его родственникам. Надо уметь сказать «стоп». Это непросто. Как говорил один мой друг-хирург, самая лучшая операция — та, от которой смог отказаться. Сложнее всего, когда пациенты и родственники не смиряются, продолжают настаивать на лечении. Отчасти из-за чувства вины: недоглядели, не вовремя обратились к врачу. Или начинают поиск виновных среди врачей — мол, просмотрели, не хотят лечить, опустили руки и т. д. Приходится объяснять, что наши возможности, к сожалению, ограниченны. И лечить дальше — это делать вид, что лечишь. Лучше побыть с близким человеком, погулять, чем тратить время на консультантов, поиски лекарств и т. д. Они бесполезны. Это надо принять.

— Надо ли сообщать пациентам и родственникам правду, сколько человеку осталось?

— Я долго не знал, как ответить на этот вопрос. Врать или правду сказать? Потом попробовал задавать такой контрвопрос: «А зачем вам это знать?» Некоторые, смутившись, задумывались: «Доктор, а действительно, зачем? Лучше не надо». А другие разумно начинали рассказывать, что им нужно успеть отдать последние распоряжения, кому-то книжку дописать, верующим исповедаться и причаститься. Вполне реальные планы. В таком случае я могу честно сказать пациенту примерные сроки.

Кстати, я пришёл к выводу, что чем более насыщенно человек прожил жизнь, чем больше успел реализовать, тем ему легче расставаться с ней. Самое страшное, когда больные говорят: «Я понял, что не свою жизнь прожил». И вот здесь слова утешения найти очень сложно. Человек так сильно зависел от мнения окружающих, поступал так, как от него ждали, а не как он сам хотел. Всё время забывал о себе или отодвигал это на второй план. И вдруг такой диагноз. Он понимает, что отодвигать некуда, а он своей жизнью так и не жил. Вот почему так важно прислушиваться к себе.

— К больным с онкологией бывает предвзятое отношение — страх, нежелание обсуждать. Многие думают: лучше умереть от инфаркта, чем от рака.

— Мы сталкиваемся с человеком, который понимает, что уходит. Да, всех нас каждый день приближает к этому. Но когда сроки более-менее понятны, говорить сложно. Начать утешать: «Ну ты давай, держись, может быть, всё получится», «Тебя обязательно вылечат, найдут способ» и т. д.? Но ты же понимаешь, что говоришь неправду. И сам в это не веришь. А быть искренним с таким человеком очень сложно. Избегать этих тем? А в глазах-то всё равно эти вопросы… Какой выход? Не видеть в болезни трагедию, ужас и кошмар. Не думать, что все эти люди несчастны. За всем этим стоит собственный страх смерти. Если я его внутри себя преодолел, мне не страшно. И не будет этого лицемерного общения с человеком, таким же смертным, как я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *