Божья матерь знамение

Икона Божией Матери «Знамение» молитва

О, Пресвятая и Преблагословенная Мати Сладчайшаго Господа нашего Иисуса Христа! Припадаем и покланяемся Тебе пред святою чудотворною иконою Твоею, воспоминающе дивное знамение Твоего заступления, Великому Новуграду от нея явленное во дни ратнаго на сей град нашествия. Смиренно молим Тя, Всесильная рода нашего Заступнице: якоже древле отцем нашим на помощь тогда ускорила еси, тако и ныне нас немощных и грешных Твоего Матерняго заступления и благопопечения сподоби. Церковь святую утверди, град Твой и всю страну нашу православную и всех нас, припадающих к Тебе с верою и любовию и умиленно просящих со слезами Твоего заступления, помилуй и сохрани. Ей, Госпоже Всемилостивая! Умилосердися на ны, обуреваемыя грехми многими, простри ко Христу Богу Богоприимнеи руце Твои и предстательствуй за нас пред благостию Его, просящи нам прощения прегрешений наших, благочестнаго, мирнаго жития, благия христианския кончины и добраго ответа на страшнем суде Его, да спасаеми всесильными Твоими к Нему молитвами, блаженство райское унаследуем, и со всеми святыми воспоем Пречестное и Великолепое имя Достопокланяемыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и Твое велие к нам милосердие во веки веков. Аминь.

Канон иконе Божией Матери «Знамение»

глас 6

Песнь 1

Ирмос: Волною морскою Скрывшаго древле гонителя мучителя – под землею скрыша спасенных отроцы; но мы, яко отроковицы, Господеви поим, славно бо прославися.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Да радуется радостию Божественною множество Новаграда днесь, зряще теплую Заступницу, странну победу дарующу на противныя, и да поет Божественными песньми.

Слава: Якоже лествицу превысоку, зрим днесь икону Твою, Дево Всенепорочная, юже сопротивнии зряще, конечней слепоте предашася, мы же, к ней верне взирающе, от бед избавляемся.

И ныне: В Рождестве тли не приимши, тления всех нас, Дево, измени, печали уставляющи матерним пременением, Богорадованная.

Песнь 3

Ирмос: Тобою, Христе, Небеса утверждаема вся, Слово Божие и сила, исповедают славу неизреченну и вседетельныя руки Твоея сотворения, несть бо пресвят, разве Тебе, Господи.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Яко звери, устремившеся на стадо Твое, Пречистая, но Ты тех челюсти сокруши и сих немощны до конца показа.

Слава: Общаго Пастыря, Владыку Христа рождши, Дево неискусобрачная, Тому молися настоящаго гнева избавити нас и противных обстояния, Владычице.

И ныне: Милостивая, Милостиваго рождши Спаса, виждь озлобление и воздыхание людей Твоих, ускори, Пречистая, и ущедри ны.

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне:

Седален, глас 8-й

Яже древле пророки проповедася, Дверь Небесная, Неопалимая Купина, Свещник Многосветлый, Златая Кадильница, Ручка и Жезл преславно днесь чудному святителю является, народом дерзати повелевает и дивную победу показует. Темже благодарная Той возопиим: Дево Богородительнице, моли Христа Бога грехов оставление даровати нам; Тебе бо имамы надежду, раби Твои.

Песнь 4

Ирмос: Удивися Твой разум от мене, услышавшу преславная веления смотрения Твоего, укрепися же возлюблением Твоего схождения, Ты бо моея нищеты не отверглся еси.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Почитающий Тя град, Пречистая, и по долгу славящий, ограждай от безбожных, Чистая, иноплеменник, Ты бо тому, Пречистая, богатство неотъемлемо еси, покров же и слава.

Слава: Мнящиися, якоже древле Иерихон, разорити град Твой, Пречистая Мати Слова, сами конечней погибели предашася силою из Тебе Воплощеннаго, Владычице.

И ныне: Призри, Чистая, спаси поющия Тя, потребитися хотяща от сопротивных, темже нашедшаго прещения избави, Богородительнице.

Песнь 5

Ирмос: Союзом любве связуеми, апостоли, владычествующему всеми себе Христу возложше, красны ноги очищаху, благовествующе всем мир.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Теплая заступница к Тебе прибегающим и ненадеющимся надежда, виждь озлобление людей Твоих и подаждь помощь, Пречистая.

Слава: Иже огнь рождшая Божественный, Дево, противных, Пречистая, молитвою Твоею огнем попали, яко Мати сущи Зиждителя, Всепетая.

И ныне: Чистая Богоневесто, недоуменныя люди ущедри матерними Твоими мольбами и яже на ны противных обстояния разори вскоре молитвами Твоими.

Песнь 6

Ирмос: Ят бысть, но не удержан в персех китовых Иона: Твой бо образ нося, Страдавшаго и погребению давшагося, яко от чертога, от зверя изыде. Приглашаше же кустодии: хранящии суетная и ложная, милость сию оставили есте.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Избави ратных нашествия рабы Твоя, Пречистая, и не предаждь до конца погибнути наследию Твоему, Всепетая, но силою из Тебе Рожденнаго противныя низложи.

Слава: Многосогрешших Тебе не презри, но приим мольбу Матере Твоея о нас, Щедре, да не похвалятся сопротивнии, – где есть Бог их? – глаголюще, но да разумеют вси, яко Ты, Избавитель, с нами еси.

И ныне: Ныне помощи прииде время, ныне пременения потреба, Чистая. Молися Сыну Твоему и Богу, яко да ущедрит согрешившия и належащаго гнева избавит.

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне:

Кондак, глас 4-й

Честнаго образа Твоего знамение празднующе людие Твои, Богородительнице, имже дивную победу на сопротивныя граду Твоему даровала еси. Темже Тебе верою взываем: радуйся, Дево, христиан похвало.

Икос

Разреши тьму моих согрешений, во уме моем лежащую, и Твоим мя светом просвети, Дево, яко да возмогу Тебе похвалу принести, Юже Отец восхвали, и Дух Святый осени, Сын же и Слово Божие, вселився и нетленно от пречистою Твоею боку прошед, с человеки поживе. Темже мы, грешнии и недостойнии раби Твои, днесь совершающе священное торжество знамения, бывшаго честною иконою Твоею, еюже преславную победу на противныя граду Твоему даровала еси, и, от всех чудес исполнившеся, вместо благовонных аромат, елико возможно нам, земным, похвальная Тебе приносим, глаголюще: радуйся, Богородице, радосте Ангелов и человеков; радуйся, твердая надежда и покрове граду Твоему; радуйся, яко противныя силою Твоею низлагаем; радуйся, умнаго Солнца Мати, верныя просвещающаго, неверныя же помрачающаго; радуйся, Дево, христиан похвало.

Песнь 7

Ирмос: Неизреченное чудо: в пещи Избавивый преподобныя отроки из пламене во Гробе мертв, бездыханен полагается во спасение нас, поющих: Избавителю Боже, благословен еси.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Воистинну сокровище честно граду Твоему, икона Твоя, Пречистая, даровася, юже и сами зряще, чудеси удивляемся и Сыну Твоему вопием: Избавителю Боже, благословен еси.

Слава: Якоже иногда ниневитяны покаяния ради пощадил еси, Слове Божий, проповедию Ионы пророка, такожде и зде показал еси образом Пречистыя Твоея Матере, Христе, вопиющим: Избавителю Боже, благословен еси.

И ныне: Храм Тя Божий, Владычице, ведуще, во святем храме Твоем руки наша возносим на молитву: виждь озлобление наше и подаждь нам помощь.

Песнь 8

Ирмос: Ужаснися, бояйся, Небо, и да подвижатся основания земли: се бо в мертвецех вменяется в Вышних Живый и во Гроб мал странноприемлется. Егоже, отроцы, благословите, священницы, воспойте, людие, превозносите во вся веки.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Собезначальное Слово отчее, Дево Пречистая, нетленно родила еси и от сосцу питала еси. Того моли, Богородительнице, от обстояния вражия спасти поющия Тя и превозносящия во веки.

Слава: Егоже провиде на Престоле превзятем Исаия, Сего в ложеснах, Дево, вместила еси и нетленно родила еси. Егоже моли спастися рабом Твоим, поющим: дети, благословите, священнии, пойте и превозносите Его во веки.

И ныне: Едина сущи благая, преблагое Слово моли прилежно настоящаго гнева рабом Твоим избавитися, несомненною верою Сыну Твоему поющим: дети, благословите, священнии, пойте и превозносите Его во веки.

Песнь 9

Ирмос: Странствия Владычня и Безсмертныя Трапезы на Горнем месте высокими умы, вернии, приидите, насладимся, возшедша Слова, от Слова научившеся, Егоже величаем.

Пресвятая Богородице, спаси нас.

Милосердым оком свыше призри на град и люди Твоя, Пречистая, иныя бо помощи не имамы, токмо Тебе, Всенепорочная, да Тя вси, Матерь Божию, непрестанно величаем.

Слава: Едина, рождшая Слово воплощенное, Дево Всепетая, приснотекущий источник исцелений изливаеши верою притекающим храму Твоему, Пречистая.

И ныне: Се, раби Твои, вопием Ти, Мати Божия: обычныя милости Твоя на град и люди Твоя милостивно показующи, противных обстояний нас измени, да Тя вси непрестанно величаем.

Светилен

Возжелев Твоея доброты Иисус, Пречистая, в Тя вселися и Тебе заступницу граду Твоему Слово Божие дарова, егоже сохраняй заступлением Твоим присно, яко да Тя ублажаем, пренепорочная Отроковице.

Икона Божией Матери «Знамение»

Новгородская икона Божией Матери «Знамение». XII в. Софийский собор. Великий Новгород Самым древним на Руси образом Божией Матери «Знамение» является новгородская икона, написанная во второй четверти – середине XII века. Но название «Знамение» начинает связываться с ней, как ни странно, только в конце XV столетия, особенно четко – с XVI века, а окончательно закрепляется в XVII. Отмечать праздник иконы 27 ноября стали, по всей видимости, еще до явления ею чуда новгородцам, что случилось 25 февраля 1169 года (1170). В Новгородской первой летописи сообщается, что новгородцы одолели суздальцев «силою крестною и святою Богородицею», то есть какое-либо наименование с иконой еще не связывается. Икону летописец называет просто «святою Богородицею», без конкретного эпитета. Слово «знамение» тогда по обыкновению употреблялось в том же значении, что и у В.И. Даля: «Знамение – знак, признак, примета; клеймо, тамга, печать; явление природы или чудо для знаменования, доказательства; предвещенье чего-либо».

Этимология слова «знамение» напрямую связана с глаголом «знать». Индоевропейское ĝen – «знать» тождественно ĝen – «рождать, рождаться» и происходит из этого последнего. Именно понятия «рождать(ся)» и «знать» составляют смысл слова «знамение».

Рассмотрим символический и богословский смыслы иконографии образа. При этом не будем забывать об условности языка иконы и о разнице между изображением и изображаемым. И.К. Языкова пишет: «В момент созерцания иконы молящемуся как бы открывается святая святых, внутренняя Марии, в недрах Которой Духом Святым зачинается Богочеловек». Подчеркнем это «как бы». С такой оговоркой одно из значений круга, в котором изображен Эммануил, следует понимать и воспринимать как символ откровения. Но все-таки откровения – Божественного знамения. И хотя нам открывается самое сокровенное, тем не менее это только первая ступень беседы иконы с нами, когда знамение есть «предвещение чего-либо». На второй ступени Богородица, зная Спасителя еще до Рождества, еще во чреве, рождает – на иконе как бы извечно отправляет – Богомладенца в мир для спасения рода человеческого.

Икона Божией Матери «Знамение». Кон. XVI в. Собрание П.Д. Корина Руки Богородицы воздеты к небу, они распахнуты навстречу Тому, Кто выше всей вселенной, и в то же время они благословляют молящихся. Это очень древний молитвенный жест: по свидетельству Тертуллиана, руки христианами его времени воздевались и распростирались, «подражая страсти Господней». Молитвенно воздетые руки Богородицы означают также заступничество за людей пред Богом. Надпись на одной из византийских печатей начала XIII века гласит: «Простирая Свои руки и принося заступничество Свое всей вселенной, дай и мне Свой покров, о Пречистая, для того, что я должен совершить». С руками, воздетыми к небу, молился и Моисей во время битвы израильтян с амаликитянами: «И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик; но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной стороны, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца» (Исх. 17: 11–12). Здесь наглядно подтверждается значение всей психофизической стороны моления: мало произносить слова в сердце, не последнюю роль играет поза молящегося и его жесты. Обратим также внимание на тему света и благодати, сопровождающую этот жест. Имя «Аарон» переводится как «гора света», «Ор» – «свет». А руки самого Моисея были «подняты до захождения солнца», то есть руки, поддерживаемые «светами», протягивались к Свету и получали благодать Божию. Точно так же во время литургии перед престолом протягивает руки священник, возглашая: «Горе имеем сердца». Потому можно говорить о каноничности данного жеста, издревле применяемого в литургии, о своеобразной связи через этот жест Ветхого и Нового Заветов.

Богоматерь «Великая Панагия». Ок. 1224 г. ГТГ То же самое заложено в иконографии Богородичного образа «Знамение». И здесь мы видим исполнение Ветхого Завета в Новом. Богомладенец в изобразительном отношении условно, но извечно рождается в мир на его спасение. Потому Он нередко и помещен в мандорле, сквозь круги которой как бы исходят в мир Божественные энергии (опять тема света и благодати, отраженная даже в цвете одежды Эммануила). Мандорла в данном случае выступает в роли знака движения – движения Младенца и света. И когда при осаде Новгорода стрела суздальцев попала в икону и икона отвернулась от нападавших, то суздальцы тем самым лишились света и благодати, а новгородцы, напротив, получили эту благодать для решительных действий и победы над противником. Напомним, что греч. ενέργεια переводится как действующая сила, а знамение, по В.И. Далю, есть знак. Но по греч. знамение – σημειον – это чудесный знак, а не обычный. В новгородской Праздничной минее (ок. второй четверти XIV в.) данное слово в отношении чудотворной иконы употребляется именно в значении «предзнаменование», «чудо». Другое назначение мандорлы в данном случае – подчеркнуть христоцентризм иконы: и концентрическими кругами вокруг Богомладенца – «Свет пришел в мир» (Ин. 3: 19), и своим высоким иерархическим статусом в системе иконописных символов. Простертые из медальона руки Богомладенца в Великой Панагии (от греч. Παναγία – Всесвятая) указывают на проникновение вечности во время, а значит – на упразднение времени, что характерно для православного мировосприятия.

Итак, первый смысл иконы «Знамение» – откровение. Вместе с тем в ней кроется и другое значение: христиане со своей стороны узнают Рождение и приход в мир Спасителя, знают Его и свидетельствуем о Нем как об узнанном. То есть рождение (γέννησις), собственно, и происходит во имя творения (γένεσις), чтобы вернуть творение к Божественному плану: дабы человек стал тварным богом по благодати. Иначе говоря, без разделения и смешения возникает двойственное единство «Бога и меня» – единство, о котором писал в свое время С.Л. Франк. Напомним, что слово «Божество» указывает в богословии на свойство, на природу, а слово «Бог» – на Личность. В качестве сверхвременного или вневременного акта происходит исполнение слов пророка Исаии: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына и нарекут имя Ему Эммануил, что значит: с нами Бог» (Ис. 7: 14; Мф. 1: 23). В XV веке этот текст Исаии приводится не только на иконах пророческого чина иконостаса, как в Успенском соборе Кирилло-Белозерского монастыря, но и служит основой для вольных литературных переложений, в которых по отношению к пророчеству употребляется слово «знамение».

Религиозный опыт молитвенного общения с иконой позволяет обнаружить в себе новое состояние, исполненное Божественных энергий. Для его обозначения подходит греческий термин ένθεος – букв. «наполненный божеством». На это состояние указывают слова Христа: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17: 21). Мы облечены во Христа, а Христос пребывает в нас. В этом случае на личном уровне между Первообразом и человеком при посредстве иконы устанавливается реальная взаимосвязь, а на общественном – икона становится общенародной святыней. Так священной охранительницей Великого Новгорода стал образ именно Божией Матери «Знамение». Эта икона считалась в Византии и на Руси также покровительницей Церкви, чем объясняется частое употребление ее иконографии на печатях монастырей, епархий и митрополий, в люнетах над входом в храм, в конхах апсид. Есть основания для установления связи образа Божией Матери «Знамение» с иконой Благовещения. Если в недрах Марии «Духом Святым зачинается Богочеловек», как богословски верно отметила И.К. Языкова, то это и есть начало исполнения пророчества об Эммануиле: благая весть перешла в стадию своего осуществления. Поэтому Э.С. Смирнова совершенно права, считая изображения на обратной стороне иконы образами Иоакима и Анны, а не апостола Петра и мученицы Наталии, как полагал В.Н. Лазарев с последователями. Тема Боговоплощения – центральная для иконы «Знамение» (поэтому данная иконография и канонична для центра пророческого чина иконостаса). Обе стороны знаменитого новгородского образа с нарастанием содержания свидетельствуют именно о Боговоплощении. В противном случае теряется богословская связь между аверсом и реверсом этой иконы, что приходит в противоречие практике церковной жизни. Подобная связь присутствовала в подавляющем большинстве выносных православных образов.

Оранта. Фрагмент росписи свода. Вторая половина III в. Катакомбы Каллиста. Рим С иконой «Знамение» непосредственно связан особый чин в честь Матери Божией, получивший название «Чин возношения Панагии». Но мы знаем, что Панагией называется и энколпион – небольшое изображение Богородицы, носимое архиереем на груди поверх облачения, и просфора, из которой на литургии изъята частица в память Пречистой. Просфора во время трапезы обязательно ставилась на специальное блюдо – панагиар – с изображением Богоматери «Знамение», часто в окружении пророков. На византийских панагиарах XII–XIII веков можно видеть надпись: «Христос есть Хлеб. Дева дарует тело Богу Слову». Надпись наносилась не только ради украшения; смысл ее заключался в том, чтобы таинственно соединить чин Панагии и смысл святого хлеба – тела Христова, полученного Им от Своей Матери. Так чин Панагии возвращает нас к теме Боговоплощения.

Родословная иконографии «Знамения» восходит к изображению Оранты, которую на Руси называли еще «Нерушимой стеной», потому что «считали заступницей “всех городов, предградий и весей” в борьбе против извечных врагов – степных кочевников». Правильно ли считать, что Оранту изображали как заступницу, начиная с росписей катакомб? В них можно видеть немало похожих по иконографии изображений: так первоначально изображались, например, души умерших, которые молились за еще живых христиан.

Ампула Монцы. VI–VII вв. Византия, Палестина Оранта была и есть символ Небесной Церкви. Она стала таковым в полной мере и осознанно с того момента, когда была отождествлена с личностью Богородицы. Уже в катакомбах «под образом молящейся жены древние христиане имели обыкновение изображать иногда не кого другого, как Пресвятую Деву Марию», сопровождая фрески надписями «Maria» и «Mara». Тем не менее, «в этих орантах мы имеем не портретный, индивидуальный тип Богоматери, но условное Ее изображение, принятое для каждой степенной христианской женщины». Однако в клейме «Вознесение» ампулы Монцы (иконография клейм восходит к IV–VI вв.) мы видим Оранту уже, несомненно, в лице Божией Матери, видим Ее как персонификацию апостольской Церкви.

С IX века Пречистую начали писать в конхе апсиды. Как отмечает И.К. Языкова, с тех пор «тема заступничества обретает более широкий аспект: молитва Богоматери связывает воедино Небесное Царство, представленное в верхней части храма, с “миром дольним” – у Нее под ногами. Богоматерь Оранта как бы раскрывается навстречу Христу, Который снисходит чрез Нее на землю, воплощается в человеческом образе и освящает Своим Божественным присутствием человеческую плоть, превращая ее в храм – отсюда Богоматерь Оранта трактуется как олицетворение христианского храма, а также всей новозаветной Церкви».

Образ Божией Матери «Оранта». Фреска. Сербия. XIV в. Сербскими изографами в XIV веке написана фреска по типу новгородской иконы «Знамение», где Матерь Божия, изображенная в рост, одета не в привычную тунику, а в хитон с клавами. Подобные примеры можно видеть на некоторых фресках Оранты в катакомбах. Богородица в данном случае понималась как сама Церковь и как посланница. Если раньше заступничество Пречистой подразумевало движение от дольнего к горнему, то здесь оно понимается как апостольское и направлено от горнего к дольнему.

Протографы образа Богоматери «Знамение» известны тоже с IV века (катакомбы святой Агнессы в Риме) и, судя по отсутствию нимба у Богомладенца, созданы были до I Вселенского Собора, то есть до 325 года. А в V–VI веках их писали уже на иконах и в настенных росписях храмов, чеканили на монетах, воспроизводили на печатях византийских императоров, что говорит об их константинопольском происхождении. Особенно широкое распространение данная иконография получает с XI–XII веков и становится популярной во всей православной ойкумене. Тем не менее, многие искусствоведы считают временем появления этого извода лишь середину XI столетия, ссылаясь на сохранившиеся изображения монет (номисма императриц Зои и Феодоры, 1042 г.) и на сфрагистику (печати императрицы Евдокии Макремволитиссы, жены Константина Х в 1059–1067 гг. и Романа IV в 1068–1071 гг.). По всей видимости, путаница здесь происходит из-за нечеткой классификации названий иконографических типов, поскольку традиция закрепления устойчивых наименований того или иного типа Богородичных икон складывается лишь ко времени заката Византийской империи, а возможно и позже – уже в поствизантийское время.

По мнению И.К. Языковой, иконография Оранты есть сокращенный и усеченный вариант образа Богоматери «Знамение». Такое мнение не может не вызвать возражения. Поскольку извод Оранты древнее «Знамения», то первый не может быть «сокращенным вариантом» второго: усекать можно лишь то, что уже есть. Здесь мы имеем дело не с сокращением иконографии образа, а его строительством. Поэтому схема «Знамения» и сложней схемы Оранты, причем не только внешне, но и внутренне. «Это наиболее богословски насыщенный иконографический тип», – убеждена и сама И.К. Языкова.

Икона Божией Матери «Влахернитисса». Сер. XIII в. Монастырь св. Екатерины. Синай Мы уже удостоверились на примере кипрских фресок в несомненной связи изображений образа «Знамение» с образом Богоматери Влахернитиссы, что лишь подтверждает понимания слова «знамение» как чуда, ведь события 910 года, имевшие место во Влахернском храме, уже более восьмиста лет отмечаются Русской Православной Церковью как праздник Покрова Божией Матери. Видимо, закономерно, что икона именуется «Знамение» только на Руси и нигде больше. В других странах она известна под иными названиями, преимущественно взятыми из акафистов.

В искусстве византийского круга для данной иконографии использовалось несколько терминов, которыми часто оперируют и историки искусства: «Платитера» (от «Πλαντυτέρα τόν ουρανόν» – «Ширшая небес», из литургии Василия Великого), «Эпискепсис» («Επίσκεψις» – «Покровительница, Заступница»), «Мегали Панагия» («Μεγάλη Παναγία» – «Великая Всесвятая»)». Добавим сюда «Пантонассу» («παντο» – «все» + «νάσσα» от «ναίω» – «жить, обитать; находиться; населять»).

Икона Богоматери «Платитера». XV в. Греция Следует отметить и определенную иконографическую связь между образом Божией Матери «Знамение» и иконой Богоматерь Никопея (Победотворная). При реставрации Влахернского храма (1030–1031) во время правления императора Романа III Аргира строителями была обнаружена замурованная в стене икона, которую спрятали от иконоборцев, скорее всего, в VIII веке при императоре Константине Копрониме. Найденный образ описал свидетель событий Иоанн Скилица. Его текст достаточно долго понимался как описание извода, идентичного тому, что и извод новгородской иконы «Знамение», однако современные исследователи сделали более точный перевод, из которого следует, что Богородица держит мандорлу с Богомладенцем в Своих руках. Так была найдена Никопея, известная с доиконоборческих времен. До наших дней дошла аналогичная Синайская икона VII века. Роль этого извода, по мнению академика Н.П. Кондакова и В.Н. Лазарева, перекликается с той ролью, которую призвана играть новгородская святыня – икона Богоматери «Знамение». Икона Богоматери «Пантонасса». XV–XVI вв. Греция Отметим, насколько точно наши предки дали название образу! Чудо неразрывно связано с этой иконой. Особенно для новгородцев. Чудесным образом они получили от нее помощь при осаде города суздальцами. В 1356 году пожар, возникший в церкви, утих после молебна перед этой иконой. В 1611 году из Знаменского собора были выброшены шведы, пытавшиеся его ограбить. Сравнительно недавно многие присутствовавшие были свидетелями небесного явления: 15 августа 1991 года при передаче иконы из музея, где она долго хранилась, Новгородской епархии, радуга окружила кольцом золотой купол Софийского собора, а потом стала подниматься и растворилась в чистом, без единого облачка, небе.

В заключение напомним, что слово «чудо» образовано от глагола «чути» – то есть «слышать, ощущать». Бог, учитывая человеческую природу, для спасения Своего народа обращается к нему при помощи знамений. Пока мы будем «чуять» всеприсутствие Божие и всемирный покров Богородицы, можно надеяться на Ее заступничество и помощь в скорбях. А через Ее образ «Знамение» будет и дальше нисходить на нас светоносная благодать Божия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *