Брак в христианстве

Содержание

Пускай деревья не качаются

Вообще, в современном обществе брак представляет собой печальное зрелище. Брачные контракты, в которых оговаривается – кому, чего и сколько достанется при разводе; так называемые – “пробные браки”, когда мужчина и женщина договариваются – поживем пока так, а вдруг мы не подходим друг другу… Наконец – совсем уж странная форма сожительства, которую, почему-то, называют – “гражданский брак”, когда, фактически находясь в брачных отношениях, люди категорически не желают их регистрировать ни в какой форме. За всеми этими новациями скрывается какое-то удивительное неверие своему сердцу, неуверенность в своем выборе, недоверие к чувствам любимого…

Такое ощущение, будто люди просто стали бояться себя и друг друга, причем настолько сильно, что сам брак очень часто рассматривается сегодня, главным образом, в перспективе потенциального развода.

И все “пробные”, “гражданские” и подобные им формы брака, на самом деле просто являются выражением этого страха. Ведь если считать, что брака не было, или он был условным, значит – и развод невозможен в принципе, т.к. нельзя разрушить то, чего вроде бы как и не существовало. Эта хитрая логика весьма напоминает рассуждения Воробьишки из известной сказки: “…Пускай деревья не качаются! Тогда и ветра не будет”. Получается, что гарантия невозможности развода – в отсутствии брака. А лучшее средство от головной боли – гильотина…
Впрочем, зарегистрированный брак сегодня мало чем отличается от “пробного”. Когда об известном артисте читаешь в газете, что он: “…прекрасный семьянин и очень счастлив в четвертом законном браке”, завидовать такому счастью как-то не очень хочется. Четыре брака, и все – по любви! Без комментариев.

Очевидно, следует признать, что взаимная любовь – прекрасное основание для вступления в брак, но для совместной жизни в браке ее, увы, очень часто бывает недостаточно.

Она для этого слишком уязвима. У кого-то, как у Владимира Маяковского, “любовная лодка разбилась о быт”. А у кого-то – об измену… Даже простое нежелание понять друг друга может убить любовь. Значит, в браке нужны какие-то иные, более устойчивые смыслы и мотивации, которые саму любовь сумели бы уберечь от крушения.

Что же может объединять семью сильнее и надежнее любви? Может быть, дети? Но дети вырастут, и перед ними встанет все тот же вопрос: для чего люди вступают в брак? И если смысл брака лишь в рождении и воспитании следующего поколения, то это не смысл, а бессмыслица. Потому что бесконечная цепь нулей в итоге равна нулю.

Вероятно, основой счастливого брака может стать какая-то его сверхмотивация, делающая изначально неоправданной любую субъективную причину развода. А сфера, где действуют сверхмотивации, – это мир религии, которая выводит человека в вечность, за пределы его земной жизни.

Чем заправляют мотороллер?

Эту необходимость обретения высшего смысла своего супружеского союза понимают или интуитивно чувствуют многие пары, вступающие в брак. Поэтому венчание молодоженов после регистрации в ЗАГСе стало сегодня в России почти традиционным. Причем, венчаются не только воцерковленные пары, но и люди, которые в храм до этого заглядывали разве что из любопытства. Очевидно, предполагается, что венчаный брак будет крепче и счастливее невенчаного, что Бог каким-то сверхъестественным образом обеспечит его нерушимость.

Разница, безусловно, есть. Причем – принципиальная.

В Церкви значение брака столь высоко, что он рассматривается как Таинство. А любое Таинство в Церкви – прямое действие Бога, Который по молитвам верующих подает им Свою благодатную помощь.

Обычный же брак, по определению, – всего лишь запись акта гражданского состояния. Это просто бюрократическое мероприятие, в котором государство признает данный союз юридически законным.

Представьте себе, что два мальчика в один и тот же день появились на свет. Но одному из них на очередной день рождения подарили велосипед, плеер, микроскоп, новый ранец и еще кучу всяких подарков. А другому просто сказали: “Имей в виду, сегодня тебе исполнилось десять лет”. И все. Никаких подарков, просто констатация факта. И тут, и там – день рождения, но разница между ними – очевидна.

Церковь с уважением относится к гражданскому браку, но для своих членов Она приготовила нечто большее, чем простая регистрация. В Таинстве брака молодожены получают от Бога особые дары, новые качества и способности, которых ранее они не имели. Но сами по себе эти дары еще не гарантируют счастливой семейной жизни. Мальчик, получивший подарки, может сломать велосипед, потерять плеер, порвать ранец, а микроскопом – забивать гвозди. И в этом случае он ничем не будет отличаться от своего несчастного ровесника, не получившего в день рождения ничего.

Так и дары Бога может оценить и верно использовать лишь тот, кто осознает, что он получил и для чего ему это нужно.

А христианин живет для вечности.

Вся его земная жизнь – лишь приготовление к жизни будущего века. Поэтому все окончательные смыслы и цели его бытия спроецированы именно туда, за порог смерти, где для неверующего человека заканчивается абсолютно все.

Христианский брак – это путь супругов к блаженной вечности со Христом. Он начинается здесь, на земле, но ведет их к Небу. Этот путь – не самодвижущаяся дорожка эскалатора. Идти по нему порой так тяжело, что человеческих сил на его преодоление просто не хватает. Но невозможное человекам возможно Богу. Дары благодати, полученные христианскими супругами в Таинстве брака, как раз и предназначены для восполнения человеческой немощи на этом пути. Господь щедро наделяет ими все христианские семьи, но использовать их можно только по назначению. И тот, кто венчается в Церкви с какой-то иной целью, рискует прожить жизнь, даже не прикоснувшись к этим удивительным Божьим дарам. Потому что силы, данные для восхождения к Небу и Вечности, невозможно использовать для более “приземленных” задач. Как топливом для космического корабля невозможно заправлять мотороллер.

Ребро Адама

В Евангелии Христос говорит о браке странные слова: “…оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть” (Мк 10, 8). Оказывается, смысл брака в том, чтобы двое стали одним! Причем, “одна плоть” здесь совсем не означает только лишь “одно тело”. Речь идет о такой глубине единения во взаимной любви, когда два человека уже не мыслят жизни друг без друга, и каждый осознает себя как продолжение любимого, его неотъемлемую часть. Как такое чудо становится возможным – трудно понять, если не знать Библейской истории о сотворении человека.

В Библии говорится, что Бог создал человека, в котором мужское и женское начало присутствовали во всей полноте. Все свойства и качества личности, которые мы сегодня определяем как – мужские, или – женские, в Адаме были заложены изначально. Первый человек был самодостаточным существом, он обладал полнотой знания об окружающем его сотворенном мире, так как был создан Богом для господства над этим миром. Но в своем совершенстве и самодостаточности он был один. А жить только для себя тягостно даже в Раю. И тогда Бог сотворил для Адама жену. Вот как об этом написано в Книге Бытия: “И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему” (Быт 2, 18). Правда, слово помощник использованное в русском переводе Библии, здесь не совсем соответствует еврейскому подлиннику. Возможен другой перевод этой фразы: “сотворим ему восполняющего, который был бы перед ним”. И далее, следует акт творения женщины, который совершенно уникален и не имеет в библейской истории сотворения мира никаких аналогов. Бог творит женщину из… самого Адама: “И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку.

И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть” (Быт 2, 21-24).

Вот откуда Христос процитировал слова о единстве и нерушимости брака. Первая жена стала плотью от плоти мужа не в аллегорическом, а в самом прямом смысле. Мы не можем сейчас достоверно знать, как именно произошло это удивительное событие. Можно лишь сказать, что пресловутое “ребро Адама”, над которым в советские времена так любили потешаться пропагандисты “научного атеизма”, также – результат не совсем точного перевода. Слово, переведенное как “ребро” в древнееврейском языке имеет более широкое значение – ребро, бок, сторона и даже – одна из створок двери. Поэтому, нельзя понимать библейское “ребро” исключительно в анатомическом смысле. Суть этого слова в том, что женщина есть равноценная и равнозначная по своему достоинству половина человеческого рода. Бог сотворил Адаму жену, отделив от него некую часть, сторону, где женская природа в нем уже существовала. Как это произошло – тайна творения. Но выражение “моя половина” по отношению к жене с христианской точки зрения совсем не является поэтической метафорой. Это, скорее, констатация факта. Святитель Иоанн Златоуст говорит об этом совершенно определенно: “Тот, кто не соединен узами брака, не представляет собою целого, а лишь половину. Мужчина и женщина не два человека, а один человек”.

А о радостном восклицании Адама, увидевшего перед собой восполняющую его бытие жену – “вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей”, святой Астерий Амасийский пишет: “Эти слова Адама были общим признанием, высказанным от лица всех мужчин всем женщинам, всему женскому роду. Его слова обязывают всех прочих. Ибо то, что в начале произошло в этих первозданных, перешло в природу потомков”.

Ошибка Казановы

От Адама и Евы мужчина и женщина влекутся друг к другу, стремясь восстановить единство общей природы. Но почему же тогда Церковь так категорично осуждает блуд? Ведь если это влечение заложено в их естестве, то что плохого в его удовлетворении, пусть даже и вне брака? Современная идеология так называемой “свободной любви” строится как раз на этом природном влечении полов. Основной тезис этой идеологии звучит примерно так: если у человека есть потребность, нужно ее удовлетворить, ведь что естественно, то не безобразно.
Звучит, вроде бы, складно. Но по своему содержанию эта фраза глубоко ошибочна и внутренне противоречива.

Дело в том, что слово “безобразие” – это христианский термин, означающий отсутствие в ком-либо образа Божия. Человек сотворен по образу Божиему, но совсем не естество или природа являются в нем выражением этого образа. Христианство жестко разделяет в человеке личность и естество, принадлежащее этой личности. И поскольку Сам Бог – Личность, то и образ Его в человеке запечатлен на уровне личности. А естество как раз этого образа лишено, потому что – безлико.

Брак подразумевает два уровня единства супругов – личностный и природный. В христианском браке человек с радостным удивлением начинает понимать, что та красота души, те достоинства и качества личности, которые так дороги ему в любимом, это не что иное, как – отблеск красоты Божьего образа. И такой взгляд друг на друга, как на икону Создателя, конечно, связывает мужчину и женщину гораздо сильнее обычного естественного влечения.

Блуд же объединяет людей лишь на уровне естества. Это ущербная форма человеческих отношений, в которой мужчина и женщина вступают в телесную близость, лишь повинуясь влечению своей природы, и полностью игнорируют друг в друге личность, образ Божий. Что, собственно, и является безобразием, или отсутствием целомудрия, которое иногда ошибочно воспринимается как отрицание телесных отношений в принципе. На самом деле, именно в браке эти отношения как раз и являются целомудренными, поскольку подразумевают цельное восприятие любимого человека.

Ущербность нецеломудренного отношения к противоположному полу можно лучше понять на примере, взятом из жития прп. Петра и Февронии Муромских.

Здесь хорошо видна удивительно спокойная, цельная мудрость преподобной Февронии. А на фоне этой мудрости – откровенная глупость “естественного” порыва ценителя женской красоты.

Несчастный граф Казанова пытался вычерпать океан чайной ложкой. Растратив жизнь на поиски своего идеала в чужих постелях, он так и не понял, что полнота любви достижима лишь в браке. Когда не только естество, но все свои помыслы и стремления, всю свою жизнь без остатка человек посвящает своей избраннице. Когда красота всех женщин мира для мужчины вдруг теряет смысл, потому что вся женская красота и пленительность во всей глубине уже раскрылись для него в любимой жене.

Две стороны единства

В рассказе “Душечка” А.П. Чехов описал удивительный феномен супружеской жизни. Героиня рассказа Оленька, настолько проникалась интересами и делами мужа, что незаметно становилась подобной ему почти во всем. Правда, Чехов, с присущей ему иронией изобразил этот ее талант всего лишь как следствие ее внутренней духовной пустоты. Для этого он дважды за рассказ сделал Оленьку вдовой, а напоследок, лишил ее надежды на третий брак с ушедшим от жены ветеринаром. Но несмотря на все усилия Антона Павловича, (а может быть и – вопреки им) Оленька не выглядит в рассказе пустым, бессодержательным существом. Даже в таком карикатурном виде, ее способность полностью отдавать себя любимому человеку вызывает глубокое уважение. Дело в том, что супружеские отношения подразумевают такую степень откровенности и близости, такой тесный контакт двух людей, что подобное взаимопроникновение личностей мужа и жены становится просто неизбежным.

Наверное, каждый встречал в своей жизни людей с особым, неотразимым личным обаянием. Впервые встретив такого человека и пообщавшись с ним пару часов, потом вдруг начинаешь понимать, что непроизвольно стараешься быть на него похожим, копируешь его интонацию, мимику, жест…

И как же невыносимо больно и страшно, когда такая близость вдруг рушится, и человек снова остается один, в пустоте. Иногда можно услышать: “Ну а если любовь прошла? Чего мучиться – разошлись, и все дела. Подумаешь – горе!”.

Нет, это горе, это большая беда. Развод – всегда трагедия, какая бы причина его ни вызвала. Ведь любили же люди друг друга, ведь было же в их жизни то самое единство, которое каждый день наполняло их сердца радостью … Каждая разбитая любовь обязательно оставляет в душе человека глубокую рану. И неважно – разрушенный ли это брак, или оборванный роман. Срастись со своей половинкой, жить с ней одной жизнью, дышать в одно дыхание, и вдруг оторваться и уйти можно только с кровью. А потом, с душой, изорванной в клочья, нужно пытаться жить дальше и надеяться, что новая любовь будет более счастливой…

Развод в Церкви понимается именно как катастрофа, в результате которой брак перестал существовать. Поэтому никаких обрядов и священнодействий для расторжения брака в Церкви нет, и никогда не было. В любом священнодействии Церковь призывает Божье благословение на людей и их добрые начинания. Ну а что можно благословить в разводе? Ничего. Можно лишь с горечью признать, что одной любовью на Земле стало меньше.

Кто бьет нас сзади?

Почему люди ссорятся даже в счастливом браке? Ведь любят же, жить друг без друга не могут, а вот ругаются из за всякой ерунды.

Скорей бы уж хлынул ливень,
Скорей бы уж грянул гром.
Живем – как две тучи злые,
Господи, как живем…
И повод-то – меньше зернышка,
А сразу – сердца на ключ…
Дочурка, тревожное солнышко
Мается между туч.

В этом замечательном стихотворении В. Ермакова особенно интересна одна деталь: в самом деле, причины семейных ссор настолько незначительны, что даже говорить о них всерьез, как-то неловко. Но почему же такие ничтожные поводы вызывают у любящих друг друга людей столь бурную реакцию?

Объяснение этому следует искать все в том же природном и личностном единении мужа и жены в браке. Став одной плотью и одной душой, люди начинают очень болезненно воспринимать даже самый маленький укол неприязни или простого невнимания со стороны супруга. Любая, даже самая мелкая обида при такой степени открытости друг перед другом начинает восприниматься, как предательство и измена. Это состояние психологически очень тонко изображено Львом Толстым в романе “Анна Каренина”, когда между Левиным и Кити произошла первая ссора после свадьбы.

Эти удары сзади – действие греха, живущего в человеческой природе. Потому что естество потомков Адама и Евы унаследовало не только способность мужа и жены соединяться в сверхиндивидуальном единстве брака, но и все болезненные искажения нашей природы, которые явились результатом отпадения первых людей от Бога. А смысл любой страсти и любого греха, в конечном счете, можно свести к эгоизму и неспособности падшего человека любить кого бы то ни было, кроме себя самого. В православной аскетике эта страшная сила, отделяющая людей от Бога и друг от друга, называется “самость”.

И в браке эта сила действует, может быть, разрушительнее, чем где бы то ни было. Супруги стали в браке единым существом, не знают, где кончается она и начинается он; но каждый из них принес в это единство свои духовные болячки. И каждому придется ощутить на себе груз этой “самости” своего избранника, его эгоизма и внутренней испорченности. Две “самости” начинают разрывать это единство любящих людей изнутри. Любая ссора грозит превратиться в катастрофу, потому что в браке, обижая другого, человек, по сути, наносит рану самому себе. Брак делает взаимопроникновение двух людей почти абсолютным, а два эгоизма мучают эту единую плоть, используя самые незначительные причины для ссоры.

Такая духовная коррозия может незаметно подточить и уничтожить самую горячую любовь. И сохранить ее можно лишь с Божией помощью.

То, что сильнее смерти

Вот здесь и становится понятно, зачем нужны дары благодати, которые муж и жена получают в Таинстве брака. Для христиан любовь – это не абстрактная субстанция, разлитая в воздухе. Это, скорее, способ бытия, уподобляющий человека Богу, Который Сам есть – Любовь. И если супруги-христиане видят, что их грехи убивают в них способность к этому Богоподобному бытию, они знают, чем лечить этот недуг. Причащаясь в Таинстве Евхаристии пречистых Тела и Крови Христовых, члены Церкви непостижимым образом соединяют себя со Христом. И получают силы дальше бороться за свою любовь с собственным эгоизмом. А Венчание открывает для супругов возможность совместно приступать к Евхаристической чаше.

И если в обычном браке муж и жена вынуждены сами, из последних сил пытаться пронести свою любовь сквозь житейские бури и катаклизмы, то в христианском браке гарантия единства мужа и жены – в единении их со Христом. подающим им терпение и кротость, способность уступать в спорах и нести тяготы друг друга.

А чтобы окончательно понять разницу между Церковным браком и гражданским, следует просто посмотреть, каковы свойства любви, подаваемой Христом. Апостол Павел пишет: “Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит” (1 Кор 13, 4-7).

Пусть любой человек, сколь бы скептически он ни относился к христианству, попытается примерить эти характеристики к своему чувству. И стазу станет ясно, почему человеческая любовь так уязвима и хрупка, а Божественная – сильнее смерти.

И “Ты” и “Я” – перекипевший сон,
Растаявший в невыразимом Свете.
Мы встретимся за гранями времен,
Счастливые, обласканные дети.
(А. Белый)

В христианском браке муж и жена верят, что даже физическая смерть не разрывает единства их любви, и что, по слову святителя Иоанна Златоуста, “…в будущем веке верные супруги безбоязненно встретятся и будут пребывать вечно со Христом и друг другом в великой радости”.

Александр Ткаченко

Что такое обряды?

Наверное вы подразумеваете то, что традиционно называют таинствами.
Здесь может быть очень разное понимание терминологии, сейчас приведу общепринятое. Обряд — это определенный религиозный ритуал. Таинство — это обряд, через который совершается реальное действие Духа Святого.
Привожу цитату из Википедии:

«Таинства так или иначе берут начало от различных событий священной истории. Иногда таинства заимствовались из дохристианских культов, получивших в христианстве некоторые специфические черты. Причём первоначально христианская церковь заимствовала и ввела в свой культ всего два таинства — крещение и причащение. Только впоследствии среди христианских обрядов появляются остальные пять таинств.

Протестанты, которые придеживаются принципа „только Библия“ (отвергая традицию церкви) чаще всего вообще не используют терминологию „таинство“ (греч. mysterion, лат. sacramentum), ведь в Библии нигде не прослеживается связь между этим словом и библейскими обрядами. Слово „обряд“ аналогично весьма условная человеческая категория, ведь ее в Библии также нет ни в связи с крещением (Матф.28:19), ни с вечерей Господней (1Кор 11:25), ни с помазанием елеем (Иак.5:14).
Итак, Венчание — это обряд.
От себя: мне нравится этот обряд — красивый, духовный, действительно сплачивающий семью, к тому же отличный повод сыграть так сказать „вторую свадьбу“. Поэтому ничего против я Венчания не имею.

В чем прицип бракосочетания?

508. Sergey Hegay (disinfection@???.ru) пишет: Что является подтверждением брака между мужчиной и женщиной христианами. Роспись в загсе? Венчание в церкви? Или просто обещание друг другу любви и верности так называемый гражданский брак но тогда такая жизнь уже больше похожа на жизнь в блуде.

Библейская формулировка брака следующая: „Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть“ (Быт 2:24). Причем, эти слова были произнесены Творцом еще до грехопадения человека, потому мы можем считать их законом вечным.

На основании этого закона Божьего, а также на основании многочисленных примеров брака в народе Божьем, описанных в Библии, мы делаем следующий вывод: фактом брака является формальное публичное заявление (или действие) брачущихся, показывающее всем, что они (1) оставляют своих родителей и (2) создают новую единую семью для постоянной жизни вместе. Давайте уточним следующие непременные факторы, составляющие начало брачного союза: 1. формальность; 2. публичность; 3. обоюдность; 4. обособление от родителей; 5. физическое и духовное единение; 6. единение навсегда.

Рассмотрим все эти факторы и их значимость:

— Формальность. Даже в повествовании создания Евы мы уже видим определенную формальность бракосочетания, описанную в словах: „и привел ее к человеку“ (Быт 2:22). Слово „привел“ здесь означает формальность, так как Господь творил Еву тут же, не отходя от Адама. Точно так же, как в церемониях многих народов в момент бракосочетания отец приводит свою дочь и передает в руки жениху, Бог привел Еву и передал в руки Адаму. В этом формальность брака. Сегодня, в связи со многими недостатками человечества, мы нуждаемся в ведении памятных записей о совершенных формальностях, потому любая формальность подразумевает составление документа, призванного в случае необходимости подтвердить реальность совершенного факта. Форма документа определяется нуждами и законами общества, в котором совершается эта формальность, так как любой документ должен быть ясным, полным и недвусмысленным. В некоторых примитивных обществах формальный документ может не составляться, но при этом существуют другие процедуры, которые гарантируют возможность подтвердить совершение того или иного события.

— Публичность. Создание семьи — это событие, касающееся не только двоих, вступающих в брак, и даже не только их родителей, от которых они отделяются, но всего общества, состоящего в первую очередь из родственников, друзей, и всех остальных людей, в соприкосновение с которыми входят или могут входить брачущиеся. Это происходит потому, что молодожены приобретают новый социальный статус, определяющий их взаимоотношения с другими людьми, и в первую очередь с представителями противоположного пола и с их новыми родственниками со стороны супруга. С другой стороны, создание семьи — это торжественное событие, которое создает радостное настроение во всем обществе. Это переход из одного этапа жизни человека в другой. Именно поэтому, всегда и у всех народов, брак сопровождался определенными празднествами, длившимися подчас по нескольку дней, а то и недель.

— Обоюдность. Брак — это добровольное единение двух человек в вечный союз любви, заботы и помощи. Этот фактор очень важен для определения момента создания семьи потому, что возможное насилие или принуждение к сожительству, зачастую встречающееся среди людей, не может считаться браком, не смотря на то, что постепенно такое сожительство может перерасти в добровольные семейные отношения.

— Обособление от родителей. Далеко не всегда это обособление происходило или может происходить физически, но абсолютно всегда оно должно происходить духовно и морально. Очень часто молодожены вынуждены находиться под одной крышей с родителями. Даже не удивительны случаи, когда две семьи разделяют одну комнату — к сожалению еще не все в нашем греховном мире обладают возможностью обеспечить достаточные условия для счастливого существования семьи. Однако, духовное и моральное отделение, когда молодожены уже не подчинены родителям, а подчинены друг другу, это является необходимым требованием для существования семьи.

— Физическое и духовное единение. Можно ли назвать семьей или людьми, живущими в браке тех, которые даже после всех формальных процедур и публичного бракосочетания разъехались в разные стороны и на протяжении длительного времени не общаются друг с другом? Единение, одно целое, буквально „склеивание“, является одним из основополагающих факторов. Практически, это то, ради чего все остальные факторы существуют. Единение должно быть во всем: в целях, в мотивах, во взглядах, в убеждениях, в действиях. Единение должно быть физическое, духовное, эмоциональное. Практически, семья — это одно целое. Семья — это один человек, и этот принцип был заложен изначала в творении: „И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их“ (Быт 1:27). Заметьте, в этом тексте говорится, что человек состоит из двух частей, из мужчины и женщины. Отсюда вытекают многие факторы семьи и семейных взаимоотношений.

— Единение навсегда. Это также является важным фактором семьи. Бог, создавший человека для вечной жизни, объединил мужа и жену также для вечной жизни вместе. Конечно, грех и смерть вносят свои коррективы в жизнь человека, но принцип остается нерушимым. Потому всякий брак заключается обещанием любить и заботиться до тех пор, пока смерть не разлучит вступающих в брачный союз. Все осталбное является ничем иным, как грехом.

Вот основные принципы, которые мы находим в Библии в отношении брака. Исходя из этого мы можем сказать, что браком не может являться простое обещание двух человек, сделанное друг другу на едине. Браком не может быть сексуальная связь или даже сожительство, не имеющее под собой постоянной основы. Даже гражданский брак далеко не всегда можно назвать настоящим браком потому, что зачастую он не имеет своего четкого начала, при котором мы можем говорить о факте создания семьи. Гражданский брак иногда впоследствии может быть признан браком „де факто“, и в некоторых странах даже может иметь вследствие этого юридическую силу, но это все равно не будет полноценным браком, так как не будет иметь своего законного начала, своей точки отсчета. В нем отсутствует формальность, отсутствует публичность, отсутствует обещание единения навсегда. Эти же факторы, плюс фактор отделения от родителей и фактор полного единения отсутствует при отдельных сексуальных связях. Потому, все это не может быть названо браком.

Я могу ответить за Церковь АСД: моментом заключения брака в Церкви АСД считается публичное обещание или клятва молодоженов в любви и верности друг другу. После этой клятвы священнослужитель объявляет их мужем и женой и затем совершает молитву, в которой призывает благословение Божье на созданную семью. Это — основа и сущность венчания, а форма может изменяться от случая к случаю.

Брак в христианстве

Различие между полами есть особый дар Творца созданным Им людям. «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1. 27). Будучи в равной степени носителями образа Божия и человеческого достоинства, мужчина и женщина созданы для целостного единения друг с другом в любви: «Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт. 2. 24). Воплощая изначальную волю Господа о творении, благословенный Им супружеский союз становится средством продолжения и умножения человеческого рода: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1. 28). Особенности полов не сводятся к различиям телесного устроения. Мужчина и женщина являют собой два различных образа существования в едином человечестве. Они нуждаются в общении и взаимном восполнении. Однако в падшем мире отношения полов могут извращаться, переставая быть выражением богоданной любви и вырождаясь в проявление греховного пристрастия падшего человека к своему «я». <…>

<…> Для христиан брак стал, по слову святителя Иоанна Златоуста, «таинством любви», вечным единением супругов друг с другом во Христе.

Таинство брака в современной Русской православной церкви

Подготовка к таинству брака

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 17 апреля 2012 года.

Жених и невеста перед заключением брака непременно должны исповедаться и причаститься. Желательно, чтобы они за три-четыре дня до этого дня подготовили себя к таинствам исповеди и причастия.

Для венчания нужно приготовить две иконы — Иисуса Христа и Богородицы, ими во время таинства благословляют жениха и невесту. Эти иконы берутся из родительских домов, они передавались как домашняя святыня от родителей к детям. Иконы приносятся родителями, а если они не участвуют в таинстве венчания — женихом и невестой. Жених и невеста приобретают обручальные кольца. Кольцо — знак вечности, верности и неразрывности брачного союза.

Главное приготовление к предстоящему таинству — это говение. Русская православная церковь рекомендует вступающим в брак подготовить себя к нему постом, молитвами, покаянием и причащением.

День и время венчания будущие супруги должны обговорить со священником заранее и лично. Перед венчанием необходимо исповедоваться и причаститься, возможно совершить это не в день венчания.

Желательно пригласить двух свидетелей.

Для совершения таинства Венчания нужно иметь:

  • икону Христа;
  • икону Божией Матери;
  • обручальные кольца;
  • венчальные свечи (продаются в храме);
  • белое полотенце (свадебный рушник) для постилания под ноги.

Православное чинопоследование брака

В Русской православной церкви существует три чина совершения чинопоследования брака:

  1. Последование великого венчания (Гл. 16 — 19 Большого Требника) — когда оба или один из брачущихся лиц вступают в брак в первый раз;
  2. Последование о второбрачном (Гл. 21) — когда оба венчающиеся вступают в повторный брак;
  3. Последование церковного освящения союза супругов, проживших вместе много лет.

С 1775 года в Российской церкви обручение совершается в одно время с венчанием; исключение делалось для лиц императорской фамилии.

Тайносовершительное значение в чинопоследовании венчания имеют слова священника: «Господи Боже наш, славою и честию венчай я» (церк.-слав. ѧ — винительный падеж местоимения они).

Го́споди, Бо́же наш, сла́вою и че́стию венча́й я (их).

Этими словами и положением венцов на головы венчающихся человек прославляет царя творения, так как семья, по христианским воззрениям, является образом малой церкви, и на всю последующую жизнь новобрачные становятся друг для друга царём и царицей. Кроме того, венчание символически выражает чествование мучеников, так как путь к Богу — это путь Христа, а значит, распятие в себе «ветхого человека», преисполненного греха, эгоизма и похоти. Новобрачные обязуются перед Богом блюсти целомудрие супружества, прежде всего отсутствие прелюбодейных помыслов, потому как грех прелюбодейства рождается в сердце.

Муж и жена в браке, по мнению христиан, навечно становятся одной плотью (если не разрушат таинство единения грехом прелюбодеяния), а также несут обоюдную ответственность за сохранность брачного союза, потому как по словам Иисуса Христа «… и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 5:19).

Свидетели венчания

Если во время венчания венцы одеты непосредственно на головы жениха и невесты, то после завершения венчания священник снимает венцы с головы жениха и невесты, принимают венцы восприемники при браке, или свидетели. Восприемники при браке являются молитвенными хранителями этого брака, духовными наставниками, поэтому «должны быть православными и боголюбивыми».

В дореволюционной России, когда церковный брак обладал законной гражданской и юридической силой, венчание православных обязательно совершалось при поручителях — в народе их называли дружка, подружие или шаферы, а в богослужебных книгах (требниках) — восприемники. Поручители подтверждали своими подписями акт венчания в метрической книге; они, как правило, хорошо знали жениха и невесту, поручались за них. Поручители принимали участие в обручении и венчании, то есть во время обхождения жениха и невесты вокруг аналоя придерживали венцы над их головами.

Теперь поручители (свидетели) могут быть или же не быть — по желанию вступающих в брак.

Время браковенчания

Русская православная свадьба. Гравюра 1812 года

Канонически (Гл. 50 Номоканона) не позволяется венчать браки в следующие дни и периоды:

  1. От Недели Мясопустной (то есть воскресенья перед Прощённым воскресеньем) до Недели Фоминой (1-го воскресенья после Пасхе);
  2. во весь Петров пост;
  3. во весь Успенский пост;
  4. во весь Рождественский пост вместе со днями Рождественских святок, то есть вплоть до 6 января по юлианскому календарю.
  5. в канун однодневных постов, то есть накануне среды и пятницы;
  6. в канун воскресных дней, великих праздников, храмовых (престольных) праздников; по практике в синодальную эпоху также: в канун Николина дня (9 мая), московской Казанской иконы (22 октября) и преставления Иоанна Богослова (26 сентября; все даты по юлианскому календарю).

Расторжение и повторный брак

См. также: Развод в Древней Руси

Принципиальное положение христианства по отношению к браку — его нерасторжимость: Мк. 10:2-12. Единственной допустимой причиной расторжения брака может являться измена (прелюбодеяние) одного из супругов (Мф. 19:9). Однако, и в этом случае Христианская церковь, ради вечной блаженной загробной жизни, призывает супругов попытаться сохранить свою семью потерпеть и простить грехи и недостатки своего супруга:

Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я. Но если не воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться. А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены . Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?

Русская церковь считает брак нерасторжимым, но допускает прекращение супружеского сожития только из-за измены одного из супругов. В 2000 году, «учитывая всеобщее оскудение в людях любви, а также идя на уступки человеческой немощи», в Основах социальной концепции РПЦ к греху прелюбодеяния в вопросе расторжения брачного союза были добавлены следующие причины:

  • злонамеренное оставление семьи;
  • совершение аборта при несогласии супруга;
  • психическое заболевание одного из супругов;
  • заключение одного из супругов в местах лишения свободы по причине принесения кому-либо тяжкого вреда или убийства;
  • хронический алкоголизм или наркомания;
  • противоестественные пороки;
  • импотенция, наступившая до брака или явившаяся следствием намеренного членовредительства;
  • заболевание сифилисом или проказой;
  • заболевание ВИЧ/СПИДом;
  • длительная пропажа без вести;
  • попытки нанесения вреда здоровью детей либо супруги, или угроза для их жизни.

Однако, следует понимать, что никакого чина расторжения брака не существует, эта процедура является исключительно бюрократической и состоит она не в расторжении брака как такового, а в разрешении от епископа на повторный церковный брак, когда повторный брак в ЗАГСе уже зарегистрирован.

Церковь не поощряет второбрачия. Тем не менее после законного церковного развода, согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновному супругу. Лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимьи, наложенной в соответствии с каноническими правилами, второй брак допускается во избежание беспорядочного блуда. В тех исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимьи, согласно правилам святого Василия Великого, увеличивается.

Повторный брак

Что касательно второбрачия, то ссылаясь на 87-е правило Василия Великого: «Вторы́й брак есть врачество́ проти́ву блуда́, а не напутствие сластолюбию». Русская православная церковь допускает второй и третий брак. Однако, и второй, и третий брак совершаются не по торжественному чину, а, скорее, покаянному.

В отношении третьего брака в 50-м правиле Василия Великого сказано:

на троебрачие нет закона; посему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взираем как на нечистоты в Церкви, но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшие нежели распутное любодеяние.

Таким образом, третий брак является крайней уступкой церкви в целях недопущения греха прелюбодеяния. Четвёртый и последующие не благословляются вообще.

Православная церковь допускает второй брак вдовы (вдовца), если она (он) изъявит такое желание, так как, по словам апостола Павла, «жена связана законом, доколе жив её муж». То есть, даже если в браке у супругов не получилось взрастить любовь, которая соединит их навечно, они связаны Законом и не имеют право подавать на развод при жизни обоих супругов — в противном случае, подающий на развод становится виновным в грехе прелюбодеяния. Однако в случае смерти одного из супругов второй становится «свободным от Закона», то есть, если он захочет, то может вступить во второй брак, «но только в Господе». Однако блаженнее он будет и заслужит бо́льшую благодать у Бога, если сохранит верность первому и единственному супругу.

Всего лучше — ожидать умершего мужа и соблюдать условия с ним, избрать воздержание и находиться при оставшихся детях, чтобы приобрести большее благоволение от Бога. Если же кто захочет вступить во второй брак, то нужно делать это с целомудрием, — с честностью, согласно с законами, — потому что и это дозволяется, а запрещается только блуд и прелюбодеяние.

— Святитель Иоанн Златоуст

Любовь к нему ты можешь сохранять и теперь также, как и прежде; сила любви такова, что она объемлет, совокупляет и соединяет не только тех, которые находятся при нас, или близко к нам, и которых мы видим, но и тех, которые удалены от нас; ни продолжительность времени, ни дальность расстояния, и ничто другое подобное не может прервать и прекратить душевную дружбу. Если же ты желаешь и видеть его лицом к лицу (я знаю, что ты весьма желаешь этого), то соблюди ложе его недоступным для другого мужа, постарайся сравняться с ним по жизни, и ты, конечно, отойдешь отсюда в один и тот же с ним лик, и будешь жить вместе с ним не пять лет, как здесь, не двадцать или сто, даже не тысячу или две, не десять тысяч или несколько десятитысячелетий, но беспредельные и бесконечные веки. Наследование теми местами упокоения получается не по телесному родству, но по одинаковому образу жизни.

— «Слово к молодой вдове», Святитель Иоанн Златоуст

Браки с иноверцами в России

Браковенчание короля Карла IV. Миниатюра Жана Фуке из «Больших французских хроник». Около 1455 г.

Общеобязательные, общецерковные и никем не отменяемые каноны Православной церкви, принятые на Вселенских соборах: 10-е Правило Лаодикийского собора и 72-е Правило 6 Вселенского собора, категорически запрещают православному (православной) вступать в сожительство (брак) с любым неправославным, то есть с еретиком, более того, 72-е правило повелевает такие беззаконные сожительства разрушать; единственное исключение 72-е правило, ссылаясь на послание апостола Павла: 1Кор. 7:14, делает для брака, заключённого вне церкви, то есть когда оба супруга были неправославными, а затем уже находясь в супружестве один из супругов принял святое крещение и стал православным, а другой ещё не пришёл к истинной вере, но при этом не препятствует другому супругу в его выборе нового образа веры в жизни. До синодального периода в Русской церкви согласно святым канонам Вселенских соборов строго воспрещались браки православных с любыми неправославными.

С 1721 года царем Петром было уничтожено не только патриаршество, но и соборное управление в Русской поместной церкви, во главе её согласно «Присяге для членов Святейшего Синода» стал не поместный собор, во главе с патриархом и собранием из всех архиереев, который никогда не может выйти за рамки канонов Вселенских соборов, их отменить или изменить; а лицо, не являющееся ни только епископом, но и священником и даже диаконом, то есть мирянин, государственный правитель: царь или женщина(царица). Царь управлял Русской поместной церковью через своего чиновника-мирянина (обер-прокурора), также лицо не имеющее священного рукоположения, стоящего во главе Священной коллегии или Священного синода — органа управления Русской поместной церковью. Все члены Синода давали клятву пред Богом, в которой исповедовали «крайнего судию» в поместной церкви монарха.

«Я, нижеименованный, обещаюся и клянуся Всемогущимъ Богомъ, предъ святымъ Его Евангелием… Исповедую же с клятвою крайняго Судию Духовного сего Синода, быть Самаго Всероссийскаго Монарха, Государя нашего Всемилостивейшаго, клянуся и ещё Всевидящимъ Богом.»(Присяга для членов Святейшего Синода)

С этого времени царь начал издавать свои законы от имени синода и распространять их на церковное управление, не обращая внимания на догматы и каноны Православной церкви. Одним из таких новых законов стало разрешение: «Послание» 1721 года вступать в брак лютеран с православными. Поводом к изданию «Послания Святейшего Синода к православным о беспрепятственном им вступлении в брак с иноверцами» было поступившее в Синод доношение из Берг-Коллегии, основанное, в свою очередь, на письме Василия Татищева, посланного в Сибирскую губернию «для прииска рудных мест и строения, и размножения тамо заводов». В письме Татищев ходатайствовал о желании поселившихся в России шведских специалистов (взятых перед тем в плен русской армией во время Северной войны) «жениться на русских девках без переменения веры».

Затем последовали другие законы и были дозволены браки с католиками, и другими протестантами и армянами, но не «раскольниками» (то есть старообрядцами); такие браки обычно не требовали специального разрешения архиерея. Высочайший указ от 17 (30) апреля 1905 года дозволял брак православных с старообрядцами, совершение которого, однако, требовало разрешения епархиального архиерея. Кроме того, лица других христианских исповеданий, вступающие в брак с лицами православными (за исключением коренных жителей Финляндии на её территории), давали священнику пред совершением брака подписку в том, что они не будут ни поносить своих супругов за православие, ни склонять их чрез прельщение, угрозы или иным образом к принятию своей веры и что имеющие родиться от сего брака дети будут крещены и воспитаны в православии. Взятая таким образом по установленной форме подписка подлежала представлению епархиальному архиерею или в консисторию в начале января следующего года.

По состоянию на начало XX века в Российской империи действовали следующие нормы:

  • браки православных с лицами неправославных христианских исповеданий разрешались лишь при условии венчания, крещения и воспитания детей по правилам православной веры;
  • русским подданным православного и католического вероисповедания запрещались браки с нехристианами, а протестантам — с язычниками.

Брак в евангельских церквях

Заключение брака

Лютеранская свадьба в Кёльне Венчание в Киото

В евангелических церквях венчание рассматривается не как таинство, а как церковный обряд (поскольку не было непосредственно введено Иисусом Христом). В большинстве евангельские христиане придерживаются следующих принципов при освящении брака:

  • в странах, где заключение церковного брака не является основанием для его государственной регистрации, венчание совершается только для пар, уже состоящих в гражданском (то есть официально зарегистрированном в ЗАГСе или иным другим уполномоченным органом государства) браке. Браки, как правило, заключаются между двумя людьми противоположного пола — христианином и христианкой, исповедующих Триединого Бога;

кроме того, должны быть соблюдены следующие условия:

  • зрелый возраст обоих брачующихся (согласно порогу брачного возраста, принятому в государстве);
  • искренняя вера в Бога;
  • водное крещение (с теми же нюансами относительно его срока и формы, которые приняты в данной деноминации для церковного членства);
  • отсутствие Церковных дисциплинарных взысканий (замечание, отлучение) у обоих (не для всех деноминаций);
  • обязательное согласие обеих сторон.

В большинстве случаев браки заключаются между представителями одной конфессии. Брак между верующим и неверующим людьми, согласно трактовке евангельских христиан, запрещены Писанием (см. Новый Завет), нарушители, во многих случаях, отлучаются от Церкви. Интимные отношения до совершения бракосочетания также запрещены Священным Писанием как грех блуда, нарушители также отлучаются от Церкви.

Бракосочетание для женившихся до обращения в христианство не проводится, брак считается полноценным. Однако, в некоторых случаях, известны примеры проведения обряда венчания уже сочетавшихся ранее гражданским браком пар.

Расторжение брака

Основанием для расторжения брака может быть грех прелюбодеяния одного из супругов или злонамеренное оставление семьи (См. Евангелие от Матфея, гл. 5, ст. 31 — 32, также: Мф 19: 9). Второй брак совершается по рассмотрению служителями Церкви.

Вопросы разводов и последующих браков понимаются различно консервативными и либеральными евангельскими христианами.

Брак и деторождение

По традиции основными целями брака считаются: рождение и воспитание детей, взаимная помощь и средство к укрощению плотского вожделения («во избежание блуда»: 1Кор. 7:2—6). Различные авторы, принадлежащие к традиционным церквям, по-разному расставляют акценты в освещении наиболее важных целей брака. Но в целом союз мужа и жены в супружеской любви рассматривается как основа и сущность брака.

Христианская традиция относит рождение и воспитание детей к одному из основных предназначений или целей или плодов супружеской любви и вообще брака. В Основах социальной концепции Русской православной церкви утверждает, что «плодом их <мужчины и женщины> любви и общности становятся дети, рождение и воспитание которых, по православному учению, является одной из важнейших целей брака. Продолжение человеческого рода является одной из основных целей христианского брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является «несомненным грехом». Конституция II Ватиканского Собора Католической Церкви «Gaudium et spes» утверждает: «По своему естественному характеру сам брачный институт и супружеская любовь предназначены для рождения и воспитания потомства, которым они и увенчиваются».

Однако, ввиду того, что некоторые супруги бездетны, появились мнения, что рождение и воспитание детей — якобы второстепенная цель брачного союза. Например, православный богослов М. Григоревский пишет: «Главною целью христианского брака является не рождение детей, как во вне-христианском браке, но внутреннее духовное восполнение одной личности другою, взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни и нравственного совершенствования. Чадорождение — второстепенная цель брачного союза».

Согласно Катехизису Католической Церкви, «в супружеском союзе осуществляется двойная цель брака: благо самих супругов и передача жизни», неразрывно связанные друг с другом, поэтому «супружеская любовь между мужчиной и женщиной подчиняется двойному требованию верности и плодородия». Верность означает постоянство и неразрывность брачного союза, плодородие — открытость к плодоношению. По поводу последнего официальное учение Католической церкви утверждает, что «всякий супружеский акт должен сам по себе оставаться предназначенным для воспроизводства человеческой жизни».

Однако деторождение не является единственном назначением интимных отношений, которые являются также «важным составляющим супружеской жизни, которые делают отношения двух людей наполненными нежностью, трепетом, восторгом». Целью брака в традиционном понимании является также любовь, спасение и взаимоподдержка мужа и жены.

> См. также В Викисловаре есть статья «венчание» ► Браки в религиях

  • Венчание
  • Китайский брак

Примечания

  1. Цыпин Владислав протоиерей. Церковное право. Глава: V. БРАЧНОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ 53. ТАИНСТВО БРАКА Архивная копия от 13 мая 2013 на Wayback Machine
  2. Венчание Православная энциклопедия
  3. История Христианской Церкви — Смирнов Евграф Иванович § 43
  4. Иоанн Златоуст Беседа 9 на 1-е послание апостола Павла к Тимофею
  5. 1 2 Брак. Православная энциклопедия.
  6. Послание Святого Игнатия Богоносца к Поликарпу
  7. Василий Великий Беседы на Шестоднев Беседа 7. О пресмыкающихся
  8. Григорий Богослов Слово 40
  9. Мефодий Патрский Пир десяти дев или о девстве
  10. Армянская Апостольская Церковь А. А. Бозоян, К. Н. Юзбашян
  11. Православный портал «Азбука веры». Раздел: Таинство брака
  12. Пространный Православный Катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви // параграф 358 сл.
  13. Азбука веры. Требник. Последованіе венчaнія.
  14. Сочинение блаженного Симеона, архиепископа Фессалоникийского, 1856,СПб, с.357. (недоступная ссылка). Проверено 13 января 2017. Архивировано 13 января 2017 года.
  15. Симеон Солунский. Премудрость нашего спасения. Глава 6. О честном законном браке.
  16. Расторжение церковного брака, причины развенчивания
  17. 1 2 Вопросы личной, семейной и общественной нравственности
  18. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви
  19. Святитель Иоанн Златоуст Беседа на слова: «Жена связана законом, доколе жив муж её»
  20. Слово 1 к молодой вдове, Иоанн Златоуст
  21. 72 правило 6 Вселенского собора (недоступная ссылка). Проверено 24 мая 2013. Архивировано 11 августа 2013 года.
  22. Никодим . Милош 72 правило 6 Вселенского собора
  23. Внутренняя деятельность Петра Великого // Соловьев С. М. Учебная книга по Русской истории
  24. Именной ВЫСОЧАЙШИЙ Указ, данный Сенату, Об укреплении начал веротерпимости от 17 апреля 1905
  25. Стефан Смирнов. Алфавитный сборник распоряжений, необходимых для каждого члена причта. (Настольная книга). СПб, 1898, стр. 104—106.
  26. С. В. Булгаков. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Киев, 1913, стр. 1208.
  27. Каноническое право о браке. Учебное пособие, составленное свящ. И. Юровичем. Колледж Католической Теологии им. св. Фомы Аквинского, М., 1994, с. 20
  28. «Основы социальной концепции РПЦ», XII.9 // Официальный сайт Московской Патриархии
  29. Прот. Иоанн Мейендорф. Брак в Православии.
  30. Прот. Владимир Воробьев. Православное учение о браке // Вестник пастырского семинара, № 2, 1996 г.
  31. Вопросы личной, семейной и общественной нравственности, X. 4 // Официальный сайт отдела внешних церковных связей РПЦ
  32. Проблемы биоэтики, XII, 3 // Официальный сайт отдела внешних церковных связей РПЦ
  33. Gaudium et spes, 48 параграф 1
  34. Добросельский П. В. Супружеские отношения и грань греха
  35. ККЦ Супружеская любовь
  36. Каноническое право о браке Католической Церкви определяет недействительным брак, при заключении которого супруги не осознаю́т, что их союз предназначен для порождения потомства (Каноническое право о браке, 1096 параграф 1; комментарии по книге: Каноническое право о браке. Учебное пособие, составленное свящ. И. Юровичем. Колледж Католической Теологии им. св. Фомы Аквинского, М., 1994, с. 45 — 46)
  37. «Всякий супружеский акт должен сам по себе оставаться предназначенным для воспроизводства человеческой жизни»: эта цитата из Энциклики «Humanae vitae» Папы Павла VI приводится в разделе Катехизиса Плодородие брака
  38. Двое во едину плоть, или о любви, сексе и религии: Иным благочестивым читателям не рекомендуется. // Православие и мир
  39. Бездетный брак. Часть 1. Цель брака — спасение. // Православие и мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *