Бутовский полигон

Содержание

Коммунарка (расстрельный полигон)

Кладбище

Спецобъект «Коммунарка»


Въездные ворота. 2012 год

Страна

Россия

Местоположение

Поселение Сосенское, Новомосковский административный округ, Москва

Строитель

НКВД СССР

Статус

Объект культурного наследия народов РФ регионального значения. Рег. № 771731306990005 (ЕГРОКН). Объект № 5000002033 (БД Викигида)

Медиафайлы на Викискладе

Спецобъе́кт «Коммуна́рка» — мемориальное кладбище на месте одноимённого расcтрельного полигона, расположенное в Поселении Сосенское Новомосковского административного округа Москвы на двадцать четвёртом километре Калужского шоссе в километре к северо-западу от одноимённого посёлка.

В 1930—1940-х годах на спецобъекте функционировал расстрельный полигон, спецобъект НКВД СССР, в котором в ходе репрессий производились расстрелы и захоронения людей, приговоренных к смертной казни.

Предыстория

Щит на шоссе у поворота к полигону. 2012 год

По архивным данным начала XX века, на месте расстрельного полигона существовала мыза Хорошавка. Как описывается, она располагалась в берёзовой роще у пруда на речке Ордынке.

После Октябрьской революции хозяев мызы выселили. В конце 1920-х — начале 1930-х годов мыза стала спецобъектом. Его название — «Коммунарка» — позаимствовали у соседнего подсобного хозяйства ОГПУ. Здесь началось обустройство личной дачи председателя ОГПУ, позже наркома НКВД СССР Г. Ягоды. Построили новый дом. По некоторым данным, В. Знаменская, племянница Г. Ягоды, рассказывала, что дача не предназначалась для отдыха и семьи. Это была загородная резиденция наркома, где он проводил совещания с руководством НКВД.

До передачи объекта в ведомство НКВД СССР здания объекта являлись дачей председателя ОГПУ и наркома НКВД Генриха Ягоды.

28 марта 1937 года Генриха Ягоду арестовали. Имущество с дачи вывезли. К тому моменту существовавший расстрельный полигон Бутово работал в полную силу, но поток нарастал. Решение проблемы нашёл преемник Г. Ягоды — Николай Иванович Ежов. В своих рабочих записях он сформулировал: «Дачу Ягоды чекистам».

История

Со 2 сентября 1937 года этот спецобъект НКВД СССР стал местом массового уничтожения различных высокопоставленных деятелей. Здесь казнили приговорённых к смерти Военной коллегией Верховного Суда СССР. Казнь происходила в день вынесения приговора.

По оценкам экспертной комиссии Министерства безопасности Российской Федерации, выполненным в 1993 году, на полигоне «Коммунарка» покоится прах от 10 до 11,4 тысяч человек. Из них по состоянию на 2010 год менее 5 тысяч человек были известны поимённо и внесены в списки, составленные обществом «Мемориал».

В этой книге памяти опубликованы 4527 кратких биографических справок и 2187 фотографий людей, расстрелянных в Москве со 2 сентября 1937 г. по 16 октября 1941 г. по ложным политическим обвинениям.

Всего в Москве в 1937—1941 гг. по делам, которые велись органами НКВД — НКГБ, было расстреляно около 32 тысяч человек. Из них не менее 29 200 в 1937—1938 гг. Эти цифры устанавливаются из предписаний на расстрелы и из актов о приведении приговоров в исполнение, хранящихся в архиве Управления ФСБ РФ по г. Москве и Московской области (далее — Московское УФСБ) и в Центральном архиве ФСБ РФ (ЦА ФСБ).

Из этих 32 тысяч расстрелянных погребено на Бутовском полигоне 20 765 человек, несколько сот — на Новом Донском кладбище, остальные — на «Коммунарке».

Казни иностранных граждан

Памятный обелиск уничтоженному на полигоне правительству Монголии. 2012 год

На полигоне «Коммунарка» совершались также казни иностранных граждан. Здесь в немаркированных траншеях покоятся останки представителей более 60 национальностей граждан 11 стран. В списке жертв — политические и общественные деятели Литвы, Латвии, Эстонии, лидеры Коминтерна, представлявшие коммунистические движения Германии, Румынии, Франции, Турции, Болгарии, Финляндии, Венгрии, Польши, Великобритании.

Большая часть высшего руководства Монголии была уничтожена здесь в июле 1941 года. Ставший в 1936 году главой правительства Монголии А. Амар в 1939 году был арестован вместе со своими 28 ближайшими сотрудниками. Все они были вывезены в СССР и 27 июля 1941 года расстреляны по приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР. В 2002 году здесь был открыт памятник расстрелянным монгольским министрам.

16 октября 1941 года

Самыми многочисленными после 1937—1938 годов были расстрелы 16 октября 1941 года. В этот трагический день, когда стала реальной сдача Москвы немцам, по приговорам Военной коллегии и военных трибуналов расстреляли 220 человек.

16 октября 1941 года здесь был расстрелян ряд политических и военных деятелей Латвийской Республики:

командир Земгальской дивизии генерал Жанис Бахс, помощник командира Латгальской дивизии генерал Рудолфс Клинсонс, главком авиации генерал Янис Инданс, посол Латвии в СССР Фрицис Коциньш, военный атташе посольства Латвии в Москве Янис Залитис, генералы Артур Даннебергс, Артурс Далбергс, Андрей Крустиньш, Роберт Клявиньш, Вилис Спандегс, полковники Карлис Лейиньш, Александрс Кристовскис, Рудолфс Цеплитис, Янис Пуксис, Юлийс Розенталс, полковник, писатель и журналист Ото Зелтиньш-Голдфелдс, дипломат Хуго Целминьш, художник и карикатурист Сергейс Цивинскис-Цивис и др.

В тот же день здесь были расстреляны также комкор Максим Магер, бригадный комиссар Василий Давыдов, генералы Степан Оборин, Сергей Черных и другие.

Никаких официальных данных о том, что произошло на полигоне в тот день, нет. На сайте организации «Мемориал» упоминается о четырёх жертвах.

Известные лица, казнённые на спецобъекте «Коммунарка»

См. также категорию: Расстрелянные и похороненные на полигоне КоммунаркаПоклонный крест при въезде на полигон. 2012 годСтена Памяти жертв репрессий на расстрельном полигоне «Коммунарка»

Современное состояние

В 1999 году территория полигона передана из ведения ФСБ в ведение Русской православной церкви. 22 сентября 2007 года на территории полигона был освящён храм Святых Новомучеников и Исповедников российских в Коммунарке. 27 октября 2018 года на бывшем спецобъекте НКВД «Коммунарка» была открыта «Стена Памяти».

См. также

  • Бутовский полигон
  • Быковня
  • Демьянов Лаз
  • Куропаты
  • Левашовское мемориальное кладбище
  • Сандармох
  • Катынский расстрел

Примечания

  1. Сайт Жителей Коммунарки — Новости. vkommunarke.ru. Дата обращения 24 ноября 2019.
  2. ГЛАВНАЯ. www.kommunarka.narod.ru. Дата обращения 24 ноября 2019.
  3. 1 2 3 Лукина Мария Вотчина НКВД — спецобъект «Коммунарка» (недоступная ссылка) 09.07.2008
  4. 1 2 3 4 5 Николай Фигуровский. Спецобъект «Монастырь». Известия (11 октября 2007). Дата обращения 24 ноября 2019.
  5. 1 2 3 Новак Л. Дача особого назначения // Итоги (журн.). — 2000, 31 окт. — № 44 (230).
  6. 1 2 3 Мемориал: расстрельные списки Коммунарки. Общество «Мемориал». Дата обращения 17 февраля 2010. Архивировано 12 апреля 2012 года.
  7. 1 2 Такая спокойная Монголия (Неизвестные кошмары 20 века)
  8. 1 2 На полигоне «Коммунарка» должен быть установлен ещё один памятник
  9. Храм Новомучеников и исповедников российских в пос. Коммунарка. Подворье монастыря.
  10. В Подмосковье может появиться памятник расстрелянным латвийским дипломатам Архивная копия от 11 июня 2010 на Wayback Machine.
  11. 39. Магер Максим Петрович (1897-16.10.1941).
  12. Давыдов Василий Васильевич.
  13. 16 октября 1941 года в Москве была паника из-за приближения немецких войск и слухов о том, что Иосиф Сталин уехал из города.
  14. 1941. Октябрь. — Киселев Прокофий Семенович, Алейкин Василий Васильевич, Чистяков Николай Михайлович, Папков (Попков) Василий Алексеевич.
  15. Волошина В. Спецобъект «Монастырь». // Известия : газета. — 28.7.2002.

Литература

  • Головкова Л. А. Спецобъект НКВД «Коммунарка» (1937—1941): Альбом-монография. — М.: Изд. агентство «BE-ART Group», 2009. — 120 с. — ISBN 978-5-9901754-1-9.

Бутовский полигон и ещё 13 мест расстрелов и казней в Москве. Инфографика

30 октября 1653 года в России вышел указ об отмене смертной казни для воров и разбойников. С тех пор на эшафоте в основном оказывались лишь те, кто выступал за свержение правителя или же за смену государственного строя. В историю вошли массовые казни участников Стрелецкого бунта, а также экзекуции над Степаном Разиным и Емельяном Пугачёвым, которые закончились четвертованием бунтовщиков.

Большевики в 1918–1923 годах проводили репрессивную политику, которая получила название «Красный террор». Его жертвами становились не только «классово чуждые элементы» из числа дворян, офицеров и священников, но и простые рабочие и крестьяне, далёкие от политики.

Особой вехой в истории репрессий ХХ века стало время, когда к власти в СССР пришёл Иосиф Сталин. В ходе большой чистки, которая проводилась в 1937–1938 годах, погибло около миллиона человек.

АиФ.ru рассказывает, в каких местах Москвы казнили и расстреливали приговорённых к смерти заключённых.

1. Ильинский крестец

Биржевая площадь

Площадь на пересечении Ильинской улицы и Богоявленского переулка раньше называлась Ильинский крестец, то есть перекрёсток. В годы опричнины Иван Грозный проводил на этом месте массовые казни своих врагов. Опальных бояр колесовали, травили собаками и сажали на кол.

2. Красная площадь

В 1685 году Пётр I специальным указом постановил перенести плахи с территории Ильинского крестца прямо под стены Кремля. Правда, рубить головы на Красной площади начали задолго до этой инициативы государя-реформатора. Историки до сих пор спорят, проводили ли казни непосредственно на Лобном месте. Ряд исследователей указывает на то, что этого быть никак не могло. Ведь это было место, с которого к народу обращались цари. И бесчестить его эшафотом ни один из чиновников бы никогда не решился. Другие историки, напротив, утверждают, что головы рубили именно там. По их мнению, своим названием Лобное место обязано как раз казням — на небольшом пяточке Красной площади якобы «рубили лбы».

3. Болотная площадь

В XV–XVII веках Болотная площадь была местом народных развлечений и кулачных боёв. На ней проводились публичные наказания преступников, включая смертную казнь. Здесь был казнён в 1671 году зачинщик крестьянского восстания Степан Разин. А в 1691 году «был сожжён на Болоте Андрюшка Ильин Безобразов за умысел на Государево здоровье». Последняя публичная смертная казнь на Болотной площади состоялась в 1775 году, когда там четвертовали предводителя крестьянского бунта Емельяна Пугачёва.

4. Лубянка

Большая Лубянка, 11

В 1918 году Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем переехала из Петрограда в Москву. ВЧК заняла здание бывшего страхового общества «Якорь». Расстрелы в этом доме производились вплоть до 1954 года. По приблизительным оценкам, здесь были убиты от 10 до 15 тысяч человек.

5. «Расстрельный дом»

Никольская, 23

Историческое здание, в котором находились палаты князей Хованских, в 1930-х годах москвичи прозвали «расстрельным домом». Там в это время располагалась Военная коллегия Верховного суда СССР. За неполных 20 лет ведомство приговорило к расстрелу 31,5 тысячи человек. Рассмотрение дела осуществлялось в течение 10–15 минут и проходило без участия защиты, возможность обжалования приговора заключённым не предоставлялась.

6. Расстрельный двор

Варсонофьевский переулок, 7

В XVIII веке в Варсонофьевском переулке располагались палаты князей Голицыных, которые позже отошли к военной династии Измайловых. В 1874 году корпуса были перестроены в доходные дома, а в 1918 году это здание оказалось в собственности ВЧК. Формально в большом дворе действовала ведомственная автобаза. На деле там проходили расстрелы.

7. Ивановский монастырь

Малый Ивановский пер., 2

В 1918 году на территории женского Ивановского монастыря начал действовать исправительно-трудовой лагерь. Там были расстреляны до 350 человек.

8. Новоспасский монастырь

Крестьянская пл., 10

На территории основанного ещё в XIII веке монастыря с 1918-го по 1935-й год содержались «враги народа». Площадкой расстрелов служил так называемый «итальянский двор» — пространство между Спасо-Преображенским, Покровским и Знаменским храмами. Сейчас в монастыре работает экспозиция, посвящённая жертвам репрессий.

9. Городская больница № 23

Яузская улица, 11

Усадьба предпринимателей Баташевых в конце XIX века превратилась в больницу. В 1920-х здание стало местом массовых расстрелов. Во дворе были найдены останки 969 человек. Большинство из них — дворяне и офицеры царской армии.

10. Петровский парк

Петровский парк начали использовать для расстрелов 5 сентября 1918 года — в день выхода декрета о «красном терроре». В парке были убиты бывший министр внутренних дел Николай Маклаков, экс-министр юстиции Иван Щегловитов и последний председатель Государственного Совета протоиерей Иоанн Восторгов.

11. Андроников монастырь

Андроньевская пл., 10

В 1918 году монастырь XIV века был преобразован в концентрационный лагерь ВЧК. Большинство заключённых никуда не вывозились и были расстреляны там же.

12. Хамовнические казармы

Комсомольский проспект, 13

Революционные агитаторы в начале XX века утверждали, что в 1905 году на территории Хамовнических казарм проходили массовые казни рабочих. Они говорили, что якобы на воротах одного из корпусов долгое время даже висела табличка «Здесь идут расстрелы». У историков до сих пор нет единого мнения, использовали ли царские власти казармы для проведения казней.

13. Бутовский полигон

Деревня Дрожжино Ленинского района Московской области

На территории Бутовского полигона в 1930–1950-е годы были расстреляны десятки тысяч человек. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II назвал это место «Русской Голгофой». Среди убитых на полигоне — около 1000 представителей духовенства.

14. Полигон Коммунарка

Посёлок Коммунарка в Новомосковском административном округе

Бывшая дача опального наркома Генриха Ягоды в 1937 году перешла в распоряжение чекистов. К тому моменту находившийся неподалёку Бутовский полигон уже не справлялся с объёмом репрессированных. Поэтому власти постановили начать проводить расстрелы на территории Коммунарки, где в конце 1930-х годов были убиты около 14 тысяч человек.

Бутовский полигон

Кладбище

Бутовский полигон

Бутовский полигон

Страна

Россия

Местоположение

Сельское поселение Булатниковское, Ленинский район,
Московская область

Дата основания

август 1937

Медиафайлы на Викискладе

Бу́товский полиго́н — историческое наименование урочища, известного как одно из мест массовых казней и захоронений жертв сталинских репрессий близ деревни Дрожжино Ленинского района Московской области, где, согласно результатам исследований архивно-следственных документов, в 1930—1950-е годы были расстреляны более двадцати тысяч человек: 20’761, расстрелянных в августе 1937 — октябре 1938 годов (время большинства казней) известны поимённо.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II назвал Бутовский полигон «Русской Голгофой». Среди захороненных на полигоне — около 1000 представителей духовенства: как Русской Церкви (православных различной юрисдикционной принадлежности), так и иных конфессий.

9 августа 2001 года Постановлением Правительства Московской области Бутовский полигон объявлен памятником истории и культуры местного значения.

Казнённые на Бутовском полигоне в подавляющем своём большинстве были приговорены к расстрелу внесудебными органами — тройкой УНКВД СССР по Московской области, а также особой комиссией НКВД СССР и прокурором СССР.

Недалеко от Бутовского полигона находятся два других бывших специальных объекта: полигон Коммунарка (бывшая личная дача Генриха Ягоды, впоследствии — места массовых казней), и Сухановская особорежимная тюрьма (на территории монастыря Екатерининская мужская пустынь).

См. также: Муниципальный округ Южное Бутово § История

На месте Бутовского полигона в конце XIX-го столетия находилось имение Космодамианское-Дрожжино (в честь святых-бессребреников Космы и Дамиана). Впервые село Дрожжино упоминается в 1568 году, когда здесь находилась усадьба земского боярина Фёдора Михайловича Дрожжина (впавшего в немилость Ивана Грозного и казнённого по приказу царя). В 1889 году хозяином имения Н. М. Соловьёвым был основан конный завод, у леса устроен ипподром со зрительскими трибунами. Владелец Бутовского имения И. И. Зимин вскоре после Октябрьской революции, не дожидаясь конфискации, всё отдал государству и уехал с семьёй за границу. Конный завод поставлял лошадей Красной Армии.

В 1920-е годы в Бутово (Москва) была создана сельскохозяйственная колония ОГПУ. В 1934 году территория около 2 км² была обнесена глухим забором; на ней был обустроен стрелковый полигон НКВД, а территория взята под круглосуточную вооружённую охрану. Неподалёку в районе совхоза «Коммунарка» находился другой спецобъект — полигон «Коммунарка» (бывшая личная дача Генриха Ягоды, впоследствии — места массовых казней).

31 июля 1937 года нарком Н. И. Ежов издал приказ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». После этого в ходе политических репрессий в Москве было вынесено и приведено в исполнение огромное количество смертных приговоров. Кладбища Москвы не могли справиться с таким потоком захоронений. Тогда в середине 1937 года НКВД были выделены два новых спецобъекта — Бутово и Коммунарка. На объект «Коммунарка» попадали представители партийного руководства и советской номенклатуры, офицеры РККА, инженеры, деятели культуры и искусства, работники НКВД, а на объекте «Бутово» расстреливались все остальные: рабочие, крестьяне, священники, кулаки, уголовники, бывшие белогвардейцы и прочие «антисоветские элементы». Больше всего людей было расстреляно 28 февраля 1938 года — 562 человека. На февраль 1938 года пришёлся пик расстрелов, что связано с дополнительной квотой на расстрел 4000 человек, утверждённой Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января только для Московской области.

Смертные приговоры жертвам репрессий были вынесены без состязательного судебного рассмотрения, с санкций внесудебных органов уголовного преследования — тройки УНКВД по Московской области, особой комиссии НКВД СССР, прокурора СССР, а также специальной коллегии Мособлсуда.

Осужденных на расстрел привозили из московских тюрем в машинах с надписью «ХЛЕБ». На полигоне их размещали в длинном бараке, где проводилась перекличка и сверка людей с доставленными из тюрем документами. И только после этого им объявляли смертный приговор. Расстрел начинался после восхода солнца выстрелом в затылок из пистолета. Расстрелянных закапывали в 13 рвах, общая протяжённость которых составляла 900 метров. Ширина каждого рва была 4—5 метров, а глубина около 4 метров.

Захоронения производились без уведомления родственников и без церковной или гражданской панихиды. Родственники расстрелянных стали получать свидетельства с указанием точной даты и причины смерти только с 1989 года.

Дальнейшее использование полигона

После 1938 года, когда в Бутово прекратились массовые расстрелы, полигон продолжал использоваться для захоронений тех, кого расстреляли в московских тюрьмах. Здание комендатуры, расположенное в 100 метрах от погребальных рвов, было превращено в дом отдыха для старших офицеров НКВД. Его неоднократно посещал и Лаврентий Берия.

Во время Великой Отечественной войны в районе Бутовского полигона развернули лагерь с немецкими военнопленными. Их сгоняли на строительство Варшавского шоссе; тех, кто работать не мог, расстреливали и скидывали в яму.

Изучение полигона и увековечивание памяти жертв

Начиная с 1992 года московская общественная группа по увековечиванию памяти жертв политических репрессий (группа М. Б. Миндлина) с помощью сотрудников ФСК-ФСБ приступила к архивной работе со следственными делами расстрелянных на Бутовском полигоне, при этом собирались сведения и составлялись краткие биографические справки для будущей «Книги памяти».

Поклонный крест на Бутовском полигоне

Весной 1993 года полигон впервые посетили родственники погибших, осенью того же года в его южной части была установлена гранитная мемориальная плита.

Бутовский полигон находился под охраной войск госбезопасности вплоть до 1995 года. Затем его передали Русской православной церкви и открыли для посещения по субботам и воскресеньям. На одной из братских могил установили поклонный крест памяти св. Новомучеников и Исповедников Российских (именно в Бутово расстреляно и похоронено большое количество священнослужителей РПЦ).

В 2001 году полигон был объявлен памятником истории регионального значения. Это позволило предотвратить попытки застройки его территории.

В связи с тем, что деревянный храм, построенный на территории полигона в 1995—1996 годах и освящённый 11 декабря 1996 года, в день памяти митрополита Серафима (Чичагова), был мал, 15 мая 2004 года состоялась закладка храма Новомучеников и Исповедников Российских, построенного в стиле древнерусских шатровых храмов. Великое освящение состоялось 19 мая 2007 года. По периметру стен храма висит 51 икона — по числу дней расстрелов. В притворе храма находится экспозиция, где представлены вещи расстрелянных, обнаруженные в 1997 году — обувь, фрагменты одежды, узелки, гильзы и т. д. Также в экспозиции показаны и личные вещи убитых на полигоне людей.

В 2006 году на полигоне велась рекультивация земли, кроме того, были установлены точные границы каждого погребального рва.

30 октября 2007 года, в День памяти жертв политических репрессий, Бутовский полигон посетили Президент России Владимир Путин и Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Число жертв

Из результатов документальных исследований, выполненных Постоянной межведомственной комиссией правительства Москвы по восстановлению прав жертв политических репрессий, выяснены обстоятельства казней на Бутовском полигоне за период с 8 августа 1937 года по 19 октября 1938 года. Всего за указанный период было расстреляно 20 765 человек, по именам установлено более 3 тысяч человек . Из них 5 595 чел. (27 %), казненных по уголовным и смешанным статьям не реабилитировано до сих пор. Реабилитировано за период по октябрь 2003 г. 15 166 чел. (73 %).

В Бутово расстреляны и похоронены 374 церковно- и священнослужителя Русской православной церкви (РПЦ): от митрополита Серафима (Чичагова) до десятков диаконов, пономарей и чтецов.

Мемориальный комплекс на территории полигона

С 11 декабря 1997 года в здании администрации деревни Дрожжино, рядом со входом на полигон, стали совершаться заупокойные службы клириками Московского патриархата.

Храм на территории Бутовского полигона

На территории Бутовского полигона размещены стенды с поимённым перечислением 935 расстрелянных служителей и прочих членов Русской православной церкви.

По стендам и другим несущим информацию сооружениям (памятным камням и т. п.) мемориального комплекса Бутовского полигона посетителям не удастся выяснить некоторые важные сведения, такие как число реабилитированных, степень и характер виновности того или иного лица или группы лиц, национальный, половой, возрастной состав казнённых.

Комплекс открыт для посещения по субботам и воскресеньям. Заказ экскурсий производится дополнительно, по предварительной договорённости с экскурсоводом.

Известные люди, расстрелянные на Бутовском полигоне

Вечная память. Культурный центр «Первое марта», 27 мая 2000 г.

См. также: Расстрелянные и похороненные на Бутовском полигоне

  • Амбарцумов, Владимир Амбарцумович (1892—1937) — священнослужитель Русской православной церкви, изобретатель.
  • Ауслендер, Сергей Абрамович (1886—1937) — писатель «серебряного века».
  • Бройде, Соломон Оскарович (1892—1938) — русский советский писатель и публицист.
  • Гельман, Ганс (1903—1938) — немецкий и советский физик.
  • Делекторский Никита Петрович (1876-1937) — епископ Нижнетагильский, Орехово-Зуевский.(Русской Православной Церкви).
  • Джунковский, Владимир Фёдорович (1865—1938) — бывший градоначальник Москвы.
  • Древин, Александр Давыдович (1889—1938) — художник
  • Головин, Фёдор Александрович (1867—1937) — председатель Государственной думы Российской империи II созыва.
  • Карикаш, Фридеш (1892—1938) — венгерский писатель и политик.
  • Кишкин, Владимир Александрович — замглавы НКВД СССР.
  • Клуцис, Густав Густавович (1895—1938) — художник-авангардист.
  • Комаровский, Владимир Алексеевич — художник-иконописец.
  • Лейко, Мария Карловна (1887—1938) — актриса.
  • Олсуфьев, Юрий Александрович (1887—1938) — искусствовед и реставратор.
  • Проферансов, Владимир Александрович (1874—1937) — священник Русской православной церкви, протоиерей, причислен к лику святых Русской православной церкви в 2000 году.
  • Семашкевич, Роман Матвеевич (1900—1937) — художник.
  • Серафим (Чичагов) (1856—1937) — епископ Русской православной церкви, митрополит Санкт-Петербургский.
  • Трубачёв, Зосима Васильевич (1893—1938) — протоиерей Русской православной церкви, причислен к лику святых как священномученик в 2000 году для общецерковного почитания.
  • Тихомиров, Иван Петрович (1876—1938) — священнослужитель.
  • Ченыкаев, Николай Сергеевич (1878—1938) — бывший калужский губернатор (1915—1917).
  • Ягодин, Василий Александрович (1870—1937) — протоиерей Русской православной церкви, причислен к лику святых как священномученик в 2000 году для общецерковного почитания.
  • Большой террор
  • Бутовский крест
  • ГУЛаг
  • День памяти жертв политических репрессий
  • Коммунарка (расстрельный полигон)
  • Собор святых новомучеников и исповедников российских
  • Сталинские репрессии
  1. 1 2 3 // patriarchia.ru (11 февраля 2007)
  2. 1 2 3 4 Буклет «Бутовский полигон». Архивная копия от 18 октября 2013 на Wayback Machine // archive.martyr.ru
  3. 1 2 3 Общество «МЕМОРИАЛ». Послесловие к Книге памяти — спискам захороненных в Коммунарке и Бутово. // memo.ru
  4. Об объявлении памятного места Бутовский полигон в Ленинском районе памятником истории регионального значения и утверждении границ его территории и зон охраны — Российский Прав…
  5. Свято-Екатерининский мужской монастырь (официальный сайт). История. 1931—1991 годы. Свято-Екатерининская пустынь. // ekaterinamon.ru
  6. Храмы России. Екатерининский мужской монастырь. Екатерининская мужская пустынь (учётная карточка, фотографии, на карте). // temples.ru
  7. 1 2 3 Валентина Оберемко. Двуликое Бутово. Когда-то этот район был шикарной «Рублёвкой» // Аргументы и факты. — 2011. — № 30 за 27 июля. — С. 30.
  8. Л. А. Головкова. Спецобъект «Бутовский полигон» (история, документы, воспоминания) Архивировано 17 августа 2012 года. // archive.martyr.ru (12 апреля 2006)
  9. География скорби. Дата обращения 1 марта 2017.
  10. 1 2 3 4 5 6 Ксения Лученко. Бутовский полигон. Дата обращения 1 марта 2017.
  11. Владимир Кузьмин. Поминальная молитва. Владимир Путин посетил Бутовский полигон, где похоронены жертвы массовых расстрелов. «Российская газета» // rg.ru (федеральный выпуск № 4506 от 31.10.2007)
  12. Александр Латышев, Богдан Степовой. Владимир Путин — о жертвах сталинских репрессий: «Мы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе» Газета «Известия» // izvestia.ru (2 ноября 2007)
  13. ЛУБЯНКА: Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Постановление политбюро ЦК ВКП(б) «об антисоветских элементах» (документ № 285 от 31.01.1938 года). // alexanderyakovlev.org
  14. Новомучеников и исповедников Российских в Бутове храм
  15. Речь Высокопреосвященнейшего митрополита Лавра на Великом освящении храма в Бутове. // patriarchia.ru (19 мая 2007)
  16. Седмица.ru: «Предстоятель совершил Великое освящение храма-памятника в Бутово». // sedmitza.ru (18 мая 2007)
  17. Серия «Бутовский полигон». 1937—1938. Книга памяти жертв политических репрессий. Вып. 1-7″, М., 1997—2003 г. г. Издание общества «Мемориал»
  18. Мартиролог расстрелянных и захороненных на полигоне НКВД «Объект Бутово», 08.08.1937 — 19.10.1938 / Храм Св. Новомучеников и исповедников Российских в Бутово. Группа увековечения памяти жертв полит. репрессий. — М. : Изд-во «Зачатьевский монастырь», 1997. — 418 с., 1 л. таб.
  • Бакиров Э. А., Шанцев В. П. Бутовский полигон, 1937—1938 : Книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий; Московский Антифашистский центр. Выпуск первый. — Москва: Институт экспериментальной социологии, 1997. — 364 с. — ISBN 5-87637-005-3. — ISBN 978-5-87637-005-1.
  • Бакиров Э. А. Бутовский полигон, 1937—1938 : Книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий; Московский Антифашистский центр. Выпуск второй. — Москва: Панорама, 1998. — 362 с. — ISBN 5-85895-052-3.
  • Бутовский полигон, 1937—1938 : Книга памяти жертв политических репрессий. Выпуск 3. — М.: Альзо, 1999. — 360 с. — ISBN 5-93547-001-2. — С. 6-16 : Каледа Кирилл, свящ., Алексеев С. Н., Разумова А. Я., Головкова Л. А. Исследования последних лет на Бутовском полигоне.
  • Бакиров Э. А., Шанцев В. П. Бутовский полигон, 1937—1938 : книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Выпуск 4. — Москва: Альзо, 2000. — 362 с. — Список сокращений: С. 360—362. — ISBN 5-93547-003-9.
  • Бакиров Э. А., Шанцев В. П. Бутовский полигон, 1937—1938 : книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Выпуск 5. — Москва: Изд-во ООО «Панорама», 2001. — 360 с. : ил. — Список сокращений: С.358-360. — ISBN 5-93547-004-7.
  • Бакиров Э. А., Шанцев В. П. Бутовский полигон, 1937—1938 : книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Выпуск 6. — Москва: Изд-во ООО «Панорама», 2002. — 320 с. — ISBN 5-93547-004-7.
  • Бутовский полигон, 1937—1938 : книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Выпуск 7. — Москва: Альзо, 2003. — 367 с. : ил. — Указатель имён по семи томам книги памяти «Бутовский полигон»: С. 145—299. — ISBN 5-93547-006-3. — ISBN 978-5-93547-006-7.
  • Любимова К. Ф. Бутовский полигон, 1937—1938 : книга памяти жертв политических репрессий / Постоянная межведомственная комиссия правительства Москвы по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Выпуск 8. — Москва: Альзо, 2003. — 395 с. — ISBN 5-93547-007-1. ISBN 978-5-93547-007-4.
  • Головкова Л. А. Бутовский полигон // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003. — Т. VI. — С. 393—396. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  • Д. Н. Никитин, П. С. Павлинов Бу́товский полиго́н // Большая российская энциклопедия. 2016

Ссылки

  • Список расстрелянных на Бутовском полигоне
  • Сайт Храма Святых новомучеников и исповедников Российских в Бутове — обширная информация о Бутовском полигоне, людях пострадавших на нём, деятельности общины храма, памятных и иных мероприятиях
  • Сайт Бутовский полигон — Русская голгофа
  • Региональное общественное движение «Мемориа-Память» (архив веб-сайта от 24 февраля 2012 года).
  • Бутовский полигон — Русская Голгофа. Протоиерей Кирилл Каледа. 12.022007
  • В. Н. Сачков. «КОГО РАССТРЕЛЯЛИ НА БУТОВСКОМ ПОЛИГОНЕ» — редуцированная обобщающая статистика по лицам, казнённым на Бутовском полигоне в 1937—1938 гг.
  • ПРОЕКТ МЕМОРИАЛЬНОГО ЦЕНТРА «БУТОВО» при Храме Новомучеников и Исповедников Российских на Бутовском полигоне
  • Бутовский полигон: археология расстрелов
  • Евгений Ихлов Бутовский полигон. 1937—1938 гг «Знамя» 2005, № 11
  • Памятник истории Спецобъект НКВД «Коммунарка»
  • Ю. А. Васищев. Символ страдальчества российского.

Спецобъект «Бутовский полигон»

Массовые расстрелы и захоронения на Бутовском полигоне начались 8 августа 1937 года. Чаще всего на Бутовский полигон для расстрела отправляли узников из Таганской, Бутырской и Сретенской тюрем. Часто на территорию полигона привозили тела расстрелянных непосредственно для захоронения.

Примерно до августа 1937 года расстрелянных хоронили в небольших отдельных ямах-могильниках, но по мере увеличения нагрузки подготовка мест для погребения производилась уже с использованием экскаватора. С его помощью предварительно рылись громадные рвы с целью дальнейшего оборудования теперь уже «братских» могил.

Считается, что если на территории спецобъекта «Коммунарка» расстреливали и осуществляли погребение останков преимущественно представителей привилегированных слоев, то в Бутово отправляли всех остальных. Подавляющее большинство расстрелянных были беспартийными, примерно половина имели низшее образование. В основном здесь покоятся останки простых рабочих, служащих советских учреждений, крестьян, представителей духовенства. За годы террора на территории Бутовского полигона было захоронено около 21 000 человек, из них 19 903 человека составляют мужчины, 858 — женщины. Также имеющиеся данные свидетельствуют о том, что 11 300 расстрелянных являлись жителями Москвы и Московской области, остальные — из различных регионов СССР, а также других государств: Германии, Польши, Франции, США, Австрии, Венгрии, Румынии, Италии, Югославии, Чехословакии, Турции, Японии, Индии, Китая и др.

Имеются некоторые статистические данные относительно расстрелов на Бутовском полигоне в 1937-38 гг. Так, известно, что в сентябре 1937 года на этой территории было расстреляно 3165 чел., в октябре и ноябре — 2045 и 2376 чел. соответственно, в феврале и марте 1938 г. — 2326 и 2335 чел., в мае и июне — 1346 и 1169. Позже, вплоть до 19 октября 1938 года, расстрелы не превышали цифры 1000 человек в месяц, а после этой даты больше не производились.

>Мемориальный научно-просветительский центр «Бутово». Бутовский полигон 1937-1938.

Гарькавый И. В., Головкова Л. А.

Крупнейшее в Москве и Подмосковье место массовых казней и захоронений — Бутовский полигон НКВД расположен на земле бывшей старинной усадьбы Дрожжино, известной еще с XVI века. Последним хозяином ее был Иван Иванович Зимин, родной брат знаменитого Сергея Ивановича Зимина – владельца Московской частной оперы. На конном заводе Зиминых, носящем в 1920-е гг. имя Каменева и поставлявшем лошадей войскам ГПУ-ОГПУ, в качестве руководителя работал бывший управляющий имением, племянник недавнего его владельца – Иван Леонтьевич Зимин. Он жил здесь со своей женой – известной оперной певицей (впоследствии профессором Консерватории) Софьей Друзякиной. Деревянный двухэтажный дом – с резными карнизами и наличниками, с широкой лестницей и небольшой аллейкой из голубых елей перед ним стоял как раз на месте будущего полигона.

В 1934 г. конный завод был закрыт, жители выселены, конюшни переоборудованы под тюремные помещения. На десяти подводах из соседней Екатерининской пустыни, где с 1931 г. размещалась тюрьма для уголовников (впоследствии – знаменитая политическая Сухановская тюрьма), привезли заключенных. Но они находились здесь недолго. Вскоре их перебросили на Щербинку, где в бывшем имении помещика Сушкина также была оборудована тюрьма.

В середине 1930 гг. в преддверии массовых расстрелов Хозяйственное управление НКВД озаботилось поисками мест для спецзахоронений. Под Москвой таких зон было выделено три: в районе поселка Бутово, на территории совхоза «Коммунарка» и вблизи г. Люберцы. (Эта третья зона держалась как резервная; она, насколько известно, не была использована.) На территории Бутовской усадьбы на площади 5,6 га оборудовали стрелковый полигон (общая площадь спецзоны была тогда более 2 кв. км). Конечно, настоящего полигона и в помине не было; была лишь его имитация, как это делалось на всех подобных “объектах”. Местным жителям сообщили, что поблизости от их деревень будут производиться учебные стрельбы. Действительно, начиная с 1935 г., звуки выстрелов со стороны полигона слышались постоянно. И поначалу это никого не удивляло. Но со временем местные жители, конечно, начали догадываться, что по соседству с ними происходит что-то ужасное. Запоздалых прохожих, возвращавшихся домой с ночной электрички, обгоняли “воронки”, крытые автозаки, из глубины леса иногда доносились какие-то отдаленные мольбы, крики о помощи.

После июльских приказов Ежова начались массовые, не имеющие аналогов в мировой истории, казни. Всего было уничтожено 20761 человек. Первый расстрел по этим приказам на Бутовском полигоне произведен 8 августа 1937 г. В этот день был казнен 91 человек.

Самые многочисленные расстрелы в Бутове пришлись на декабрь 1937 и на февраль 1938 г.: 8 декабря было расстреляно 474 человека, 17 февраля – 502 и 28 февраля – 562 человека. Среди жертв Бутова, по имеющимся документам, наибольшее число составляют москвичи, жители Подмосковья и соседних областей, входивших тогда целиком или частично в Московскую область. Но есть и немало представителей республик бывшего СССР, лица иностранного происхождения и подданства, единственная вина которых заключалась в “неподходящей” национальности или месте рождения. По численности после русских, которых в бутовских погребальных рвах насчитывается 8724 человека, преобладают латыши, поляки, немцы, евреи, украинцы, белорусы; есть представители Франции, США, Румынии, Венгрии, Австрии, Италии, Болгарии, Японии, Индии, Китая; всего же национальностей насчитывается свыше шестидесяти. Больше всего в Бутове погребено простых крестьян, часто малограмотных или совсем неграмотных. Порой их расстреливали целыми семьями – по пять-семь человек, хватали, чтобы выполнить план, из какой-нибудь одной деревни 15–18 человек. (Нами составлен список этих деревень; в них предполагается поставить поминальные кресты; несколько крестов уже сооружено). Следующие по численности жертвы Бутова – рабочие и служащие всевозможных советских учреждений. Более трети от общего числа расстрелянных – заключенные Дмитлага, этого настоящего государства в государстве; состав дмилаговцев или, как их называли, “каналармейцев” – от ученых с мировой известностью, строителей, поэтов, священнослужителей, учителей – до не реабилитированных и не подлежащих реабилитации уголовников-рецидивистов.

В бутовских рвах лежат останки выдающихся государственных деятелей дореволюционной России: Председатель 2-й Государственной Думы Ф. А. Головин, московский губернатор, впоследствии шеф жандармов – В. Ф. Джунковский, его адъютант и друг – генерал В. С. Гадон, правнук Кутузова и одновременно родственник Тухачевского, профессор церковного пения М. Н. Хитрово-Крамской, правнучка Салтыкова-Щедрина Т. Н. Гладыревская; это также один из первых русских летчиков Н. Н. Данилевский и чех по национальности, член экспедиции О. Ю. Шмидта – Я. В. Брезин, представители русских дворянских родов: Ростопчиных, Тучковых, Гагариных, Шаховских, Оболенских, Бибиковых, Голицыных; это блестящие инженеры, это художники, чьи чудом спасенные произведения украшают ныне лучшие музеи и галереи мира – Александр Древин, Роман Семашкевич, другие художники: их тут – живописцев, графиков, декораторов, оформителей – свыше восьмидесяти.

Можно было бы назвать еще несколько групп людей по профессиям, ставших жертвами бутовских расстрелов: это бедные грабари – возчики, доставлявшие камень и щебенку на стройки страны. Изгнанные из родных мест при раскулачивании, бездомные, осиротевшие, неизвестно как и чем содержащие какую-нибудь загнанную лошаденку, они тем не менее проходили как собственники, кулаки. В Бутове их более шестидесяти. Бывших городовых или, как их еще называли, стражников – около сорока. Есть тут представители низших, средних и высших полицейских чинов, есть даже царский палач. Еще не сосчитаны нами многочисленные сотрудники Китайско-Восточной железной дороги и просто родившиеся в Харбине или на территории обслуживания КВЖД; вкупе с родственниками, никогда не выезжавшими из какой-нибудь своей подмосковной Поповки, они были обвинены в шпионаже в пользу Японии и приговорены к расстрелу. В качестве злостных “троцкистов”, расстреляны в Бутове более тридцати китайцев – рабочих, обслуживавших китайские прачечные, очень популярные среди москвичей. Несколько крупных дел было заведено на альпинистов, обвиненных в шпионаже в пользу Германии и Австрии. По этим делам проходило более ста пятидесяти человек. Из них человек пятнадцать самых красивых, самых смелых и удачливых, поднимавшихся на недосягаемые горные вершины, в том числе Гималайские, пали под пулями чекистов на краю бутовских рвов.

Особую группу расстрелянных в Бутове представляют инвалиды. В начале 1938 г. началась тайная кампания по “изъятию” инвалидов из тюрем и лагерей: не хватало места для вновь арестованных. Осужденных к различным срокам (иногда совсем маленьким – 2–3 года), их после медицинского освидетельствования и подтверждения инвалидности – без пересмотра дела или какого-либо доследования приговаривали к высшей мере наказания. Фактически, не способных к труду инвалидов (слепых, глухонемых, без рук или ног или просто тяжело больных) расстреливали только за то, что они больны и их отказывались принимать в лагерях. Группа расстрелянных в Бутове инвалидов довольно значительная.

В числе “контингентов, подлежащих репрессии”, в Приказе Ежова № 00447 значатся “церковники”. Среди них есть всевозможные сектанты, старообрядцы, обновленцы, которых трудно бывает распознать по следственным делам. Есть представители других конфессий: три муллы, один раввин, есть католики, протестанты, баптисты (около 50 человек), но число их несоизмеримо с числом убиенных представителей Русской Православной Церкви. Их, пострадавших за Веру и Церковь Христову, в Бутове 940 человек.

В планах безбожных властей, строящих новое атеистическое государство, значилось, что к 1 мая 1937 г. “имя бога должно быть забыто по всей территории СССР”. Но перепись населения 1937 г., как известно, показала, что более половины опрошенных признали себя верующими. Колоссальная работа по уничтожению Церкви, проводившаяся с первых дней советской власти, не дала ожидаемых результатов. В 1937 г. началось новое тотальное наступление на Церковь и верующих. В том году было закрыто еще 8 тысяч храмов, ликвидировано 70 епархий и викариатств, расстреляно 60 архиереев. Семь из них были расстреляны на Бутовском полигоне. Это сщмч. Серафим (Чичагов) (прославлен на Архиерейском соборе 1997 г), это сщмчч., канонизированные на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 г.: Димитрий (Добросердов), Николай (Добронравов), Никита (Делекторский), сщмчч.: Иона (Лазарев), Аркадий (Остальский). Бутовский список неканонизированных священнослужителей возглавляет убиенный епископ Арсений (Жадановский).

Всем, проходящим по церковным делам, предъявлялось стандартное обвинение: антисоветская агитация, контрреволюционная деятельность. Но поводы для обвинения могли быть самые разные, например: “сохранение церкви и насаждение тайного монашества”, “недоносительство” (“знал о беглом попе и не донес”), помощь ссыльным, приют бездомных священнослужителей, хранение иконки или молитвы. Среди расстрелянных священнослужителей много известных и глубоко почитаемых иереев. Новопрославленный сщмч. Кронид (Любимов), последний 79-тилетний настоятель Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, принял мученическую кончину 10 декабря 1937 г.; десять человек, проходивших с ним по одному делу, были также расстреляны на Бутовском полигоне. В декабре, январе и феврале 1937-1938 гг. приняли смерть в Бутове 27 иеромонахов Троице-Сергиевой Лавры, незадолго до того вернувшихся из заключения; большинство из них были поставлены на приходы Загорского района архимандритом Кронидом. День кончины сщмч. Кронида и пострадавших с ним стал особо чтимым для монахов Троице-Сергиевой Лавры, которые в этот день посещают Бутово и совершают панихиду на месте казни у большого Поклонного Креста. В среде православных были широко известны и почитаемы имена прославленных ныне сщмчч. Сергия (Махаева) – священника Иверской общины на Б. Полянке, Зосимы (Трубачева), окормлявшего высланных в Малоярославец священников и монахинь и там же арестованного, Владимира (Медведюка). На сегодняшний день в числе пострадавших в Бутове прославлено 304 новомученика. Имена их теперь записаны в православных месяцесловах и в Синодике храма Новомучеников и Исповедников в Бутове, напечатанного в 2005 г.

В середине 1950-х гг. Бутовский полигон обнесли высоким деревянным забором. Территория эта строго охранялась. Кроме чекистов, здесь никто не бывал.

Впервые ворота Бутовского полигона открылись для родственников погибших 7 июня 1993 г. Осенью того же года была установлена мемориальная плита. В 1994 г. Православным Свято-Тихоновским институтом по эскизу скульптора Д. М. Шаховского, отец которого иерей Михаил Шик расстрелян в Бутове, был сооружен Поклонный крест, в походном палаточном храме Св. Новомучеников и Исповедников Российских отслужили первую литургию. По эскизу Д. М. Шаховского в 1995 г. началось сооружение храма, а с 1996 г. в недостроенном еще храме начались регулярные богослужения. Приходскую общину с того времени возглавляет внук расстрелянного на Бутовском полигоне священномученика Владимира Амбарцумова – протоиерей Кирилл Каледа, в прошлом ученый геолог. Его трудами развернулась работа по строительству церковной жизни и деятельность по благоустройству территории массовых захоронений. О. Кириллу и собравшейся вокруг него инициативной группе удалось остановить строительство нового жилого микрорайона «Новодрожжино», возведение которого было запланировано непосредственно у границы мемориальных захоронений. В 1995 г. земля Бутовского полигона была передана Московской Патриархии.

В августе 1997 г. по благословению Святейшего Патриарха в Бутове на небольшом участке были произведены археологические раскопки. В них принимали участие квалифицированные специалисты: археологи, тафолог, специалист по промышленным тканям и обуви, судебно-медицинский эксперт, специалист по огнестрельному оружию. Был вскрыт участок погребального рва площадью 12,5 м2. То, что открылось глазам исследователей, не поддается описанию. Вповалку, вперемежку, как в каком-то могильнике для скота, лежали убитые люди. На открытой поверхности захоронения были обнаружены останки 59 человек, предположительно мужчин, в возрасте 25–30, 45–50 лет, расстрелянных, судя по одежде, поздней осенью или зимой. Всего же в том погребении, расположенном в несколько ярусов, по мнению специалистов, находились останки примерно 150 человек. Археологические исследования на почве продолжались и в последующие годы, будут продолжаться и впредь. На сезон 2005 г. выявлено 13 рвов, расположенных довольно-таки хаотично: меридиональных – в направлении с запада на восток, и диагональных – в направлении с северо-запада на юго-восток.

В годы, предшествовавшие опубликованию правды о Бутовском полигоне, здешний поселок представлял собой довольно унылое зрелище. Единственная улица его, словно в насмешку названная Юбилейной, состояла из нескольких безликих строений. Все постепенно разрушалось. Жизнь словно уходила отсюда. Была закрыта школа, затем баня, которая и раньше-то работала лишь раз в неделю; чтобы помыться, надо было выстоять в многочасовой очереди. Закрыли медпункт, аптечный ларек, магазин. Телефон, существовавший здесь с начала века, стал собственностью исключительно НКВД. Отменили рейсовый автобус, следовавший от станции мимо Бутовского полигона до Боброва. В поселке НКВД доживали свой век безвестные старики, бывшие свидетелями, а часто и участниками трагических событий 1930–1950 гг. Долгие годы эти люди не шли ни на какие контакты с посторонними. Они жили изолированно от всего остального мира и вели замкнутый образ жизни. Видно было, что они хорошо понимали только друг друга. Любые, самые осторожные расспросы о жизни полигона в годы репрессий пресекались ими в самой грубой форме. Либо они отвечали, что никаких расстрелов и захоронений здесь никогда не было, что все это выдумки и вранье, либо говорили: «Если кто кого и расстреливал, значит, так надо было». Нередко такой разговор заканчивался угрозами словом и действием. Женщины, что работали здесь в годы расстрелов, были не так озлоблены, но молчали также безнадежно, как и их мужья. Один за другим уходили из жизни очевидцы, которые могли бы что-то рассказать о здешних трагических местах – Бутовском полигоне, «Коммунарке», Сухановской тюрьме. А те, что были живы еще и могли бы что-то бесценное нам поведать, молчали, боялись, что все вернется на круги своя. Уговорить, убедить их, что прошлое ушло навсегда, было невозможно…

Что должны были чувствовать все эти люди, находясь постоянно наедине со своими мыслями, воспоминаниями, живя рядом с погребальными рвами, которые они видели когда-то полными неостывших еще человеческих тел?! Лишь постепенно, с годами стали устанавливаться некоторые контакты между теми, кто жадно искал правду и теми, кто хотел ее непременно скрыть и забыть.

Жизнь и даже облик поселка Дрожжино (в который входят строения, непосредственно связанные с Бутовским полигоном) стали заметно меняться с появлением храма. На богослужения и поминальные службы приезжало все больше народу. Сначала на территорию полигона можно было попасть только в определенные часы по субботам и воскресеньям. Но в 1995 г. охрану сняли, и территория многострадального Бутовского полигона стала доступна в любое время.

В 1997 г. по заказу Правительства Москвы были подготовлены «Проектные предложения по созданию мемориального комплекса в районе пос. Дрожжино…». В них рассматривалась территория основных мест захоронений, бывшей усадьбы Дрожжино-Бутово и поселка НКВД. В следующем 1998 г. на средства Правительства Москвы была заново асфальтирована и благоустроена дорога, ведущая от Варшавского шоссе к Бутовскому полигону. По отремонтированной дороге пущен рейсовый автобус № 18 с конечной остановкой «Бутовский полигон». Все эти шаги стали возможны при неустанных хлопотах и заботах прихожан храма Новомучеников и его настоятеля – о. Кирилла, принявших на себя ответственность за дальнейшую судьбу Бутовского полигона.

Сюда стали привозить детей из общеобразовательных и воскресных школ, московских лицеев и гимназий, сотрудники храма рассказывали им о том, что здесь происходило. На территории полигона впервые зазвучали детские голоса. Дети и подростки помогали очищать территорию от зарослей, по силам приводили ее в порядок. В ноябре 1998 г. при Бутовском храме была открыта воскресная школа. Не сразу, но были налажены контакты с учителями и школьниками окрестных школ, другими местными организациями. Под приходские нужды и воскресную школу были предоставлены помещения в домах, принадлежавших ранее сотрудникам НКВД. Сейчас в воскресной школе около восьмидесяти учащихся, ее учебные группы охватывают все возрасты, от самых маленьких ребятишек – до взрослых. Посещают школу в основном жители близлежащих районов: поселка Ново-Дрожжино и восточной части Южного Бутова.

27 мая 2000 г., в четвертую субботу по Пасхе, на Бутовском полигоне состоялось первое богослужение под открытым небом, которое возглавил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Казалось, здесь присутствовала вся Православная Москва. В богослужении принимали участие восемь архиереев, около двухсот священнослужителей из храмов и монастырей Москвы и Московской области и более трех с половиной тысяч молящихся. Это было незабываемое духовное торжество. Пел объединенный хор Православного Свято-Тихоновского Богословского института. Музыка церковных песнопений сливалась с громким пением птиц, словно разделявших всеобщую радость. Патриаршие службы в Бутове стали традиционными. «Русской Голгофой» назвал Святейший Патриарх Бутовский полигон.

На Освященном Архиерейском Соборе 16–18 августа 2000 г. в числе 1100 мучеников, пострадавших в России от рук безбожников в XX веке, были прославлены в лике святых 129 священнослужителей и мирян, в Бутове убиенных. Ныне (на 2006 г.) число канонизированных бутовских новомучеников увеличилось до 304 человек.

В 2004 году на территории усадьбы «Дрожжино» Патриархом Алексием II и первоверховным архиереем Русской Православной Церкви Заграницей митрополитом Лавром был заложен новый каменный двухэтажный храм-памятник Новомученников и Исповедников Российских. Проект этого грандиозного пятишатрового собора был разработан в архитектурно-художественном центре Московской Патриархии «Арххрам» (АХЦ «Арххрам»), архитектором М.Ю. Кеслером, под руководителем А.Н. Оболенского, дед которого князь Оболенский Владимир Васильевич был растерян в 1937 г. на Бутовском полигоне. Величественный храм-памятник был освящен 19 мая 2007 года, в сослужении патриарха Алексия и митрополита Лавра, духовенства воссоединившихся частей Русской Церкви.

«Бутовский полигон» — не только место безутешной скорби, где мы вновь и вновь переживаем ужас совершившейся трагедии, уже сегодня это также место Памяти, Размышления и Покаяния — одно из важнейших в культурном и духовном ландшафте Подмосковья.

В 2000 г. по заказу Правительства Москвы Государственным предприятием «Научно-исследовательский институт генерального плана г. Москвы» был разработан «Проект зон охраны памятника истории «Бутовский полигон». А год спустя 9 августа 2001 г. постановлением Правительства Московской области «Бутовский полигон» был объявлен памятником истории и культуры местного значения. Вместе с охранными зонами общая площадь памятника истории составила около 3 кв. километров. С запада его территория ограничена Варшавским, с востока – Симферопольским, с севера – Расторгуевским шоссе, с юга – территорией тепличного комплекса совхоза им. ХХI съезда КПСС и правым берегом поймы реки Гвоздянки. Почти вся эта территория принадлежала в 1930–1950-х гг. ведомству ОГПУ-НКВД, а ныне стала заповедной. На территории памятника истории запрещено какое-либо новое строительство, кроме необходимого для раскрытия мемориального содержания памятника, а также любая хозяйственная деятельность, ведущая к искажению исторического облика и природного ландшафта местности. Напротив, планируется сохранение, реставрация и, по возможности, восстановление утраченных элементов исторической застройки и парковой планировки рубежа XIX-XX веков.

«Бутовский полигон» является в наше время, несомненно, одним из самых значимых в социально-историческом и духовном отношении памятников истории. Он интересен всем слоям населения. Среди тех, кто посещает Бутово родственники пострадавших, студенты и преподаватели ВУЗов, члены историко-краеведческих обществ, учащиеся средних общеобразовательных и воскресных школ и гимназий, православные верующие. Причем около половины экскурсантов составляют дети. Планируется здесь также создание специальных экспозиций, посвященных пострадавшим в годы репрессий. Такая деятельность ведется членами общины Бутовского храма с самого начала его существования. В нижнем этаже нового храма до обустройства специальных музейно-выставочных помещений размещен ряд реликвий – икон и священных предметов, принадлежащих убиенным в Бутове новомученикам.

После проведенного в 2000 г. ремонта первого этажа здания бывшей Школы спецслужб НКВД-КГБ, в зале, служившим прежде киноклубом, стали проводиться выставки, посвященные пострадавшим на Бутовском полигоне. Они были посвящены жизни и творчеству убиенных в Бутове талантливых художников В. А. Комаровского и В. С. Тимирева, пострадавшим за веру видным иерархам и священнослужителям Русской Православной Церкви: епископу Арсению (Жадановскому), священномученикам Владимиру Амбарцумову, Петру Петрикову и другим. Особенно богатый материал представлен на выставке: «Жизнь и труды священномученика Митрополита Серафима (Чичагова). К 100-летию прославления преподобного Серафима Саровского».

В 2002 г. при храме по благословению Святейшего Патриархи Алексия II был создан Мемориальной научно-просветительский центр «Бутово» (АНО). Его главными целями согласно устава являются увековечение памяти пострадавших без различия их этнической и конфессиональной принадлежности и «восстановление исторической справедливости путем максимально возможного сохранения для будущих поколений духовных, научных и эстетических ценностей, созданных людьми, погибшими в годы массовых репрессий». Прихожане и сотрудники Мемориального центра ведут кропотливую работу по сбору сведений и систематизации данных о жертвах репрессий. На основе этих материалов подготавливаются тематические выставки и презентации, встречаются с родственниками пострадавших, проводят экскурсии. Были изучены «расстрельные» дела, подготовлены и опубликованы 8 томов книги памяти «Бутовский полигон» (отв. ред. Головкова Л.А. М., 1997 — 2004). В контексте этой работы при поддержке РГНФ создается электронная база данных «Жертвы массового террора, расстрелянные на Бутовском полигоне НКВД в 1937-1938 гг.». В перспективе — создание полноценного музея Памяти. В 2004-2006 годах Мемориальным центром проведены три научных мероприятия. В том числе 6-8 июня 2006 г. была проведена научно-практическая конференция «Этноконфессиональные традиции и мемориализация мест массовых захоронений в XXI веке». В ходе плодотворного диалога с представителями религиозных традиций, было установлено, какие традиции почитания подобных мест, и увековечения памяти усопших существуют в рамках их культовой практики, было дано развернутое описание и адекватная интерпретация поминальных обрядов, высказаны рекомендации единоверцам в отношении почитания подобного рода мест. Важно отметить, что диалог проходил в атмосфере взаимного уважения и сотрудничества. Большое общественное значение имеет тот вывод участников диалога, что в каждой из традиций существуют не только особые формы поминовения своих погибших единоверцев, в рамках своей религиозной корпорации, но и всех людей, ставших жертвой одной общей беды. Одним из первых итогов нашей встречи стало участие мусульманского духовенства в Акте поминовения погибших на Бутовском полигоне НКВД 8 июня 2006 г.

Массовые расстрелы и захоронения на Бутовском полигоне начались 8 августа 1937 года. На Бутовский полигон для расстрела отправляли заключенных из Таганской, Бутырской и Сретенской тюрем. Иногда на территорию полигона привозили тела расстрелянных непосредственно для захоронения.

Примерно до августа 1937 года расстрелянных хоронили в небольших отдельных ямах-могильниках, но по мере увеличения нагрузки подготовка мест для погребения производилась уже с использованием экскаватора. С его помощью предварительно рылись громадные рвы с целью дальнейшего оборудования «братских» могил.

Подавляющее большинство расстрелянных были беспартийными, примерно половина имели низшее образование. В основном здесь покоятся останки простых рабочих, служащих советских учреждений, крестьян, представителей духовенства. За годы террора на территории Бутовского полигона было захоронено более 20000 человек, из них 19 904 человека составляют мужчины, 858 — женщины. Также имеющиеся данные свидетельствуют о том, что 11 300 расстрелянных являлись жителями Москвы и Московской области, остальные — из различных регионов СССР, а также других государств: Германии, Польши, Франции, США, Австрии, Венгрии, Румынии, Италии, Югославии, Чехословакии, Турции, Японии, Индии, Китая и др.

По имеющимся сейчас сведениям, за годы советской власти на Бутовском полигоне было расстреляно 69 несовершеннолетних, самым младшим из которых был Миша Шамонин, на момент расстрела ему было всего 14 лет. Самым старшим по возрасту из расстрелянных на Бутовском полигоне был 82-х летний старец Серафим (Чичагов). Ходить он уже не мог, его переносили на носилках.

Расстрелянные дети могли быть как попавшимися на краже пары буханок хлеба беспризорниками или уголовниками, имевшими за плечами богатую историю краж и побегов, так и бывшими заключенными московской Сретенской тюрьмы, осужденными к высшей мере наказания за контрреволюционную агитацию или контрреволюционную деятельность — например, за наколку портрета Сталина на левой ноге. Всех их постигла одна и та же участь.

Осужденных на расстрел привозили из московских тюрем в машинах с надписью «ХЛЕБ». На полигоне их размещали в длинном бараке, где проводилась перекличка и сверка людей с доставленными из тюрем документами. И только после этого им объявляли смертный приговор. Расстрел начинался после восхода солнца выстрелом в затылок из пистолета.

Известно, что возглавлявший группу расстрельщиков, приводивших в исполнение решения «тройки» УНКВД Московской области в 1937—1938 годах, И.Д. Берг прославился тем, что в 1936 году в московском НКВД «запатентовал» машину-«душегубку», в которой приговоренные умерщвлялись выхлопным газом. Сам Берг пояснял, что без такого усовершенствования «невозможно было исполнить столь большое количество расстрелов».

На Бутовском полигоне он занимался исполнением смертных приговоров, выносимых «тройками» НКВД СССР. Так как приходилось ликвидировать слишком много «врагов народа», то внёс рационализаторское предложение — в кузов машины, внешне напоминавшие хлебные фургоны, выводилось отверстие выхлопной трубы, и находившиеся там отравлялись продуктами сгорания. В случае, если жертвы не умирали от удушья, то они находились в полубессознательном состоянии, что облегчало их ликвидацию.

Недалеко от Бутовского полигона находятся два других бывших специальных объекта: полигон Коммунарка (бывшая личная дача Генриха Ягоды, впоследствии — места массовых казней), и Сухановская особорежимная тюрьма.

В 1942–43 годах Бутовский полигон из ведения Московского управления НКВД перешел в ведение Центра. Сама Бутовская сельскохозяйственная колония НКВД продолжала действовать в годы ВОВ, и вскоре здесь были обустроены лагеря для военнопленных. Неподалеку от самого полигона были построены бараки для них. Заключенные работали на Бутовском кирпичном заводе и на строительстве Симферопольского шоссе.

Территория Бутовского полигона находилась в ведении службы госбезопасности вплоть до 1995 года, после чего была передана РПЦ. В 2006 году на полигоне произведена рекультивация земли, кроме того, были установлены точные границы каждого погребального рва. Всего обнаружено 13 рвов, общая протяжённость которых составляла 900 метров. Ширина каждого рва была 4—5 метров, а глубина около 4 метров.

Данные о числе расстрелянных на Бутовском полигоне за 1937 год (20762 человека):

Всего в августе 1937 года было расстреляно 1294 человека.

8 августа 1937 года — 91 человек;
9 августа 1937 года — 115 человек;
11 августа 1937 года — 4 человека;
15 августа 1937 года — 194 человека;
17 августа 1937 года — 136 человек;
20 августа 1937 года — 135 человек;
21 августа 1937 года — 87 человек;
23 августа 1937 года — 202 человека;
28 августа 1937 года — 170 человек;
30 августа 1937 года — 160 человек, список.

Всего в сентябре 1937 года было расстреляно 3167 человек.

2 сентября 1937 года — 111 человек;
3 сентября 1937 года — 146 человек, список;
4 сентября 1937 года — 205 человек;
5 сентября 1937 года — 280 человек;
8 сентября 1937 года — 126 человек;
9 сентября 1937 года — 343 человека;
10 сентября 1937 года — 82 человека;
14 сентября 1937 года — 164 человека;
16 сентября 1937 года — 221 человек;
17 сентября 1937 года — 118 человек;
21 сентября 1937 года — 431 человек;
22 сентября 1937 года — 8 человек;
23 сентября 1937 года — 368 человек;
26 сентября 1937 года — 293 человека;
27 сентября 1937 года — 271 человек.

Всего в октябре 1937 года было расстреляно 2045 человек.

3 октября 1937 года — 236 человек;
5 октября 1937 года — 164 человека;
8 октября 1937 года — 172 человека;
9 октября 1937 года — 144 человека;
10 октября 1937 года — 1 человек;
11 октября 1937 года — 61 человек;
13 октября 1937 года — 147 человек;
14 октября 1937 года — 111 человек;
17 октября 1937 года — 129 человек;
21 октября 1937 года — 347 человек;
25 октября 1937 года — 250 человек;
31 октября 1937 года — 283 человека.

Всего в ноябре 1937 года было расстреляно 1743 человека.

3 ноября 1937 года — 229 человек;
5 ноября 1937 года — 123 человека;
13 ноября 1937 года — 184 человека;
15 ноября 1937 года — 2 человека;
16 ноября 1937 года — 356 человек;
19 ноября 1937 года — 189 человек;
21 ноября 1937 года — 276 человек;
25 ноября 1937 года — 224 человека;
27 ноября 1937 года — 160 человек.

Всего в декабре 1937 года было расстреляно 2374 человека.

2 декабря 1937 года — 210 человек;
3 декабря 1937 года — 133 человека;
4 декабря 1937 года — 311 человек;
8 декабря 1937 года — 473 человека;
9 декабря 1937 года — 158 человек;
10 декабря 1937 года — 243 человека;
11 декабря 1937 года — 127 человек;
15 декабря 1937 года — 137 человек;
19 декабря 1937 года — 154 человека;
22 декабря 1937 года — 62 человека;
25 декабря 1937 года — 120 человек;
29 декабря 1937 года — 246 человек;

Всего в январе 1938 года было расстреляно 544 человека.

2 января 1938 года — 132 человека, список;
8 января 1938 года — 35 человек;
19 января 1938 года — 66 человек;
31 января 1938 года — 311 человек.

Всего в феврале 1938 года было расстреляно 2327 человек.

3 февраля 1938 года — 259 человек;
5 февраля 1938 года — 247 человек, список;
17 февраля 1938 года — 502 человека, список;
21 февраля 1938 года — 370 человек, список;
26 февраля 1938 года — 387 человек;
28 февраля 1938 года — 562 человека.

Всего в марте 1938 года было расстреляно 2339 человек.

7 марта 1938 года — 312 человека, список;
8 марта 1938 года — 367 человек, список;
10 марта 1938 года — 199 человек;
14 марта 1938 года — 356 человек;
16 марта 1938 года — 321 человек;
20 марта 1938 года — 232 человека;
22 марта 1938 года — 325 человек;
25 марта 1938 года — 227 человек.

Всего в апреле 1938 года было расстреляно 879 человек.

5 апреля 1938 года — 274 человека;
7 апреля 1938 года — 253 человека;
11 апреля 1938 года — 208 человек;
14 апреля 1938 года — 67 человек;
27 апреля 1938 года — 77 человек.

Всего в мае 1938 года было расстреляно 1345 человек.

16 мая 1938 года — 154 человека;
17 мая 1938 года — 172 человека;
26 мая 1938 года — 217 человек;
27 мая 1938 года — 159 человек;
28 мая 1938 года — 232 человека;
29 мая 1938 года — 261 человек;
31 мая 1938 года — 150 человек.

Всего в июне 1938 года было расстреляно 1168 человек.

2 июня 1938 года — 1 человек;
3 июня 1938 года — 115 человек;
4 июня 1938 года — 136 человек;
7 июня 1938 года — 113 человека;
10 июня 1938 года — 123 человека список;
14 июня 1938 года — 118 человек, список;
16 июня 1938 года — 105 человек, список;
20 июня 1938 года — 160 человек, список;
23 июня 1938 года — 155 человек, список;
27 июня 1938 года — 142 человека, список.

Всего в июле 1938 года было расстреляно 513 человек.

1 июля 1938 года — 162 человека;
4 июля 1938 года — 161 человек;
10 июля 1938 года — 120 человек;
26 июля 1938 года — 70 человек.

Всего в августе 1938 года было расстреляно 780 человек.

3 августа 1938 года — 120 человек;
9 августа 1938 года — 122 человека;
10 августа 1938 года — 114 человека;
13 августа 1938 года — 117 человек;
16 августа 1938 года — 123 человека;
20 августа 1938 года — 116 человек;
27 августа 1938 года — 68 человек.

Всего в сентябре 1938 года было расстреляно 118 человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *