Человекоугодие в православии

Что такое человекоугодие?

Продолжаем публикацию бесед схиархимандрита Авраама, духовника Ново-Тихвинского монастыря г.Екатеринбурга. В этой беседе речь пойдет об одной из видов страсти тщеславия – человекоугодии.

Давайте задумаемся, что такое человекоугодие? Это болезненная зависимость от человеческого мнения, боязнь лишиться человеческого одобрения и подвергнуться порицанию. Многие, наверное, скажут, что это не такой уж страшный грех. Но на самом деле мы часто недооцениваем опасность страстей, которые на первый взгляд кажутся невинными. Недооцениваем мы опасность и этой страсти.

Из человекоугодия Ирод убил святого Пророка и Предтечу Иоанна

Всем, наверное, знакома такая ситуация: мы находимся в сосредоточенном молитвенном состоянии, а рядом кто-то шутит, болтает, и мы, чтоб не выглядеть ханжами, начинаем тоже болтать. Но ведь мы, ведя себя так, не сможем остаться такими, как были прежде. Мы срастаемся с этой маской, которую надеваем на себя, теряем сосредоточенное состояние, а приобретаем легкомысленное настроение, которое мигом нас опустошает. Бывает и так: кто-то из наших знакомых недоволен своей работой или семейным положением. Он подходит к нам и начинает делиться своими переживаниями, начинает осуждать начальство. А мы, вместо того чтобы уйти или даже унять этого человека, как-то попытаться усовестить его, чтобы тот не грешил, начинаем выслушивать, поддакивать, может быть, и от себя что-то добавлять. Таким образом, под предлогом любви и сочувствия к человеку мы угождаем его страстям, усугубляем его падение, да еще и сами грешим.

Схиигумен Авраам (Рейдман)

Если человек думает не об угождении Богу, а об угождении людям, если для него главное — человеческое одобрение, то он, по сути, перестает быть христианином. Если он находится в обществе, где ценят христианские добродетели, он будет исполнять заповеди — по видимости. А если он окажется в другом обществе, в котором евангельские добродетели ничего не значат, то будет стараться угодить окружающим каким-нибудь другим образом — скажем, показать, что он энергичный, умный, практичный, одним словом, «крутой». В глазах людей, которые эти качества ценят, ему хочется выглядеть таким же, как они: мол, и я не лыком шит. А в глазах людей кротких ему нужно показаться кротким. Как ему было бы трудно, если бы и те и другие оказались вместе! Но мне кажется, что есть люди, которые умудряются угодить всем: тут же показывать и «крутизну» и кротость, тут же и милосердие и то, что им палец в рот не клади, что они всегда свое возьмут.

Такое душевное расположение может привести просто к катастрофическим последствиям. В благоприятных условиях оно, так сказать, сойдет нам с рук, а в неблагоприятных — приведет к погибели. Сегодня мы из тщеславия будем показывать, что мы богомольные, потому что нас окружают верующие люди, которые это ценят. А завтра мы окажемся среди безбожников и из человекоугодия отречемся от Христа, ради того чтобы никто не сказал, что мы дураки и что мы против современной науки. Захотим показать, что мы совсем не против теории эволюции и не глупее, чем Чарльз Дарвин.

Как мы себя поведем, если окажемся в трудных, неблагоприятных обстоятельствах? Может быть, мы из человекоугодия будем стараться приобрести «добродетели», которые одобряются в том обществе, где мы оказались. А «добродетели» эти могут быть совсем не евангельскими. Мир стремится к тому, чтобы черное представить белым, а белое – черным, чтобы постыдное сделать похвальным, а похвальное, добродетельное сделать стыдным. Разве нет людей, которые хвастаются блудом? Разве нет людей, которые хвастаются тем, как много они выпили водки и как им было весело? Таких людей очень много.

Нас изумляют и ужасают некоторые случаи отпадения людей от веры и нам кажется, что это может произойти только при каких-то чрезвычайных обстоятельствах. Но на самом деле причиной этого часто является обыкновенное человекоугодие. Например, до революции Россия была православной страной, и все считали это нормальным. Потом большевики вдруг разрешили в Бога не верить, и значительная часть народа вмиг отпала от веры. Люди, которые несколько лет назад ходили в церковь, исповедовались и причащались — те же самые люди совершали страшные, дикие изуверства и кощунства. Именно потому, что жили они человеческим мнением, человеческим одобрением. Другой страшный пример неверия ради человеческого одобрения мы знаем из Евангелия. Апостол Иоанн Богослов говорит, что «многие из начальников уверовали в Него, но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги, ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию» (Ин. 12, 42–43). Представляете? Люди уверовали в то, что Иисус есть истинный Христос, помазанник Божий, что Он есть Сын Божий. Но ради того, чтоб не опозориться в глазах своих духовных вождей, ради того, чтобы не быть отлученными от тогдашней Церкви, — то есть просто избежать бесчестия, ведь больше никакого вреда им причинить не могли — ради этого они не исповедовали Господа, отреклись от Него. Вот какая сильная, могущественная, губительная страсть — человекоугодие!

Когда мы стараемся угождать прежде всего людям, то мы получаем свою награду – от них же. Но когда стараемся угождать прежде всего Богу, не боясь порицания со стороны людей, мы получаем награду от Него. И такие примеры также есть в Евангелии. Вспомните, как Закхей, начальник мытарей, влез на смоковницу, чтобы увидеть Господа Иисуса Христа, Который должен был проходить мимо нее. Желание увидеть Господа и духовная жажда в этом униженном грехами человеке были настолько сильны, что он пренебрег людским мнением и залез на дерево. Если бы сейчас кто-нибудь сделал нечто подобное, то, пожалуй, это всех изумило бы. Представьте себе, что в наше время серьезный человек, какой-нибудь руководитель, желающий увидеть процессию, встречающую, скажем президента, вдруг залез бы на дерево. Никто из современных людей, занимающих положение в обществе, не посмел бы этого сделать: побоялся бы насмешек, позора. А Закхей, человек, имеющий высокое положение, далеко уже не молодого возраста, сделал это. И заметим, что это произошло на глазах его подчиненных и тех, кто относился к нему неприязненно и ждал случая, чтобы посмеяться над ним и осудить его.

Стремление к человеческой славе, повторю, очень мешает нам стать истинными христианами. Ради этой тщетной, напрасной, бессмысленной славы многие люди идут даже на смерть. Есть поговорка: «На миру и смерть красна», то есть кажется, что на глазах у людей, ради их похвалы, даже и умереть не страшно. Люди жертвуют не только своей жизнью, но и жизнью других, целых народов только для того, чтобы прославиться. Они терпят всевозможные лишения, скорби, живут в нищете. Например, художники или писатели, которые еще не признаны, много трудятся ради того, чтобы в конечном счете стать знаменитыми, и мечтают, чтобы их прославляли потомки, хотя им самим от этого никакой пользы уже не будет. Вспомните о величайшем из русских писателей, отце русской литературы и современного русского языка – Александре Сергеевиче Пушкине. Один Оптинский старец, преподобный Варсонофий, будучи дворянином и человеком образованным, интеллигентным, с большим уважением относился к этому великому писателю и молился о его упокоении. Однажды ему во сне было такое видение: он оказался в какой-то сумрачной местности, погода стояла пасмурная, и вся природа была наполнена грустью и тоской. Среди этой плачущей природы шел Александр Пушкин. И преподобный Варсонофий, как ему представилось во сне, догоняет его и говорит: «Александр Сергеевич, а вы знаете, как вас сейчас все прославляют?» А тот ему отвечает с невыразимой грустью: «Слава? На что мне она теперь?»…

Вот что значит слава человеческая: в свете Божественной истины, в свете Евангелия она – ничто. Так не лучше ли приобрести славу Божию, благодать Божию, совершенно не думая ни о чем земном, пустом, временном и суетном? Ведь пусть даже нас будут помнить многие поколения людей, но в конце концов и это пройдет и предастся забвению, потому что наступит вечность, где по совсем иным критериям будет избрано то, что достойно уважения, одобрения, прославления и похвалы. Поэтому нам нужно стараться быть незави­симыми от человеческого мнения и смотреть на все самостоятельно. Самостоятельно не в том смысле, чтобы каждый­ имел свою, особую точку зрения, а чтобы мы оценивали всё с позиции Православной Церкви, с позиции Евангелия. Необхо­дима­ не абсолютная самостоятельность, а само­стоятельность именно православная.

Так что будем стараться подражать Закхею, который от искреннего желания увидеть Господа пренебрегал тем, как он выглядит в глазах людей. Может быть, кто-то возразит: «Легко было Закхею — в то время Спаситель жил на земле, и он, конечно же, желал увидеть Его. И мы бы желали Его увидеть, но не имеем такой возможности, потому что с того времени прошло уже много лет и Спаситель уже пребывает одесную Бога Отца». Но это только отговорка. Мы тоже можем разумно — именно разумно — подражать праведному Закхею. Если мы желаем созерцать Христа, наслаждаться общением с Ним, то должны, подобно Закхею, не раболепствовать перед человеческим мнением. Конечно, не в любом случае, а тогда, когда оно противоречит нашей христианской совести, расходится с Божественным учением. В этом случае мы возвысимся над толпой пустых человеческих мнений и сделаемся способными увидеть Христа, способными подражать Ему своей жизнью. И тогда Он придет в нашу душу.

***

Вопрос. Как можно определить, поступаешь ли ты по любви к ближнему или по человекоугодию?

Ответ. Это часто бывает трудно определить, но когда мы потакаем страстям человека, то это, конечно, человекоугодие. Например, когда кто-то обращается к нам с пустыми, греховными разговорами, лучше ответить дружелюбно, но кратко — даже если человеку будет не очень приятно. Но если он спрашивает о чем-то по делу, или просит о помощи, или ищет поддержки в тяжелой ситуации, может быть даже душевной, а ты знаешь, что в этом случае нужно сказать (и имеешь благословение давать советы в подобных случаях), то, ответив, ты проявишь любовь к ближнему.

Вопрос. Как далеко отстоит природная доброта от евангельской любви к ближнему?

Ответ. Наверное, природную доброту можно претворить в евангельскую. А как далеко она отстоит? Иногда «природная доброта» — это просто человекоугодие: жалость к человеку в тех случаях, когда нужно проявить твердость. Бывает, человека необходимо уберечь от какого-то злого поступка, а мы потакаем ему, позволяем удовлетворить свою страсть и видим в этом проявление доброты. Об этом очень хорошо рассуждает святитель Игнатий в проповеди «О любви к ближнему». У него можно прочитать о том, как отличать любовь от человекоугодия.

Евангельская доброта чиста от примеси человекоугодия, она всегда ищет спасения человека. Кроме того, природная доброта имеет некоторые границы: человек чаще всего думает о себе или, скажем, о своей семье, о близких ему людях. Его доброта ограничивается определенным кругом людей и дальше не простирается, она ставит человека перед выбором — сделать добро близкому человеку или постороннему, другу или врагу. А евангельская доброта не имеет границ.

Вопрос. Батюшка, меня иногда упрекают в том, что я хожу с серьезным лицом. Как мне проявлять приветливость с ближними и при этом не терять внутренней собранности?

Ответ. Если человек пребывает в молитвенном состоянии, собранности, естественно, у него будет серьезное выражение лица и, может быть, какой-то отпечаток покаяния на лице, и некоторые неопытные люди воспринимают это как сумрачность.

Конечно, не нужно кривляться и изображать на лице необыкновенную мимику, всячески показывая человеку свое расположение. Но не нужно и вести себя подчеркнуто сухо. Есть заповедь: «Не обиди», а мы ее не исполняем. Человек может обидеться нашей холодностью. Не нужно человекоугодничать, пусть у вас будет серьезное лицо, но вести себя нужно все равно приветливо.

Вопрос. Меня люди хвалят, и я тщеславлюсь и горжусь даже по пустякам. У меня есть такой помысел: начать юродствовать, чтобы люди меня не хвалили. Как мне быть?

Ответ. По крайней мере, не юродствовать. Юродство — это особый, очень тяжелый подвиг, требующий необычайного му­жества и смирения, необыкновенной ревности и терпения, и берут­ его на себя только по особенному благословению Божию. А кто принимает его самовольно, тот становится юродивым на самом деле, то есть лишается рассудка.

Вопрос. Как правильно исполнять заповедь о благодарности по отношению к духовным наставникам? Ведь к благодарности может примешиваться человекоугодие, лесть и другие страсти. Получается, мы будем окрадывать и себя и тех, кого благодарим.

Ответ. Есть люди, которые так боятся кому-то польстить, что думают, будто ведут себя беспристрастно только когда грубят. Таким людям я бы посоветовал проявлять вежливость и даже лесть, лишь бы только они относились к человеку по-доброму, вели себя ласково.

В Евангелии сказано: «Если вы приветствуете только ваших друзей, то чем вы лучше язычников?» (см. Мф. 5, 47). Одно из значений греческого слова «приветствие» — ласковое обращение. Мы должны со всеми людьми обращаться ласково — это одно из проявлений любви. Тем более с теми, кто помогает нам спасаться, учит нас этому единственно важному делу.

Если мы лицемерим и говорим о добрых чувствах, которых не имеем, — это нехорошо. Если вы станете в знак благодарности говорить мне: «Отец Авраам, вы настоящий пророк, вы предсказываете будущее с точностью до двух-трех сантиметров», то это будет нелепо. Благодарность духовному наставнику состоит не в том, чтобы ему льстить. А ты прояви послушание, прояви искренность, когда исповедуешься, это и будет настоящая благодарность.

Miasin.Ru

Духовная библотека

«Человекоуродие»

Есть один грех, который люди с легкостью себе прощают. Впрочем, большинство из нас вообще не желает в нем признаваться. Я говорю о человекоугодии. Это отвратительное качество, которое всегда вызывало порицание как у верующих людей, так и у светских. Взять хотя бы Советский Союз — высоконравственное и при этом абсолютно бездуховное общество. Общество, в котором не существовало понятия греха. А вот «подхалим», «подлиза», «льстец» — это уже звучало обидно. Отчего так происходит? На самом деле, не имеет никакого значения, настроен ли коллектив на религиозный лад, если в нем появляется человек, который… хочет отхватить от общего пирога кусок пожирнее! Давайте представим ситуацию, при которой в бригаду строителей приезжает начальник. Все рабочие находятся в абсолютно равном положении, пока кто-то один не начнет заниматься «налаживанием контакта» с руководством. Зачем он это делает, для чего? Мне кажется, это и так очевидно: чтобы в случае необходимости к нему было более снисходительное отношение. И это просто не может не раздражать остальных.

Как правило, в мире светском человекоугодие понимается как угождение другим людям ради собственных корыстных интересов. Ну, а если же таковые отсутствуют, значит, мы имеем дело с добродетелью. Потому что, на самом деле, льстивыми речами стараются угодить только тому, от кого желают получить выгоду (реальную или в перспективе). К слову сказать, корысть может быть не только материальной! И вот простой пример: две так называемые подруги встречаются, чтобы поболтать. У одной из них есть муж и дети. Назовем ее Катериной. Вторая же, Людмила, одинока и в глубине душе завидует чужому семейному счастью. За чаем начинается неспешная беседа, и неожиданно Катерина признается, что поссорилась с супругом. Очень вероятно, что наша Людмила возмутится: «Да как он посмел?! Да что он, не понимает, какое ему выпало счастье — быть радом с такой женщиной, как ты? Посмотри на себя: ты же красавица, умница, имеешь два высших образования…» Ну, и все в таком духе. Может показаться, что Людмила не врет и корыстных целей не преследует: она просто поддерживает подругу. На самом же деле такое «утешение» приводит к накалу обстановки в семье Катерины. Она начинает думать о себе чуть больше, чем следует, и это не может благотворно влиять на атмосферу в ее доме. Людмила торжествует. Она получила свое — идиллия семьи, которой она завидует, пошатнулась.

В мире же православном под человекоугодием понимается угождение чужой воле вопреки Божиим установлениям. Сам апостол Павел пишет: У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал. 1: 10). И нужно понять, что мы действительно уродуем собственную душу, предпочитая защите Бога покровительство людей!

Проклят надеющийся на человека

Страшны, но весьма отрезвляющи слова пророка Иеримии: Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа. Он будет как вереск в пустыне и не увидит, когда придет доброе, и поселится в местах знойных в степи, на земле бесплодной, необитаемой (Иер. 17: 5, 6). А мы по-прежнему стараемся не спорить с «нужными» людьми… Лицемерим, а то и нагло врем, нахваливая ближнего, чем, несомненно, наносим вред и его душе. Почему же мы так мало доверяем Богу и так много надежд возлагаем на простых смертных?! Наверное, это происходит от отсутствия веры… Взять, к примеру мужей библейских. Все из них, кто имел твердую веру, не сомневались в Божием покровительстве. Так, пророк Исаия свидетельствует: Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся (Ис. 40: 30, 31).

В нашем мире существуют негласные правила поведения. Например, участие в корпоративных вечеринках. Каждый выбирает сам — немного посидеть с коллегами из уважения к ним, а потом покинуть застолье либо остаться до поздней ночи (все мы знаем, чем это чревато). Что мешает поступить по совести? Страх оказаться «не в теме», переживания, что начальник будет недоволен «дезертирством». Что ж, очень может быть. Но и при самом худшем варианте развития событий разве Господь не силен благословить нас новой работой? Может быть, даже такой, о которой мы раньше и мечтать не смели!

Есть еще ситуации, в которых мы человекоугодничем, повинуясь «стадному» инстинкту. Если в школе ученик чем-то отличается от остальных детей (носит очки, имеет другой цвет кожи и тому подобное), то чаще всего становится предметом насмешек сверстников. Но это выбор каждого — угождать «заводилам» класса и смеяться над товарищем или не уродовать свою душу таким поведением. Поверьте, всегда находились и, надеюсь, будут находиться те, которые умеют оставаться людьми в любых обстоятельствах.

Лжесмирение

А бывает, мы грех человекоугодия умудряемся даже прикрыть добродетелью! Успокаиваем себя тем, что просто не желаем конфликтов, стараемся сохранить мир, поднимаем человеку настроение приятными словами… Ложь! Если отважиться и заглянуть в свое сердце, можно увидеть элементарный страх потерять доверие и расположение к себе. Что может быть больнее для самолюбия и опаснее для закрепления своего положения в обществе?

Еще одно наблюдение Святых отцов — грех один не ходит. Всегда можно увидеть, как человек, преступая одну заповедь, тут же нарушает другие. Где человекоугодие, там, скорее всего, будут лесть, потворство, злоба, ложь, лицемерие, зависть… Вот простой пример. Живет себе обычная среднестатистическая женщина по имени Мария. И все у нее хорошо, вот только соседка очень злобная попалась. Всех вокруг песочит баба Шура: и власти, и родственников, да вообще, всех подряд! Каждый раз, встречаясь с ней на лестничной клетке, Мария молча выслушивает длинные тирады и понимающе кивает головой. Ей, может быть, даже самой кажется, что она эдакая страдалица терпеливая. Почти мученица! А как же? Ведь она выслушивает старого одинокого человека, терпит, смиряется…

Так ли это? А возможно, она просто не желает становиться очередным врагом бабы Шуры? Или не имеет храбрости возразить ей, когда та начинает поливать грязью других людей? Вот Мария и человекоугодничает, добавляя к этому ненависть к старушке, участие в возведении напраслины на порядочных людей, осуждение… Много чего тянет за собой этот грех. И нужно иметь немалое мужество, чтобы разорвать этот порочный круг.

Библейские примеры

Священное Писание знает огромное количество примеров того, как из-за греха человекоугодия гибли люди. Вспомним, что случилось с сыном Саула Иевосфеем. После смерти отца он правил всем Израилем лишь за исключением колена Иудина, которое избрало себе царем Давида. Два брата, которые были предводителями войска Иевосфея, очень хотели выслужиться перед Давидом и… убили своего царя. С его головой они поспешили к Давиду и радостно сообщили о том, что сделали. Скорее всего, братья думали, что их непременно наградят за то, что они «расчистили» Давиду путь к царству над всем Израилем. Однако наградой их стала казнь. Видимо, не думали они, что оказывают «услугу» человеку, взыскивавшему за кровь невинно убиенных…

Если говорить о новозаветных временах, то можно отметить действия правителя Феликса — римского прокуратора Иудеи, который являлся братом Палласа (Неронова любимца) и зятем Ирода Агриппы I. Именно к нему на рассмотрение попадает дело апостола Павла. Не найдя за узником никакой вины, он долгое время продолжал держать его под стражей, надеясь получить взятку. Вскоре Феликса отзывают в Рим, поскольку иудеи были им недовольны. Чтобы хоть как-то расположить их к себе, бывший прокуратор оставляет апостола в узах. Наверное, тут немалую роль сыграла и злоба за то, что Павел так и не дал ему взятку. Как я уже говорил, человекоугодие ходит в паре с другими грехами…

На самом деле, таких примеров на страницах Библии больше чем предостаточно. Легко видеть страсти и пороки в других и очень трудно находить их в себе…

Мы еще можем бороться!

Грех, уродующий душу, тяжело выкорчевывать из сердца. Тяжело, но возможно. Святые отцы говорят, что каждая страсть побеждается добродетелью, против которой направлена. И если человекоугодие заслоняет собой наше угождение Богу, в котором и следовало возрастать, значит, двигаться необходимо именно в этом направлении. Нам всем нужно научиться угождать Богу! Апостол Павел в своем Послании к Евреям пишет: А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает (Евр. 11: 6). Из этого следует, что вопрос доверия к Богу и угождения Ему — это вопрос веры. А вера, как известно, от слышания, а слышание от слова Божия (Рим. 10: 17). Это значит, что для укрепления в вере нам просто необходимо пребывать в постоянном чтении Священного Писания и изучении его толкования Святыми отцами. Это необходимо еще и потому, что именно здесь мы находим примеры, укрепляющие нас в тяжелых жизненных ситуациях. Взять хотя бы невероятную победу над Голиафом! Уж кто-кто, а филистимляне точно рассчитывали на легкое сражение, глядя на своего воина-великана. И что же? Вышел против него отрок с небольшим камушком в руке… Да, над ним смеялись. Да, родной брат не оценил такого поступка, презрительно заметив: Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое (1 Цар. 17: 28). Но Давида это не остановило. Он запустил свой камень и сразил Голиафа!

Таких чудес Божественной помощи не счесть. И если регулярно выделять время для чтения, то в голове волей-неволей начнет что-то откладываться. Поверьте, нужные библейские сюжеты всплывут в памяти именно в те моменты, когда это будет необходимо. И возможно, когда-нибудь мы сможем искренне помолиться: «Боже, Ты столько раз помогал Своим людям. Помоги же и мне! Все мое упование лишь на Тебя!» Хотя, конечно, одного чтения недостаточно. Нужно стремиться к чистой христианской жизни, к соблюдению заповедей. Нужно иметь храбрость заметить в себе грех.

А пока мы живы, мы все еще можем бороться.

Павел Давыдов

Что такое любовь? Почему человекоугодие – угождать человеку, потакать и во всем с ним соглашаться – грех? Как научиться любить? Об этом, многом другом, а главное – о любви – в нашем сегодняшнем тексте-размышлении.

Первая из заповедей

Первая заповедь есть любовь к Богу, а вторая – к ближнему, которого нужно возлюбить как самого себя. В наставлении Господа о любви, как совершенном состоянии человека, содержатся и 10 синайских заповедей, и заповеди блаженства. Апостол Павел посвятил любви целый гимн, ставший ее известнейшим определением:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится»

(1 Кор. 13: 4–8)

Мы можем увидеть, что определение любви у апостола в разных выражениях противопоставляется греху, является обратным его проявлением, отказом действий низменной природы человека. Любовь есть способность видеть в каждом человеке образ Божий, принимать его таким, каков он есть, со всеми его слабостями и несовершенствами. Пожалуй, именно в таком отношении и раскрывается внутри человека Божий дар.

Из библейской истории мы помним события земной жизни Христа, показавшего, что же такое любовь. Бог, будучи полнотой всего, спустился с небес и стал таким же как мы, человеком. Иисус Христос «на пальцах» из раза в раз спокойно объяснял людям, что нужно сделать, чтобы достичь Небесного Царства. Господь творил чудеса, противоречащие законам человеческой логики, воскрешал мертвых, исцелял больных и бесноватых. Наконец, Христос принял крестную смерть, будучи побиваем и унижаем потерявшими рассудок людьми. Бог показал человечеству инструменты, которые могут показаться обывателю абсурдными, но на деле через внешнее для мира «безумие» позволяют достигать внутреннего совершенства.

Способность переступить через амбиции и самолюбие, пожертвовать временем, средствами или жизнью ради ближнего, открывает душе двери к неиссякаемому источнику любви, который и есть счастье.

Илья Ефимович Репин. Голгофа (Распятие Христа), 1869 г.

Многогранная любовь

Вместе с тем в Евангелии, которое христиане признают инструкцией жизни, можно видеть и другие стороны любви.

  • Во-первых, любовь имеет такое свойство как твердость. Не нервно сжавшуюся внутри пружину, а спокойную убежденность идти в своей любви до конца, что и показывает Христос, терпеливо ведя проповедь спасения.
  • Во-вторых, любовь невозможна без молитвы и покаяния. Первое дело веры – молитва – это разговор с Богом, к которому человек призван «непрестанно», а покаяние есть необходимое условие очищения души. Под налетом грехов душа слепа, ее «легкие» забиты, она не может увидеть и почувствовать любви. А молитва – это усилие и труд, покаяние к тому же – еще и переворачивающее сознание действие.

Всякий ли человек способен посмотреть в себя, ужаснуться неправильной жизни и попытаться измениться? При этом понимание «духовной нищеты», то есть несовершенства, заставляет по-новому смотреть и на людей вокруг, лучше и глубже понимать их поступки, снисходительнее относиться к их действиям.

Но любовь обличает грех. Однако это обличение не есть взобравшийся посреди шумной улицы на трибуну свирепый глашатай.

Священное Писание призывает обличить брата своего наедине и, опять же, в духе любви. Ничего не навязывая и не требуя, попытаться сказать, что он не прав. В этом действии не стоит искать торжества собственного превосходства, наоборот, обличение имеет смысл тогда, когда грех другого человека вызывает искреннее сочувствие, а не горделивое презрение. Ненавидеть нужно грех, но ни в коем случае не человека, инфицированного носителя.

Если близкий заболевает гриппом, нам ведь его жаль? Сердце обливается кровью, мы срочно вызываем врача, со всех ног бежим в больницу, сидим у постели, а если не можем, позваниваем несколько раз в день. Если к греху человека относиться вот так, пожалуй, это и есть любовь.

Потакание – угождать греху

Человекоугодием можно назвать разные степени попыток угодить человеческим страстям и слабостям, тем самым лишь подогревая в них греховное начало, давая повод утвердиться в грехе.

«Если бы я хотел нравиться людям, – говорил апостол Павел, – то не был бы рабом Христовым

(Гал. 1:10)

В первую очередь под человекоугодием скрывается желание самого человека быть приятным для других людей, соглашаться с их позицией по всем вопросам, молча кивать головой, поддерживать любые их действия, будь они даже беззаконными с точки зрения Бога.

Бывает, что люди требуют к себе особого отношения, излишнего внимания, восхваления, злятся и даже провоцируют конфликты, если не получают желаемого, в том числе и в бытовых мелочах и обычном общении. Но идти у них на поводу – значит, поддерживать грех, возделывать в душе ближнего сорняк, а не плодоносное растение. Да и самому себе вредить, ведь соучастие в грехе – преступление. Культивация греха в ближнем похожа на балование младенца, которого отсутствие разумного ограничения со стороны взрослых просто развратит в будущем.

Соглашательская позиция лишает внутренней свободы и христианина, и того, кому он потакает, будучи внутренне с ним не согласен. Потеря свободы – это рабство греху, и главное, потеря душевного мира, что отразится на всей жизни текущего периода.

Не стоит угождать человеку в его нездоровых желаниях, гораздо лучше – поговорить, объяснить свою позицию, высказать противоположное мнение, не согласиться. Возможно, именно этот момент станет переломным в жизни ближнего и принесет ему огромную духовную пользу.

Кроме того, человекоугодие, поразив свободу христианина, влечет за собой такое грустное явление, как дифференцированное отношение к людям. Потакая страстям одного, ища доброго расположения, заискивая, неизменно противоположным, излишне суровым, грубым будет отношение к ближнему, мнение и положение в обществе которого для нас не так важно. Господь призывает любить всех, быть готовым принести жертву за каждого человека и каждому оказывать доброе расположение, невзирая на чины, звания и социальный статус.

Бог есть любовь

«Любовь представляет тебе ближнего как тебя самого и научает тебя радоваться его благополучию как твоему собственному и чувствовать его несчастья как твои собственные», –

писал святитель Иоанн Златоуст

В совершенной любви нет места гордыне, тщеславию, зависти и корысти. Есть только желание оказать благорасположение, помочь, не нарушая свободу другого человека, но будучи готовым, если нужно, пострадать за него. Это способность сильных и человекоугодию, культивирующему человеческий грех, и занимающему соглашательскую позицию, в любящем сердце места нет. «Где любовь, тут и Бог. Бог — любовь» – гласит одна забытая, но очень правильная русская поговорка.

 ЧЕЛОВЕКОУГОДИЕ

Он <Христос> принял заплевания нас ради, дабы мы презирали человекоугодие и славу мира сего. Горе нам, что мы стараемся и словом, и делом снискать благосклонность людей, а нерадим о правде и справедливости.

Авва Исайя

Пророк (Царь) Давид

Бог рассыпал кости человекоугодников: постыдешася яко Бог уничижи их (Псал. 52:6)

Апостол Павел

Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога. И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу. А кто неправо поступит, тот получит по своей неправде, у Него нет лицеприятия (Кол.3:22-25).

Святитель Василий Великий

Человекоугодник — кто по воле какого-нибудь человека делает в угодность ему, хотя бы делаемое было и бесчестно.

Вопросы о человекоугодии

Вопрос. Чем обличается человекоугодник?

Ответ. Когда к хвалящим его оказывает усердие, а для порицающих бывает недеятелен. Ибо если хочет угождать Господу, то всегда и везде будет одинаков, исполняя сказанное: «с оружием правды в правой и левой руке, в чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах: нас почитают обманщиками, но мы верны» (2Кор. 6:7,8).

Вопрос. Как избежать страсти человекоугодия и слабости к похвалам человеческим?

Ответ. Несомненною уверенностью в присутствии Божием, неразвлекаемою заботливостью о благоугождении Богу и пламенным вожделением блаженств, обетованных Господом. Ибо никто пред очами владыки не старается об угождении подобному себе рабу, к бесчестию владыки и к собственному своему осуждению.

Вопрос. Апостол в одном месте говорит: «Не будем тщеславиться» (Гал.5:26), в другом: «не с видимою только услужливостью, как человекоугодники» (Ефес.6:6); кто же тщеславный, и кто человекоугодник?

Ответ. Полагаю, что тщеславен тот, кто делает или говорит что-нибудь ради одной мирской славы от видящих, или слышащих это, а человекоугодник — кто по воле какого-нибудь человека делает в угодность ему, хотя бы делаемое было и бесчестно.

Вопрос. Как может кто-нибудь без любви приобрести такую веру, чтобы «горы переставлять», или «все имение» свое раздать нищим, или предать тело свое, «на сожжение» (1Кор. 13:2,3)?

Ответ. Если помним Господа, сказавшего: они делают, чтобы люди их видели (Матф.6:1); и ответ Господень говорившим: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» (Матф.7:22), которым Он говорит: «не знаю вас, откуда вы» (Лук.13:27), не потому, что они лгали, но потому, что злоупотребляли благодатию Божиею по собственным пожеланиям (что чуждо любви к Богу); то без труда можем уразуметь сказанное. А дарование Божие, или дар, получить и недостойному нимало не странно, потому что Бог, во время благости и долготерпения, «Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми» (Матф.5:45). Нередко же сие бывает к пользе или самого приемлющего дарование, — не обратится ли, устыдившись благостью Бога, к попечению о благоугождении Ему, — или других, по сказанному Апостолом: «Некоторые, правда, по зависти и любопрению, а другие с добрым расположением проповедуют Христа» (Флп.1:15); к чему он, спустя немного присовокупляет: «Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться» (18).

Тщеславие, человекоугодие и делание чего-либо напоказ христианам вовсе запрещается во всяком деле, даже и тот, кто исполняет самую заповедь с тем, чтобы его видели и прославляли люди, теряет награду за нее.

Преподобный Ефрем Сирин

Никогда да не приводит тебя в удивление человекоугодник, старающийся угодить многим, но не для Господа. Доброе дело оскверняется через человекоугодие, или высокомерие, или лень, или небрежность.

Святитель Иоанн Златоуст

Мы же, при великой бесчувственности своей, впадаем в человеческие страсти и так сильно любящего нас (Бога) оскорбляем, а тем, которые не могут доставить никакой пользы, всячески угождаем.

Святитель Григорий Палама

Страсть человекоугодия есть самая тонкая из всех страстей

Страждут и те, кои славы ради человеческой добрые дела делают… Таковые, получив жребий — иметь житие на небесех, славу свою, увы! — вселяют в персть (Пс. 7:6), навлекая на себя сию Давидскую клятву. И молитва их не восходит к небесам, и всякое рачение их ниспадает долу, не будучи обложено крылами Божественной любви, которая земные дела паши делает горе восходимыми: так что они труды подьемлют, а награды не стяжавают. Но что я говорю о бесплодии трудов их. Они приносят плод, — но какой? посрамление, пепостояние помыслов, пленение и смятение помышлений. Яко Бог рассыпа кости человекоугодников, говорит псалом: постыдешася, яко Бог уничижи их (Пс. 52:6).

Страсть эта <человекоугодие> есть самая тонкая из всех страстей. Почему подвизающемуся должно не собеседования остерегаться, или не сосложения бегать, но самый прилог почитая уже сложением, беречь себя от него. Ибо и так действуя, едва успеет он упредить скорость падения. Но хотя и так, внимая себе, будет он действовать, прилог причиняет сокрушение. Если же нет, то этим уготовляется место для гордости. Кто же сию приимет, того трудно образумить или, лучше, тот становится неисправимым. Ибо это диавольское падение. Но и прежде сего страсть человекоугодия такой стяжавшим ее причиняет вред, что они даже и в отношении к вере терпят крушение, по слову Господа, рекшего: како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от единого Бога, не ищете? (Ин. 5:44). Что тебе в славе человеческой, о человек, или, лучше, в пустом имени славы, которое не только не имеет того, что именует, но и лишает того? И не это только, но при других зловредностях, еще зависть порождает — зависть, равносильную убийству, — причину первого смертоубийства, а потом и богоубийства?

Полезна ли она в чем-либо естеству? Поддерживает ли его и хранит, или, прияв его повредившимся как-либо, врачует ли? Никто, конечно,. это не может сказать про нее. Напротив, кто захочет тщательно исследовать все о ней, тот найдет, что она большею частию бывает лукавою советницею в делах срамных. Языческих учений проповедники внушают, что без нее ничего доброго не было бы в жизни. Но не так научены мы, носящие славное имя Того, Кто человеколюбно помазал Собою естество наше. Его имеем мы зрителем дел наших. На Него взирая, Им и для Него делаем мы все наилучшее и все во славу Его направляем, совсем не имея в виду угождения людям, следуя святому Павлу, верховному таиннику Законоположника нашего и нашему Законоподателю, который говорит: аще бо бых еще человеком угождал, Христов раб не бых убо был (Гал. 1:10).

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Человекоугодием уничтожается не только любовь к Богу, но и самое памятование о Боге.

Преподобный Максим Исповедник

Человекоугодливый об одном том печется

Чтобы внешнее его поведение было показно, и чтобы заслужить доброе слово льстеца, первым зрение, а вторым слух подкупая в свою пользу у тех, кои услаждаются или в удивление приводятся только видимым и слышимым, и добродетель определяют только тем, что показывают чувства. Человекоугодие таким образом будет добрых нравов и слов показывание пред людьми и для людей.

Как Богу никто не может чисто служить иначе, как совершенно очистив душу, так и твари не может он служить, не лелея тела самоугодливо.

Преподобный Марк Подвижник

О как вкрадчива и как незаметна страсть человекоугодия, она обладает и мудрыми!

Ибо действия прочих страстей легко бывают видны исполняющим оные и потому приводят одержимых ими к плачу и смиренномудрию, а человекоугодие прикрывается словами и видами благочестия, так что людям, которых оно обольщает, трудно рассмотреть его видоизменения.

Слушай, как Писание порицает человекоугодие. Во первых, Пророк Давид говорит: Бог рассыпа кости человекоугодников: постыдешася яко Бог уничижи их (Псал. 52:6) и Апостол говорит: не пред очима точию работающе, яко человекоугодницы (Еф. 6:6) и еще: или ищу человеком угождати? Аще бых человеком угождал, Христов раб не быхь убо был (Гал. 1:10). И много такого найдешь ты в Божественном Писании, если прочтешь его.

Какие видоизменения человекоугодия?

Мать сих видоизменений и первое из них есть неверие, а за ним, как порождения его, следуют: зависть, ненависть, лесть, ревность, ссоры, лицемерие, лицеприятие, служение лишь пред глазами, оклеветание, ложь, вид ложного благоговения, а не истинного, и подобные сям и неудобозамечаемые и темные страсти. Но хуже всего то, что некоторые восхваляют все сие искусными словами как доброе, и вред, заключающийся в них, – прикрывают. Если хочешь, то я обнаружу отчасти и коварство их: коварный человекоугодник, советуя одному, строит козни другому, хваля одного, порицает другого, уча ближнего, хвалит себя, принимает участие в суде не для того, чтобы судить по справедливости, но чтобы отмстить врагу, обличает с ласканием, пока, укоряя врага своего, не будет принят им, клевещет не называя имени, чтобы прикрыть свое оклеветание, убеждает нестяжательных, чтобы они сказали, в чем имеют нужду, как бы желая подать им это, и когда они скажут, разглашает о них, как о просящих, пред неопытными хвалится, а пред опытными смиреннословит, уловляя похвалу от тех и от других, когда хвалят добродетельных, негодует и, начиная другой рассказ, устраняет похвалу, осуждает правителей, когда они отсутствуют, а когда присутствуют, хвалит их в глаза, издевается над смиренномудрыми и подсматривает за учителями, чтобы укорить их, унижает простоту, чтобы выказать себя премудрым, добродетели всех ближних оставляет без внимания, а проступки их сохраняет в памяти. И кратко сказать: всячески уловляет время и раболепствует лицам, (невольно) обнаруживая многообразную страсть человекоугодия: покушается скрыть свои злые дела вопрошением о чужих. Истинные же иноки не так поступают, но, напротив: по чувству милосердия оставляют без внимания чужие злые дела, а свои явно показывают пред Богом, потому и охуждают их люди, не знающие их намерения, ибо они не столько стараются угождать людям, сколько Богу. Итак, иногда благоугождая Ему, иногда уничижая себя, и за то и за другое ожидают награды от Господа, Который сказал: возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется (Лук. 18:14).

Священномученик Киприан Карфагенский

Если угождать людям, то можно оскорбить Бога.

Авва Исайя

Горе человекоугодникам, ибо они не могут угодить Богу

Он <Христос> принял заплевания нас ради, дабы мы презирали человекоугодие и славу мира сего. Горе нам, что мы стараемся и словом, и делом снискать благосклонность людей, а нерадим о правде и справедливости.

Горе нам, что мы стараемся угождать богатым и сильным, а бедных и с покорностию приходящих к нам отвращаемся, как толпы докучливой.

Заботься о том, чтобы ради человекоугодия не погубить награды за воздержание твое, ибо делающий что-либо напоказ людям лишается мзды своей.

Горе нам, что в угождение людям не отказываемся все говорить и делать, нерадя о том, что праведно!

Преподобный Иосиф Оптинский

В первом письме написала ты, что человекоугодничаешь пред матушкой Игуменьей. Отнюдь не следует человекоугодничать. Если бы матушка Игуменья по немощи и стала укорять какую сестру, лучше промолчать или сказать: «не знаю, что вам сказать на это», если ты ничего худого не заметила в сестре. Говорить должно потребное и не ради человекоугодничанья, также и молчать нужно знать время. Вообще же, во всяком деле должно наблюдать осторожность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *