Что нельзя есть христианам

Можно ли православным ходить на митинги

27.08.2018 467 просмотров Блог портала «Предание.ру»

Автор статьи: Владимир Берхин.

Алексей Миняйло, сотрудник одной из московских НКО, алтарник храма святой мч. Татьяны при МГУ, был задержан сотрудниками полиции во время антикоррупционного мероприятия 26 марта 2017 года. Мы решили узнать, как участие в митингах сочетается с его верой.

Я правильно понимаю, что церковным человеком ты стал уже взрослым, и Православие — это твой сознательный выбор, а не просто дань какой-то традиции, семейной или национальной?

Да. Я долго был яростным атеистом, но потом постепенно изменил своё отношение к христианству, и в 21 год сознательно крестился. Сейчас я алтарник в храме, обычно я каждое воскресенье исповедуюсь и причащаюсь Святых Христовых Таин. Пока был в КПЗ, пост не соблюдал, как находящийся в узах, но обычно соблюдаю.

Соответственно, вопрос, с которым я к тебе и пришёл. При всём при этом ты — политический активист.

Я не занимаюсь политической деятельностью, но я — политически активный человек. Я люблю Россию, хочу, чтобы граждане моей страны жили в процветании, а сама страна была добрым примером для других стран. И я — деятельный патриот, а не диванные войска. Я развиваю прорывные технологии в образовании, искусстве и социальной сфере, параллельно учусь на PhD в бизнес-школе в Европе, изучаю управленческие системы будущего. Рассчитываю благодаря этому ускорить развитие России.

Я знаю, что ты был наблюдателем на выборах.

Я и сейчас регулярно наблюдаю, а в моём образовательном проекте для наблюдателей получили образование более 3 тысяч человек. Я считаю, что законные, честные, прозрачные выборы — одна из основ государства.

Протесты, на которых тебя задержали, были в воскресенье. Ты перед этим ходил на Литургию?

Да, я участвовал в Литургии, исповедался, причастился Святых Христовых Таин.

Ты считаешь такое свое общественное действие чем? Это твой долг, в том числе религиозный, или это твое хобби? По какой части своей жизни ты проводишь свое это занятие? Это не профессия же?

Это мой гражданский долг. И конкретная причина выхода на законное шествие против коррупции 26 марта в том, что это большая опасность и большой позор для России, что премьер-министр наворовал себе на виноградники в Тоскане, яхты и дворцы, а правоохранительные органы даже не расследуют сообщения об этом. Это долг в некоторой степени и религиозный, потому что коррупция — серьезное зло, о чём прямо говорится в Писании.

«Не откатывай»?

«Не откати ближнему своему», или «не вымогай мзды у ближнего своего», да. Но если мы посмотрим на книгу пророка Исайи, он там с горечью вопиет: «Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь — убийцы, князья твои — законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовы не доходит до них» (Ис 1:21-26). Сегодня Исайе влепили бы двушечку за экстремизм, это же всё про наши власти! Так что это отчасти и религиозный долг. Но в основном, конечно, мотивация моя гражданская, как гражданина и патриота.

Не секрет, что часть людей, в том числе людей церковных, в том числе людей в церкви авторитетных, придерживаются позиции, что мероприятия вроде этого антикоррупционного марша скорее преследуют своей целью исключительно завоевание популярности для каких-то медийных личностей, и те, кто в них участвует, просто льют воду на чужую мельницу.

Все, что мы делаем, льет воду на чью-либо мельницу. Борьба с коррупцией льет воду на мельницу Навального. И что теперь, не бороться с коррупцией? Давайте все потворствовать коррупции, лишь бы Навальный от этого не выгадал. Назло маме палец отморожу! Навальный мне не очень симпатичен, он несколько раз публично лгал, он ссорится с союзниками, он иногда скандалит, но даже он несравненно честнее, компетентнее и этичнее, чем Путин, Медведев и их шайка. С одной стороны у нас неидеальный Навальный, а с другой стороны — правительство, которое ведет Россию по пути Украины в плохом смысле этих слов.

Когда я готовился к интервью, я в наш рабочий чат написал, что иду у Леши Миняйло брать интервью, придумайте вопросы. И как раз у нас почти половина коллектива — это люди, живущие как раз в Киеве, или, скажем, в Луганской и Донецкой народных республиках. У них возник вопрос, знаешь ли ты, чем закончились подобные антикоррупционные выступления там, и не боишься ли ты, что здесь будет то же самое.

О! Я тоже, когда готовился к интервью, размышлял на этот счет. И действительно вопрос: «Вы что, хотите, чтобы было как на Украине?» — звучит чаще всего. Мне кажется, этот вопрос возникает от нежелания мыслить. Страну разваливают не митинги, страну разваливают коррупция и непрофессионализм.

Что мы видим? Нет диалога между властью и народом. Люди видят, что они никому не нужны. У Медведева нет денег на пенсии и развитие страны, но есть деньги на покупку виноградников в Тоскане, на строительство дворцов, на покупку дорогих яхт. Регионы чувствуют отчуждение от центра. Ведь эти лозунги: «Хватит кормить Москву», которые в Сибири выдвигают, они же неспроста появились. Москва — это «разжиревшая столица обезжиренной Руси». Большая часть налогов изымается из регионов, отправляется в центр, а потом в центре перераспределяется по каким-то мутным принципам. Это провоцирует отчуждение между Москвой и регионами.

А самое главное, что ведет к развалу страны — это отсутствие объединяющей идеи. Люди, занятые обогащением и защитой своей власти, не могут такую идею создать. Всё, что они порождают — это какие-то кадавры. То идея победы в Великой Отечественной войне — молодцы, победили, но это было 70 лет назад, а сегодня нам что делать? То идея «русского мира», выражающаяся в развязывании войны, в то время, как русские из СНГ не могут легально вернуться в Россию и получить документы из-за бюрократии. То гоп-православие, когда за оскорбление религиозных чувств отправляют невиновных людей в тюрьму. Какие-то мертворожденные идеологии-франкенштейны, которые лишь разъединяют людей.

Вот где реальная опасность. А то, что доброжелательные интеллигентные люди подали уведомление в законном порядке, собрались мирно, чтобы требовать расследования коррупционной деятельности Медведева, это, конечно никакой угрозы не представляет. Это великое благо, что такие люди у нас в стране есть, что их так много, и что они в таких условиях не боятся публично выразить свою позицию. Премьер-министр-вор представляет угрозу для России, митингующие — не представляют.

Вообще как же нужно ненавидеть свой народ, чтобы считать, что протесты против воровства развалят страну? Вы считаете, что европейцы и американцы настолько патриотичнее и цивилизованнее, чем россияне? В Европе и США происходят митинги, демонстрации, даже массовые беспорядки с погромами, мародерством, сжиганием машин, и ничего не разваливается.

При этом существует церковная точка зрения, что православные на митинги не ходят, православные молятся, и что сейчас вообще Великий пост, время сугубого внимания к духовной жизни, а не к тому, что там премьер-министр украл, и вообще, всякая власть от Бога. Ты наверняка с этой точкой зрения сталкивался, как церковный человек.

Александр Невский разбил крестоносцев на Чудском озере в субботу Акафиста. Понимаете? Шёл Великий Пост, одна из наиболее значимых его служб, а он вместо того, чтобы участвовать в Евхаристии, по замёрзшему пруду с мечом бегал! Или вот, скажем, Христос исцелил человека с иссхошей рукой в субботу — возмутительно просто, безобразие! И здесь нечто похожее происходит. У нас на глазах правители страну разворовывают, полиция их покрывает, в тюрьмах — система пыток, а люди волнуются, что кто-то в Великий пост выходит на митинг. Молодцы, оцедили комара. «Фарисейство 2.0: Расширенное издание». Да, нет власти не от Бога. И что? Следует ли покоряться власти антихриста? Гитлера? Ирода? Большевиков? Мамая? Тохтамыша? Нерона? Диоклетиана? Сколько нужно примеров безбожных правителей, подчиняться которым христианину нельзя ни в коем случае, чтобы люди перестали бездумно повторять выдернутую из контекста фразу? Ещё любят говорить, что начальник не зря носит меч и опасен не для добрых дел, а для злых. Да, да, я понимаю, новомученики все за злые дела свои были казнены справедливыми начальниками. Или вот евреи при Гитлере — все за дело в печь пошли.

Давайте всё-таки не будем забывать, что у нас один Царь — Христос. Если земные власти противоречат Его словам, их указы необходимо игнорировать, как первые христиане отказывались поклониться идолам, даже когда им это приказывали законные правители.

То есть, омоновец-христианин не должен разгонять мирные демонстрации.

Никакой омоновец не должен разгонять мирные демонстрации, потому что он присягает на верность народу России, клянётся защищать права и свободы, свято соблюдать Конституцию. Часто говорят, что у них приказ, но, во-первых, закон о полиции запрещает полицейским исполнять незаконные приказы (то есть прямо обязывает их разобраться: а законен ли приказ?), а во-вторых, у тех, кто сжигал евреев и расстреливал новомучеников, тоже были приказы.

Так что если ты не можешь на своей должности вести себя, как христианин… ну, уволься. В России много другой работы. Это вопрос христианского рассуждения и христианской совести, чему ты подчиняешься, из того, что говорит власть, а чему не подчиняешься. Сегодня в России государственная система заставляет грешить миллионы людей.

Например?

На митинге в Москве 26 марта задержали более тысячи человек. И все административные дела сфальсифицированы: задерживали одни люди, а рапорты о задержании писали другие. Это — грех лжесвидетельства (запрещается 9-й заповедью. — Прим.ред.). В ОВД сотруднику говорят: «Пиши рапорт», и он пишет, хотя задержанных раньше в глаза не видел, не знает, при каких обстоятельствах их взяли (поэтому в одном ОВД всем пишут слово в слово один и тот же состав правонарушения). На каждого задержанного обычно пишут по два рапорта. И вот уже две с лишним тысячи полицейских оклеветали невиновных. Мне (как и всем доставленным в ОВД Метрогородок) в протоколе написали, что я не подчинился законным требованиям полиции и прорвал оцепление. Это ложь. Я не прорывал оцепление, и полицейские, которые меня задерживали, не выдвигали никаких требований, просто скрутили и всё. Далее — судьи, которые этих людей судили, прекрасно понимая все особенности системы, сотворили суд неправедный. Двух моих друзей вместе задержали на Страстном бульваре, есть фотография, как их вместе ведут к автозаку. Они попали в разные ОВД, одному в протоколе записали, что его задержали на Страстном бульваре (как и всем в его ОВД), у другого — что его задержали на Сретенском бульваре (как и всем в его ОВД). Суд по обоим делам вынес обвинительное решение, счёл оба протокола верными. Хотите ещё? В России около 95 тысяч избирательных участков, на каждом работает от 5 до 15 человек. Как краевед сообщаю, что на многих участках происходит фальсификация выборов. Даже если считаем, что на 10% участков (исключительно мягкая оценка), то речь идёт о 95 000 людей, участвующих в государственном перевороте. Мало? В России почти невозможно получить легальную визу и документы на работу (моя подруга честно пыталась 1,5 года — не вышло), и десятки тысяч полицейских «стригут дань» с мигрантов.

Есть другая точка зрения, которая возражает против участия в политике: проповедь, добрый пример, собственная святость исправляют дурные нравы и людей вокруг тебя. «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Как тебе кажется, как ты относишься к такой точке зрения, что ты занимаешься какими-то не самыми важными вещами, а вообще надо спасаться, и все это само как-то исправится.

Я абсолютно согласен с Серафимом Саровским. Я, правда, не понимаю, почему из его слов делают вывод, что кроме как о личном спасении ни о чём больше заботиться не нужно. Многие люди склонны христианство «подстригать» до удобного себе, а христианство не стрижётся, оно не удобное, оно сложное. Можно всю жизнь провести в посте и молитве на столпе, можно обличать неправедного правителя, как святой Филипп Колычев, а можно вести антигосударственную деятельность, как православный японец Тиунэ Сугихара, спасший в 1940 году шесть тысяч евреев, «злоупотребив» служебным положением вопреки законному распоряжению законного начальства. И это всё — православие. Оно от нас требует не правил, а любви, а любовь опасна и не признаёт удобных нам шаблонов. Клайв Льюис прекрасно про это написал: «Из всех доводов против любви мне особенно близок призыв: «Осторожно! Будешь страдать». По склонностям своим я бы послушался, но совесть не разрешит. Отвечая на этот призыв, я чувствую, как отдаляюсь от Спасителя. Я совершенно уверен, что Он и не собирался поддерживать и укреплять мою врожденную тягу к спокойному житью. Скорее уж именно она во мне меньше всего Ему нравится». Кроме того, мне кажется верной позиция Высоцкого:

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,

Если, руки сложа, наблюдал свысока,

А в борьбу не вступил с подлецом, с палачом,

Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем!

Вы ведь не станете отсиживаться, если у вас на глазах человека убивают, приговаривая: «Я смиренный христианин, сейчас пост, я буду молиться, я записочку в храм подам об упокоении его души?». Вот и мне совесть не позволяет отсиживаться, когда в стране существует пыточная система в тюрьмах, когда полиция защищает воров в правительстве, телевидение изливает потоки лжи и разжигает ненависть, а армия вместо защиты наших границ захватывает части соседних государств. Все-таки, если мы посмотрим на опыт христианства, на опыт святых, то он такой, понимаете, святым часто на месте не сиделось.

Да, я хотел спросить о примерах святых, которые тебя вдохновляют в этой твоей деятельности.

Мы все знаем историю из жития святого Николая Мирликийского, который остановил казнь трёх невиновных людей. То есть вмешался в действия законной власти. Мы знаем историю святого Филиппа Колычева, который обличал злодейства Ивана Грозного. Мы, в конце концов, знаем опыт новомучеников, которые были репрессированы за несогласие с мнением государственной власти, а иногда и за прямое нарушение указаний властей. У нас сонмище свидетелей на небесах, которые говорят нам прямо, что если государственная власть не права — вмешайся, не отсиживайся, если готов испить эту чашу.

Сам-то ты веришь в то, что протестами можно заставить установить конституционный строй?

Понимаешь, у нас во власти люди, которые мыслят в категориях силы, и изменение баланса сил не в их пользу может сподвигнуть их на то, чтобы начать договариваться. Митинги не изменят строй, но они могут подтолкнуть власти к проведению более законных выборов. И так, шаг за шагом, восстановим конституционный строй.

Ты молишься за власти?

Да, конечно, я молюсь за власти. Мне больше всего нравится, как в одном из московских храмов на ектенье молятся: «О Богохранимей стране нашей, властех, воинстве и народе ея, во еже обратитися им ко Христу». Вот это, мне кажется, очень верный подход, потому что у нас страна не христианская, ни власти, ни воинство, ни народ, ну и мы сами не вполне. И такая молитва наиболее уместна.

Ну и для полноты картины, последний вопрос: как бы ты сам обозначил свои политические взгляды?

Не сказал бы, что у меня есть какие-то особенные политические взгляды, я просто хочу, чтобы во власти были честные профессиональные люди. Сейчас этого довольно, потому что пока у власти преступники, нужно для начала заменить их нормальными людьми. И тогда уже можно будет разбираться, кто там коммунист, кто либерал и т. п. А пока нужно восстановить конституционный строй.

Есть что-то еще, что ты хотел бы сказать?

Сейчас, дай-ка подумать. Я бы в целом сказал, что постановка вопроса такая: «А можно ли православному ходить на митинги», указывает на глубокий смысловой кризис. Разговор идёт не о том, православных (особенно священноначалие) вообще не это должно волновать в первую очередь.

В России православных, по разным оценкам, 2—4%. Я имею в виду тех, кто хотя бы раз в месяц исповедуется и причащается. И основная забота должна быть о том, чтобы в России было больше сознательных христиан, а не приношан (кого приносят покрестить и отпеть). Но тут мы опять сразу упираемся в очень неудобные вопросы. Такие вещи, они же не делаются механическими мерами. Они достигаются личным примером. О каком личном примере может идти речь, когда у тебя часы за 30 тысяч евро, ты ездишь на дорогих автомобилях, судишься с соседями из-за пыли в квартире, не выносишь публичного осуждения откровенным гопникам вроде «Сорока сороков» или «Союза православных хоругвеносцев»?

Поэтому, конечно, проще выводить в публичную повестку такие вопросы: давайте сажать в тюрьму за оскорбление религиозных чувств; давайте осудим митингующих; давайте запретим аборты (вместо того, чтобы помогать несчастным женщинам, оказавшимся в трудной ситуации); давайте запретим спектакль; давайте засудим режиссёра. Только это уже не христианство, потому что Христа в этом нет. Бог есть свет, и в Нём нет никакой тьмы.

Инструкция. Что нельзя делать православным христианам за рубежом

Впрочем, ни для кого не секрет, что наш человек берет на себя труд прочитать инструкцию только в том случае, если вещь не удалось собрать или она сломалась. Эта черта характера распространяется на всё на свете. Купаться запрещено? Вот тут и будем купаться и рыбу ловить, а потом еще машину помоем. Не курить? Будем курить, сидя на газовом баллоне. Русский человек будто бросает вызов судьбе, здравому смыслу. Особенно это проявляется за рубежом, тем более что там инструкции написаны на непонятном языке.

Например, решил наш человек посетить Париж, Стамбул или Паттайю. Тапки в чемодан, и на самолет. Некогда читать справочники, гиды и интересоваться культурными особенностями. Вот и попадает он в неприятные истории, после которых интернет-ресурсы пестрят яркими заголовками вроде «Российский турист за оскорбление верующих Таиланда заплатит $10 000».

Называя себя православными, многие русские туристы пренебрегают элементарными правилами поведения в чужом государстве и законами духовной безопасности.

Итак, Европа

Старая Европа пестрит католическими и лютеранскими соборами. Но несмотря на то, что католичество, лютеранство и другие ответвления европейского протестантизма также относятся к христианству, как и Православная Церковь, это не означает, что православный христианин может с пользой для своей души пойти в католический храм или протестантское собрание, и принять участие в богослужении. Часто бывает, что отечественные туристы заходят в костел или кирху – из любопытства или в рамках экскурсии – а там совершается богослужение: так бывает, и это никакая не беда. Речь идет о совместном участии в обрядах: ну, например, на них может читаться Символ веры с изменениями, которые не принимает православие, и вот уже православный христианин делает шажок к отступлению от веры. Как сами думаете, хорошо ли это?

Важно запомнить одно просто правило – Православная Церковь, заботясь о духовном здоровье своих прихожан, не благословляет православным христианам участие в совместных молитвах и ритуалах с инославными христианами. Почему так строго? Даже в медицине есть правило: если ты лечишься у одного врача, не стоит бегать по десяти другим кабинетам. Наверное, это не самое точное сравнение, но если не вдаваться в тонкости – достаточное.

Впрочем, в некоторых западноевропейских храмах присутствуют общехристианские святыни, как то: мощи святителя Николая в итальянском Бари, Терновый венец Спасителя в парижском соборе Нотр-Дамм, мощи апостола Иакова в испанской Галисии. Православный христианин, безусловно, может помолиться перед этими великими святынями. Но, опять же, в рамках индивидуальной молитвы или с православными клириками, которые там иногда служат молебны. Понаблюдать за католическим молебном, помолится в душе – можно, но всё же не стоит креститься по-католически слева направо, и вообще думайте, прежде чем что-то делать. Ведь даже свечки не стоит ставить бездумно: далеко не все католические святые почитаются таковыми в православии. (Проблема в том, что критерии святости в поздней католической церкви таковы, что у некоторых православных исследователей волосы на голове встают дыбом и шевелятся.) Поэтому если Вы не уверены или плохо разбираетесь в таких тонкостях, лучше вообще не рисковать и свечей не приобретать. А если уже купили и поставили сами не знаете кому, то можно и помолиться, но только за упокой его души.

Если Вы по незнанию приняли участие в инославных богослужениях или таинствах, будучи крещеным православным христианином, есть повод исповедаться в этом православному священнику.

Юго-Восточная Азия

Восточный колорит. Шопинг. И, как водится, духовный туризм. Индия или Тайланд, а может быть, Вьетнам – не имеет значения. Запомните, поклоняться туземным статуям и божкам, которые суть духи противления Богу, как говорится об этом в Священном Писании (Библии), ставить им свечки, бросать благовония в костер перед их статуями, поливать их молоком, а также кушать «прасад» (специальную ритуальную пищу, которую могут раздавать при храмах ), оставлять записки при храмах, участвовать в религиозных процессиях, получать благословение буддистских монахов или индийских йогов – категорически запрещено православному христианину. Любые храмовые и внехрамовые мероприятия и иные действия, имеющие религиозное значение, так или иначе связанные с молитвой и призванием имен божеств или энергий, для христианина недопустимы и являются идолослужением и отступлением от веры.

Всё это – не что иное, как нарушение первой и второй заповедей:
1. Я Господь, Бог твой… Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.
2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли.

«Лучше лишиться вкусного обеда и остаться голодным,
чем тяжко согрешить, поклонившись демону»

Как бы ни было Вам любопытно, каким бы настойчивым не был гид, Ваш товарищ или местный зазывала – не соглашайтесь. Участие в подобных ритуалах, индуистских или буддистских – это страшный грех для православного христианина, это грех отречения от Единого Бога и поклонение бесам. Даже если Вас пригласили в гости местные жители и объяснили, что гость должен принести дар божеству дома – не соглашайтесь. Лучше лишиться вкусного обеда и остаться голодным, чем тяжко согрешить, поклонившись демону.

Если Вы участвовали в подобном – обязательно исповедуйте этот грех. Служа таким образом бесам, христианин лишается защиты – божественной благодати и открывает двери своей души «духам злобы поднебесной».

*Буддизм является традиционной религией для России, и мы с большим уважением относимся к буддистам. Но буддизм отрицает бытие Единого, осознающего Себя как Личность Бога – Творца мира. Это совершенно неприемлемо для православного христианина. Участие в буддистских мероприятиях христианину запрещено.

Ближний Восток (Турция и Израиль)

Турция – это особенное место для православного христианина. Бывшая Византийская Империя – место жизни и служения святых апостолов, великих святых Церкви, таких как Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов. Место проведения Вселенских Соборов. Место великих чудес и подвигов святых. Софийский Собор Стамбула, чудом уцелевший, является мистическим центром бывшей империи. Но и здесь нашлось место для искушений. Некто проковырял дыру в одной из колонн собора. И теперь каждый уважающий себя турист мимо не пройдет, чтобы не провернуть в этой дырке большой палец по кругу. На счастье. А на обратном пути из Турции еще прихватит с собой сувенирчик – т.н. глаз Фатимы. Местные верят, что он защищает от сглаза. А православных христиан он «защищает» от нормальной духовной жизни, потому что все эти глаза Фатимы не что иное, как банальное суеверие, которое граничит с идолопоклонством. Да и пальчики вертеть в колоннах – тоже суеверие. Если у Вас был такой грех – об этом тоже нужно будет рассказать на исповеди.

И наконец, Святая Земля – Иерусалим.

Казалось бы, ну здесь где найти нашему православному туристу приключения на свою голову?

Да очень просто. А записки в Стену Плача кто запихивает? А кто бьется лбом об эту стену и целует? В том числе и наши. Таким людям хочется сказать: Вы либо крестик снимите, либо обрезание тогда сделайте. Вы что, иудеи? Это остатки их ветхозаветного храма, разрушенного римлянами по пророчеству Христа Спасителя («и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лук.19:44)). Записки у нас в каждом в храме принимают. О здравии, об упокоении, о даровании детей, ума и так далее. И их не захоронят в гнизе (на местном иудейском кладбище, как происходит с записками из Стены), а прочитает батюшка за богослужением, да еще и помолится вместе с прихожанами. А головой постучать и поплакать в любом храме можно, но только в рамках приличия.

Илья Постолов
под редакцией протодиакона Димитрия Цыплакова

Чего нельзя православным?

«Можно ли православным христианам носить шорты?», «А читать Мастера и Маргариту?», «А кушать суши?», «А загорать на море?» — такого типа вопросы часто присылают на православные сайты. Что можно взять с собой из «прошлой» жизни, а что надо оставить? Такое впечатление, что христиане — это очень боязливые люди, которые первым делом хотят уяснить список «религиозных запретов». Зачем вообще нужны такие запреты и как не свести к ним свою жизнь в Церкви, отвечает протоиерей Аркадий ШАТОВ, настоятель храма Святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице города Москвы.

— Человек приходит в Церковь и обнаруживает, что здесь многое совсем не так, как он привык. Многое «нельзя», и он начитает бояться сделать что-то не так. Действительно ли христианина на каждом шагу подстерегают опасности?

— Обычно такое отношение — ничего нельзя и все страшно — бывает у неофитов, у тех, кто только принял христианство. Когда человек приходит в Церковь, для него вся жизнь меняется. При приближении к Богу все преображается, приобретает другой смысл. Многие новички задают очень много вопросов — и правильно делают, потому что действительно им все нужно переосмыслить. Потом человек «подрастает» и перестает так много спрашивать. Тому, кто уже имеет какой-то опыт христианской жизни, конечно, проще, он уже чувствует, понимает, что можно, а чего нельзя.

Христианство — не религия запретов, христианство — это религия пасхальной радости, полноты бытия. Но чтобы сохранить эту полноту, эту радость, приходится быть очень осторожным, избегать тех соблазнов, искушений, которых так много в мире. Апостол Петр говорит христианам: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5: 8). Так что надо, конечно, жить со страхом Божиим и бояться искушений. Осторожность и страх должны сопутствовать жизни христианина.

— Но что же хорошего в страхе?

— Святой Василий Великий говорит, что у человека есть три ступени служения Богу. Первая — ступень раба, когда человек боится наказания. Вторая — ступень наемника, когда человек трудится ради награды. И третья — ступень сына, когда человек делает все из любви к Богу. Авва Дорофей говорит, что можно только перейти со ступени на ступень, нельзя сразу запрыгнуть на ступень сыновней любви. Надо пройти эти предварительные ступени. И если эти чувства — страха наказания или желания награды — есть в душе человека, это не так плохо. Значит, доброе начало положено.

В Церкви часто говорится о страхе. В храм, например, надо входить со страхом Божиим. Страх перед Богом не уничтожает любви.

А вот бояться дьявола больше чем Бога — неправильно. Праведный Алексий (Мечев), например, пренебрежительно называл дьявола окаяшкой, он говорил: «У нас два врага: яшка (то есть самолюбие, самомнение) и окаяшка» — такое пренебрежительное наименование того, кого победил Христос. Бояться искушений, быть осторожным, конечно, нужно, но все должно быть в разумной степени.

— Как понять, где страх обоснованный, а где надуманный? Не бывает ли так, что страх просто парализует человека, и он, вместо того чтобы хоть что-то делать, ничего не делает, боясь сделать «не так»?

— Дьявол протягивает человеку две руки. В одной — возможность быть безгранично распущенным, развязанным, поступать произвольно. Во второй — быть закомплексованным, шарахаться от каждого куста. Надо выбирать средний, царский путь. Классифицировать страхи трудно. Каждый случай индивидуален.

— Где же найти авторитет, к которому можно обратиться с вопросом? Кто поможет сориентироваться в ситуации?

— Мне кажется, для человека авторитетом должно быть мнение его духовника. Каждый человек должен выбрать себе такого старшего товарища, а лучше — отца, и стараться его слушаться. Христианство — это не просто система правильных умозаключений. Наш падший ум может говорить, что мы все делаем правильно, в то время как мы совершаем поступки, противоречащие воле Божией. Поэтому человеку необходим наставник.

— Но ведь не спрашивать духовника о всяких мелочах!

— Обо всем, что вызывает сомнение, можно спрашивать. Если вопрос вызван подлинным доверием духовнику, подлинным желанием поступить по воле Божией, тогда любой вопрос возможен. Как дитя приходит к маме и задает иногда самые глупые вопросы, а мама — отвечает. Невозможно составить список вопросов, которые можно и нельзя задавать.

Если духовник считает, что его спрашивают о чем-то незначительном, он может так и сказать: «Знаешь, это не важно, обрати внимание на более существенные вещи». Так тоже бывает.

Хочу еще добавить, что «вопросы по мелочам» смущают людей, которые смотрят со стороны, не зная, что у спрашивающего внутри. Вот они и смущаются — как же так, все время можно-нельзя, можно-нельзя. А чем человек живет? Он, конечно, живет не этими вопросами. Эти вопросы внешние, охранительные.

— А как же самостоятельность? Сегодня можно часто услышать призывы к христианам быть более самостоятельными.

— В Евангелии Господь говорит: «…без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15: 5). Так что мы люди несамостоятельные. Если у человека есть связь с Богом, то он, конечно, может обходиться без помощи наставников. Но обычно чем выше степень духовного совершенства человека, тем больше он приобретает смирения и слушается советов. Мы знаем, как святые отцы проверяли намерение преподобного Симеона Столпника подвизаться на столпе. Они послали к нему сказать: «Сойди со столпа». Как только Симеон услышал это повеление, он начал спускаться. А посланные были научены поступить так: если Симеон не послушается, силой заставить его сойти со столпа; если же послушает, то оставить его стоять. Он самостоятельный или нет? Я видел святых людей. Они были самостоятельными, но удивительно смиренными.

— Как все-таки понять, что можно, а чего нельзя?

— Один православный западный святой говорил: «Люби Бога и поступай как хочешь». Если человек любит Бога, то он уже не может сделать ничего плохого, ему не хочется делать плохое. Когда человек любит Бога и все его чувства, мысли, желания обращены к Богу, плохое не имеет над ним власти.

Но, наверное, никто из нас не может сказать, что он настолько любит Бога, что получил уже совершенную свободу. И поскольку мы любим Его несовершенной любовью, а в какие-то моменты, можно сказать, совсем предаем Его, любим что-то другое, для нас нужны правила. Они помогают нам избегать соблазнов, распознавать зло, стремящееся поработить нас. Ветхозаветные заповеди начинались с отрицания: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй. Многое из того, что сейчас в неверующем мире считается нормальным, на самом делать нельзя — блудить, смотреть непристойные фильмы, жить для себя, а не для других, праздно проводить время…

Но, конечно, неправы те люди, которые озабочены только вопросом, чего делать нельзя. Такое «ограничительное» Православие теряет смысл. Жизнь должна быть основана на положительном делании. А это любовь к Богу, любовь к ближнему, стремление делать добро. Нельзя сосредоточить свою жизнь только на том, чтобы не делать зла. Отказываясь от чего-то плохого, необходимо наполнять свою жизнь чем-то положительным. В душе не может и не должно быть пустого места.

Конечно, внешнее влияет на внутреннее. Но другое дело, что для кого-то сейчас менять стиль одежды не время, сперва надо перестать изменять своему мужу. Наркоману важно перестать употреблять наркотики, а бросить курить, наверное, он сможет потом. Создать четкую систему каких-то внешних регламентаций невозможно, потому что люди, приходя в Церковь, должны ориентироваться не на эти внешние запреты, а на правильное внутреннее положительное делание.

Беседовала Ирина РЕДЬКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *