Дети минут смысл песни

О песне Цоя Дети минут

Один любит рок, другой любит сок,
А третий идет по стране чудес,
А четвертый все поет о трех-четырех.
Но какой в этом прок? Какой в этом прок?
Раньше у нас было так много комнат,
Полных людей, полных идей.
А сейчас — ничего, только рыба гниет
С головы у фашистских детей.
ПРИПЕВ:
Дети минут никогда не поймут
Круговорота часов.
И придут на порог, и сломают дверь,
И расколят чашки весов.
Они не верят в победы добра над злом,
Как в победы зла над добром.
Они знают, что у них есть только серый день.
И они хотят жить этим днем.
Дети минут.
И один все кричит, а другой все молчит,
Ну а третий торчит, забивая болты.
А машине, которая шла на восток, обломали рога менты.
И я хотел бы спросить почему и зачем
Ты повесил на грудь золотую медаль?
В этом зале все думают так же, как ты,
А ты смотришь вдаль, ты смотришь вдаль.
ПРИПЕВ.
А еще я хотел бы узнать, почему
Так легко променяли вы море на таз?
Но друзья тут же хором ответили мне:
Ты не с нами, значит, ты против нас.
Но если это проблема, то она так мелка,
Если это задача, то она так легка.
Это дети минут ломают дверь,
Не заметив, что на ней нет замка.
ПРИПЕВ.
Улицы ждут ваших слез,
Улицы ждут ваших слез.
Как-то зашёл в одну из групп Цоя Вконтакте посмотреть тему «Дети минут» и весьма был удивлён, что после годичного обсуждения цоеманы сделали «глубокомысленный» вывод о том, что песенка эта мало что стоящая, подражательная и списана с песни Бориса Гребенщикова, где речь тоже идёт о комнатах.
Естественно попытался возразить, за что в ответ меня заклеймили, как ничего не разумеющего в тонкостях рока. Это дежурный аргумент тех, кто не привык задумываться над смыслом песен. Ещё , как у них водится, сообщили о том, что Цой никогда и ни при каких обстоятельствах политических песен не писал.
Пришлось привести им собственные слова Виктора из его интервью:
«Интервью газ. «Вечерний Ташкент» 11 марта 1990 г. :
«… Песни группы «Кино» сориентированы, прежде всего, на советского зрителя. Это паритет музыки и текста. Тексты со своим глубоким и глубинным содержанием, а не просто набора слов «белые розы, белые розы беззащитны шипы…». Поэтому до конца оценить наши песни могут только слушатели понимающие язык, на котором эти песни созданы. Как я уже сказал. это, прежде всего слушатели нашей страны».
«Не люблю как таковой рок-н-ролл. А вообще в каждой песне ценю, прежде всего мелодию» («Вечерняя Одесса», 15 мая, 1990 г.).
» — Я на самом деле не вижу в этом (в популярности «Ласкового мая» или «Миража») ничего плохого. Было бы очень скучно, если бы, например, в кино существовали только какие-то серьёзные авторские фильмы, а не существовали какие-то детективы, комедии и т. д. Существует некоторый популярно-развлекательный жанр, и почему бы и нет?… Это просто другое, это просто разные вещи» (интервью в Мурманске, апрель 1989 г.).
«А рок-музыка для меня, также как и для огромной массы молодёжи, совершенно естественная и органичная форма выражения… Как показало время, появилось не случайное поветрие моды, а социальное явление — современная музыка. Причём, как мне кажется, с довольно такими размытыми жанровыми границами. Я, например, часто выступаю и как автор-исполнитель. Вообще для меня есть просто песня. Можно её петь под гитару, можно группой, можно — в сопровождении оркестра из трёхсот человек. Это неважно…» (интервью бюллетеню «Жана-фильм», Алма-Ата, март, 1988).
«На мой взгляд, то что пишет Гребенщиков, повторяю, очень серьёзно. Но я сейчас несколько с ним расхожусь в вопросе социологии. Поэтому мне не очень близко последнее творчество «Аквариума»…»
«Игла» — фильм не о том, как плохо быть наркоманом, а о том, как нас одурманивают. И не только наркотиками».
«В принципе рок-музыка в социальном плане — вещь довольно сильная… Если бы нам чаще давали возможность выступать в газетах, на телевидении, излагать свою точку зрения на разные вопросы, то, может быть, моя музыка и тексты были бы иными. А поскольку, скажем у меня нет такой возможности, я всё стараюсь выразить в песнях» (В.Цой).
«О КИНО, как правило, очень убогая информация, что в прессе, что в народе. Слухи всякие ходят… Даже в интервью всё так изменят, что себя не узнаешь…» (В.Цой)
«Или пишут, например, мол, я сказал: «Хочу быть честным и искренним». По-моему, такое только идиот может о себе заявить. Ведь любому ясно, что честным хорошо, а нечестным плохо» (Интервью в Мурманске в апреле 1989 года).
Но все эти слова Цоя так до сего времени остались не понятыми фанатами Цоя и теоретиками цоеведами, привыкшими мыслить штампами, из которых основной — это пресловутая аполитичность Цоя.
А договорились цоеведы с фанатами до того, что Виктор жил в плохой совковой «империи», которую хотел перестроить, но только для себя лично и под себя, так, чтобы мухи не кусали, и можно было, бросив на произвол ближних, петь песенки для господ из близлежащих советских прибалтийских республик и конечно дальнего зарубежья!
И всё бы было у него замечательно, кабы не «совковый» москвич и не рядовое ДТП. Вообще всё было рядовое, да и другого не могло быть.
То ли дело сейчас, когда его песни настроили глупый народ на положительные перемены!
Мораль сей басни такова. Не надо спешить на дороге, а следует, опираясь на западные ценности добиваться «устойчивого развития». Во как!
И цыц! Никаких версий не может быть, потому что не может быть никогда! Какие могут быть убийства, когда никто даже не думает об этом! И смысл песен каждый понимает по-разному, демократично!
Никаких разговоров недобрых о политике по отношению к «Вите» быть не может!
А в неудавшейся Вите песне «Дети минут» поётся о малолетних детках, которые вместе с «друзьями» купаются в детском тазу! Кто-то из деток пьёт сок, а кто-то любит рок, а кто-то кричит, а кто-то молчит, и «юные техники» забивают болты.
Есть и такие детки, что смотрят вдаль, мечтая попасть в менты, чтобы обламывать рога машинам, идущим на восток, а есть и такие, что ломают двери и весы, потому что родители их не научили отличать добро от зла.
Улицы ждут слёз этих детишек, а они плакать не хочут почему-то! Наверное потому и не хотят плакать, что у каждого ребёночка великовозрастного своё понимание «Вити».
Пусть детки веселятся, отрываются по полной программе в теме об убийстве Виктора Цоя, которого не было никогда! Хахаахахаххах… хаха….хаха…..х..! Пусть веселятся на этой глупенькой теме, открытой во всех цоевских группах..
Смейся, паяц, над разбитой любовью! Смейся и плачь, ты над горем своим!
Так всё-таки, кто такие «Дети минут»? И что это за «друзья» В.Цоя, променявшие море на таз? Почему «море на таз променяли»?
Что за «дверь» , которую ломают «дети минут»? Что это за «машина, которая шла на восток»?
Почему на восток, а не на запад? Какие «менты», и почему «машине» рога обломали? Кто пьёт сок? А кто любит рок? Кто идёт по «стране чудес»? Якубович, что ли?
Кто молчит, а кто кричит, а кто торчит, забивая болты? Кто и зачем смотрит вдаль?
Почему у нас было раньше много комнат, а теперь ничего, кроме тухлой рыбы, что гниёт с головы у фашистских детей? Кто такие эти фашистские дети? — Дети минут?
А что это за круговорот часов, и что это за дверь, которую они ломают? А какие чаши весов и зачем дети минут раскалывают?
Что, Виктор Цой прикалывался над нами, когда всё это писал?
Как можно петь то, что до сих пор не понимаешь?
Что, до сих пор низзя об этом говорить? Низзя, «аполитично» рассуждать вместе с Виктором Цоем?
Может у Каспаряна спросить, что он понял в этой песне? Судя по сочинённой вместе с Бутусовым музыке ничего не понял, и спрашивать его бесполезно.
И, главное, куда пропали люди с идеями? Раньше их было много, а теперь, вроде как не осталось? Куда они пропали? Почему улицы ждут наших слёз?!
Вот такие глупые вопросы я задал. Для того и существуют вопросы, чтобы на них по возможности отвечать. Долго и совершенно бесполезно ждал я на эти вопросы ответа, но так и не дождался… Пришлось отвечать самому:
«И один кричит, а другой молчит, а третий торчит, забивая болты. А машине, которая шла на Восток, обломали рога менты». – Это слова из песни, которая так и осталась неспетой Виктором. По воспоминаниям А.Липницкого, Виктор так высказался о ней: «Песня получилась резковатая, ребята обидятся, её время ещё не пришло».
Ещё бы! Кому приятно попасть в одну компанию с «детьми минут»! Нет сомнения, эта резковатая песня о «перестройке». Уже тогда в год смерти 1990-й Виктор отчётливо понимал, что затеяли «дети минут» — люди, лишённые исторического времени бытия «своего» великого народа, наивно поверившего в 1917 году в Справедливость!
Да, советское государство партноменклатура превратила в «машину», но всё же машина эта советская шла на Восток, к солнцу Правды, Востоку Свыше, пока «менты» из комитета госбезопасности не предали уже предавшее народ государство, «обломав» народу уже много лет существующие «рога». Так вот русский народ из народа богоносца стал народом рогоносцем.
Это примерно тоже, что в песне того же времени «Муравейнике»: «И мы могли бы вести войну против тех, кто против нас. Так как те, кто против тех, кто против нас. Не справляются с ними без нас. Наше будущее – туман. В нашем прошлом то ад, то рай. Наши деньги не лезут в карман. Вот и утро – вставай». Народ стал со своим негодным правительством рогоносцем, потому что обманутые «детьми минут» советские люди потеряли вкус к общественной жизни: «кричали, молчали, торчали над болтами» в то самое время, когда «менты» обламывали их государству «рога».
«Один любит рок, другой любит сок, А третий идёт по стране чудес, А четвёртый всё поёт о трёх-четырёх, Но какой в этом прок, какой в этом прок?» — В иносказательном смысле один любит новое и модное, другой ищет результата от общения с ближними – сок выжимать из любой практической ситуации, чтобы насладиться внутренним результатом неискренних отношений, третий, как Б.Гребенщиков, тонет в возвышенных мечтах, предназначенных для своего личного употребления, а четвёртый, демонстративно не замечая «лужи и слякоть», «опьянённый сознанием, что я человек», поёт об этой выморочной жизни, в которой всё противоестественно.
«Дети минут никогда не поймут Круговорота часов, И придут на порог и сломают дверь И расколят чаши весов». – Свора торгашей, вышедшая из Времени бытия своего праведного народа, имевшего Дверь – Родовые Врата, свои входы и исходы, свою Чашу Весов, на которой была Справедливость, занялась смешением понятий и законов.
«Они не верят в победы добра над злом, Как в победы зла над добром. Они знают, что у них есть только серый день, И они хотят жить этим днём. Дети минут». – Дети минут живут только ради сиюминутной выгоды, и потому им не нужна вера, усложняющая им понятиями добра и зла неопределённого цвета и освещённости светом солнца «серую» жизнь, которую можно в таком виде употреблять для себя и под себя.
В начале «перестройки», точнее слома порядка бытия в СССР, ещё оставалась слабая надежда на понимание советской властью, того что происходит, потому В.Цой и спрашивает делегатов партийных съездов: «И я хотел бы спросить, почему и зачем Ты повесил на грудь золотую медаль?» — Ответ ясен: медаль повешена на грудь именно для того, чтобы внешними отличиями скрыть от глаз внутреннее зло и ложь, награда вешается на пустой манекен именно для того, чтобы было основание и причина не видеть и не слышать ближнего своего, и со всеми, отмеченными медалями в этом (Кремлёвском?) зале, «думающими так же как ты», забыть о невзгодах «своей» великой страны: «В этом зале все думают также, как ты, А ты смотришь вдаль, ты смотришь вдаль!» — То есть ты, прикрываясь верой в светлое будущее человечества, не желаешь видеть мерзости лживой выморочной жизни у себя под носом, и не склонен слышать ближнего своего, не имеющего знаки отличия и не попавшего в номенклатуру.
«А ещё я хотел бы узнать, почему Так легко променяли вы море на таз?» — Из этих слов следует совершенно непреложно, что В. Цой определяет предыдущую жизнь в эпоху Братства (вспомним его «Братскую любовь»), а главное Свободы, как Море, а общество потребления, к которому семимильными шагами направилась в поход его страна, как таз! И тут же Виктор констатирует, что подмена ценностей произошла не только на властном уровне лицемерного государства, но и в его артистической среде – среди ближайших друзей:
«Но друзья, тут же хором ответили мне: «Ты не с нами, значит ты против нас». – Что же, от друзей Виктор получил воистину евангельский ответ, из которого можно определить, как он относился к официальному обрядоверию. Друзья В.Цоя были прогрессивными людьми, шедшими в ногу со временем, то бишь временщиками, в самом что ни на есть точном смысле этого слова. И потому Виктор отвечает этим, детерминированным социумом людям с откровенным презрением: «Но если это проблема, то она так мелка, Если это задача, то она так легка! Это дети минут ломают дверь Не заметив, что на ней нет замка!» — «Нет замка» на Вратах Рода русского и советского народа из-за кипучей деятельности продавшихся Западу лидеров элитарной коррумпированной прослойки, их детей и псевдокультурной прислуги, годами активно склонявших подрастающее поколение к массовой культуре в противовес лицемерию «социалистической» культуры, принятой в свою очередь в противовес естеству и национальным традициям.
Исподволь, годами, во имя прогресса и «мира во всём мире» разрушалось вырожденцами великое государство, и теперь на полном основании «дети минут» ломятся в открытую дверь – в то самое «окно», что было прорублено Петром I в Европу, и всё это очень «мелко», «легко», но не соответствует общественным и историческим интересам народа, это не «проблема», не «задача», а откровенный сговор с внешним беззаконием и вандализм.
Вспомним в контексте сего и другие похожие слова из спетого под гитару куплета под дребезжащие аккорды гитары: «Те, кто был раньше, вставляли в их ружья цветы. В ответ на это свинец затыкал им рты». С болью вспоминает В.Цой: «Раньше у нас было так много комнат, Полных людей, полных идей. А сейчас – ничего, только рыба гниёт С головы у фашистских детей». — Так кто же эти фашистские дети? – Ответ однозначен – это дети минут, торгаши, организовавшие в свободной творческой стране продажную экономику, подменившую разнообразие профессий и интеллектуальных идей на иноземную валюту: фарцовщики, битники, «энергичные люди» (по Шукшину), шестерящие у КГБ и презирающие свой лапотный народ.
Здесь у В.Цоя «фашизм» явно торгашеского окраса, и немцы, тут конечно же не при чём. Не они, а торгаши под знаменем европейского прогресса и свободы личности разрушили нашу великую страну. «Рыба гниёт с головы» — Виктор опять ( «обломали рога менты») точно указывает на государственную власть, откуда идёт всеобщее разложение.
И, наконец, уже в самом конце этой излишне откровенной песни, ставшей для него смертным приговором, В.Цой призывает нас к покаянию: Припев. Рефрен: «Улицы ждут ваших слёз, Улицы ждут ваших слёз»,
— Заметим, что В.Цой настаивает на покаянии не пред Богом, а пред ближними своими («улицы»), которые смогут простить власти предержащие, если они раскаются за содеянное государству и народу зло, но с другой стороны это и призыв ко всему советскому народу выйти на улицы, выйти из домов «своих» — из выморочного социального существования, разбить скорлупу окаменившего наши сердца нечувствия к естественной жизни, покаяться в предательстве своей страны, своих отцов и матерей, Родины, Отечества и Божьего мироздания!
Этот призыв актуален, как нельзя более и сейчас, когда на Украине поднимает голову международный фашизм от американской «демократии», а страны «демократической» Европы обслуживают интересы националистов и банкиров, уже продавших землю и ресурсы Донбасса международным корпорациям.

По ту сторону слов

О Марине Журинской вспоминает диакон Павел Сержантов, 15 лет работавший в редакции созданного ею журнала «Альфа и Омега».

Марина Журинская

На девять дней мы пришли к могиле Марины Андреевны Журинской служить панихиду. Под деревянным крестом лежали цветы – с отпевания. Такие свежие, будто все это было вчера. Жизнь оставалась в срезанных цветах. Не торопилась уходить.

Марина Андреевна запомнилась мне удивительно живым человеком. Я познакомился с ней лет пятнадцать назад. У нее было совсем немного здоровья. Но сколько при этом жизни сияло в ее глазах, в ее умении с ходу найти подходящие слова, чтобы охарактеризовать какой-нибудь сухой научный факт или рассказать курьезный случай из жизни.

Она была вхожа в сокровищницу русского языка. На первый взгляд, для лингвиста, кандидата наук это немудрено… Редактор журнала «Альфа и Омега» Марина Андреевна имела литературный талант, – откройте ее «Мишку» и убедитесь. Ее, как автора, интересно читать. Правда, лично мне интереснее было с ней просто разговаривать.

С ней всегда находилось и о чем поговорить, и о чем помолчать. Она не утомляла собеседника потоком профессионального красноречия. Беседы шли неторопливо, на этом пространстве мысли было приготовлено место для всех участников беседы. Можно и свое мнение высказать, и просто сосредоточенно подумать молча. В ее присутствии хорошо думалось. Она специально создавала для этого благоприятные условия.

И еще Марина Андреевна могла вдруг выйти на пределы языковых возможностей. О чем это я? Понимаете, такое бывает с поэтами. Речь поэта посреди стихотворения вдруг становится простой-простой, предельно простой и при том нисколько не теряет содержательности. Напротив, поэтическая речь приобретает какую-то убедительную глубину. Удивительно ощущать глубину простых слов, которая получена не за счет нарочитых усложнений речи, напластований смыслов и не за счет звуковых спецэффектов. У Марины Андреевны простота общения обходилась без досадных упрощений мысли.

Хранить простоту речи и при ней глубину – для этого нужно неординарное чувство русского языка, своего рода абсолютный слух. Мне кажется, найти музыкальный абсолютный слух гораздо легче, чем абсолютное чувство языка. При таком чувстве языка Марина Андреевна говорила с людьми, писала журнальные статьи. И редактировала.

Она умела передавать свой опыт, а далеко не каждый опытный человек способен свой опыт передать другим. Марина Андреевна добросовестно учила сотрудников журнала редакторскому ремеслу, не жалела на это времени и сил. Кто теперь этой выучкой молодых редакторов занимается? Мало кто. Дело-то хлопотливое, долгое и сложное. Вот и читаем мы частенько кое-как изданные журналы и книги…

Марина Журинская

Однажды Пастернак парадоксально выразился о текстах. Попробую припомнить его мысль поточнее: после того, как автор ставит последнюю точку в тексте, начинается работа над текстом. Начинается. А не заканчивается и даже не продолжается. Да, больших сил требует авторская правка, изнурительная переделка многих страниц, а то и переписывание заново всего «готового» текста. И на этом опять не конец. Начинается еще работа редакторская.

Для Марины Андреевны – редактора – было характерно уважение к автору и одновременно уважение к читателю. Вот ее рецепт! Поэтому ее журнал «Альфа и Омега» всегда получался на удивление хорошим.

Про Марину Андреевну можно вспоминать много. Хочется сказать еще об одной редкой и ценной черте характера, которая присуща разным людям, – была она и у Марины Андреевны. Была она и у отца Иоанна (Крестьянкина). Он однажды признался: «Я люблю радоваться и радовать». Марина Андреевна тоже искала в нашей непростой жизни любой повод порадоваться, увидеть что-то хорошее, ликовать о благости Божией. Любила порадовать и поддержать других: утешительным словом и добрым делом. И старалась, чтобы слова были обязательно подкреплены делами.

Пустые слова, за которыми ничего не стоит, ее не интересовали. Она всегда вдохновлялась словесностью и – самой реальной жизнью, что находится по ту сторону слов. Такой жизнью, которая одна убедительно, без фальши способна зазвучать в словах.

Это все имеет отношение к личному общению с ней и к ее профессиональной деятельности. Каждому понятно, что задача редактора во многом состоит из выискивания и исправления авторских ошибок, недостатков текста. Это «отрицательная» сторона редакторского дела. А есть ведь и «положительная»: найти талантливых авторов и помочь им с публикациями, отредактировать текст так, чтобы он стал чистенький и сверкающий, чтобы читатель благодарно любовался им, и автор тоже был доволен.

Беда, если редактор не видит «положительного» и полностью сосредоточен на «отрицательной» стороне своего дела. Такой редактор неизбежно теряет профессионализм, он не будет испытывать настоящую радость, занимаясь своим делом (злорадство не в счет). А теперь обобщим: беда, если человек сосредоточен на «отрицательной» стороне своей работы и вообще жизни и не замечает в нашей жизни ничего «положительного». У подобной беды много имен, одно из них – уныние.

Марина Андреевна любила замечать хорошее, умела найти что-то стоящее, положительное, радостное в работе и жизни. И охотно делилась своей находкой с ближними. Вечная ей память, да вселит ее Господь в обители небесной радости!

О Цое и жизни (+ Видео) | Православие и мир

001 002 003 004 005 006 007 008 009 010 011 012 013

В начало текста В конец текста

15 августа 1990 года, умер музыкант и поэт, лидер рок-группы “КИНО” Виктор Цой. О нашем великом современнике, о поисках Христа в искусстве, о свободе творчества и свободе веры – лекция Марины Андреевны Журинской, прочитанная в московском храме святителя Николая Чудотворца в Кленниках.
Марина Журинская. Фото Юлии Маковейчук Сначала – нечто предваряющее. Когда на меня в связи с Цоем обрушились некоторые не вполне правильные слова, я вдруг поняла, от чего погибнет мир. Мне пора переходить на такие обобщения.
Мир погибнет не от ядерной войны, не от экологической катастрофы, не от наркотиков и не от СПИДа. Мир погибнет от того, что он стремительно утрачивает дар ученичества. Пресекается всякая историческая традиция! Главным считается самовыражение. «Каждый человек имеет право на самовыражение». А если ему выразить нечего, но он все равно выражает, потому как имеет право? Что он может выразить, об этом же никто не думает. Все аргументы в споре теперь: «ящетаю» и «мнекаатся». И если человек говорит: «я считаю», неполиткорректно ему сказать: А вы неправильно считаете. Как же это он неправильно считает, когда это его самовыражение!? Я что, против его личности выступаю?

Я человек неполиткорректный. В свое время я преподавала в Православном университете. Первокурсники – народ лихой: «святые отцы рекоша» раз, «святые отцы рекоша» два. Третий раз сказала: Всё, никаких анонимных ссылок на святых отцов. Будьте добры – имя, фамилия, отчество, произведение и точный текст. После этого все сильно затихли. Через какое-то время набрался храбрости студент, которого вы, наверное, теперь знаете как иеромонаха Димитрия (Першина) и процитировал Максима Исповедника. Тогда я тогдашнего Мишу Першина слегка сгребла в медвежьи объятья, и на уровне точного текста стало абсолютно очевидно, что никаких противоречий между тем, что утверждаю я, и тем, что пишет преподобный Максим, просто нет.
С тех пор всё стало тихо. А потому что по сути возразить было нечего. Так что давайте без святых отцов обойдёмся, разве что опять-таки там имя, отчество, фамилия и точный текст. Но я всячески приветствую всяческий разговор, прямо по ходу изложения. Только по делу, пожалуйста: не «мнекаатся», а что-то более серьёзное.
И ещё для того, чтобы можно было понять, что я не от себя призываю всех к усиленной умственной деятельности, я хочу обратиться к тексту Евангелия. Место, которое обычно как-то тихо пропускают, это в 13-й главе Евангелия от Матфея, где Спаситель говорит, что тому, у кого есть, тому прибавится, а у кого нету – у того отнимется и то, что имеется. О чём этот разговор? О чём речь? Что прибавится и что отнимется? – Ум! Умственные способности. Которые, во-первых, надо иметь, а во-вторых, развивать. Те, которые пренебрегают умственными способностями, их теряют. Ничего в этом нет удивительного и мистического.
Да, мозги жиром заплывают! А если пианист не тренируется, то он теряет мастерство. В своё время в музыкальной школе при Консерватории для первоклассников-пианистов осенью обязательно был такой урок: одевали детишек и говорили: «Дети, мы сейчас пойдём на улицу». Все шли в ближний переулок, становились перед домом, где была открыта форточка. И преподавательница говорила: «Дети, вы слышите гаммы? «. Да, там игрались гаммы. Это играл Эмиль Гилельс, второй пианист страны после Рихтера. Он играл гаммы 4 часа в день.
Все великие балерины – 6 часов в день у станка. Есть в этот день спектакль или нет в этот день спектакля, она надевает гетры и 6 часов вымучивает своё тело, казалось бы, уже тренированное донельзя.
То же самое с мозгами. Много лет назад мне сказал это отец Александр Мень (не знаю, прочёл он это у психологов или это было его собственное наблюдение) : «Если женщина к 40 годам понимает, что нельзя превращаться в клушу, она должна задать себе интеллектуальную гонку». Какую угодно: Псалтырь или Евангелие учить наизусть, древнегреческий учить. «Евгения Онегина» учить, в конце концов, но бешеную интеллектуальную гонку. И не ссылаться на то, что у неё умственная работа. Должна быть умственная сверхнагрузка. Тогда можно пережить этот самый кризис среднего возраста и не расклякситься.
Теперь уже кончились страшные шоки по поводу того, что христиане про рок пишут, и вообще зачем это, кому это нужно. Но я вам могу сказать, как это началось.

Есть у меня любимый поэт, Алексей Константинович Толстой, у него есть моё любимое стихотворение «Против течения». Вообще христианин должен жить против течения.

Дети минут

Дети минут (электро)
Исполнитель Ю-Питер
Альбом Цветы и тернии
Дата выпуска 3 декабря 2010
Дата записи Санкт-Петербург, студия «Добролёт», июль — сентябрь 2010
Жанр альтернативный рок
Длительность 4:53
Лейбл ООО «Студия СОЮЗ»
Автор Виктор Цой
Продюсер Бахт Ниязов
Трек-лист альбома Цветы и тернии
«Дети минут (акустика)»
(12)
«Дети минут (электро)»
(13)

«Дети минут» — песня на стихи Виктора Цоя. Исполняется группой Ю-Питер с музыкой Вячеслава Бутусова, стилизованной под группу «Кино». Песня вошла в альбом «Цветы и тернии», выпущенный 3 декабря 2010 года.

Отрывок песни «Дети минут»

Помощь по воспроизведению

История

Текст песни Виктор Цой написал предположительно в 1988 году. При жизни автора песня не исполнялась на публике, а текст был передан другу Цоя Александру Липницкому, который в то время играл на бас-гитаре в «Звуках Му».

Липницкий и до «Ю-Питера» передавал тексты музыкантам. 20 июня 1992 года песня была исполнена Алексеем Рыбиным (одним из основателей группы «Кино») и группой «Атас» на концерте, посвящённом памяти Виктора Цоя, но не получила распространения.

К двадцатилетию со дня смерти музыканта Рашид Нугманов задумал снять «ремикс» своего фильма «Игла» 1988 года, главную роль в котором исполнил Виктор Цой. Узнав об этом, Липницкий передал режиссёру копию текста. Нугманов, в свою очередь, обратился к Вячеславу Бутусову, основателю групп «Наутилус Помпилиус» и «Ю-Питер». Тот написал музыку, а гитарные партии исполнил Юрий Каспарян, гитарист «Кино» и «Ю-Питера».

Премьера песни состоялась 11 июня 2010 года в программе «Чартова дюжина» на «Нашем радио». Наибольшим достижением стала вторая строчка этого хит-парада.

Версии

«Дети минут» были первой песней, записанной для альбома «Цветы и тернии». Это было связано с её использованием в фильме Рашида Нугманова «Игла Remix». В картине используется только минусовка песни, хотя в саундтрек к фильму вошла полная версия. На альбоме «Ю-Питера» она имеет название «„Дети минут“ (электро)».

Совместно с электрической версией была издана акустическая, получившаяся на 27 секунд короче (4:26) из-за отсутствия гитарных соло Юрия Каспаряна. Вот что об этом сказал поэт Александр Логинов, написавший тексты к большинству песен с «Цветов и терний»:

Акустическая версия песни «Дети минут» получилась акварельно воздушной и хрупкой. Однако камерная легкокрылость отнюдь не лишила песню убедительности, внутренней мощи и энергетики. В итоге электрическую и акустическую версии, как мне кажется, можно вполне рассматривать как два самоценных и самостоятельных произведения.

Рашид Нугманов также выступил режиссёром клипа на песню «Дети минут», который был впервые показан на фестивале «Рок над Волгой» 12 июня 2010 года.

Интересные факты

  • В тексте песни содержатся отсылки на других членов Ленинградского рок-клуба: группы «Телевизор», «Аквариум», «Ноль», «Алиса». По утверждению Александра Липницкого, Цой решил не выпускать песню, чтобы не обидеть своих товарищей. В частности:
    • Текст «Детей минут» начинается со стиха «Один любит рок, другой любит сок». Это неявная цитата к песне группы «Адо» «Пассажир» (февраль 1988): «Любимый напиток – сок, // Любимая музыка – рок…». У «Адо» эти пристрастия соответствуют одному и тому же объекту, тогда как Цой их противопоставляет. Если учесть, что песня написана в конце 1980-х, то этот фрагмент может указывать на раскол между роком и поп-музыкой, резко обозначившийся во вкусах публики в этот период.
    • Далее в тексте «Детей минут» возникает человек, который «идет по Стране Чудес». Словосочетание «Страна Чудес» входит в название книги Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране Чудес». Другая часть этого же названия эксплуатируется коллективом К. Кинчева «Алиса», что косвенно указывает на него.
    • Фраза «Раньше у нас было так много комнат, полных людей, полных идей» отсылает к песне Бориса Гребенщикова «Глаз».
  • Строчка песни «А машине, которая шла на восток, обломали рога менты» отсылает к припеву песни «Троллейбус» — «Троллейбус, который идет на восток» (из альбомов «Начальник Камчатки» и «Последний герой»). Рога — контакты троллейбуса.
  • Текст песни был сознательно изменён группой «Ю-Питер». В версии музыкантов нет последнего припева и строчек «Улицы ждут ваших слёз, улицы ждут ваших слёз…» после него. Также в припеве слово «чаши» Бутусов заменил на «чашки», потому что говорит: «Мне очень тяжело петь КИНОшные песни».
  • В 2008 году вышел трёхсерийный документальный фильм Александра Липницкого под названием «Еловая субмарина. Виктор Цой. Дети минут».
  • Название «Дети минут» также носит мелодик-рок-группа из Нефтекамска.

Примечания

  1. 1 2 Мурга, Наталья. На неизвестные стихи Виктора Цоя написана песня для новой «Иглы», Комсомольская правда (20 июня 2010). Архивировано 25 июня 2011 года. Дата обращения 13 апреля 2013.
  2. Пономарёв, Алексей. Бодрый Богомол, Lenta.ru (8 июня 2010). Архивировано 22 января 2013 года. Дата обращения 13 апреля 2013.
  3. Правоторова, Любовь. Виктор Цой и группа «Ю-Питер» в саундтреке к фильму «Игла. Ремикс» (видео), lifenews.lv (12 июня 2010). Дата обращения 13 апреля 2013.
  4. «Ю-Питер» – «Дети минут»! (недоступная ссылка). Наше радио (9 декабря 2011). Дата обращения 25 апреля 2013. Архивировано 25 апреля 2013 года.
  5. 06 августа 2010 < Архив < Наше радио: Чартова дюжина. HotCharts.ru. Дата обращения 25 апреля 2013. Архивировано 4 октября 2012 года.
  6. Соня Соколова. «Мы аккуратно используем свой политический капитал», Звуки.ру (6 мая 2010). Архивировано 23 июня 2010 года. Дата обращения 18 апреля 2013.
  7. Через тернии к цветам, Lenta.ru (4 октября 2010). Архивировано 22 января 2013 года. Дата обращения 18 апреля 2013.
  8. Сурков, Павел. Национальный Полтинник. Часть 5, Звуки.ру (17 ноября 2010). Архивировано 25 января 2013 года. Дата обращения 25 апреля 2013.
  9. Ефимова, Ксения. Рок над Волгой 2010, FANlife.ru (16 июня 2010). Дата обращения 25 апреля 2013.
  10. Дети минут.. Дата обращения 28 октября 2016.
  11. Вассар, Александр. «Виктор Цой подсознательно знал, что ему реально стать звездой», Комсомольская правда (14 августа 2009). Дата обращения 13 апреля 2013.
  12. Пригласительный билет: куда сходить в Ижевске 2 января, Известия Удмуртской республики (2 января 2013). Дата обращения 13 апреля 2013.

Ссылки

  • Текст песни
  • Клип на песню на YouTube
  • Александр Липницкий о песне «Дети минут»

Альбомы

Трибьюты и песни

Концертные альбомы и видео

  • Нау Бум (2008)
  • Цветы и тернии (2010)
  • 10-Питер (2012)
  • Ю-11ИТЕР (2013)
  • 30 лет под водой (2013)

Связанные исполнители

Студийные альбомы

Концертные альбомы

Сборники

Трибьюты

Синглы

Песни

  • «Апрель»
  • «Атаман»
  • «Бошетунмай»
  • «Восьмиклассница»
  • «Группа крови»
  • «»
  • «Дети минут»
  • «Звезда по имени Солнце»
  • «Кончится лето»
  • «Кукушка»
  • «Легенда»
  • «Мама — Анархия»
  • «Мама, мы все сошли с ума»
  • «Мои друзья»
  • «Нам с тобой»
  • «Последний герой»
  • «Прохожий»
  • «Спокойная ночь»
  • «Хочу перемен!»

Саундтреки

Продюсеры группы

Сотрудничество

Связанные статьи

Кто такие дети минут?

В конце восьмидесятых Виктор Цой написал текст, который так и не превратил в песню. Это произведение сохранилось у Липницкого и только в 2010-ом дошло до массового слушателя. Наверное, это последнее, что досталось нам от Цоя.
Нет однозначного толкования смысла этой песни. В отличии от большинства Цоевских, эта переполнена отсылками. Раньше уже пытались её анализировать, попробую и я посмотреть на неё со своей колокольни. Как по мне, так в ней всё предельно просто:

Один любит рок, другой любит сокВидимо сомнение в «роковости» группы «Адо», намекая на их «Любимый напиток – сок, любимая музыка – рок»
А третий идёт по стране чудесПо стране чудес уже не один десяток лет гуляет у нас только Алиса по имени Кинчев
Четвёртый поёт о трёх-четырёхБорзыкинские три-четыре гада
Но какой в этом прок, какой в этом прокДействительно: где смысл?
Раньше у нас было так много комнат
Полных людей, полных идейПривет, БГ
А сейчас ничего, только рыба гниёт
С головы у фашистских детейЕщё раз привет Борзыкину
И один всё кричит, а другой всё молчит
Ну а третий торчит забивая болтыОтсылка к группе «Ноль» с его «Иду, курю» и «Вперёд, болты»
А машине, которая шла на Восток
Обломали рога ментыА тут уже о себе, о тех кто что-то делал, но помешали другие. Троллейбус не дошёл до востока, до глубокой родины Виктора.
Я хотел бы спросить, почему и зачем
Ты повесил на грудь золотую медальТут хоть кто (Гаркуша, Кинчев, Бутусов…)
В этом зале все думают так же как ты
А ты смотришь вдаль, ты смотришь вдальТут уже обращение к Майку. Его песня «Гуру» это общение с залом и в «Песне простого человека» строка «Я направлю свой взгляд в туманную даль»
А ещё я хотел бы узнать почему
Так легко променяли мы море на тазТут опять про себя: про море, которое видит во сне каждую ночь и про таз, который стоит пока горит газ.
Но друзья тут же хором ответили мне:
«Ты не с нами, значит ты против нас»Потому что друзья всегда идут по жизни маршем и остановки только у пивных ларьков
Ну и последний куплет как итог, связанный с припевом:
Если это — проблема, то она так мелка
Если это — задача, то она так легка
Это дети минут ломают дверь
Не заметив что на ней нет замкаМол не парьтесь, всё просто. А кто такие дети минут?

Припев:
Дети минут никогда не поймут круговорота часовЭти дети не понимаю того, что всё меняется со временем
И придут на порог, и сломают дверь, и расколят чашки весовОни придут опять к тебе, они войдут силой и нарушат равновесие
Они не верят в победы добра над злом, как в победы зла над добромИм всегда нужна борьба без конца. Победа, как финал, их не устраивает
Они знают что у них есть только серый день и они хотят жить этим днёмА у Виктора есть белые дни и место для шага вперёд.
Т. е. идти вперёд в отличии от детей минут. А дети минут, получается, поклонники. Которые тогда обвиняли «Кино» в уходе к попсе. И вот вся песня это упрёк за статичность коллегам-музыкантам. Мол они стоят на месте, а Цой пошёл вперёд, променяв море на таз, и троллейбусу обломали рога, а сам Виктор стал не с ними, а значит против них.
Понятно почему Цой так её и не спел.

Человек верный своему призванию

– Яков Георгиевич, если представить себе человека, который о Марине Андреевне слышит впервые, как бы Вы ему объяснили, каким она была человеком?

— Это был человек в первую очередь верный своему призванию. В какой-то момент она его поняла и с огромной решимостью ему последовала. Я говорю не о трудоголизме, не о работе днями и ночами без передышки, этого не было. Она умела соответствовать своему призванию и доказывала это изо дня в день, не откладывая дела до лучшего времени.

Я таких людей знал несколько. Они верны себе. Мы, обычные люди, в принципе, знаем, может не очень хорошо, но все же понимаем, в чем наше предназначение. В общем и целом, как бы понимаем, но сделать решительные шаги не можем. Каждый день делать какой-то решительный шаг в направлении цели нам определенно страшно, потому что мы как-то не любим радикально ставить этот вопрос. А люди, которые добиваются своих целей, они делают эти шаги, не ждут, пока придут какие-то обстоятельства, когда надо будет действительно что-то делать и чему-то соответствовать, не ждут экстремальной или, наоборот, благоприятной ситуации, они при любой погоде готовы следовать по своему пути. Такой была, несомненно, и Марина Андреевна.

– Она занималась многим, что было её призванием? Это было что-то определённое или вся её жизнь, все направления деятельности?

– Конечно, её призванием была редакторская работа. У Марины Андреевны была способность во всем находить какой-то свой путь. Так было с наукой, где её диссертация, оригинальная по своему подходу и не похожая на другие исследования по типологии языков, при этом была принята в научном сообществе, защита была триумфальной, и на эту работу до сих пор ссылаются.

Так и тут. Работа главного редактором «Альфы и Омеги» – это не просто работа с рукописями, поиск авторов и поиск финансирования. Это было соединение работы редактора с работой менеджера и, конечно, вдохновителя. Она создавала вокруг себя творческую среду, которая была необходима журналу.

Она умела добиваться своих целей. Помню, когда мы с ней только познакомились, меня сначала шокировало, честно говоря, то, как ей просто было сказать любому человеку: «Сделай это». Удивительное оно не только из-за какой-то уверенности говорящего, но еще и потому, что люди-то действительно делают! Я так не умею.

– Как вы познакомились?

Очень просто: на работе. Марина Андреевна работала над проектом «Языки мира» в Институте языкознания Академии наук СССР. Проект этот предполагал созданию энциклопедию всех языков мира. В какой-то момент подключили и меня к нему.

— Вы сказали, что были удивлены в начале знакомства лидерским характером, способностью сказать человеку: «Сделай это» так, чтобы человек и, правда, сделал. А в семье она тоже была лидером?

– Нет, так нельзя сказать. Были многие вещи, в которые она не вмешивалась, я ими занимался. Мы как-то поделили обязанности, так что особенных на этой почве конфликтов у нас не было. Я иногда чувствовал, что несмотря на разницу в возрасте я в каком-то смысле взрослее, потому что постоянно приходилось в некоторых отношениях опекать ее. Мне казалось, что она беспомощна из-за своих бесконечных болезней и характера, но на самом деле это было не совсем так.

Очень сложно определить, кто из нас был лидером.

– А из-за разницы в возрасте были сложности?

– Как ни странно, именно с этим – нет. Вообще в нашей жизни получилось так, что все то, чего мы опасались или кто-то из окружающих опасался, эти страхи оказались неосновательными. А действительно тяжелого и страшного никто предвидеть не мог. Так, видимо, в жизни бывает всегда.

– Вы сказали, что у вас было желание оберегать Марину Андреевну, в том числе из-за ее характера. А что это за характер?

– Было такое ощущение, что ей постоянно приходится бороться за существование. В каком-то смысле, это было отчасти верно, потому что она всегда болела, ничто даром не давалось.

Иногда мне казалось, что в ней был какой-то дух, который тогда в нашей стране господствовал, когда она родилась. А родилась она на четвертый день войны. Это дух ужаса, гнева, решимости себя отстоять. Это звучит смешно, потому что не все люди того поколения этим отмечены, но мне все равно иногда кажется, что какую-то роль это сыграло.

Она была трудным человеком, когда приходилось за какую-то цель бороться и что-то отстаивать, когда у нее было ощущение, что ее дело под угрозой. А вот материальные ценности она не защищала. Денег она могла дать огромную сумму, догадываясь, что человек их не вернет. Всегда, правда, со мной согласовывала. Могла дать сумму совершенно невероятную.

Христолюбица Марина Андреевна

– Отец Алексий Уминский сказал о Марине Андреевне, что она была христолюбица. Как она пришла к вере?

Задолго до крещения она считала, что христианское мировоззрения правильное, признавала то, что написано в Символе веры. Но для нее все это было очень далеко, она не связывала это со своей жизнью.

Случился один кризис в жизни, совершенно случайный. И она вспомнила, что однажды, входя в какую-то квартиру, встретила священника, который оттуда выходил, и в отражении глаз было отражение какого-то совсем другого мира. «Сияние вечной жизни», как говорит владыка Антоний Сурожский, что-то такое.

Марина Андреевна захотела креститься. У нее знакомая была – очень решительная женщина, Зоя Крахмальникова. Зоя повезла её крестить к священнику, который считался тогда самым антисоветским, – отцу Димитрию Дудко. Но тут случилось несчастие с отцом Димитрием. Кажется, он ногу сломал. Тогда Зоя решила отвезти Марину Андреевну к другому священнику, «тоже хорошему», как она выразилась. Этим «тоже хорошим» оказался отец Александр Мень.

Удивительно, что крестил он ее без подготовки. Обычно о. Александр людей готовил, предлагал почитать, подождать, походить на богослужения. А её почему-то сразу, она приехала, через два-три дня он ее уже крестил.

Через много лет она его спросила, почему так вышло. Он развел руками и сказал, что и сам не знает.

– Очень смешной вопрос, но он постоянно возникал, когда мы просили молиться о Марине Андреевне. Она крещена Анной. Почему так вышло?

– Всё просто: она посмотрела в календаре на ту святую, которая в ее день рождения попадает, это была святая Анна Каппадокийская. У этой святой интересное житие – она жила в мужском монастыре, а то, что она женщина, узнали только при погребении. Марине Андреевне эта история понравилась.

– В интервью Анне Даниловой для Правмира Марина Андреевна говорила, что христианские СМИ – это одна из форм апостолата мирян, главной целью которого она называла свидетельство своей жизнью о Христе. А убеждать она умела? Обращать, если говорить громкими словами?

– Она всегда про себя говорила, что никого убеждать не умеет: «Я могу только просигналить о том, что знаю. Может кто-то умеет убеждать, разбирать, полемизировать, а я умею только быть собачкой у Бога, которая лает и поэтому привлекает к Нему внимание. Я могу сделать так, чтобы на что-то люди обратили внимание».

Главная ее сила была в том, что она что-то могла показать, это всегда важнее, чем какие-то слова или аргументы. Люди откликаются на что-то реальное, живое.

–Таким живым была «Альфа и Омега», в том числе?

– Да. Причем Марина Андреевна удивительным образом меняла концепцию журнала, поворачивала руль 20 лет, всегда умела делать то, что было нужно аудитории. Она это чувствовала интуитивно.

Сложный момент тут в том, что вроде бы церковная литература создает «нарратив», диктует, она в учительской позе должна находиться и объяснять, что правильно. Это с одной стороны, а с другой стороны надо, чтобы это все-таки добровольно читали. Марине Андреевне это, конечно, удалось.

– Кто такой читатель «Альфы и Омеги», кому это всё надо?

Был такой определенный читатель – это мыслящий человек, который ищет глубокого понимания того, что представляет собой Церковь в современном мире. При этом этот читатель всё-таки не ждет готовых и окончательных ответов на все вопросы.

Это читатель, который понимает, что духовная жизнь – это в определенном смысле некоторый риск, некоторая неизвестность, некоторая новизна.

Этот читатель равнодушен к эмоциональному «патриотизму», в журнале этого никогда не было. С другой стороны, это человек, который не ушел из Церкви после кратковременного увлечения, как сделали в свое время многие мыслящие люди.

– «Альфа и Омега» будет возрождаться?

– Да, мы сейчас пытаемся это делать.

Русский рок и «бряки»

– Меня всегда удивляет в людях неиссякаемый интерес к жизни. В том же интервью Анне Даниловой Марина Андреевна рассказывала, как она в 70 лет впервые оказалась на рок-концерте…

– Да, действительно. В конце жизни открывалась всему новому, чего с возрастом обычно не бывает. В 70 лет она вдруг увлеклась русским роком. Даже начала о нем писать, отличная статья про Виктора Цоя получилась, очень глубокая. Никто даже не верил, что она не всю жизнь этим жила. Это же особый мир! А она просто сидела и слушала записи за компьютером.

– И «цацки» тоже появились также внезапно?

– Это странное увлечение новое, Марина Андреевна никогда не занималась рукоделием, вообще никаким художественным творчеством. Она любила украшения, но только их носила. Когда выяснилось, что она почти выходить не может, эти “цацки” и появились. Какие-то материалы стали заказывать, ей стали привозить, стала что-то клепать, стали появляться украшения, которые всех сразу потрясли. Достичь такого уровня было, казалось, совершенно невозможно! Все равно, что в таком возрасте научиться профессионально играть на музыкальном инструменте.

Каждый раз, когда она что-то заканчивала, радовалась, звала, показывала, спрашивала, как очередное изделие назвать. Я как-то заторможенно, в основном, реагировал. Даже не могу сказать, что очень радовался этим украшениям, потому что понял, что уже ей немного осталось, раз такие чудеса случаются с ней. И одновременно резко становится хуже месяц за месяцем. Мне потом еще объяснил знакомый психолог, что у людей творческих часто бывает что-то подобное в таком возрасте. Такие вспышки неожиданные происходят. Мне было понятно, что сквозь ее жизнь что-то просвечивает из другого мира.

О том, откуда берутся благочестивые мифы

– Самые последние месяцы были очень трудными. Большинство из нас знало о них по вашим публикациям в фейсбуке. Но они были короткими, что и понятно. Можете рассказать, как это было? Отец Алексий Уминский, кажется, говорил, что это было настоящее мученичество…

– Это все очень трудно, я пытался об этом рассказывать, но у меня не получилось. Я чувствовал, что хотели люди сообщений двух типа – либо «Марине Андреевне лучше, она поправляется», либо «уходит в блаженном, победоносном состоянии, истинно христианская кончина».

У людей сформировались такие штампованные ожидания, это из самых лучших побуждений, но они это хотят услышать, в соответствии со своей верой.

А реальность такова, что есть зазор между нашими ожиданиями и тем, что происходит в действительности. Я чувствовал, что пишу не совсем то, что думаю, а то, что от меня хотят услышать, хотя никто меня не заставлял, никто не цензурировал, но я на своей шкуре понял, как возникают всякие церковные мифы, – когда люди, верующая аудитория очень сильно, слишком сильно хотят, чтобы что-то было именно вот так, а не иначе.

Конечно, это было страшно. Два месяца Марина Андреевна провела в сознании под аппаратом искусственного дыхания.

Единственными моментами, когда она приходила в себя, были моменты, когда священник приходил с Дарами. Это было видно, что тут всё менялось для нее.

Неожиданные открытия

– А было что-то подобное при жизни Марины Андреевны, когда Вам казалось, что будет так, а выходило совсем иначе?

– Один из эпизодов Марина Андреевна сама описала в своей статьей о том, как она бросила курить. У нее была какая-то зависимость от никотина ненормальная, потому что очень тяжелая ломка, даже просто при уменьшении количества сигарет, не то, чтобы при отказе. Люди, конечно, мучаются, когда они бросают курить, но всё-таки не до такой степени.

Я как-то свыкся с мыслью, что никогда это не получится у нее. Но ей попалась хороший врач пульмонолог, которая ей объяснила, насколько ей это было необходимо. Точно скажу, что последние несколько лет она бы не прожила с курением.

Но вот она и бросила, причем так увлекательно все это произошло, так здорово. Было конечно тяжело, но ведь получилось!

Мы привыкли думать, что наши привычки – пожизненный концлагерь, из которого никак не выбраться. Но на самом деле усилиями человека и с Божией помощью иногда поворачивается направление жизни в нужную сторону, клетка распахивается, и птичка вылетает на свободу.

С ней это, кстати, бывало неоднократно – внезапное освобождение от того, что беспощадно давило раньше.

Православие и мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *