Дети вишневской и ростроповича

Дочери Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича о родителях

Новый год мы встречали практически всегда на даче в Жуковке. И состоял праздник из трех частей: сначала стол с закусками у Дмитрия Дмитриевича Шостаковича — он жил на соседней даче, потом все приглашенные шли по хрустящему снегу к нам — у нас был горячий стол, а на десерт все отправлялись на дачу к академику-физику Николаю Антоновичу Доллежалю, который работал вместе с Андреем Дмитриевичем Сахаровым.

Жуковка была в то время поселком для научной элиты и министров, в котором была своя система пропусков. У нас, например, был зеленый пропуск, по которому мы могли попасть в клуб, кино посмотреть, а вот у нашего соседа-академика имелся красный пропуск, который позволял покупать еду в местном магазине. И хотя ничего особенного там не было — консервы, огурцы-помидоры — мы с мамой брали этот пропуск взаймы, и стояли в очереди, делая вид, что мы из семьи академика Доллежаля. Ходили за продуктами сами — на даче у нас была домработница, тетя Настя, но она была старенькая и в магазин не могла пойти. А вскоре у мамы появился блат — директор продуктового магазина, «Анатолий с золотыми зубами», как она его называла. Его душу очень трогало, как мама поет, поэтому когда везде были пустые прилавки, он заводил Галину Павловну к себе в закрома, где было все — и осетрина, и икра.

Нам с сестрой родители объяснили, что у нас на даче будет жить Александр Исаевич за одну книжку которого можно попасть в тюрьму на всю жизнь.

В 1974 году наша семья уехала из атеистического СССР и из одной реальности попала в совершенно другую. До этого мы с сестрой жили дома с няней и родителями, и вдруг очутились в монастыре-пансионе в Швейцарии, где учились только девицы, воспитательницами были католические сестры-монахини и не разрешалось выходить за пределы монастыря. Мы, привыкшие к обществу блестящих друзей наших родителей, оказались среди монахинь, с которыми не могли ни о чем поговорить уже хотя бы по тому, что совершенно не знали французского языка. За полгода его освоили, но по-началу было очень тяжело.

После этого мы с Леной учились в Джульярдской академии в Нью-Йорке. Родители снимали нам там квартиру, а сами жили в Париже. У папы и мамы было много друзей, которым они поручили шефство над нами. Например, нас с Леной опекали и часто приглашали в гости на обеды и ужины Леонард Бернстайн с его женой Феличитой. Хотя я почти сорок лет прожила в Америке, считаю себя русским человеком.

С тех пор как папа ушел, мама в Париж больше не возвращалась — не хотела.

Елена Ростропович

Вспоминаю историю покупки имения «Галино» площадью больше территории княжества Монако в двухстах милях к северу от Вашингтона, которое папа подарил маме в 1982-м году к окончанию ее певческой карьеры. Он добился, чтобы на американских картах появилось название населенного пункта с русским именем — это название поместье носит и до сих пор, уже находясь в собственности других людей. Выбор места, довольно удаленного от американской столицы, где отец возглавлял Национальный симфонический оркестр, определялся близостью русского монастыря. История перестройки дома затянулась на пять долгих лет, в течение которых все работы велись в тайне от Галины Павловны.

В итоге «вручение подарка» было срежиссировано, как спектакль. Дизайнер, который накупил на аукционах мебель и картины, полностью обставил дом. Мама прилетела из Парижа и прямо из аэропорта отец повез ее куда-то, не объясняя, куда именно. Мобильных телефонов тогда еще не было, и у меня с папой была договоренность, что он подъедет к воротам поместья, от которых до дома еще километр, ровно в семь вечера. К этому моменту мы должны были зажечь свечи в каждом окне огромного дома, включить фонари в петербургском стиле, которые освещали дорогу к особняку, и врубить на полную мощность на улице колонки, из которых должна была политься запись увертюры к балету Прокофьева «Ромео и Джульетта» в исполнении оркестра под управлением отца — у нас даже проходили репетиции, чтобы сделать все вовремя. Японская семейная пара, нанятая в качестве мажордома и кухарки, ничем не могла нам помочь, также как и манерный декоратор — он лишь в волнении перед приездом хозяйки имения заламывал руки. Поэтому всем пришлось заниматься мне с моим мужем. И тут мы обнаружили, что поместье этим летним вечером атаковано целой армией комаров — рядом были болота. Мой муж вел нашу маленькую «Тойоту», а я, высунувшись из окна машины, прыскала вокруг спреем от насекомых, чтобы маму не сожрали комары.

Галька-артистка

Будущая примадонна Галя Иванова родилась в Ленинграде в семье рабочих. Родители вскоре разошлись, и девочку воспитывала бабушка Дарья. Детство Гали прошло в Кронштадте. За музыкальность и артистизм ее еще в школе прозвали Галькой-артисткой. Великую Отечественную 14-летняя Галина встретила в Эстонии, где гостила у отца: «…это было и не отступление, а просто паническое бегство. Остановились и опомнились уже в Торжке. Так началась для меня война. Так кончилось мое детство». Вернувшись в Кронштадт, девочка оказалась в числе почти трех миллионов блокадников — жителей Ленинграда и пригородов. В феврале 1942 года умерла бабушка Дарья.

Галину спасли женщины, искавшие еще живых по домам и квартирам. Пятнадцатилетняя девушка попала в отряд местной противовоздушной обороны, работала наравне со взрослыми, а по вечерам пела в самодеятельности. К этому времени обладательница звонкого чистого сопрано уже решила: она будет певицей. В 1943 году после прорыва блокады Галина уехала в Ленинград, училась в музыкальной школе, а вечерами работала помощником осветителя в ДК.

И вот я впервые сижу в зале Михайловского театра и слушаю «Пиковую даму» Чайковского То волнение, потрясение, которое я пережила там, было не просто наслаждением от спектакля: это было чувство гордости за свой воскресший народ, за великое искусство, которое заставляет всех этих полумертвецов — оркестрантов, певцов, публику — объединиться в этом зале, за стенами которого воет сирена воздушной тревоги и рвутся снаряды.

В 1944 году Галина Иванова вышла замуж за моряка Георгия Вишневского. Скоропалительный брак распался через два месяца, но звучную «сценическую» фамилию Галина сохранила. В том же году Вишневская устроилась в Ленинградский областной театр оперетты, который колесил по разрушенной войной стране. Однажды на гастролях Галина, знавшая наизусть весь репертуар, спасла спектакль: заменила заболевшую певицу. Так из хора она попала в солистки.

После войны Вишневская стала выступать на эстраде. Ее увлечение оперой началось со знакомства с Верой Гариной, педагогом по вокалу. До революции Гарина выступала в Европе, училась у венской примадонны Паолины Лукки. «Лукка была поющей актрисой, — отмечал музыковед Абрам Гозенпуд. — Знатоки находили, что в ее вокальной технике много недостатков, что в этой области она не может соперничать с Патти и Нильсон Но точно так же Патти и Нильсон не могли сравняться с Луккой в драматической силе передачи партии, не говоря о диапазоне ее творческой индивидуальности». Век спустя так же характеризовали дарование оперной «внучки» Паолины Лукки — Галины Вишневской.

В 1952 году 25-летняя певица почти случайно попала на прослушивание в стажерскую группу Большого театра — так бывшая эстрадная и опереточная артистка стала солисткой главного театра СССР. Все могло сложиться иначе, узнай руководство, что отец Вишневской, бросивший ее в детстве, был осужден как «враг народа».

Галина Вишневская в партии Татьяны в опере Петра Чайковского «Евгений Онегин». Фотография: bolshoi.ruГалина Вишневская в партии Лизы в опере Петра Чайковского «Пиковая дама». Фотография: bolshoi.ruГалина Вишневская в партии Наташи Ростовой в опере Сергея Прокофьева «Война и мир». Фотография: bolshoi.ru

«Нокаут в глаза и в уши»

Первыми партиями Галины Вишневской в Большом театре были Татьяна в «Евгении Онегине» Чайковского (кстати, голос молодой Вишневской в этой партии можно услышать в фильме «Евгений Онегин» 1958 года) и Леонора в «Фиделио», первой постановке этой оперы в СССР. Над обеими ролями певица работала с режиссером Борисом Покровским, который создавал новый театр, основанный на принципах Станиславского, — в противовес клише, которыми за столетия оброс условный по своей природе оперный жанр.

Главный дирижер Большого театра Александр Мелик-Пашаев посвятил молодую солистку в музыкальные тонкости профессии. Под его руководством она спела свои лучшие роли: Аиду Джузеппе Верди, Баттерфляй Джакомо Пуччини, Купаву в «Снегурочке» Николая Римского-Корсакова, Наташу Ростову в «Войне и мире» Сергея Прокофьева, Лизу в «Пиковой даме» Петра Чайковского и многие другие.

«Она откуда-то вдруг появилась в Большом театре. Нежданно-негаданно, никому не известная, но совершенно готовая, в высшей мере профессионал. Как будто кто-то свыше для проверки нашего художественного чутья и справедливости заслал к нам молодую, красивую, умную, энергичную женщину с экстраординарными музыкально-вокальными данными… с актерским обаянием, темпераментом, природным сценическим самочувствием и ядовито-дерзкой правдой на устах».

В 1959 году Галина Вишневская впервые отправилась на гастроли в США. Как вспоминала сама певица, американцы не ожидали увидеть коммунистку — светскую даму. Ее выступление назвали «нокаутом в глаза и в уши». Западные критики на протяжении всех последующих лет искали корни ее драматизма в романах Достоевского и «великом русском немом кино». Галине стали поступать предложения из зарубежных театров, но такие решения принимали в Союзе не артисты, а Министерство культуры, поэтому выступления Вишневской за рубежом не были систематическими.

В 1955 году после четырех дней знакомства певица вышла замуж за виолончелиста Мстислава Ростроповича. Брак оказался счастливым, у артистов родились две дочери — Ольга и Елена. «Странно, что, несмотря на такую молниеносную женитьбу, мы не открыли для себя в будущем никаких неприятных сюрпризов… Сюрпризом оказалось то, что он — большой музыкант, а я — хорошая певица», — писала Вишневская. Их тандем был еще и творческим: она пела, он аккомпанировал на рояле. В камерном жанре незаменимым оказался эстрадный опыт Вишневской, когда без декораций и костюмов за несколько минут она погружала слушателя в воображаемый мир.

В тембр голоса Галины Вишневской были влюблены видные композиторы той эпохи. Вокальные циклы и симфонические произведения для нее писали Борис Чайковский, Бенджамин Бриттен, Кшиштоф Пендерецкий, Марсель Ландовски. Особое место в репертуаре Вишневской занимала музыка Дмитрия Шостаковича — близкого друга семьи. Для Галины он написал партию сопрано в 14-й симфонии, вокальные циклы на стихи Александра Блока и Саши Черного, оркестровку «Песен и плясок смерти» Модеста Мусоргского. Выдающийся дирижер Герберт фон Караян отзывался о фильме «Катерина Измайлова» по произведению Шостаковича с Вишневской в главной роли как о лучшей экранизации оперы. В 1971 году Караян выпустил запись «Бориса Годунова» Модеста Мусоргского, где партию Марины Мнишек исполнила Галина Вишневская.

Галина Вишневская в партии Марфы в опере Николая Римского-Корсакова «Царская невеста». Фотография: bolshoyvopros.ruГалина Вишневская в заглавной партии в опере Джакомо Пуччини «Тоска». Фотография: bolshoi.ruГалина Вишневская в партии Виолетты в опере Джузеппе Верди «Травиата». Фотография: bolshoi.ru

Изгнание и возвращение

В 1970 году Мстислав Ростропович написал открытое письмо редакторам главных советских газет в защиту опального писателя Александра Солженицына. За двенадцать лет до этого, в разгар травли Бориса Пастернака, Галина Вишневская отказалась подписывать письмо творческой интеллигенции против писателя. Правительство начало чинить препятствия к выступлениям Ростроповича за рубежом и в СССР. Вишневская продолжала работать в Большом, но ее перестали упоминать в СМИ. В 1974 году супруги добились разрешения выехать из СССР в «творческий отпуск», и спустя несколько лет их лишили советского гражданства. Вернули его только в 1990 году — с этого времени артисты стали регулярно бывать в России.

В годы вынужденной эмиграции семья жила в США, Франции, Великобритании. Вишневскую приглашали работать крупнейшие театры. Одной из заметных ее работ того периода стала Леди Макбет в «Макбете» Джузеппе Верди, исполненная на Эдинбургском фестивале. В 1982 году певица приняла решение покинуть оперную сцену, дав серию спектаклей «Евгений Онегин» в парижской Гранд-опера. «Мне приятно думать, что после 30 лет карьеры я смогла спеть роль, с которой дебютировала в Большом, и спеть ее хорошо», — сказала она позже в одном из интервью. Творческое долголетие действительно редко встречается в опере, и тем удивительнее, что Вишневская покинула сцену на пике формы. «Лучше уйти на несколько лет раньше, чем на день позже», — любила повторять она.

В 1984 году вышла автобиографическая книга певицы «Галина: История жизни» на английском языке. В России ее впервые издали в 1991 году. В 1993 году вышел фильм «Провинциальный бенефис» по пьесам Александра Островского, где Галина Вишневская исполнила главную роль. На сцене МХАТа им. Чехова она играла Екатерину II в спектакле «За зеркалом». Специально для Вишневской Александр Сокуров написал сценарий фильма «Александра», который зрители увидели в 2007 году.

В 2002 году в Москве открылся Центр оперного пения Галины Вишневской, где начинающие исполнители получают последипломное образование.

«Я — русская женщина, русская певица, и считаю своим долгом передать именно русским оперным певцам то, что я знаю, то, чему меня научили мои незабвенные учителя», — говорила она. С 2006 года проводится Международный конкурс оперных артистов Галины Вишневской — еще одна возможность для молодых певцов заявить о себе.

Галины Вишневской не стало 11 декабря 2012 года. Ее преемницей в руководстве многими проектами стала дочь Ольга Ростропович.

Отрывки из автобиографической книги «Галина».Клан сопрано.

Детство и юность

Мать Ольги Ростропович — легендарная оперная певица Галина Вишневская. Отец – не менее известный музыкант Мстислав Ростропович. Казалось, что карьера Ольги была предрешена еще до ее рождения. На самом деле были определённые проблемы в детском возрасте, так как ей очень тяжело было получить какие-то определённые навыки и знания. Но в последствие благодаря стараниям все изменилось.

Ольга появилась на свет в 1974 г. в столице России. Музыкой девочка занималась с раннего детства. Ее обучение игре на фортепиано началось в 4 года. Родители, в силу свей занятости, не могли сами обучать нотной грамоте свою дочку. Поэтому занятия проводила бабушка Ольги. Ее звали Софья Николаевна, она была казачкой и также в совершенстве владела инструментом.

Ольга Ростропович в детстве с родителями и младшей сестрой

Занятия маленькой Ольги длились по 30 минут в день. Затем продолжительность занятий увеличили, и Ольга стала играть на фортепиано по 1-1,5 ч. в день. В результате такого усердия к 6 годам она могла сыграть несколько произведений известных композиторов. Поэтому она беспрепятственно поступила в музыкальную школу.

В 13 лет Ольга начала осваивать другой инструмент – виолончель. Отец пристально следил за ее занятиями, не давал девочке никаких поблажек. Ольга Ростропович признавалась в интервью, что очень не любила заниматься при отце, так как он критиковал каждую фальшивую ноту. Однако Ольга очень любила ходить вместе с отцом в консерваторию, где он занимался и читал лекции студентам. Его советы были очень важны для Ольги.

Родители Ольги Ростропович

Виолончелистка часто отмечала строгость своего легендарного отца. Девочке не позволялось ярко одеваться, общаться с молодыми людьми, за ее успехами в учебе пристально следили.

Ольга вспоминает, что на выпускной вечер Галина Вишневская подарила дочке шикарное вечернее платье. Его длина была всего на 2 см. выше колена. Отец строго запретил носить это платье Ольге, называл его вульгарным и откровенным. Галине Вишневской пришлось всю ночь перешивать выпускное платье дочери.

Переезд в США

Ольге, вместе со своей семьей, не раз приходилось менять место проживания. В 1978 г. все члены семьи Ольги были лишены советского гражданства, поэтому им пришлось остаться в США, куда они выехали в рабочих целях.

В Нью-Йорке виолончелистка также продолжала обучаться музыкальному мастерству. Она окончила знаменитую Джульярдскую высшую музыкальную школу и начала выступать совместно с отцом. Ольга быстро заняла место солистки в оркестре. Ведь в своем мастерстве она существенно превосходила других музыкантов. Карьера молодой девушки росла не останавливаясь. Работая с самыми знаменитыми иностранными оркестрами, она получала все новые и новые возможности для роста.

Ольга Ростропович в домашней обстановке

Со временем Ольга заняла место преподавателя в музыкальной школе, которую окончила в Нью-Йорке. На музыкальные занятия и выступления, Ростропович тратила все меньше и меньше времени. К тому же, Ольга обзавелась собственной семьей, у нее появились дети. Она разрывалась между работой и семьей, но в последствии выбрала именно детей. Практически круглыми сутками находясь дома, Ольга поставила крест на своей работе.

Ольга Ростропович с мамой и сестрой Еленой

Отец тяжело переживал эту ситуацию. Ведь он мечтал, что Ольга продолжит музыкальную династию и также станет известной виолончелисткой. Обида на дочь была такой сильной, что он не разговаривал с Ольгой почти два года. Несмотря на все переживания, они все-таки воссоединились, но не надолго.

Возвращение в Россию

Ольга Ростропович вернулась в Россию только в 2007 г. В это время самочувствие ее отца резко ухудшилось. Ольга проводила много времени с Мстиславом Ростроповичем, посещала больницу и ухаживала. Конечно же, все это ее трудолюбие, отношение к семейным ценностям нельзя просто так упустить. Она настоящая русская женщина, которая не только добилась высот в биографии, но и стала одной из самых известных личностей.

Ольга Ростропович на концерте

После смерти Мстислава Ростроповича она возглавила фонд, названный его именем. Эта организация занимается поиском и поддержкой молодых музыкантов. Фонд помогает получить юным дарованиям музыкальное образование, содействует трудоустройству, устраивает концерты и фестивали. Стипендии этого фонда получают талантливые музыканты, проживающие в разных уголках России. Семья Ольги Мстиславовны Ростропович всегда была на виду. Их творчество было интересно даже за рубежом.

Ольга Ростропович управляет фондом своего отца

У Ольги Ростропович есть младшая сестра Елена. Она также с детства занималась музыкой. Однако в настоящее время она руководит другим благотворительным фондом. Ее организация занимается медицинскими вопросами. Фонд поддерживает детей, страдающих тяжелыми заболеваниями, помогает их семьям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *