Доктор Борисов лечение рака

Как побеждают рак. Метод профессора В. Борисова избавляет людей от страданий

…У этого медицинского учреждения нет яркой вывески – оно в ней не нуждается. И название его – Центр биохронотерапии – несведущему человеку мало что скажет. Между тем здесь уже не один год продлевают жизнь раковым больным и предупреждают «онкологию» у здоровых людей по методу профессора Виктора БОРИСОВА.

Доктор Борисов сразу и честно предупреждает, что не волшебник. Он не лечит пассами рук и магическими кристаллами. В основу его исследований положены известные медицинской науке методы. В медцентр приходят пациенты с уже установленным диагнозом, который подтверждён данными многочисленных обследований. Все случаи выздоровления или улучшения в состоянии больных здесь должным образом зафиксированы. Как только опухоль исчезает – это сразу заметно на компьютерной томограмме. Если иммунитет восстановился – анализы это тут же показывают.

«Лет пятнадцать назад многие мои друзья и коллеги начали умирать от онкологических заболеваний. Я задумался – что можно сделать? И… взялся за исследования, – рассказывает Виктор Александрович. – Владею 12 медицинскими специальностями: фтизиатрия, пульмонология, гирудология, рентгенология, неврология, педиатрия, лазерная терапия, маммология и так далее. Но самая главная из них – врач восстановительной медицины: я возвращаю людей, которые перенесли тяжёлую болезнь, к нормальной жизни.

Некорректно было бы заявлять: мы тут лечим рак. Прежде всего идёт реабилитация больных после традиционных методов лечения вроде химиотерапии, которые приводят к необратимым изменениям в иммунологическом статусе пациента. Скажем так: лучевая терапия – по сути, Чернобыль в отдельно взятом органе. Но нам удалось разработать методику, которая позволяет избежать осложнений.

В чём причина

Одна из наиболее часто встречающихся причин развития раковых заболеваний – это вирусная теория. Кроме этого существует лучевая теория, связанная с экологическими причинами, что приводит к необратимым изменениям в ДНК клетки. Как известно, дефектные клетки (и не только раковые) атакуются и уничтожаются лимфоцитами нашей крови. Этот процесс каждую секунду идёт в любом здоровом организме. При нарушении иммунной защиты повреждённая вирусом клетка начинает активно размножаться, захватывать территорию, истощая организм и приводя его к гибели.

Поэтому прежде всего в центре профессора Борисова пациенту делают иммунограмму. Если показатели иммунитета у пациента снижены, ему, например, вводят препарат на основе хлорофилла, сделанный из водоросли спирулины, «Хлорин Е-6». Он содержит весь набор нужных организму витаминов и минералов, причём в очень близкой человеку форме, и активизирует все его защитные силы. Здоровая клетка «отравиться» хлорофилловым препаратом попросту не может, поскольку наберёт ровно столько полезных веществ, сколько способна усвоить. А вот раковая… «Раковая опухоль воспринимает хлорофилл как блестящее питательное вещество, каковым он и является, – объясняет Виктор Борисов. – Причём опухоли его надо много: она активно, извините за выражение, жрёт и размножается. Мы предлагаем ей вкусный обед: ешь побольше! А потом при помощи лазера активируем хлорофилл. Освобождённый кислород начинает метаться по клетке, как бы выжигая её изнутри».

Сам по себе этот метод не нов, разработан в США и называется фотодинамической терапией. Но проблема у американцев и их последователей в том, что лучи лазера работают лишь на поверхности, не имея возможности проникнуть в толщу тканей. Поэтому такое лечение обычно применяется для борьбы с раком кожи. В центре профессора Борисова объединили американский метод с разработанной в России инновацией – биохронотерапией.

«Всё в нашем организме – каждая клетка подчинена быстрым ритмам дыхания, сердцебиения и сокращения самых мелких сосудиков – капилляров, проталкивающих кровь в глубину тканей, – говорит Виктор Александрович. – У каждого пациента – свой ритм. Его определяют с помощью компьютера, непрерывно следящего за состоянием больного, и синхронно, короткими импульсами подают свет лазера. На выдохе, когда кровь притекает к сердцу и все сосуды опустошены, лазерный луч добирается до поражённых опухолью тканей самым коротким путём и уничтожает больные клетки. А на вдохе свет в ткани не поступает. Посмотрите: вот здесь – лазер, вот здесь – компьютер. Там – визуализатор. А тут параллельно работают сразу два лазера. Один бьёт в зону поражения, а второй контролирует работу метода. У нас уже пять поколений приборов. И патенты на эти приборы принадлежат нам».

В Центре биохронотерапии, несмотря на впечатляющие результаты, не объявляют свой метод панацеей от рака, отменяющей традиционные способы его излечения. Наоборот, профессор Борисов подчёркивает, что после каждого традиционного метода лечения (хирургия, химиотерапия и лучевая терапия) просто необходимо восстанавливать иммунный ответ организма. Сочетание традиционных методов лечения рака и восстановительной иммунокоррекции приводит к получению удивительных результатов.

Но может ли метод Борисова заменить привычные методики и избавить человека от раковой опухоли? «Теоретически на ранних стадиях заболевания – может, – утверждает он. – Практически, даже в запущенных случаях, избирательная хронофототерапия неоднократно приводила к положительным результатам. Но, чтобы превратить её в полноценный способ лечения, нужны ещё долгие исследования и много денег, которых у клиники нет».

Аргументы академика

Генеральный директор ООО «Институт Инноваций», директор «Агентства естественной медицины «Агемед», к.т.н., PhD, академик международной Академии информатизации при Генеральном Консульстве ООН, член Союза писателей России Артём ТАРАСОВ:

— Когда я узнал об этом методе, моя реакция была естественной и ожидаемой. Этого не может быть – потому что не может быть никогда. Тысячи учёных работают в этой области и пока безрезультатно.

Доктор Борисов действительно живёт и работает в Москве. И не собирает чемоданы. Он избавляет от смерти невинных людей, приговорённых безучастностью Минздрава Российской Федерации и распильщиков инновационных бюджетов. У него нет времени гоняться за грантами и статусами «Сколково», ждать приёма у Чубайса, чтобы потом годами биться с коррумпированными экспертами. Он каждый день без выходных лечит людей, а не тратит драгоценное время на вороватых чиновников. Это они должны искать Борисовых и финансировать таких учёных.

Моё «Агентство естественной медицины» подписало соглашение с клиникой доктора Борисова на исследование его результатов для последующего внедрения в мире. Как только я отослал информацию в США – немедленно в Колумбийском университете начали изучать этот метод. Американский венчурный фонд под контролем моего иностранного приятеля готов предоставить любые деньги на апробацию методики за океаном.

Там все встали «на уши», как иногда выражаются у нас. Борисов пока не собирается туда уезжать. Он занят. Он лечит рак!

Метод, простой и безболезненный, не интересный нашим онкологическим центрам, правительству и стране, мог бы спасти многих. И кроме того, заяви Россия на весь мир, что мы лечим этот страшный недуг, получили бы взамен всемирное признание, уважение и столько денег, сколько и в страшном сне не приснится ни одному олигарху из «Форбса», Минздрава РФ или «Сколково». Правда, эти деньги будут другие – за спасение миллионов жизней, а не за распиленные бюджеты и увезённые ресурсы.

Выжившие

…А случаи чудесного исцеления есть! В 2004 году 19-летней англичанке Луизе Лонгмен с множественными опухолями кровеносных сосудов грозила ампутация руки. Английские врачи ничем не могли ей помочь, а Виктор Борисов, приехавший в Лондон на конференцию, решил попробовать и пригласил девушку в Москву на лечение. Результат: руку спасли, рака нет. Девушка жива и здорова, заканчивает после этого мединститут.

Или другой запомнившийся Борисову пациент: 12-летний мальчик из Югославии с раком головного мозга. Ребёнок с трудом передвигался и не мог разговаривать. Австрийские врачи нашли у него кроме огромной опухоли в мозгу множественные метастазы в лёгких и отправили его домой умирать. После лечения в Москве состояние мальчика настолько улучшилось, что он может ходить в школу. Периодически он приезжает к Борисову, чтобы привести в порядок свой иммунитет.

Однако сам доктор говорит больше не о случаях «чудесного» исцеления, а о профилактике рака, причём не только на ранних стадиях, а ещё в предраковом состоянии организма: «Потому что предраков – видимо-невидимо. Например, фиброзно-кистозная мастопатия у женщин, которая приводит к раку молочной железы. Или довольно часто встречается миома матки, что тоже приводит к онкологическим заболеваниям. Мы такие «провалы» организма сразу видим на иммунограмме и сразу предупреждаем о них пациента. Наша методика позволяет восстановить его естественную иммунную защиту».

Так не бывает?

Вот лишь один из отзывов с сайта клиники: «Судьба свела меня с методикой доктора Борисова гораздо раньше, чем та спасла мне жизнь. Друзья посоветовали мне прийти на диагностику – и аппарат выдал результат: онкологические ожидания. Я, конечно, побежала по врачам, сдала анализы – никакого рака нет. Но почти через три года те же врачи обнаружили у меня рак щитовидки третьей степени с метастазами в лимфоузлы. Я, конечно, снова к Борисову. Через полгода, после шестого курса лечения в его центре я прошла полное обследование в отделении онкологии Парижского института радиологии. Их вердикт: «Мадам, никакого рака у вас нет и, вероятно, никогда не было».

Бывает, что небольшая клиника Борисова с трудом справляется с тем количеством людей, которые хотели бы здесь лечиться. «Как-то уехал я на три дня в командировку, возвращаюсь в шесть утра на работу – подъезд осаждает огромная толпа: оказывается, про нас по телевизору фильм показали, – вспоминает Виктор Александрович. – Больные меня в центр не пускают, кричат: «Куда прёшь без очереди!» Насилу пробился. Несколько дней мы принимали пациентов до полуночи. Дошли с коллегами до такого состояния, что глядим друг на друга, – и не узнаём. Но приняли всех, кто записался».

Доктору Борисову приходится много ездить по миру: его методикой интересуются в Германии, Австрии, Израиле… Здесь, в России, ему разве что не мешают. По возрасту Виктор Александрович – пенсионер, и он считает это огромным плюсом, так как чувствует себя свободным от «мышиной возни» научного мира и может целиком посвятить себя тому, что считает важным: избавлять людей от страданий.

Валерий БУЛДАКОВ

«Аргументы Недели»

Виктор Александрович БОРИСОВ,
академик Европейской академии естественных наук, научный руководитель Центра биохронотерапии.
Имеет 15 патентных прав. Награжден: Почетной медалью РАЕН «За практический вклад в укрепление здоровья нации». Большой серебряной медалью им. Альберта Швейцера, медалью Роберта Коха, золотым орденом «Гордость России» за инновационные разработки в борьбе с онкологическими заболеваниями, туберкулезом, СПИДом. В 2009 году номинирован на Государственную премию «За разработку нового метода реабилитации онкологических больных».
В том, что в России наступает эпидемия раковых заболеваний, большинство пока не догадывается. В случае выявления онкологии на ранней стадии еще возможно успешное лечение.
Но если время упущено — диагноз становится приговором. Замыкаясь в себе, человек остается один на один со своей бедой, отсчитывая годы, месяцы и дни до финальной черты… Тяжкий груз ложится на плечи близких, внезапно ощутивших в своем доме дыхание смерти.
Стандартные методы лечения — операция, химиотерапия и облучение — на поздних стадиях способны лишь отсрочить неминуемую и мучительную кончину. Да и само это лечение — крайне дорого и сравнимо с пыткой. Есть ли какая-то альтернатива?
И почему фармакологические концерны не заинтересованы в инновационных методах лечения рака?
О причинах возникновения рака, возможных методах профилактики, лечения и реабилитации «Национальный контроль» беседует с руководителем московского Центра биохронотерапии доктором В. А. Борисовым.
— Этот диагноз не афишируют. Но если внимательно присмотреться: один знакомый, другой, кто-то из родственников — многие поражены онкологией. Какова же динамика онкологических заболеваний?
— Ежегодный прирост порядка 12%, ежегодно от рака умирает полмиллиона человек на территории РФ.
Больных на учете приблизительно 2,5 миллиона.
Полмиллиона — заболевает, полмиллиона — умирает.
— В мирное время потери, сравнимые с войной.
— Это очень серьезно. Считается, что у нас большая смертность от сердечнососудистых заболеваний, но это не совсем правда. Если у больного рак и вдруг происходит остановка сердца, его относят к группе сердечнососудистых патологий. Но первопричина-то все равно в онкологии. Почему это такое страшное заболевание?

Сердечники — так не мучаются, в отличие от онкологических больных! Думаю, за одного онкологического нужно давать трех сердечников, потому что одно дело бабушки и дедушки, а здесь — трудоспособное население, причем рак катастрофически молодеет. Несчастные детишки! Чем моложе рак — тем он более агрессивен В отличие от стариков, где процессы заболевания затормаживаются.
— Раньше нам говорили, что рак не передается по наследству?
— Все меняется в природе: сейчас проводят генетический анализ, знают, что такое повреждение гена. Слабость определенного гена передается Бывает, вымирают целыми семьями Но не хватает профилактики: если бы мы могли применить какой-то препарат, чтобы обезопасить собственный организм от рака! В свое время появился препарат Q-10 (Убихинон) — многое было поставлено на эту карту, фармаконцерн заработал гигантские деньги, но препарат оказался абсолютно бесполезен. Он может работать только на поверхность кожи, больше нигде. А вот нам удалось на базе нового метода лечения разработать очень стройную систем’ профилактики рака. И нам удается предвидеть развитие или не развитие онкологии. Это очень важно! Мы предложили профилактику, она проходит апробацию в Германии.
— А как на счет «заразности»? Считается, что рак не заразен?
— Я в этом не уверен… Когда мы видим, что у старшего поколения рак, потом в следующем поколении и дальше — это понятно, отслеживается по слабости определенного гена. Но меня поражают те случаи, когда, например, умирает муж, а потом его жена — тут уже нет генетики. Но оба они умирают от онкологии — это пока вне нашего понимания. Другой пример врачи-онкологи. Знаменитый на весь мир Блохин… умер от рака. Руководитель главного нашего Онкоцентра Трапезников тоже умер от рака. Мария Никитична Доброхотова — тоже погибла от рака и, главное, от того рака, который она лечила — вот в чем загвоздка.
— С чем это может быть связано?
— Ну, генетика — это понятно. Хотя раньше мы утверждали, что наследственных причин не существует — «не бойтесь: рака у вас не будет». А люди умирали семьями. Но сейчас уже доказано. Вот пример: когда мать у Анжелины Джоли умерла от рака, бедная Анжелина удалила себе молочные железы, и не только… С перепугу или действительно у нее уже что-то было… Кстати, рак молочной железы очень зависит от женского полового гормона, и определение этой зависимости дает право удалить женские органы. Либо назначить препарат, который позволяет подавлять функцию женских половых органов («фармакологическая кастрация»).
— Кстати, некоторые женщины, страдающие раком матки, говорили, что знают, откуда у них это заболевание. Когда-то делали аборт. А на Ваш взгляд, есть какая-то взаимосвязь между абортом и онкологией?
— А почему нет?! Во-первых, аборт — это травма, а во-вторых — у женщины уже был включен цикл гормональной перестройки, подготовки к родам. И вдруг мы его резко обрываем: организм в недоумении, все системы в десинхронозе — а когда у нас в организме десинхроноз, рано или поздно это приводит к катастрофе.
— Верующие видят в этом мистическое наказание.

— Это не мистика! На самом деле это абсолютная реальность, чистейшая медицина, здесь мистики никакой нет — нарушение гормонального строя, нарушение обменных процессов. Перестройка организма женщины при подготовке к родам — это колоссальная работа организма, и вдруг его так обкорнать. А он по инерции еще продолжает работать… Происходит нарушение жизнедеятельности.
— В онкобольнице недавно увидел советский плакат в стиле: «Кто не курит и не пьет — тот здоровеньким помрет». Хотя знаю множество примеров, когда люди никогда в жизни не курили, спиртным не злоупотребляли — но умерли от рака.
— И даже от рака легкого. Вы правильно ставите вопрос. Чтобы отвлечь народ от реальности, замалчивается ситуация с нашей экологией — а с ней никакое курение не сравнится. Я приезжаю в некоторые города, а там дышать нечем — там химзавод. А мы списываем это на курение.
Конечно, курение наносит вред. Но не секрет, что экология многих горо¬дов такова, что, попадая в пробку, закрываешь окна и хоть кури — кругом убийственный выхлоп! Некачествен¬ный бензин.
Когда я приезжаю в Европу, например в Германию — я вдыхаю полной грудью, это фантастика. У них «евро-5», «евро-4» — а мы на уровне кочегарки находимся.
— И летом асфальт плавится. А как ароматно у нас в салоне пахнет стеклоомыватель, аж закусить хочется!
— Закусить? Ну да, когда метиловый спирт добавляется, люди не могут понять, почему начинают слепнуть.
— Итак, факторы риска для возникновения онкологии?
— В первую очередь экологические: что мы едим, чем дышим — фактически мы постоянно находимся в зоне повышенного риска. В Японии, например, за счет государства регулярно после 40 лет обследуют мужчин на предмет рака простаты. То же самое в Германии: за счет страховки раз в полгода, раз в 3 месяца обследуют больных женщин, у которых чаще встречается рак молочной железы. У нас, надо понимать, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.
— Кроме экологии, что еще?
— Стрессы, которые обеспечивает не только наша семейная жизнь, но и наше государство.
— Повышение тарифов на бензин или ЖКХ способствует развитию онкологии? А как с воздействием мобильных телефонов, микроволновых печей — в инструкциях написано, что они безвредны?
— На заборе тоже кое-что пишут… Надо смотреть статистику. С появлением мобильных телефонов изменилась структура заболеваемости. Сразу резко увеличилось количество онкологии мозга. И против этого ничего не придумаешь. Так же как раньше, например, наши прибалты считали, что это Чернобыль вызвал у них резкий рост заболеваемости. А оказалось, Чернобыль здесь имеет весьма относительное влияние. Латыши употребляют в пищу рыбу, выловленную в Балтике. А в послевоенный период там было захоронено порядка 300 тысяч боевых отравляющих веществ. Бочки с ними уже давно проржавели, и в морской воде на уровне кормления планктона появились мышьяковистые соединения иприта и люизита. Через пищевую цепочку, через рыбу все это попадает в человеческий организм.
Я выступал на экологическом конгрессе в Берлине — там тоже проблемы Балтики интересуют все население. И уже зафиксированы случаи прямого отравления боевыми отравляющими веществами.

Кстати, мышьяковое соединение — страшный мутоген, который приводит к онкологическим заболеваниям. И на первый план вышли заболевания желудочно-кишечного характера: рак поджелудочной, рак печени, рак толстого кишечника.
— Как влияет солнечная активность?
— Гиперинсоляция приводит к раку кожи. Это видно по Австралии, ОАЭ и по Саудовской Аравии.
— Среди так называемых «новых» россиян, преобеспеченных рублевских жителей стало модным окружать свои дома электроникой. Даже в спальне ребенка гаджеты, розетки, лампочки — в стенах, полу и потолке электропровода.
— И еще теплые полы. Кроме электрической существует еще понятие электромагнитной безопасности. То есть там, где электрончики побежали, обязательно создается электромагнитное поле. А на пересечении электромагнитных полей возникают патогенные зоны. И в Америке, и в Швеции это учитывают. Когда-то и у нас был отличный ГОСТ, но все забыто.
К примеру, ситуация: если во всем мире растут цены на нефть, соответственно дорожают нефтепродукты, производные нефти, а следом товары и услуги. И у нас — то же самое. Но если за рубежом цены на нефть вдруг снижаются — снижаются и цены на нефтепродукты, на товары и услуги. Но в России всегда можно сказать, что — один леший! — они будут увеличиваться… Так же и с отношением к здоровью нации.
Конечно, бездумное опутывание жилища кабелями и электроприборами очень опасно и влияет на развитие онкологии. Но почему-то до наших некоторых богатых это не доходит. Да и кто у нас часто позиционируется, как богатый: какой-нибудь торговец мелким ширпотребом или гнилыми фруктами, он презирает человека, который имеет интеллектуальный запас — хотя у самого всего две извилины. А ведь именно от уровня интеллекта зависит и отношение к своему здоровью.
— Когда дом и офис напичканы проводами и радиотехникой, порой чувствуешь себя гамбургером в микроволновке.
— Грубо говоря, мы, действительно, превращаемся в кусок мяса, который сунули в СВЧ-печь. Я не пропагандирую возврат к природе, но к разумной осторожности. А посмотрите, что происходит с продуктами питания — фантастика какая-то. Как в анекдоте: когда один человек стал есть в самолете ливерную колбасу, а сосед-иностранец спросил: что это так пахнет интересно? Тот говорит: колбаса ливерная. А скажите, сколько она стоит? И крайне удивившись стоимости, попросил кусочек на исследование. Ее исследовали, и бедный иностранец получает ответ — «в вашем кале яйца глист не обнаружены»…
И то, чем нас кормят наши братья — поляки, китайцы, азербайджанцы — не выдерживает никакой критики. Если даже банальная зелень накачана нитратами — о каком здоровье тут говорить?! Ну. давайте будем бороться с курением, хотя бы первый шаг сделаем.
-То есть нашему населению, особенно городским жителям, только один диагноз можно поставить — «странно, что вы еще живы»!
— Да, более живучего народа, чем российский, трудно придумать. Хотя наше количество катастрофически сокращается. Когда ко мне попадает больной с фамилией Иванов, я говорю — вот человек с исчезающей фамилией. Потому что их все меньше, этих Ивановых… И онкология играет здесь не последнюю роль. Причин ее масса, но возникновение связано прежде всего со снижением иммунного ответа организма. Сколько еще выдержит наш иммунитет эти угрозы — во многом зависит от нас самих.

— Каковы вообще перспективы лечения рака?
— Когда полностью отсутствует иммунная зашита, естественно, будет метастазирование. Поэтому как раз задача нашего Центра биохронотерапии в том и состоит, чтобы восстановить у человека возможность сопротивления, в том числе и онкологии — при помощи собственного иммунного ответа. Это направление в медицине возникло лет 20 назад, когда от рака начали умирать мои коллеги, друзья, одноклассники.И когда я понаблюдал, как их лечат, я был поражен агрессивностью стандартных методов лечения!
Например, проводим химиотерапию: у человека выпали волосы, иногда зубы, он голову от подушки оторвать не может, весь ослаб и у него понос, его рвет.
— Побочные эффекты?
— Да, но только видят и знают это лишь близкие и родные.
— Онкобольные вынуждены надевать парики, хотя внешне…
-Хотя внешне они почти неотличимы. К сожалению, этим сопровождаются многие виды химиотерапевтического лечения.
— Самый близкий для меня пример: моя мама перенесла аж две операции по онкологии. Но больше всего ее волновала даже не операция, а курс химиотерапии. Каждый раз, отправляясь на химиотерапию, мама не знала, вернется ли она после нее…
— Да, я вас понимаю — перед химиотерапией она по сути прощалась с близкими.
— Кто с этим не сталкивался, вряд ли поймет. Многие думают, что это обычный лечебный курс.
— Таблеточку съел или капельницу поставил — и на этом кончилось…
— А на самом деле человек, который раз прошел через это, идет как на эшафот!
— Абсолютно верно, потому что любая химиотерапия — это производное от боевых отравляющих веществ, это цитостатики. И степень отравления потрясающая! Много больных, по статистике, погибает от химиотерапии. А что такое лучевое воздействие? Здесь отдельно взятый Чернобыль в отдельно взятом органе. Там столько осложнений!.. Именно поэтому наша задача — помочь организму справиться с этими тяжелейшими методами воздействия.
Вот так и родилась потихоньку НАША система реабилитации, метод избирательной хронофототерапии. Как выяснилось, НАШИ больные стали быстрее восстанавливаться, у них увеличилась выживаемость. Другим стало качество жизни: они активны, они работают.
То есть мы потихоньку заполнили эту нишу в реабилитации.
— Может ли Ваш метод помочь больным раком в 4-й степени, от которых даже врачи отказываются, то есть уже неоперабельным?
— 3 месяца назад я получил письмо от профессора Акопяна из Института пульмонологии в Петербурге. К нему попадали больные, которым уже отказали в операции, но в результате нашей работы они становились операбельными.
-То есть из 4-й стадии перевели…
— В третью…
— Считается, это невозможно — динамика только в одну сторону, к смерти… Почему же Ваш революционный метод не афишируется среди широкой медицины?
— Во-первых, мой метод требует апробации, во-вторых — мир консервативен и появление нового связано с революцией. И еще: химиотерапия плотно заняла свое место в лечении рака и ее апологеты не хотят больше ни о чем слышать. Но главная причина — это же гигантский бизнес!
— Фармакологический?
— Фармакология — это бизнес, фармакологи могут менять правительства — не секрет, это колоссальные деньги. Противостоять жадности — почти невозможно. Хотя рано или поздно, думаю, наш метод биохронотерапии будет все же внедрен, его уже проверяют немцы. И вывод Фрайбургской Этической комиссии Евросоюза показал, что никаких аналогов в мире пока не существует!..
(продолжение в следующем номере) Беседовал Виктор СЕНЧУК журнал «Национальный контроль»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *