Дон кихот кто такой

О чём роман дон кихот

Как образы-символы помогают раскрыть замысел автора в Песни о купце Калашникове? Помогите скорее, пожалуйста ​ Вспомните и как представлен мотив дороги в изображении судьбы прокла ,его родителей.куда ведут эти дороги?как герои преодалевают их?почему патрокал з аболел в дороге Помогите Замаетка о статуе Прометей Даю 70 баллов!!! Напішыце верш складзенный із літар имені Максіма Танка Пожалуйста напишитеОчеееень срочнооо!!!​ Изобразительные выразительные средства в «неохотно и несмело» Помогите Помогите написать сочинение сможет ли Петька стать счастливым только через 20 минут Запишите словосочетания, воссоздающие художественные образы в стихотворении Ф.И. Тютчева «Есть в осени первоначальной…», объясните их значение. Како е настроение создает система художественных образов стихотворения? Речевая характеристика Акакия Акакиевича ДАЮ 40 БАЛОВ! СРОЧНО ПОМОГИТЕ!Надо написать сочинение (минимум 100 слов) на тему какой бы друг был бы для меня примером.План: 1. Придумать название те кста2. Сформулировать основную мысль3. Почему тот друг является примером (минимум 2 причины)​

О романе «Дон Кихот». Разбор текста и мнения о романе.

«Дон Кихот»

В середине XX века английский журнал «Великобритания сегодня» провел международную анкету, предлагая назвать сорок лучших книг начиная с первого века нашей эры. Ответы пришли со всего света. На первом месте оказался «Дон Кихот» Сервантеса, а на втором — «Война и мир» Л. Н. Толстого.

В 2002 году, подводя итоги ушедшего тысячелетия, Нобелевский комитет собрал авторитетное жюри, в которое вошли сто известных писателей из пятидесяти четырёх стран мира. Их попросили определить лучшее произведение мировой литературы. «Книгой всех времён и народов» был назван «Дон Кихот».

Автор и его герой

Судьба автора романа о Дон Кихоте непроста и драматична. Сервантес — герой битвы при Лепанто, инвалид (рука после ранения висела плетью), узник алжирского плена, нищий и бесправный ветеран, униженный ложным обвинением в растрате и позорным пребыванием в долговой тюрьме. Именно в темнице начал он писать роман о Дон Кихоте. Сервантесу в то время было пятьдесят с лишним лет, фактически — он ровесник своего героя.

Немолодой идальго Алонсо Кихана, житель некоего села в захолустной испанской провинции Ла Манча, начитавшись рыцарских романов, воображает себя странствующим рыцарем и отправляется на поиски приключений. Старой кляче он даёт звучное имя Росинант, себя называет Дон Кихотом Ламанчским, а крестьянку Альдонсу Лоренсо объявляет своей прекрасной дамой Дульсинеей Тобосской. В оруженосцы идальго берёт хлебопашца Санчо Пансу.

Санчо Панса

Санчо Панса не менее важный персонаж романа, чем Дон Кихот. Он жалуется по любому поводу и всего боится. Любит комфорт и постоянно хочет есть. Ему не нравится работать, зато он с большим усердием предается отдыху и сну. Он мечтает о власти и богатстве и боится болезней и смерти. Эти герои дополняют друг друга: первый связан с земным и смертным в человеке, второй — с добродетелями, с божественным и бессмертным. Но, оказалось, что и в Санчо Пансе живут возвышенные мечты. Он отправился в путь, так как Дон Кихот пообещал подарить ему целый остров.

В первой части романа герой совершает два выезда: принимает постоялый двор за замок, нападает на ветряные мельницы и стада баранов, в которых видит злых великанов и волшебников. Родня и окружающие принимают Дон Кихота за сумасшедшего, на его долю достаются побои и унижения, которые сам он считает обычными злоключениями странствующего рыцаря.

Менее всех оказались готовы понять действия Дон Кихота самые близкие ему люди — родственники и друзья. Желание стать странствующим рыцарем они приняли за сумасшествие и преисполнились решимости ‘излечить’ Алонсо Кихано любой ценой, даже разрушая то, что было ему дорого.

Вторая часть начинается с хитроумной комбинации, — бакалавр Самсон Карраско уговаривает Дон Кихота выступить в новый поход — с той целью, чтобы затем, переодевшись странствующим рыцарем, нагнать его, завязать с ним бой, победить в этом сражении и, по предварительно установленному условию схватки, заставить его сделать то, чего желает победитель — велеть Дон Кихоту вернуться в родное село и впредь в течение двух лет никуда не выезжать.

Победить Дон Кихота можно было, только войдя в мир его иллюзий — и не иначе.

В ряду ключевых эпизодов второй части (встреча Дон Кихота со странствующими актерами, с рыцарем Зеленого Плаща, спуск Дон Кихота в пещеру Монтесиноса, кукольное представление в балаганчике Маэсе Педро, полет Дон Кихота и Санчо на Клавиленьо и др.) особое место занимает рассказ о правлении Санчо на Острове Баратария. В нем Санчо демонстрирует всю глубину «дурацкой мудрости», контрастно дополняющей «мудрое безумие» Дон Кихота. В финале второй части, в момент смерти Дон Кихота-Алонсо Кихано, образ Санчо приобретает особую символическую значимость: он воплощает бессмертие народа и становится духовным наследником своего господина, живым носителем донкихотовского отношения к миру.

Символика имён

Сразу после выхода в свет первой части романа имена его героев были у всех на устах.
Автор дал имена героям не случайно. Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить, что Дон Кихот несколько дней выбирал имя для своего коня и неделю — для самого себя. Как пишет Сервантес, имя было «приятное для слуха, изысканное и глубокомысленное, как и все ранее придуманные им имена».

На протяжении романа имя героя меняется. Алонсо Кихана, с которым мы знакомимся на первых страницах книги, был человеком обычным, с одной только особенностью — он был Добрым. Кихот — от исп. guijote — набедренник, часть рыцарских доспехов. Позже он стал называться доном. Дон в Испании — приставка, подчёркивающая почтительное отношение к лицу, к которому обращаются. Она же указывает на дворянский титул. И ещё так обычно обращались к тем, кто подтвердил свою учёность степенью бакалавра. И действительно, как нам поведал Сервантес, Дон Кихот Ламанчский был весьма начитан и знал немало. Попытавшись применить в жизни то, что усвоил из книг, он удостоился столь для него желанного титула рыцаря, на первых порах — из-за несчастного вида — всего лишь Рыцаря Печального Образа. Наибольших высот он достиг в воображаемой битве со львом и стал Рыцарем Львов.
Его оруженосец на протяжении всего романа остаётся Санчо, даже когда воображение возвышает его до поста губернатора «острова Баратария». «Панса» в переводе с испанского «брюхо».

Россинант
Росинант — имя коня Дон Кихота. Является составным словом: «росин» — кляча, «анте» — прежде, впереди.

Замысел пародии на рыцарские романы

Сервантес писал свою книгу как пародию на средневековый рыцарский роман, а Дон Кихота, Рыцаря печального образа, создавал как фигуру для осмеяния.

На протяжении всего повествования о «хитроумном идальго» Сервантес пытается убедить читателя, что единственная причина, заставившая его взяться за перо, — желание высмеять нелепости рыцарских романов, заполонивших Испанию. Действительно, как подсчитали исследователи, с 1508 по 1612 год в стране, «где никогда не закатывалось солнце», вышло 120 произведений рыцарской литературы.

Как взыскательный читатель и просто здравомыслящий человек, он не мог мириться с потоком низкопробной литературы, наводнявшей книжный рынок. Правда, не все рыцарские романы были так уж безнадёжно плохи. К числу произведений, обладавших несомненными художественными достоинствами, Сервантес относил романы «Амадис Галльский», «Пальмерин Английский», «Дон Бельянис Греческий», «Тирант Белый».

С первых страниц «Дон Кихот» разворачивается как пародия на рыцарский роман. Пародийность проявляется во всём: в структуре романа, в образах главных героев — рыцаря, его оруженосца, коня и прекрасной дамы.

Пародия видна уже в сонетах, которыми Сервантес открывает роман, посмеиваясь над обычаем многих авторов предварять книги высокопарными посвящениями. В этих сонетах Амадис Галльский, Неистовый Роланд и ряд других рыцарей восхваляют Дон Кихота; Ориана, возлюбленная Амадиса, выражает восхищение добродетелью Дульсинеи; Гандалин, оруженосец Амадиса, шлёт привет Санчо Пансе; и, наконец, Бабьека — конь Сида — в заключительном сонете ведёт диалог с Росинантом, конём Дон Кихота.

Читатель в романе постоянно сталкивается с традиционными чертами и ситуациями рыцарского романа, но — перенесёнными в Испанию начала XVII века и лишёнными возвышенности. Если у других авторов в роли героя всегда выступал знатный красавец-рыцарь, то у Сервантеса это место занимает полный его антипод — захудалый идальго, всё имущество которого заключается в «фамильном копье, древнем щите, тощей кляче и борзой собаке». Сервантес обыгрывал в своём повествовании не только общую схему и традиционных героев рыцарского романа (очаровательные принцессы, великаны и карлики, странствующие рыцари), но и отдельные эпизоды популярных книг. Так, находясь в горах Сьерры-Морены, Дон Кихот решил подражать самому Амадису Галльскому, который, по его словам, был «путеводною звездою, ярким светилом, солнцем отважных и влюблённых рыцарей». Некогда отвергнутый принцессой Орианой Амадис наложил на себя покаяние и, приняв имя Мрачного Красавца, удалился в горы. Дон Кихота никто не отвергал, однако, оказавшись среди скал, он вознамерился повторить поступок Амадиса и, обращаясь к Санчо Пансе, сказал: «Сейчас я разорву на себе одежды, разбросаю доспехи, стану биться головой о скалы…» На что добродушный Санчо, не читавший рыцарских романов, заметил: «Ради самого Христа, смотрите, ваша милость, поберегите вы свою голову, а то ещё нападёте на такую скалу и на такой выступ, что с первого же раза вся эта возня с покаянием кончится».

Сердобольное замечание Санчо, продиктованное здравым смыслом, сразу же выявляет всю крайнюю надуманность книжной романтики Дон Кихота. К этому приему «приземления» книжной рыцарской романтики Сервантес неоднократно прибегает в этом романе. Условные, подчас совершенно неправдоподобные образы и похождения как бы «переводятся» на язык житейской прозы, и тогда сказочные великаны

оказываются ветряными мельницами, войско могущественного волшебника — стадом баранов и т.п. Только в расстроенном воображении Дон Кихота выдуманный мир рыцарского романа сохраняет свою «реальность».

Превращение пародии в великую и печальную книгу

Однако пародия как избранный Сервантесом жанр исчерпывается уже в шестой главе, когда истребляется библиотека Дон Кихота. Далее роман приобретает несколько иные черты, в которых многие увидели трагико-комическое преломление судьбы самого автора.

Конечно, Дульсинея Тобосская существовала только в воображении ламанчского фантазера, но ведь придумать Дульсинею мог лишь тот, кто поэтизировал женщину, благоговел перед ней, для кого любимая, будь она даже простой крестьянской девушкой, превращалась в блистательную принцессу. Вспомним также, что Дон Кихот любил слушать песни и стихотворения, знал уйму старинных народных романсов и сам при случае сочинял стихи.

Но Дон Кихот не только поэт, он, при всем своем безумии, еще и

благородный мыслитель, человек большого ума. По замечанию священника,

«добрый этот идальго говорит глупости, только если речь заходит о пункте

его помешательства, но, когда с ним заговорят о чем-нибудь другом, он

рассуждает в высшей степени здраво и высказывает ум во всех отношениях

светлый и ясный…» Так цель военного искусства, по словам Дон Кихота, — «мир», а мир есть «наивысшее из всех земных благ».

В прекрасной речи, обращенной к козопасам, Дон Кихот сказал: «Блаженны, — сказал он, — времена и блажен тот век, который древние называли золотым, — не потому, чтобы золото, в наш железный век представляющее такую огромную ценность, в ту счастливую пору доставалось даром, а потому, что жившие тогда люди не знали двух слов: твое и мое. Тогда всюду царили дружба, мир и согласие». Но с течением времени «мир все более и более полнился злом», пока, наконец, не наступило «наше подлое время, которое по справедливости может быть названо железным веком». Для него странствующий рыцарь — самоотверженный борец за справедливость, обязанный «защищать обиженных и утесняемых власть имущими». В железном веке истинный гуманизм должен облечься в латы и вооружиться острым рыцарским мечом.

Дон Кихот настоящий подвижник. Он служит Дульсинее Тобосской, но, пожалуй, с еще большим рвением служит он справедливости, на которую ополчился железный век. Все

свои силы готов он отдать людям, нуждающимся, как он полагает, в его бескорыстной помощи. Трудно в литературе эпохи Возрождения указать другого героя, который бы с таким же энтузиазмом сражался за общее благо, хотя усилия его и оказывались тщетными.

Только человек очень умный и образованный мог, например, столь проникновенно судить о поэзии, храбрости, любви, красоте, неблагодарности и многих других вещах.

Замечательны наставления, с которыми Дон Кихот обратился к Санчо, отправлявшемуся в качестве губернатора на остров Баратарию. Эти наставления — одно из самых удивительных свидетельств недюжинного ума ламанчского рыцаря. В основе этого наставления лежит мысль, что подлинное величие правителя измеряется не знатностью происхождения, не стремлением возвыситься над людьми, но справедливыми и добрыми делами.

Граф с графиней из желания поразвлечься не пожалели усилий и средств, чтобы разыграть героя и его оруженосца. Были устроены инсценировки с участием Мерлина и Дульсинеи Тобосской, лжеграфиней Трифальди, волшебным конем Клавиленьо и т. п. Ко всему прочему они устроили так, что Санчо Панса, в соответствие с давним обещанием Дон Кихота, стал-таки губернатором, и губернатором неплохим — справедливым, мудрым и не мздоимцем.

Когда же герои романа покинули герцогский замок, Дон Кихот с облегчением сказал: «Свобода, Санчо, есть одна из самых драгоценных щедрот, которые небо изливает на людей; с нею не могут справиться никакие сокровища: ни те, что таятся на дне земли, ни те, что сокрыты на дне морском.»

Дон Кихота действительно воспринимают как странствующего рыцаря. Дон Диего де Маранда, человек полностью вменяемый, образованный и умный, который стал свидетелем сражения Дон Кихота со львом, представляет своей жене Дон Кихота без тени иронии как «странствующего рыцаря, самого отважного и самого просвещенного, какой только есть на свете».

Худой, нескладный, в нелепом облачении, непрестанно попадающий в комические и унизительные положения, влюбленный в глупую деревенскую девицу, вознесенную его восторженным воображением на высоту «дамы сердца», во славу которой совершаются подвиги, он вдруг самым непостижимым образом сделался в мировой культуре идеалом рыцарственности и крепости духа.

Но золотого века ламанчскому рыцарю, конечно, так и не удалось воскресить. Только крайняя наивность могла подсказать ему мысль, что своим рыцарским мечом, унаследованным от предков, нанесет он сокрушительный удар всемогущей кривде. Он все время был во власти иллюзий, которые, с одной стороны умножали его силы, а с другой — делали его усилия бесплодными. Не только ветряные мельницы принимал он за сказочных великанов, но и людей часто видел совсем не такими, какими они были на

самом деле. Поэтому нередко его порывы приводили к результатам прямо противоположным. Достаточно вспомнить эпизод с пастушонком, которого Дон Кихот вырвал из рук жестокого хозяина.

Освобожденные им каторжники забросали его камнями. Мельничные крылья чуть было не разлучили его с жизнью. Ему изрядно досталось от пастухов, защищавших своих овец и баранов. Над ним издевались слуги и господа. В довершение всему стадо хрюкающих свиней прошлось по доблестному рыцарю.

Кто же такой Дон Кихот

Он считает своим долгом помогать страждущим. Избитый и поверженный теми, кому хотел прийти на помощь, он поднимается, вновь садится на своего тощего коня и вновь отправляется в путь — помогать всем, кто, как он считает, нуждается в его участии. О себе он думает меньше всего, его мысли и дела направлены на бескорыстную помощь людям. И вот уже четыре столетия подряд человечество пытается разобраться, кто же такой Дон Кихот — мудрец или безумец?

Великий критик В.Г.Белинский, замечал: «Каждый человек есть немножко Дон Кихот; но более всего бывают Дон Кихотами люди с пламенным воображением, любящею душою, благородным сердцем, даже сильною волею и с умом, но без рассудка и такта (понимания) действительности».

Аргентинский писатель Борхес, к примеру, говорил, что Сервантес создавал своего героя, «беззлобно подшучивая над собой» Его соотечественник Рохас утверждает, что это автобиографическая история благородного человека, истоптанного свиньями, посаженного в клетку стражниками и осмеянного бакалаврами и трактирщиками. Американец Фолкнер, по его словам, перечитывающий «Дон Кихота» ежегодно, в одном из интервью сказал: «Это вечная, печальная и комичная картина — Рыцарь, вышедший защищать человека, а тот не хочет, чтобы его защищали, да и не нуждается в его защите. Но это прекрасное свойство человеческой души. Я надеюсь, что оно останется у человека».

Роман Сервантеса вызвал к жизни такое понятие как «Донкихотство».
Дон Кихот давно встал в ряд «вечных образов», зажил «самостоятельной» от своего создателя жизнью.

Воплощения в искусстве

Пророческие слова произносит Дон Кихот во второй главе первой книги: «Счастливо будет то время… когда, наконец, увидят свет мои деяния, достойные быть запечатлёнными в бронзе, высеченными из мрамора и изображёнными на полотне на память грядущим поколениям».
Образ Дон Кихота имел множество воплощений в разных видах искусства.

В Мадриде на площади Испании находится памятник Сервантесу. Перед сидящим в задумчивости писателем — бронзовые статуи Дон Кихота и верного Санчо Пансы — бессмертные символы испанского духа.

Дон Кихот (роман)

У этого термина существуют и другие значения, см. Дон Кихот (значения).

Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

исп. El ingenioso hidalgo Don Quijote de la Mancha

Жанр

роман

Автор

Мигель де Сервантес

Язык оригинала

испанский

Дата написания

1605, 1615

Дата первой публикации

1605 (I том), 1615 (II том)

Издательство

Francisco de Robles

Текст произведения в Викитеке

Цитаты в Викицитатнике

Медиафайлы на Викискладе

«Хитроу́мный ида́льго Дон Кихо́т Лама́нчский» (исп. El ingenioso hidalgo Don Quijote de la Mancha), часто просто «Дон Кихо́т» — роман испанского писателя Мигеля де Сервантеса Сааведра (1547—1616) о приключениях одноимённого героя. Был опубликован в двух томах. Первый вышел в 1605 году, второй — в 1615 году. Роман задумывался как пародия на рыцарские романы. Впоследствии переведённый на все европейские языки, этот роман является одной из популярнейших книг мировой литературы.

Сюжет

Обедневший дворянин из Ла-Манчи, немолодой Алонсо Кихано, начитавшись рыцарских романов, возжелал стать странствующим рыцарем. Он берёт себе новое имя — Дон Кихот (в ранних русских переводах встречалась транскрипция Дон Кишот). Дон Кихот наивен и великодушен, пребывает в убеждении, что рыцари жили исключительно для помощи слабым и обездоленным, и мечтает повторить подвиги литературных героев, но попадает в нелепые приключения.

В рыцари Дон Кихота посвящает хозяин придорожной таверны, похлопав его по плечу. Перед тем, как отправиться в странствие, Дон Кихот нанял слугу, крестьянина Санчо Панса, сделав его своим пажом. Все свои совершённые в будущем подвиги Дон Кихот намеревается посвятить своей даме сердца — Дульсинее.

Во время путешествия новоявленный рыцарь и его слуга видят ветряные мельницы, которые Дон Кихот принимает за чудовищных великанов. По его мнению, чародей Фрестон придал великанам вид мельниц. Пытаясь вступить в битву с мельницей, Дон Кихот терпит поражение — мельница отбрасывает его своим «крылом», а его оружие ломается.

Через некоторое время путешественникам встретилось стадо баранов. Дон Кихот вновь считает, что и тут не обошлось без магии Фрестона: по мнению рыцаря, волшебник превратил сражающиеся армии в животных. Несмотря на то, что Санчо Панса пытается разубедить хозяина, Дон Кихот торопится принять участие в представляющейся ему битве, но вновь терпит конфуз — возмущённые пастухи закидали путешественников камнями.

Над наивным рыцарем смеются прохожие. Дон Кихот освобождает пойманных разбойников и просит их рассказать об этом подвиге его даме сердца. Но разбойники избивают Дон Кихота.

Окружающие принимают Дон Кихота за безумца и пытаются вернуть его домой. Родственники некоторое время удерживают Дон Кихота дома. Но вскоре он узнаёт, что о его приключениях напечатан роман, и желает вновь отправиться в путь. Герцог приглашает рыцаря в свой замок, делая вид, что восхищён его подвигами, но на самом деле смеётся над Дон Кихотом.

Возвратившись домой, Дон Кихот осознаёт, что был всего лишь посмешищем, и заболевает от горя.

Дон Кихот пишет завещание на своё имущество, намереваясь отдать его племяннице, но при условии, что она никогда не выйдет замуж за странствующего рыцаря.

История

Дон Кихот и Санчо Панса.
Памятник Сервантесу в Мадриде

Стимулом к созданию книги послужил роман «Интерлюдии романсов», высмеивающий фермера, который сошел с ума после прочтения множества рыцарских романов. Бедный фермер бросил свою жену и стал скитаться по белу свету — что, в свою очередь, сделал и герой романа Сервантеса (за исключением того, что Дон Кихот не был женат). Этот сюжет был с подтекстом: точно так же поступил и Лопе де Вега, после написания своих многочисленных автобиографических любовных произведений покинувший семью и отправившийся во флот Непобедимой Армады.

Известен интерес Сервантеса к балладам. И причины для насмешки над литературным конкурентом у него явно имелись: пьесы Лопе де Вега были популярней произведений самого Сервантеса. Вывести под маской литературного персонажа своего врага и вдоволь насмеяться над ним — приём известный. Одним из аргументов в пользу этой гипотезы является то, что Дон Кихот, хоть и представляется ярым почитателем рыцарских романов, в первой редакции рассказывал про свои любовные похождения. К этой же версии склоняются и многие литературоведы, ссылаясь, в частности, на произведения Жоанота Мартореля «Тирант Белый», Луиджи Пульчи «Морганте» и Лудовико Ариосто «Неистовый Роланд».

Роман состоит из двух частей: первая «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», опубликованная в 1605 году; и вторая «Вторая часть гениального рыцаря Дон Кихот из Ламанчи», опубликованная в 1615, чтобы восстановить доброе имя писателя. Дело в том, что в 1614 году была опубликована книга «Дон Кихот Авельянеды» — вторая часть «Дон Кихота», написанная неким Авельянедой — самозванцем, личность которого установить не удалось до настоящего времени.

Роман Авельянеды носил пародийный характер и содержал резкие выпады против Сервантеса. Сервантес, в свою очередь, в собственной второй части романа в «Посвящении графу Лемоскому» отозвался так: «дабы прошли тошнота и оскомина, вызванные другим Дон Кихотом, который надел на себя личину второй части и пустился гулять по свету». Также в конце второй части своего романа Сервантес дал гневную отповедь Авельянеде:

Для меня одного родился Дон Кихот, а я родился для него; ему суждено было действовать, мне — описывать; мы с ним составляем чрезвычайно дружную пару — назло и на зависть тому лживому тордесильясскому писаке, который отважился (а может статься, отважится и в дальнейшем) грубым своим и плохо заостренным страусовым пером описать подвиги доблестного моего рыцаря, ибо этот труд ему не по плечу и не его окоченевшего ума это дело.

Есть подозрения, что существовал ещё один роман, более короткий, который, возможно, был включён в книгу «Novelas ejemplares». Роман был напечатан с названием: «El ingenioso hidalgo de la Mancha». Эта публикация была потеряна. Скорее всего распространялась рукопись, и возможно, что первая её часть в 1604. Кроме того, Ибраим Таибили подробно описал свой поход в книжный магазин в Алькале, где он приобрел «Epístolas familiares» и «el Relox de Príncipes», написанные братом Антонио де Геварой, а также «Historia imperial y cesárea», написанную Педро Мексием. В этих книгах тоже есть своего рода критика «рыцарских романов» в стиле, подобном известному творению «Дон Кихот». Эти факты позволили Хайме Оливеру Асину добавить ещё один плюс в пользу того, что существовало ещё одно издание, более раннее, чем издание 1605 года.

Издания

В июле 1604 года Сервантес продал права на издание романа мадридскому книгоиздателю Франциско де Роблесу (исп.), сыну и наследнику книгоиздателя, у которого Сервантес за двадцать лет до этого напечатал свой первый роман «Галатея». Цензурное разрешение на печать выдали в сентябре. К декабрю закончили набор и приступили к печати. Печатали в домашней типографии, принадлежавшей Хуану де ла Куэста (англ.); печатали в спешке из-за условий контракта с Роблесом, и наделали много опечаток. 16 января 1605 года книга поступила в продажу.

Роман отлично продавался. Однако бо́льшую часть из 400 экземпляров первого издания Роблес, в погоне за прибылью, отправил в Новый Свет. Транспорт, шедший в Гавану, потерпел крушение; другой транспорт благополучно доставил около 70 штук в Лиму, откуда они отправились в Куско. — Таким образом, одними из первых читателей романа были испанские миссионеры и чиновники в губернаторских городах Латинской Америки.

Не успел роман разойтись, а уже появились желающие издавать его без участия Роблеса. «Дон Кихот» стал настоящим бестселлером: к августу 1605 года вышли два издания в Мадриде, два — в Лиссабоне и одно — в Валенсии. Для своего второго издания Франциско Роблес приобрёл у Сервантеса дополнительные права, делающие Роблеса эксклюзивным издателем в Арагоне и Португалии.

Эта продажа прав лишила Сервантеса каких-либо дальнейших доходов от изданий первой части «Дон Кихота». В 1607 году роман издали в Брюсселе. В 1608 году спрос всё ещё не снижался и Роблес приступил к третьему изданию, — седьмому в целом. В 1610 году роман издали в Милане. В следующем году вышло второе издание в Брюсселе; в 1612 году роман перевели на английский, а в 1614 — на французский.

В 1613 году Сервантес впервые высказал мысль о продолжении романа: «В ближайшее время Вы увидите, — писал тогда Сервантес своему патрону, графу де Лемос, — дальнейшие подвиги Кихота и юмор Пансы». Между тем в 1614 году в Таррагоне было издано мнимое «продолжения» романа под названием «Вторая часть хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского» (исп. Segundo tomo del ingenioso hidalgo don Quijote de la Mancha, в литературоведении именуется также «Дон Кихот из Авельянеды»). Личность автора, скрывавшегося под этим псевдонимом, не установлена, хотя высказывались многочисленные догадки на этот счёт. Появление «сиквела» вызвало гнев Сервантеса, и в 1615 году он выпустил в свет собственную вторую часть «Дон Кихота», в последней главе которой дал гневную отповедь автору сиквела:

Для меня одного родился Дон Кихот, а я родился для него; ему суждено было действовать, мне — описывать; мы с ним составляем чрезвычайно дружную пару — назло и на зависть тому лживому тордесильясскому писаке, который отважился (а может статься, отважится и в дальнейшем) грубым своим и плохо заостренным страусовым пером описать подвиги доблестного моего рыцаря, ибо этот труд ему не по плечу и не его окоченевшего ума это дело;

.
Некоторые литературоведы высказывали точку зрения, что именно появление мнимой «второй части» книги послужило для Сервантеса стимулом к написанию собственной второй части «Дон Кихота». Вторая часть «Дон Кихота» авторства Сервантеса вышла в конце 1615 года и была мгновенно перепечатана в Брюсселе и Валенсии (1616). В 1617 — в Лиссабоне; в 1618 — в Париже.

Впервые обе части одним изданием вышли в Барселоне в 1617 году. С тех пор роман многократно переиздавался во многих странах почти ежегодно. Издания настолько часты и многочисленны, что, по выражению одного критика, «уступают только Библии».

За период времени с 1605 по 1857 г. роман выдержал в Испании не менее 400 изданий; переводов появилось 200 на английском, 168 на французском, 96 на итальянском, 80 на португальском, 70 на немецком, 13 на шведском, 8 на польском, 6 на датском, 2 на русском и 1 на латинском яз. Позже число перепечаток, переводов и переделок значительно возросло.

— Энциклопедия Брокгауза и Эфрона, 1900 г..

Переводы романа

Переводы на русский язык

  • 1806 год — Василий Жуковский (сделан с французского перевода Флориана)
  • 1838 год — Константин Масальский
  • 1866 год — Владимир Карелин
  • 1896 год — Варвара Андреевская
  • 1907 год — Мария Ватсон
  • 1929—1932 — Григорий Лозинский, Константин Мочульский, Александр Смирнов, Борис Кржевский, Елизавета Васильева; стихи — Михаил Кузмин
  • 1951 год — Николай Любимов

Переводы на французский язык

  • 1614 год — Цезарь Уден

Переводы на латинский язык

  • 1998 год — полный перевод Антонио Пераля Торреса

Экранизации

  • 1903 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция), режиссёры Люсьен Нонге, Фернан Зекка
  • 1908 — Безрассудно-любопытный / El curioso impertinente (Испания), режиссёр Нарсисо Куяс — экранизация новеллы, встроенной в первую часть романа (главы XXXIII—XXXV)
  • 1908 — Дон Кихот / Don Quijote (Испания), режиссёр Нарсисо Куяс
  • 1909 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция) (мультфильм), режиссёр Эмиль Коль
  • 1909 — Дон Кихот / Don Quixote (США)
  • 1911 — Дон Кихот / Don Chisciotte (Италия)
  • 1911 — Пародия Дон-Кихота / La parodia di Don Quichotte (Италия)
  • 1913 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция), режиссёр Камилл де Мортон, в гл. роли Клод Гарри
  • 1915 — Дон Кихот (США), режиссёр Эдвард Диллон, в главной роли Девольф Хоппер ст.
  • 1923 — Дон Кихот (Великобритания), режиссёр Морис Элвей, в главной роли Джерролд Робертшо
  • 1926 — Дон Кихот (Дания), режиссёр Лау Лауритцен
  • 1933 — Дон Кихот, режиссёр Георг Вильгельм Пабст, в гл. роли Фёдор Шаляпин

Георг Вильгельм Пабст снимал один и тот же фильм три раза, на трех языках: французском, английском и немецком. Немецкая версия фильма считается утраченной.

  • 1934 — Дон Кихот / Don Quixote (США) (мультфильм), режиссёр Аб Айверкс
  • 1947 — Дульсинея / Dulcinea (Испания), режиссёр Луис Арройо
  • 1947 — Дон Кихот из Ламанчи / Don Quijote de la Mancha (Испания), режиссёр Рафаэль Хиль, Дон Кихот — Рафаэль Ривелле, Санчо Панса — Хуан Калво, Сансон Карраско — Фернандо Рей, Антония — Сара Монтьель
  • 1953 — Безрассудно-любопытный / El curioso impertinente (Испания), режиссёр Flavio Calzavara
  • 1957 — Дон Кихот, (СССР) реж. Григорий Козинцев, в гл. роли Николай Черкасов
  • 1960 — Приключения Дон Кихота / Aventuras de Don Quijote (Испания), режиссёр Эдуардо Гарсия Марото
  • 1961 — Театр молодёжи: Дон Кихот / Théâtre de la jeunesse: Don Quichotte (Франция) (ТВ), режиссёры Марсель Кравенн, Луис Гроспьер; Дон Кихот — Мишель Эчеверри, Санчо Панса — Мишель Галабрю, Андрео — Жак Динам, конюх — Кристиан Марен
  • 1961 — Дон Кихот / Don Kihot (Югославия) (мультфильм), режиссёр Владо Кристи
  • 1962 — Дон Кихот / Don Quixote (Финляндия)
  • 1963 — Дульсинея / Dulcinea (Италия, Испания, ФРГ), режиссёр Винсент Эскрива
  • 1964 — Дульсинея Тобосская / Dulcinea del Toboso (Франция, Испания, ФРГ), режиссёр Карло Райм, Дон Кихот — Джозеф Мейнард
  • 1969 — Дон Кихот и Санчо Панса / Don Chisciotte e Sancho Panza (Италия), режиссёр Джованни Гримальди, Дон Кихот — Чиччо Инграссия, Санчо Панса — Франко Франки
  • 1970 — Рыцарь Дон Кихот / Don Quijote es armado caballero (Испания) (мультфильм), режиссёры Амаро Карретеро, Винсент Родригес
  • 1971 — Дон Кихот и Санчо Панса / Don Kihot i Sanco Pansa (Югославия) (ТВ), режиссёр Здравко Шотра, сценаристы Михаил Булгаков, Дон Кихот — Владимир Попович, Санчо-Панса — Предраг Лакович
  • 1972 — Человек из Ламанчи / Man of La Mancha (США, Италия), режиссёр Артур Хиллер, Дон Кихот — Питер О’Тул, Дульсинея — Софи Лорен, Санчо Панса — Джеймс Коко, Сансон Карраско — Джон Касл, падре — Иэн Ричардсон
  • 1973 — Дон Кихот снова в пути / Don Quijote cabalga de nuevo (Испания, Мексика), режиссёр Роберто Гавальдон, Дон Кихот — Фернандо Фернан Гомес, Санчо Панса — Кантинфлас
  • 1973 — Дон Кихот / Don Quixote (Австралия) (фильм-балет), композитор Людвиг Минкус, режиссёры Роберт Хелпманн, Рудольф Нуреев, Дон Кихот — Роберт Хелпманн, Басилио — Рудольф Нуреев
  • 1976 — Любовные приключения Дон Кихота и Санчо Пансы / The Amorous Adventures of Don Quixote and Sancho Panza (США), режиссёр Рафаэль Нуссбаум, Дон Кихот — Кори Джон Фишер, Санчо Панса — Хай Пайк
  • 1977 — Злоключения Дон Кихота и Санчо Пансы / As Trapalhadas de Dom Quixote e Sancho Pança (Бразилия), режиссёр Эри Фернандес
  • 1983 — Дон Кихот / Don Kichot (Польша) (мультфильм), режиссёр Krzysztof Raynoch
  • 1984 — Дон Кихот / Don Quixote (Kitri’s Wedding), a Ballet in Three Acts (США) (Фильм-балет) (ТВ), режиссёры Брайан Лардж, Михаил Барышников, Базилио — Михаил Барышников, Дон Кихот — Ричард Шафер
  • 1987 — Дон Кихот Ламанчский / Don Quixote of La Mancha (Австралия) (мультфильм) (ТВ)
  • 1988 — Житие Дон Кихота и Санчо (фильм) (СССР, Испания), режиссёр Резо Чхеидзе, в гл. роли Кахи Кавсадзе
  • 1989 — Дульсинея / Dulcineia (Португалия) (ТВ), режиссёр Артур Рамос
  • 1991 — Дон Кихот Мигеля де Сервантеса / El Quijote de Miguel de Cervantes (Испания) (сериал), режиссёр Мануэль Гутьеррес Арагон, в главной роли Фернандо Рей
  • 1992 — Дон Кихот Орсона Уэллса / Don Quijote de Orson Welles (США, Италия, Испания), режиссёр Орсон Уэллс, Дон Кихот — Франсиско Регейро, рассказчик — Фернандо Рей
  • 1992 — Балаганчик мистера Педро / El retablo de Maese Pedro (ТВ) — фильм-опера по мотивам романа Сервантеса, композитор Мануэль де Фалья, режиссёр Ларри Вайнштейн, Дон Кихот — Джустино Диас
  • 1994 — Человек из Ламанчи / Der Mann von La Mancha (Австрия), режиссёр Félix Breisach, Дон Кихот — Карл Меркац
  • 1997 — Дон Кихот возвращается, (Россия, Болгария) реж. Василий Ливанов, в главной роли Василий Ливанов
  • 2000 — Последний рыцарь / Don Quixote, США, ТВ, режиссёр Питер Йетс, Дон Кихот — Джон Литгоу, Санчо Панса — Боб Хоскинс, герцогиня — Изабелла Росселлини, герцог — Ламбер Вильсон, Дульсинея — Ванесса Уильямс, Антония — Амелия Уорнер. Сансон Карраско — Джеймс Пьюрфой, молодая леди — Рут Шин
  • 2000 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция) (ТВ) (фильм-опера), режиссёр Франсуа Рассиллон, Дон Кихот — Сэмюэл Раме
  • 2000 — Анимированный эпос: Дон Кихот / Animated Epics: Don Quixote (Великобритания) (ТВ) (мультфильм).
  • 2002 — Дон Кихот / El caballero Don Quijote (Испания), режиссёр Мануэль Гутьеррес Арагон. Дон Кихот — Хуан Луис Галиардо
  • 2003 — Наклон / Tilt (Канада), режиссёр Lance Peverley, Дон Кихот — Джон Р. Тейлор
  • 2003 — Дон Кихот / Don Quichotte (Франция) (видео), режиссёр Франсуа Рассиллон, Дон Кихот — Jean-Marie Didière
  • 2003 — Дон Кихот в Иерусалиме / Don Kishot be’Yerushalaim (Израиль), режиссёр Дэни Розенберг, Дон Кихот — Шмуэль Вульф
  • 2005 — Дон Кихот или злоключения сердитого человека / Don Quichotte ou Les mésaventures d’un homme en colère (Франция), режиссёр Жак Дешам, Дон Кихот — Патрик Шенэ
  • 2006 — Честь рыцаря / Honor de caballería, реж. Алберт Серра, Испания Дон Кихот — Луис Карбо
  • 2007 — Дон Кихот (мультфильм), Италия, Испания, режиссёр Хосе Посо
  • 2018 — Человек, который убил Дон Кихота / The Man Who Killed Don Quixote (Испания, Бельгия, Франция, Великобритания, Португалия), режиссёр Терри Гиллиам

> В астрономии

В честь Дульсинеи Тобосской назван астероид (571) Дульсинея, открытый в 1905 году, а в честь Дон Кихота — (3552) Дон Кихот, открытый в 1983 году.

Примечания

  1. Мигель де Сервантес Сааведра. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский (Часть 2). Посвящение графу Лемосскому (недоступная ссылка)
  2. с 2004 года в здании бывшей типографии Куэста располагается музей и штаб-квартира «Общества Сервантеса»
  3. Cahill, Hugh Don Quixote. King’s College London. Дата обращения 14 января 2011.
  4. 1 2 «Cervantes, Miguel de», Encyclopaedia Britannica, 2002
    J. Ormsby, «About Cervantes and Don Quixote» Архивировано 3 сентября 2006 года.
  5. 1 2 Serge Gruzinski, teacher at the EHESS. Don Quichotte’, best-seller mondial. n°322. L’Histoire (July–August 2007).
  6. J. Ormsby, «About Cervantes and Don Quixote» Архивировано 3 сентября 2006 года.
  7. См. также предисловие автора ко второй части романа
  8. Se imprimió en Barcelona; véase Javier Blasco, «Notas sobre un artista del fraude y del engaño: Avellaneda», Edad de Oro, tomo 25, 2006, págs. 117—127, https://uvadoc.uva.es/bitstream/10324/2061/1/ocultaciondeAvellaneda.pdf, consultado 21-11-2014
  9. Daniele Archibugi, L’altro Don Chisciotte, La Repubblica, 6 aprile 2014
  10. Jim Iffland’s article Do We Really Need to Read Avellaneda?, published in the journal of the Cervantes Society of America
  11. Prestage, Edgar. Chivalry. — 1928. — P. 110.
  12. Paul Kingsbury. Lost in La Mancha. Vanderbilt.edu. Дата обращения 5 февраля 2014.
  13. Сервантес, Михаэль Сааведра // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. — Т. т. XXIXa (1900): Семь озер — Симфония. — С. 623—626.

Литература

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме: Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

BNE: XX3383563 · BNF: 11937284k · GND: 4113209-9 · LCCN: n81032847 · NLA: 35026948 · SUDOC: 027300935 · VIAF: 184295284 · WorldCat VIAF: 184295284

Роман «Дон Кихот» Мигеля де Сервантеса

Персонажи

Фильмы

  • Дон Кихот (1933)
  • Дон Кихот из Ламанчи (1947)
  • Дон Кихот (1955–1969, незаконченный)
  • Дон Кихот (1957)
  • Человек из Ламанчи (1972)
  • Дон Кихот снова в пути (1973)
  • Дон Кихот (2000)
  • Дон Кихот (мультфильм, 2007)
  • Дон Кихот (2010)
  • Человек, который убил Дон Кихота (2018)

Сценические
постановки

  • Дон Кихот (опера Кинцля, 1898)
  • Дон Кихот (опера Массне, 1909)
  • Дон Кихот (балет, 1869)
  • Человек из Ламанчи (мюзикл, 1964)

Анализ романа Сервантеса «Дон Кихот»

«Дон Кихот» Сервантеса относится к произведениям, определяющим мировую литературу. Название романа на слуху даже у людей, далеких от чтения, что говорит о значимости этого текста. На первый взгляд произведение походит скорее на приключенческий роман, чем на сочинение мирового масштаба, однако раз оно столь значимо для всего человечества, в нем определённо есть потаенные смыслы, которые следует найти.

История создания

Сервантес написал данный роман в последнее десятилетие своей жизни. Сочинял автор и до этого, но то был труд ради безбедного существования, которое у творца случалось редко. Его ранние сочинения — это драматические произведения и новеллы, в центре которых были назидательные идеи. Обеспокоенный упадком общества и человеческих ценностей он отражал свои беспокойства в литературе. «Дон Кихот» же стал тем произведением, где все эти идеи обрели наиболее полную и законченную форму.

Известно, что Сервантес состоял на военной службе и принимал участие в сражениях, о чем его государство очень быстро забыло. Доживающий свою жизнь в нищете, но умудренный опытом и повидавший многое скиталец, собрав весь свой потенциал, издал первую часть романа в 1605 году. Произведение показалось читателю настолько интересным, что некий автор решил написать продолжение. Это побудило Сервантеса закончить свое сочинение, и второй том увидел свет в 1615 году, незадолго до смерти гения.

Суть

Популярность первого тома романа еще при жизни автора объяснялась приключенческой основой текста и его новизной. Сочинение Сервантеса весьма разнообразило жанр. Но если тогдашняя популярность могла быть обязана жанровой необычности и множеству невероятных приключений героев, то интерес к «Дон Кихоту» спустя 400 лет обязан более глубинным смыслам произведения. Оно имеет множество функций и особенностей.

Так как произведение во многом политическое, Сервантес был вынужден писать осторожно. Автор настолько хорошо спрятал многие задуманные им смыслы, что сегодня некоторые из читателей не понимают гениальности этого сочинения и считают его не более, чем хорошим приключенческим романом. Основная цель писателя — борьба против двух крайностей — против феодального засилья (старый мир) и против небывалой прежде жажды наживы (новый, буржуазный мир). По сути обе проблемы от невоздержанности человека, от его желания обогатиться за счет другого. Поэтому властные особы показаны скудно, и жизнь их ничем не примечательна. Жизнь же низших сословий — бедных крестьян и даже мелких разбойников — литератор описывает во всей ее полноте, нередко приукрашивая, ведь у них Сервантес видит тот бодрый человеческий дух, который так уважается им как гуманистом. Этот дух есть у главного героя. В нем, более того, есть и сам автор, который всю жизнь стремился делать мир лучше и быть полезным обществу, однако только и делал, что терпел неудачи.

Главные герои и их характеристика

  1. Дон Кихот — это одна из сторон личности идальго по имени Алонсо Кехано. Последний лишь выбрал для своего «рыцарства» имя, которым и был назван роман. Дон Кихот занимает большую часть произведения, Алонсо же выступает лишь тогда, когда главный герой приходит в рассудок. Отважный и безрассудный рыцарь является человеком, который верит в идеал и стремиться изменить мир к лучшему. Своими целями в жизни он видит помощь слабым, защиту угнетенных и несвободных, улучшение общества. Несмотря на то, что все его старания несут только вред, он не замечает этого, так как идеал затмил ему рассудок. Автор сопереживает ему и с помощью преувеличения его «отрицания реальности» показывает в нем себя. Образ Дон Кихота является отражением такого типа человека из реальности. Люди с подобными взглядами и результатами действий встречались и будут встречаться в мире всегда, из-за чего данный образ сегодня называют вечным.
  2. Антагонистом Дон Кихота в романе является Санчо Панса. Если бедный идальго встал на стезю «рыцарства» добровольно, то крестьянин согласился ехать с героем с целью нажиться. Если Дон Кихот олицетворяет слепую веру, то Санчо более рационален и быстро понимает бессмысленность затей господина. Кроме данного серьезного различия, у персонажей есть и сходства. В некоторые моменты они оба бывают мудры. Например, в известном моменте, где Дон Кихот дает советы другу относительно правления островом.
  3. Одним из объектов мотивации Дон Кихота, а также его идеалом является Дульсинея Тобосская. В реальности, это крестьянка Альдонса Лоренсо, которую Дон Кихот видел всего раз, и которая не знает даже о существовании своего «рыцаря». Все свои подвиги он совершает в ее честь. Она – Прекрасная Дама, платоническая любовь к которой вдохновляет воина на подвиги. Этот типаж героини был популярен в средневековой литературе. Этот персонаж нужен с целью дополнения образа главного героя. Также автор с ее помощью показывает бескорыстность действий Дон Кихота. Крестьянка в роли благородной дамы сердца не только упрочила комический эффект произведения, но показала реальные воззрения писателя на социальное неравенство. Сервантес уравнивает сословия в правах, не делая различия между госпожой и простолюдинкой. Какая разница, если женщина действительно красива? В этом изящном перевоплощении выражается уже упомянутый гуманизм автора, который намного опередил свое время.

Темы

  • Основная тема романа — идеал. Автор, который сам некогда верил в значимость собственных поступков, теперь словно проводит тезис о том, что геройство — это скорее занятие глупое, чем благородное. Это демонстрируют комичные попытки Дон Кихота изменить мир к лучшему. Они приносят страдания как ему самому, так и тем, кому он хочет помочь. Однако полного разочарования Сервантес в своих нравственных установках не достиг. Потому стремления к хорошему автором одобряются, но читателю ясно, что это не совсем те стремления, что были у главного героя.
  • Следующая тема романа «Дон Кихот» — социально-политическая. Действие произведения происходит во времена встречи двух важнейших стадий развития цивилизации — феодализма и Нового времени. Сервантес выступает против феодализма с его абсурдным устройством, предрассудками и угнетением крупнейшего сословия. Но и новая система автора не радует, так как она также, как и старая подразумевает зависимость народа от порочности и самодурства власть имущих. Именно поэтому для него бедный крестьянин честнее и лучше, чем любой политический деятель.
  • Обе названные темы являются частями одной большой — темы назидания. Автор показывает читателю, что будет, если слепо верить своим установкам и подкреплять их действиями, идущими вразрез с разумным поведением. В тоже время без эталона и вдохновения человеку не обойтись. Для Сервантеса этим образцом является гуманистическое мировоззрение. Данное явление только приживалось в Испании времен жизни автора, поэтому идеи гуманизма он продвигает завуалированно. Они встречались в его предыдущих сочинениях, и в романе о Дон Кихоте обрели полную форму, иллюстрирующую все стороны жизни, где нужен гуманизм.

Проблематика

  • Основная проблема романа — соотношение идеального мира и мира материального. Идеальный мир — это мысли, начинания и цели Дон Кихота. Мир материальный — все то, с чем он действительно сталкивается на своем пути. Герой редко считается с законами действительности, а потому ему трудно оценивать пользу своих поступков, но для читателя данный контраст отчетливо виден.
  • Вторая важная проблема — это проблема несправедливого общественного устройства. Роман Сервантеса не имеет злободневного основания лишь на первый взгляд. На страницах двух обширных томов очень детально описывается мироустройство начала XVII века. Здесь встречаются персонажи различных сословий, интересов и видов занятий. При всей идеализации жизни крестьянина, автор является одним из немногих, кто так широко затронул проблему зависимости и угнетенности низшего сословия и феодального уклада жизни в целом.

Смысл

Изначально идея романа «Дон Кихот» была направлена на то, чтобы показать бессмысленность старого уклада жизни. Сюда можно отнести и феодализм с его нищетой и бесправием, и полную нелепых условностей рыцарскую культуру, которая привлекательна лишь на страницах романов, и предрассудки церковной идеологии, которая господствовала в Испании сильнее, чем где-либо. Данные вопросы тесно перекликались с политической тематикой, которая не могла не волновать Сервантеса. Это стало основой «Дон Кихота». Однако в процессе создания текста автор существенно обогатил первоначальный замысел, затронув философские аспекты человеческого бытия. Комичные ситуации вроде сражения с мельницей стали глубокими и трагичными метафорами и аллегориями нашей жизни, исполненной ненужной суеты и слепящей видимости в ущерб действительно значимому содержанию. Писатель изобразил зияющую бездну между мечтой и явью, которую каждый преодолевает по-своему, но все наши потуги со стороны смотрятся также смешно и нелепо, как странствия обедневшего идальго. Горькая усмешка кроется на страницах остроумной и жестокой книги, повествующей о жизненном пути всего человечества в образе одного чудака.

Если другой гений той же эпохи Франсуа Рабле, обличая схожие стороны жизни, вынужден был публиковаться анонимно, то Сервантес использовал приключенческую канву, которая хорошо скрывала весь его гнев и неприятие мироустройства его времен и времен, что долго длились и до него.

Значение

«Дон Кихот» был востребован еще при жизни автора. Это и побудило его к созданию второго тома, где он закончил историю о приключениях своего «рыцаря». На протяжении 400 лет интерес к роману не угасает. Дон Кихот, благодаря своей показательности, стал вечным образом, а роман из-за разнообразия жанровых и художественных особенностей стал мостом между романами старого и нового типов. Многие литературоведы даже утверждают, что в основе сюжета большинства современных книг лежит история о мечтательном идальго, обогащенная новыми деталями и перипетиями, но не изменившая своей сути.

Критика

Истолкование романа и интерпретация всех его глубинных смыслов, что мы сейчас кратко обозначили, в основном пришлось на XIX век. О контрасте образа Дон Кихота высказывались поэты и писатели романтизма, например, Шеллинг, Байрон и Вордсворт. И. С. Тургенев, анализируя в своей статье два вечных образа — Гамлета и Дон Кихота — назвал второго натурой деятельной и простой, а первого натурой глубокомысленной и пафосной, а В. Г. Белинский высказался о произведении Сервантеса, как о первом романе Нового времени. Выход книги он назвал началом эры нового искусства.

Так, благодаря активной деятельности исследователей и критиков сегодня мы имеем полное истолкование этого выдающегося произведения, и оно уже не кажется нам простым приключением, а предстает тем гениальным текстом, каким и задумывалось.

Илья Кузьмин

Дофламинго сам не знал, почему не бросил в очередной канаве, где они в последнее время ютились, эту бесполезную плаксу. Хотел ведь, несчетное количество раз хотел, именно столько, сколько раз младший брат его выбешивал, а это по несколько раз на день получалось. Но – не бросил, продолжил таскать с собой, добывал обоим продовольствие, потому что в одиночку Росинант бы окочурился от голода скорее, чем нашел бы еды, не говоря уже про такое искусство, как украсть и не попасться. Бил морды за обоих, пока младший размазывал сопли и кровь в отдалении от потасовки. Вытаскивал из передряг, в которые тот так же охотно и часто попадал. Лечил, в конце-концов, на ушибы дул, как мама. И каждую ночь, перед сном, повторял мантру: не сдохну, выживу. Отомщу всем. Верну то, что по праву мое. Чтобы потом проснуться посередине ночи от хныканья младшего, которому опять снились кошмары, будил его, успокаивал, ждал, когда тот снова заснет, и ложился сам, мысленно, чтоб не разбудить, произнося уже матерные мантры, такие же привычные, как и повторение клятв. Каждый день был вызовом выживанию, каждый день он становился чуть сильнее, хитрее, коварнее. Планы по наращиванию куцего пока капитала усложнились от простого удара доильной коровы дубиной в темном переулке до проникновения в дома богатеньких «коров» и выноса всего ценного уже оттуда. Нычка, куда награбленное складывалось, обратилась в уютную тайную берлогу, а их маленькая банда разрослась как-то сама собой, незаметно. Дофламинго ухмылялся, оглядывая новеньких, придумывал очередной новый план, который затронул бы всех — ни один не остался бы ковырять в носу в сторонке, раз уж прибились! – а сбоку чуть позади стоял вечной тенью Росинант и.. да, ковырял в носу, меланхолично оглядывая шестерок брата. Когда Дофламинго создал бизнес и Семью практически с нуля, когда его цель стала ближе и от этого еще заманчивее, не изменились только две вещи – его зацикленность на мести и Росинант. Немая неуклюжая бестолочь как-то незаметно в потоке деятельности Дофламинго дожила до светлых дней, не сломив себе шею, и Дофламинго, в один прекрасный момент осознав этот факт, озадачился – бросать младшего в канаве теперь уже было поздно, а значит стоило припахать к труду и обороне и его. Задачка оказалась посложнее любимых планов по мести и богатству, Росинант в силу своей бесполезности припахиваться не хотел ни с какого бока. Но Дофламинго не сдавался. Первым делом, трезво оценив ситуацию, он приставил брата нянькой к самым мелким членам банды. Закончилось всё плохо – Росси обзавелся стойкой ненавистью к мелким засранцам, те к нему, а имидж младшего Донкихота неожиданно претерпел фатальные для нервов Дофламинго, и окончательные изменения – после того, как Росинант в очередной раз споткнулся на ровном месте и был злорадно обсмеян мелкой, но полезной новенькой, Дофламинго закатил глаза — все равно под очками не видно — и приготовился забыть об инциденте, но на этом дело не закончилось. Росси встал, заткнул мелкую оплеухой, постоял под рев, склонив голову на бок и, как показалось Дофламинго, с удовольствием к нему прислушиваясь, и ушел, напоследок не забыв сверзиться с лестницы. А через час вернулся, ухмыляясь от уха до уха алой улыбкой. Растянул губы еще шире, показав хищно зубы, когда мелкая опрокинула челюсть на пол, не зная, как и все присутствующие, смеяться виденному или нервно плакать, отвесил мелкой подзатыльник на дорожку, и ушел под рёв с грохотом вместе с комнатной тумбочкой, которая коварно запуталсь у него в ногах. Сбоку от Дофламинго кто-то прошептал едва слышно: — Вот и образ завершен. Не согласиться было трудно. Дофламинго запил случившееся чаем, обдумал и решил не портить свои драгоценные нервы сильнее, чем уже есть. И забить. В конце-концов, после того ада, через который они прошли вдвоем с братом, сдвинулись с катушки оба. И что, что теперь у Росинанта это теперь заметно невооруженным глазом? Зато у Дофламинго, как уважающего себя злодея, безумие таилось внутри, облизывалось голодно, как и в свои первые дни после рождения. Впрочем, ситуация ему напомнила, вытащила запыленное чувство давно забытого о том времени, когда их метелили все, кому не лень. Росинант, в отличие от Дофламинго, мстительной натурой не обладал, и выбравшись из одной драки, новую не искал. Тогда это решалось легко, рядом всегда был Дофламинго, который не задалживал обидчикам ответное или, на худой конец, поджидал потом с ножом в темном переулке. Заодно и денег добывал, первые, как говорится, кровные. Сейчас же Росси шатался сам по себе чаще, чем мозолил глаза занятому брату, а желающих насолить Донкихоту-старшему едва ли уменьшилось. Скорее уж наоборот. И при неуклюжести Росинанта, на любой новый ушиб автоматически напрашивался очевидный вывод, что тот сам в нем виноват. Очевидный, но не стопроцентный. Времена, когда различить боевые раны и сами себе поставленные шишки по оглушительному рёву в ухо и рассопленной, и так грязной как половая тряпка, рубашке, уже прошли. Росинант давно оставил привычку реветь на брате, выплакивая боль и обиду. И на бумажке имена обидчиков не строчил, сволочь такая. А они наверняка были, ударила Дофламинго эта неожиданная, но такая верная догадка. Первая мысль приставить няньку уже брату была отметена, как нецелосообразная. Оставались два варианта – закрыть Росси в сейфе, или обучить его самообороне. Несмотря на дикое желание остановиться на реализуемом первом варианте, Дофламинго решил попытаться воплотить второй. Рукопашная отсеялась быстро – пока Росинант добирался до противника, то успевал сам себе навредить. Вероятность победы снижалась к нулю и могла осуществиться только если противник так же сам себе навредил — лопнул бы, от смеха, к примеру. По той же причине закрылись в темном ящике холодные орудия убийства: Дофламинго не дал бы брату даже деревянный боккен, опасаясь, что тот выбьет глаз скорее себе самому, чем противнику. Остался только огнестрел. Спихнув «благодарного» ученика на еще более «благодарного» Гладиуса, Дофламинго спустя какое-то время был оповещен об успехах новостью – Росинант, как ни странно, стрелял метко, и даже не себе в ногу, а в мишень. Если не двигался с места. И если не брать на глубокую обмозговку нерешабельную проблему перезарядки патронов прямо во время боя. Дофламинго помедитировал на покалеченные перебинованные пальцы ученика, перевел взгляд на насупленного – впрочем, все равно не видно – учителя, и дал добро на место снайпера и пистолет с самой большой обоймой. Росинант гордо и немного застенчиво сверкнул широкой алой улыбкой. Проблема решилась. Шло время, Семья ширилась, влияние расширялось, цель становилась все более доступной. Последняя вошедшая в Семью мелкая зараза, вопреки собственному прогнозу росла, рыпалась, а после скармливания чертенку фрукта опе-опе и вовсе обнаглела до крайности. Дофламинго то хмурился, то ухмылялся – искорки безумия в глазах чертенка были ему как родные, свои собственные. Росси же был иного мнения, что и доказывал едва не каждый день — чертенок чаще, чем другие мелкие, красовался в синяках и порезах, бросал на Росинанта убийственные взгляды, скрежетал бессильно зубами.. прямо как сам Росинант. Дофламинго молча наблюдал за театром, ожидая развязки. Кто кого. Развязка медлила, чертенок подрастал, дела шли в гору. И все же что-то гложило Дофламинго, свербило в мозгу неуловимой картиной. Что-то он упускал. Очередную стычку Дофламинго застал совершенно случайно, через много-много моментов других таких же. Мелкая наглая сволочь успела вырасти, стать его правой рукой и обзавестись мрачной славой вкупе с собственной листовкой на розыск. А собачиться с его братом так и не перестала, даже на пустом месте, как произошло на его глазах. Вот Росси с Ло спокойно таращатся друг на друга, явно ища повод, вот Росинант привычным движением ноги перецепляется за третью лишнюю, которая невидимая, но явно есть, и стремится к полу или еще дальше, благо лестница как раз рядом, вдруг до ступенек докатился бы? Вот Ло перехватывает неуклюжую бестолочь до горячей встречи с поверхностью и ставит обратно на ноги, придерживая для устойчивости офигевшего от этой помощи Росинанта. — Может Вас сразу в коляске катать, предварительно, так сказать, словно ноги уже сломаны? – раздается тягучий, наглый голос правой руки Дофламинго. Росинант отмахивается от рук, и лезет во внутренний карман за блокнотом и ручкой – обматерить чертенка душа явно требует, а на жесты тот слишком спокойно реагирует, как давно уже стало ясно. Пока Росси хлопает себя по карманам, Ло насмешливо стоит рядом и палит взглядом оброненный в полете блокнот, лежащий незаметно в стороне. То же делает и Дофламинго. Наконец Росинанту надоедает искать потерянное, и он угрожающе надвигается на Ло. Мирная натура, доставшаяся от отца, почему-то игнорировала насилие в сторону детей и Ло в частности. Тот, впрочем, спокойный как паталогоанатом, даже не шевелился. — Думается, в окно меня теперь трудновато выкинуть, — Ло правильно проследил прицельный взгляд и молчаливое обещание Росинанта, — В прошлый раз оба выпорхнули. Прямо на Диаманте. Как он рад был, не так ли? Росинант снова зашарил по карманам, теперь в поисках пистолета. Ло поднял руки. — Но, но, но, — ухмылка стала богаче на эмоции, но не исчезла, — Правило Крови, помнишь? Росинант замер в растерянности, но, решив что-то, одним движением смахнул с головы Ло его пятнистую шапку, и с неожиданной скоростью и сноровкой, метко выкинул ее в окно. А когда Ло инстинктивно бросился за своей шапкой к окну, Росинанту оставалось только немного подпихнуть чертенка ногой под зад. С интересом прослушав матерный короткий вопль, Дофламинго подошел к брату. — Второй раз не попадется, — бросил он в пространство. Росинант пожал плечами. Улыбка из кровожадной стала азартной. Дофламинго нахмурился. Опять эта неуловимая картина, махнула хвостом и снова скрылась, не дав осмотреть себя полностью, понять — только указала дразняще на беспокойный червячок, неприятный, как застрявшие в горле чаинки. Росси и Ло. Младший брат и правая рука. Идиот и недоумок. И волна непонятной злости при мысли об этих двух. В непонятном для самого себя стремлении, Дофламинго сорвал с головы брата его смешную шапку и бросил в окно следом за Ло. Удержал недоумка, который мог вылететь и без напутствующего пинка, потрепал как ни в чем не бывало по волосам, разлохматив их, и пошел, куда шел до этого, оставив Росси в недоумении. Волна злости сменилась хорошим настроением. Это надо было обмозговать, но сейчас предстояло другое – власть над миром. Как всегда. А внизу Ло недоуменно рассматривал две шапки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *