Ефросиния Московская и Дмитрий донской

Преподобная Евфросиния Полоцкая: подвиг мужества

«Тогда женщины были неустрашимее львов и разделяли с апостолами труды проповедниче­ства», — прочла вслух молодая княжна-игуменья, обращаясь к собравшимся вокруг нее девушкам из знатнейших княжеских семей. – «Так пишет святой Иоанн Златоуст. Неужели те апостольские времена миновали, сестры мои?»

«Я думаю, что Дух Святой в Церкви присутствует так же, как и во времена апостолов», — ответила задумчивая Градислава, отрываясь от переписываемой книги Златоуста.

Девушки-инокини занимаются не рукодельем – они переписывают книги. Это тяжелый труд, за который до этого брались только мужчины. Но теперь в монастыре Святой Троицы, в Полоцком княжестве, началось доселе неслыханное дело – девицы под руководством Предславы, дочери князя Георгия Всеславича, ставшей игуменьей Евфросинией, переписывают книги, для того, чтобы Евангельское слово могли услышать люди по всей Западной Руси.

Преподобная Евфросиния Полоцкая

…Предислава, двенадцатилетняя дочь Полоцкого князя, с детства полюбила читать книги. Хотя в Древней Руси книга была роскошью, князь Георгий мог позволить себе иметь не одну-две, а целую библиотеку. Глядя на склонившуюся над очередным кодексом юную дочь, князь грустно улыбался и говаривал: «Выйдешь замуж, дам тебе в приданое сундук книг!»

«А я не выйду замуж!» — отвечала Предслава.

«Как так?!» — смеялся князь. – «Так с книжкой и обручишься навек?»

И тогда девочка подняла на отца большие серьезные глаза, синие, как небо над рекой Полотой, и ответила:

«Не с книжкой. Со Христом».

Знал ли отец, что в одну из ночей его дочь убежит из дома – не с князем-красавцем или заезжим рыцарем в неприступный замок, а одна, в дальний монастырь?

…И в иночестве ей было наречено имя «Евфросиния», в честь святой преподобной Евфросинии Александрийской, совершившей многие подвиги в мужском образе.

Радость, о радость! Бьющий источник,
Радуга в пении ранних птиц.
Не умолкает ни днем, ни ночью
Призывный звон Его колесниц.

Радость – вовек! И неукротимо
Он привлекает сердце твоё –
Он, садами идущий мимо,
Он, чья свирель бессмертно поёт.

Радость – вовек! И что нам – до неба?
Ведь Он, склоняясь к земле, сошёл
Тайной воды и тайною хлеба,
Он, творящий всё – хорошо.

…Житие говорит, что Предслава решила посвятить свою жизнь Христу, когда ей было двенадцать лет. Этот возраст глубоко символичен – к двенадцати годам достигали совершеннолетия мальчики в Ветхом Завете, в двенадцать лет достиг его и Богочеловек, Сын Божий и Сын Марии, Иисус. Он беседовал в Храме Иерусалимском с учителями Закона, и они удивлялись Его разуму (Лк. 2:46-47).

И когда с плачем, ища ее, приехали за ней ее родители, князь с княгиней, Дух Христа научил Предславу-Евфросинию, что им сказать в утешение (Лк.12:12). И родители, неожиданно обрадованные, отправились домой. Не напрасно зовется их дочь теперь Евфросинией, что по-гречески означает: «радость».

Подражающи дванадесятолетна дванадесятолетну Христу…

Да, она пошла вслед за Ним, Отроком, читающим Писание, Отроком, который стал Мужем скорбей… В руке она держала Его Евангелие, другой рукой сжимала Крест. Неслучайно прекрасной работы Крест был завещан ею своей обители – той самой, которая начиналась с маленькой церковки, куда она переехала из монастыря своей тетки, княгини Романы (вдовы князя Романа Всеславича).

Икона преп. Евфросинии, сделанную, возможно, при ее жизни в Полоцком монастыре

«Что у тебя за вещи?» — строго спросил епископ Илия. – «Не достоит инокине украшаться одеждами, а у тебя их целый сундук, как я вижу!»

«У меня нет иных одежд, которые на мне», — спокойно ответила Евфросиния.

«Что же у тебя в сундуке? Не золото ли?» — нахмурился Илия. Он скептически относился к постриженицам из благородных семей, считая это – не всегда необоснованно – глупостью и блажью.

«То, что дороже золота», — ответила Евфросиния, с усилием открывая кованую крышку тяжелого сундука. Митрополит заглянул и – онемел. Сундук был доверху заполнен свитками и кодексами на славянском, греческом и латинском языках.

«Дитя мое», — проговорил митрополит Илия, — «дитя мое, да как же ты это одна потащишь!»

Он приказал двум диаконам поднять сундук в келью Евфросинии.

«Вот сюда», — сказала она. – «Чтобы было удобно его открывать. И еще, владыка, я хотела бы стол, на нем я буду переписывать эти книги».

«Дитя мое», — епископ покачал головой, — «а есть ли у тебя хоть шубейка какая? Скоро морозы!»

«Владыко, я взяла с собою только книги», — ответила Евфросиния и добавила: — «И еще три хлеба».

Так, в 1128 началась ее жизнь при полоцкой церкви Святой Софии, Премудрости Божией. Евфросинии было тогда около 25 лет. Время летело, вокруг нее собирались другие девы – дочери князей и других знатных людей. Собирались для того, чтобы изучать Священное Писание, для того, чтобы читать слова Христовы. Епископ Илия передал княжне-инокине «место» при церкви Святого Спаса на Сельце, близ Полоцка, где возник девичий Спасо-Преображенский монастырь, игуменьей которого стала Евфросиния.

Подражающи дванадесятолетна дванадесятнолетну Христу,

учившему во святилище Божию слову, последовала еси, Евфросиние…

Не случайно названа была юная Евфросиния в честь Александрийской подвижницы. Александрия – это и знаменитый оазис учености, прославленный библиотекой и Мусеем, родина великого богословов раннего христианства Климента и Оригена, родина святителей Александра Александрийского и Афанасия Великого, борцами с ложью Ария, учившего, что Сын – не Бог. В Александрии жила и великая женщина-ученый четвертого века, Гипатия, одним из учеников которой был епископ Немесий, написавший сочинение «О природе человека». Сама Гипатия, трагически погибшая от рук толпы, так и не успела стать христианкой…

Преподобная Макрина

В то давнее время, в четвертом веке — за восемь веков до Евфросинии Полоцкой — жила и преп. Макрина, сестра свт. Василия Великого, которую сейчас многие исследователи называют «Четвертым Каппадокийцем». Она основывала монастыри, занималась просвещением и творила дела милосердия. Ее образованность позволила ей поспорить с братом, когда он, приехав из Афинской Академии, с юношеской хвастливостью, стал кичиться своей ученостью – и выйти из спора победительницей.

Не был ли этот спор со старшей сестрой и судьбоносным для дальнейшей жизни Василия, ставшего защитником Православия, глубоким богословом, заботящимся о бедных епископом, получившего имя «Великого»?

Св. Макрина была наставницей своих младших братьев, Григория, которого Церковь прославляет под именем святителя Григория Нисского, и Петра, впоследствии тоже святого, епископа Севастийского. Макрина была не только ученой монахиней, но и вела строгую аскетичную жизнь. Не случайно второе ее имя было «Фекла», в честь мученицы-девы, последовавшей за проповедником Евангелия, апостолом языков, Павлом.

В мудрости и аскезе подражала Предслава-Евфросиния всем великим женам прошлого, и, безусловно, своей покровительнице, преп. Евфросинии Александрийской. Эта девушка была единственной дочерью знатного александрийца. Имея все возможности прожить жизнь блистательно, она удаляется в монастырь, и, для того, чтобы ее не нашла безутешная семья, избирает мужской монастырь – она знает, что во Христе нет ни мужского пола, ни женского. Братия приходят к ней за советом, за поддержкой, за Евангельским словом о Христе – и все находят просимое.

Преподобная Евфросиния Полоцкая . Памятник в Полоцке

Преподобная Евфросиния Полоцкая тоже находила слова для братии основанного ею монастыря – кроме девичьей обители, названной в честь Преображения Господня, она была основательницей и обители мужской, во имя Пресвятой Богородицы.

Кроме братии монастыря к ней приходят за советом и судом все – ссорящиеся в бесконечных распрях князи, попавшие в беду купцы, и совсем простые люди. Рядом с Евфросинией ее верные сподвижники и друзья – младшая сестра, единомысленная с ней Евпраксия и брат Давыд.

Евфросиния имеет связи с Византией, ведет широкую переписку, общается с такими великими святыми и христианскими просветителями своего времени, как свт. Мина Полоцкий и свт. Кирилл Туровский.

Евфросиния смотрит на свою жизнь, как на путь, как на бесконечное следование за Христом, странствующим и учащим о Своих грядущих Страстях и о Царстве. Ее отроческий побег в монастырь, ее переселение без вещей – только с книгами! – в Сельце в конце ее жизни венчаются последним странствованием – в Иерусалим. Она едет туда умирать, прощаясь со всеми, оставляя две обители, как две зажженные свечи на берегах Западной Двины. Она едет туда, куда стремился Христос – в Иерусалим, на смерть.

«Створитеся, пшеница чиста, и смелитеся в жерновах смирением и молитвами и постом, да хлеб чист принесется на трапезу Христову», — говорит она братии и сестрам на прощание слова священномученика Игнатия Богоносца. Мартирия, мученический подвиг, свидетельствующий о Христе Воскресшем – вот исполнение ее монашеских обетов. Она вручает два своих монастыря покрову Богоматери-Одигитрии, оставляет сестру Евдокию игуменьей вместо себя и навсегда покидает родной Полоцк.

Она, уже старица, достигла Гроба Господня и зажгла на нем золотую лампаду. На следующий день она слегла – и уже не вставала. Ее омыли водой из Иордана, до которого ей не пришлось дойти. Последний, предсмертный жест-символ – просьба быть похороненной в мужском монастыре преп. Саввы Освященного – вызвал недоумение у монахов, предложивших похоронить ее на кладбище для женщин. Времена, когда «женщины спорили с мужами в мужестве», как говорил свт. Григорий Богослов, остались позади. Она смиренно приняла отказ. Пролежав около месяца в болезни, она скончалась 23 мая 1173 г.

Умерла Евфросиния, как и желала, в том городе, где умер и воскрес возлюбленный ею с детства Христос…

Что ты пришла – по земле и по морю,
с книгою в путь отправившись свой?
Что ты пришла, назвавшись сестрою –
Макрины и Феклы младшей сестрой?

Александрия – далёко на юге,
севера солнце кожу не жжет.
Путь твой узнали девы-подруги –
Путь среди ночи и путь среди вод.

Двенадцати лет, открываясь взору,
тебя нарек Он невестой-сестрой –
Отрок, толкующий в Храме Тору,
Новый Иона и Новый Ной.

Слышите? Бросьте направо сети,
сети закиньте в пучину вод!
Мачта и якорь – смотрите, дети, –
летучие рыбы ведут хоровод.

Будет путь твой стремительный длиться
так, как мчится из лука стрела.
Крылья голубки, крылья орлицы,
Крепкие крылья большого орла.

И ни к чему отныне рассказы –
Покрытый в Субботу морской волной
Унес на рассвете ворота Газы,
Ворота смерти унес с Собой.

Источник: Комсомольская правда

Евфросиния Полоцкая (5 июня день памяти) могла стать женой князя и даже короля, но в 12 лет выбрала путь, лишенный земных радостей. Зато сохранила за собой право принимать решения в родном княжестве.

Она предчувствовала свой уход, но отправилась из родного Полоцка в Святую землю, где и умерла. Ее останки вернулись на родину только спустя почти 800 лет.

Евфросиния Полоцкая – монахиня, просветительница, святая. Нас с этой удивительной женщиной разделяет почти тысячелетие, но результат ее трудов мы ощущаем и сегодня. И еще один удивительный факт – про Евфросинию мы знаем достаточно много, хотя многие исторические личности, родившиеся значительно позже, остаются для нас загадками.

– Главный источник информации о Евфросинии – ее «Житие», – рассказывает кандидат исторических наук, доцент Полоцкого университета Галина Мысливец. – Считается, что написано оно было в конце XII века. По тому, какие факты в нем приводятся, понятно, что человек, их писавший, должен был не только знать преподобную, но и быть близким ей человеком. Многие ученые считают, что писала «Житие» сестра Евфросинии – Евпраксия, которая сопровождала ее в паломничестве в Иерусалим.

Картина “Призвание Ефросинии Полоцкой”, иеромонах Рафаил (Сергей Симаков)

Отказалась выходить замуж и взяла на себя мужскую работу

До ухода в монастырь Евфросиния была Предславой из рода Брячиславовичей. Ее дедом был князь Всеслав Брячиславич, а прапрапрабабкой – Рогнеда.

– Она действительно могла стать королевой?

– Ей и прочили в мужья князя. Историки еще гадают, от свадьбы с каким конкретным князем отказалась 12-летняя Предслава. Возможно, через этот брак могли породниться многие земли – Киевская, Новгородская…. Но она выбрала другой путь.

– Ей так жених не понравился?

– Скорее всего, она его и не видела. Но Предслава считала, что если выйдет замуж, имя ее канет в Лету, она повторит судьбу многих княжеских дочерей, которые вышли замуж, родили детей-престолонаследников. И на этом их миссия заканчивалась.

– Она об этом могла думать в 12 лет?

– В «Житии» указано, что да. Для XII века это был вполне сознательный возраст, в 16 лет девушки становились матерями.

– У нее был сильный характер, если она могла противостоять воле семьи, отца и уйти в монашки…

– Не просто сильный, скорее, стальной характер, который и позволил осуществить все те преобразования, за которые мы сегодня ее почитаем. Она, несомненно, обладала даром убеждения – сподвигла и младшую сестру принять монашеский постриг. Хотя у семьи именно на младшую дочь оставались надежды на будущее замужество. Позже, когда брат Евфросинии со своими двумя дочерьми приехал прощаться с ней перед паломничеством на Святую землю, она увидела печать божью на своих племянницах, и после разговора с ними постригла их в монашки. Брат узнал об этом, как и их отец, только по факту, когда дороги назад уже не было.

Считалось, что если она видела в человеке искру, чувствовала, что он может быть полезен в строительстве монастыря, ни на какие сантименты не обращала внимания. Но объяснить такое поведение Евфросинии можно тем, что ей нужны были единомышленники.

Икона с Евфросинией Полоцкой

Известно, что княжеская дочка Предслава к 12 годам получила хорошее образование, владела языками, могла переводить. Поэтому после принятия монашеского сана Евфросиния стала переписывать книги.

Она попросила у епископа Илии выделить ей место в Софийском соборе. Возможно, ее тянуло туда, потому что там была самая большая библиотека и потому, что основан собор был ее дедом Всеславом. Но занятие это было очень трудное, посильное только мужчинам. Нужно было сидеть в определенной позе, писать не на столе, а фактически на колене.

А потом, как сказано в «Житии», Евфросинии явился ангел, который указал, что она должна начать строительство своего монастыря.

И путь от Софийского собора до места, где Спасо-Евфросиниевский монастырь располагается и сегодня, она вместе с няней, тоже постригшейся в монашки, преодолела пешком. Сегодня эту дорогу на автомобиле можно проехать минут за 5-10, а в начале XII века это было серьезным испытанием. С собой у Евфросинии был только посох и хлеб.

Местность, на которой строился монастырь, епископ передал ей во владение, – рассказывает историк. – Первые годы в монастыре жили всего 5-6 монахинь – сама Евфросиния, ее няня, двоюродная сестра, потом родная младшая сестра.

Уже потом возникли школа, иконописная мастерская, скрипторий по переписыванию книг. В монастырь стали приходить другие женщины, приносили свое приданое.

Спасо-Преображенская церковь была построена при жизни Евфросинии и сохранилась до наших дней

– Евфросиния оставалась влиятельной женщиной в Полоцком княжестве. Могла влиять даже на политику?

– Да, несмотря на то, что она была монахиней, которую светская жизнь не должна касаться. Но были времена, когда в Полоцком княжестве не оставалось преемников во власти – в 1129 году родители Евфросинии, ее семья была выслана из Полоцка из-за междоусобных войн с Киевским княжеством.

И тогда Евфросиния участвовала в вечевых собраниях, имела право голоса как представитель правящей династии.

Как писалось в «Житии», своим авторитетом она могла примирять враждующие княжеские кланы, сглаживала конфликты. Печати, которые находят на территории Спасского монастыря, говорят о том, что Евфросиния играла роль в политической жизни. Вполне возможно, именно она поддержала своего брата Василько, который взошел на престол.

Для XII века это исключительный момент. Найти в истории той эпохи такие же примеры крайне сложно. Не каждый знаменитый мужчина может похвастаться такими достижениями: построить два монастыря – мужской и женский, две церкви (до наших дней сохранилась только Спасо-Преображенская.– Ред.), по ее просьбе Богородичской церкви был передан уникальный Эфесский образ Богоматери (сегодня неизвестно, где находится подлинник этой иконы. – Ред.), а также создан знаменитый шестиконечный крест…

Реставраторы раскрыли фрески, которые были сделаны в XII веке

Крест Евфросинии

История Креста Евфросинии Полоцкой – удивительная и трагическая. После ее смерти крест берегли, не окунали в воду во время освящения, а использовали для этого его реплики – копии. В следующие века он переходил из рук в руки, пока не оказался в Москве.

Иван Грозный пообещал вернуть его в Полоцк в обмен на помощь в завоевании города, – рассказывает Галина Мысливец. – И обещание выполнил. Возможно, царь побоялся проклятия креста, которое грозило всякому, кто вынесет его из Спасской обители.

Крест Евфросинии Полоцкой (1161 год, Лазарь Богша). Рисунок из книги «Белоруссия и Литва», 1889

Во время войны 1812 года крест замуровали в стену Софийского собора. Спасо-Евфросиниевский монастырь, который после XV века принадлежал то католикам, то униатам, вернулся к православной церкви в 1840 году. Ради его восстановления архиепископ полоцкий Василий Лужинский привез крест Евфросинии в Москву и Санкт-Петербург, объездил дома военачальников и вельмож, к нему прикладывался и Николай I вместе с семьей – царь прекрасно знал, что это за реликвия. В итоге было собрано большое количество пожертвований, которых хватило, чтобы восстановить монастырь. Тогда же появилось и первое ходатайство о переносе мощей Евфросинии в Полоцк.

– Где тогда находились мощи?

– В Киево-Печерской Лавре.

– Как они туда попали, ведь умерла Евфросиния в Иерусалиме?

– Есть разные версии. Очень часто в различных источниках было написано, что ее мощи были перенесены монахами лавры в 1178 году, так как султан Саладин завоевал Иерусалим, и все православные святыни должны были быть спасены. Но по историческим данным, Саладин Иерусалим не захватывал, перевозить мощи было бессмысленно. Скорее всего, их перенесли в Киев позднее – в конце XVI века, когда и появляются упоминания о мощах в Лавре. Тогда же стало известно, что мощи Евфросинии нетленны.

– А Евфросиния, уходя в Иерусалим, предчувствовала, что уже не вернется?

– Думаю, да. Ей было около 70 лет. Перед уходом она собрала родственников, попрощалась. Возможно, она хотела закончить свой путь на Святой земле. Когда в Иерусалиме Евфросиния заболела, она послала своих приближенных, двоюродную сестру Евпраксию, чтобы они из Иордана набрали воды и омыли ее. В «Житии» указывается видение ангела, который сказал ей, что жизнь земная заканчивается.

Родной город Евфросинии был центром Полоцкого княжества. Иллюстрация Павла Татарникова к книге «Айчына. Ад Рагнеды да Касцюшкi».

Мощи Евфросинии выставляли на атеистической выставке

– Как же получилось перенести мощи в Полоцк?

– Киевские митрополиты были против перенесения мощей из Лавры. Ходатайство о возвращении появилось сразу после воссоздания монастыря, который только тогда стал называться Спасо-Евфросиниевским, раньше это был просто монастырь Спаса. Но все ходатайства отклоняли, правда, в 1876 году удалось привезти перст правой руки в Спасский храм. Но полочане мечтали перевезти все мощи. И только Николай II, человек достаточно боголюбивый, поддержал ходатайство. С 1909 года началась подготовка к перевозке мощей в Полоцк. Был разработан церемониал – к Евфросинии относились и как к княжне, и как к святой. Чудеса исцеления, которые происходили по пути возвращения мощей преподобной на родину, описаны в двух брошюрах. На церемонии присутствовали члены царской семьи. И с 1910 по 1917 годы был пик почитания Евфросинии Полоцкой.

Перенос мощей преподобной Ефросинии Полоцкой. Фотография 1910 года

– А что случилось с мощами и монастырем после революции?

– В 1914 – 17 годах боялись, что немцы войдут в Полоцк, мощи увезли в Ростов. В 1918-м или 19-м их вернули в Полоцк. И сразу советская власть стала бороться с культом святых: монастырь закрыли, мощи вскрыли, но люди стали молиться у них, падать на колени.

Поэтому мощи перевезли в Витебский атеистический музей, так как желаемого эффекта по развенчанию мифа о святости Евфросинии не произошло. В музее они были выставлены без одеяния, что воспринималось верующими как святотатство.

И только во время оккупации в 1943 году мощи вернули в монастырь, который был вновь открыт. В конце 1961 года он был закрыт, монахини распущены. Действовала только Спасо-Преображенская церковь, которую построила Евфросиния, мощи были в ней, хотя предполагали отдать их в Полоцкий краеведческий музей. Но что-то уберегло… А церковь как приходская действовала все эти годы.

Крест Евфросинии Полоцкой был утерян в самом начале войны и следы его до сих пор не найдены. А чудеса исцеления, которые связывают со святой Евфросинией, происходят и сегодня. Их летопись ведется в Спасо-Евфросиниевском монастыре.

С 2016 года по решению Священного Синода 1 июня отмечается День общей памяти святых благоверных князей Димитрия Донского и Евфросинии (Евдокии) Московской.

В русской истории не так уж много найдется таких благословенных христианских браков, каким был идеальный супружеский союз Димитрия Донского и Евфросинии Московской, живших в XIV веке.

В XXI веке эта удивительная семья может и должна служить образцом для подражания, примером святости, родительского счастья и величия семьи.

Жизнь великокняжеской семьи протекала согласно евангельским законам. Необыкновенная любовь к Богу отличала обоих супругов с самого детства. Сам Господь через святителя Алексия благословил этот союз, основанный на христианских ценностях.

Святые супруги и ныне показывают нам пример благочестия, милосердия и любви, высоту и святость семьи, гармоничного сочетания заботы о своей семье и успешного государственного правления, когда во главу угла ставится объединение земель, а не борьба за власть. Это один из самых ярких примеров православной многодетной семьи, любовь которой изливалась на всех жителей Московского княжества. Их постоянная забота о нуждающихся, больных, страждущих, вдовах, сиротах, престарелых, обездоленных погорельцах снискала всеобщую любовь народа, который видел в них своих помощников и заступников.

Многие православные почитают великих русских княгинь Евдокию Московскую и Февронию, которые в иночестве носили одинаковое имя – Евфросиния, что означает «радость». Обе были верными женами и помощницами своим мужьям – князю Димитрию Донскому и князю Петру (в иночестве Давиду).

По церковному календарю день памяти святых благоверных князей Петра и Февронии отмечается в один день – 8 июля, а празднование памяти другой великокняжеской четы в церковном календаре до 2016 года приходилось на разные дни. День памяти преподобной Евфросинии Московской отмечался 30 мая и 20 июля, а память святого благоверного великого князя Димитрия Донского совершалась 1 июня.

Теперь по решению Священного Синода это день общей памяти святых Димитрия Донского и Евфросинии (Евдокии) Московской, символа доброго супружества, чадородия и родительского счастья.

Первый в России памятник

Скульптор Дмитрий Кукколос, желая показать людям, что именно семьей сильна Россия, изобразил Димитрия Донского и Евфросинию Московскую с двумя детьми: впереди стоит их первенец – княжич Василий, а младенца Юрия держит на руках мать.

Памятник святым супругам был торжественно открыт 19 ноября 2013 года возле единственного в России храма преподобной Евфросинии Московской в Котловке. И, возможно, не все прохожие знают, что перед ними родители не двух, а 12-ти прекрасных детей!

Из детской книги Анастасии Герасимовой «Преподобная Евфросиния Московская» ребята могут узнать о том, что Куликовскую битву выиграл Дмитрий Донской после благословения преподобного Сергия Радонежского, а большую помощь в победе над врагом оказала Евдокия Московская, которая вместе со своим народом горячо молилась Богу и Богородице о победе русских воинов над монголо-татарами.

А взрослым можно порекомендовать книгу Леонида Бамблевского «Возвращение Евдокии. Житие святой Евдокии, во иноцех Евфросинии, Великой княгини Московской».

Вера в Бога — фундамент русского государства

В XIV веке, во время правления великокняжеской четы, начался процесс духовного возрождения нашего Отечества. Идеалом для Московской Руси стала христианская святость.

«Вера в Бога, внутренняя духовная сила, помощь и заступничество святых угодников, – вот тот фундамент, на котором начало строиться здание нового единого русского государства, – пишет Леонид Бамблевский. – Православие начинает распространяться с северной Руси. Центром становится Троицкий монастырь, наставником, духовником всей Руси – преподобный Сергий Радонежский. И если духовным центром стала обитель святого Сергия, то на общественном уровне “строителями” здания государства Российского были великие князья Дмитрий Иоаннович и Евдокия Дмитриевна».

В 1380 году во время грозной битвы с ордынскими полчищами Московская Русь выдержала испытание на прочность только благодаря прочному союзу духовной и светской власти. И сегодня он должен служить для нас примером для подражания.

Благоверный князь

Великий князь Димитрий Донской, чье имя неразрывно связано с одержанной им победой в Куликовской битве, родился в 1350 году в семье князя Иоанна Красного и княгини Александры. Оставшись в девять лет без отца, воспитывался под руководством святителя Алексия, митрополита Московского, которому много в этом содействовал преподобный Сергий Радонежский.

Благодаря своим наставникам благоверный князь Димитрий получил добрую привычку не начинать никакое дело без Божиего благословения. Воспитанный в глубокой вере, он жил, по словам летописца, «с Богом все творящий и за Него борющийся».

Христианское благочестие князя Димитрия сочеталось с его талантом выдающегося государственного деятеля. Заняв в двенадцатилетнем возрасте великокняжеский престол, он посвятил себя делу объединения русских земель и освобождению Руси от татаро-монгольского ига. Князь-отрок постигал науку московской политики, заключавшуюся в сочетании силы и милосердия.

Почти на протяжении всего своего великокняжеского правления ему приходилось вести непрекращающиеся войны с многочисленными врагами, как внешними, так и внутренними. Он рано понял, что общегосударственное дело возвышения Москвы невозможно без устроения собственного дома. Брак с Евдокией по прочности и надежности можно сравнить со стенами Белокаменного Кремля, возведенными князем Димитрием после пожара в Москве.

До конца своих дней он не прекращал общения с преподобным Сергием, прося его молиться за свое семейство. Историки считают, что княгиня Евдокия, горячо стремившаяся к святости и монашеской жизни, не только познакомилась с игуменом Земли Русской, но и была его единственной ученицей.

Весной 1389 года, почувствовав приближение смерти, Димитрий Иоаннович послал за преподобным Сергием, который стал главным свидетелем при составлении великим князем духовного завещания.

«Вы, дети мои, живите заодно, а матери своей слушайтесь во всем… Который сын не станет слушаться мати своей, на том не будет моего благословения… Вот я отхожу к Богу, и вас поручаю Богу и матери вашей: под страхом ея будьте всегда… Бойтесь Бога; бояр своих любите, будьте приветливы ко всем своим слугам. А вы, бояре… послужите княгине моей и чадом моим…»,

– так говорил умирающий великий благоверный князь Димитрий Донской.

В своей духовной грамоте он навсегда заповедал своим детям и потомству, чтобы после отца наследовал великокняжеский престол старший сын его, и таким образом установил новый порядок престолонаследия, не допускавший никаких споров и претензий со стороны братьев усопшего князя. Сохранение этого важного постановления, которому не только Москва, но и вся Россия навеки обязана укреплением единой самодержавной власти, было вверено Промыслом Божиим преподобному Сергию.

Перед самой кончиной великий князь пожелал своим родным, ближним, боярам и всей Руси: «Бог мира да будет с вами!» Глубокий смысл сокрыт в этих словах! Вся натрудившаяся, изболевшаяся за Родину душа великого святого князя вылилась в этом благочестивом благословении.

Готовясь к переходу в иной мир, благоверный князь Димитрий с большим трудом смог уговорить свою святую супругу не оставлять государственных обязанностей, не уходить в монастырь, как она того желала, а стать соправительницей их старшему сыну Василию. Разве могла любящая жена отказать умирающему мужу, который впервые в истории Руси наделил свою супругу удельным княжением?

19 мая (1 июня по н. ст.) великий благоверный князь Димитрий Донской на 41-м году жизни преставился. По преданию, отпевание совершил преподобный Сергий Радонежский. Почитание князя как избранника Божия, начавшееся в Москве, позже стало повсеместным и закончилось его прославлением. После Владимира Мономаха и благоверного князя Александра Невского никого так не любил и не чтил русский народ. Похоронен святой Димитрий в Архангельском соборе рядом с гробницами его отца, деда и прадеда.

Преподобный Сергий и его духовные чада

Самые тесные духовные узы связывали семью Димитрия Донского и Евфросинии Московской с великим светильником нашего Отечества – преподобным Сергием Радонежским, духовником великокняжеской четы, полагая традицию соработничества Церкви и государства. Русь выдержала испытание на прочность благодаря прочному союзу духовной и светской власти.

Есть ли у нас сейчас такой союз? Есть ли среди нашей правящей элиты такие дружные и крепкие многодетные семьи, основанные на христианских ценностях? А ведь им есть, с кого брать пример!

Преподобный Сергий крестил и самого великого князя Димитрия, и двух его сыновей. Основы личной святости Димитрия и Евдокии были заложены трудами святителя Алексия, митрополита Московского, и преподобного Сергия.

Именно в благословении этих великих святых Земли Русской видится главная причина того, что союз этот без преувеличения можно назвать идеальным христианским браком. Под духовным руководством святых подвижников проходила вся жизнь великокняжеской четы. Наставления преподобного Сергия, ставшие сокровищницей духовной мудрости, безусловно, имели огромное влияние на воспитание княжеских детей.

После первой же встречи с преподобным Сергием благоверный князь Димитрий стал одним из верных и послушных учеников святого. Русские цари и великие князья шли потом в Троице-Сергиеву Лавру по пути, проложенному великим святым князем Димитрием.

При неусыпном попечении и отеческом руководстве святителя Алексия и преподобного Сергия стала постепенно объединяться Русская Земля, обессиленная раздорами удельных князей. Пусть и не сразу, но они подчинились власти московского князя, а в народе пробудилось сознание необходимости сплотиться воедино, дабы общими силами сбросить с себя ненавистное монголо-татарское иго. Задолго до Мамая Святую Русь захватил хан Батый. Киев – мать городов русских – был почти полностью разрушен. Были ограблены Печерский монастырь, Десятинная церковь и другие храмы. Русь лежала в руинах, и многие впали в отчаяние.

«Стало ясно, что без единства, которое можно обрести только в соборной вере в Воскресшего Христа, нельзя сбросить ненавистное иго, – пишет Леонид Бамблевский в книге «Возвращение Евдокии».

– Только в единстве с Богом – истинная сила народа, по слову апостола, если Бог за нас, кто на нас? (Рим. 8, 31)». Так учил и наставлял благоверного Димитрия и других князей и преподобный Сергий Радонежский, который старался примирить враждующих.

Этой идеей народного единства глубоко проникся благоверный князь Димитрий, желающий освободить народ от тягостного ордынского ига. Постепенно он собрал вокруг себя князей, готовых поступиться ради спасения Отечества своей властью и славой.

В дни испытаний и войн, видя молитвенные подвиги своей княгини, весь народ вставал на соборную молитву, прося Бога о защите и покровительстве. И Господь не посрамил упований Своих чад, даровав в день Рождества Пресвятой Богородицы, 8 (21) сентября 1380 года, благочестивому русскому войску славную победу на Куликовом поле. Теперь все знали, что нет такого врага, которого невозможно было бы одолеть с помощью Божией.

Авторитет преподобного Сергия Радонежского был столь высок, а его духовные связи с семьей великого благоверного князя Димитрия Донского, виднейшими боярами и высшими церковными иерархами были столь тесными, что он значительно влиял на церковные и политические дела своего времени.

После преставления преподобного Сергия его племянник и ученик – святой Феодор, игумен Московского Симонова монастыря (впоследствии архиепископ Ростовский) – стал духовником всего семейства великого благоверного князя Димитрия. Он крестил княжича Андрея Димитриевича.

До наших дней дошли три назидательных послания к сыновьям князя Димитрия (Василию, Андрею и Георгию), написанные другим учеником святого Сергия Радонежского – преподобным Кириллом Белозерским.

Евдокия-Евфросиния: благоволение и радость

Большую роль в созидании Российского государства наряду с преподобным Сергием, Димитрием Донским и другими святыми сыграла и великая княгиня Евдокия – православная христианка, молитвенница, верная и заботливая супруга, многодетная мать, женщина-правительница, строительница, благотворительница, покровительница нуждающихся, «сестра милосердия», преподобная Евфросиния Московская. Она и ныне являет собой идеал и пример для подражания. При жизни люди называли ее матерью и хозяйкой Москвы, а после кончины – покровительницей.

Великая княгиня Евдокия была дочерью князя Суздальского Димитрия Константиновича и его супруги Анны. Ее отец долго оспаривал престол у юного князя Московского Димитрия, пока не выдал за него дочь и не стал его верным союзником. По благословению святителя Алексия 18 января 1366 года в Коломне торжественно отпраздновали свадьбу. Скрепляя союз Московского и Суздальского княжеств, этот брак имел большое значение для судьбы Московского государства.

Больше всего на свете будущая святая Евфросиния хотела посвятить свою жизнь Богу. Но по воле Божией и по просьбе своего супруга великая княгиня Евдокия стала первой в истории Руси женщиной-правительницей.

Двадцать лет она управляла Московской Русью, отдавая детям и своему народу всю свою любовь и заботу. Только Богу известно, сколько слез пролила она, моля Его о помощи. Но Богом ей было уготовано соединить подвиг гражданского служения своему Отечеству с монашеским подвигом, обретая христианское царское достоинство человека. Недаром изображают ее в древнерусских лицевых рукописях с царской короной.

Помощь погорельцам

Невероятно много сделала для москвичей Евдокия (в переводе ее имя означает «благоволение»). После смерти супруга все заботы о государстве и семье легли на ее хрупкие плечи. Она взяла на себя заботу о бедных, больных, престарелых, вдовах, сиротах. На свои личные средства она строила величественные каменные храмы и монастыри, приюты и дома для погорельцев, помогая и купцу, потерявшему в пожаре свое имущество, и бедной сироте.

Не боясь испачкать княжеские одежды, она сразу после пожара шла разбирать московское пепелище, чтобы утешить погорельцев и разделить с ними их беду.

«Как безжалостная стихия может в мгновенье уничтожить большой цветущий город! Сколько людей тогда стало погорельцами… Кто мог помочь всем этим несчастным, обездоленным людям? – пишет Леонид Бамблевский в книге «Возвращение Евдокии». – Взоры тысяч людей с надеждой устремились в сторону княжеского терема. И князь со своей супругой не оставили в беде своих подданных».

«Не мы ли князья этого града? – обратился Дмитрий к Евдокии. – Не нам ли вверил Господь жизни людей, живущих в нем? Не пришло ли время открыть княжеские сокровищницы и взглянуть на богатства, которые собирали наши отцы и деды? Может, оно поможет погорельцам?»

В ответ на эти слова юная Евдокия с радостью согласилась с мужем. «Она лично вникала в нужду каждого пострадавшего при пожаре, стараясь никого не оставить без внимания и своего попечения. Не жалея сил, до ночи она ходила между пепелищами, раздавая деньги и вещи, одобряя всех добрыми словами. Для многих она стала матерью или сестрой, нежно заботящейся и помогающей в самую трудную минуту». Кто сегодня способен на такое?

Впоследствии, чтобы не повторилась трагедия пожара первого года княжения, Дмитрий и Евдокия приступили к созданию величественного Кремля из белого камня. Это было первое в истории нашего Отечества столь масштабное каменное строительство», – читаем в книге Леонида Бамблевского. И по промыслу Божьему святые мощи Евдокии находятся в Московском Кремле.

Кремль при Дмитрии Донском

Великая княгиня Евдокия смогла осуществить свою давнюю мечту о монашестве лишь перед самой смертью. Постриг она приняла с именем Евфросиния, что означает «радость». Иноческое имя очень подходило ей, ибо ее жизнь явилась великой радостью для всей Земли Русской.

Несмотря на множество посланных Богом испытаний, укрепивших ее веру, радостью была наполнена вся ее жизнь, состоящая из дел государственной важности, из непрестанной молитвы, которую она полюбила с детства, из дел милосердия и любви к мужу и детям.

Дети

Все супружеские пары мечтают о долгой и счастливой жизни. Поэтому многие молодожены, иногда даже далекие от храма, едут из разных городов на свадьбу в Муром к святым мощам Петра и Февронии, чтобы испросить у них благословение на брак, ведь эта святая чета служит образцом супружеской любви и верности. Хотя «жили они счастливо и умерли в один день», нам мало что известно о детях в этой семье. В одних источниках говорится, что у Петра и Февронии не было детей, в других – что у них было трое детей.

О количестве детей в великокняжеской семье Димитрия Донского и Евдокии Московской разные источники пишут по-разному. Леонид Бамблевский говорит, что известно о двенадцати детях, трое из которых умерли в младенчестве. Остальные дети радовали родителей своим прилежанием и усердием, причем имена трех дочерей в летописях не упоминаются. А вот имена сыновей история сохранила. Первенец Василий стал великим князем Московским.

Юрий IV Звенигородский

Звенигородский князь Юрий обустроил Саввино-Сторожевскую обитель в своем княжестве, также построил каменный Троицкий собор в монастыре преподобного Сергия. Других сыновей звали Петр, Андрей, Иван и Константин.

Великая княгиня Евдокия старалась привить детям любовь к Богу. С самого младенчества она носила их в храм, пела у колыбели святые молитвы, а когда они подрастали, сама объясняла им основы православной веры. Дети стали видимым подтверждением искренней любви и теплых взаимоотношений своих родителей. Они воспитывались в особой ревности к делам благочестия.

Княгиня-строительница за годы своего правления построила и основала колоссальное по тем временам количество храмов и монастырей в Москве и в других городах и селах Московского княжества.

После ее смерти добрую традицию продолжили ее сыновья, князья Василий, Юрий, Андрей и другие Димитриевичи, построившие во славу Божию множество храмов и монастырей.

1 июня – День детей и родительского счастья

Заложив в Московском княжестве сильные социальные и культурные традиции, ставшие основой великого Российского государства, Евфросиния Московская и теперь не оставляет верующих без помощи, посылая ее по их вере.

В храме святой Евфросинии Московской находится ее чудотворная икона. В большом киоте под стеклом год от года появляется все больше украшений – колечек, цепочек, сережек, браслетов, которые верующие приносят в знак благодарности за исцеления и другую помощь преподобной Евфросинии. И строительство, и роспись храма – это результат соборной молитвы и усердия прихожан. С каждым годом храм все больше расцветает.

Храм Ефросинии Московской

Именно здесь 1 июня 2016 года впервые отпраздновали День детей и родительского счастья – красивый и добрый семейный праздник, способный показать всем, как прекрасно иметь столько детей, сколько дает Господь. Если в наших семьях будет много детей, если наши дети будут знать о святых Димитрии и Евфросинии, будут молиться им и прикладываться к их иконам, то с детства мы заложим в них самое доброе зерно.

В социальной сети «ВКонтакте» есть страничка Сестричества в честь преподобной Евфросинии Московской, которая на сегодняшний день насчитывает более 1600 человек, живущих в разных регионах России. А активные члены сестричества, живущие в Москве, во славу Божию занимаются делами милосердия.

Кроткая и смиренная, жертвенная и самоотверженная жена великого князя Димитрия Донского. Евдокия Московская так бы и осталась в тени своего мужа, если бы не Промысел Божий, как и все в нашей жизни… Именно эта женщина, мать 12 детей (четверо из которых умерли в раннем возрасте), стала прообразом той русской христианской женщины, которая смогла соединить в себе неотступное служение Христу и подвиг гражданского служения своему народу и родной земле.

Именно Она смогла всей своей жизнью доказать, что можно быть одновременно властной и богобоязненной, кроткой и доброй, любящей женой и матерью, при этом влиять на политическую картину страны.

Сестричество в честь. св. Евфросинии Московской

По молитвам святой Евфросинии Московской, сестричество приумножается, увеличивается как количественно, так и качественно. Вместе мы творим дела милосердия, помогаем нуждающимся. К нам приходят новые сестры, создаются семьи и рождаются дети. Ведь это и есть истинное послушание женщины. Мы встречаем замечательных людей, которые становятся нам друзьями, товарищами, близкими людьми.

Дай Бог, чтобы милость Господа и покровительство преподобной Евфросинии Московской пребывали с нами всегда, и каждая из нас до глубин души познала, прочувствовала нашу святую Матушку Евфросинию!

Преподобный Сергий, благоверный князь Димитрий, преподобная Евфросиния, молите Бога о нас!

Памятник святым Евдокии Московской и Дмитрию Донскому с детьми

19 ноября 2013 года рядом с храмом, возведенным во имя преподобной Евфросинии, как назвалась после пострига в монахини великая княгиня Евдокия, жена князя Дмитрия Донского, дочь князя Суздальского, при большом стечении народа после торжественного молебна состоялось открытие памятника этим святым.
Первый в России памятник святым Евдокии Московской (в монашестве Евфросинии, 1353-1407) и Дмитрию Донскому (1350-1389) с детьми открылся при храме Евфросинии на Нахимовском проспекте, монумент освятил викарий патриарха Московского и всея Руси епископ Егорьевский Марк.
Преподобная Евфросиния после смерти мужа, великого князя Дмитрия Донского, фактически стояла во главе Московского княжества, будучи блюстительницей престолонаследия среди сыновей. Она также основала Вознесенский женский монастырь, ставший усыпальницей многих представительниц великокняжеского и царского рода и разрушенный в 1929 году. Евфросиния Московская почитается небесной покровительницей российской столицы, первопрестольного града Москвы.
При жизни Дмитрий и Евдокия очень много делали для москвичей. Княгиня была первой сестрой милосердия во время моровой язвы, раздавала щедро милостыню погорельцам, посещала вдов, сирот. В такой помощи, во времена постоянных междоусобиц и войн, нуждалась едва ли не каждая семья. И милосердие Евдокии было настолько искренним и всеобъемлющим, что москвичи еще при жизни называли ее матерью, а после смерти — покровительницей. Память о великой княгине-заступнице была так велика, а сама княгиня почитаема, что и через 500 лет после ее блаженной кончины, в 1907 году, собрались в Москве люди, чтобы почтить преподобную. Они шли в столицу крестными ходами, из разных храмов, монастырей, объединялись на Красной площади, и было их так много, что храмы кремлевские не могли всех вместить.
На наше время выпало уже 600-летие со дня кончины преподобной. Храм на многолюдном Нахимовском проспекте — первый в России, построенный в честь преподобной Ефросиньи. Храм, которому отвели место на юго-западе Москвы исключительно по градостроительным соображениям, как оказалось, еще и чудесным образом привязан к этим землям. По летописным источникам и архивным материалам, поднятым в связи со строительством храма, выходило, что здешние места в летописях значились как Верхние и Нижние Котлы и входили в усадьбу Дмитрия Донского. Здесь встречалась Евдокия с митрополитом Киприаном, покинувшим Москву после ссоры с князем, и уговаривала его вернуться.
Не было после смерти Дмитрия стабильности в российском государстве, зародившемся, по сути, стараниями великокняжеской семьи. Вот и хотела Евдокия, чтобы правление сына Василия отличалось порядком и устойчивостью, потому и заручилась поддержкой митрополита Киприана, имевшего, выражаясь современным языком, огромный авторитет среди москвичей. С возвращением митрополита Киприана, причисленного впоследствии к лику святых, Москва станет духовным центром русских земель. А Евдокия продолжит политику укрепления княжества. И построит немало церквей и монастырей, среди которых вознесется в небесную синь и будет для потомков ярким примером подвижничества Спасо-Вознесенский женский монастырь в Московском кремле у Фроловских (ныне Спасских) ворот. Где в 1407 г. упокоится сама преподобная. В почитании преподобной Евфросинии святилище столь неразрывно связано с основанным ею кремлевским монастырем, даже письма, адресованные на имя нынешнего настоятеля храма, пишут порой по-старинному: «Спасо-Вознесенский монастырь, храм Евфросинии Московской, протоиерею Алексею Ладыгину». Вознесенский собор, ставший усыпальницей для всех великих жен Руси — княгинь, цариц, в 1929 г. был уничтожен, но мощи благоверной Ефросиньи чудесным образом сохранились. Их частичка находится нынче и в храме на Нахимовском. Так же участвовала в строительстве Сретенского, Рождественского, Зачатьевского монастырей. Евдокия создает первую иконописную артель, приглашает Феофана Грека… Еще при жизни она исцелила 30 человек… первым исцелила слепого, который просил милостыню
По словам настоятеля храма преподобной Евфросинии протоиерея Алексия Ладыгина, открытие памятника Дмитрию Донскому, Евдокии Московской и их детям — «возвращение к подлинным ценностям, исконным для нашего народа ценностям семьи». «Это поразительный феномен для мировой истории. Они были образцом в отношениях друг к другу, в молитвенном правиле, в своих поступках. Это были ответственные люди».
Высота отлитого в Солнечногорске памятника с постаментом — четыре метра; это проект молодого скульптора Дмитрия Кукколоса. Памятник построен на пожертвования.
На церемонии открытия присутствовали председатель попечительского совета программы «Святость материнства» Наталья Якунина, президент Санкт-Петербургского государственного университета Людмила Вербицкая, автор книги «Кремлевские жены» Лариса Васильева, заслуженная артистка России, супруга Николая Караченцова Людмила Поргина и другие известные женщины.
Именно здесь, во вновь отстроенном храме в честь святой Русской Церкви, спустя 605 лет появилось, наконец, место, где поминают преподобную Евфросинию Московскую каждый день. И сам храм стал настоящим памятником в честь беззаветного служения государству российскому.
Дудина Маргарита Игоревна, 10 лет Автор статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *