Епископ Василий родзянко

«Моя судьба» – это исповедь епископа Василия (Родзянко), жизнь которого охватывает практически весь ХХ век с его потрясениями и войнами. Внук последнего председателя Государственной Думы предреволюционной России, владыка в 4 года был вывезен в эмиграцию, в Югославию. Его воспитателями и учителями были митрополит Антоний Храповицкий, глава Зарубежного Синода, а также ныне причисленные к лику святых святитель Иоанн Максимович (Шанхайский и Сан-Францисский), сербские подвижники – святитель Николай Велимирович и архимандрит Иустин Попович. Во время учебы в русско-сербской гимназии, владыка Василий занимался в литературном кружке, был лично знаком с писателями Куприным, Мережковским, Чириковым и другими. Во время войны владыка Василий, будучи священником, участвовал в сербском сопротивлении, а после войны два года провел в коммунистических титовских лагерях. 26 лет вел религиозные передачи на Би-Би-Си для Советского Союза. Скончался 17 сентября 1999 года в Вашингтоне, будучи епископом Американской Афтокефальной церкви.

Обо всех этих событиях епископ Василий, рассказывает сам, размышляя о Промысле Божием в жизни человека и судьбе России, повергших человечество в ХХ веке в пучину войн, революций, жестокости.

И лишь в последнем, 11-м фильме, который снимался у гроба владыки в Вашингтоне, о нем вспоминают те, кто его хорошо знал и любил. В сериале использованы многочисленные фотодокументы из личного архива епископа Василия, огромное количество кинохроники из жизни ХХ века. В фильме много эпизодов, снятых во время путешествий владыки Василия по памятным местам, связанных с его служением и жизнью его семьи: это Москва, Санкт-Петербург, Париж, Лондон, Царское Село, Валаамский монастырь.

Моя судьба. Воспоминания

Епископ Василий (Родзянко). Моя судьба. Воспоминания . Сост. Д. В. Гливинский. М.: Издательство Сретенского монастыря, 2015. — 416 с.: ил.

Часто ли вам попадается книга, герой которой с первой страницы — будто родной человек? Это именно тот случай. Сколько воспоминаний написано о ХХ веке, но эти, принадлежащие епископу Василию Родзянко, — просто фантастика, приключенческий роман-эпопея. Вот только каждое слово в них — чистая правда. Владимир Родзянко, так звали его до принятия монашества, — внук последнего председателя Государственной Думы Михаила Владимировича Родзянко, чья семья в родстве практически со всеми аристократическими родами дореволюционной России. Однако не бойтесь завязнуть в запутанной генеалогии — автор этих воспоминаний ведет свое повествование о жизни стремительно, легко и живо. Но какое удивительное переплетение судеб, родственных связей, дружб… Дед епископа Василия Родзянко дружил в Пажеском корпусе с будущим священномучеником Серафимом Чичаговым. Дядя, Феликс Юсупов, — организатор убийства Распутина. Между прочим, в книге рассыпано множество интереснейших фактов, которые епископ Василий получал из первых рук, но при этом он постоянно подчеркивает, что услышанное на исповеди умрет вместе с ним. Он исповедовал и своего дядюшку (который, кстати, раскаялся в убийстве Распутина), и Керенского (всё это досужие сплетни — что он бежал из Зимнего дворца в женском платье; достойный был человек, в конце жизни вернувшийся в лоно Церкви)…

Семья будущего епископа прошла весь крестный путь русского интеллигента, до конца преданного Православию и монархии. Эмиграция, жизнь на чужбине, которая стала второй родиной, — епископ Василий Родзянко 1920–1940-е годы провел в Сербии, где верой и правдой служил своей пастве. Ясно представляешь эпизоды насыщенной жизни святителя. Вот он, юный алтарник, несет крест перед гробом генерала Врангеля. Вот они с супругой Марусей, красивые и счастливые, в свадебном путешествии в Венеции и в милой Сербии, которую Василий Родзянко любил всей душой. Есть эпизоды совсем уж невероятные. Вот они удочеряют девочку, угнанную в Германию и единственную уцелевшую после взрыва корабля с остарбайтерами на Дунае. А вот будущий епископ в одиночку разоружает немцев-оккупантов и освобождает деревню, где находится его приход. «В 4 часа утра вдруг появился партизан-коммунист — в военной форме, с пятиконечной звездой, серпом и молотом. Взяв под козырек, он сказал мне по-сербски: “Товарищ поп, нам сказали, что вы освободили Станишич. Что прикажете делать?” Я говорю: “Присоединяйтесь к нашему отряду и сохраняйте порядок в деревне”. — “Слушаюсь, товарищ поп. Спасибо”».

Когда к власти в Югославии пришли коммунисты, Василий Родзянко был брошен в тюрьму за «пропаганду религии». Вышел через два года, когда Тито, испортив отношения со Сталиным, назло ему выпустил политзаключенных. Потом был переезд в Англию, где епископ Василий Родзянко прожил 30 лет и вел передачи о Церкви и вере на Би-би-си. Благодаря ему тысячи советских людей сквозь вой заглушек могли услышать Слово Божие.

На страницах книги мы встретимся и со святителем Иоанном Шанхайским, старшим другом и духовником автора, и с владыкой Антонием (Храповицким), и с митрополитом Сурожским Антонием, и со многими другими выдающимися иерархами Русской Православной Церкви Заграницей. И обо всех своих героях епископ Василий Родзянко пишет с любовью и пониманием. Но главный герой его повествования — это Россия, которую он всегда беззаветно любил…

Василий (Родзянко)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Василий и фамилией Родзянко.

Епископ Василий


Портрет (художник Александр Шилов)

Епископ Сан-Францисский и Западно-Американский

1 ноября 1980 — 25 апреля 1984

Предшественник

Иоанн (Шаховской)
Димитрий (Ройстер) (в/у)

Преемник

Борис (Гижа) (в/у)
Тихон (Фицджеральд)

Епископ Вашингтонский,
викарий Митрополита всей Америки и Канады

12 января — 1 ноября 1980

Предшественник

Димитрий (Ройстер)

Преемник

Феодосий (Лазор)

Имя при рождении

Владимир Михайлович Родзянко

Рождение

22 мая 1915
имение «Отрада», Новомосковский уезд, Екатеринославская губерния

Смерть

17 сентября 1999 (84 года)

  • Вашингтон, США

Династия

Родзянки

Принятие священного сана

30 марта 1941

Принятие монашества

Медиафайлы на Викискладе

Епископ Василий (в миру Владимир Михайлович Родзянко; 22 мая 1915, имение «Отрада», Новомосковский уезд, Екатеринославская губерния — 17 сентября 1999, Вашингтон) — епископ Православной церкви в Америке, епископ Сан-Францисский и Западно-Американский.

Биография

Семья

Владимир Михайлович Родзянко родился в родовом имении Отрада, которое располагалось поблизости села Попасное Новомосковского уезда Екатеринославской губернии (ныне Новомосковский район Днепропетровской области).

В семье было 8 детей, среди них Владимир был четвертым.

Его отец, Михаил Михайлович Родзянко (1884—1956), был выпускником Московского университета, дед же, Михаил Владимирович Родзянко был председателем 3-й и 4-й Государственной Думы Российской империи. Это родство сыграло в судьбе будущего епископа Василия исключительно важную роль.

Мать Владимира — Е. Ф. Родзянко, урождённая баронесса Мейендорф (1883—1985). Протопресвитер Иоанн Мейендорф по материнской линии приходился ему троюродным братом (согласно иным сведениям — двоюродным братом).

В Югославии

В 1920 году дед и отец вместе со своими семьями были вынуждены покинуть родину и поселиться в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года — Югославия), поскольку деду «удалось узнать, что по решению революционного правительства „вся семья бывшего председателя Государственной Думы до последнего внука“ была приговорена к смертной казни».

Те страшные годы на всю жизнь запечатлелись в памяти Владимира, но к ним же относится одно светлое воспоминание, связанное с первым посещением маленьким Владимиром храма. Это случилось в Анапе.

В шесть лет к нему приставили гувернёра, бывшего белого офицера, который, желая отомстить его деду за участие в измене царю Николаю II, жестоко издевался над ребёнком. Много позже епископ Василий вспоминал: «Жизнь померкла для меня… У меня не было интереса к жизни».

В 1925 году поступил в Первую классическую русско-сербскую гимназию в Белграде, которую окончил в 1933 году. В том же году поступил на богословский факультет Белградского университета.

Пользовался особым покровительством митрополита Антония (Храповицкого), с которым состоял в дальнем родстве. В 1926 году познакомился с иеромонахом Иоанном (Максимо́вичем), который оказал на него огромное духовное влияние. Как вспоминал епископ Василий много позднее иеромонах Иоанн «сумел показать мне иной мир, светлый, замечательный, тот рай, в котором мы были, и из которого были изгнаны. Для меня началась новая жизнь».

Участвовал в переговорах о примирении между митрополитами Антонием (Храповицким) и Евлогием (Георгиевским).

30 июня 1937 года окончил богословский факультет Белградского университета со степенью кандидата богословия.

В том же году сочетался браком с Марией Васильевной Колюбаевой, дочерью священника, бежавшего из СССР.

В 1937—1939 годы по благословению священноначалия Сербской Церкви, получив стипендию от Англиканской Церкви, продолжил образование в аспирантуре при Лондонском университете, где изучал западные вероисповедания и теологию, писал диссертацию на тему «Пресвятая Троица и Её образ — человечество».

По получении диплома в 1939 года был приглашён в Оксфорд для чтения курса лекций по русскому богословию. Однако этому помешала начавшаяся вторая мировая война. Владимир Родзянко в начале 1940 года возвратился в Югославию. Здесь он преподавал Закон Божий в сербско-венгерской школе в Нови-Саде.

В 1940 году Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Анастасием (Грибановским) возведён в сан диакона, а 30 марта 1941 года в русской Свято-Троицкой церкви в Белграде Патриархом Сербским Гавриилом был рукоположен во иерея и назначен на сербский приход при средней школе в Нови-Саде.

Был священником на сербских приходах в сёлах Станишич и Милетич в Воеводине, был секретарём Красного Креста. Добрые отношения у него сложились с епископом Бачским Иринеем (Чиричем).

После оккупации Воеводины венгерскими и немецкими войсками номинально состоял в юрисдикции митрополита Берлинского Серафима (Ляде) Русской православной церкви за рубежом, которому была подведомственна Воеводина. Православные жители Воеводины в годы оккупации подверглись жестоким репрессиям. Священник Владимир принимал участие в сербском сопротивлении и вызволял сербов из концентрационных лагерей, удочерил оставшуюся сиротой украинскую девочку.

После освобождения Югославии и прихода к власти в стране коммунистической партии во главе с Иосипом Броз Тито русские эмигранты начали выезжать в другие страны, многие возвращались на Родину. 3 апреля 1945 года он отправил письмо Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I, в котором сообщал о своем желании служить Русской Православной Церкви, однако возвращение на родину так и не состоялось.

В связи с ухудшением отношений между Югославией и СССР на оставшихся в стране русских обрушились гонения. В июле 1949 года был арестован и приговорён к 8 годам исправительно-трудовых работ за «нелегальную религиозную пропаганду» (ему вменялось в вину свидетельство о чудесном обновлении икон в его храме).

Благодаря личному ходатайству перед югославскими властями архиепископа Кентерберийского Джефри Фишера и изменению политики Тито в отношении Запада в 1951 года Владимир Родзянко был досрочно освобождён из лагеря и вместе с семьей выехал в Париж, где жили его родители, покинувшие Югославию в 1946 году.

В Великобритании

В 1953 году по приглашению епископа Николая (Велимировича), проживавшего тогда в Лондоне, переехал в Великобританию и стал вторым священником в кафедральном соборе во имя святителя Саввы Сербского в юрисдикции Сербской Православной Церкви.

Священник Владимир Родзянко поступил на работу в русскоязычную службу британской радиовещательной корпорации Би-би-си. В 1955 году по его предложению было открыто религиозное радиовещание на СССР и Восточную Европу. Выступал с проповедями на радио Ассоциации «Славянская Библия», «Голос Православия» в Париже и на Радио Ватикана. Он преподавал богословие в Оксфордском университете, в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже.

В 1961 году участвовал в составе делегации Сербской Церкви в 3-й Генеральной Ассамблее Всемирного Совета Церквей в Нью-Дели (Индия), где познакомился с епископом Таллинским и Эстонским Алексием (Ридигером).

С 1968 году возглавлял братство святого Симеона и редактировал журнал Aion.

В марте 1978 года скончалась его супруга, а вскоре в автокатастрофе погиб старший внук Игорь.

В 1979 году ушёл с работы на радиостанции Би-би-си, после чего митрополит Антоний Сурожский в Лондоне постриг его в монашество с именем Василий в честь святителя Василия Великого. Он хотел нести монашеский молитвенный подвиг тайно, никому ни сказав, кроме самых близких.

Иеромонах Василий собирался отправиться на Афон, но получил приглашение стать викарием предстоятеля Православной Церкви в Америке. Получив отпускную грамоту от Патриарха Сербского Германа, был в конце года принят в юрисдикцию Православной Церкви в Америке и определен быть викарием её Предстоятеля.

Епископ Православной Церкви в Америке

В январе 1980 года протопресвитер Александр Шмеман писал в своём дневнике о впечатлении, которое архимандрит Василий произвёл на него при наречении во епископа: «Его речь при наречении — о видениях, старцах, чудесах. Лирика и нарциссизм. Явно — он хороший, горячий человек. Но до чего невыносим мне этот сладостно-духовный говорок, присущий православным. Почему этот сладкий тон в христианстве?»

12 января 1980 года в кафедральном Свято-Николаевском соборе в Вашингтоне Митрополитом всей Америки и Канады Феодосием (Лазором) в сослужении сонма архиереев был хиротонисан в епископа Вашингтонского, викария Митрополита всей Америки и Канады. Местом его архипастырского служения стал Свято-Николаевский собор.

С 1 ноября 1980 года — епископ Сан-Францисский и Западно-Американский, наместник Успенской женской обители в городе Калистоге.

25 апреля 1984 года уволен на покой. Увольнение состоялось официально по старости, реально — в связи с консервативной церковной позицией, которая расходилась с точкой зрения большинства клира.

Уйдя на покой, поселился в Вашингтоне, где стал почётным настоятелем Свято-Николаевского собора и директором Свято-Архангельского радиовещательного центра, расположенного в его маленькой квартире. Преподавал в Свято-Владимирской и Свято-Тихоновской духовных семинариях, сотрудничал с протопресвитером Александром Шмеманом и протопресвитером Иоанном Мейендорфом, другими видными богословами русской эмиграции. Возобновил передачи для России на волнах радиостанций «Голос Америки» и «Радио Ватикана». С 1991 года принимал активное участие в работе радиостанции «София» (работавшей тогда на волнах Радио 1), провёл серию телевизионных бесед на религиозные темы.

До последних своих дней он окормлял православных эмигрантов в Вашингтоне и окрестностях. В конце жизни епископ Василий проводил семинары с группой протестантов, занимавшихся изучением восточных христианских церквей, а затем присоединил своих слушателей к православию.

Епископ Василий и Россия

Уже будучи епископом, в 1981 году он посетил СССР, где был тепло встречен теми, кто уже много лет почитал его как православного проповедника. В последующие годы неоднократно приезжал в Россию.

Протоиерей Иоанн Свиридов вспоминал о владыке Василии:

С епископом Василием я познакомился в 1988 году, когда он стал посещать Москву и живо интересовался переменами, происходящими в Церкви и в обществе. Его речь, осанка порой контрастировали с манерами, принятыми среди архиереев в советскую эпоху. Мятая и коротковатая ряса, клобук, покрытый не тонким шелком, а грубоватым сатином, слегка всклокоченная борода и ясные глаза. В нём можно было узнать не просто человека старой России и эмигранта, но русского интеллигента, посвятившего свою жизнь служению Церкви. Он много говорил, хотя писал мало. Его любили. И он сам любил людей. Он был человеком добрым и отзывчивым, чудаковатым и смиренным, достойным и святым.

С 1992 года являлся почётным настоятелем храма «Малого Вознесения» на Большой Никитской улице в Москве.

В сентябре 1997 года был приглашён Юрием Любимовым на репетицию спектакля спектакля «Братья Карамазовы». После репетиции Епископ Василий Родзянко похвалил актёров и поздравил Юрия Любимова с наступающим юбилеем.

В 1998 году стал деканом богословско-философского факультета Университета Натальи Нестеровой. Около полугода жил в Троице-Сергиевой лавре, читая лекции по апологетике в Московской духовной академии и работая в библиотеке. Автор книги «Теория распада Вселенной и вера Отцов» (1996) — о соотношении веры и научного знания. В один из приездов в Москву говорил: «Пока могу стоять перед престолом, служить литургию — буду жить, а иначе жить незачем».

В 1998 году произнёс короткую проповедь в Феодоровском соборе Царского Села, в которой, в частности, сказал:

Мой дед хотел только блага для России, но как немощный человек он часто ошибался. Он ошибся, когда послал своих парламентариев к Государю с просьбой об отречении. Он не думал, что Государь отречётся за себя и за своего сына, а когда узнал это, то горько заплакал, сказав: «Теперь уже ничего нельзя сделать. Теперь Россия погибла». Он стал невольным виновником той екатеринбургской трагедии. Это был невольный грех, но всё-таки грех. И вот сейчас, в этом святом месте, я прошу прощения за своего деда и за себя перед Россией, перед её народом и перед Царской семьёй, и как епископ властью, данной мне от Бога, прощаю и разрешаю его от этого невольного греха.

Тяжело переживал бомбардировки Югославии силами НАТО; на вопрос как он относится к этому, отвечал: «Так, как если бы бомбили Москву и Россию». Как отмечал Владимир Щербинин после начала бомбардировок он неожиданно сдал, слёг.

Смерть и похороны

За две недели до его кончины во время телефонного разговора он сказал: «Ноги совсем не ходят… Служил литургию на Преображение, сидя, а в те моменты, когда сидеть нельзя, дьякона поддерживали меня. Милость Божия, что причастился».

Скончался в ночь на 17 сентября 1999 года в Вашингтоне от сердечного приступа.

23 сентября 1999 года митрополит Феодосий (Лазор) в сослужении трёх архиереев совершил отпевание епископа Василия в Свято-Николаевском соборе Вашингтона. В отпевании участвовало многочисленное духовенство при большом стечении молящихся. Он похоронен в Вашингтоне на православном участке кладбища «Rock Creek».

Память

О владыке Василии был снят многосерийный документальный фильм «Епископ Василий (Родзянко): Моя судьба», в котором он рассказал о своей жизни.

Епископу Василию посвящена одна из глав книги «Несвятые святые» архимандрита Тихона (Шевкунова).

По воспоминаниям диакона Владимира Василика: «Мне запомнилась удивительное величие Владыки, каким-то непостижимым образом соединенное с сердечной простотой и доступностью. С простым студентом он мог общаться так же, как и с лицами, облеченными саном и властью, и в то же время ты понимал, кто перед тобой».

Труды

  • Наши отношения с Зарубежной Церковью // «Русская жизнь». Сан-Франциско. — 1982, 23 сентября
  • Теория распада вселенной и вера Oтцов
  • Проповеди в аудиоформате
  • Проповеди
  • Труды владыки Василия Родзянко

Примечания

  1. История Днепра (Днепропетровска) и Приднепровья
  2. 1 2 3 4 Катаев, А. М. ВАСИЛИЙ // Православная энциклопедия, т. 7, с. 94-96
  3. 1 2 3 Предисловие // Василий (Родзянко), епископ. Спасение любовью / Сост. и предисл. М. Г. Жуковой. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. — 208 с. — (Духовное наследие Русского зарубежья).
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
  5. 1 2 http://pstgu.ru/download/1430915142.6_puzovich_65-83.pdf
  6. Епископ Василий (Родзянко): «…Быть гражданином Царствия Небесного» | Православие и мир
  7. Прот. Александр Шмаман. Дневники. 1973—1983. М., 2005. С. 501, изд. «Русский путь», 2005. 720 с., ил. ISBN 5-85887-188-7
  8. «Церковь Вознесения Господня на Никитской в Белом городе» Большая Никитская улица 18
  9. Александр Королев Встреча иерархов церкви и театра // «Труд», 27.09.1997
  10. 1 2 3 «Последний поклон». Биография владыки Василия (Родзянко) | Епископ Василий (Родзянко)
  11. 1 2 Епископ Василий Родзянко: всю свою жизнь он служил людям
  12. https://www.pravmir.ru/o-chem-svidetelstvuet-kniga-nesvyatye-svyatye/

Публикации

  • Теория распада Вселенной и вера отцов: Каппадокийс. богословие-ключ к апологетике нашего времени: Апологетика XXI в. — М. : Паломник : Издательский дом «Грааль», 1996. — 237 с.; 20 см.
    • Теория распада Вселенной и вера отцов. Каппадокийское богословие — ключ к апологетике нашего времени. Апологетика XXI века. — 2. изд. / С послесл. свящ. Олега Петренко. — М. : Паломникъ, 2003 (Тип. АО Мол. гвардия). — 249, с.; 20 см. — (Христианский взгляд на мироздание).; ISBN 5-87468-187-6
  • Спасение любовью. — Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2007. — 205, с. — (Духовное наследие Русского зарубежья).; ISBN 978-5-7533-0156-7
  • Моя судьба. Воспоминания; сост. Д. В. Гливинский. — Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2015. — 414, с., л. цв. ил., портр. : ил., портр.; 21 см; ISBN 978-5-7533-0985-3
    • Моя судьба. Воспоминания; сост. Д. В. Гливинский. — 2-е изд. — Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2015. — 414, с., л. цв. ил., портр. : ил., портр.; 21 см; ISBN 978-5-7533-1199-3 : 5000 экз.

Библиография

  • Епископ Василий (Родзянко) 22.05.1915 — †17.09.1999 // «Альфа и Омега», № 1 (23) 2000
  • Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920—1995: Биографический справочник. — М.—Париж, 2007. — С. 115—116.
  • Епископ Василий (Родзянко) . — Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2016. — 140, с.

Ссылки

В родственных проектах

  • Цитаты в Викицитатнике
  • Медиафайлы на Викискладе
  • Официальный сайт о владыке Василии
  • Епископ Василий (Родзянко). Сочинения. // «Азбука веры», интернет-портал.
  • Епископ Василий Родзянко. Биография, Воспоминания, Фотографии, Фильмы и Аудио
  • Василий (Родзянко) на сайте «Русское православие»
  • Епископ Василий (Родзянко Владимир Михайлович)
  • Василий (Родзянко) на «Родоводе». Дерево предков и потомков
  • http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/obituary-bishop-basil-rodzianko-1121174.html

Словари и энциклопедии

Генеалогия и некрополистика

Епископ Василий (Родзянко): спасение – в семье

Епископ Василий (Родзянко) (1915–1999) — выдающийся пастырь, человек необычайной доброты, кротости и истинной веры. Преданный не только России, из которой он был изгнан на продолжительное время, но и семье. Тема семьи пронизывает и его богословие.

20 лет назад ушел из жизни епископ Сан-Францисский и Западно-Американский Василий (в миру Владимир Родзянко, 22 мая 1915 – 17 сентября 1999).

«Семья была дружная, большая; несмотря на трудности, — она разрасталась: за десять лет… мать родила нас четверых (из восьми: старшие четверо родились до революции). Мать говорила, отвечая на вопросы: как это она решается “производить детей в такое время”?: “Бог даст детей, даст и на детей”, ее доверие Богу было непоколебимое, как и самая вера в Него… Она у нас, несомненно, была тем “патриархом”, который вел всю семью, несмотря на ее женственность; отец в ней всю жизнь души не чаял и сознательно следовал ее интуиции. На себя брал финансы и «логическое руководство», как он понимал его: кормило было его… Все это как-то уравновешивалось, и ладья плыла уверенно, несмотря на бури, порой страшные».

Так рассказывал о себе в одном из интервью уже в 1990-е епископ Сан-Францисский и Западноамериканский Василий (Родзянко). К тому времени уже давно «покойный епископ», как он сам говорил о себе.

Владимир Родзянко родился в 1915 году, уже после «осеннего листопада» 1914-го, которым, как думали немцы, австрийцы, французы, русские, должна была закончиться Первая мировая война, и за которым наступило такое время, перед которым померкли все средневековые представления об аде. Человечество устроило на земле такое, что фрески со сценами геенны огненной показались лубком. Первая мировая, Гражданская войны, эмиграция Родзянок в Сербию — таким получилось малолетнее детство. Жуткий предвкушением мировой бойни № 2 интербеллум — это юность и молодость в Белграде. Вторая мировая война и коммунистическая Югославия, которая «подарила» Владимиру два года лагерей, — переход к зрелости.

Будущий епископ на себе испытал, что такое социальный распад, что такое разъединение человечества, подобное природной стихии, неодолимой никакими усилиями. Да, на уровне политической декларации люди все больше заявляют о своем единстве, создавая политические надстройки вроде ООН над глобализирующейся экономикой. Но на уровне межчеловеческого контакта, на уровне живой души единства все меньше. Индивидуумы разобщены, погружены в себя, в свои интересы, в осуществление собственного значимого пути. На это работает массовая культура, об этом кричит культура высокая — от кинематографа до философии экзистенциализма. Для епископа Василия, имеющего в прошлом радостный опыт семейной жизни, очевидно, где искать естественное противоядие для яда социальной энтропии — в семье, конечно. В работах других богословов XX века со схожей судьбой, но чей опыт семейной жизни был более трагичным (владыка Иоанн (Шаховской) или даже отрицательным (архимандрит Киприан (Керн), мы не найдем такой яркой, даже страстной апологии семьи, как в сочинениях епископа Василия:

«Роль малой церкви та же, что и большой: восстановление разбитости. Мы — люди — ужасно как разбиты! Вся история человечества полна этого. Мы разбиваем друг друга и разбиваемся сами. В наше время и семьи — не исключение: как много разбитых семейств! Но даже само словосочетание “разбитое семейство” — внутреннее противоречие. Семья, по заданию, — цельность. И в хаосе окружающей разбитости: в войнах и революциях, крамолах и разбоях дружная семья — спасение! “Господь помогает выжить именно семье в критических ситуациях”, — пишут мне. Правильно! Да, точно так! Знаю это по опыту. Знаем и свою семью, знаем и многие другие семьи! У всех общий закон: “спайка — спасение”. Я уже дожил до правнука и могу смело сказать: три семьи — моих родителей, моя собственная, а теперь вот внуков — спаслись в невероятно трудных обстоятельствах только спайкой, и было это вопреки множествам испытаний и искушений. Но, конечно: “Господь помогает выжить”. Помогает в ответ на нашу веру и молитву!»

И еще:

«Семья должна быть сегодня главной целью всякого любящего свое отчество человека и, уж конечно, всякого христианина».

Семья – лекарство от личных невзгод, но что делать с хроническим несовершенством мира, с его растянувшимся на миллиарды лет умиранием. На закате дней владыка написал свою главную книгу — «Теория распада вселенной и вера отцов», в которой соединились два его увлечения: каппадокийское богословие и современное естествознание. Основная идея книги очень проста и фактически воспроизводит (что не так уж и мало) святоотеческую (восточно-православную) точку зрения на творение мира.

Есть две крайности. Первая заключается в том, что творение мира — это и есть начало истории, что описанное в первых главах Книги Бытия было когда-то в прошлом и что грехопадение — это историческое событие, хотя и радикально изменившее мироздание. Вторая точка зрения (ее придерживался, например, Ориген) говорит о двух творениях: сначала Бог сотворил мир без греха, а после и из-за греха прародителей Ему «пришлось» создавать второй мир, в котором мы с вами и живем сейчас (и который сгорит после Страшного суда).

С точки зрения епископа Василия (и большинства святых отцов), дело обстоит иначе. Бог творил мир один раз, но Адам и Ева, свободно выбравшие небытие вместо благобытия, и всему мирозданию «подарили» это стремление к небытию, которое невозможно уже прокрутить назад, поскольку мир стал внешним для человеческой воли, перестал подчиняться ей. Напротив, теперь распад, стремление к ничто, к смерти и самого человека заставляет страшиться смерти и потому грешить. В этом дивном новом мире есть энтропия, есть болезни (распад естества), есть вражда и конкуренция на биологическом (эволюция, сексуальное влечение) и социальном уровне (классовая борьба, например) и потому есть то, что мы называем историей. Как выглядело мироздание и человеческие взаимоотношения до грехопадения, судить невозможно, а точнее, можно предположить лишь апофатически: оно было лишено всех этих трупных пятен нашего мира. Мы даже не можем сказать, было ли в том мире время и пространство, поскольку они сами по себе являются принципами разъединения предмета, благодаря им мы воспринимаем предмет как сумму его частей и элементов.

Для епископа Василия очень важно было найти союзника в лице современной науки, подтверждающего, что нынешнее состояние мира — не должное, не изначальное, что есть какой-то иной мир, до которого можно «додуматься» не только богослову, но и такому строгому ученому, как Стивен Хокинг. Дело, впрочем, не только в интеллектуальном союзничестве, не только в совпадении мыслей, но и в совпадении чувств, ощущений богослова и ученого. Владыка Василий стремится найти у Хокинга тот же плач по мирозданию, по его медленной погибели, что слышится в его собственных текстах:

«Переводя язык вычислений на законы вселенной, мы видим у Хокинга, в его отношении ко второму закону термодинамики прямо-таки эмоциональную чувствительность к “неудаче” в космосе: энтропия — неуклонная потеря температуры во всей вселенной, означающая уход из порядка назад в хаос, распад всего в полный беспорядок! Проф. Хокинг с болью в сердце восклицает: почему? И остается без ответа: “Философы ответа не дают”… Ответ, однако, дают богословы: “Бог не виновник зла”».

Владыка Василий, впрочем, полагает, что аналогом богословского ответа для Хокинга стала концепция «мнимого времени» — более фундаментальной реальности, чем наше «реальное» время, для которой не существует ни границ, ни начальных и конечных состояний, а значит перехода от порядка к хаосу. Епископ считает, что Хокинг говорит, по сути, об утраченном рае, о первозданном состоянии мира. Вернуться в которое можно только одним путем.

В экклезиологии епископа Василия — а именно Церковь он считает таким инструментом восстановления единства — нет ничего «оригинального». Это вполне традиционное учение о Православной Церкви как о единственно подлинной Церкви, пребывание в которой только и дает спасение, поскольку только в ней совершается подлинная Евхаристия. Однако епископ делает акцент не на угрюмой исключительности, а на соединительной «функции», которая «высоко над жизненными и земными условиями в Церкви, в частности над нашими юрисдикциями, то есть той или иной поместной церкви, той или иной общины». Эта мысль заимствована владыкой Василием у его учителя и духовного отца — святителя Иоанна (Максимовича), который, сам будучи епископом Русской Зарубежной Церкви, благословил тогда еще священника Владимира Родзянко оставаться в юрисдикции Сербской Церкви и поминать за литургией Патриарха Московского. Но эта мысль соответствует общему мироощущению владыки Василия, его тяге к единству, его ужасу перед космическим и социальным распадом, его пониманию Церкви как реальности, изъятой из самоуничтожающегося мира и потому способной этот мир исцелить.

И как в начале жизненного пути отдельного индивидуума спасает семья, пребывание среди людей, которые считают своим долгом помогать этой маленькой единице и связаны взаимной заботой, так и в конце (не столько временном, сколько смысловом) человек, чтобы спастись, должен стать частью спасающей общности — Новой Семьи. Где никто не одинок, где все существуют друг для друга благодаря благодати, возвращающей человечество к первозданному единству.

«Вся суть заключается в том, что Божественная любовь не знает ничего отдельного, ничего такого, что не вместе, не знает и не хочет знать, потому что это не есть жизнь. Творец создал себе детей и из ангелов, и из людей именно для того, чтобы они были вместе, как в нашей жизни семья».

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Автор статьи: Тимур Щукин

Публицист, патролог, философ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *