Эвтаназия и религия

Почему Церковь против эвтаназии

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов рассказывает наш постоянный автор Сергей Худиев в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы”.

Смотрите очередной прямой эфир на странице «Фомы» в Facebook по вторникам в 20.00, во время которого вы сможете задать свои вопросы.

Эвтаназия — это намеренное лишение человека жизни с его согласия. Почему Церковь категорически против? Как Церковь относится к практике эвтаназии?

Эвтаназия — это намеренное лишение человека жизни с его согласия. Первоначально предполагалось, что это делается в ситуации близкой неизбежной смерти и невыносимых страданий, однако в наше время это уже давно не так, и в ряде стран эвтаназия совершается по отношению даже к физически здоровым людям, просто пришедшим в сильное уныние.

Эвтаназию следует отличать от прекращения медицинских мероприятий, направленных на продление жизни, когда смерть наступает от естественных причин. Такое прекращение Церковь считает, в принципе, допустимым. Как сказано в «Основах Социальной Концепции»,

«Продление жизни искусственными средствами, при котором фактически действуют лишь отдельные органы, не может рассматриваться как обязательная и во всех случаях желательная задача медицины. Оттягивание смертного часа порой только продлевает мучения больного, лишая человека права на достойную, «непостыдную и мирную» кончину, которую православные христиане испрашивают у Господа за богослужением. Когда активная терапия становится невозможной, ее место должна занять паллиативная помощь (обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка), а также пастырское попечение. Все это имеет целью обеспечить подлинно человеческое завершение жизни, согретое милосердием и любовью».

В то же время «Церковь, оставаясь верной соблюдению заповеди Божией «не убивай» (Исх 20. 13), не может признать нравственно приемлемыми распространенные ныне в светском обществе попытки легализации так называемой эвтаназии, то есть намеренного умерщвления безнадежно больных (в том числе по их желанию)».

Обозначив таким образом церковную позицию, рассмотрим некоторые возражения против нее.

Правда ли, что Церковь выступает против эвтаназии, потому что считает страдания душеполезными? Но если человек вообще неверующий, зачем он должен мучиться?

Нет, Церковь выступает против эвтаназии не поэтому. Страдания не всегда полезны для спасения души — это зависит от реакции человека, который может проявить терпение, смирение и надежду, а может, наоборот, озлобиться. И что в любом случае не душеполезно — это обрекать ближнего на страдания. Таким образом, все доступные меры к облегчению страданий человека должны быть приняты.

Но умертвить — не значит облегчить страдания. Это значит умертвить.

Более того, существует ряд доводов против эвтаназии, которые вообще носят вполне светский характер.

Это важно отметить — потому что наши оппоненты в таких случаях, как правило, формулируют противостояние как «здравый смысл и интересы живых людей против бессмысленных религиозных запретов». В реальности именно Церковь выступает на стороне живых людей и здравого смысла и противостоит она определенной идеологии, к которой относится уже сложившийся термин «культура смерти».

Почему человек не может сам принимать решение, когда ему умереть?

С чисто светской точки зрения – потому что грань между «решением, которое человек сам принял» и «решением, до которого его довели» является крайне нечеткой. Было несколько известных случаев самоубийств раковых больных, которые по разным причинам не могли получить обезболивание. Было ли их решение вполне добровольным? Если бы им предложили законно умертвить их — они, видимо, подписали бы все требуемые бумаги, но было бы их согласие вполне добровольным?

Более того, не только чисто физическое, но и психологическое давление может сильно влиять на решение человека — и когда он находится полностью во власти других, им нетрудно убедить его выразить согласие на эвтаназию.

«Право на смерть» естественно переходит в «обязанность умереть». Как говорит, например, британский философ баронесса Уорнок, люди, страдающие деменцией, «обязаны умереть», потому что «впустую истощают ресурсы своих семей и системы здравоохранения». При этом речь идет о деменции — то есть заболевании, которое мучительными болями не сопровождается. Человек «должен умереть» не потому, что он сам страдает, а потому что он отягощает других.

Эвтаназия, поэтому, неизбежно создает определенное психологическое давление, которое подталкивает человека воспользоваться предлагаемым ему выходом, а апелляция к личной автономии — человек, мол, сам свободен решать — легко превращается в издевательство. Он решает в условиях, когда государство — и, возможно, близкие — заинтересованы в его скорейшей смерти.

Почему вы считаете, что эвтаназия непременно приведет к злоупотреблениям?

И уже приводит. По ряду причин, из которых некоторые сразу бросаются в глаза:

  • Заинтересованность государства (и, возможно, родственников) в избавлении от тягот и расходов, связанных с продолжением жизни больного, см. уже процитированную баронессу Уорнок.
  • Склонность любой системы — в том числе, системы здравоохранения — избирать наименее расходные с точки зрения труда, финансов и других ресурсов варианты действий. Например, все проблемы с обезболиванием в нашей стране немедленно кончатся с введением эвтаназии — ведь тому, кто невыносимо страдает, достаточно будет выписать одно направление на последнюю процедуру. При всем этом несравненно дешевле эвтаназировать людей, чем искать способы лечения или облегчения страданий.
  • Общее разрушение представления о том, что человеческая жизнь стоит того, чтобы быть прожитой, и люди обязаны поддерживать в друг друге желание жить. Это приводит, например, к отказу спасать самоубийц, чему уже есть примеры, и общему снижению заинтересованности общества в своих наиболее уязвимых членах.
  • Быстрое размывание границ допустимого. Первоначально, эвтаназия вводилась как исключительная мера для умирающих, выздоровление которых невозможно и которые испытывают невыносимые страдания. В наше время эвтаназия практикуется уже и по отношению к людям, пришедшим в сильное уныние и нуждающимся в компетентной психиатрической, психологической и духовной помощи — а не в смерти.
  • Невозможность провести четкую грань между предоставлением возможности/предложением/побуждением/принуждением к эвтаназии, особенно учитывая, что тяжело больные люди крайне уязвимы, а эвтаназированные — мертвы и не могут предъявить каких-либо претензий.

Но что если тяжело больные люди действительно являются тяжким бременем для близких и общества в целом?

Напротив, возможность послужить людям, которые нуждаются в нашей помощи, является благословением — все, что мы делаем для них, мы делаем для самого Господа (Мф 25:40). Их пребывание среди нас побуждает отказаться от ложной системы ценностей и убеждений, основанной на стремлении к комфорту любой ценой — и принять другую, основанную на взаимной любви и заботе. Научиться ценить людей, а не вещи или удовольствия — значит открыться навстречу гораздо более достойной и счастливой жизни, и что еще более важно — вечному спасению.

Эвтаназия: Избавление от страданий или дорога в ад?

Фото: www.globallookpress.com

Известный голландский футболист Фернандо Риксен, одно время игравший в России, страдающий боковым (латеральным) амиотрофическим склерозом и уже полностью парализованный, 28 июня провёл прощальный вечер с фанатами. Многие СМИ восприняли это как решение футболиста об эвтаназии, вновь подняв эту тему, причём зачастую в оправдательном контексте. По сути, популяризируя эту форму самоубийства. Однако накануне появилось сообщение с опровержением от жены футболиста Вероники:

Фернандо не собирается прибегать к эвтаназии, напишите это большими жирными буквами. Я сразу сказала мужу как ответственная за его жизнь, как жена и опекун: «На это я не подпишусь, как бы ты меня ни просил». Человек появится перед публикой в последний раз, потому что ему действительно тяжело находиться пять-семь часов в окружении людей, которые пытаются его обнять, сфотографировать или потрогать.

Фернандо Риксен. Фото: www.globallookpress.com

Тем не менее «окно Овертона» по этой теме расширяется всё больше, и если вчера она категорически не принималась абсолютным большинством людей, в том числе медицинскими работниками, то сегодня сторонников этой формы самоубийства (а со стороны врачей — убийства) становится всё больше. О позиции Церкви по этому важнейшему социальному и этическому вопросу Царьграду рассказал секретарь кафедры богословия Московской духовной академии, иеромонах Дамиан (Воронов), автор научной работы по этой теме.

* * *

Отец Дамиан, ситуация с болезнью и прощанием футболиста Фернандо Риксена вновь подняла тему эвтаназии. В чём причина того, что сегодня эта тема из разряда табуированных даже в нашей стране переходит в формат обсуждаемых, а нередко и оправдываемых?

Очевидно, для любого нормального человека стремление к прекращению как своей, так и чужой жизни — противоестественно. Для человека же верующего, причём не только православного, но и для представителй большинства традиционных религий, жизнь — это священный дар, являющийся непререкаемой и высшей ценностью. Однако общественные движения за «умирание с достоинством» в современном мире становятся всё более популярными.

Конечно, идея «добровольного ухода» из жизни возникла не вчера и не является эпохальным открытием XXI века, но именно сегодняшняя тотальная технологизация породила новые вопросы о праве человека свободно распоряжаться не только своей жизнью, но и смертью.

Иеромонах Дамиан (Воронов). Фото из личного архива иеромонаха Дамиана

В ряде стран появилась чёткая тенденция легализации или оправдания легализации «убийства из сострадания», о котором ещё в начале прошлого века свои опасения очень точно высказывал Гилберт Честертон:

Кое-кто выступает в поддержку так называемой эвтаназии; в настоящее время предлагают убивать только тех, кто самому себе в тягость, но скоро так же станут поступать и с теми, кто в тягость другим.

Пресловутое «убийство из милосердия» с целью прекратить страдания неизлечимых больных, остановить жизнь «неполноценных» детей или психически больных людей на самом деле отнюдь не милосердно. Оно преследует вполне утилитарную цель: избавление от этого бремени, от «человеческого балласта», извлекая из этого очевидную выгоду для современного общества, лишённого традиционных ценностей, в том числе — подлинного сострадания друг к другу.

Гилберт Честертон (слева), Джордж Уильям Рассел и Уильям Лайон Фелпс, 1931 год. Фото: www.globallookpress.com

Вообще, с точки зрения Церкви любая эвтаназия — это однозначное убийство или самоубийство? И как вообще эвтаназия согласуется со знаменитой «клятвой Гиппократа»?

Здесь стоит привести одну пространную цитату из Основ социальной концепции Русской Православной Церкви. Этот документ, соборно принятый в 2000 году, разъяснил многие спорные этические вопросы, в том числе — так называемого «контроля над рождаемостью», и проблемы биомедицинской этики, в частности той же эвтаназии. Итак, цитирую:

Эвтаназия является формой убийства или самоубийства, в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. В последнем случае к эвтаназии применимы соответствующие канонические правила, согласно которым намеренное самоубийство, как и оказание помощи в его совершении, расцениваются как тяжкий грех. Умышленный самоубийца, который «соделал сие от обиды человеческой или по иному какому случаю от малодушия», не удостаивается христианского погребения и литургического поминовения. Если самоубийца бессознательно лишил себя жизни «вне ума», то есть в припадке душевной болезни, церковная молитва о нём дозволяется по исследовании дела правящим архиереем. Вместе с тем необходимо помнить, что вину самоубийцы нередко разделяют окружающие его люди, оказавшиеся неспособными к действенному состраданию и проявлению милосердия. Вместе с апостолом Павлом Церковь призывает: «Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6. 2).

Что же касается не церковного, а традиционного светского подхода к эвтаназии, то он выражен в постановлении Всемирной Медицинской Ассоциации в 1981 году, гласящем, что «медицинская практика не подразумевает функций палача», об этом же писал и упомянутый вами Гиппократ: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Так что тут всё предельно очевидно и однозначно: любая эвтаназия — это самоубийство для сознательно принявшего это решение больного, и убийство для осуществившего её врача или кого бы то ни было (нередко смертельную «кнопку» нажимают родственники больного).

Но как быть умирающему человеку, испытывающему страшные мучения и порой впадающему в отчаяние, порой проклиная всё и вся, близких ему людей и даже Бога?

Именно от отношения человека к своей смерти зависит, попадёт он в состояние отчаяния или, напротив, внутренней свободы. У человека есть выбор: стать жертвой или найти смысл в том, что происходит, чему-то научиться. Принимая вызов страдания, человек, по свидетельству митрополита Антония Сурожского, «несомненно вырастает в совершенно новое измерение, совершенно новое величие, когда он способен встретиться лицом к лицу со страданием, с ненавистью, с горем и остаться до конца человечным и ещё вырасти в большую меру сострадания, понимания, мужества».

«Бог не есть Бог мёртвых, но живых, ибо у Него все живы», — говорит нам Спаситель. Парадокс православного отношения к смерти в том, что человек смертен, однако не умирает, если он живёт для Умершего за него и Воскресшего, и только через участие в смерти Христа возможно спасение, и важнее этого ничего нет в Православной Церкви. Удивительные слова мы находим у святителя Иоанна Златоуста:

Смерть — вещь безразличная, не смерть — зло, но зло — после смерти мучиться. Равно смерть и не добро, но добро — по смерти быть со Христом.

И всё-таки даже глубоко верующий человек порой не может справиться со страшными физическими мучениями. Как Церковь относится к применению наркотических средств ради облегчения боли? Не являются ли они своего рода «пассивной эвтаназией»?

Применение наркотических средств для облегчения боли вполне оправдано и даже необходимо при оказании паллиативной помощи страдающим пациентам. И, конечно, оно не может быть расценено как эвтаназия. Но вы правы, существует так называемая «Доктрина двойного эффекта», когда действия врача могут иметь неоднозначные последствия. Например, в результате применения морфина может быть не только облегчение боли, но и ускорение смерти пациента.

Митрополит Антоний Сурожский. Фото: www.globallookpress.com

Согласно этой «Доктрине», если намеренный результат инъекции заключается в облегчении болевых ощущений, то применение морфина нравственно обосновано и допустимо, даже в том случае, если это действие приведёт к летальному исходу. Таким образом, при оценке действий врача учитываются как намерение, так и последствия.

Уже упомянутый митрополит Антоний Сурожский, который, уже будучи монахом, являлся практикующим врачом (в том числе армейским хирургом в начале Второй мировой войны — прим. Царьграда), описывает подобный случай. Одному умирающему, кричащему от невыносимых мук несколько суток, были прописаны подкожные инъекции морфина, которые не приносили заметного облегчения. Владыка знал, что больной умрёт через несколько часов и сделал внутривенную инъекцию морфина, сократив тем самым часы его жизни, но дав ему возможность в полном спокойствии провести оставшееся время с женой и дочерью.

Разумеется, такое ускорение уже очевидно неизбежной кончины при помощи наркотических средств не является эвтаназией, а соответственно, не может считаться убийством и самоубийством.

И в заключение хотелось бы уточнить, какова вообще ситуация в мире с эвтаназией? Насколько стремительно она расширяется? Что делает Церковь, чтобы противодействовать её расширению?

На данном этапе пассивная эвтаназия (намеренное прекращение поддерживающей терапии — прим. Царьграда) уже официально разрешена в 40 странах мира, а в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, Эстонии и Швейцарии совершенно открыто совершаются как добровольная активная эвтаназия, так и ассистируемое самоубийство. В Германии, Албании, Колумбии, Японии, Канаде и ряде штатов США также легализовано ассистируемое самоубийство. Так называемый «суицидальный туризм» в Швейцарии уже вычеркнул из жизни при помощи врачей более тысячи человек.

Надо понимать, что процесс старения и физического умирания — естественный, а потому тема смерти актуальна во все времена. В том числе и сегодня, несмотря на тенденцию её вытеснения из коллективного сознания и забвение многих этических норм. Именно поэтому нам очень важно осмыслить проблему эвтаназии с христианской точки зрения и донести эту позицию для каждого человека.

В случаях, когда активная терапевтическая помощь оказывается несостоятельной, её должна сменить помощь паллиативная. Фото: www.globallookpress.com

Церковь призывает каждого человека нести любовь и заботу, оказывая тем самым помощь и поддержку больному человеку, способствуя его примирению с Богом и ближними в нашем непростом мире, где жизнь как в теории, так и на практике, увы, воспринимается всё чаще как предмет, который можно по собственному желанию создать и уничтожить, исходя из принципа целесообразности и экономической выгоды. Очевидно, что «поддерживаемое самоубийство», лицемерно именуемое «помощью в умирании», в корне подрывает ценностные основы нашего общества.

Конечно, в случаях, когда активная терапевтическая помощь оказывается несостоятельной, её должна сменить помощь паллиативная, включающая обезболивание, уход, социальную и психологическую поддержку, а также пастырское окормление, имеющее целью создать истинно мирное человеческое завершение жизни, наполненное любовью и милосердием. Уход за терминальными больными относится к области духовных задач, а посвятившие себя этому благородному служению (в церковной практике именуемой «диаконией») восполняют лакуны там, где медицинский персонал со своими средствами бессилен и является позитивным и реальным альтернативным способом ухода за умирающими.

Через проповедь Церковь способна донести своё незыблемое убеждение в том, что существуют ценности, стоящие на порядок выше биологического существования. Оказывая пастырскую и иную поддержку, подготавливающую больного к Вечности и личной встрече со Всемилостивым Богом в Царстве Небесном, Церковь призывает избирать жизнь, несмотря на трагический соблазн «поддерживаемого самоубийства», победоносно несёт Пасхальный свет и свидетельствует о том, что Бог желает принять Своё создание в места вечной и неизреченной радости, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная».

Церковь эвтаназии

Церковь эвтаназии (англ. Church of Euthanasia) — политическая организация, основанная Крисом Корда в городе Бостоне штата Массачусетс в США.

По заявлению Криса Корды, во сне ему явился дух Земли, который сообщил, что существует опасность для всего живого из-за перенаселённости планеты, и нужно спасать экосистему. После этого Крис и основал Церковь эвтаназии, главным лозунгом которой стало «Спаси планету, убей себя!» (англ. «Save the Planet, Kill Yourself»).

На сайте организации заявлено, что Церковь эвтаназии является некоммерческой просветительской организацией, главная цель которой — восстановление баланса между человеком и другими видами животных, населяющих Землю. Церковь эвтаназии использует проповеди, музыку, театрализованные митинги и акции прямого действия. Как правило, все эти мероприятия выдержаны в стилистике чёрного юмора и подчёркивают проблему перенаселённости Земли. Также Церковь эвтаназии получила дурную славу из-за конфликтов с христианским противоабортным движением в США.

Инструкция о методах самоубийства была удалена с сайта организации в 2003 году, после того, как было доказано, что 52-летняя женщина покончила с собой, использовав эту инструкцию.

Идеология

На сайте организации изложена её главная заповедь: «Ты не должен порождать» (англ. «Thou shalt not procreate»). Далее декларируются четыре основополагающих принципа («четыре столпа», англ. the four pillars) Церкви эвтаназии: суицид, аборты, каннибализм (ограниченный потреблением мёртвых человеческих тел) и содомия (любые виды секса, не связанные с продолжением рода). Один из главных лозунгов Церкви эвтаназии — «Спаси планету, убей себя» (англ. «Save the Planet, Kill Yourself»). Представители организации подчёркивают, что они выступают исключительно за добровольные методы сокращения численности населения Земли, а недобровольные методы, такие как убийство и принудительная стерилизация, ими осуждаются.

> Критика

Некоторые считают, что Церковь эвтаназии создана с целью издевательств и глумления над христианскими идеалами.

> Примечания

Ссылки

  • Официальный сайт Церкви эвтаназии (англ.)
  • Перевод интервью с Кордой (Up Magazine) (рус.)
  • Пресс-служба украинской Православной Церкви: Статья о эвтаназии с упоминанием Церкви эвтаназии (рус.)

См. также

  • Гибель человечества
  • Движение борцов за добровольное исчезновение человечества как биологического вида
  • Антинатализм

Ватикан и «церковь эвтаназии»

Все жесты нового Папы Римского Франциска говорят о его радикальном экуменизме и стремлении к созданию новой универсальной религии, не имеющей ничего общего с христианством. Особенно показателен в этом плане его ритуал омовения ног в католический «чистый четверг», перед их пасхой. Это была жуткая пародия на омовение ног апостолам, которое совершил Христос. Ведь Спаситель этим своим поступком показал любовь к своим самым близким ученикам, обучая их смирению и любви. А Франциск 1 умыл ноги нераскаянным грешникам и иноверцам.

В Евангелии говорится: «Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Ин.13:3-17)

То есть Христос умыл ноги тем, кто Его называл «Учителем и Господом», а вовсе не тем, кто неправильно считает Его «пророком Иссой» или вовсе сомневается в Его существовании. Умыл своим ученикам-апостолам, мужчинам, а не девушкам-преступницам. Так может поступить только крайний еретик.

Да, и Христос часто имел дело с нечистоплотными людьми. Однако он никогда не приближал к себе нераскаявшихся преступников, а призывал их к исправлению. И той же блуднице, которую Он спас от разгневанной толпы, он не ноги умыл, а сказал: «иди и впредь не греши» (Ин. 8:11). То есть он приказал ей уйти и деятельно покаяться, навсегда оставив порочный образ жизни, а не стал ложной любовью будить в ней гордыню и давать иллюзию безнаказанности своего преступления.

Но именно второе и сделал Папа Римский. Польщенная его жестом зечка-мусульманка вовсе не побежала своими свежевымытыми ножками к христианской купели, не покрестилась, а осталась в своей ложной вере. Уничижение перед ней римского «первосвященника» лишь укрепило ее гордыню. Да и остальные вряд ли покаялись. Еще задолго до своего папства этот иезуит показывал стремление к «слиянию» вер, называя иудеев «старшими братьями», отплясывая с хасидами.

Отметим, что Папа Франциск 1 вовсе не исключение из правил в католицизме. Он лишь олицетворяет основной вектор линии дальнейшего падения папизма, который со времен 2 Ватиканского Собора стремится стать основой новой мировой религии, базирующейся на потакании человеческим страстям, вобравшей в себя самые разные культы.

По учению святых отцов такая религия и станет верой антихриста, которая назовет своим божеством всемирного диктатора, сына дьявола.

Надо заметить, что новая религия сначала должна победить в странах Запада. Это обусловлено и их преобладающей экономической и военной мощью, и политическим, и информационным влиянием на весь остальной мир. Поэтому в данной статье не будут рассматриваться веры, слабо представленные на Западе. Более подробно тема «перестройки» и слияния всех религий в одну рассмотрена мною в статье «Как создается единая всемирная религия».

А также в материале «Ватикан как катализатор глобализации»

Любая философская система, или религия, победившая в Западной Европе и США, с легкостью может быть ретранслированной во множество других стран. Так, идеология атеизма, ставшая активной политической силойв период «великой» французской революции, была затем экспортирована по всей Евразии и другим континентам.

Позже по такому же сценарию довольно значительные позиции в мире захватила теософия, ставшая «первой ласточкой» всемирной постхристианской веры. Идеи сен-жерменов и сведенборгов из Западной Европы разошлись по всему миру. Кстати, масштаб распространения теософии весьма велик. Ведь надо учитывать, что в мире есть превеликое множество крещеных людей, обращающихся к гадалкам и астрологам, увлекающихся восточными религиозными практиками, которые могут даже не знать слова «теософия». Но при этом они, без сомнения, являются стихийными теософами.

Свт. Феофан Затворник писал, что мы «Западом наказуемы». Что оттуда исходят различные ереси и революционное безумие. А все объясняется тем, что Запад является постхристианским. Когда-то Европа была христианской, но давно уже перестала ею быть, и потому пала в самом глубоком, метафизическом смысле. Ведь и к целым народам, без сомнения, относятся слова Христа, сказанные Им об отдельных людях:

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным, тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, — и бывает для человека того последнее хуже первого». (Лк., гл. 11, 25-27).

Западные народы сами вырыли себе яму, ибо «ужасен конец неправедного рода» (Прем. 3. 16-19).

Так что Запад станет базой для религии антихриста не только потому, что он доминирует в экономическом, политическом, информационном и военном смыслах, но и потому, что он куда более бесноват, чем весь остальной мир, считая даже старые языческие государства.

При этом, без сомнения, все мировые религии будут подвергнуты «реформированию», из них будут выхолощены все еще остающиеся этически здоровые элементы, и они будут слиты в одну веру.

Но в данной статье будут рассмотрены важнейшие для новой мировой религии католицизм и протестантизм, доминирующие на Западе, а также некоторые новые из тамошних радикальных сект. Почему последние тоже важны? А потому, что именно радикальные секты вбрасывают в религиозное информационное пространство дикие идеи, ломающие остатки здорового вероучения и морали в других европейских конфессиях. Вспомним, к примеру, деятельность так называемых «церквей ЛГБТ», возникших на Западе еще десятки лет назад. Их возникновение было справедливо воспринято как дикость, однако сама тема легализации «браков» извращенцев была именно ими массово вброшена в СМИ, и постепенно легализована. Правда, поначалу эта дикость попадала в несерьезную рубрику «курьезы» на «задворках» газет и теленовостей. Однако постепенно она перекочевала в рубрику «дискуссионные темы», затем возник и «диалог богословов» по этому вопросу. Затем осодомилось вероучение множества протестантских сект. А уж потом изменилось и законодательство этих стран. Ведь законы — производное от нравов. Недаром же главный содомит Украины, глава «гей-форума» Святослав Шеремет заявляет, что «вся оппозиция к нам церковная, или околоцерковная». Только после полного извращения христианского вероучения и вытеснения христиан из государственной жизни может восторжествовать всемирный Содом.

СССР, будучи страной «атеизма православной культуры», несколько сдерживал процессы деградации. При нем западной верхушке было неудобно полностью показывать свое гнилое нутро, давая этим огромные пропагандистские козыри своим геополитическим противникам. Но сразу после поражения Советского Союза в холодной войне это нутро было проявлено полностью.

Так, в начале 90-х годов в США была создана «церковь эвтаназии».

На сайте данной секты изложена её главная заповедь: «Ты не должен порождать» (англ. «Thoushaltnotprocreate»). Далее декларируются четыре основополагающие идеи «церкви»: суицид, аборты, каннибализм (ограниченный потреблением мёртвых человеческих тел) и содомия (любые виды секса, не связанные с продолжением рода). Один из главных лозунгов — «Убей себя, спаси планету» (англ. «SavethePlanet, KillYourself»).

Почему здесь упомянута такая, на первый взгляд, маргинальная секта? Да потому, что она совсем не маргинальна по своим ресурсам. Она, например, получает сильнейшую рекламу в западных СМИ, а ее идеи уже получают воплощение на практике. Так, в прошлом году двое голландских телеведущих уже поедали отрезанные хирургом части тела друг друга в прямом эфире. «Церковь эвтаназии» постепенно популяризирует в обществе совершенно запредельные смертные грехи: самоубийство, после которого нет спасения души; содомию, за которую Бог сжигал целые города; аборты — детоубийство; людоедство — нарушение древнейшего запрета на поедание человеческой плоти, страшный грех, после которого преступник зачастую даже теряет рассудок. Нет сомнения, что эта секта, как и другие подобные ей, играла и играет важную роль в постепенном признании нормой таких убийственных во всех отношениях грехов. Как всегда, такие идеи уже начали воспринимать «особо продвинутые» протестанты. Разумеется, не все, но процесс пошел…

Более того, некоторые вполне респектабельные протестантские лидеры уже выступили и за легализацию наркотиков.

65-летний епископ Эдинбургский, примас Епископальной Церкви Шотландии Ричард Холлоуэй выступил не так давно с весьма странным заявлением.

Религиозный лидер объявил во всеуслышание о своем опыте курения гашиша и выступил за легализацию наркотиков. Епископ заявил, что алкоголь и табак наносят организму больший вред, чем конопля, и призвал западное общество пересмотреть свое отношение к наркотикам. По его мнению, слово «наркотик» настолько перегружено негативными ассоциациями, что отделить его от непривлекательного контекста не представляется возможным. По мнению шотландского епископа, наркотик — это всего лишь естественное вещество (натуральная субстанция) с определенными психоактивными возможностями. Так написал епископ в своей недавно появившейся книге «Безбожная мораль». Еще более двусмысленно звучит появившаяся в этой же книге фраза: «Все мы время от времени нуждаемся в том, чтобы освободиться от самих себя».

Епископ Эдинбургский настаивает на том, что употребление легких наркотиков должно быть легализовано не только в медицинских целях, но и для всех желающих. А такие наркотики, как героин, по мнению Холлоуэйя, должны выдаваться по рецептам.

Наркотики — важный атрибут всех языческих радений. Пособник идеолога «психоделической революции» Хаксли в экспериментах с психотропными препаратами в 50-х годах, доктор Тимоти Лири с факультета психологии Гарвардского университета, в автобиографической книге «Обратный кадр» приоткрывает завесу над тем, что было в головах Рассела, Хаксли и апологетов «Франкфуртской школы» — группы психологов-растлителей. Именно эта школа стояла за созданием на Западе контр-культуры с ее триадой «рок-секс-наркотики». Лири писал: «Мы боролись с иудео-христианской преданностью одному Богу, одной религии, одной реальности, с самого первого дня. Наркотики, открывающие для мозга множественность миров, неизбежно приведут к политеистическому взгляду на вселенную. Мы чувствовали, что наступает время новой гуманистической религии, основанной на разуме, благожелательном плюрализме и научном язычестве».

Впрочем, все уже привыкли, что множество протестантских пасторов различных направлений «венчают» извращенцев, «редактируют» Библию, легализуя различные грехи. Они зачастую просто издеваются над Богом и над святостью, за что их собственные предки жестко наказали бы их.

Протестантский проповедник из Лос-Анджелеса Крейг Гросс избрал экстравагантный способ популяризации Священного Писания, начав распространять по ночным клубам Библию с надписью на обложке «Иисус любит порнозвезд».

Католики постепенно постепенно «развивают» свое еретическое учение в отношении эвтаназии. В частности, Папа Пий XII в выступлении на Международном конгрессе католических врачей и католического Союза акушерок (29 октября 1951 года) говорил об осуждении «непрямой эвтаназии» как о «терапии физического страдания», которая может привести к сокращению жизни. Теперь же, поскольку обезболивающие средства значительно усовершенствовались, а их применение не может рассматриваться ни как направленное на ликвидацию жизни, ни как приближение смерти, этот случай вообще не относят к категории эвтаназии. Ранее считалось правомерным поддерживать право больного на отказ от «экстраординарных» терапевтических средств, однако многие средства, которые считались экстраординарными, ныне стали обычными.

Поэтому Декларация об эвтаназии, изданная Конгрегацией по вероучению 5 марта 1980 года, ссылается на соразмерные и несоразмерные средства, соотнося их применение с ожидаемым результатом. Сокращение и даже прекращение жизни в результате применения реанимационных технологий становится, таким образом, не настолько уж значимым: «При отсутствии других средств допустимо прибегать, с согласия больного, к средствам, имеющимся в распоряжении наиболее передовой медицины, даже если эти средства используются пока только на экспериментальном уровне и их применение чревато определенным риском».

В то же время «при неизбежности наступления смерти, несмотря на использованные средства, допустимо, сообразуясь со своей совестью, отказаться от лечения, которое могло бы привести лишь к временному и мучительному продлению жизни, не прекращая при этом нормального ухода, необходимого больному в подобных случаях». В рамках подобного подхода получили свое развитие хосписы и помощь на дому.

В тексте Декларации об эвтаназии обнаруживается и отказ от так называемого «терапевтического рвения», когда речь идет о поддержании жизни в теле с «безмолвной» энцефалограммой или о больном, находящемся в «необратимой» коме. Однако из-за неясности оценок в отношении «обратимой» и «необратимой» комы Декларация апеллирует к понятию «несоразмерности» применяемых средств по отношению к ожидаемым результатам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *