Федор кузьмич Александр 1

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Nataiv Томск. О святом Феодоре Томском.

Феодор Кузьмич (потрет томского художника, сделанный по заказу купца С. Хромова)
Самым почитаемым святым в Томске считается Феодор Томский, жизни которого любопытна и полна неразгаданных тайн. Его имя в нашей истории связавают с именем императора Александр I. Многие и за пределами Томска знают легенду, по которой император Александр I инсценировал свою смерть во время поездки в Таганрог, отрекся от престола и ушел в Сибирь отмаливать грех отцеубийства.


Странник Феодор Томский, тщательно скрывал свое происхождение и предпочитал принадлежать к многочисленному отряду «Иванов, не помнящих родства». Известно, что в 1836 году он был задержан в уральском городе Красноуфимске как бродяга, скрывающий свое происхождение, наказан плетьми и выслан в Томскую губернию так и не открыв свое настоящее имя и звание. Здесь он работал на казенном винокуренном заводе на Чулыме и на золотых приисках, жил подаянием крестьян, уважение которых заслужил праведным образом жизни, обучением крестьянских детей грамоте, молитвенностью, увлекательными беседами на религиозные и исторические темы, пророчествами, а также наставлениями по исцелению. Обладал даром исцеления и провиденья. В 1858 г. поселился в Томске, куда его пригласил купец С.Ф.Хромов, которого он исцелил от болезни глаз. В благодарность страстно верующий в него Хромов построил для Феодора два небольших дома-кельи. Одна из их находилась в купеческой усадьбе в центре города, а вторая, летняя — на заимке Хромова возле Томска. В Хромовке, неподалеку от реки Ушайки, примерно в том самом месте, где и установлен нынче гранитный памятник.

Дом купца Хромова находился недалеко от Богородице-Алексеевский монастыря. К сожалению,этот дом не сохранился.

Богородице-Алексеевский монастырь был до 1764 г. единственным на Томской земле владельцем 400 крепостных крестьян, обладал обширными землями на р.Томи и Оби, рыбными тонями, борами, луговыми и пахотными землями.

Монастырь являлся центром просвещения, очагом культуры. Устроенная ещё в XVII в. монастырская больница была первым в Томске медицинским учреждением. При монастыре была основана в 1746 г. и первая в Томске школа — Томское русское духовное училище, преобразованное в 1762 г. в русско-латинское. Позднее была открыта и Духовная семинария, библиотека которой насчитывала 15 тысяч томов.

Жизнь старца в Томске, переживавшем в те времена золоьую лихорадку, отличалась праведностью и полным равнодушием к богатству и славе. Тайны своего истинного происхождения он так и не открыл, хотя всем было ясно, что бродяга он явно непростой. Он очень чтил день памяти князя Александра Невского, который был небесным покровителем императора Александра I.

В этот день он посещал своих знакомых старушек Анну и Марфу. Старушки были сосланы в Сибирь своими господами за какую-то провинность и пришли в одной партии ссыльных со старцем Феодором. В день Александра Невского в их доме приготовлялись пироги и другие деревенские яства. Старец проводил у них все послеобеденное время и вообще весь этот день бывал особенно весел, позволял себе покушать немного более чем обыкновенно, вспоминал о Петербурге, и в этих воспоминаниях проглядывало что-то для него родное и задушевное. Он рассказывал: «Какие торжества были в этот день в Петербурге — стреляли из пушек, развешивали ковры, вечером по всему городу было освещение и общая радость наполняла сердца человеческие…». Известны также рассказы старца о событиях Отечественной войны 1812 года, о жизни Петербурга, воспоминания об Аракчееве, Суворове, Кутузове. Случалось, что старые русские солдаты признавали в нем императора Александра I. Как это часто бывает на Руси, почитание старца усилилось вскоре же после его смерти, последовавшей 20 января 1864 года (по старому стилю), когда ему было около девяноста. И похоронн был на кладбище монастыря. На могиле почитателями был установлен крест с надписью: «Здесь погребено тело Великого Благословенного старца Феодора Козьмича, скончавшегося 20 января 1864 года».
Обе кельи и могила на особо почитаемом кладбище Алексиевского монастыря стали «местом поклонения и даже некоторого паломничества» сибиряков, первостепенными достопримечательностями города.
Известно, что летом 1891 года могилу старца посетил будущий царь Николай II. Спустя сорок лет после смерти над склепом старца на монастырском кладбище была установлена каменная часовня.
Загадочная легенда широко известна всему миру до сих пор вызывает ожесточенные споры среди историков и краеведов.
Причина ее славы кроется преджде всего в том, что в томскую легенду включаются непростые события вокруг неожиданной смерти императора Александра I в Таганроге. О жизни, делах и тайне томского старца писали Лев Толстой, Дмитрий Мережковский, Анри Труайя.
В бурную советскую пору часовня над могилой была разрушена, могила осквернена, обе кельи исчезли. За публикацию толстовских «Записок» о старце был предан суду и обвинен в «дерзостном неуважении верховной власти» Владимир Короленко. Советская власть тоже всячески пыталась предать забвению праведного старца, чье имя народ связал с царем. О чем свидетельствуют, к примеру, строчки поэта Давида Самойлова, посвященные таинственным сведениям о старце: …А эти данные гласят И в них загадка для потомства, Что более ста лет назад В одной заимке возле Томска Жил некий старец непростой, Феодором он прозывался. Лев Николаевич Толстой Весьма им интересовался. О старце шел в народе слух… Выходит была в этой красивой легенде немало такого, что народ с ней, несмотря ни на что, не расстается. Потому что его не может не волновать фигура царя, ушедшего в народ и искупающего праведной жизнью странника свои прегрешения. Не зря же о «красоте и искренности» легенды говорил сам Лев Толстой. Великого писателя глубоко волновал сюжет ухода из светской жизни, и он разрабатывал его в «Отце Сергии», «Живом трупе», «После бала», ну и, естественно, в неоконченных «Посмертных записках старца Федора Кузьмича…»
В начале 1990-х неутомимые томские краеведы стали настаивать на восстановлении часовни-памятника на могиле старца и памятного знака на месте его городской кельи на пустом углу улиц Крылова и Фрунзе (бывших Монастырской и Нечаевской).
В 1992-м году последовало возрождение Алексиевского монастыря. Летом 1993-го года монастырь посетила великая княгиня Мария Владимировна, глава императорского дома Романовых вместе с матерью и сыном Георгием.
В настоящее время историки и краеведы уже не высказываются резко и негативно по поводу этой легенды. Из уважения, во-первых, к самому феномену живучести легенды в народном сознании и ее тесному переплетению с действительностью, а во-вторых — из-за причисления Федора Кузьмича в 1984 году к собору сибирских святых.
Летом 1995 года его мощи было обретены церковью. Для чего томские семинаристы раскопали склеп Федора Кузьмича. Работа шла в нише склепа, превращенного несколько десятилетий тому назад временными хозяевами территории сначала в нужник, а затем в мусорную яму.Из склепа наверх было бережно поднято дно гроба, а сохранившиеся мощи старца семинаристы перенесли в Казанскую церковь Алексиевского монастыря. Отсутствовали гробовая крышка и череп. То ли череп изъяли приезжавшие из Москвы исследователи (версия есть, но четких подтверждений не находится), то ли мальчишки, искавшие в могилах ценности (о чем также имеются свидетельства). Обретение церковью мощей святого Федора Томского снимало с города позор былого кощунственного отношения к святому старцу.
В 1997-м над склепом старца была восстановлена часовня, но его мощи хранятся теперь в стоящей по соседству Казанской церкви в специальной раке, особо почитаемой верующими.
В посёлке Хромовка, который расположен в восточной части города Томска, в долине Ушайки на речке Хромовка (правый приток Ушайки) и находилась заимка купца Семена Хромова.
В таежном домике (заимке) и жил Федор Томский.
Там же есть и целебный источник.
В память ро Феодоре Кузьмиче в посёлке установлен памятник.
Информация из многочисленных источников в интернете, вот некоторые из них:
http://pravoslavie.tomsk.ru/saints/23/
http://arvenundomiel.livejournal.com/157796.html
http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/1019/
http://www.sbras.ru/HBC/article.phtml?nid=367&id=11

Русский царь инсценировал свою смерть, чтобы стать праведным старцем

«Благословенный самодержец», который, как считается, преждевременно ушел из жизни, мог инсценировать свою смерть и изменить личность.

Возможно, что в то время как страна оплакивала кончину Александра I в 1825 году, он направлялся в Сибирь, вероятно, планируя полностью «удалиться от мира» и посвятить себя служению Богу. Такие выводы были сделаны в ходе нового исследования, авторы которого утверждают, что Александр I не умер от болезни, а жил еще 39 лет, став сибирским старцем.

Смерть Александра I в Таганроге (литография XIX века).

Согласно официальной версии, правитель, прославившийся победой над Наполеоном и присоединением к Российской империи Финляндии и Польши, скончался от тифа 1 декабря 1825 в Таганроге в возрасте 47 лет. К слову, его супруга — Елизавета Алексеевна, скончалась спустя несколько месяцев после мужа.

Александр I. Худ. Ф. Крюгер, Эрмитаж, 1837.

В народе бытует легенда, что после того, как император, инсценировав свою смерть, стал сибирским отшельником-скитальцем, она последовала его примеру. По слухам, скрываясь от гнетущей её суеты двора и постоянных интриг вдовствующей императрицы, Елизавета «отреклась от мира» и стала Верой Молчальницей — православной подвижницей Сыркова Девичьего монастыря в Новгородской области, которая 23 года хранила обет молчания.

Великая княгиня Елизавета Алексеевна. Худ. Элизабет Виже-Лебрен, 1797.

После смерти царя, на трон взошёл его младший брат — Николай I. Но 12 лет спустя в Томске появился «таинственный монах», который говорил на нескольких иностранных языках, отличался изысканными манерами и был довольно хорошо осведомлён о столичных нравах «александровского времени».

Старец говорил современникам, что он бездомный, и не в состоянии вспомнить свое прошлое. Еще до революции в России ходили слухи о личности этого «таинственного старца», который стал известен как Федор Кузьмич.

Так, по воспоминаниям Льва Толстого, поводом для сплетен послужили несколько странных обстоятельств, сопровождавших смерть монарха. Во-первых, Александр, который никогда серьезно не болел, умер вдали от дома. Во-вторых, свидетели погребения уверяли, что внешность императора сильно изменилась, и именно поэтому организаторы похорон спешно закрыли крышку гроба.

Посмертная маска императора Александра I.

Также Толстой приводил слова, якобы сказанные старцем: «Если бы я не сказал правду о себе, то небеса были бы удивлены, если я признался бы во всём — земля была бы удивлена». Писатель добавлял: «При жизни о нём ходили странные слухи. После смерти о старце заговорили ещё больше. Не только простой люд верил в эту легенду, но и многие члены царской семьи. Было известно, что Александр хотел оставить всё, отречься от мира, странствовать и посвятить себя Богу».

Дом градоначальника Таганрога Панкова, в котором поселились августейшие супруги по приезде в Таганрог.

Существует теория, согласно которой император страстно желал посветить себя духовной жизни, потому что искал прощения за убийство своего отца, Павла I. Историки сомневаются, что Александр был непосредственным участником покушения, но в это время он присутствовал во дворце, и заговорщики определенно сыграли ему на руку.

Посмертный портрет Фёдора Кузьмича, написанный в Томске по заказу купца С. Хромова.

Теперь же президент Русского графологического общества Светлана Семенова, проанализировавшая почерк Александра I и Федора Кузьмича, пришла к выводу, что он принадлежит одному тому же человеку.

«Графология с высокой вероятностью позволяет утверждать, что это один и тот же человек. Малозаметные символы с возрастом не изменились. Единственная разница — в рукописи старца в 82 года он весь переместился в духовный мир. То есть появилась аркообразность, круглость почерка», — подчеркнула графолог.

Тем не менее, по ее словам, сходство ключевых особенностей обоих почерков заметны во всех предоставленных ей документах. Результаты своего исследования она представила в ходе научного форума «Дважды вошедший в историю: Александр I — старец Федор», который проходил в Томске.

Профессор Парижского института восточных языков и цивилизаций Андрей Рачинский заявляет, что царь Александр III хранил в своем кабинете портрет томского старца рядом с картинами, изображающими его коронованных предшественников. Кроме того перед смертью Федор Кузьмич якобы оставил «зашифрованное послание» в виде сочетания букв АП, что соответствует имени и отчеству императора — Александр Павлович. А позже вещи старца были переданы духовнику царской семьи.

«Фёдор Кузьмич на смертном одре» (рисунок неизвестного художника, 22 января 1864 года).

Окончательно ответить на вопрос, имел ли старец Феодор какое-либо отношение к императору Александру, могла бы генетическая экспертиза, возможность проведения которой не исключают специалисты Российского центра судебной экспертизы. Томская епархия Русской Православной Церкви в лице архиепископа Ростислава заявила, что не будет возражать против проведения идентификации останков старца, но и не станет сама инициировать подобное исследование.

Богородице-Алексеевский монастырь, Часовня Феодора Томского. Открытка начала XX века.

Загадка Федора Кузьмича

140 лет назад в Томской губернии скончался благочестивый старец Федор Кузьмич. По народной легенде, под этим именем провел свои последние годы российский император Александр I. Поговаривали, что будто бы царь не умер, а странствовал с посохом по России. Потом долго жил в Сибири под именем Федора Кузьмича. Невероятная историческая загадка и по сей день будоражит умы.

Как-то раз Вяземский обронил об Александре I: «Сфинкс, не разгаданный до гроба». Добавим, что и после гроба. Но кто только не брался отгадывать!

Мог ли царь бросить все и уйти? Всю жизнь над Александром I тяготел укор совести за участие в заговоре против собственного отца – Павла I. В свое царствование император осуществил в России немало реформ, выиграл войну с Наполеоном, за что и был прозван Благословенным.

Однако грех цареубийства не отпускал даже и четверть века спустя. Александра тяготила и незавершенность реформ по облегчению участи народа, сама невозможность их завершить.

В последние годы жизни он отличался смиренной жизнью. Его все чаще видели стоящим на коленях. Царь подолгу молился. И стоит ли удивляться легенде, что однажды душа его и вся судьба перевернулись – император стал нищим странником?!

…Александр I неожиданно скончался в Таганроге 19 ноября 1825 года от страшной и неизвестной болезни. Спустя несколько дней прошло погребение императора в закрытом гробу в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. На престол вступил его младший брат Николай I.

В царствование внучатого племянника Александра Благословенного – Александра III – могила была вскрыта, но саркофаг обрели пустым. А в 1919 году подвергавшие все и вся ревизии большевики также вскрывали гроб в поисках сокровищ царской семьи, после чего пустили слух, что тела самодержца нет.

Жизнь Федора Кузьмича более или менее хорошо прослеживается с середины 30-х годов ХIX века. О том, что он делал прежде, имеется несколько весьма смутных намеков. Есть версия, что после своей мнимой смерти государь отправился в Саровскую пустынь, где окормлялся преподобным Серафимом под именем послушника Федора. Сохранился рассказ, как император Николай I не поленился однажды проскакать сотни верст до Сарова, чтобы повидаться с Федором Кузьмичем.

В пользу этой версии можно сказать лишь то, что первые упоминания о Федоре Кузьмиче появляются через какое-то время после смерти святого Серафима. Некоторые изречения старца выдавали его знакомство с преподобным. Обратимся к официальным документам.

Первое свидетельство о Федоре Кузьмиче датируется 4 сентября 1836 года. Старец ехал на лошади, запряженной в телегу через Кленовскую волость Красноуфимского уезда Пермской губернии. Ехал в неизвестном направлении.

Документов при нем не нашли, зато на спине обнаружены были следы ударов кнутом или плетью. 10 сентября дело бродяги было разобрано в суде.

Старик имел величественную наружность, приятное обхождение и манеры. Это очень расположило к нему судей, однако все просьбы открыться, сообщить, какого он звания, были тщетны. В результате бродяга был присужден к 20 ударам плетей. Хотели отдать его в солдаты, но по возрасту он был к этому непригоден. Тогда решено было выслать старика в Сибирь.

И здесь вот что любопытно. Старец приговором остался доволен, но, сославшись на неграмотность, доверил расписаться за себя мещанину Григорию Шпыневу. Между тем нам доподлинно известно, что Федор Кузьмич был не просто грамотен, но хорошо образован. И всю жизнь опасался, что образец его почерка попадет к властям. Не только красноуфимцы дивились манерам Федора Кузьмича. Он был единственным человеком во всей партии заключенных, отправленных в Сибирь, кто не был закован к кандалы.

На ночлегах ему отводили особое помещение. Офицеры, солдаты и сотни каторжников полюбили старика, как отца. Он заботился о слабых и больных, для всякого находил теплое слово. Здесь важно подчеркнуть, что почитание старца началось задолго до появления легенды о его царственном происхождении.

В Томск арестанты прибыли 26 марта 1837 года.

Первые пять лет своей ссылки Федор Кузьмич прожил в селе Зерцалы близ Томска. Заметив желание старца удалиться от людей, казак Семен Сидоров построил ему келью-избушку в станице Белоярской.

На праздники его заваливали дарами – пирогами, шаньгами. Он охотно принимал их, а потом раздавал нищим и странникам. Денег никогда не принимал и не имел.

Никто не видел, как он молился, но после смерти обнаружилось, что колени старца представляют собой сплошные мозоли. Он строго постился, но не требовал, чтобы и другие следовали его примеру.

Ходил по селениям и учил детей грамоте, но поучать, лезть с советами ни к детям, ни ко взрослым не пытался. Быть может, поэтому к нему шли за советами отовсюду, шли тысячами. Огромного роста, большой силы, голубоглазый старик в белой полотняной рубахе не воспринимался как юродивый и не вызывал жалости. Поднимал на вилы целую копну сена и легко ворочал бревнами. Это был добрый и умный богатырь, искупающий старые грехи.

Все понимали, что он птица высокого полета, спрашивали, не тяготит ли его нынешняя жизнь, полная лишений. Старец улыбался в ответ и говорил примерно следующее:

«Почему вы думаете, что мое нынешнее положение хуже прежнего? Я сейчас свободен, независим, покоен. Прежде нужно было заботиться о том, чтобы не вызывать зависти, скорбеть о том, что друзья меня обманывают, и о многом другом. Теперь же мне нечего терять, кроме того, что всегда останется при мне – кроме слова Бога моего и любви к Спасителю и ближним. Вы не понимаете, какое счастье в этой свободе духа».

Императора Александра опознал в старце местный священник отец Иоанн Александровский. Он за какую-то провинность был выслан в Белоярскую из Петербурга. Священник неоднократно и открыто заявлял, что не мог ошибиться, так как видел императора много раз. Все это заставило Федора Кузьмича жить в своей келье почти безвылазно. Наконец он решился покинуть станицу Белоярскую.

Многие зажиточные крестьяне стали его звать к себе, но старец выбрал избушку беднейшего крестьянина Ивана Малых. Тот только что окончил срок каторжных работ, жил с большой семьей, в кругу которой старец провел зиму. Затем ему из старого овечьего хлева крестьяне соорудили новую келью. Здесь Федор Кузьмич прожил десять лет.

В 1849 году старец перебрался в келью, построенную для него крестьянином Иваном Латышевым близ села Краснореченского, рядом с пасекой. Об этом периоде сохранилось воспоминание, как Федора Кузьмича навещал архиерей – Афанасий Иркутский.

Что поразило местных жителей: разговаривали они на иностранном языке – скорее всего, на французском. На этом языке старец общался и с другими знатными посетителями.

Удивительны были рассказы Федора Кузьмича о последних десятилетиях русской истории, которую он знал едва ли не досконально.

Рассказывая о войне 1812 года, он сообщал такие подробности, что его знакомые из образованных ссыльных, священники, казаки, солдаты не переставали удивляться.

Вспоминал об Аракчееве, Суворове, Кутузове. О Кутузове старец обронил, что царь Александр этому полководцу завидовал. И рассказал, как вышло, что Кутузов был назначен главнокомандующим в Отечественную войну:

«Когда французы подходили к Москве, император Александр припал к мощам Сергия Радонежского и долго со слезами молился этому угоднику.

В это время он услышал, как внутренний голос сказал ему: «Иди, Александр, дай полную волю Кутузову, да поможет Бог изгнать из Москвы французов».

Когда пришло известие о смерти Николая Первого, Федор Кузьмич отслужил панихиду и долго, истово, со слезами молился.

Однажды в присутствии старца рабочие запели песню «Ездил Белый русский Царь», в которой рассказывалось о победоносном шествии Александра Благословенного на Париж. Федор Кузьмич слушал, слушал, потом заплакал и сказал:

«Друзья, прошу вас больше не петь этой песни».

Последние годы Федор Кузьмич жил в доме купца Семена Феофантьевича Хромова, который то богател, то разорялся, одно время даже владел золотыми приисками.

«Охота тебе заниматься этим промыслом, – заметил ему старец при первой встрече, – и без него Бог питает тебя». Потом строго наказал не обирать рабочих, пока будет владеть приисками, и не развивать добычу золота. Человек Хромов был, впрочем, хороший, и старец в конце концов согласился переехать к нему.

Перед смертью Федор Кузьмич немного погостил у своего первого благодетеля казака Семена Сидорова. На обратном пути до самого Томска перед повозкой двигались два ослепительно белых столба. Старец не глядел на дорогу, но когда дочка Хромова Аня обратила на столбы внимание Федора Кузьмича, тот промолвил тихо:

«О, Пречистый Боже, благодарю!»

В последние свои дни старец страдал, но терпел, стараясь никого не беспокоить. Это было для него очень характерно. Когда прибыл его исповедовать отец Рафаил из Алексиевского монастыря, то и на смертном одре Федор Кузьмич наотрез отказался раскрыть свою тайну.

«Это Бог знает, – тихо проговорил Федор Кузьмич в ответ на предложение назвать имя своего ангела, для помина души. Имена родителей он также назвать отказался, сказав лишь, что Святая Церковь за них молится.

Симеон Хромов рассказывал, что ему больше посчастливилось. Упав на колени, он спросил у старца, не Алекандр ли Благословенный тот? Федор Кузьмич будто бы ответил:

«Чудны дела твои, Господи… нет тайны, которая не откроется».

Было ли то на самом деле, или Хромов себя в этом убедил, остается неясным.

Умер Федор Кузьмич, сложив пальцы для крестного знамения. В момент его кончины многие увидели, как из дома Семена Хромова трижды поднялись громадные языки пламени. Пожарные, увидев зарево, долго искали место пожара, но так и не нашли.

Похоронили старца, как он и завещал, в томском Алексиевском монастыре. Над могилой был поставлен крест, выкрашенный белой краской, с надписью: «Здесь погребено тело Великого Благословенного старца Феодора Козьмича». Слова: «Великого Благословенного» власти велели скрыть. Но со временем белая краска слиняла, и надпись вновь себя обнаружила.

Вскоре после кончины Федора Кузьмича пошли разговоры о том, кем был на самом деле старец-подвижник. Лев Толстой написал об этом повесть, а историк-архивист Иван Василич – документальную книгу, в которой поместил портрет во весь рост старца Федора Кузьмича, написанный неопытной кистью местного сибирского живописца.

Этот портрет ошеломляет. Огромный, голый, полусферический череп. Над ушами – остатки волос, совершенно белых, наполовину прикрывающих ушные раковины. Чело, на «хладный лоск» которого «рука искусства» наводила когда-то тайный гнев, теперь почти грозно. Губы, отчетливо видные между усами и редкой бородой, сжаты с невыразимой скорбью. В глазах, устремленных на зрителя, – суровая дума и непроницаемая тайна. Горестной мудростью светят эти испепеленные черты – те самые черты, которые видели мы все столько раз на портретах императора, – именно те. Они преобразились именно в той мере и именно так, как могли бы преобразить их года и внутренний огонь подвига. Для того чтобы «подделать» это портрет, чтобы умышленно (да и ради чего?) придать старцу нарочитое сходство с Александром и при этом с такой глубиной психологического проникновения постичь всю логику духовной трагедии этого царя, – для этого безвестный живописец должен был бы обладать прозорливостью гения. Но здесь не может идти речь не только о гении, но даже о скромном таланте: как произведение искусства портрет почти безграмотен.

На месте кельи старца после его смерти забил родник, вода которого с тех самых пор считается целебной. Семен Хромов основал там Федоровский мужской монастырь, позднее вошедший в состав томского Богородице-Алексиевского монастыря. Царь Николай Второй приезжал сюда, хотел на месте кельи начать возведение каменной церкви и детского приюта. Благословение на строительство было получено от отца Иоанна Кронштадтского. Однако первая мировая война и Октябрьский переворот помешали осуществлению этого проекта. Успели, однако, построить часовню на могиле старца.

Возведение ее благословил в 1903 году настоятель Богородице-Алексиевского монастыря архимандрит Иона. Пожертвования собирали в Томске и близлежащих селах – отказа ни от кого не было. А когда начали рыть фундамент под часовню, частично вскрылась могила старца. Как засвидетельствовано настоятелем монастыря в присутствии подрядчика Леднева и архитектора Оржешко, мощи старца остались нетленны…

После Октябрьского переворота могилу Федора Кузьмича разорили. В 1923 году многие горожане стали свидетелями явлений старца в Томске.

Прославление Федора Кузьмича состоялось в 1984 году по благословению Святейшего Патриарха Пимена. Тогда было установлено празднование в честь Собора сибирских святых, в число которых включили, конечно, и старца Федора – небесного покровителя Томска. Тогда же была написана и его икона.

В начале 1990-х годов начались поиски мощей старца. Нашли косточки Федора Кузьмича там, где им и положено было быть – на месте часовни, построенной в его память. Там какие-то местные студенты устроили уборную.

Когда семинаристы стали доставать из зловонной ямы мощи, прибежали представители комитета по защите памятников, заявили, что мэрия, разрешив раскопки, превысила свои полномочия. Семинаристы под эти безумные выкрики продолжали работать. Кости омыли и сложили в специальный сосуд, который был помещен в храме монастыря. 5 июля, когда томские христиане обрели мощи старца, стал еще одним православным праздником.

В 2001 году, в день всех российских святых, в честь старца Федора над его могилой возведена часовня-келья.

Очевидно, по какой-то причине Господь не благословил нам окончательно раскрыть тайну Федора Кузьмича.

Святой Федор Томский, моли Бога о нас!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *