Геноцид в югославии

Этнические чистки в долине Лашвы

Этнические чистки в долине Лашвы


Боснийские беженцы в Травнике в 1993 году

Место убийства:

долина реки Лашвы, Босния и Герцеговина

Мотив убийства:

Геноцид боснийцев (англ.)

Дата:

Май 1992 — апрель 1993

Нападавшие:

Хорватский совет обороны, Хорватская армия

Убитые:

около 2000 человек

Этни́ческие чи́стки в доли́не Ла́швы (босн. Etničko čišćenje u Lašvanskoj dolini) — эпизод Боснийской войны в ходе которого хорватские силы занимались массовыми убийствами мусульманского населения и уничтожением его имущества в Центральной Боснии.

План этнических чисток в долине реки Лашвы разрабатывался политическим и военным руководством Герцег-Босны с мая 1992 по март 1993 года, и начал реализовываться в апреле 1993 года.

Боснийцы, проживавшие в долине, были подвергнуты преследованиям по политическим, расовым и религиозным мотивам, а также преднамеренно предвзятому отношению, убийствам, изнасилованиям, заключению в концентрационные лагеря, лишению частной собственности. Часто это сопровождалось анти-боснийской пропагандой, особенно в общинах Витез, Бусовача, Нови-Травник и Киселяк. Кульминационным моментом чисток стала резня в селе Ахмичи, в ходе которой всего за несколько часов были убиты около 120 боснийцев.

Международный трибунал по бывшей Югославии признал произошедшие события преступлениями против человечности и приговорил многих политических и военных руководителей, а также некоторых солдат к различным срокам тюремного заключения. Самое большое наказание, 25 лет лишения свободы, получил руководитель Хорватского совета обороны Дарио Кордич, признанный разработчиком плана этнических чисток. Согласно данным Сараевского архивно-исследовательского центра, около 2 000 боснийцев, ранее проживавших в долине Лашвы, были убиты либо пропали без вести.

Начало дискриминации боснийцев в долине Лашвы

В 1992 году боснийцы, проживающие на территории общин Витез, Бусовача и Киселяк стали регулярно подвергаться дискриминации. Данные обстоятельства заставляли многих граждан боснийской национальности покидать свои дома и бежать в общины, где боснийцы составляли большинство населения. Оставшиеся дома боснийцы подвергались преследованиям по политическим, расовым и религиозным мотивам. Первые разрушения мечетей и убийства гражданских лиц произошли в их общинах ещё в 1992 году.

Витез

В апреле 1992 года лидер ХДС в Витезе Анто Валента сообщил боснийским представителям в общине, что они должны подчиняться власти самопровозглашенной Хорватской республики Герцег-Босна. 20 мая 1992 года военнослужащий боснийской армии был убит перед зданием городской гостиницы в Витезе, а двое других были схвачены и избиты. В июне 1992 года хорватские вооружённые формирования захватили власть в Витезе и подняли флаги Герцег-Босны и Хорватии над административным зданием общины. После этого началась дискриминация боснийского населения: многие боснийцы были уволены из городских учреждений, им был запрещён проезд по дорогам взятых под контроль хорватами.

Бусовача

10 мая 1992 года лидер ХСО Дарио Кордич отдал приказ хорватским подраздлениям в Бусоваче взять под контроль бывшие казармы ЮНА «Каоник». В результате этого произошли первые вооружённые столкновения между хорватами и боснийцами. После этого ситуация развивалась так же, как и в Витезе. Боснийцы были выдавлены из органов местного самоуправления. Хорваты захватили станцию телевизионного вещания, создали собственное радио и телевидение в Бусоваче и ввели хорватский динар в качестве действующей денежной единицы. В ходе этих действий боснийские магазины и предприятия подвергались многочисленным нападениям и большое число бошняков было вынуждено покинуть Бусовачу из-за страха стать жертвами массовых убийств.

Киселяк

Такое же развитие событий происходило и в Киселяке, где хорваты взяли под контроль власть в общине. Хорватские силы создали свою радиостанцию, ведшую националистическую пропаганду. Помимо этого хорватский полковник Блашкич отдал приказ о взятии под контроль всех сооружений Боснийской территориальной обороны и ЮНА.

Начало этнических чисток

Боснийские беженцы в Травнике в 1993 году

В июне 1992 года ожесточённая борьба между хорватскими и боснийскими силами развернулась в Нови-Травнике. После получения местными боснийцами ультиматума ХВО о полном подчинении хорватской власти в Нови-Травнике начался вооружённый конфликт между хорватами и боснийцами. 19 июня в ходе боёв нападению хорватских вооружённых формирований подверглась штаб-квартира Боснийской Территориальной обороны. Помимо неё от боёв пострадали здания начальной школы и учреждения местного хорватского самоуправления. В августе многие боснийские сёла в общине Киселяк подверглись нападению хорватских сил. В каждом захваченном населённом пункте в центральной Боснии, хорватские гражданские и военные власти проводили кампании массовой дискриминации боснийского населения. К декабрю 1992 года хорватские силы взяли под контроль общины в долине Лашвы, встретив серьёзное сопротивление лишь в Нови-Травнике и Ахмичах.

Обстрел Горни-Вакуфа

В январе 1993 года хорваты вновь атаковали Горни-Вакуф для соединения Герцеговины с Центральной Боснией Расположенный на пересечении дорог Центральной Боснии к югу от долины реки Лашвы, город имеет стратегическое значение, так как находится в 48 километрах от Нови-Травника и всего в одном часе езды на автомобиле от Витеза. Овладение городом позволяло связать между собой две части самопровозглашённой Герцег-Босны — долину реки Лашвы и Герцеговину. Хорватский обстрел превратил в руины бо́льшую часть османской архитектуры города.

10 января 1993 года командующий силами ХСО в районе Лука Шекерия направил секретный запрос Дарио Кордичу и полковнику Тихомиру Блашкичу выдать его подчинённым заряды для миномётов на военном заводе в Витезе. Обстрел начался ночью 11 января после того, как при помощи заранее заложенного взрывного устройства был подорван штаб Армии Республики Босния и Герцеговина в Горни-Вакуфе, располагавшийся в местной гостинице.

Во время переговоров о перемирии в штабе британских миротворцев UNPROFOR в Горни-Вакуфе полковник Андрич, представлявший ХСО, потребовал от боснийцев немедленного прекращения огня и сдачи города, угрожая, в противном случае, разрушить Горни-Вакуф до основания. Так как Армия Республики Босния и Герцеговина требование не приняла, миномётный обстрел продолжился. Параллельно с ним происходила резня боснийских мирных жителей в прилегающих к городу сёлах: Бистрице, Узричье, Душе, Здримчах и Храснице.

Массовое убийство в Бусоваче

20 января 1993 года хорватами был выдвинут ультиматум о сдаче боснийской части города Бусовачи. После отказа боснийцев, 25 января началось наступление, поддерживаемое артиллерией с близлежащих холмов. Через громкоговоритель передавалось обращение к боснийцам сдаваться. Полицейский отчёт показывает, что в январе и феврале 1993 года в Бусоваче были убиты 43 человека. Оставшиеся боснийцы (около 90 человек) были окружены в районе городской площади. Женщинам и детям (около 20) было разрешено выйти из окружения, мужчины же (70 человек), некоторым из которых было от 14 до 16 лет, были вывезены на автобусах в концлагерь «Каоник».

Спланированное нападение

16 апреля 1993 года в 5:30 утра хорватские вооружённые формирования атаковали следующие населённые пункты: Витез, Стари-Витез, Ахмичи, Донья-Вечериска, Надиоци, Шантици, Пиричи, Новаци и Путиш. Это организованное нападение было спланировано против боснийского гражданского населения. Жители этих сёл хорватской национальности были заранее предупреждены, а некоторые из них даже участвовали в подготовке нападения. Хорватские женщины и дети были эвакуированы накануне.

Атака была организована на высоком уровне с целью уничтожения и изгнания всего боснийского населения с данных территорий. Подготовка началась вечером 15 апреля, а утром 16 апреля хорваты взяли под контроль все дороги. В операции участвовало около 100 хорватских солдат. Помимо местных жителей, принявших участие в резне, основную роль выполняли подразделения ХСО, в нападении также участвовали солдаты, одетые в форму вооружённых сил Хорватии.

Большинство мужчин расстреливались сразу же. Однако некоторые мужчины были захвачены в плен и казнены позже. Также многие жертвы были убиты огнём снайперов и сожжены заживо. Среди убитых было большое число женщин и детей.

Помимо убийств хорватские силы занимались и уничтожением имущества боснийцев. Так в селе Ахмичи из 200 боснийских домов 180 были уничтожены. В других подвергшихся нападению сёлах так же были сожжены практически все постройки. Помимо домов, хорваты уничтожали мечети и минареты в этих сёлах.

Официальные хорватские власти сразу же после совершения этих преступлений попытались переложить ответственность на других участников конфликта: самих боснийцев и сербов. Руководитель ХСО Дарио Кордич заявил, что «подразделения ХСО не принимали участия в резне». Кордич также заявил: «мои люди, как добрые христиане, никогда не совершат таких действий». Кордич и Блашкич обвинили в организации этих преступлений сербскую и боснийскую стороны и заявили, что проведение расследования по факту этнических чисток излишне.

Массовое убийство в Ахмичах

Солдаты UNPROFOR выносят тела убитых боснийцев в селе АхмичиРазрушенная мечеть в Ахмичах

Массовое убийство в боснийском селе Ахмичи стало кульминацией этнических чисток в долине Лашвы. Эта резня стала самой массовой в ходе хорватско-боснийского конфликта. В 5:30 утра 16 апреля 1993 года подразделения Хорватского совета обороны начали обстрел села. В результате расправы над мирными жителями были убиты 116 человек, в том числе женщины, дети и старики. Убийства сопровождались разрушением домов и уничтожением имущества жителей. Кроме этого хорватами был причинён значительный ущерб двум сельским мечетям.

Массовое убийство в Витезе

Ранним утром 16 апреля Витез подвергся обстрелу хорватской артиллерии. В обстреле участвовали орудия и миномёты различного калибра. Подразделения боснийской армии были застигнуты врасплох. После обстрела хорватские силы вошли в город и арестовали всех местных боснийских лидеров. Захват города сопровождался массовыми убийствами боснийского гражданского населения.

Соседние сёла Горна-Вечериска и Донья-Вечериска также подверглись артиллерийскому обстрелу и нападению. Практически все дома боснийцев были сожжены, многие жители подверглись арестам и избиениям. В ходе нападения на эти два села были убиты, по меньшей мере, 8 человек.

В ходе нападения на Витез 172 боснийца были убиты, около 5000 были изгнаны из своих домов и лишены крова (около 1200 задержаны). Полностью уничтожены 420 зданий, включая 3 мечети, 2 медресе и 2 школы.

Массовое убийство в Зенице

19 апреля 1993 года подразделения ХСО обстреляли рынок в Зенице с позиций в селе Путичево, что в 15 километрах от города. В ходе обстрела были убиты 15 и ранены 50 человек. Огонь вёлся из двух 122-мм гаубиц Д-30. Доказано, что обстрел вёлся профессиональными артиллеристами; огонь корректировался наблюдателями. В ходе обстрела также пострадали автомобили, повреждены здания и уничтожена автобусная остановка. Хорватская сторона обвинила в обстреле сербов, однако в ходе судебного разбирательства в МТБЮ было установлено, что преступление совершено хорватами.

Продолжение этнических чисток в долине

9 июня 1993 года ХСО (в этот раз совместно с сербами) начал наступление на позиции боснийцев в общине Нови-Травник. 12 июня хорваты атаковали село Тулица в общине Киселяк: после артобстрела, начавшегося в 10:00, село было практически полностью разрушено. В результате погибли около 12 мужчин и женщин. Выжившие мужчины были посажены в грузовик и вывезены в хорватские казармы в Киселяке. Уцелевшие дома были подожжены солдатами ХСО. Также было атаковано соседнее село Хан-Плоча-и-Граховцы: после истечения срока ультиматума к боснийцам о сложении оружия силами Хорватского совета обороны и Армии Республики Сербской был проведён артобстрел, приведший к разрушению села. Войдя в село, солдаты ХСО поставили к стене одного из домов и расстреляли 3 боснийских мужчин. В казармы ХСО в Киселяке на этот раз были увезены местные женщины и дети. Всего в ходе захвата Хан-Плоча-и-Граховцев погибли 64 человека, включая женщин и детей. Следствием было установлено, что события 12-13 июня были заранее спланированы и подготовлены.

Преступления против хорватов

Помимо массовых расправ над боснийцами в долине Лашвы во время Боснийской войны были зафиксированы и массовые убийства хорватского населения. Ряд исследований и свидетельств, в том числе появившихся в последние годы, неоднозначно указывает на то, что боснийцы планировали военные действия против боснийских хорватов за несколько месяцев до начала столкновений в Нови Травнике и Витезе.

Так 19 января 1993 года во время взятия села Лашва подразделения 2-го батальона 7-й боснийской моторизованной бригады захватили в плен и казнили несколько десятков хорватских гражданских лиц и солдат ХСО. 25—26 января 1993 года атакам боснийских войск подверглись сёла: Незировичи, Оселиште, Густи-Граб и Донье-Поле, в которых так же были зафиксированы случаи расправ над хорватскими мирными жителями.

В июне 1993 года Армия Республики Босния и Герцеговина атаковала позиции ХСО в Травнике. К 13 июня боснийцы заняли как сам Травник, так и прилегающие к нему сёла. Некоторые свидетели утверждали, что это привело к бегству около 20 000 хорватских мирных жителей и разрушениям. Однако, согласно исследованиям Миссии по наблюдению Европейского сообщества (англ. ECMM), эти данные сильно преувеличены. Так, например, проверяя информацию об уничтожении католической церкви и изгнании нескольких тысяч хорватов в результате занятия 8 июня села Гуча-Гора, представители ECMM обнаружили католическую церковь неразрушенной. Также было установлено, что отход мирного населения был организован ХСО.

Ссылки

Югославские войны
Основные события Сербские и македонские гособразования Добивавшиеся независимости Последствия
Распад Югославии Войны

  • Десятидневная война в Словении (1991)
  • Война в Хорватии (1991—1995)
  • Боснийская война (1992—1995)
    • Хорватско-боснийский конфликт (1992—1994)
  • Косовская война (1998—1999)
  • Война НАТО против Югославии (1999)
    • март, апрель, май, июнь
  • Конфликт в Прешевской долине (1999—2001)
  • Конфликт в Македонии (2001)

Хронология 1993

  • Бойня в Кравице
  • Операция «Масленица»
  • Этнические чистки в долине Лашвы
  • Операция «Лукавац 93»
  • Операция «Медакский карман»

1994

  • Первый взрыв на рынке Маркале
  • Воздушный бой над Баня-Лукой
  • Вашингтонское соглашение
  • Операция «Тигр 94»
  • Операция «Паук»
  • Бомбардировка аэродрома Удбина

1999

  • Инцидент в Рачаке
  • Крушение бомбардировщика F-117 под Будановцами
  • Уничтожение сербского пассажирского поезда
  • Гибель албанских беженцев близ Джаковицы
  • Битва при Кошаре
  • Уничтожение телецентра в Белграде
  • Уничтожение сербского автобуса близ Лужане
  • Уничтожение посольства Китая в Белграде
  • Бомбардировка деревни Кориша
  • Резолюция Совета Безопасности ООН 1244
  • Операция «Стрела»
  • Бросок на Приштину
Участники

  • Югославия (СФРЮ)
    • Югославская НА
  • Югославия (СРЮ)
    • ВС Югославии
  • Республика Сербская
    • ВС Республики Сербской
    • «Пантеры»
    • «Белые волки»
  • Республика Сербская Краина
    • ВС Сербской Краины
  • Республика Западная Босния
  • Македония
    • ВС Республики Македонии
    • МВД Республики Македонии
  • Сербские добровольцы:
    • СГ Сербская гвардия
    • Сербская добровольческая гвардия
    • «Белые орлы»
    • «Скорпионы»
    • «Жёлтые осы»
    • «Волки из Вучияка»
    • «Книндзи»
    • «Шакалы»
    • «Сербские соколы»
    • «Волки с Дрины»
  • Военная помощь:
    • УНА-УНСО
    • Хриси Авги
    • Греческая добровольческая гвардия
    • Русские добровольческие отряды
      • РДО-1
      • РДО-2 «Царские волки»
      • РДО-3
Участники

  • Словения
    • ТО Словении
    • МВД Словении
  • Хорватия
    • НГ Хорватии
    • ВС Хорватии
    • МВД Хорватии
  • Республика Босния и Герцеговина
    • ТО Боснии и Герцоговины
    • «Зеленые береты»
    • Армия Республики Босния и Герцеговина
  • Хорватская республика Герцег-Босна
    • Хорватский совет обороны
  • Федерация Боснии и Герцеговины
  • Республика Косово
    • Армия освобождения Косова
    • ВС Республики Косово (англ.)
  • Хорватские добровольцы:
    • Хорватские оборонительные силы
  • Албанские сепаратисты:
    • Армия национального освобождения
    • АОПМБ Армия освобождения Прешево, Медведжи и Буяноваца
    • Албанская национальная армия
  • Военная помощь:
    • Албания
    • НАТО
    • Организация Исламская конференция
    • Аль-Каида
    • Military Professional Resources
    • Албанская мафия
Последствия

  • МТБЮ
    • Список обвинённых МТБЮ
  • Бульдозерная революция
  • Беспорядки в Косове (2004 • 2011—2012)
    • Референдум в Северном Косове
  • Провозглашение независимости Косова
    • Республика Косово
    • Международная реакция
    • Акции протеста
  • Список потерь авиации сторон в военных действиях на Балканах (1991—1995)
  • Список потерь авиации сторон в ходе войны НАТО против Югославии (1999)

Миротворческие миссии

  • UNPROFOR
  • UNTAES
  • KFOR
  • UNMIK
  • EULEX

Ирредентизм

  • Великая Албания
  • Великая Сербия
  • Великая Хорватия

Другое

  • Западно-Сербская Федерация
  • Этнические чистки
  • Гибель советских журналистов в Югославии 1 сентября 1991 года
  • Беспорядки в Албании (1997)
  • Армия освобождения Чамерии
  • Гвардия царя Лазаря
(#) — находящиеся под следствием, # — осуждённые за военные преступления

«Большая ложь» как инструмент агрессии. Был ли геноцид в Косово?

Как известно, одним из главных предлогов для агрессии НАТО против Югославии было утверждение западных политиков и журналистов о геноциде албанского населения Косова и Метохии. В оправдание самой массированной после Второй мировой войны кампании бомбардировок западные страны утверждали, что только так можно предотвратить уже начавшиеся широкомасштабные убийства мирного населения. Сначала фигурировали утверждения о том, что до начала интервенции НАТО было убито более двух с половиной тысяч албанцев.

Число газетных статей (только тех, которые были размещены в Интернете) о массовых убийствах в Косове достигло к сентябрю 1999 года цифры более 1000. Одна только газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала за несколько месяцев около 80 статей, в которых говорилось о массовых расправах над албанцами. Причем все эти статьи не содержали документальных свидетельств, а основаны на показаниях «очевидцев». В них содержались совершенно голословные утверждения: это всегда была массовые захоронения, якобы убитые всегда были мирными албанцами, а виновниками — неизменно сербские солдаты или полицейские.

Истерия в прессе и оболванивание общественности достигли таких размеров, что представитель Государственного департамента США на одной из пресс-конференций в марте 1999 года мог заявить, что НАТО не нуждается в доказательстве того, что сербы проводят политику геноцида, поскольку ясно, что совершаются преступления против человечества. Поразительное заявление!

Заявления о геноциде албанского населения Косова и Метохии неоднократно (и, разумеется, столь же бездоказательно!) делали президенты США и Великобритании. В газете «Вашингтон таймс» от 17 мая 1999 года приводится высказывание министра обороны США У. Коэна, сделанное в ходе телевизионной программы «Лицом к нации»: «Мы знаем, что примерно сто тысяч мужчин призывного возраста исчезло в Косове. Возможно, они были убиты». Никаких доказательств, но ужасающая цифра в 100 тысяч человек, «возможно, убитых», несомненно, застревает в умах западных обывателей.

К концу боевых действий английские власти утверждали, что в ходе массовых расправ было убито около 10 тысяч албанцев, а специальный представитель генерального секретаря ООН Б. Кушнер утверждал, что погибших более 11 тысяч. Все это создавало впечатление, что действия западных стран были не просто оправданными, а что они по моральным причинам были просто обязаны вмешаться в конфликт в Косове.

Разумеется, югославское правительство, гораздо лучше осведомленное о реальном положении дел, неоднократно заявляло, что OAK фальсифицирует данные о жертвах для т ого, чтобы спровоцировать вооруженное вторжение НАТО. Однако заявления Белграда высокомерно игнорировались.

Конечно, имел место исход беженцев из Косова, который резко усилился после начала бомбежек. Но не это, а так называемая «операция «Подкова», которую якобы проводили силы безопасности Югославии и необходимость прекращения ее, было главным поводом для агрессии.

После ухода югославских войск и полиции из Косова и Метохии западные страны получили прекрасную возможность доказать свою правоту. Дело в том, что скрыть убийства тысяч людей практически невозможно. Об этом говорит опыт исследования преступлений против человечества в Германии, Камбодже и Руанде. Западные лидеры были весьма заинтересованы в получении необходимых доказательств, чтобы оправдать свои действия перед лицом нарастающей критики европейской общественности. Это также давало бы им прекрасную возможность еще больше усилить давление на президента С. Милошевича, чтобы добиться его ухода в отставку.

Однако ничего подобного не было сделано. Единственная «Фашизация, которая занялась соответствующим расследованием, был Международный трибунал по бывшей Югославии. 15 стран предоставили своих экспертов в распоряжение Трибунала , причем почти все они — страны, принимавшие участие в агрессии, а США направили наибольшее число экспертов — 62 человека.

К октябрю 1999 года были произведены раскопки 150 из 400 мест «массовых захоронений», на которые указывали албанцы. Уже тогда стало ясно, что о широкомасштабном геноциде говорить не приходится: в самых «массовых захоронениях» было не больше нескольких десятков тел. Так, например, эксперты ФБР США, работавшие в Косове в июне и августе 1999 года, нашли в 30 захоронениях лишь 200 тел, примем, по признанию американцев, эти люди погибли в марте, апреле 1999 года, то есть после начала агрессии, а не до нее.

Публичное разоблачение колоссальной лжи Запада началось , с публикации мнения по этому поводу группы экспертов и Испании.

По сообщению испанской газеты «Эль Паис» от 23 сентября 1999 года этим экспертам в начале августа 1999 года было поручено работать, как утверждалось в зоне самых страшных Преступлений на севере Косова. Их предупредили, что они должны быть готовы к эксгумации не менее 2000 тел и что их работа продлится как минимум до конца ноября.

Однако к середине сентября они покинули Косово, обнаружив только 187 тел. Причем основная часть из этих людей погибла в известном инциденте, когда натовские самолеты нанесли удар по тюрьме в Косове, убив десятки заключенных. Тела других людей были обнаружены не в массовых, а в индивидуальных захоронениях, причем большинство из них было погребено в полном соответствии с мусульманскими обычаями. Это делает еще более сомнительными утверждения, что это «жертвы сербской жестокости».

По мнению испанских экспертов, ни о каком геноциде албанцев в Косове говорить не приходится. А ведь эти эксперты участвовали в расследовании геноцида в Руанде, где в одной братской могиле обнаруживали до 450 трупов.

В целом ряде случаев сообщения о наличии массовых захоронений вообще не подтверждались. Так, албанские власти города Джаковицы, около которого шли сильные бои между югославской полицией и албанскими сепаратистами, сообщали о захоронении не менее 100 человек. Но там не было обнаружено ни одного тела. После этого албанцы начали утверждать, что сербы выкопали и увезли всех убитых.

Около поселка Пусто-Село, как утверждалось, было захоронено 106 человек, якобы убитых сербами в конце марта. НАТО даже предоставило космические снимки этих «могил». Но и там было пусто. То же самое произошло в селе Избица, где, как утверждалось, было убито 150 человек, и в городе Клина (86 человек). Но никаких тел там так и не было обнаружено.

11 октября 1999 года Международный трибунал по бывшей Югославии был вынужден заявить, что в шахтах района Трепче, где, как утверждалось, захоронено не менее 700 жертв массовых расправ, не обнаружено вообще ни одного тела.

Никто не оспаривает того факта, что в ходе многочисленных широкомасштабных столкновений между югославской армией и бандами албанских сепаратистов, могли погибнуть сотни людей. Однако уже сегодня ясно, что речь может идти именно о сотнях, но не о десяти тысячах, как это утверждали западные лидеры.

Ясно, что самые крупные захоронения уже были вскрыты, ибо их труднее всего спрятать и легче всего найти. Значит, возможное число жертв конфликта может быть и будет увеличиваться, но оно явно не достигнет тех цифр, на которые ссылались западные страны, оправдывая свою агрессию против Югославии.

Тем не менее генеральный обвинитель МТБЮ г-жа Карла дель Понте, по сообщению агентства «Рейтер» от 10 ноября 1999 года, заявила, что «следователи ООН до сих пор обнаружили в Косове 2108 тел и что истинное числе жертв среди албанцев может быть значительно выше».

Таким образом, возникает острое противоречие. Западные лидеры уже заявляли о минимум 10 тысячах убитых, независимые исследователи на основе сообщений печати о конкретных захоронениях пришли к цифре в несколько сотен тел. И вот теперь МТБЮ сообщает «некруглую» и этим правдоподобную цифру 2108, удобно находящуюся посередине между официальными данными Запада и данными независимых исследователей.

Разумеется, г-жа Карла дель Понте — человек уважаемый, вела неустанную борьбу против международной преступности. Тем не менее, по ряду причин возникают сомнения в беспристрастности Трибунала. Хорошо известно, что Трибунал создан по инициативе госсекретаря США М.Олбрайт, что США прямо и косвенно финансируют этот орган. И правительство США как никто другой заинтересовано в том, чтобы получить подтверждение своей версии о причинах начала агрессии: такой причиной были якобы зверства сербов против албанцев.

Однако заявления об «сербских зверствах», о том, что все убитые — жертвы югославской армии и полиции, — нарушение принципа презумпции невиновности. Сначала публично объявляется, что виновниками являются сербы, а затем начинают искать доказательства, причем стараниями западной прессы виновность югославского руководства в массовых расправах уже не вызывает у западного обывателя абсолютно никакого сомнения.

Двойной стандарт или, говоря по-русски, лицемерие, обычно свойственное американской внешней политике, явно проявляется и здесь. В документе «Выступление перед Советом по международным отношениям» от 26 июля 1999 года помощник Президента США по национальной безопасности С. Бергер, говоря о косовских албанцах, утверждает, что «многие жертвы (якобы сербских расправ. — Авт.) чувствуют ярость, потребность в справедливости и иногда в мести».

Таким образом, албанцам заранее давался зеленый свет на дикие расправы над сербским населением. Убийство сотен людей неалбанской национальности, изгнание сотен тысяч сербов, черногорцев и других национальных меньшинств из Косова и Метохии уже не рассматривалось как «геноцид» или «гуманитарная катастрофа», а как проявление чуть ли не законного права на месть. И албанцы не преминули воспользоваться дарованным им американцами правом на насилие.

Однако сомнения возникают у нас и не только у нас. Обстоятельный и очень интересный анализ темы «массовых захоронений» в Косове содержится в материале «Раскручивание убийств: Трибунал Олбрайт спешит спасти ложь», помещенном в Интернете 25 ноября 1999 года от имени Макса Синклера и Джаред Израэль. Эти исследователи вскрывают массу серьезнейших противоречий в утверждениях западных политиков и СМИ, поддержанных Международным трибуналом.

Прежде всего для проведения расследования на территории Косова и Метохии следователи ООН нуждаются в помощи местной полиции. Хорошо известно, что после июня 1999 года абсолютное большинство полицейских в Косове – члены албанской террористической организации OAK . To есть члены той самой организации, которую многократно и доказательно обвиняли в массовых убийствах сербского населения и албанцев, лояльных к федеральным властям. Таким образом, в расследовании массовых убийств по линии ООН участвуют те, кто обвиняется именно в этих преступлениях.

Однако еще более серьезное сомнение вызывает следующий факт. Как уже отмечалось, стараниями западных лидеров и прессы создано представление о том, что в Косове очень много массовых захоронений, что во всех них находятся тела албанцев, что все это мирные албанцы, что они убиты сербами, что эти сербы — солдаты югославской армии или полицейские. Такие выводы делаются автоматически.

Однако анализ всех этих отчетов обнаруживает отсутствие одной чрезвычайно важной детали. Хорошо известно, что жертвами массовых расправ со стороны OAK становились мирные сербские жители Косова, цыгане и другие национальные меньшинства, а также албанцы, лояльные к властям. Вот об этих жертвах в сообщении главного обвинителя МТБЮ не сообщалось. Хотя бы для приличия упомянули бы, что часть жертв — сербы, черногорцы, горанцы, цыгане. Нет. Об этом не говорится, и это само по себе вызывает серьезнейшие сомнения в достоверности заявления МТБЮ.

Однако в климате ненависти к сербам, созданном в западных СМИ, все сообщения о «массовых расправах», ссылающиеся на одни и те же «факты» и зачастую сформулированные в одних и тех же выражениях, автоматически воспринимаются как достоверные.

Даже если принять на веру цифру в 2108 тел, найденных и Косове, мы и все мировое сообщество обязаны задать дна вопроса: кем были эти люди и кто убил их?

Как уже отмечалось, из 187 тел, обнаруженных испанскими экспертами, почти половина были албанцы, убитые во время налета авиации НАТО на тюрьму в Истоке. Почему нельзя предположить, что часть «жертв сербской резни» были на деле люди, погибшие во время натовских бомбежек. Хорошо известно, что более 70 албанцев были убиты во время воздушного удара по колонне беженцев в апреле. В мае еще 75 албанских беженцев были убиты во время ночлега в городе Кориса. Разумеется, НАТО поначалу отрицало ответственность за эти жертвы, обвиняя в них кого угодно, но только не себя.

Таким образом, можно зафиксировать два факта: во-первых , НАТО убивало албанцев на территории Косова; во-вторых, НАТО отрицало факты этих убийств. А ведь это случаи только наиболее массовых убийств, вызвавших негодование всего мира. Не вызывает сомнения, что гораздо больше албанцев и сербов погибло от бомб и ракет НАТО во время (непрерывных налетов на Косово. Тела не этих ли людей обнаружили эксперта МТБЮ и представили как «жертв сербов»?

Зададим еще ряд вопросов: сколько сербов было убито время натовских бомбежек? Сколько цыган? Сколько югославских военных погибло во время бомбежек? Сколько боевиков OAK погибло от ошибочно сброшенных на них бомб и ракет НАТО? (Зафиксировано, по крайней мере, два таких случая.) Фигурируют ли эти люди в отчетах МТБЮ? Каким образом устанавливалась национальность жертв?

Следователи ФБР нашли в Косове 200 тел. Примерно 150 из них были обнаружены в массовых захоронениях в селах Касаник и Котлина. Хорошо известно, что эти албанские села Лили центрами сопротивления сепаратизму. Известно также, что середине марта 162-я бригада OAK провела карательную операцию в этих селах. Не жертвы ли этой акции OAK и не предъявлены американцам как жертвы «сербских зверств»? Известен и еще ряд случаев, когда албанцев, убитых OAK , выдавали за погибших от рук югославской полиции.

Кроме того, террористы из OAK особенно яростно уничтожали цыган.

И последнее. В течение 1998-го и 1999 годов в Косове шли столкновения между отрядами албанских боевиков и югославской полицией. По сообщениям западной прессы, в этих столкновениях погибло до 2 тысяч бойцов с обеих сторон. Не являются ли многих из погибших в боях албанцев теми самыми «жертвами геноцида», на которых ссылается Запад?

В двух докладах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе о нарушении прав человека в Косове, опубликованных в начале декабря 1999 года, содержатся неожиданные и неприятные для многих выводы: до начала военной операции НАТО против Югославии в Косове и Метохии не было ни расправ над мирными жителями, ни «этнических чисток».

В докладе, правда, утверждается, что массовые расправы имели место после начала операции НАТО. Однако, во-первых, это подтверждает, что Альянс несет прямую ответственность за резкое обострение обстановки в Косове, а во-вторых, до сих пор сохраняется полный туман в отношении так называемых «массовых захоронений» в Косове, особенно в отношении массовых расправ, осуществлявшихся «Освободительной армией Косова».

Второй доклад ОБСЕ, содержащий обширную информацию о широкомасштабных преступлениях против сербов со стороны OAK после входа в Косово войск НАТО, косвенно подтверждает, что очень весомую часть ответственности за страдания и гибель мирных жителей несут именно косовские албанцы.

Таким образом, сообщения о «массовых захоронениях жертв геноцида», вызывают гораздо больше вопросов, чем дают ответов. По сути дела, мы являемся свидетелями пропагандистской войны, которая продолжается и после завершения «бомбардировочной» фазы агрессии НАТО против Югославии.

Н.И. Рыжков, В.Н. Тетекин. Югославская Голгофа. М., 2000.

Инцидент

Село Рачак на карте Косова

Согласно сербским источникам, 8-10 января 1999 года в окрестностях Рачака произошли несколько нападений боевиков АОК на югославских полицейских, в результате чего погибли 4 сотрудника МВД Союзной Республики Югославии. Вечером 14 января полиция окружила село, так как подозревала, что в нём скрываются убийцы полицейского Светислава Пржича, погибшего 10 января в засаде у села Слилово. В пятницу в семь часов утра полиция начала обстрел села со стороны двух близлежащих холмов, одновременно были обстреляны также соседние села Петра, Малопольце и Реная.

По утверждению Министерства внутренних дел, при попытке полицейских подразделений войти в село по ним был открыт огонь из стрелкового оружия и миномётов, а сепаратисты АОК укрывались в окопах и импровизированных бункерах. После прорыва обороны сепаратисты отступили в горы к югу от села. По сообщениям югославской полиции, в бою были убиты несколько десятков сепаратистов, большая часть которых была одета в униформу АОК. При этом трофеями югославов стали несколько пулемётов, две снайперских винтовки, несколько десятков автоматов, ручные гранаты, радиостанция и т. д. С югославской стороны был ранен один полицейский, несколько автомобилей получили повреждения от обстрела.

Жители деревни рассказали журналистам западных информагентств, что полиция, обыскивая село, арестовала 26 мужчин, один из которых был найден мёртвым на следующий день. Один из жителей Рачака, Муса Якупи, рассказал репортеру газеты «The Guardian» как полиция избивала задержанных мужчин, а затем заставила группу жителей бежать вверх по холму, в результате чего крестьяне попали под перекрёстный огонь со стороны полиции и сепаратистов АОК.

Утром 16 января журналисты различных СМИ на горе Бебуш осмотрели несколько тел погибших, ещё несколько тел были обнаружены ими в самом селе, которое к тому моменту вновь контролировали албанские сепаратисты. Всего журналистами были найдены 23 тела на горе и 16 тел в селе. По описаниям журналистов, многие были убиты выстрелом в голову с близкого расстояния, одно из тел было обезглавлено.

АОК признала, что 8 убитых были её боевиками. Днём 16 января на место прибыл Уильям Волкер, который провёл переговоры с местным командиром АОК. В то же время британский генерал Древенкийевич убеждал югославскую полицию не заходить в село, чтобы избежать новых столкновений. В ночь с 16 на 17 января албанцы переместили все тела в местную мечеть.

Так как югославские эксперты отказались заходить в село без сопровождения полиции, на чём настаивал Древенкийевич, 18 января был проведён новый штурм села. Около 60 полицейских при поддержке бронетехники вошли в село, что позволило судье Данице Маринкович в сопровождении трёх международных наблюдателей осмотреть трупы и забрать их в Приштину для дальнейшей экспертизы.

Расследование

Выводы сербских, белорусских и финских экспертов

Совместное исследование белорусских и сербских экспертов в присутствии двух представителей миссии ОБСЕ в крае началось 19 января. Вскрытие тел проводил профессор Вуядин Оташевич. Согласно озвученным экспертами выводам, найденные в селе 40 тел убитых, не были казнены и на их руках найдены следы пороха, что свидетельствовало о том, что убитые держали в руках оружие и об их принадлежности к албанским сепаратистам.

Как утверждает Елена Гуськова, после белорусских экспертов экспертизу провели специалисты из Финляндии. По их мнению, большинство убитых были албанскими военными, затем переодетыми в гражданскую одежду. На пальцах были найдены следы пороха, а пулевые отверстия были найдены на телах, но не на одежде. Однако их доклад не был опубликован.

Выводы комиссии Евросоюза

Комиссия Европейского Союза под руководством Хелены Ранты, укомплектованная в основном финскими специалистами, опровергла выводы сербско-белорусских экспертов. Комиссия ЕС пришла к следующим выводам:

  • Жертвы были безоружными гражданскими лицами, расстрелянными в упор.
  • Тела передвигались до проверки, однако никаких оснований подозревать инсценировку резни со стороны АОК нет.
  • Выводы сербских экспертов о фальсификации доказательств были сделаны до проведения вскрытия.
  • Нахождение тел с 17 по 21 января под контролем сербских сил увеличило вероятность того, что тела перемещались сербской стороной и факты были фальсифицированы ею.
  • Белорусские и сербские эксперты применяли устаревшие технологии, приведшие их к неверным выводам.
  • Сербская сторона активно препятствовала МТБЮ в проведении расследования.

Одной из жертв была молодая женщина, ещё одной жертвой был подросток, остальные — взрослые мужчины. По утверждению следователей Европейского Союза, они не нашли никаких подтверждений мнению, что убитые были комбатантами.

Дальнейшие события

29 января 1999 года организация «Хьюман Райтс Вотч», занимающаяся документированием нарушений прав человека, опубликовала отчёт о событиях в Рачаке, озаглавленный «Yugoslav Forces Guilty of War Crimes in Racak, Kosovo» и основанный на четырнадцати различных интервью с очевидцами нападения.

Выступая в качестве эксперта в Международном суде, главный эксперт финской комиссии утверждала, что заключение комиссии не было фальсифицировано, хотя впоследствии в автобиографии упоминала, что во время её работы представители МИД Финляндии по электронной почте выражали пожелания относительно формулировки выводов.

Директор Института судебной медицины Гамбурга Клаус Пюшель, который изучил заключение финских патологоанатомов, заявил, что экспертиза не показала никаких свидетельств того, что убитые были мирными жителями, и тем более того, что они были убиты сербскими военными. Согласно результатам исследований финских и белорусских экспертов из обнаруженных 45 жертв в Рачаке 39 были боевиками ОАК, убитыми в боях с сербской полицией и привезенными из других районов Косова. Клаус Пюшель поддержал эти выводы.

10 июля 2006 года, через четыре месяца после смерти Слободана Милошевича, Гаагский трибунал исключил из обвинительного списка, предъявленного сербским генералам, в том числе и пункт о массовом убийстве в Рачаке.

Споры о факте казни

По утверждениям Слободана Милошевича в Гаагском трибунале «в Рачаке не было никаких массовых убийств», а «расстрел мирных жителей был инсценирован албанскими боевиками» из Армии освобождения Косова. По словам бывшего президента Югославии, албанские сепаратисты переодели убитых в бою боевиков в гражданскую одежду и собрали трупы в общую могилу для того, чтобы подтолкнуть мировое сообщество к более жёстким мерам против Югославии.

Во время судебного процесса профессор Славиша Добричанин, бывший судмедэкспертом в Приштине, выступив на процессе в качестве свидетеля, подверг сомнению доводы Хелены Ранты.

В свою очередь американский дипломат Уильям Волкер (англ. William Walker (diplomat)), возглавлявший в Косове международную контрольную миссию, заявил, что «никаких признаков боя и переодевания расследование не выявило», а также подверг критике версию Милошевича. Волкер утверждал, что бывший югославский лидер прекрасно знал о том, что происходило в Косове, и лгал об убийствах косовских албанцев. По его словам, первые же увиденные им жертвы были людьми преклонного возраста с седыми волосами. По мнению некоторых наблюдателей заявление Волкера сыграло важную роль в формировании мирового общественного мнения, что, как утверждается, и привело впоследствии к войне НАТО против Югославии.

Судья окружного суда города Крагуевац Даница Маринкович раскритиковал позицию Волкера. По его словам, тела женщин и детей, которые Уолкер якобы нашел в Рачаке, следственной группе обнаружить не удалось.

Однако британский генерал-майор Джон Древенкийевич (англ. John Drewienkiewicz) (военный советник Волкера), который также находился в Косове с миссией ОБСЕ, подтверждает, что в окрестностях Рачака произошёл ожесточённый бой между албанскими боевиками и сербскими подразделениями, и что после этого боя прошло «не менее 15 часов», прежде чем международные наблюдатели прибыли на место и увидели «тела расстрелянных». При этом генерал, сам присутствовавший на месте обнаружения трупов албанцев, заявил, что они были расстреляны сербскими военными.

> Память

15 января 2009 года почта Республики Косово выпустила почтовую марку, посвящённую «10-й годовщине резни в Рачаке».

  1. INTRODUCTORY STATEMENT BY JUSTICE LOUISE ARBOUR, PROSECUTOR ICTY AND ICTR. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  2. SECURITY COUNCIL STRONGLY CONDEMNS MASSACRE OF KOSOVO ALBANIANS IN SOUTHERN KOSOVO. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  3. Lambeth B. NATO’s Air War for Kosovo: A Strategic and Operational Assessment. Р. 11-14.
  4. Перепечатка оригинального материала на сайте BBC. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  5. 1 2 3 4 5 6 Verifikovano usijanje. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  6. SLUČAJ RAČAK PET GODINA POSLE INSCENIRANOG MASAKRA — Bitka za leševe (3). Novosti.rs. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  7. Pathologist: ‘No Kosovo massacre’. BBC News / Europe. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  8. 1 2 Антонов, Михаил. Бомбардировки Югославии. 10 лет спустя. ГТРК «Россия» (23 марта 2009). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  9. Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000). — М.: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001. — С. 669. — ISBN 5941910037.
  10. Югославия в XX веке: очерки политической истории / К. В. Никифоров (отв. ред.), А. И. Филимонова, А. Л. Шемякин и др. — М.: Индрик, 2011. — С. 854. — ISBN 9785916741216.
  11. The Kosovo Verification Mission at Racak (англ.). balkanwitness.glypx.com. Проверено 24 августа 2011. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  12. Report of the EU Forensic Team on the Racac Incident, 17 March 1999. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  13. 1 2 Helena Ranta testifies at Milosevic trial in The Hague. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  14. Human Rights Watch Report: Yugoslav Forces Guilty of War Crimes in Racak, Kosovo January 29, New York (недоступная ссылка). Ess.uwe.ac.uk. Проверено 25 января 2012. Архивировано 28 июня 2012 года.
  15. Helena Ranta: Foreign Ministry tried to influence Kosovo reports. Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  16. Фокина, Ксения. Расстрела в Рачаке не было. Независимая газета (25 марта 2000). Проверено 13 августа 2010. Архивировано 12 февраля 2012 года.
  17. Искендеров, Пётр. Албанцы бежали не от Милошевича (24 марта 2009). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  18. За что же судят сербских генералов?. Русская линия (5 июля 2007). Проверено 23 октября 2018.
  19. 1 2 Поскакухин, Андрей. Милошевич обвинил Запад в развале Югославии. РИА Новости (1 сентября 2004). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  20. 1 2 Американский дипломат обвинил Милошевича в сознательном уничтожении албанцев. Lenta.Ru (13 июня 2002). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  21. 1 2 3 4 Милошевич «знал о зверствах в Косове». Русская служба Би-би-си (12 июня 2002). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  22. 1 2 3 4 На суде в Гааге Милошевич опроверг обвинения в организации массовых расстрелов албанцев. Lenta.Ru (15 апреля 2002). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  23. Albanci nisu bili streljani (серб.). B92 (8 апреля 2005). Проверено 24 февраля 2013. Архивировано 27 февраля 2013 года.
  24. Dr. Mark A. Wolfgram. Democracy and Propaganda: NATO’s War in Kosovo (англ.) // European Journal of Communication. — 2008. — P. 4.
  25. 10. godišnjica masakra u Račku – na novoj poštanskoj marki. postaekosoves.net (15 января 2009). Проверено 10 февраля 2013. Архивировано 12 февраля 2013 года.

> Литература

  • Гуськова Е.Ю,. Агрессия НАТО 1999 года против Югославии и процесс мирного урегулирования.. — Москва: Индрик, 2013. — 304 с. — ISBN 978-5-91674-270-1.

> Ссылки

Геноцид сербского населения Косово и Метохии в годы Второй мировой войны

Изгнание сербского населения с территории Косова и Метохии, уничтожение памятников мировой культуры, массовые убийства, поджоги и этнические чистки, свидетельствуют о том, что история этого прекрасного и драгоценного для всего христианского мира края погрузилась во тьму насилия и беззакония. С момента размещения на территории края контингента международных сил в 1999 г. свои дома покинули почти четверть миллиона сербов и представителей другого неалбанского населения. В присутствии КФОР и международной администрации албанские экстремисты практически безнаказанно уничтожали православные храмы и кладбища, а сообщения о нападениях на гражданских лиц, взрывах и захвате имущества стали за эти годы уже чем-то обыденным.

Для происходившего в Косово, начиная с 1999 г., можно найти и сравнительно недавние исторические аналогии. Одной из таких мрачных страниц истории Косова и Метохии стал период Второй мировой войны, когда с согласия и при поддержке оккупационных властей в отношении сербского населения развернулся жестокий террор албанских националистов.

Албанская демонстрация в Косово

Cразу же после капитуляции Югославии в апреле 1941 г. началось выселение сербского населения в Сербию и Черногорию, его физическая ликвидация, уничтожение и захват домов и имущества сербов. Первыми жертвами террора стали сербские колонисты, переселившиеся в Косово и Метохию после Первой мировой войны. Эта часть сербского населения, начиная с апреля 1941 г., была вынуждена под страхом смерти, бросив все, покидать свои дома и земли. Албанские вооруженные банды, в задачу которых входило выселение неалбанского населения, безнаказанно орудовали повсюду. Активную пропаганду развернули проповедники великоалбанского национализма разжигавшие среди албанского населения ненависть к сербам.

В 1945 г. канцелярия Священного Синода Сербской Православной Церкви подготовила сокращенное извлечение из документов, свидетельствующих о страданиях сербского населения во время оккупации. В одном из них говорится о трагическом положения сербского населения края в первые недели после поражения югославской армии. «Когда сербские солдаты из разбитой югославской армии возвращались домой, – сообщается в документе, – их встречали албанцы, которых никто не разоружал, и которые были вооружены еще лучше за счет разграбленных армейский складов… Сербских военнослужащих грабили и убивали по дороге из засад, а если они успевали добраться до своих сел, то чаще всего находили свои дома пустыми, сожженными и разрушенными. Все это осуществлялось по плану и с невероятной быстротой. На грабеж и изгнание сербов поднялось все албанское население с помощью многочисленных разбойников, которые раньше из-за уголовных преступлений сбежали в Албанию, а сейчас нахлынули обратно… Немцы были совершенно равнодушны по отношению к преследованию и выселению сербов. Было заметно, что они даже согласны с происходящим, и только обеспечивали относительный порядок в городах и на главных дорогах. Итальянцы проявляли несколько больше симпатий (по отношению к сербам). Позднее, вследствие неблагоприятного для них хода войны, итальянцы все больше попустительствовали албанцам и сами, особенно в 1942 г., интернировали большое количество сербов».

Далее в документе перечислен целый ряд преступлений албанцев по отношению к сербскому населению Косова и Метохии как-то: поджоги домов, грабежи, захват имущества, разрушение церковных объектов, избиения, массовые убийства, изнасилования, похищение и захват людей и вымогательство. «Зверства Албанцев по отношению к сербам, – подчеркивается в документе, – особенно албанцев мусульман, превзошли по дикости все, что помнят люди от старины даже в этих краях…».

Страшные свидетельства принадлежат оставшимся в живых очевидцам тех событий. В книге «Страдания сербов в Косово и Метохии с 1941 по 1990 гг.» епископ Афанасий Евтич, приводит два таких свидетельства. Первое принадлежит священнику Димитрию Шекуларцу, сообщавшему 20 июля 1941 г. следующее: «Я оставил приход потому, что перед этим был ограблен албанцами. Безо всего, я, жена и наши шестеро детей убежали в тот момент, когда должны были убить меня, а может быть и мою семью, так как погибало большое количество сербов, а женщины и дети подвергались мучениям». Далее отец Димитрий описывает происходившее в первые недели оккупации: «Наша армия в беспорядке отходила от Качаника и других мест. Жандармерия покидала свои отделения и также уходила. Военнообязанные албанцы бежали из армии, привезли с собой оружие, переоделись, а многие и в военной форме уже в деле: нападают на военнослужащих сербов, жандармов и прочих… Поджигают дома, убивают известных граждан… Слышны пронзительные крики женщин и детей. Вопль за воплем. Помочь никто никому не может. Немецкая армия еще не прибыла, наша – в разброде. Анархия торжествует. Албанцы немилосердны: избивают, убивают, грабят. Сербский народ в панике… Мы пытались вести переговоры с их (албанскими – Прим. авт.) руководителями, и первым делом с председателями общин, которые в Югославии пользовались привилегиями… К нашему сожалению и горькой неожиданности, они стали для нас опасней, чем остальные.

Оставляется все имущество и благосостояние. Бегут женщины, старики, дети, многие босые и плохо одетые. Идут пешком, потому что повозок нет – забраны на нужды армии вместе с лошадями и волами. У меня малолетние дети. Самому старшему 11 лет. Один потерял ботинок, другой не может идти, третий просит воды, четвертый хлеба. Настоящий ад. Бежим к Печи. Здесь находим епископа Рашко-Призренского. Он и нас двое священников спасаемся бегством. Идем вместе к командующему немецкими войсками, которые уже прибыли. Просим защиты, так как албанцы и там устраивают резню сербского населения. От немцев получаем ответ, что у них нет достаточно людей, чтобы защитить села, и что они могут гарантировать защиту только для города. Я пытаюсь перебраться через Чакор, но от Печи до Чакора опять орудуют албанцы. Транспортного средства у меня нет. Успеваю вернуться через Косовскую Митровицу в Рашку. Позднее снова возвращаюсь в Дреницу. Сейчас здесь вместо немцев итальянцы. Я объявляюсь. Жалуюсь руководителю членов Косовского комитета. Албанцы узнают. Поэтому сплю в лесу. Идут за мной по следу… Хотят меня убить. Часть жителей вернулась на свои пепелища, но убийства еще продолжаются – теперь по ночам. Моя церковь обезображена, приходской дом разрушен. Обстановка невыносимая. Мне снова с трудом удается перебраться в Рашку, и больше я не возвращаюсь, потому что меня подстерегают албанцы».

А вот свидетельства очевидцев террора в отношении сербов в Призрене и его окрестностях студента Бранислава Лесковца и торговца Животы Йовановича:

«Сразу после капитуляции подразделений Югославской армии в Призрен вошли итальянские войска. Насколько мы помним, это произошло 17 апреля 1941 г. Все албанское население Призрена с воодушевлением встретило итальянские части, и по этому мы сразу могли понять, что наше положение в будущем будет очень тяжелым. Приблизительно 20 апреля 1941 г. в Призрене был проведен первый арест сербского населения. Схвачено около 20-30 человек, которые до этого все были представителями югославской власти. Все арестованные были заключены в муниципальном здании общины Призрена, где были избиты прикладами и палками. Я, Бранислав Лесковац, из окна своего дома видел, как во дворе общественного дома заключенных жестоко избивали палками. От двух групп арестованных, спустя несколько дней, было отделено 5 человек, которых расстреляли за городом. Жертвами стали: два брата Марьяновича, студенты юридического факультета, Андрия Фишич, Самарджия и Попович, унтер-офицер жандармерии, имени которого я не помню, и один гончар по прозвищу Коколя… Из этих жертв Коколя и Фишич убиты ножами…перед смертью им выкололи глаза».

В городе происходил захват имущества сербов. Были случаи, когда албанцы выгоняли сербов из их домов. Из сел в окрестностях Призрена в первые месяцы оккупации были изгнаны все сербы-колонисты, имущество которых было разграблено. Одновременно были разрушены все новопостроенные сербские дома. С апреля 1941 г. по селам совершались и одиночные убийства сербов из числа местных старожилов.

В течение 1941 г. в Призрене происходило формирование новых албанских органов власти, в организации которых приняли чиновники, приехавшие с территории Албании. Военная власть была в руках итальянской армии. Была создана жандармерия, состоявшая первоначально из итальянцев, а через год была образована смешанная албанско-итальянская полиция, в которой албанцы преобладали. Верховным контролером новой полиции, носившей название «Квестура», был итальянец. После убийств сербов в 1941 г. вплоть до капитуляции Италии в конце 1943 г., жертв среди сербского населения Призрена не было, но аресты и депортации проводились постоянно.

Что касается отправки сербов в концентрационные лагеря, то они начались сразу после прихода итальянских войск весной 1941 г. «Их отправляли в Тирану и оттуда в разные лагеря по Албании, – пишет владыка Афанасий, – Вторая фаза интернирования сербского населения из Призрена началась в марте 1942 г. Тогда было арестовано около 40 человек. Большая часть интернированных вернулась домой после капитуляции итальянской армии, судьба нескольких человек осталась неизвестной. В Призрене отдельные аресты представителей сербской национальности продолжались и позднее, особенно интенсивными эти аресты были, когда в город приезжал какой-нибудь функционер из Албании. Так во время приезда Мустафы Кроя, бывшего председателя албанского правительства, в июне 1942 г. было схвачено 30 человек. То же происходило и во время приезда секретаря фашистской партии Албании Кол Баб Мирская, приезжавшего в Призрен вместе с итальянским королевским наместником Албании Яко Мони в июле 1942 г. Летом 1942 г. был произведен новый арест сербов в Призрене и интернирование в Албанию. Арестованные, находившиеся на этот раз в тюрьме «Квестуры» в Призрене, располагавшейся в здании католической семинарии, были сильно избиты. Избиения сначала проводились бичами, затем арестованным загоняли иглы под ногти… Издевательства продолжались целых 10 дней. После этого все арестованные были отправлены в Тирану, где оставались до капитуляции Италии…»

«В ноябре 1942 г., – свидетельствуют Лесковац и Йованович, – произошел новый, четвертый, арест сербов в Призрене. На этот раз было арестовано 25 человек по инициативе и доносу албанских властей. Аресты производились по домам. Все мы были заключены в тюрьме окружного суда в Призрене, где нас держали пять с половиной месяцев, до 31 мая 1943 г. В тюрьме нас всех избивали: торговца скобяными товарами Сречко Станковича били три дня плетями по ступням и спине; гимназиста Веселина Николича бросили связанного вниз по кованой лестнице, затем 14 часов избивали плетьми… Избивали нас и итальянцы, а особенно карабинер-бригадир, которого звали Белкаро.

1 апреля 1943 г. нас 25 человек отправили в лагерь Порте Романо на окраине Драча… В лагере было около 900 сербов… В лагере Порто Романо мы оставались до 16 сентября 1943 г. В этот день нас отпустили домой, кроме заключенных из окрестностей Гнилане, которых было около 600 человек. Все заключенные из Гнилане были отправлены на корабле в Триест. Как мы узнали позднее, судно было потоплено в Адриатическом море, и почти все интернированные погибли …»

Развернувшийся террор вызвал массовое бегство сербского населения в Сербию и Черногорию. В результате к апрелю 1942 г. в немецкой оккупационной зоне на южных границах Сербии скопилось около 60 тысяч беженцев. 24-25 апреля 1942 г. в Косовской Митровице и Рашке состоялась конференция, на которой обсуждалась проблема возвращения сербских беженцев на территорию Косова. На ней называлась цифра в 100 тыс. человек, и поднимался вопрос о возвращении 20 тыс. из них. Присутствовали на этой встрече и представители албанских националистов И. Лютви и Б. Болетинац, пытавшиеся оправдать изгнание сербского населения политикой югославского правительства в межвоенный период. Конференция не принесла никаких положительных результатов. Уже 29 апреля 1942 г. немецкому комиссару по вопросам переселенцев было доложено о прибытии в Сербию новых беженцев, среди которых были сербы из Косово.

Политика в отношении сербского населения не только не изменилась, но, напротив, в некоторых районах интенсивность выселения возрастала. В конце июня 1942 г. в Косово прибыл председатель марионеточного правительства Албании Мустафа Круя, который на встречах с албанскими лидерами изложил свое видение решения сербского вопроса. В частности он сказал, что считает необходимым «всех сербов старожилов объявить колонистами и в качестве таковых при посредстве албанских и итальянских властей отправить в концентрационные лагеря на территории Албании», а настоящих сербских колонистов просто «необходимо убивать». Вслед за этими заявлениями последовали массовые убийства и депортации сербского населения.

С осени 1943 г. развернулась новая волна террора, вызванная тем, что еще летом итальянцы, готовясь к своей капитуляции, начали передавать гражданскую власть в албанские руки. В результате сербы были «полностью предоставлены произволу албанцев». Террористическая организация «Черная рука» проводила акции устрашения сербского населения. Сербам рассылались письма с требованием срочно покинуть Косово, а непокорных убивали. Еще в 1941 г. часть Метохии формально была аннексирована в пользу Албании. После итальянской капитуляции албанцы по договору с немцами считали оставшуюся часть Метохии и все Косово «новой Албанией». Представители Косова и Метохии вошли в единый албанский парламент и правительство в Тиране, и идея создания «Великой Албании» нашла свое воплощение.

Баллисты

«Когда мы вернулись в Призрен в конце сентября 1943 г., – сообщают все те же свидетели, – то застали там довольно спокойную обстановку. Такое положение для сербского населения ухудшилось, когда на Косово поле прибыл министр внутренних дел Албании Джафер Дева, организовавший в Косово и Метохии новую албанскую жандармерию, члены которой называются «баллистами». 9 декабря 1943 г. в Призрене жестоко убит трактирщик Стеван Бачетович, которого члены новой жандармерии вытащили из дома, изрубили и бросили его труп на городскую свалку… С сентября 1943 г. грабежи сербского населения совершались непрестанно. В то же время осуществлялся и шантаж с угрозой убийства. Вымогаемые суммы составляли по нескольку сотен албанских наполеондоров… Аресты и избиения также продолжались, особенно в феврале 1944 г. … Обстановка, которую мы застали, покидая Призрен, все хуже и хуже для сербского населения. Сейчас в призренской тюрьме находится около 800 человек, в основном торговцев, для которых вероятность выйти из заключения… живыми очень мала».

С октября 1943 по март 1944 гг. исход беззащитного сербского населения вновь принимает массовый характер, но после этого, благодаря вмешательству немецких властей, его интенсивность несколько ослабла. Складывавшееся положение осложняло для немцев борьбу с народно-освободительным движением и создавало трудности в работе стратегически важных коммуникаций.

Точное число сербских беженцев установить тяжело, но по некоторым данным с мая по апрель 1944 г. из итальянской оккупационной зоны выселено свыше 40 тыс. человек, а в 1944 г. у немецких военных властей в Приштине просило разрешение на переселение 30 тыс. человек. Общее же число сербских беженцев с территории Косова и Метохии за период оккупации, по мнению ряда исследователей, составило около 100 тыс. человек. Количество сербов, убитых за этот период в крае, точно не установлено, но число погибших достигает, по-видимому, нескольких десятков тысяч. По некоторым данным, только с апреля 1941 по август 1942 гг. албанцами было убито около 10 тыс. сербов.

Расправа над православным священником в Девиче

Трагическая судьба сербского народа Косово и Метохии не обошла стороной местное духовенство Сербской Церкви. Епископ Рашко-Призренский Серафим (Йованович) был интернирован в столицу Албании Тирану. В архиве Рашко-Призренской епархии СПЦ находятся многочисленные списки убитых православных сербов. В их числе мы встречаем имена священнослужителей и монашествующих епархии погибших за время Второй мировой войны: «Кроме протоиерея Андрии Поповича из Истока и иеромонаха Никодима из монастыря Гориоч, которых албанцы убили… для устрашения сербского населения в восточном срезе … были убиты также иеромонах Дамаскин Бошкович, из монастыря Девич (убит самым жестоким образом во второй половине октября 1941 г., его избивали палками и мучили, волокли по камням, а в конце застрелили из ружья); священник Теодор Секулич из Любижды под Призреном скончался от ран полученных при взрыве бомбы подкинутой в Дечанский монастырь албанскими фашистами в октябре 1942 г.; священник Крста Попович, убит в 1944 г. албанскими балистами; иеромонах Александр Перович, в октябре 1944 г. убит албанской полицией в Подуево …; игумен Печской патриархии Иоанн Зечевич убит в 1944 г. балистами в Албании; иеромонах Иоанникий Минович из монастыря Бинча, пропал без вести; священник из Косовской Митровицы Момчило Нешич, арестован немцами и расстрелян в Банице в 1943 г.; священники Чедомир Бачанин и Тихомир Попович, расстреляны в полночь 28 ноября 1942 г. в тюрьме Косовской Митровицы; монах Герман из монастыря Дечаны интернирован в Албанию и там расстрелян; монах из Дечан Стефан Живкович, убит в селе Зочиште под Великой Хочей 8 января 1945 г. Священник Стайко Попович из Призрена убит 17 апреля 1943 г. болгарами в Качанике, а священники Слободан Попович из Джаковицы, Драголюб Куюнджия из Урошевца и Михаил Милошевич из Печи убиты партизанами «как симпатизировавшие четникам». Точно так же партизанами и новыми властями были расстреляны священники Радуле Божович, Тихомир Балшич, Митар Вуйисич и иеромонах Симеон Гойкович.

Священники Рашко-Призренской епархии Урош Попович и Лука Попович 21 февраля 1943 года убиты вместе с алтарником во время богослужения мусульманами из Санджака».

Приведенный список свидетельствует о том, что духовенство и монашествующие Сербской Церкви становились жертвами не только албанского террора, но погибали и от рук оккупантов и партизан-коммунистов.

Нельзя забывать и о планомерном варварском уничтожении сербского духовного и национального наследия, разрушении церквей, монастырей и кладбищ. Уже в октябре 1941 г. страшному разорению подвергся монастырь Девич. «Необходимо упомянуть, – пишет владыка Афанасий Евтич, – разрушенные до основания все церкви во всех населенных пунктах Метохии, которые уже в апреле 1941 г. были сожжены, а население убито или изгнано. Многие же другие церкви повреждены, разобраны, осквернены, разграблены». Были сожжены и разрушены церкви в сербских селах: Бистражине, Шеремете, Доньем Ратише, Пацае, Неце, Поношевце, Раставице, Брняче, Чикатове и Корише. Албанцы ограбили и пытались сжечь церкви: в Витомирице под Печью, в Качанике, Великом Белачевце под Приштиной, церкви свт. Николая в Банье под Србицей и в селе Банеке под Вучитрном, в селах Раставице и Ратише под Дечанами, в селе Сига под Печью, в Црколезе под Истоком, в Помазатине под Приштиной, в Подуеве и у села Штимлье под Урошевцем, а также известный монастырь св. Марка в Корише. Были ограблены монастыри Грачаница и Соколица, церковь Самодрежа взломана, фрески и иконостас уничтожены, богослужебные сосуды и утварь разбиты и разорваны.

Храмы использовались для содержания арестованных. В церкви апостолов Петра и Павла в Истоке албанские власти в течение 1943-1944 гг. держали около 100 сербов из Истока и окрестных сел. При этом заключенных не выпускали на улицу, и они вынуждены были справлять нужду в храме. Церковь монастыря Гориоч под Истоком тоже служила тюрьмой во время массовых арестов.

Красноречивое свидетельство о положении в Косово и Метохии к 1945 г. содержатся все в том же архиве Священного Синода: «Кто бы сейчас прошел через Косово и Метохию, то застал бы тяжелую картину. Нашел бы тысячи сгоревших и разрушенных совершенно пустых домов, нашел бы разрушенными многие церкви монастыри, нашел бы целые села полностью опустошенными… Сады вырублены, пашни вытоптаны, и даже кладбища большей частью разрушены».

Однако и после освобождения страны от оккупантов, многие сербы по-прежнему не могли вернуться в свои дома. Новые коммунистические власти Югославии, руководствуясь политическими соображениями, не только не содействовали, но, напротив, препятствовали возвращению сербских беженцев. Так 6 марта 1945 г. было принято постановление «О временном запрещении возвращения колонистов в места их прежнего проживания», в результате чего 100 тыс. сербов так и не смогли вернуться в Косово.

Послевоенная политика коммунистического руководства во главе с Иосифом Броз Тито в отношении Косово и Метохии в немалой степени закрепила «успехи» албанских националистов в период оккупации Югославии. В 1945 г. Священный Синод Сербской Церкви с горечью констатировал: «Нет и речи о судебной ответственности и наказании тех, кто так страшно нарушили законы человечности и права. Напротив, на официальных документах Косовско-метохийской области, которая сейчас получила свою автономию, албанский язык стоит на первом месте, а чиновничество и жандармерия и далее преимущественно находятся в албанских руках, и даже в руках некоторых из тех, кто служил при оккупантах!»

Атанасиje Jевтић. Страдања Срба на Косову и Метохији од 1941. до 1990. године, Приштина, Јединство, 1990.

Там же

Там же

Там же

Там же

Там же

Д. Богдановић, Књига о Косову,Београд, 1990, с.248

Там же, с.249

Там же

Д. Богдановић, Указ.соч., с. 249

Атанасиje Jевтић. Страдања Срба на Косову и Метохији од 1941. до 1990. године, Приштина, Јединство, 1990.

См. Д. Богдановић, Књига о Косову, Београд,1990.; Атанасиje Jевтић. Страдања Срба на Косову и Метохији од 1941 до 1990 године, Приштина, 1990.; Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000), М., 2001, с. 674

Атанасиje Jевтић, Указ.соч.

Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000), М., 2001, с. 674

Др. Ђоко Слиjепчевић. Историja Српске Православне Цркве., Београд, 1991, кн.3, с.74

Административно-территориальная единица

Имеются в виду партизаны-коммунисты и новые коммунистические власти

Атанасиje Jевтић, Указ соч.; См. также Меморандум Священного Архиерейского Собора СПЦ о Косово и Метохии (http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=417&did=1443)

Атанасиje Jевтић, Указ соч.

Там же

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *