Главный московский храм

Успенский собор Московского Кремля

Итальянцы-мастера слушали и смотрели на великую княгиню почтительно, с оттенком сожаления: и как эта женщина добровольно поехала в страну, где такая грязь, снега, вьюги, черный Кремль! Ведь здесь положительно невозможно носить длинноносую бархатную обувь!
— Я зодчий, но я художник, василисса! — с поклоном отвечал седой Родольфо. — Позволь мне сперва посмотреть, какова эта страна, каковы здесь люди, как они сами строили здесь, о чем они мечтали, когда строили. И тогда я найду то, что им надо, и пленю их их же искусством. У них мы должны учиться, чтобы превзойти их же. И они помогут мне сделать, что надо.
По весне, когда пахли распускающиеся тополя и березки, по дорогам, где еще лежал, словно шкуры, синий сквозистый снег, мессир Родольфо съездил во Владимир, посмотрел там собор Успения, который заложил когда-то князь Андрей Боголюбский. Единым махом поднялось ввысь огромное белое строение, увенчанное пятью куполами, с широкими золочеными крестами. Сине-золотые, багряно-желтые стлались по стенам внутри его росписи, перламутрово-свежие, хотя уже около трех веков пронеслось в этих высоких сводах.
Огрузнув впечатлениями, Родольфо стал строить Успенский собор в Кремле. И как вдохновительна для его творчества оказалась эта бедная, свободная, открытая всему доброму, могучая земля! Легки были голубоватые дали, нежен зеленый пух лесов, серебром звенели жаворонки в синем небе, ничто не стесняло, не давило творчества художника… Рядом с художником не было другого, трудного человеческого дыхания, не с кем было состязаться, не с кем было спорить, и древние семена эллинской красоты взошли здесь невозбранно во всей их силе…

Архитектор сам показывал русским рабочим и мастерам, как месить глину, как ее обжигать, чтобы надежны, плотны и легки были кирпичи, выработал форму кирпича. Показывал, как надо растворять известь в твориле, чтобы кладка была так прочна, что сам кирпич скорей лопнет, не выдержав груза веков, но известковые швы останутся целы. И москвичи, с руками в мозолях от топоров, понимавшие тонко гармонию деревянных зданий, изумительно чувствовавшие, как сочетается стихия рубленого венца с вздымающимся над землей шатром, венчаемым резным князьком с конскими или медвежьими головами на воротах, с резными наличниками на окнах, с деревянными крыльцами, учились теперь искусству каменной архитектуры.
Окруженный толпой этих чутких дровяных зодчих, архитектор итальянец Родольфо выводил каменные своды, легкие и в то же время прочные, показывая им и совершенствуя их талантом то высокое искусство стройки, которое, зачавшись в солнечной Элладе, развилось в базиликах и храмах Италии и Рима.
От утра и до ночи бродил мессир Родольфо по лесам вокруг растущих стен Успенского собора, смотрел, как со всех сторон и за Москвой-рекой свободно синеют леса, расстилаются луга и поля, как всходят, клубятся и тают в светлом небе белые облака. Слушал бодрые крики, голоса работных людей, скрип воротов, поднимающих на стены кирпичи, известковый раствор. Рождалась новая, неведомая пока жизнь.
На стройку часто жаловал сам великий князь Иван Васильевич. Так за тысячу лет до этого царь Юстиниан посещал стройку великой Софии Константинопольской, как это описал подробно Павел Силенциарий. Иван Васильевич и Софья, как Юстиниан и Феодора, оба накидывали холщовые плащи, а Софья повязывала голову белым платком.
Стоя на лесах собора, наблюдая за спорой работой, Софья перебрасывалась с мужем лишь отрывистыми замечаниями. Она не говорила на людях, она внутренне ликовала. В далекой лесной земле понемногу, медленно, но прочно возрастало то, что она так любила.
Через четыре года работы Успенский собор стал наконец во всей своей красоте — прочно, опертый на четыре могучие колонны. Фрески застлали стены и колонны переливным ковром. Пятиярусный иконостас заблестел золотой резьбой. Окаменевшей своей музыкой Успенский собор запечатлел стройные души создавших его людей.
И москвичам по душе пришлось новое строительное искусство. Бородатые мужики, отдыхая на лесах, аж дивились огромности форм, которые сами же создавали, испытывали радостную гордость, понимая полет ввысь мощных столпов, сияние золотых куполов, сходящихся, истончающихся в крест, словно тающих в небе, в облаках, в звонах дорогих колоколов, прозревали свои новые возможности.
За собором Успенским встал Благовещенский, потом Архангельский… <…>
А при новых соборах стало невозможным убожество старых стен Кремля, покосившихся в своих пряслах, подпертых инде бревнами, прокопченных дымом печей и пожаров, да кое-где и просто готовых рухнуть: драгоценные камни требуют себе оправы, и соборы требовали красивых каменных стен.

Было уже кому строить их. Византийцы, итальянцы и немцы стаями, как птицы на весеннем перелете, летели в Москву, где их ждали широкие возможности в работе. Въехал на Москву престарелый Иоанн Палеолог Рало со всей семьей и его взрослые сыны с семьями же. Приехал константинопольский боярин Федор Ласкарис с сыном Димитрием. Приехал Петр Антоний, архитектор, с учеником Замантонием, приехал пушечный мастер Яков с женой, пушечник тоже Павел Дебосис, серебряник Христофор — грек — с двумя учениками, мастер Олберт из Любека, мастер Карл с учениками из Милана, мастер резных дел Райко — венецианец, грек Арганнагой, приехал каплан белых чернецов Августинского ордена Иван Спаситель, что потом сложил духовный сан и женился на москвичке, приехал стенных дел мастер грек Мануил Ангел. Да много еще приехало их — мастеров палатных, каменных, стенных дел…
Вставали по одной башни Кремля — не в один день Москва строилась!.. Встала башня Свибловская, с тайниками да с подземными ходами, что построил Антоний Фрязин; за этой — башня над Боровицкими воротами, потом башня над воротами Константино-Еленинская. Марко Итальянец построил башню Фроловскую. Встала башня Беклемышевская, потом башня над воротами над рекой Неглинной — Собакина. Башни стали соединяться стенами, а тогда увидели, что старые дворцы в Кремле рушили красоту общего вида.
Пошла затем и стройка каменных палат по образцу Константинополя и Рима. Выросла Грановитая палата, сводчатая, расписанная. И удивительным теперь стало казаться не то, что начинались стройки, а то, как быстро они заканчивались, и то, что дальше уже нельзя, невозможно было не строить.
Кремль на холме, на остроге между Москвой-рекой да Неглинной-рекой стал, как белокаменный, золотой да цветной остров среди моря деревянных изб Москвы, отделенный от них рекой Неглинной да канавой от Красной площади над Неглинной, над канавой стояли еще, стучали, шумели, работали день-деньской мельницы да торговали тысячи лавок и ларьков с разным товаром. И вышло от великого князя Ивана Васильевича Московского повеление:
— Снести напрочь вокруг Кремля все строения для того, чтобы не мешали бы они видеть его красоту, да еще, чтобы жестокие пожары московские не забрасывали туда своих головней и искр, убрать все лавки, дома, церкви, мельницы на 109 сажен вокруг новых стен Кремля».
// Иванов Вс.Н. Иван Третий: историческая повесть.

«Радонеж» № 19 2000 г.

«ГЛАВНЫЙ ХРАМ РОССИИ»…

Кто это, в золотом шлеме исполина, видный на всю Москву, отовсюду блистающий сияньем, за многие версты видный, со всех концов? Звон великого Храма чудный: много в нем серебра, и медь его по-особому певуча: глухая, мягкая, будто земля взывает. Из мягкого камня Храм, песчаный, светлый. Стены его — все наше: память о собиравшейся ратными силами России. Александр Невский, Дмитрий Донской, Владимир, Ольга. Какая даль! Высечено веками в камне» — так вспоминал И. С. Шмелев главный храм России в рассказе «Город-призрак». И заключил его пророчеством: «Нетленное взять нельзя. Держит Господь в Деснице времена и сроки, — и Ярое Око Его сожжет закрывшую Его тьму. Верю».

И вот Храм Христа Спасителя вновь встал над Москвой во всей красе. В первой декаде августа завершаются отделочные работы, а 13-го здесь откроется юбилейный Архиерейский собор Русской Православной Церкви.

Накануне этого знаменательного события наш корреспондент встретился с руководителем Координационной группы специалистов по художественной отделке комплекса Храма священником Леонидом Калининым и попросил его провести своеобразную заочную экскурсию по залу Соборов для читателей обозрения «Радонеж».

-В день Преображения Господня, — рассказал нам о. Леонид, — состоится Великое освящение Храма, и он вновь займет достойное место в ряду святынь русского Православия. Это событие поистине мирового значения, потому что великий праздник пришествия в мир Спасителя нигде не будет отмечаться столь торжественно, как у нас. Под стать торжеству и место. Как известно, новый Храм воссоздан с учетом развития новых технологий и материалов, а также в известной мере восстанавливает историческую справедливость. Так, прежний Храм стоял на земляном холме, на дубовых сваях. А до него на этом месте был Алексеевский монастырь, основанный святителем Алексием, митрополитом Московским в 1358 году. В 1839 году его разобрали и перенесли в Красное Село. Ходит легенда, будто игуменья монастыря сказала, что ничто не устоит на месте, где разбираются Божьи храмы. Ведь здесь были церкви Преображения Господня, Тихвинской иконы Божией Матери и Алексия человека Божия. Можно сказать, что на первом Храме это пророчество сбылось, век его оказался
недолгим — с 1839 г. он строился, в 1883 г. был освящен, а уже в 1927 г. начались работы по уничтожению. Советская власть не могла потерпеть в центре Москвы Храм — памятник патриотизму народа, утверждению мощи русской державы и Православия. По образному выражению И. Талькова, «золотые купола кому-то черный глаз слепили», это была всеобщая трагедия русского народа. Плиты с именами героев были положены в различных местах, вплоть до общественных туалетов, — вот кощунственное и дьявольское действо!

Храм оплакивали тысячи людей. 5 декабря 1931 года — черная дата нашей истории. Как известно, Лазарь Каганович, поворачивая ручку взрывателя, сказал: «Задерем подол матушке-России». Взрыв Храма был ее сознательным осквернением…

Эта предыстория утвердила в мысли, что от насыпного холма в его основании следует отказаться. Построили огромную «подставку» — стилобат площадью в 60 тысяч кв. м. В ней и разместился нижний храм с теми Престолами, которые некогда были в Алексеевском женском монастыре. Таким образом историческая справедливость была восстановлена.

Сегодня это самый большой храм нашей Церкви, наружная высота его 105 м, высота подкупольного пространства — 80 м, здесь поместилась бы колокольня Ивана Великого. Он вмещает до 15 тысяч человек. Всего здесь шесть престолов, в верхнем храме главный — в честь Рождества Христова, южный — Николая чудотворца и северный — святого благоверного князя Александра Невского. Храм воссоздан в точных размерах прототипа. Как вы знаете, лучшие художники России по конкурсу получили право его расписать, и результат можно увидеть: нигде в России нет такого красивого и грандиозного по размерам Храма. Воссозданы плиты с именами героев, имена их, положивших жизнь свою «за други своя» возвращены в память народа.

С воссозданием Храма Христа Спасителя и с его великим освящением начинается новая эпоха в жизни Русской Церкви.

А в стенах Зала Церковных Соборов будут приниматься важнейшие для Русской Православной Церкви решения, поэтому его художественному решению и убранству придавалось большое значение.

Иван III – архитектор русской державы

Зал находится справа от нижнего, Преображенского храма и вмещает около 1600 человек. Это уникальное архитектурное произведение создано по проекту архитекторов М. Посохина и Д. Солопова при постоянном участии Московской Патриархии и лично Его Святейшества. С первых дней стройка находится под особым патронажем мэра Москвы Ю. М. Лужкова.

Большую роль в становлении проекта Зала Соборов сыграл Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, первый Председатель Комиссии по художественному убранству Храма Христа Спасителя, которому пришлось решать самые трудные задачи формирования всего архитектурно-художественного решения комплекса Храма Христа Спасителя.

Уникальность Зала состоит в том, что, во-первых, такого специального зала для проведения соборов не имеет ни одна поместная Церковь. Последний Поместный собор РПЦ проходил в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры. Но Церковь наша по милости Божией и по молитвам всей нашей полноты возрастает, у нас уже около ста епархий. И, согласитесь, не к лицу нам арендовать для собора, к примеру, Кремлевский Дворец съездов, возведенный богоборческой властью на месте разрушенного храма Спаса на Бору — древнейшего каменного храма Москвы.

В Зале Соборов архитектурно нашла воплощение идея соборности нашей Церкви. Он уникален еще и тем, что его проект — новое слово в церковной архитектуре. Прежде всего это удивительные по красоте и оригинальности своды, выполненные как платы, как покровы. Это и световые зенитные окна, которые всегда освещают зал дневным светом.

В зале также расположены зимние сады, в которых произрастают живые растения из Святой Земли, с Афона и других святых мест, куда всегда стремится душа верующего. В оформлении зала применены и новые технологии, которых нет нигде в мире. Основную художественную идею зала можно сформулировать так: время меняется, формы тоже могут меняться, но все каноническое неизменно и незыблемо, как неизменно само Слово Божие и истина Православия.

Так, например, иконы в зале соборов, написанные в строгих традициях русских мастеров XVI века; четыре главных столпа, поддерживающих своды, украшены изображениями наших святителей, преподобных, праведников, великих государственных мужей — императоров Александра I, Николая I, Александра II, Александра III. Здесь же изображения многих деятелей Церкви и Государства Российского, которые еще не прославлены в лике святых, но внесли весомый вклад в историю Отечества. В этом зале словно соединилась вся Россия, все эпохи. Еще одна выразительная деталь: на сводах зала, которые, как я говорил, словно Покров Божией Матери, простираются над входящими, находятся светильники, они мерцают в форме созвездий. Это карта звездного неба над Москвой в день Рождества Христова — престольного праздника храма. Это центральный плат. Справа — карта неба Украины, а слева — Белоруссии. Три единокровных, единоверных народа символически соединились и здесь. Надеюсь, и в жизни они соединятся. На колоннах — изображения Паисия Величковского, п
реподобных Оптинских старцев, преподобного Сергия игумена Радонежского, святителей Московских — словом, всех, кто внес вклад в созидание страны и Православной Церкви.

Зал соборов будет действовать постоянно. Помимо соборов и конференций здесь будут Рождественские елки, Пасхальные вечера, Церковные образовательные Чтения, а также концерты — духовной музыки и классической. Конечно, здесь никогда не будет совершаться того, что было бы оскорбительно для Церкви. Думаю, пребывание в таком зале приобщит к Церкви многих из тех, кто только ищет дорогу к Храму.

Ну а полностью убранство Зала Церковных Соборов будет завершено к Рождеству Христову. К нему мы устраним некоторые замечания, высказанные на заседании штаба строителей Ю. М. Лужковым — нашим главным строителем. К примеру, в композиции «Сошествие Святого Духа на апостолов» на стене за президиумом — лики апостолов выглядят слишком суровыми из-за неудачно подобранного камня. Над этим мы сейчас работаем. Нужно сказать, что трудятся все с полной отдачей сил, по 18 часов в сутки, понимая историческую важность предстоящего события — великого 2000-летнего Юбилея Христианства, во время празднования которого все главные мероприятия пройдут в нашем Зале.

Я верю в результат нашего труда: Зал будет самым красивейшим залом Москвы и России, торжественным Залом Соборов Русской Православной Церкви!

Московский Кремль является одной из самых узнаваемых достопримечательностей не только Москвы, а и всей России. Это древняя крепость в самом сердце Белокаменной, собственно говоря с которой и началась история важнейшего отечественного мегаполиса.

На протяжении всего своего существования Кремль играл немаловажную роль как в культурном, так и политическом аспектах. На данный момент это важнейший центр туризма, официальная резиденция российского Президента, исторический и культурный комплекс.

Как показывает официальная статистика, Кремль является самым посещаемым местом в России. Туристов особенно захватывает уникальная архитектура московской крепости. По сути, в состав комплекса входит немало построек и соборов. Вот на последних мы и с акцентируем свое внимание.

Верхоспасский собор: домовая церковь русских царей

Верхоспасский собор по праву считается одним из ключевых объектов Кремля, который привлекает к себе внимание необычной планировкой и архитектурными ухищрениями. Собор имеет несколько небольших куполов, каждый из которых украшен позолоченными крестами.

На данный момент посетить данный объект может любой желающий, он открыт в качестве музейного комплекса. А вот богослужения тут не совершаются совсем. Собор по сути состоит из нескольких церквей, каждая из которых была построена представителями российской власти. Именно поэтому его и называют домовой церковью российской царской семьи.

Полу-люкс

Минимум — 2 часа
На час — 500 руб
Ночной тариф, с 21.00 по 9.00 — 2500 руб
На сутки — 3500 руб

Люкс

Минимум — 2 часа
На час — 750 руб
Ночной тариф, с 21.00 по 9.00- 3000 руб
На сутки — 4000 руб

Улучшенный люкс

Минимум — 3 часа
На час — 800 руб в час
Ночной тариф, с 21.00 по 9.00 — 2500 руб
На сутки — 4000 руб

Посмотреть все

Святые мощи.

Другой чтимой святыней были святые мощи. Их доставлял в Россию Царьград, бывший тогда хранилищем мощей из разных мест востока, захваченных мухаммеданами. Открывались мощи и русских святых: в 1007 году были открыты мощи святой великой княгини Ольги, в 1020 году — святых Бориса и Глеба, в 1091 году — преподобного Феодосия Печерского, в 1164 году — святых Леонтия и Исаии Ростовских, потом — Авраамия Ростовского, в 1192 г. — князя Всеволода Псковского. Удельный дух проявлялся и в чествовании святых мощей. Когда открыты были мощи святого Леонтия, Андрей Боголюбский благодарил за них Бога и говорил: “теперь я уже ничем не охужден” пред другими князьями, у которых в уделах были свои мощи. В сказании об открытии мощей князя Всеволода в укоризну Новгороду говорится, что новгородцы выгнали от себя этого князя при жизни, а теперь прислали протопопа во Псков за его мощами, но что святой сам не восхотел идти к ним (рака с мощами не сдвигалась с места) и только в знак примирения своего с Новгородом отдал на благословение этому граду ноготь со своей руки.

Общественное значение храмов.

Христианские святыни таким образом, кроме религиозного, получили еще высокий общественный характер. Понятно, какое общественное значение должен был иметь христианский храм, когда около него сосредоточивалась вся общинная жизнь. На погосте около него собирались общинные сходы, решались общинные дела, завязывались сделки, торги, тут же стояла приходская школа, в которой учило местное духовенство, и приходская богадельня, в которой через посредство того же духовенства совершались дела общественной благотворительности. От того наша древняя община всегда носила не столько юридический, договорный характер, сколько религиозно-братский. Лучшим выражением такого религиозного братства ее членов служит древняя приходская братчина. Вся приходская община из сборного солода и круп готовила общее братское пиво и кашу и сообща праздновала свой приходский праздник. О важности этих праздников для развития общественности говорит старая пословица, замечающая о неуживчивом человеке: “с ним пива (или каши) не сваришь”. С течением времени такие временные братские собрания от частого повторения их обращались в постоянные союзы, в братства, которые принимали на себя заботу о всех приходских делах, о содержании церкви и причта, о богадельне и приходской школе. Такое именно братство мы и видим в Иванском купечестве около церкви Иоанна Предтечи на Опоках. Чем был приходский храм для приходской общины, тем же был собор для города и для целого удела. Около него сосредоточивалась вся городская жизнь, жили владыка и князь, собиралось по звону соборного колокола вече. Самый город считался как бы принадлежностью собора. Новгород был городом святой Софии, Псков — святой Троицы, Владимир — Богородицы и т. д. Все волости и пригороды тоже были волостями и пригородами Софии, Спаса, Богородицы и пр. Имена этих святынь служили военными кликами в удельных битвах. Все городское благосостояние поставлялось под покровительство местной святыни. О построении новгородского собора сохранилось в этом отношении выразительное предание. На куполе собора иконописцы изобразили Спаса с благословляющей рукой, но на другой день рука Его оказалась сжатой; два раза поправляли и оба раза рука опять сжималась; в третий раз услышали голос от образа: “Писари, писари! Не пишите Меня с благословляющей рукой, а пишите со сжатой; в этой руке Я держу весь Новгород; когда она раскроется, будет скончание граду”.

Новые русские праздники.

Обретение мощей русских угодников Божиих, строение знаменитых храмов, чудеса, например, чудо Знамения Богородицы во время осады Новгорода в 1170 г., чудо Спасителя, Богоматери и Честного Креста в победе 1-го августа князя Андрея Боголюбского над болгарами (1164 г.) и другие события делались поводом к установлению новых праздников. К концу ХI или в начале ХII века явился новый праздник перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в город Бар (оно происходило в 1087 г. по случаю занятия Ликии турками), праздник, которого греки не праздновали.

Богослужебные уставы, книги и церковное пение. Какой устав был принят у нас при богослужении, определить трудно. В большинстве бедных церквей не доставало даже самых нужных богослужебных книг, а о постоянной уставной организации богослужения нечего было пока и думать. Первый определенный устав введен был ранее всех церквей и монастырей преподобным Феодосием в монастыре Печерском; это был устав Студийский. Отсюда он распространился повсюду и сделался надолго господствующим в Русской церкви. Богослужебные книги употреблялись у нас сначала в болгарском переводе; в самой России их стали переводить со времени Ярослава, который, по отзыву летописца, любил церковные уставы. Явилось несколько и русских богослужебных произведений: митрополит Иоанн I написал службу святым Борису и Глебу, епископ Иоанн Ростовский в конце ХII века — службу святому Леонтию Ростовскому; были написаны службы преподобному Феодосию Печерскому, на перенесение мощей святителя Николая в Бар-град (9-го мая) и святому Владимиру. Из авторов в богослужебном роде известны: печерский инок конца ХI века Григорий — творец канонов, которому принадлежат каноны преподобному Феодосию и святому Владимиру, сам Феодосий, составивший несколько молитв, и святой Кирилл Туровский, написавший молитвы на дни недели и канон молебный. При великом князе Ярославе русское богослужение получило особенное благолепие от введения в него, вместо прежнего болгарского унисонного пения, “изрядного осмогласия (по 8 гласам октоиха), наипаче же трисоставного сладкогласования (гармоничного трехголосного пения)”, которое принесли в Россию явившиеся в 1051 году с нотами три греческих певца, “и самого демественного пения”, т.е. партесного по мелодиям императорских и патриарших доместиков (регентов).

Богослужебные особенности Русской церкви и развитие обрядности в религиозной жизни.

Из вопросов Кирика епископу Нифонту и другим духовным лицам, церковного правила митрополита Иоанна II и других памятников описываемого времени узнаем разные особенности Русской церкви в совершении священнодействий сравнительно с позднейшим временем, обычаи, при том наблюдавшиеся, и вместе указания на крайнее развитие обрядности в религиозной жизни. Крещение младенца совершалось в 40-й день по рождении, если он не был очень слаб, и позднее, даже до трех лет. После наречения христианского имени всегда оставалось в употреблении другое мирское (славянское) имя. При крещении взрослых принято было оглашать инородцев в течение 40, а славянина в течение только 8 дней, вероятно, как лучше приготовленного к принятию веры. В 8-й день после крещения совершался обряд разрешения, состоявший, вероятно, в снятии с крещенного белой одежды и в омовении знаков миропомазания. Латинян, а равно отпадших от православия присоединяли к церкви чрез одно миропомазание. Касательно литургии известно, что ее можно было совершать даже на одной просфоре: вообще число просфор не было определено. Таинство Евхаристии было окружено высоким благоговением, которое возбуждало в Кирике иногда простодушные вопросы, например: можно ли попу служить, если он, поужинав, промолится всю ночь и не соснет? Можно ли давать причастие человеку, у которого гной идет из уст? Владыка Нифонт отвечал ему, что можно. Смущало также Кирика недоумение, можно ли причащать женщину, умирающую от родов, ранее 40 дней; ведено вынести ее в другую избу, обмыть и потом причастить. Обрядовый взгляд на покаяние выразился, между прочим, в дозволении супругам нести епитимии друг за друга. Было еще верование, что 10 литургий могут избавить от грехов за 4 месяца, 20 — за 8 месяцев, 30 — за целый год. Владыка Нифонт отвергал это верование, говоря, что богатый мог бы при этом грешить беспрепятственно, только расплачиваясь за литургии. Погребать умерших было принято до захождения солнца: “то бо есть последнее видит солнце до будущего воскресения”, объяснил Нифонт. Святители находили нужным запрещать совершение сорокоустов заживо. Нельзя отсюда не замечать в юном русском христианском обществе слабого знакомства с духом православия и уже слишком крайнего преобладания обрядового направления. Церковные пастыри вынуждены были даже восставать против чрезмерного упования на обряды, в которых простота видела более доступные для нее и легкие способы к спасению без внутреннего религиозного развития. Так, в ХII веке стало нужно запрещать путешествия к святым местам, которые очень рано вошли у нас в благочестивый обычай. Нифонт новгородский советовал разрешать путешествия только немногим, с разбором, а его преемник святой Иоанн за обеты идти к святым местам велел даже налагать епитимии.

Спор о постах в среду и пяток.

Он долго занимал русское общество, и принадлежит к характеристическим явлениям времени. В 1157 г. ростовцы выгнали от себя епископа Нестора за то, что он, на основании действовавших в Греции древних строгих постановлений, не разрешал поста в среду и пяток даже по случаю великих праздников, кроме Пасхи, Пятидесятницы, Рождества и Богоявления Господня. Противником сего был некто Феодор, племянник смоленского епископа Мануила, который, на основании более позднего Студийского устава (Х в.), считал дозволенным разрешать пост не только для Господских и Богородичных праздников, но и для памятей великих святых. Митр. Феодор и патриарх оправдали учение Нестора. Но преемник Нестора Леонтий был еще строже: основываясь на правилах, в Х и ХI в. уже отмененных, он не хотел разрешать поста ни для каких праздников, и явилась, по выражению летописца, “ересь леонтинианская”. В России его оспорили; он отправился для решения дела в Грецию, но и там тоже был осужден. В 1168 году спор о посте, затихший было на севере, с новой силой возгорелся на юге. Печерский игумен Поликарп с братией держались относительно постов правил Студийского устава. Митрополит Константин разделял напротив мнение Нестора. По предложению великого князя Мстислава, в Киеве собрался собор. Но на соборе мнения тоже разделились: одни с великим князем стали на сторону митрополита; другие, не желая досаждать ни митрополиту, ни великому князю, предоставляли распоряжения о соблюдении того или другого устава воле архиереев и игуменов по монастырям; третьи думали, что дело нужно перенести на суд патриарха. Мстислав закрыл собор без решения, но когда все несогласные с митрополитом разъехались. Поликарп был осужден на заточение. Этот поступок митрополита сильно встревожил противную партию, которая благоговела перед печерским игуменом за его святость. Святослав Черниговский даже прогнал своего епископа Антония за то, что он действовал заодно с митрополитом. Последовавшее вскоре взятие Киева войсками Боголюбского народ прямо объяснял гневом Божиим за Поликарпа. Правила Студийского устава относительно постов оставались господствующими в России до падения этого устава в следующем периоде.

Соборы Московского Кремля

Главной площадью Московского Кремля является Соборная, получившая своё название благодаря расположенным на ней величественных православным храмам, заметных издалека и придающих всему Кремлю легко узнаваемый и ни с чем не сравнимый облик. Соборы Московского Кремля со времен средневековья и на протяжении нескольких веков служили местом, в котором отмечались самые торжественные события в жизни страны и её столицы: как церковные так и мирские, как радостные, так и печальные.

Современный облик архитектурного ансамбля всей Соборной площади сложился, главным образом, на рубеже 15-16 веков, однако до настоящего времени талант итальянских архитекторов поражает грандиозностью замысла, а упорный труд русских зодчих — мастерством исполнения. В наши дни древние Соборы Московского Кремля не только продолжают выполнять традиционные религиозные функции, но и являются государственными музеями, экспонатами которых являются как сами здания, так и находящиеся внутри них шедевры древнерусского искусства.

Колокольня Ивана Великого

Величественно возвышающаяся над Соборной площадью Кремля и всем кремлевским холмом, колокольня Ивана Великого является неповторимым произведением архитектурного искусства 16 века. Являясь самой высокой кремлевской постройкой и самым высоким московским зданием вплоть до начала 18 века, церковь-колокольня гармонично объединяет в грандиозный архитектурный ансамбль все соборы Московского Кремля. Ансамбль колокольни, который можно увидеть сегодня, складывался почти на протяжении двухсот лет. Возведенное в 1508 году первоначальное здание было дополнено несколькими пристройками, включая восьмигранный Ивановский столп — высокую внешнюю пристройку-звонницу для 1000-пудового колокола, которая также со временем была увеличена с 60 до 81 метра. Такая высота позволяла звоннице одновременно выступать в качестве сигнальной и сторожевой башни, ведь находившийся на ней дозорный мог видеть окрестности почти на три десятка километров. В 1812 году часть колокольни и звонница были взорваны наполеоновской армией и отстроены заново только после окончания войны с французами, при этом были заимствованы некоторые элементы архитектуры, характерные для начала 19 века.

В наши дни в колокольне Ивана Великого функционирует один из многочисленных залов Музея Московского Кремля, оснащенный современной мультимедийной экспозицией. Отдельный интерес представляют и многочисленные колокола, большинство из которых являются действующими, включая самый большой в мире Успенский колокол, масса которого превышает 65 тонн. Рядом с колокольней установлен гигантский, но никогда не звонивший Царь-колокол, а поднявшись на обходную галерею колокольни, можно с высоты полюбоваться на Соборы Московского Кремля и всю его территорию.

Успенский собор

Главным собором Московского Кремля, является построенный во второй половине 15 века по проекту итальянского архитектора Аристотеля Фиораванти Успенский собор. Взяв за основу архитектурный стиль Успенского собора в г.Владимир, Фиораванти внес в проект ряд новых архитектурных решений. В процессе строительства собора из камня и специально изготовленного кирпича были использованы технологии, ранее не применявшиеся на территории Руси. Они позволили не только сократить период возведения собора, но и послужили важнейшей причиной того, что Успенский собор является одним из самых старейших, но отлично сохранившихся до наших дней зданий в Москве.

Читать по теме
Арсенал — военный склад и музей трофейного оружия

Богатое внутреннее убранство главного собора Московского Кремля, контрастирующее с достаточно строгим внешним видом, украшает стенопись и множество икон, включая боковые (пристенные) иконостасы. Главный пятиярусный иконостас середины 17 века состоит из 69 икон, над написанием которых трудились 16 иконописцев. Перед иконостасом расположены молельные места патриарха и царя с царицей. Сразу после освящения собора он стал и местом погребения русских иерархов, могилы которых расположены под полом, а памятные надгробные доски – установлены вдоль стен собора. Будучи главным собором столицы, златоглавый Успенский собор неоднократно выступал в качестве места венчания на царство русских князей и царей, а в наши дни является музеем государственного значения и местом богослужений в дни главных церковных праздников.

Благовещенский собор

Являясь третьим по значению собором Московского Кремля, Благовещенский построен в конце 15 века в качестве домового великокняжеского храма, связанного с дворцовым комплексом при помощи крытых переходов. Изначально построенный артелью псковских зодчих, белокаменный храм представлял собой четырехстолпную трехглавую постройку крестово-купольного вида. Во второй половине 16 века с по углам храма были пристроены небольшие храмы-приделы с золотыми куполами, а на западной стороне собора возведены две декоративные главы, в результате чего храм приобрел нынешний пирамидальный вид с девятью главами.

Благовещенский собор отличает богатая внутренняя отделка: полы, вымощенные ценными породами камней, средневековая стенопись с изображением греческих мудрецов, русских и византийских царей. Отдельного упоминания заслуживает богатый пятиярусный иконостас собора, один из самых древних на территории России. Возраст некоторых икон, над написанием которых, вероятно, трудился сам Андрей Рублев, величайший русский живописец средневековья, более чем на сотню лет превышает возраст храма. Большинство содержащихся в соборе икон, включая несколько особо чтимых в России чудотворных, имеют мастерски выполненные оклады из драгоценных металлов. В 1918 году собор был закрыт и только с 1955 года вновь открыт для посещения, но в качестве музея.

Архангельский собор

Нынешний Архангельский собор, построенный в начале 16 века по проекту архитектора из Милана Алевиза Фрязина (Нового), расположен в южной части Соборной площади. Храм построен из кирпича, после чего декорирован белым камнем. Главной архитектурной особенностью храма является одновременное сочетание элементов итальянской и классической русской архитектур. Описываемый собор Московского Кремля представляет собой шестистолповый крестовокупольный храм со сложным карнизом, делящим декорированные пилястрами фасады пополам. По итальянской традиции и центральный, и боковые порталы украшены великолепной резьбой по камню. Впервые были использованы в отделке верхней части фасада храма белокаменные резные раковины.

Несмотря на немалые размеры этого собора Московского Кремля, его силуэт с золотыми и серебряными куполами выглядит легким и устремленным ввысь. Изначально построенный в качестве главной царской усыпальницы, на протяжении столетий Архангельский собор исправно выполнял эту роль. Причем в соборе были погребены практически все умершие после его постройки московские цари и князья, вплоть до периода царствования Петра I. В него же сразу после освящения были перезахоронены и останки погребенных ранее князей, вплоть до Ивана Калиты, скончавшегося в 1342 году. В настоящее время внутри храма можно найти 46 гробниц, содержащих 54 захоронения. Во внутреннем оформлении бросается в глаза наличие ярких красок и сложных декоративных элементов, а также великолепный иконостас 1681 года. В наши дни Архангельский собор является местом проведения торжественных богослужений и выполняет роль одного из музеев Московского Кремля.

Храм Положения ризы Божией Матери во Влахерне

Небольшой одноглавый кремлевский храм на Соборной площади, построенный в 80-х годах 15 века приглашенными в столицу мастерами из Пскова. Заменил собой ранее сгоревшую одноименную церковь, построенную в честь внезапного отступления осаждавших Московский Кремль татар. Первоначальный вид нынешней кирпичной церкви с белокаменной отделкой фасадов был несколько изменен: добавлена четырехскатная кровля, а открытая до этого паперть у западного фасада постройки была перекрыта сводами. Это превратило её в крытую галерею, которой пользовалась женская половина царской семьи для похода в Успенский собор из Теремов.

За годы существования храм дважды получал серьезные повреждения. В первый раз причиной послужил пожар 1737 года, а во второй — артиллерийский обстрел кремля в 1918 году. В середине 20 века храм был восстановлен и до настоящего времени, как и большинство других соборов Московского Кремля, является музеем. Богослужение в храме, который часто называют Часовней Иконы Божией Матери Печерской, проводится только один раз в год – во время престольного праздника.

Патриарший дворец и собор Двенадцати апостолов

Патриарший дворец, также известный как Патриаршие палаты, вместе с небольшим пятиглавым Собором Двенадцати апостолов, также расположены в Московском Кремле на Соборной площади. Возведенные в середине 17 века здания неоднократно подвергались перестройке и внутренней перепланировке. В патриаршем дворце размещались личные покои патриарха с его трапезной, патриаршие приказы, домовая церковь, а также хозяйственные службы. После переноса столицы в Петербург, Патриарший дворец стал местом размещения Московской конторы Синода.

Читать по теме
Потешный дворец — домовый театр русских царей

В ноябре 1917 года, когда Московский Кремль был обстрелян из артиллерии, здания сильно пострадали, но позже были восстановлены советской властью. В качестве музея Патриаршие палаты функционируют с 1961 года, при этом с 1987 года там размещается постоянная экспозиция. Во внешней отделке церкви и дворца заметны детали оформления, повторяющие таковые у соседних соборов Московского Кремля: пилястры, выступающие карнизы, украшенные резьбой порталы. Выходящий во двор северный фасад имеет гораздо более скромную отделку, чем парадный южный, выходящий на Соборную площадь. Особую культурную ценность представляет иконостас собора Двенадцати апостолов, который изготовлен в 17 веке и ранее находился во взорванном большевиками соборе Вознесенского монастыря. С середины прошлого века до нашего времени в Патриарших палатах размещается Музей русского прикладного искусства и быта.

Верхоспасский собор

Входящий в комплекс Теремного дворца Верхоспасский собор построен в первой половине 17 века в качестве домовой церкви, т.е. расположенной на территории царских покоев. Именно в данном соборе Московского кремля цари причащались, участвовали в обрядах крещения своих детей и в богослужениях, когда совершеннолетние царевичи объявлялись наследниками царской короны. Во время посещения Московского Кремля, Верхоспасский собор легко узнать по неповторимому облику его крыши с одиннадцатью близко расположенными друг от друга позолоченными куполами на украшенных изразцами изящных шейках глав. На всех куполах установлены ажурные позолоченные кресты с полумесяцами. Внутри собора имеется многоярусный иконостас конца 17 века, множество чеканных серебряных икон 18 века, частично сохранившаяся со времен постройки стенопись и изразцовые печи, согревавшие царей на протяжении нескольких столетий. В наши дни свободный доступ в Верхоспасский собор ограничен из-за того, что он расположен на территории резиденции президента.

Церковь Рождества Богородицы на Сенях

Изначально церковь была построена по заказу вдовы Дмитрия Донского – княгини Евдокии – в конце 14 века. Будучи расположенной на женской половине дворца, церковь Рождества Богородицы на Сенях на протяжении нескольких веков служила в качестве домовой церкви, посещаемой великими русскими княгинями. От первоначальной постройки 14 века до наших дней сохранилась лишь нижняя часть стен, до середины их высоты, а также фрагменты сводчатого перекрытия хор. Многочисленные перестройки церкви в 15, 16, 17 и 18 веках периодически меняли её внутренний облик и наружный силуэт. Крупнейшая перестройка церкви была произведена в первой половине 19 века, когда велось строительства Большого Кремлевского дворца и архитектурное оформление храма были привнесены элементы, которые по своему стилю относились к архитектуре 17 века. Последняя крупная реставрация церкви, как и прочих соборов Московского Кремля, была произведена в середине 20 века. В настоящее время доступ в храм перекрыт: экспозиций музея в церкви нет, богослужения не проводятся.

Московский Кремль является не только символом российской государственности, но и одним из самых крупных архитектурных ансамблей мира, богатейшей сокровищницей памятников искусства, культуры и исторических реликвий. А златоглавые Соборы Московского Кремля являются такой же его неотъемлемой частью, как и роскошные дворцы, которые окружены мощной, укрепленной знаменитыми башнями зубчатой стеной.

>
LiveInternetLiveInternet

Соборная площадь Кремля — одна из древнейших в Москве. Возникновение ее относят к началу XIV века. На площади возвышаются Успенский, Благовещенский и Архангельский соборы, колокольня Ивана Великого, Гpановитая палата и другие памятники русской архитектуры. В XVIII и XIX веках площадь несколько раз покрывали плитами из крепкого песчаника. В начале XX века ее освободили от наросшего культурного слоя, а в 30-х годах нашего столетия асфальтировали. В 1955 году асфальт сняли и восстановили прежнее каменное покрытие.

Соборная площадь была главной площадью Кремля. В старину на ней происходили церемониальные торжественные шествия по случаю венчания на царство царей и коронования императоров.

Они сопровождались обычно пышными воинскими эскоpтами.

Пеpед Кpасным крыльцом Гpановитой палаты встречали иностранных послов. Здесь проходили также похоронные процессии в Архангельский собор -усыпальницу московских великих князей и царей — и Успенский собор — место погpебления московских митрополитов и патриархов. Неповторимый по красоте архитектурный ансамбль Соборной площади, живописный и гармоничный, создавался трудом и талантом русских мастеров Москвы, Владимира, Пскова, итальянских архитекторов.

Успенский собор стоит на месте построенного Иваном Калитой в 1326-1327 годах первого каменного собора Москвы. Ему, в свою очередь, предшествовали древнейшие московские церкви — деревянная XII века и каменная XIII века. Построил Успенский собор приглашенный Иваном III итальянский архитектор Аристотель Фиораванти. Собор возведен в 1475-1479 годах по образцу Успенского собора XII века в старинном русском городе Владимире. Это подчеркивало преемственность Москвы по отношению к одному из древних центров русской земли.

В течение четырех веков Успенский собор Московского Кремля оставался главным храмом Руси, в нем венчали на царство престолонаследников, оглашали государственные акты, на церковных соборах избирались митрополиты и патриархи, совершали другие торжественные церемонии. Собор служил усыпальницей московских патриархов и митрополитов. Главный вход в храм расположен со стороны соборной площади.

Их гробницы стоят вдоль стен.

Широкая лестница завершается порталом из трех полукруглых арок. Вход в здание как бы охраняют архангел Михаил и ангел-хранитель; выше в арки вписаны фигуры святых. Над ними — изображение богоматери с младенцем. Эти многоцветные фрески исполнены неизвестными русскими художниками XVII века. Внутри центральная часть собора отделена от алтаря пятиярусным иконостасом XVII века высотой около 16 метров, покрытым в конце XIX века Чеканным позолоченным серебром. Иконостас выполнен в 1652-1653 годах живописцами Троице-Сергиева монастыря.

В 1682 году иконы пострадали от пожара и были обновлены царскими изографами Кириллом Улановым, Георгием Зиновьевым и Тихоном Филатьевым. На протяжении столетий в Успенском соборе накапливались иконы, созданные русскими живописцами. Самая древняя икона собора — «Святой Георгий» (перед иконостасом). Во время Отечественной войны 1812 года собор был подвергнут опустошению наполеоновскими войсками. Из части серебра, отбитого потом русскими казаками, была выкована люстра, которая висит в центре собора. Древнейший памятник прикладного искусства в соборе — его южные двери (привезены в Москву из суздальского собора, относятся к началу XV века), на них золотом по черному лаку написаны 20 изображений на библейские темы.

В юго-западной части Соборной площади расположен изящный девятиглавый с золотыми куполами Благовещенский собор.

Собор строился в 1484-1489 годах псковскими мастерами как домовая крепость великого московского князя. Первоначально храм был небольшой и венчался тремя главами. В 60-х годах XVI века были возведены четыре одноглавые церкви (приделы) над галереями собора и две ложные — таким образом, собор превратился в девятиглавое сооружение. В 70-х годах XVI века для Ивана Грозного пристроили паперть с высоким белокаменным крыльцом. С дворцом собор соединялся специальным переходом. Во время торжественных церемоний, проходивших на Соборной площади, храм служил для парадного выхода из дворца великого московского князя (позднее и царя) со свитой.

Собор построен в традициях раннемосковского зодчества. Но так как его строили псковитяне, то, естественно, здесь присутствуют черты псковской архитектуры: восьмигранник под центральным барабаном, оригинальные пояски на главах и много других декоративных элементов. C площади в храм ведут два входа с высокими крыльцами. Входят в собор через северное крыльцо и попадают в галерею, стены которой расписаны фресками на библейские темы («Чудо с пророком Ионой», «О тебе радуется», «Троица», «Древо Иесеево», «Подвиги монастырских затворников» и другие).

В простенках, на склонах сводов и на пилястрах изображены в полный рост античные философы и писатели: Аристотель, Фукидид, Плутарх, Гомер, Вергилий и другие — в то время на Руси люди были знакомы с их произведениями. Из галереи через портал, украшенный белокаменной резьбой, можно попасть в центральную часть храма. Самой большой ценностью собора является иконостас. Иконы в иконостасе расположены в пять рядов. Третий ряд называется «праздничным» — на его иконах изображены различные христианские праздники. Семь икон с левой стороны ряда (кроме четвертой, она написана неизвестным псковским мастером XVI века) — «Благовещение», «Рождество Христово», «Сретение», «Крещение», «Преображение», «Воскрешение Лазаря» и «Вход в Иерусалим» — принадлежат кисти Андрея Рублева. Остальные иконы в этом ряду иконостаса — «Тайная вечеря», «Распятие», «Положение во гроб», «Сошествие в ад», «Вознесение», «Сошествие Святого Духа», «Успение»- выполнены художником Прохором с Городца. Главный ряд иконостаса — деисусный (от греческого слова «деисис»- моление). Он расположен ниже праздничного. Основная тема ряда — заступничество святых (они изображены в полный рост) за простых смертных перед богом. Большинство икон этого ряда (кроме «Архангела Михаила» и «Апостола Петра») написано Феофаном Греком. Немалый интерес представляет и стенопись собора, выполненная в 1508 году артелью художников, возглавляемой Феодосием, сыном прославленного Дионисия. Здесь есть и традиционные мотивы, и новые, характерные для XVI века. Большое место в росписи занимают сюжеты на тему Апокалипсиса (справа и слева от иконостаса на сводах под хорами и на арках, поддерживающих хоры-полати). Помимо библейских сюжетов в росписи стен можно видеть сугубо светские мотивы — изображение византийских императоров и русских князей (столбы центральной части храма и пилястры). У западной стены, согласно обычаю, устроены хоры для царицы и царских детей. Очень необычно выглядит пол собора. Во времена Ивана Грозного пол был выложен плитками из драгоценной агатовидной яшмы. Над выходом из собора обращает на себя внимание настенная роспись с изображением Спаса Нерукотворного, выполненная известным русским живописцем XVII века Симоном Ушаковым.

Архангельский собор был построен в 1505-1509 годах приглашенным из Италии архитектором Алевизом Новым в традициях русского зодчества, но его богатая отделка носит черты итальянского Возрождения. Постройка началась при Иване III и была закончена при его сыне, великом князе Василии Ивановиче. До этого здесь находился древний Архангельский собор, сооруженный еще Иваном Калитой в 1333 году в память избавления Москвы от сильного голода. В начале XVI века его из-за тесноты разобрали и освободили место для постройки более обширного храма. Стены собора завершаются закомарами. Закомары украшены белокаменными раковинами, а фасады — пилястрами с капителями, карнизами и высоким белокаменным цоколем. Снаружи стены собора делятся на два яруса горизонтальным поясом, что придает ему вид двухэтажного гражданского здания. Венчают собор пять куполов. Центральный купол был позолочен, боковые покрашены серебряной краской. С восточной стороны к собору в конце XVI — начале XVII века были пристроены две одноглавые церковки — «Святого Уара» и «Св. Иоанна Пpедтечи».

На севере и западе собор украшают резные белокаменные порталы в стиле итальянского Возрождения. С южной, западной и северной сторон были крытые галереи, сломанные в XVIII веке (сохранилась галерея только с южной стороны). В конце XVIII века с северной стороны архитектором М.Ф.Казаковым был пристроен в готическом стиле портал, разобранный в 1920 году. С юго-западной стороны к собору примыкает каменная палатка. Ее возвели в 1826 году на месте бывшей «судной избы Архангельских вотчин», в которой чинился суд над оброчными крестьянами, не уплатившими податей. Подвалы этой избы сохранились до наших дней. Во время нашествия Наполеона на Москву французы устроили в Архангельском соборе винный склад, а алтарь использовали как кухню. Все ценности собора были расхищены. После разгрома наполеоновских войск собор восстановили в прежнем виде. Кроме дневного света, собор освещается девятью позолоченными паникадилами, сделанными в XVII веке. Архангельский собор еще со времен Ивана Калиты был усыпальницей великих московских князей и царей. Самая древняя гробница — Ивана Калиты, умершего в 1342 году, — находится у южной стены собора. Погребения в соборе продолжались до Петра I. Исключением является захоронение императора Петра II, умершего в Москве от черной оспы в 1730 году. Всего в соборе 54 захоронения или 46 гробниц (есть гробницы с двумя и тремя захоронениями). Гробницы представляют собой надгробия из белого камня. На них вырезаны надписи славянской вязью о времени и имени похороненного князя или царя. В соборе похоронены Дмитрий Донской и Иван III (гробницы у южной стены), Иван Грозный и его сыновья (гробницы в южном алтаре) и другие деятели русской истории. У правого юго-восточного столба помещается рака сына Ивана Грозного — царевича Дмитрия, останки которого перенесены в собор царем Василием Шуйским в 1606 году из Углича. Над гробницей была сделана резная белокаменная позолоченная сень. В 1955 году ее реставрировали как памятник истории и прикладного искусства начала XVII века и вернули ей первоначальный вид.

Небольшая одноглавая церковь Ризположения была построена московскими мастерами в 1484-1486 годах. Эта церковь находится на месте древней церкви Ризположения, возведенной в 1451 году митрополитом Ионой в память избавления Москвы от нашествия полчищ Мазовши. В ночь на 2 июля 1451 года татары подошли к Москве, но внезапно отступили, оставив свои возы с имуществом, награбленным в Москве. Это событие было вызвано политической борьбой в их стане, но народ придал ему чисто религиозное значение, так как оно совпало с церковным праздником «Положения Ризы Господней». В память этого и была названа церковь. В 1473 году она сгорела вместе с двором митрополита. На этом же месте возвели новую кирпичную церковь на подклете, обнесенную с трех сторон открытой папертью-гульбищем. За ней сохранилось старое название. В XVII веке церковь была перестроена и сделана четырехскатная кровля. Паперть с западной стороны перекрыли сводами. По образовавшейся крытой галерее, которая существует до сих пор, женская половина царской семьи переходила из Теремного дворца в Успенский собор. В пожаре 1737 года церковь сгорела и была восстановлена архитектором И.Ф.Мичуриным. Была сооружена новая глава в виде вазы и растесаны алтарные зоны. В XIX веке к церкви с южной стороны пристроили крытую лестницу. Она вела к западному фасаду, на котором была написана икона «Печерская Богородица». Церковь поэтому иногда называли Печерской.

В центре Кремля между Соборной площадью и Ивановской возвышается одно из замечательнейших сооружений XVI века — колокольня «Иван Великий». Она объединяет в величественный архитектурный ансамбль все древние храмы Московского Кремля. Колокольня считается чудом архитектурного искусства XVI века. История возникновения колокольни уходит в глубину веков. При Иване Калите в 1329 году примерно на месте существующей колокольни была построена небольшая каменная церковь в честь Иоанна Лествичника. В 1505 году эту церковь разобрали и в 1508 году заложили новую, строителем которой был архитектор Бон Фрязин. В 1532-1543 годах зодчий Петрок Малый с северной стороны колокольни пристроил прямоугольную звонницу новгородско-псковского типа с храмом «Вознесения». В звоннице помещался тысячепудовый колокол под названием «Благовестник». Для входа в храм, который находился на третьем ярусе звонницы, московские мастера построили в 1552 году высокую каменную лестницу. Колокольня Ивана Великого представляет собой трехъярусный столп из удлиненных, уменьшающихся кверху восьмигранников, поставленных один на другой. Каждый из восьмигранников имеет террасу и открытую галерею, в арочных пролетах которой помещаются колокола. В галереях ярусов помещаются колокола, представляющие собой замечательные памятники русского литейного искусства XVI-XIX веков. Всего их — 21. Все колокола украшены орнаментами, барельефами и надписями, в которых говорится об истории колокола, дате отливки, весе, мастере. Самый большой колокол — Успенский — весит 70 тонн. Его отлили в XIX веке мастера Завьялов и Русинов. Другой колокол весом 19 тонн отлит Андреем Чоховым в 1622 году. В Филаретовой пристройке висит колокол весом в 12,5 тонны, отлитый в XVIII веке Иваном Моториным.

Весь ансамбль находится уже не на Соборной, а на Ивановской площади, гд е стоит Царь-колокол.

Высота колокольни — 81 метр. Она была главной дозорной башней Кремля, с высоты которой хорошо обозревалась Москва и ее окрестности в радиусе до 30 километров. И в Москве было запрещено строить что-то выше Ивана Великого. В 1624 году с северной стороны звонницы мастер Бажен Огурцов возвел так называемую Филретовскую пристройку, завершавшуюся белокаменными пирамидками и черепичным шторм. Второй и третий ее этажи были отведены под патриаршую ризницу. В 1812 году отступавшие из Москвы Наполеоновские войска пытались взорвать колокольню. Она уцелела, но звонница и Филаретовская пристройка разрушились. В 1819 году их восстановил архитектор Д.Жилярди по типу прежних, но с некоторыми элементами архитектуры XIX века.

Серия сообщений «Московская Русь»:виртуальное путешествие по Москве Часть 1 — Москва 1.1. Древнейшее прошлое…
Часть 2 — Москва 1.2. Объединение Руси вокруг Москвы (башни Кремля)
Часть 3 — московские сокровища из оружейной палаты и исторического музея 1.1.
Часть 4 — Москва 1.3. Соборы Кремля (временный материал)
Часть 5 — 1.4. Светская половина Кремля: Теремной дворец и Кремлевский дворец (временный материал)
Часть 6 — Москва 1.5. Арсенал и Сенат в Кремле (временный материал)

Часть 29 — Московский Кремль после демонтажа: что будет?
Часть 30 — Белый Кремль: визуализация
Часть 31 — Дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском

Византийский стиль и первые русские храмыСовсем не объективные размышления о стилях в архитектуре (продолжение)

Третья часть статьи >>
Четвертая часть статьи >>

Сергей Попов.

Вместе с христианской верой, Русь приняла от Византии и образ храма с уже весьма развитой богословской символикой. Сейчас мы не будем касаться этой сложной темы и поговорим собственно об архитектуре.

Надо сразу сказать, что какого-то чёткого хронологического периода строительства храмов в византийском стиле нет. Традиционно к этому стилю относят архитектуру Киевской Руси, однако подобные храмы строились и значительно позже. Все древнерусские храмы имеют в своей основе византийскую архитектурно-художественную модель, но на Руси эта модель быстро стала приобретать собственные национальные черты.

Поэтому, для начала попробуем разобраться, как был устроен византийский крестово-купольный храм в Х веке. Мы рассмотрим только основные элементы пространственной организации и конструкции такого храма.

Центральное пространство византийского храма называется наос, с запада к нему примыкает нартекс (притвор), а с востока полукруглые или гранёные апсиды, в которых находится алтарь. Алтарь отделяется от центрального пространства храма невысокой алтарной преградой. Дополнительное пространство между апсидами и наосом называется вима, в основном это характерно для больших храмов.

Киев, Софийский собор

Великий Новгород,
Софийский собор

Полоцк, Софийский собор

Владимир, Успенский собор

Чернигов, Спасо-
Преображенской собор

Овруч, Васильевский
монастырь

Владимир-Волынский,
Успенский собор

Чернигов, Успенский собор

Киев, Успенский собор

Киев, собор
Михаила Архангела

Чернигов,
Борисоглебский собор

Великий Новгород,
Никольский собор

Переславль-Залесский, cобор
Спаса Преображения

Спас-Нередицы, церковь
Спаса Преображения

Киев, Киево-Печерская лавра.
Надвратная церковь
Троицы Живоначальной

Киев, церковь
Спаса Преображения
на Берестове

Великий Новгород,
Георгиевский собор

Великий Новгород,
собор Рождества Богородицы

Псков, Рождества
Иоанна Предтечи, собор

Псков, собор
Спаса Преображения

Старая Ладога,
церковь Георгия
Победоносца

Византийский крестово-купольный храм имел прямоугольный или квадратный в плане наос. Внутри наоса размещалось четыре свободно стоящих колонны. Колонны связаны между собой и с наружными стенами храма арками, на которые опирались своды, образующие в плане крест. На пересечении ветвей креста, в центральной части (средокрестии), храм имел главу в виде сферического купола, поднятого на круглом световом барабане. Барабан опирался на четыре подпружные арки, переход от центрального подкупольного квадрата к круглому барабану достигался за счёт дополнительных угловых сводов (парусов).

В крупных храмах к четырём центральным опорам могла добавляться дополнительная пара колонн, позволяющая увеличить размеры храма. Если дополнительные колонны ставили в восточной части, перед апсидами, то получался храм с вимой. Чаще дополнительные колонны ставили с западной стороны, увеличивая пространство перед нартексом.

Колонны разделяли храм на три нефа, центральный и два боковых. С восточной стороны нефы заканчивались полукруглыми апсидами. Поперечный неф, образующий вместе с центральным нефом крест, называется трансепт. Центральный неф и трансепт были шире и выше боковых нефов. Апсида могла быть одна центральная, но чаще устраивали три апсиды.

Крылья креста перекрывали цилиндрическим сводом, который выходил на фасады в форме полукруглой закомары. Угловые ячейки (компартименты) более низкие и могли перекрываться различными типами сводов. На фасаде форма свода угловых ячеек обычно не выражена, эти части стен имеют горизонтальное завершение. В пятиглавых храмах в угловых ячейках ставили малые световые барабаны. Полукруглые апсиды перекрывались конхой (полукуполом).

К западной части храма добавлялся нартекс, отделённый от основного помещения стеной с проёмами. Над нартексом делали хоры, в виде второго яруса, открытого в пространство храма, в больших храмах они могли продолжаться и в боковые нефы. На хоры попадали по лестнице, которую в небольших храмах делали в стене, а в крупных пристраивали в виде башни.

Церковь Пресвятой Богородицы
(Десятинная) в Киеве
Софийский собор в Киеве
Софийский собор
в Великом Новгороде
Софийский собор
в Полоцке
Спасо-Преображенский
собор в Чернигове
Великая Успенская церковь
Киево-Печерского монастыря
Надвратная Троицкая церковь
Киево-Печерского монастыря
Спасо-Преображенский собор
Мирожского монастыря в Пскове

Обычно византийский храм одноглавый, реже пятиглавый. Иногда в одноглавых храмах ставили две дополнительные главы для освещения хоров. Покрытие глав храма имеет простейшую посводную форму, то есть покрытие укладывается непосредственно на кирпичную поверхность купола. Покрытие глав делали из черепицы или применяли свинцовые листы. На всех главах устанавливался греческий равноконечный крест.

Строились храмы из кирпича особого размера (приблизительно 40x30x3), который называется плинфой. В Византии была узнаваемая кладка стен со скрытым рядом, когда каждый второй ряд плинфы утапливался в кладку и не был виден на фасаде. Для кладки использовалась цемянка — известковый раствор с добавлением керамической крошки. Стены храма приобретали декоративный полосатый вид.

Византийские храмы имели характерную форму окна — два или три арочных проема, объединенных общей аркой.

Такова в общих чертах структура византийского крестово-купольного храма. Это была вполне законченная конструктивно-художественная система.

Именно её и получила Русь после крещения. Опыта каменного строительства в Древней Руси не было, однако существовала достаточно развитая дохристианская деревянная архитектура. К сожалению, нам о ней известно очень мало. Новая религия потребовала быстрого строительства храмов и поэтому первые церкви были построены из дерева, практически сразу после принятия христианства. В «Повести временных лет» сказано, что после крещения киевлян в Днепре, Владимир «повелъ рубити церькви и поставляти по мъстомъ, идеже стояше кумиры.». Греки вряд ли могли научить русских строить из дерева, но проблем с постройкой рубленых церквей не возникло. Как выглядели эти церкви сказать трудно, но характерной их чертой являлось многоглавие, которое позже было перенесено и на каменные церкви.

Первая православная церковь, возможно, была построена в Киеве княгиней Ольгой ещё в 960 году, но о ней практически ничего не известно. Традиционно считается, что первая русская каменная церковь Пресвятой Богородицы (Десятинная) построена в Киеве в 991-996 гг. греческими мастерами. Первоначально это был традиционный византийский четырёхстолпный храм с тремя апсидами и нартексом. Скорее всего, он был пятиглавым. До наших дней от церкви сохранились только фундаменты, позволившие восстановить её первоначальную планировку.

Центричный крестово-купольный храм конструктивно не мог быть большим, а для первых соборов Руси именно размер храма имел огромное значение. Поэтому, взяв за основу схему крестово-купольного храма, его центральный объем в русских соборах обстраивается с трех сторон дополнитель¬ными галереями. Так произошло и с Десятинной церковью. Это схема уже не имела прямых аналогов в архитектуре Византии.

В киевской Софии 1037 года , ради увеличения внутреннего пространства, к византийской трёхнефной части было добавлено ещё два нефа, а уже эта пятинефная пятиапсидная часть с трёх сторон была окружена галереями. Центральные колонны византийских храмов заменили крупными крестообразными столпами. На втором ярусе над дополнительными нефами и галереями были устроены огромные хоры. Для освещения такого храма уже было недостаточно пяти глав, поэтому в киевском соборе вокруг центральной главы сгруппированы двенадцать малых световых глав. Дополнительные нефы и галереи ступенчато повышались к центру, создавая пирамидальный силуэт храма, подчеркнутый многоглавием, так же повышавшимся к центральной главе.

В новгородской Софии (1045) дополнительные нефы, окружающие центральную крестово-купольную часть, имеют одинаковую с ней высоту и образуют единый объем. Это пятиглавый собор с дополнительной шестой главой над лестничной башней. В отличие от византийских храмов, построенных из плинфы, новгородский собор выстроен из камня, из кирпича частично сделаны своды и арки. В соборе цилиндрические своды чередуются с двускатными перекрытиями, которые выступают на фасаде в виде треугольных фронтончиков. Крайние нефы, в которых на втором ярусе были устроены хоры, перекрыты половиной цилиндрического свода, на восточном и западном фасадах они образуют полузакомары. Как и в киевской Софии, основной объём храма обстроен галереями. Но в новгородском соборе галереи гораздо шире, они не создают пирамидальный силуэт, а подчёркивают монолитность центральной части. Это впечатление ещё больше усиливают пять крупных, плотно поставленных глав.

От семиглавой полоцкой Софии (1066) практически ничего не осталось. Сохранились только фрагменты нижней части стен и три апсиды с восточной стороны. Сейчас собор полностью перестроен в стиле «виленского барокко». Первоначально полоцкая София была пятинефным храмом с тремя апсидами. Характерной особенностью полоцкого собора, отличающей его от киевского и новгородского храма, является удлиненная алтарная часть с вимой, отделённая от крайних нефов глухими стенами, и отсутствие внешних галерей. Достоверной информации о том, как выглядел собор Святой Софии в Полоцке, у нас, к сожалению, нет. Предполагаемый внешний вид полоцкой Софии

Все три пятинефных Софийских собора построены в византийской традиции крестово-купольного храма. Однако, в устройстве дополнительных нефов, видно желание русских князей повторить в своих храмах великолепие столичных императорских соборов, в первую очередь константинопольской Софии. Позднее пятинефные соборы на Руси уже не строили. Облик пятинефного храма приобрёл в 1189 году владимирский Успенский собор, перестроенный Всеволодом «Большое Гнездо» из трёхнефного собора Андрея Боголюбского 1160 года.

Наиболее близок к византийским образцам черниговский Спасо-Преображенской собор, построенный около 1036 года. Возможно, это связано с тем, что его строили мастера князя Мстислава Владимировича, уже построившие каменный собор Богородицы (1023) в Тмуторокане на Таманском полуострове. Крупная центральная закомара, завершающая ветви креста, по византийской традиции подчёркивается горизонтальным завершением боковых нефов. Интересно применение в интерьере привезённых мраморных ионических колонн. С восточной стороны перед апсидами добавлена пара столпов, образующая виму и позволившая сделать больше центральную часть храма. В западной части размещается нартекс. С севера к храму была пристроена круглая лестничная башня, ведущая на хоры, устроенные над нартексом и в боковых нефах. Важной особенностью Спасо-Преображенского собора было то, что хоры в боковых нефах доходили до подкупольного пространства, от которого отделялись тремя арочными проёмами. На месте второй (южной) башни, построенной в позднейшее время, была устроена крещальня. У собора пять световых глав со сферическими куполами. Первоначально купола имели посводное покрытие из свинцовых листов.

Большое влияние на древнерусскую архитектуру оказала Великая Успенская церковь Печерского монастыря (1078). К сожалению, церковь была окончательно уничтожена во время войны. Сейчас она воссоздана в пышных формах украинского барокко с позднейшими пристройками и совсем не напоминает древнюю церковь.

В первоначальном четырёхстолпном одноглавом храме с нартексом, на фасаде появляются лопатки, соответствующие столпам храма, а все прясла (участки стен между лопатками) завершаются закомарами, образуя на фасадах непрерывную волнистую линию. Такое решение фасада уже очень сильно отличалось от византийских образцов.

По типу Успенской церкви в 1113 году был построен одноглавый собор Михаила Архангела Михайловского монастыря. В этом соборе впервые была позолочена глава, за что собор получил наименование «Златоверхий». Собор неоднократно перестраивался, а в 1930-е годы был взорван. Сейчас он воссоздан, но не в первоначальных формах, а в позднейшем стиле украинского барокко. Возможно, такое решение связано с тем, что сегодня собор принадлежит неканонической Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата.

Фасады Великой Успенской церкви с позакомарным покрытием, в дальнейшем стали традиционными для русских храмов. В этом стиле построены Борисоглебский собор в Чернигове (1123), Николо-Дворищенский собор в Великом Новгороде (1136), Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152), церковь Спаса на Нередице (1197) и многие другие русские храмы.

К храмам построенным в византийском стиле относится Успенский собор Елецкого монастыря в Чернигове (1119) который хотя и был значительно перестроен в 17 веке, но сохранил характерные центральные закомары с тремя окнами. В этом же стиле была построена Васильевская церковь в Овруче (1190), с двумя лестничными башнями и Успенский собор во Владимире-Волынском (1160), но их внешний вид реконструирован в 19 веке в предполагаемых формах.

Хорошо сохранилась надвратная Троицкая церковь Печерского монастыря (1108). Это небольшая четырёхстолпная одноглавая церковь, почти квадратная в плане. У церкви нет нартекса и хоров. Внутренние полукруглые апсиды на фасаде никак не выражены. Каждый фасад разделялся плоскими лопатками на три прясла, центральное несколько шире боковых. Все прясла завершались полукруглыми закомарами. Сейчас фасады церкви имеют более позднее декоративное оформление. В дальнейшем именно тип небольшого четырёхстолпного храма стал самым распространённым на Руси.

Церковь Спаса на Берестове в Киеве (1125) имеет выступающие боковые части нартекса, в одной части расположена крещальня, а в другой лестничная башня. Но наиболее интересны были три притвора с северной, южной и западной стороны. Они имели трёхлопастное завершение фасада. В этот период такое завершение не получило распространения, но в дальнейшем стало характерным для новгородской архитектуры. От древнего храма сохранился почти на полную высоту только нартекс с крещальней и лестничной башней, остальное было полностью утрачено.

Интересно решение Георгиевского собора Юрьева монастыря (1119). В основе, это византийский одноглавый четырёхстолпный крестово-купольный храм с нартексом. Однако мастер Пётр, построивший собор, добавил к основному объёму квадратную лестничную башню. Это было бы вполне традиционным решением, но Пётр поставил её как продолжение западного фасада и в одном уровне с центральным объёмом храма. За счёт этого западный фасад увеличился и стал более монументальным. Над башней мастер добавил вторую главу, а чтобы уравновесить общую композицию сделал третью главу над хорами. Получился оригинальный асимметричный трёхглавый собор.

По похожей схеме и, возможно, тем же мастером построен трёхглавый собор Рождества Богородицы Антониева монастыря в Великом Новгороде (1117), но в нём лестничная башня круглой формы резко выделена из основного объёма храма. В этом храме западные столпы наоса сделаны не крещатыми, а восьмигранными.

Три главы имеет собор Ивановского монастыря в Пскове, в нём две дополнительные главы, как и в византийских храмах, симметрично поставлены над хорами.

Возведение большого количества каменных храмов было бы невозможно без наличия собственный строительной школы. Поэтому, хотя первые храмы строились греками, довольно быстро появились свои, русские мастера. Они-то и вносили в византийскую систему все те отличия о которых мы говорили. В этом смысле очень характерно строительство Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря (1156) в Пскове. Его строили приглашённые греческие мастера и поэтому он повторяет наиболее ранний вариант византийских крестово-купольных храмов. В нём крест обозначен не столпами, а выделен стенами. Угловые ячейки и боковые апсиды первоначально имели пониженную высоту, выделяя форму центрального креста. Такие храмы на Руси не строили и русские мастера практически сразу подняли высоту угловых частей собора. От греческого храма сохранились пониженные апсиды и арки на боковых фасадах, соответствующие первоначальной высоте угловых ячеек.

Подобную архаичную структуру имела и церковь Георгия в Старой Ладоге (1165), но её строительство было прервано и достраивалась она уже в виде традиционного храма с позакомарным покрытием.

Первые древнерусские храмы имели скромный декор в виде уступчатых нишек и простых кирпичных фризов, киевские храмы за счёт применения скрытых рядов кладки получали декоративные полосатые стены. Новгородские и псковские храмы были ещё более сдержанные. В противовес скромной отделке фасадов, интерьеры храмов богато украшались мозаиками и фресками, имеющими не только художественный, но и глубокий символический смысл.

К сожалению, храмов этого периода сохранилось очень мало, а те, что сохранились, были неоднократно перестроены. Но даже на их примере видно, насколько разнообразными были первые древнерусские храмы. Вместо простого копирования византийских образцов, на Руси происходило активное освоение возможностей новой архитектуры.

В заключение хочется сказать следующее:

В конце Х века основным типом византийского храма стал его крестово-купольный вариант. К этому времени опыт создания огромных купольных базилик, по подобию константинопольской Софии, был, скорее всего, утрачен. Поэтому передать эти знания на Русь, греки уже не могли. В результате все первые русские каменные храмы по своему типу являются крестово-купольными. Однако идеальным образцом храма для Руси навсегда остался именно константинопольский Софийский собор, в котором послы князя Владимира почувствовали себя «на небесах». Не зря, первые великокняжеские соборы в Киеве, Новгороде и Полоцке носят имя Святой Софии Премудрости Божией.

Получив самую совершенную в христианстве византийскую художественную систему, Русь практически сразу начала её творчески переосмысливать. Это косвенно говорит о наличии развитой дохристианской архитектурно-художественной традиции. Первые каменные храмы близки к византийским образцам, но уже отличаются от них. В это время идёт поиск новых архитектурных форм. Византийской осталась планировочная основа и объёмная структура православного храма. Но его пластическое решение, оставаясь в рамках византийской художественной традиции, практически сразу приобретает черты национального своеобразия. Поэтому, уже первые русские храмы внешне отличаются от византийских прообразов.

Ещё нет единого стиля, он только формируется. В каждом храме появляются новые, собственно русские элементы. Какие-то из них станут определяющими для древнерусской архитектуры, а какие-то не получат развития и исчезнут. Многоглавие, живописная пирамидальность общей композиции, появление на фасадах закомар, завершающих все прясла, а не только крылья креста, трёхлопастные завершения, это уже черты русской архитектуры. Характерной особенностью первых великокняжеских соборов стали обширные хоры, присущие не византийским крестово-купольным храмам, а императорским купольным базиликам. Большие размеры первых русских храмов, тоже мало соответствуют византийским образцам.

Византийские храмы этого времени имеют скорее горизонтальную композицию. Это подчёркивается полосатой кладкой и горизонтальным завершением боковых прясел. Древнерусские храмы практически сразу устремляются вверх. Где-то это выражено в большей мере, где-то в меньшей, но эта вертикальная устремлённость является, на мой взгляд, главным отличием древнерусских храмов от их византийских образцов.

Все эти черты, возникшие в первых храмах Киевской Руси, получат своё дальнейшее развитие в древнерусской архитектуре отдельных земель. Но об этом позже…

Сергей Попов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *