Господи воззвах текст

Хвалебная песня не несет в себе ни одного гневного слова. Это молитва покаяния. Ведь во многих бедах виноваты мы сами. И важно вовремя искупить свои грехи и покаяться в плохих деяниях. Псалом 140 – особенная молитва для тех, кто хочет очистить душу.

Текст молитвы псалом 140

В храмах на богослужении используют текст псалма 140 на церковнославянском языке. В домашних условиях можно читать псалом 140 на русском языке.

На церковнославянском языке

Псало́м Дави́ду

1 Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя: вонми́ гла́су моле́ния моего́, внегда́ воззва́ти ми к Тебе́.

2 Да испра́вится моли́тва моя́, я́ко кади́ло пред Тобо́ю, воздея́ние руку́ мое́ю – же́ртва вече́рняя.

3 Положи́, Го́споди, хране́ние усто́м мои́м, и дверь огражде́ния о устна́х мои́х.

4 Не уклони́ се́рдце мое́ в словеса́ лука́вствия, непщева́ти вины́ о гресе́х, с челове́ки де́лающими беззако́ние, и не сочту́ся со избра́нными их.

5 Нака́жет мя пра́ведник ми́лостию и обличи́т мя, еле́й же гре́шнаго да не нама́стит главы́ моея́, я́ко еще́ и моли́тва моя́ во благоволе́ниих их.

6 Поже́рты бы́ша при ка́мени судии́ их: услы́шатся глаго́ли мои́, я́ко возмого́ша.

7 Яко то́лща земли́ просе́деся на земли́, расточи́шася ко́сти их при а́де.

8 Яко к Тебе́, Го́споди, Го́споди, о́чи мои́: на Тя упова́х, не отыми́ ду́шу мою́.

9 Сохрани́ мя от се́ти, ю́же соста́виша ми, и от собла́зн де́лающих беззако́ние.

10 Паду́т во мре́жу свою́ гре́шницы: еди́н есмь аз, до́ндеже прейду́.

На русском языке

Псалом Давида

1 Господи! к тебе взываю: поспеши ко мне, внемли голосу моления моего, когда взываю к Тебе.

2 Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих — как жертва вечерняя.

3 Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих;

4 не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных вместе с людьми, делающими беззаконие, и да не вкушу я от сластей их.

5 Пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей, который не повредит голове моей; но мольбы мои — против злодейств их.

6 Вожди их рассыпались по утесам и слышат слова мои, что они кротки.

7 Как будто землю рассекают и дробят нас; сыплются кости наши в челюсти преисподней.

8 Но к Тебе, Господи, Господи, очи мои; на Тебя уповаю, не отринь души моей!

9 Сохрани меня от силков, поставленных для меня, от тенет беззаконников.

10 Падут нечестивые в сети свои, а я перейду.

История написания

Авторство псалма 140 принадлежит царю Давиду. Некоторые толкователи утверждают, что псалмопевец написал во времена гонения царем Саулом. Тогда ему пришлось нелегко. Давид пытался доказать свою невиновность и преданность правителю, но все было тщетно. Давид мог собственноручно убить Саула, но не стал. Он надеялся только на защиту и помощь Господа.

Для чего читают псалом 140?

Чаще всего псалом 140 на русском языке читают во время стенаний и опасностей. Рекомендуется использовать текст молитвы в следующих случаях:

  • во время семейных неурядиц;
  • в благодарность Господу;
  • дабы восторжествовала справедливость;
  • если испытываете притеснения начальства.

Толкование псалма 140

  • Стихи 1-4: Автор просит просто покаяния, чтобы Господь не гневался на врагов, подарил им жизнь. Он не просит наказать злопыхателей, он лишь просит защиты от них. Если Господь услышит молитвы, то наступит справедливость.
  • Стихи 5-10: Всевышний даст силы верующему пережить все трудности. Пусть каждый поступок будет благословенен. Все мольбы против злодеев и их дел. Вожди нечестивых следуют за автором по пятам, у них везде есть глаза. От них не укрыться. Не справедлива злость врагов по отношению к певцу. Ведь ничего злого и дурного в нем и его поступках никогда не было.

Правила чтения

Строгих правил чтения псалма 140 нет. Лучше читать молитву в уединении и тишине. Многие читают текст со сборника Псалтырь или заучивают наизусть.

Псалтирь | псалом 140

Давид был в беде, когда писал данный псалом, гонимый, по всей вероятности, Саулом, человеком жестоким. Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Давид поступал именно так и находил утешение. I. Давид молится о Божьей благосклонности к нему (ст. 1, 2).

II. О могучей поддержке от Всевышнего (ст. 3,4).

III. Молится, чтобы другие люди способствовали благу его души, равно как и сам псалмопевец надеялся нести благо душам ближних (ст. 5,6).

IV. О том, чтобы Господь милостиво пришел на помощь и освободил Давида и его подвижников, пребывающих сейчас на краю гибели (ст. 7-10). Мы нуждаемся в Божьей милости и благодати не меньше, чем Давид, и поэтому со смиренным усердием должны просить о них, воспевая данный псалом.

Псалом Давида.

Стихи 1-4. О милости, принимающей наши благие деяния, и о благодати, удерживающей нас от злых дел, – вот о чем нам надлежит молиться Господу, следуя примеру псалмопевца.

I. Давид любил молиться, и здесь он просит Всевышнего о том, чтобы молитвы были услышаны и на них пришел ответ (ст. 1,2). Давид взывает к Господу. Его воззвание подразумевает особое усердие и серьезное отношение к молитве. Зов Давида к Господу свидетельствует о вере псалмопевца и о постоянстве в молитве. Так чего же он желает достичь?

1. Чтобы Господь принял молитву к сведению: «… внемли голосу моления моего, да буду я благосклонно услышан». Взывающий к Господу в молитве вправе надеяться быть услышанным, но не потому, что молитва громкая, а потому, что она живая.

2. Чтобы Господь посетил его после молитвы: «… поспеши ко мне». Тот, кто умеет ценить благодатное Божье присутствие, будет настойчиво просить о нем и со смиренным нетерпением ждать в случае отсрочки. Верующий не станет суетиться, но молящийся вправе усердно просить Господа поспешить.

3. Чтобы Господь был доволен им, чтобы Всевышнему было угодно моление псалмопевца и вознесение рук, свидетельствующее об усилении его возвышенного желания и о рвущейся наружу надежде, ибо вознесение рук говорит о вознесении сердца, которое приносится Господу в жертву вместо потрясания и возношения пред Ним плоти жертвенных животных. Молитва – духовная жертва, приношение Господу души и ее лучших чувств. И здесь Давид молится о посвящении и направлении таковых к Господу, подобно фимиаму, который ежедневно воскуряли на золотом жертвеннике, и подобно жертве вечерней, именно о ней, а не об утренней жертве упоминает псалмопевец, возможно, потому что Христос должен был принести Себя в жертву искупления на закате дня или на закате мира и учредить духовное жертвоприношение, отменив все плотские постановления закона. Молящийся с верою вправе уповать на то, что его жертва угодна Господу более, нежели телец или вол. В то время Давид был изгнан из дворов Божьих и не мог присутствовать на обряде жертвоприношения или воскурения фимиама, поэтому он упрашивает Господа принять вместо традиционной жертвы его молитву. Заметьте, что молитва для Господа – приятное благоухание, фимиам, который, однако, не пахнет, если нет огня; так и молитва не станет благоухать без огня святой любви и страсти.

II. Давид боялся греха и поэтому просит Господа удержать его от последнего, зная, что молитвы не будут приняты, если только он не проявит бдительности в отношении греха. Нам надлежит просить для себя Божьей благодати с таким же усердием, как мы просим Всевышнего о благосклонности.

1. Давид молится о том, чтобы ему случайно не проронить какого-либо грешного слова (ст. 3): «Положи, Господи, охрану устам моим и, сотворив уста по природе быть дверями для слов, благодатью Твоею стереги эти двери, дабы не позволить ни единому порочащему Тебя или оскорбляющему других слову выйти из них». Благочестивые люди знают о зле, которое несет грех языка, и знают о том, насколько они склонны к таковому (когда нас огорчают враги, мы сильно рискуем зайти в своей обиде настолько далеко, что можем согрешить устами, как случилось с Моисеем, хотя он и был кротчайшим из всех людей на земле), поэтому благочестивые усердно просят Всевышнего не дать им произнести худого слова, зная, что без особой Божьей благодати ни собственной решимости, ни собственной бдительности не достаточно для управления языком, тем более – сердцем. Мы должны обуздывать уста свои, но и это не поможет, если не попросим Господа хранить их. Неемия молился Господу, когда ставил стражу, так же надлежит поступать и нам, ибо если Господь не хранит, напрасно бодрствует страж.

2. Псалмопевец молится о том, чтобы ему не склониться к греховным делам (ст. 4): «Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым; любую склонность во мне ко греху прошу не только обуздать, но и умертвить благодатью Твоею, Господи». Пример окружающих и провокации наших врагов способны обнаружить и взбудоражить в нас тленные склонности. Мы готовы поступать так, как поступают другие, и думать, что если нас оскорбили, то и нам следует ответить тем же. А посему нам нужно молиться и просить Господа не допустить, чтобы мы свершили какое-либо злодеяние то ли против людей делающих беззаконие, то ли вместе с ними. Пока мы живем в таком порочном мире и носим в себе порочные сердца, нам необходимо молиться о том, чтобы не поддаваться никакому соблазну и никакой провокации на совершение злых дел.

3. Давид молится о том, чтобы не попасть в ловушку греховных утех: «… и да не вкушу я от сластей их. Не допусти, чтобы я принимал участие в их пиршествах и развлечениях, дабы не заманили они меня таким образом в свои грехи». Лучше блюдо зелени вдали от пути искушения, нежели откормленный бык на нем. Грешники делают вид, что находят удовольствие во грехе. Воды краденые сладки, а запретный плод приятен для глаз. Но тот, кто понимает, что очень скоро сладость греха обратится в горькую полынь и желчь и что впоследствии грех обязательно, как змей укусит, и ужалит, как аспид, будет опасаться вкушать эти сласти и станет молить Господа, чтобы Он Своим провидением удалял их с глаз долой и благодатью Своей отвращал от них святых. Более того, благочестивые будут молиться против сладости греха.

Стихи 5-10. В этих стихах:

I. Давид желает, чтобы ему рассказали о его прегрешениях. Враги засыпали его упреками, в которых не было правды, на что псалмопевец мог только сетовать. Но в то же время Давид хочет, чтобы друзья обличили его в заблуждениях, в частности в том, что действительно могло послужить причиной для поношений (ст. 5): Пусть наказывает меня праведник: это милость; праведный Бог (есть и такое чтение стиха);

«Я приму обличения со стороны Его провидения и не буду с ними спорить, более того, приму их как знак любви, воспользуюсь ими как средством благодати и буду молиться о причинивших мне страдания». Но обычно данные слова относят к обличениям со стороны праведных людей; и более всего они подходят тому, кто, будучи сам праведным, вправе обличать неправедность других и от кого охотнее всего примут обличение. Однако если обличение справедливо, а сам обличитель – нет, мы также должны извлечь из обличения пользу и научиться послушанию. Здесь нас учат тому, как принимать обличения со стороны праведных и мудрых.

1. Мы должны охотно принимать замечания о любых своих недостатках или ошибках: «Господи, положи на сердце праведному исправить меня и обличить. Если мое собственное сердце не наказывает меня, хотя и должно, пусть это сделает мой друг; не допусти, чтобы меня постигла суровая кара так и остаться во грехе».

2. Нам надлежит принимать обличение как одно из проявлений дружбы. Мы не только должны отнестись к нему терпеливо, но и почитать его за любезность, ибо назидательные поучения – путь к жизни (Прит 6:23) и идут нам на пользу, приводя к раскаянию в содеянных грехах и предотвращая повторные прегрешения. И хотя обличения болезненны, эта боль необходима для излечения, поэтому они более желанны, нежели поцелуи врага (Прит 27:6) или песни глупых (Еккл 7:5). Давид благословил Господа за своевременное вразумление от Авигеи (1Цар 25:32).

3. Мы должны знать, что обличения несут нам пользу и исцеление: это лучший елей для раны, он ее смазывает и заживляет; он не повредит голове моей, как считают некоторые, уподобляющие упреки за проступки ударам по голове, но Давид говорит: «Я так не думаю; ударом, сокрушающим мою голову и мои кости, является грех (Пс 50:10). Обличение же – чудодейственный елей, заживляющий раны, нанесенные мне грехом. Оно не повредит голове моей, разве что поспособствует сокрушению моего сердца».

4. Мы должны воздать людям, поступившим с нами так честно, за их доброту и дружелюбие хотя бы молитвами за них во дни их бедствий52 , показав тем самым, что с благодарностью приняли их обличения. Доктор Хаммонд совсем иначе читает данный стих: «Поношение падет на меня – праведного и обличение; но этот ядовитый елей не сокрушит моей головы (не уничтожит меня, не принесет мне, вопреки замыслам, большого вреда), ибо, пока против меня строят козни, я буду молиться, чтобы Господь уберег меня от злодеев, и моя молитва не будет тщетной».

II. Давид надеется, что его притеснителям однажды тоже придется услышать обличения в их проступках, подобно тому как и сам он пожелал услышать о своих (ст. 6): «Вожди53 их… (судьями могли быть только Саул и его воины, вершившие над Давидом суд и осудившие его) рассыпались по утесам среди камней в пустыне, и слышат слова мои, что они кротки». Существует мнение, что речь идет о смягчении сердца Саулова, когда царь со слезами на глазах говорил: «…твой ли это голос, сын мой Давид?» (1Цар 24:17; 26:21). Либо мы можем понимать это в более общем смысле: даже судьи, какими бы великими они ни были, могут оказаться низвергнутыми. Путь того, кто становится сильным мира сего, не всегда бывает гладким. И тот, кто прежде пренебрегал Божьим словом, полюбит его и найдет в нем радость, когда его постигнет скорбь, ибо она готовит ухо к наставлению. Когда мир горек – слово сладко. Угнетаемые невинно не могут достучаться до живущих в роскоши, однако, когда последние сами оказываются низвергнутыми, они становятся более чуткими по отношению к скорбящим.

III. Давид сетует на чрезвычайное положение, в котором он оказался вместе со своими друзьями (ст. 7): «… сыплются кости наши в челюсти преисподней, из которой выбрасываются вверх – так долго они были мертвы — или же в которую они готовы упасть, ибо близки к краю пропасти; они подобны щепкам в лесу, небрежно сброшенным дровосеками в кучу: как будто землю рассекают и дробят нас. Здесь проводится сравнение со вспахиванием земли – земледелец рвет плугом землю на куски (Пс 118:3). Могут ли кости сухие ожить?

IV. Давид бросается за помощью к Господу, он надеется получить избавление именно от Всевышнего: «Но к Тебе, Господи, Господи, очи мои (ст. 8);

ибо когда положение столь плачевно, только Ты можешь унять все печали. Только от Тебя я жду облегчения при таком ужасном положении дел и на Тебя уповаю». Тот, чей взор направлен к Господу, вправе надеяться на Него.

V. Давид молит Господа прийти на помощь и облегчить его скорбь.

1. Просит Господа утешить его: «… не отринь души моей! Дай мне увидеть, откуда придет помощь».

2. Просит Господа расстроить козни врагов (ст. 9): «Сохрани меня от попадания в силки, поставленные для меня. Помоги мне обнаружить их и избежать». Какой бы хитрой ни была западня, Господь в силах обезопасить свой народ и не допустить его попадания туда.

3. Просит Господа по справедливости Своей обратить замыслы врагов против них самих и по милости Своей не дать им уничтожить его (ст. 10): Падут нечестивые в сети свои, которые они намеренно поставили для меня, но вполне заслуженно приготовили для самих себя. Nec lex est justioir ulla qaum necis artifices arte perire sua – никакой закон не может быть более справедливым, чем тот, что гласит: замышляющие погибель должны погибнуть от своего собственного изобретения. Всякий подлежащий суду Божьему связан канатами собственного беззакония. Но пусть я в то же время обрету избавление. Когда в сети и силки попадают нечестивые, это зачастую знаменует избавление и освобождение для праведных.

Толкования Священного Писания
На слова:
«Положи, Господи, хранение устом моим,
и дверь ограждения о устнах моих» (Пс.140:3)

Всегда нам, братия мои, надобно быть готовыми к молитве, потому что молитва – весьма великое дело; она доходит даже до Бога. Когда молитва с любовью возносится к Богу, чтобы собеседовать с Ним, тогда отверсты для нее горние врата, и никто не воспрепятствует ей войти в них. Не задержат ее Ангелы, не остановят Огнезрачные, как только пожелает она войти и получить от Бога исполнение просимого. Поэтому всякий возлюби молитву, и бодрственно упражняйся в ней – и день и ночь. Будем неослабно молиться.

Молитва извлекла Иону из моря, когда поглотил его кит. Молитва спасла Даниила от зверей во рву, Ананию же и бывших с ним отроков – от огня; и когда бы только ни была она возносима, всегда приносила победу. От дарующего Бога приемлет она исполнение своих прошений, и дары Свои уделяет и сообщает Он тому, кто любит пребывать в молитве. Господь радуется ее желаниям, увеселяется ее приношениями; и как скоро просит чего с упованием, с радостью это исполняет.

Смотри, как молитва пророка предстоит Богу, с упованием начинает вещать, непостыдно говорит: «Сохрани мя, Господи, яко зе́ницу ока, в крове крилу́ Твое́ю, да избавлюсь от напастей» (Пс.16:8). Умоляю Тебя, Господь высоты и глубины и всех концов, сохрани меня как зеницу ока моего. Охраняй, Господи, и всякого уповающего на Тебя, осеняй его покровом Твоим, как зеницу ока. Творец две вежды дал оку в защиту, чтобы не входило в него ничто вредное, потому что око освещает все тело. Две двери приставил Он к зенице, скрывающейся в оке. За ними скрывается эта скромная дева, как возлюбленная в своем тереме. Две двери приставил Творец, чтобы отверзались и затворялись они, – отверзались впускать свет, затворялись не допускать ничего вредного. Веждами прикрыл и оградил око, чтобы, когда падает и готово войти что в глаз, ими было остановлено и не допущено, и не могла помутиться ясность зеницы. Поэтому-то с сокрушением молится пророк и взывает: «Сохрани мя, Господи, яко зе́ницу ока». Будь стражем ока, чтобы не смотрело оно как тать. Будь стражем уха, чтобы не слыхало оно ничего беззаконного. Будь стражем уст и языка, чтобы сердце мое не уклонялось в лукавство, и не творил я дел неправедных.

Любодействует око, если смотрит нецеломудренно. Любодействует ухо, если внимает недоброму. Когда око взирает на непринадлежащее человеку и вожделевает того, тогда оно прелюбодействует перед Богом и ведет себя непотребно, по своим похотям. Око устроено в теле созерцать Божии дела, исполняться удивлением и препровождать оное в область сердца. И ухо, если внимает шуточным песням и речам, также любодействует, потому что входящие в него шутки оскверняют его. Творец устроил его внимать Божию слову, исполняться назиданием и спасительное учение передавать сердцу.

Непрестанно пребывай в молитве и не ослабевай в молитвах. Проси Хранителей, чтобы они были стражами отверстых дверей в членах твоих. Тщательно охраняй семь открытых дверей, потому что ими вторгаются разбойники, чтобы расхитить убранство души твоей. Да не подстерегает смерть у окон твоих, да не входит в храмины твои; иначе водворится она у тебя и повредит в тебе черты образа, столь любезного Богу. Печатью Святаго Духа запечатаны входы на главе твоей; печатью помазания запечатлены все члены твои. Царь написал на тебе как бы письмо Свое и приложил к нему огненные печати, чтобы не прочли его чужие и не повредили написанного. Не сокрушай царскую печать, чтобы не вошли в тебя разбойники. Не снимай печать, чтобы убийцы не погубили тебя вконец.

Иоанн в Откровении своем видел великую и чудную книгу; написана она была Самим Богом, и семь было на ней печатей (Откр.5:1). Ни на земле, ни на небе, никто не мог прочесть ее, кроме одного Сына Божия, потому что Он и написал и запечатал ее. Книга эта – душа, написанная в Царстве; кроме Написавшего никто не знает, что она такое. Никакое око не может видеть, никакое ухо не в состоянии слышать, и никакое сердце не представит себе, что написано в душе. Написано в душе Царство и положено в ней как приданое, чтобы, когда придет Наследник Царства, ввел ее с Собой в брачный чертог. Когда Царь приидет во славе Своей, и соберутся сонмы земнородных, тогда уготовятся и выйдут во сретение Ему мудрые девы, с которыми обручился Он и написал им книгу в приданное. С радостью идут они встретить Царя, когда приходит Он торжествовать с ними брак. поелику сохранили они обеты свои, то входят с Ним в брачный чертог. А которые утратили девство свое, те отходят во тьму кромешную. Жених берет у них приданое, которое написал им и о котором говорил, уча, что Царство внутри нас: «Царствие Божие внутрь вас есть», – сказал Он (Лк.17:21). поелику Сын Божий в тебе, то и Царство Его в тебе.

Вот, богатство небесное – в тебе, если хочешь его. Вот, Царствие Божие – внутри тебя, грешник. Войди в самого себя, ищи усердней, и без труда найдешь. Удались с распутий забав, с пагубного пути похотей, из дебри корыстолюбия и вредных сообществ. Войди в себя, живи в себе самом, в прекрасной клети духа твоего, и там ищи Царства, как научил Спаситель наш. Если оно еще не в тебе, то взывай, как научил нас Христос: «Отче наш,.. да приидет Царствие Твое» (Лк.11:2); и оно приидет, когда призовешь. Царство – в тебе; а вне тебя – геенна. Вне тебя – смерть, и дверь к ней – грех. А злые дела и мучения за них – вдали от тебя. Не выходи же к тому, что вне тебя, чтобы вместе с этим не погибнуть и тебе. Не выходи к тому, что чуждо для тебя, чтобы не погубили тебя убийцы. Не отверзай дверей тела своего, чтобы не вторглись в тебя разбойники, не заключили тебя в узы, не ввергли во тьму. Замкни двери членов своих, чтобы не взяли тебя в плен похитители и не увлекли из Царства, и чтобы не пойти тебе вместе с ними в геенну. Войди в себя, пребывай в сердце своем, ибо там – Бог. Он не оставляет тебя, но ты оставляешь Его.

С великим сокрушением, с воздыханиями молитвенно проси Бога, чтобы охранял Он двери плоти твоей. Испроси себе Хранителя оку твоему, чтобы не смотрело оно на возбуждающее к вожделению и не передавало похоти сердцу, и чтобы сердце не разлучилось с Царством. Испроси себе Хранителя уху твоему, чтобы не слушало оно худого, не отверзалось и не допускало в себя того, что может возмутить и уклонить сердце от Господа. Испроси Хранителя для уст и языка, чтобы не уклонялись «в словеса́ лукавствия» (Пс.140:4) и не делали беззаконий. Испроси Хранителей, чтобы были стражами сердца твоего и членов твоих, чтобы не вошло в них худое и не изгнало доброго.

Пока сердце пребывает в добре, дотоле и Бог в нем пребывает, дотоле оно служит источником жизни, потому что от него исходит доброе. Но как скоро уклоняется от Бога и делает беззакония, – становится оно источником смерти, потому что из него исходит злое. Сердце – Божия обитель, потому имеет нужду в охранении, чтобы не вошло в него злое, и Бог не удалился из него.

Дивно это, братия мои, весьма досточудно, возлюбленные мои; непостижимо для горних и неизреченно для дольних. Недоступный для всякого ума входит в сердце и обитает в нем; Сокровенный от Огнезрачных обретается в сердце. Земля не выносит стоны Его, а чистое сердце носит Его в себе. Небо – мало для пяди Его, а сердце – обитель Его. Небо объемлет Он горстью Своей, и одна пядь пространства – жилище Его. Если распрострется, – вся тварь не заключит Его в пределы свои; но если взыщет сердце, то и малое сердце вмещает Его. Малое место избирает в человеке для жилища Своего; и делается человек храмом Божиим, в котором обитает и пребывает Бог. Душа – храм Его, а сердце – святой жертвенник, на котором приносятся хвала, славословие и жертвы; иереем же бывает Дух, Который стоит и священнодействует там.

Поэтому не давай доступа смрадному греху, чтобы не удалился от тебя Дух Святый. Ты соделан храмом Божиим: должны ли возбуждаться в тебе непотребные движения? Сердце твое – святой жертвенник: может ли водворяться в тебе нечистая похотливость? В тебе священнодействует Дух Святый: должны ли иметь в тебе место грехи и благоухание должен ли заменять смрад нечистой похоти? Да не входит в тебя непотребство к растлению храма Божия. Да не водворяется в тебе нечистая похоть к поруганию святого жертвенника. Да не вселяется в тебя грех, удаляющий от тебя Духа Святаго. Павел, в котором вещал Христос, со скорбью и слезами сказал: «Не весте ли, братия мои, яко храм Божий есте́, и Дух Божий живет и пребывает в вас. Аще кто Божий храм (то есть душу свою) растлит, растлит сего Бог» (1Кор.3:16–17) за то, что растлил храм души своей. Тщательно охраняй душу свою, потому что она – Божий храм. Свято блюди сердце свое, потому что оно – святой жертвенник. Ищи себе Хранителей, чтобы были они стражами живого Божия храма, чтобы не вошла в него какая нечистая похоть, и не оскорбился тем Дух Святый.

Вот, в сердце у тебя хранится сокровище. Приищи себе стража, который бы непрестанно находился при дверях твоих, чтобы не ограбили тебя разбойники, не расхитили злые люди. поелику не заботишься о душе своей, не ищешь для нее Хранителей, то вторгнутся в нее нечистые духи и грабители и разорят ее вконец. Имение, которое не твоя собственность, охраняешь ты со тщанием; а душу, свою собственность, свое наследие, – не оберегаешь. У виноградников, у масличных садов, у засеянных полей ставишь ты стражей, а Божие достояние оставляешь без стражей, которые бы охраняли его. Временное имение всякий бережет с предусмотрительностью, а душу, самое дорогое Божие достояние, расхищают и грабят демоны, и никто об этом не поболезнует и не поскорбит. Перетряхиваешь дорогие одежды, какие есть у тебя, чтобы предохранить их от моли; а грех, эту моль, которая точит душу, никогда не отрясаешь. В ризе и в срачице (хитоне) у себя выискиваешь гнусных насекомых, а сердце твое исполнено пороков, и ни одного не изгонишь вон. Из волос на голове извлекаешь иных насекомых, а семью дверями, которые у тебя в голове, свободно входят и выходят грабители. Когда падают стены твоего дома, строишь новые, подводишь, подпираешь, а душа твоя вся в расселинах, и не загородишь ни одной. Когда в доме у тебя есть щель, затыкаешь ее, чтобы не вошло какое-либо насекомое; а душа твоя вся источена греховной молью, а ты и не позаботишься поддержать ее. Лукавый ходит в нас и приводит в расстройство смысл и рассудок; оттого каждый, против воли своей, идет в дебрь и блуждает там. Один думает, как уберечь стадо свое, вола и осла своего, и даже не мыслит о том, как охранить дух свой от зла. Заботливо стережет дом свой, чтобы не вошли в него воры; а в душу вторглись грабители, и он не знает этого. Обманщики и похитители поемлют у него жизнь, отлучают душу от Бога, Творца ее. Иной заботится об одеждах своих и охраняет их, чтобы не источила их моль; а между тем, предается гнусным делам, которые точат его хуже моли. Иной зарывает и скрывает золото свое, чтобы не похитил кто; а между тем, похоть похищает у него рассудок, и делается он игралищем блудных жен. Иной вытирает и очищает мокроты у себя под носом, но скрывает в себе всякий порок, и ни от одного не очистит себя. Иной не дает пылинке упасть на одежду его, а душа у него то же, что свинья, только что вышедшая из зловонной ямы. Иные моют и чистят тело свое, чтобы членам своим придать красоту, а на душе у них кучами лежит гной, и нет охоты острогать его. Иные мазями умащают плоть свою, чтобы удивить других благоуханием, а грехи их смердят хуже трупов, брошенных на земле. Душа в ином зловонна, как мертвец во гробе, поэтому выдумывает он разные умащения, чтобы одеждам своим придать благовоние. Если бы человек не издавал зловония, то не собирал бы благовоний. Но поелику грех сделал нас смердящими, то старается он умащать себя чем-либо благоуханным.

Даруй нам разумение, Господи наш, и приложи нам ведения. Даруй нам, Господи наш, благоухать пред Тобою паче благовоний и ароматов. Даруй нам, Господи наш, возлюбить Тебя и возненавидеть весь мир. Даруй нам, Господи наш, вместо преходящих имений приобрести Тебя. Даруй нам, Господи наш, приносить Тебе слезы, как нарочитую жертву. Даруй нам, Господи наш, сохранить для Тебя три благоухающих кадила. Даруй нам, Господи наш, возжечь Тебе три светло горящих светильника, дух, душу и тело, – три светильника для Единой Троицы. Дух посвятим Отцу, душу – Сыну, тело – Духу Святому, Который и воскресит его из персти.

Отче! Освяти дух наш! Сыне! Освяти душу нашу! Душе Святый! Освяти тело наше, немоществующее от скверн. Дай нам, Господи наш, о Тебе радоваться! Да возрадуешься и Ты о нас в последний день. Тебе хвала от духа, души и тела, а нам щедроты Твои!

«Да исправится молитва моя»

Давид же пребывал в пустыне в неприступных местах и потом на горе в пустыне Зиф. Саул искал его всякий день; но Бог не предал Давида в руки его!
(1 Цар. 23: 14)

Всякое истинное открытие, достающееся открывателю, как правило, весьма непросто, становится затем легкодоступным достоянием всех последующих эпох. Когда-то очень давно поняли, что огонь можно извлекать из соприкосновения двух камней, хотя для этого надо было потрудиться. Сегодня мы получаем огонь легким движением спички. Когда-то изобретение электрического света родилось после непростых научных опытов Яблочкова и Эдисона. Сегодня мы включаем этот свет элементарным щелчком клавиши. Меняются формы – от примитивных к более совершенным, но суть остается той же.

То же самое происходит и в духовной жизни человечества. Духовный опыт одного человека, когда этот человек свят, опыт, дающийся трудами и скорбями, становится достоянием многих поколений и эпох, источником великого блага для бесчисленного количества людей. Как достижение тех ученых мужей, что открыли электричество, одарило нас светом в любое время суток и всеми сопутствующими благами, так духовный опыт великих духоносных мужей становится источником благодатного света и спасения для всех тех, кто приобщается ему.

Посмотрите на Царя и Псалмопевца Давида. Его псалмы – опыт его духовной жизни, осоленной скорбями и напастями. Немало из них написано во время разнообразных жизненных испытаний и даже после случавшихся в его жизни грехопадений, осмысленных потом и раскаянных. Многие из псалмов Давида начертаны после избавления от напастей, а иные и вовсе писаны в изгнании. Но именно потому, что родились они в исстрадавшемся верующем сердце, сохранившем при всех испытаниях праведность и преданность Богу, Давидовы псалмы удостоились наития Святого Духа. И, будучи Боговдохновенными, имеют силу напоевать благодатью и наши сердца. Надо лишь приложить малый труд по прочтению этих псалмов.

И об одном из таких псалмов – псалме 140 – мы и поговорим сегодня. А точнее сказать, мы, используя своевременный повод – время Великого поста, попытаемся осмыслить богослужебное употребление этого псалма на Литургии Преждеосвященных Даров в виде песнопения «Да исправится молитва моя».

Давид понимал: он не виновен в том, в чем его обвиняют, но достаточно и прочих его грехов, чтобы понести от Господа наказание

По мнению толкователей, 140-й псалом написан Давидом в тот период, когда царь Саул, опасаясь потери власти, замыслил убить Давида (см.: гл. 19–24 1 Цар.). Потрясенный до глубины души замыслом тестя – Давид был женат на дочери Саула Мелхоле, – он вынужден был спасаться бегством, хотя и был невиновен, ибо не имел никакого помысла свергать царя. Соответствующими мыслями и ощущениями и наполнен весь псалом. Давид просит Господа услышать его молитву. Осознавая свою невиновность, он просит избавить его от сети, которую ему приготовили; просит, чтобы в эту сеть попали сами устроившие ее, а он был избавлен. С другой стороны, Давид признает свою греховность, просит Господа положить хранение его устам, дабы не озлобляться на противника, просит не позволить его сердцу уклониться к самооправданию. Давид понимает, что хоть и не виновен в том, в чем его обвиняют, но достаточно и прочих его грехов, чтобы понести от Господа наказание.

Такова общая смысловая композиция этого псалма. Если мы обратимся теперь к песнопению «Да исправится молитва моя», то заметим, что в нем использована лишь первая часть 140-го псалма. Структура расположения стихов псалма в этом песнопении и его место в Литургии Преждеосвященных Даров позволяет нам увидеть некоторые новые смысловые аспекты псалма применительно уже к нашей духовной жизни, что мы и попробуем сейчас сделать.

Во-первых, обращает на себя внимание тот момент, что песнопение «Да исправится молитва моя» построено в виде прокимна, то есть сначала исполняется основной стих – собственно «Да исправится молитва моя», а затем он чередуется с другими тремя стихами. В конце вновь пропевается основной стих. Обратившись к литургическим источникам, мы действительно находим данные о том, что ранее в константинопольской соборной традиции это песнопение было прокимном, чтец пел его с амвона, а духовенство сидело в алтаре. И уже значительно позже «в студийской монашеской традиции, вытеснившей к концу XII века соборную константинопольскую, “Да исправится молитва моя” перестало быть обычным прокимном, во время его исполнения постепенно утвердился обычай народного коленопреклонения и священнического каждения».

Во время пения «Да исправится…» следует преклонить колени. Обратим внимание на то, что это коленопреклонение в литургийном ряду находится между двумя другими подобными моментами. Коленопреклонение совершается перед «Да исправится…» – при возгласе «Свет Христов просвещает всех» – и вскоре после «Да исправится…» – на важнейшем «Ныне силы небесные». Случайно ли это? Не думаю. Здесь указание на важнейший смысловой ряд в литургийном пространстве. В этом ряду первое коленопреклонение связано с обращением к оглашенным, готовящимся принять святое крещение. Это обращение, имеющее значительный вероучительный смысл. Последнее коленопреклонение связано с важнейшим моментом Литургии, когда переносятся Святые Дары. Ну а с чем связано коленопреклонение во время песнопения «Да исправится молитва моя»?

Структура прокимна, присущая этому песнопению, позволяет нам говорить о его особенном нравоучительном характере. Он состоит в том, что первый и основной стих песнопения указывает на важнейшее дело христианина, дело, сопровождающее всю его жизнь, – на молитву. Стихи, «проложенные» между основным, – указание на моменты, которые способствуют преуспеянию в молитве либо, напротив, препятствуют сему. Это своего рода духовный многослойный «пирог», в котором основной слой обретает свой истинный «вкус» лишь в сочетании с прочими. Хотите убедиться в том, что это так? Тогда пойдем дальше.

1. «Да испра́вится моли́тва моя́, я́ко кади́ло пред Тобо́ю, воздея́ние руку́ мое́ю – же́ртва вече́рняя».

В главном для христианина духовном делании – молитве – основной фактор успеха – внимание. Если есть оно, а вместе с ним есть и благоговение, и покаяние, то молитва будет возноситься к Богу, как дым кадильный, благоухающий и стремящийся непрестанно ввысь. Если внимания нет, то молитва «стелется» по земле, подобно дыму Каиновой жертвы, и такая жертва, как мы помним, не была угодна Богу. При этом, как это ни парадоксально и ни печально, подобная «Каинова» жертва – неизбежный временный удел всякого христианина, ибо нерассеянная молитва – «жертва вечерняя», то есть является плодом многолетних и усиленных трудов. И получаем мы этот плод нередко лишь к «вечеру», то есть ближе к закату жизни.

Это основной лейтмотив песнопения. В нем – указание цели. Далее следуют вышеупомянутые моменты в «проложенных» стихах.

2. «Го́споди, воззва́х к Тебе́, услы́ши мя: вонми́ гла́су моле́ния моего́, внегда́ воззва́ти ми к Тебе́».

Здесь указание на качества, которыми обладает настоящая молитва и которые мы должны для своей молитвы приобретать. И во-первых, речь об искренности и покаянном характере молитвы. Вот как говорит об этом великий Златоуст: «Что же выражает Псалмопевец словами: “Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня”? Он разумеет здесь внутреннее воззвание, которое произносит сердце воспламененное и дух сокрушенный, которое произнося и Моисей был услышан. Как человек, взывающий голосом, напрягает всю свою силу, так и взывающий сердцем напрягает весь ум свой. Такого воззвания требует Бог, воззвания, которое происходит от сердца и не дозволяет поющему зевать и развлекаться».

Кто хочет достичь нерассеянной молитвы, должен молиться постоянно

Во-вторых, нельзя не заметить: во второй части стиха – та же мысль, что и в первой, только изложенная другими словами. И это не в последнюю очередь говорит нам о необходимости в молитве постоянства. Кто хочет достичь нерассеянной молитвы, должен молиться постоянно. Неслучайно призывает апостол: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17). Постоянство в молитве – то же, что капля, которая точит камень. Подобно маленькой ничтожной капле, которая со временем разрушает даже твердыню камня, наши немощные, но постоянные молитвенные потуги способны разрушить греховную сердечную коросту и ввести молитву в сердце, где она становится по- настоящему сильной и действенной.

3. «Положи́, Го́споди, хране́ние усто́м мои́м, и дверь огражде́ния о устна́х мои́х».

Ничто так не расхищает из сердца молитвенный плод, как постоянно открытые уста. Потому и Премудрый призывает: «Для слов твоих сделай вес и меру, и для уст твоих – дверь и запор» (Сир. 28: 29). «Дверь ограждения» и «хранение» своим устам мы должны просить у Бога, поскольку привыкли держать свои уста открытыми и говорим много лишнего. Никакой иной грех так не «легок» и не «приятен», как пустословие. Он способен быстро «сгладить» плохое настроение, аккуратно «прикрыть» лень. Он, как ничто иное, доставляет нам много «приятных минут», но при этом отнимает нечто очень важное – пусть небольшой, но все же благодатный плод, который обретает наше сердце после нашей немощной, но все же молитвы. А потому христианину, искренне молящемуся об исправлении молитвы, «яко кадило», также искренне следует бороться с пустословием, многословием и, разумеется, сквернословием. «Тогда только следует говорить, когда слова полезнее молчания», а это, согласимся, нечасто случается.

4. «Не уклони́ се́рдце мое́ в словеса́ лука́вствия, непщева́ти вины́ о гресе́х».

Самооправдание – великое зло. Потому, когда согрешишь, признавай: я согрешил

Этот непростой, как кажется, стих содержит достаточно простую мысль: «Не уклони сердце мое к словам лукавым для измышления извинения во грехах». Как самоосуждение для человека – великое благо, так самооправдание – великое зло. Вот как говорит об этом святитель Иоанн Златоуст: «Ты, возлюбленный, когда согрешишь, говори: я согрешил. Нет ничего справедливее такого оправдания. Таким образом ты умилостивишь Бога; таким образом и сам себя сделаешь более медленным на те же грехи. А если станешь отыскивать пустые предлоги и освобождать душу от страха, то усилишь в ней расположение снова предаваться тем же грехам и много прогневаешь Бога».

Грех естественным образом порождает в душе чувство вины и ощущение неизбежности наказания. Возникает желание куда-то от этого спрятаться. Когда человек не вполне понимает значение покаяния, тогда и возникает самооправдание как попытка спрятаться от ответственности. Самооправдание – то же, что стремление страуса уйти от опасности через погружение головы в песок. Это смешно, но не только. Самооправдание порождает для человека существенное зло: чем более человек сам себя оправдывает, тем более осуждается Богом. А потому тот христианин, кто стремится к нерассеянной и плодотворной молитве, должен избегать самооправдания, ибо просить Бога о милости и одновременно привлекать на себя Его осуждение – то же, что одной рукой что-то строить, а другой все тотчас же разрушать.

Воздевание рук во время молитвы – очень древняя внешняя форма обращения к Богу, хотя в современной богослужебной практике она используется священниками нечасто. Основная мысль этой формы-образа – дать возможность человеку как можно сильнее выразить устремленность его к Богу и Небу. Выразить и затем – по принципу перехода от внешнего к внутреннему – помочь устремиться к Богу его уму, его сердцу и воле. Песнопение «Да исправится молитва моя» именно об этом. Это молитва о том, чтобы наше внешнее благочестие пришло наконец в гармоничное единство с нашим внутренним миром. И, наверное, поэтому оно так полюбилось нашим православным людям.

Псалом 140 “Господи, воззвах к тебе, услыши мя”

Господи, воззвах к тебе, услыши мя; вонми гласу моленiя моего, внегда воззвати ми к тебе. Да исправится молитва моя яко кадило пред тобою; воздеянiе руку моeю, жертва вечерняя. Положи, Господи, храненiе устом моим и дверь огражденiя о устнах моих. Не уклони сердце мое в словеса лукавствiя, непщевати вины о гресех с человеки делающими беззаконiе; и не сочтуся со избранными их. Накажет мя праведник милостiю и обличит мя, eлей же грешнаго да не намастит главы моея; яко eще и молитва моя во благоволенiих их. Пожeрты быша при камени судiи их; услышатся глаголи мои, яко возмогоша. Яко толща земли проседеся на земли, расточишася кости их при аде. Яко к тебе, Господи, Господи, oчи мои; на тя уповах, не отими душу мою; сохрани мя от сети, юже составиша ми, и от соблазн делающих беззаконiе. Падут во мрежу свою грешницы; eдин eсм аз, дондеже прейду.

Перевод

Господи! к Тебе взываю: поспеши ко мне, внемли голосу моления моего, когда взываю к Тебе. Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих – как жертва вечерняя. Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих; не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных вместе с людьми, делающими беззаконие, и да не вкушу я от сластей их. Пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей, который не повредит голове моей; но мольбы мои – против злодейств их. Вожди их рассыпались по утесам и слышат слова мои, что они кротки. Как будто землю рассекают и дробят нас; сыплются кости наши в челюсти преисподней. Но к Тебе, Господи, Господи, очи мои; на Тебя уповаю, не отринь души моей! Сохрани меня от силков, поставленных для меня, от тенет беззаконников. Падут нечестивые в сети свои, а я перейду.

«Господи, воззвах к тебе, услыши мя»

Песнопение «Разбойника благоразумнаго». Исполняют Дивна Любоевич и ансамбль «Мелоди» из Сербии на V Международном фестивале «Просветитель», который проходил на острове Валаам 27-28 июля 2019 года.
† † †
Песнопение исполняется на службе Утрени Великой Пятницы с чтением двенадцати фрагментов Евангелия, рассказывающих о Страстях Христовых (совершается вечером в Великий Четверг).
Восьмое чтение повествует о двух разбойниках, распятых справа и слева от Спасителя. Один из них проклинал Господа, говоря Ему: «Если Ты Христос, спаси Себя и нас» (Лк 23:39). Другой же, напротив, унимал богохульника: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал». И затем он обратился к Иисусу: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» И ответил ему Христос: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23:40-43).
После чтения Евангелия и трипеснеца (канона, состоящего из трёх песней) торжественно трижды поется Ексапостиларий (или светилен) великой Пятницы «Разбойника благоразумнаго».
«Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи» («Разбойника благоразумного в одном часу рая удостоил, Господи»)
Действительно в один час Господь удостоил Рая злодея, сделав его самым первым из вступивших в Его Царство. Удивительна история такого спасения, свидетельство слов Христа «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мк 2,17). Разбойник уверовал в распятого, униженного, оставленного учениками Спасителя и исповедовал его как Бога перед всеми, совершив тем самым первый мученический подвиг христианской истории: «Полное раскаяние в своих грехах и преступлениях, глубокое смирение, твердая вера в отдавшего Себя на страдание Распятого Господа Иисуса Христа и исповедание его тогда, когда весь мир был против Него, – вот из чего сплелся венец, венчавший главу бывшего разбойника, как победителя и подвижника, вот из чего сковался ключ, отворивший ему двери рая» (святитель Иоанн Шанхайский).
«И мене древом крестным просвети и спаси мя» («и меня крестным древом просвети и спаси»).
Пример спасенного разбойника обращен ко всем последующим поколениям христиан, о чем напоминает нам в этом тропаре Церковь. Мы просим Господа просветить нас Его Крестными Страданиями и спасти наши души, как в последний миг Он спас разбойника. «Слыша это, возлюбленный, никогда не отчаивайся, но, представляя неизреченное величие человеколюбия Божия, поспеши исправлением от грехов. Если Он разбойника, бывшего на кресте, удостоил столь великой чести, то тем более удостоит нас Своего человеколюбия, если мы захотим исповедаться в наших прегрешениях» (святитель Иоанн Златоуст, беседы о Кресте и разбойнике).
Православный журнал «ФОМА».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *