Грех страха в православии

«Не бойся, малое стадо!» (Лк. 12, 32)

Страх перед чем-либо, кроме Бога, есть признак и условие внутренней несвободы и несовершенства.

О страхе, как признаке несовершенства, говорит апостол Иоанн: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви (1 Ин. 4, 18). А о страхе, как признаке несвободы, говорит апостол Павел, напоминая христианам: …Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» (Рим. 8, 15).

Связь страха с рабством может проследить любой человек из собственного опыта наблюдения за обществом. И не столь важно, будет ли это страх за свою жизнь, как в тоталитарных обществах, или страх утраты стабильности жизни, как в обществах демократических.

Зная и понимая страхи людей, ими легко манипулировать. Это происходит повсеместно на земле, в самых разных сферах жизни. Используя страхи людей, политики убеждают их выбрать то, что нам невыгодно, а торговцы убеждают купить то, что нам не нужно. Но еще более тонко и умело посредством страха манипулируют людьми бесы, преследуя единственную цель — отвратить людей от Бога. Обращаясь к религиозной сфере жизни, нетрудно увидеть примеры такого манипулирования.

Даже если не рассматривать некоторые западные секты, которые сколотили немалое состояние, пугая людей приближающимся концом света, нам и в церковной православной среде нередко приходится сталкиваться с раздуванием разного рода страхов. Причем, речь идет, к сожалению, отнюдь не о страхе Божием, а о страхе перед антихристом, перед теми или иными глобальными бедствиями, перед новыми паспортами, перед новыми технологиями и так далее. Поражаемые этими страхами, люди совершенно забывают о Боге, иногда доходя до такого исступления, что отпадают от Церкви в разные раскольнические сборища. Так несчастные люди, испугавшись мнимого вреда, в ослеплении бесовском причиняют своей душе настоящий вред.

Всё это показатель серьезного нездоровья в духовной жизни. Серьезного потому, что конец для тех, кто предает себя недугу боязливости, действительно страшен: Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая (Откр. 21, 8).

Чтобы уберечься от вышеупомянутых соблазнов и быть свободным от разного рода манипуляций, надлежит обратиться к святоотеческим советам, научающим подлинно христианскому отношению к страху.

Что есть страх?

Преподобный Иоанн Лествичник пишет, что «страх есть предвоображаемая беда; или иначе, страх есть трепетное чувство сердца, тревожимое и сетующее от представления неведомых злоключений. Страх есть лишение твердой надежды».

Святитель Григорий Нисский определяет добродетель как благую середину, свободную как от преизбытка естественного чувства, так и от недостатка, «так например в мужестве недостаток его делается боязливостью, а излишек – дерзостью». Здесь боязливость объясняется как ущербность, проистекающая из нехватки мужества.

То же объяснение дерзости и страха как разных отклонений от добродетели мужества мы находим у преподобного Петра Дамаскина, который подробнее пишет об их различии и опасности для духовной жизни, а вместе с тем и глубинной взаимосвязи: «Свойство мужества состоит не в том, чтобы побеждать и одолевать ближнего, это есть дерзость, стоящая выше мужества, и не в том, чтобы, по страху искушений, уклоняться от деланий о Боге и добродетелей, это, напротив, боязнь, находящаяся ниже его; но в том, чтобы пребывать во всяком деле благом и побеждать страсти душевные и телесные… Две вышеупомянутые страсти, хотя и кажутся противными одна другой, но смущают нас по немощи (нашей); и дерзость влечет кверху и устрашает, поражая изумлением, как бессильный медведь, а боязнь убегает, как прогоняемый пес; ибо никто из имеющих в себе одну из этих двух страстей не уповает на Господа, потому и не может устоять на брани, хотя бы был смелым, хотя бы боялся; праведник же яко лев уповает (Притч. 28, 1) на Христа Иисуса, Господа нашего, Которому слава и держава во веки».

В другом сочинении святитель Григорий Нисский пишет о самом чувстве страха как о том, что происходит от «скотского бессловесия», и является само по себе нейтральным движением души, которое, «при худом употреблении ума стало пороком», но, однако, «если рассудок восприимет власть над такими движениями, то каждое из них превратится в вид добродетели. Так раздражительность производит мужество, робость — осторожность, страх — благопокорность».

Аскетическое отношение к страху

Боязливость, то есть испытывание страха перед людьми, или бесами, или какими-либо событиями в жизни, которые случаются или могут случиться в будущем, есть признак духовного нездоровья христианина, который не должен испытывать страха перед чем-либо подобным. По свидетельству преподобного Исаака Сирина, «человек боязливый дает о себе знать, что страждет двумя недугами, то есть жизнелюбием и маловерием. А жизнелюбие — признак неверия».

На связь страха с недостатком веры указал и Сам Господь, когда сказал апостолам, испугавшимся бури: Что вы так боязливы, маловерные?» (Мф. 8, 26).

Эту органическую связь боязливости с маловерием хорошо объясняет святитель Николай Сербский: «У боязливых людей сердце слишком земляное и от того окаменевшее. Слово Божие лучше всего растет при внешних бурях и ветрах, словно горные сосны. Но боязливый, с радостью принявший слово Божие, пугается бурь и ветров и отпадает от слова Божия, отвергает его и снова прилепляется к своей земле. Земля приносит быстрые плоды, а плодов слова Божия надо ждать. При этом боязливого терзает сомнение: “Если я упущу сии плоды земные, которые держу в руках, то кто знает, дождусь ли и вкушу ли плодов, обещанных мне словом Божиим?”. И так боязливый усомнится в Боге и уверует в землю; усомнится в истине и уверует в ложь. И вера, не пустив корня в его окаменевшем сердце, исчезает, и слово Божие, посеянное на камне, возвращается к своему Сеятелю».

Преподобный Никон Оптинский так передает наставление преподобного Варсонофия Оптинского: «Бояться надо только грехов… А боязливых, сказано в Священном Писании, не любит Бог. Никто не должен быть боязлив, труслив, а должен возлагать надежду на Бога. Почему Бог не любит боязливых, трусливых? Потому что они близки к унынию и отчаянию, а это — смертные грехи. Боязливый и трус — на краю пропасти. Истинный монах должен быть чужд такого устроения».

Преподобный Иоанн Лествичник определяет боязливость как «дщерь неверия и порождение тщеславия», и указывает, что это есть греховная страсть, которая проистекает от страсти гордыни: «Гордая душа есть раба страха; уповая на себя, она боится слабого звука тварей, и самых теней».

О том же свидетельствует и преподобный Нил Синайский, заповедуя: «Не предавай гордости душу свою, и не увидишь страшных мечтаний, потому что душа гордого бывает оставлена Богом и делается порадованием бесов. Гордый ночью воображает множество нападающих зверей, а днем смущается боязливыми помыслами; если спит, часто вскакивает и, бодрствуя, боится птичьей тени. Шум листа в ужас приводит гордого, и журчанье воды поражает его душу. Ибо тот, кто недавно противился Богу и отрекался от Его помощи, впоследствии пугается ничтожных призраков».

Преподобный Симеон Новый Богослов указывает также на связь боязливости с унынием: «Уныние и телесное отяжеление, от лени и нерадения появляющиеся в душе… приносят разуму помрачение и отчаяние, отчего господствуют в сердце помыслы боязливости и хулы», «демон боязливости сопутствует демону уныния и нападает вместе с ним, а тот помогает этому и хватает , и первый наводит на душу страх с очерствением, второй же производит в душе и уме помрачение и расслабление, а также окаменение и отчаяние».

Святитель Иоанн Златоуст говорит, что «грех… делает человека боязливым и робким; а правда производит противное действие», а святитель Николай Сербский указывает: «Чревоугодие делает человека унылым и боязливым, а пост — радостным и храбрым».

По свидетельству святого Симеона, борьба со страхом есть обычное состояние монаха, который находится в начале или середине духовного пути: «Кто стяжал чистое сердце, тот победил боязливость, а кто еще очищается, тот иногда одолевает ее, иногда же бывает одолеваем ею. Кто же вовсе не борется, тот или совершенно бесчувствен и является другом страстей и демонов…, или является рабом боязливости, подвластным ей, трепещет, как младенец рассудком, и боится страха там, где нет ни страха (Пс. 13, 5), ни боязни для боящихся Господа».

Преподобный Иоанн замечает, что монахам, живущим в общежительных монастырях, эта страсть реже бывает свойственна, чем отшельникам.

Он же предлагает следующие способы для борьбы монаха с боязливостью: «Не ленись в самую полночь приходить в те места, где ты боишься быть. Если же ты хоть немного уступишь сей младенчественной и смеха достойной страсти, то она состареется с тобою. Но когда ты пойдешь в те места, вооружайся молитвою; пришедши же, распростри руки, и бей супостатов именем Иисусовым; ибо нет сильнейшего оружия, ни на небе, ни на земле»; «Нельзя в одну минуту насытить чрево; так нельзя и боязливость победить скоро. По мере усиления в нас плача , она от нас отходит; а с уменьшением оного увеличивается в нас»; «Если же мы, от сокрушения сердца, с преданностию Богу, усердно ожидаем от Него всяких непредвидимых случаев, то мы воистину освободились от боязливости».

А вот что рекомендует преподобный Симеон Новый Богослов: «Не удивляйся, если, когда над тобой господствует боязливость, ты трепещешь, боясь всего, ибо ты еще несовершенен и слаб и, как младенец, боишься страшилищ. Ибо боязливость есть младенчествующая и достойная смеха страсть тщеславной души. Не желай говорить словами с этим демоном или прекословить ему, ибо когда душа в трепете и смятении, слова не помогают. Оставь их, смири разум твой, насколько хватит у тебя силы, и вскоре поймешь, что боязливость исчезла».

Многие святые отцы предупреждали, что на подвижника нередко нападают бесы, стараясь испугать его, навести «страхование». Святитель Афанасий Великий так передает наставление об этом преподобного Антония Великого: «Какими демоны нас находят, пpиходя к нам, такими и сами делаются в отношении к нам… Поэтому, если найдут нас боязливыми и смущенными, то немедленно нападают, как pазбойники, нашедшие неохpаняемое место, и что сами в себе думаем, то и пpоизводят в большем виде. Если видят нас стpашливыми и боязливыми, то еще больше увеличивают боязнь пpивидениями и угpозами, и наконец — бедная душа мучится тем. Но если найдут нас pадующимися о Господе… и pассуждающими, что все в pуке Господней, что демон не в силах побоpоть хpистианина и вообще ни над кем не имеет власти, то, видя душу, подкpепляемую такими мыслями, демоны со стыдом обpащаются вспять… Душа постоянно да pадуется в уповании; и увидим, что демонские игpалища — то же, что дым, что демоны скоpее сами побегут, нежели нас будут пpеследовать, потому что они кpайне боязливы, ожидая уготованного им огня… и особенно стpашатся знамения кpеста Господня».

В том же русле лежат и советы преподобного Паисия Величковского: «Если кто боязлив, то не смущайся нисколько, но будь мужествен и возлагай упование на Бога и совсем не обращай внимания на смущение. Не допускай укорениться в себе сему детскому настроению… но считай его за ничто, как бесовское. Раб Божий боится только своего Владыки, Которой создал тело, вложил в него душу и оживил; бесы же, без попущения Божия, ничего не могут причинить нам, но только устрашают и угрожают мечтаниями… будь мужествен, и да крепится сердце твое, и ограждай себя крестным знамением, когда найдет страхование. То место, куда войдешь, огради крестным знамением… перекрестись и, сотворив молитву и сказав: «аминь», войди смело. Если бесы найдут, что мы тверды Господом, тотчас посрамляются и не смущают нас. Будем держать в мысли, что мы в руке Божией. Господь сказал: Се даю вам власть наступати на змею, и на скорпию, и на всю силу вражию: и ничесоже вас вредит (Лк. 10, 19). Будем держать в мысли, что без повеления Божия ни влас главы нашей не погибнет (Лк. 21, 18). Сами ceбе мы причиняем страхование боязливым помыслом… будем помышлять, что одесную нас Бог, и не подвижемся. Бесы следят за нами, как ловцы и внимательно наблюдают за помыслами нашими; каковы мы в помыслах, подобные же подносят нам свои мечтания. Но страх Божий изгоняет страх бесовский».

Страх Божий

Совершенно иным по отношению к описанным примерам обыденного, человеческого страха, является «страх Божий». Если от обычных страхов, включая даже такой сильный, как страх смерти, христианину надлежит избавляться, как от признака духовного несовершенства, то страх Божий, наоборот, надлежит приобретать и укреплять в себе, и оба этих процесса — стяжание страха Божия и преодоление всех обычных человеческих страхов — являются взаимосвязанными.

Святые отцы постоянно подчеркивали, что страх Божий, поселяясь в сердце человека, изгоняет всякий страх перед чем-либо иным, кроме Бога, и делает человека поистине бесстрашным: «Кто боится Господа, тот выше всякого страха, тот устранил и оставил далеко за собой все страхи века сего. Далек он от всякой боязни, и никакой трепет не приблизится к нему»; «Кто сделался рабом Господа, тот боится одного своего Владыки; а в ком нет страха Господня, тот часто и тени своей боится»; «Боящийся Бога не боится ни натиска демонов, ни их бессильных нападений, ни угроз злых людей, но, будучи весь как бы неким пламенем или пылающим огнем, проходя по местам недоступным и неосвещенным ни ночью, ни днем, обращает в бегство демонов, которые бегут от него скорее, чем он от них… Кто ходит в страхе Божием, тот, вращаясь среди злых людей, не боится, имея внутри себя страх Его и нося непобедимое оружие веры, благодаря которым он может и способен делать все — даже то, что многим кажется трудным и невозможным. Но он ходит, как некий гигант среди обезьян или рыкающий лев среди собак и лисиц: он уповает на Господа и твердостью разума поражает их, приводит в смятение их мысли, побеждая их словом мудрости, как жезлом железным».

«Механизм» этого вытеснения подробно объяснял святитель Тихон Задонский: «Ибо большим страхом уничтожается малый страх, и от большей печали исчезает малая печаль, и большая болезнь делает незаметной малую, как за большим шумом не слышен слабый голос. Печаль века сего и страх временной беды угашаются печалью о спасении души и страхом вечной гибели, как свет свечи — светом солнечным. Этот страх в благочестивой древности вел в пустыни и пещеры, заставлял лучше жить со зверями, чем с беззаконными людьми; лучше питаться травой и кореньями, чем сладкой пищей; лучше скитаться в лесах, чем быть окруженным соблазнами. Этот страх колеблет и самих демонов, бесплотных духов. И демоны боятся геенны, на которую осуждены, и пытаются сделать участниками ее сынов человеческих, чтобы не одним в ней мучиться. Удивительно, что люди не трепещут перед тем, перед чем трепещут демоны-духи».

Святые отцы уделяли очень большое значение страху Божиему для дела совершенствования души христианина.

По словам преподобного Ефрема Сирина, «страх Господень — кормчий души, источник жизни. Страх Господень просвещает душу… истребляет лукавство… ослабляет страсти», «изгоняет из души тьму и делает ее чистой», «страх Божий — вершина познаний; где нет его, там не найдешь ничего доброго», «в ком есть страх Божий, тот не бывает беспечен, потому что всегда трезвится… и легко спасается от козней врага… Кто же не имеет страха Божия, тот открыт нападениям диавольским».

О том же свидетельствует и святитель Тихон Задонский: «Окружаемая и хранимая страхом Божиим, душа бывает неподвижна ни на какое зло. И если какое искушение бесовское и злая мысль приходит ей, сразу ужасается и взывает к Богу: “Господи, помоги мне!” и так против зла стоит и борется. Потому страх Божий — корень всех благ. Начало мудрости — страх Господень (Пс. 110, 10). Ибо кто премудр? Тот, кто везде и всегда осторожно поступает и невидимого Бога видит перед собой».

Святитель Григорий Богослов, в свою очередь, говорил: «Где страх Божий, там соблюдение заповедей». Святитель Иоанн Златоуст утверждал, что «страх Божий составляет истинное блаженство», а преподобный Исаия Отшельник называл его «источником всех добродетелей».

Последнее утверждение можно объяснить словами святителя Василия Великого: «Как у пригвожденных гвоздями члены тела остаются неподвижны и бездейственны, так и объятые в душе Божиим страхом избегают всякого страстного обуревания грехом».

Этот же святитель указывал на необходимость определенного баланса между страхом и надеждой: «Зная, что крепок наш Владыка, бойтесь Его крепости и не отчаивайтесь в Его человеколюбии. Для того, чтобы не делать неправды, хорош страх; а для того чтобы, однажды согрешив, не вознерадеть о себе по безнадежности, хороша надежда на милость».

А святитель Игнатий Брянчанинов указывал на принципиальное отличие страха Божия от обычного страха и даже от любого иного человеческого чувства: «Страх Божий невозможно уподобить никакому ощущению плотского, даже душевного человека. Страх Божий — ощущение совершенно новое. Страх Божий — действие Святого Духа».

Говоря о действии страха Божия на человека, преподобный Иоанн Лествичник говорил: «Когда страх Господень приходит в сердце, то показывает ему все грехи его» (Лествица, 26.223), и вместе с тем, «умножение страха Божия есть начало любви» (Лествица, 30.20).

В самом духовном чувстве страха Божия различаются степени совершенства, как свидетельствует святитель Игнатий (Брянчанинов): «Есть два страха: один — вводящий, другой — совершенный; один — свойствен начинающим, так сказать, благочествовать, другой — составляет принадлежность совершенных святых, достигших в меру любви».

Подробнее всего эти степени и действования страха Божия на душу человека описал блаженный Диадох Фотикийский: «Душа, пока остается нерадивой, покрыта проказой сластолюбия, и потому не может чувствовать страха Божия, даже если бы кто непрестанно толковал ей о Страшном Суде Божием. А когда начнет очищаться, углубленно внимая себе, тогда начинает чувствовать, как некое живительное врачевство, страх Божий, пережигающий ее, как в огне, неким действием обличений, и таким образом, мало-помалу очищаясь, достигает, наконец, совершенного очищения. При этом насколько в ней возрастает любовь, настолько же умаляется страх, пока не придет она в совершенную любовь, в которой нет страха, но совершенное бесстрастие, производимое действием славы Божией. Да будут же нам в непрестанную похвалу похвал, во-первых, страх Божий, а наконец, любовь — полнота совершенства во Христе».

Неудивительно, что святые отцы признавали непременной обязанностью христианина искать себе этого духовного чувства и возрастать в нем. Святитель Иоанн Златоуст писал: «Подлинно, ничто так не губит человека, как потеря страха Божия, и, наоборот, ничто так не спасает, как обращение взоров к Богу».

О том, как стяжать это чувство себе, объяснял преподобный авва Дорофей: «Человек приобретает страх Божий, если имеет память смерти и память мучений; если каждый вечер испытывает себя — как он провел день и каждое утро — как прошла ночь; если не будет дерзким в обращении и, наконец, если будет находиться в близком общении с человеком, боящимся Бога».

О том же вопросе рассуждал и святитель Феофан Затворник: «Как дойти до страха Божия? Ищи и обрящешь. Здесь нельзя сказать: то и то сделай; страх Божий есть духовное чувство, сокровенно зачинающееся в сердце от его обращения к Богу. Размышление помогает, помогает и напряжение себя на это чувство, но делом оно дается от Господа. Взыщи его, как дара, и дан тебе будет. И когда дан будет, тогда только слушайся его беспрекословно — он выправит все твои неправды».

Юрий Максимов

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.3.

Свт. Григорий Нисский. Точное истолкование Екклесиаста Соломонова, 6.

Прп. Петр Дамаскин. Творения, II.19. О мужестве.

Свт. Григорий Нисский. Об устроении человека, 18.

Прп. Исаак Сирин. Слова подвижнические, 75.

Свт. Николай (Велимирович). Беседа на Евангелие о Господе Сеятеле.

Прп. Никон Оптинский. Дневник, 29 июня 1908 г.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.1.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.4.

Прп. Нил Синайский. О восьми лукавых духах, 17.

Прп. Симеон Новый Богослов. Сто глав богословских и практических, 66.

Прп. Симеон Новый Богослов. Сто глав богословских и практических, 72.

Свт. Иоанн Златоуст. О статуях, VIII.2.

Свт. Николай (Велимирович). Беседа в Неделю сыропустную.

Прп. Симеон Новый Богослов. Сто глав богословских и практических, 67.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.3.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.7.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.8.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.9.

Прп. Симеон Новый Богослов. Сто глав богословских и практических, 70.

Свт. Афанасий Великий. Житие Антония Великого, 42.

Прп. Паисий Величковский. Крины сельные, 37.

Прп. Ефрем Сирин. О страхе Божием и о последнем суде.

Прп. Иоанн Лествичник. Лествица, 21.11.

Прп. Симеон Новый Богослов. Сто глав богословских и практических, 68-69.

Свт. Тихон Задонский. Письма келейные, 25.

Прп. Ефрем Сирин. В подражание притчам.

Прп. Ефрем Сирин. О том, как приобретается смиренномудрие, 74.

Прп. Ефрем Сирин. О страхе Божием и о последнем суде.

Прп. Ефрем Сирин. Слово о добродетелях и пороках, 1.

Цит. по: Симфония по творениям святителя Тихона Задонского архимандрита Иоанна Маслова. Загорск, 1981. С. 2000.

Свт. Григорий Богослов. Слово на святые светы явлений Господних, 7.

Свт. Иоанн Златоуст. Беседа на псалом 111, 1.

Прп. Исаия Отшельник. О покаянии, 2.

Свт. Василий Великий. Беседа на псалом 33, 10.

Свт. Василий Великий. Беседа на псалом 61, 13.

Свт. Игнатий Брянчанинов. О молитве Иисусовой, III.5.

Свт. Игнатий Брянчанинов. Слово о страхе Божием и о любви Божией / Аскетические опыты, II.

Блаж. Диадох Фотикийский. Подвижническое слово, 17.

Свт. Иоанн Златоуст. Слово о грехе и исповеди, 2.

Прп. авва Дорофей. Душеполезные поучения, 4.

Свт. Феофан Затворник. Мысли на каждый день года.

Здравствуйте.

1. Скажите, пожалуйста: является ли страх грехом? Страх не как эмоция, а как хроническое состояние человека мнительного и неуверенного?

2. Поясните, пожалуйста, почему желание нравиться является грехом?

Спасибо.

Как правильно класть плитку. Как класть плитку на стену быстро. Класть плитку своими руками. Как выбрать ламинат для квартиры. Какой лучше выбрать ламинат сегодня. Какого цвета выбрать ламинат. Как правильно клеить обои. Как клеить обои на потолок вертикально. Как правильно клеить углы обоями. Интересные самоделки своими руками. Качественные самоделки своими руками фото. Самоделки для дома своими руками. Как сделать потолок в доме. Чем лучше утеплить потолок дома на сегодняшний день. Утепление потолка дома своими руками. Бизнес идеи с минимальными вложениями. Успешные идеи малого бизнеса с нуля. Прибыльные бизнес идеи. Как сделать мебель своими руками. Сделать деревянная мебель своими руками. Сделать мебель своими руками видео. Опалубка для фундамента. Как сделать опалубку для фундамента быстро. Опалубка для фундамента купить.

С христианской точки зрения, социальная фобия – обратная сторона гордыни, болезненного тщеславия. Не лучше ли соотносить свою жизнь с мнением единого Бога, нежели с десятками грешных людей, небезупречных, несправедливых?

Днём с фонарём

В большом селе появился новый житель – высокий мужчина лет тридцати-сорока. Снял небольшой домик. По будням ходил на работу, по выходным пилил вокруг усадьбы клёны. Но была небольшая странность – в глубинке, где большинство экономит электричество, в его палисаднике всю ночь горел фонарь, озаряя пол улицы, а лампа в веранде не выключалась до утра, освещая задний двор. Порой квартирант не отключал свет и днём. К чему такая расточительность? Объяснение было только одно – страх.

Русская провинция может показаться пасторалью только коренному москвичу. Здесь и воры есть, и насильники. Понятно, когда от ночных шорохов вздрагивает одинокая женщина. Но кого бояться крепкому молодому мужчине?

Ударили морозы, домик был не утеплённый и квартирант уехал. Только тогда выяснилось, что жил в селе “чеченец”, на работе он не скрывал, что служил в федеральных войсках. Видимо, с войны солдат привёз страх перед темнотой. То ли боялся, что и в самом центре России отыщут его мстители за убитых боевиков. То ли тревожили ночные кошмары, воспоминания о погибших друзьях, картины разрушения и смерти. Словно в мистическом фильме он спасался от тьмы светом.

Даже самые сильные из нас чего-то боятся. Страх – свойство человеческой психики, важное для самосохранения. Но люди редко предпринимают правильные действия, чтобы избавиться от своих страхов. К примеру, мужчина, опасающийся онкологии, продолжает курить по пачке сигарет в день. Женщина, боящаяся остаться одна, устраивает мужу сцены. Ребёнок, стесняющийся отвечать у доски, не начинает старательней учиться, а прогуливает школу в плохой компании.

Какой смысл в страхе, если он вносит в жизнь бессмысленное смятение, заставляет выпивать и доводит до нервного заболевания? Такое чувство включает программу саморазрушения, а не самосохранения.

Известный греческий иерарх, митрополит Иерофей (Влахос) автор книги «Православная психотерапия» пишет: «Сегодня много говорят о психологических проблемах. Я убежден, что так называемые психологические проблемы суть проблемы помыслов, помрачения ума и нечистого сердца. Именно нечистое сердце, как описывают его святые отцы, помраченный и скотоподобный ум и тёмные помыслы создают эти так называемые проблемы».

В плену фобий

По результатам опроса, проведённого «Левада-центром», больше всего наши сограждане тревожатся:

  • За здоровье близких (63%)
  • Чуть меньше респондентов (48%) боятся за собственное здоровье
  • Страх перед бедностью мучит примерно треть россиян (30%)
  • Почти столько же беспокоятся за свои сбережения (29%).

Вопросы безопасности актуальны для многих:

  • Россияне опасаются мировой войны (40%)
  • Стихийных бедствий (32)
  • Преступников (29%)
  • Ужесточения политического режима и репрессий (17%).

Боязнь за близких и за себя у человека неверующего безысходна, он словно стоит в тупике, но к Богу обернуться не желает, предпочитает созерцать стену перед собой и испытывать душевные муки.

Верующий человек надеется на помощь свыше, на силу молитвы.

По-соседству со мной живёт старушка, которая любит пересказывать одну и ту же историю – как она молилась ангелу-хранителю за внука, отправившегося на машине в областной центр. До города езды три часа. Мальчик – талантливый баянист, ехал на конкурсное выступление. Кроме шофёра, в машине присутствовали учительница и ещё один школьник. Машина попала в аварию, в которой выжил только внук богомольной бабушки. Чем не подтверждение, что вера спасает?

Примета времени: психологи отмечают, что в России людей часто мучают социальные фобии – страх друг перед другом. Фобия — сильно выраженный навязчивый страх, обостряющийся в определённых ситуациях.

Оказывается, в наши дни особый ужас у многих вызывает мнение окружающих. Кто-то боится начальника или коллег, кто-то преподавателей и соучеников, кто-то слушателей на мероприятиях, кто-то отсутствия интереса у противоположного пола. Люди тревожатся за каждое слово, за детали свой одежды, страшась не угодить кому-то. Думаю, это тесно связано с идеей обязательной успешности, которую рекламируют СМИ. Эту проблему я недавно рассматривала в статье «Успех любой ценой».

Социальные фобии

На сайте, посвящённом борьбе с суицидами, немало потенциальных самоубийц просят помощи, поясняя, почему хотят покончить с собой.

Вот семнадцатилетний парень жалуется, что у него рост 160 сантиметров: «Я карлик, никогда не понравлюсь девушке. Боюсь остаться в одиночестве. Лучше умереть!» Стоит отметить, что парни растут ещё несколько лет, и у него есть шансы стать выше, в крайнем случае можно прибегнуть к помощи медицины, но он уже поставил на себе крест.

Вот девушка хочет умереть, поскольку совершила немало ошибок, вела аморальный образ жизни и ей страшно смотреть в глаза родителям. Своё раскаяние она решила выразить самоубийством, как будто матери и отцу станет легче.

Вот бизнесмен боится своих кредиторов, поэтому решил свести счёты с жизнью, оставив на произвол судьбы беременную жену. Получается, проблему кредитов придётся решать ей?

Вот старшеклассница решила уйти в мир иной, потому что не может похудеть и опасается критики ровесников.

И ещё немало историй, где страх служит катализатором самоуничтожения.

С христианской точки зрения, социальная фобия – обратная сторона гордыни, болезненного тщеславия.

Человек боится показаться менее умным, богатым, красивым, сильным или сексуальным. Но эта боязнь, зачастую надуманная, усугубляет ситуацию и действительно ставит его в неловкое положение. Человек без причины начинает заикаться, суетиться, забывает о том, что хотел сказать, ошибается от волнения. Социальная фобия может довести индивидуума до невроза, когда от своего страха он придумывает особые ритуалы. Так самомнение создаёт пациентов психиатрической клиники.

Святые отцы советуют, прежде всего, думать о том, соответствует ли поведение человека заповедям, тогда страх перед окружающими отступает на второй план и теряет своё значение.

Не лучше ли соотносить свою жизнь с мнением единого Бога, нежели с десятками грешных людей, небезупречных, несправедливых?

«Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним», – метко замечает Священное Писание.

Лучше бояться Бога

Так называемые родноверы среди других отрицательных свойств приписывают христианству воспитание трусости в человеке. Некто Ведаслав рассуждает так: «Христианство — религия, базирующаяся на страхе. Христианство развивает и культивирует трусость. Без человеческого страха христианство не может существовать. Поэтому настоящий христианин — это страшный трус. Его трусость такова, что он не только боится сделать что-нибудь, не дозволенное свыше, нарушить какие-нибудь каноны, но и боится даже подумать как-нибудь не так, как ему положено, боится ознакомиться с какими-нибудь не такими еретичными мыслями других людей. Боится “дьявольского” искушения. Боится любого инакомыслия». Язычник делает вывод, что христиане умственно парализованы.

Но даже история христианства, полная дебатов и поисков истины, даже деление его на православие, католичество, протестантизм, говорит обратное. В христианской среде есть место личному мнению, борьбе взглядов, сложным философским раздумьям о судьбах мира. Дискуссии о вере не ушли в прошлое. Религиозные публицисты, писатели, священники до сих пор спорят о правильном понимании Писания и о том, как жить по-христиански.

А поступок самого Христа разве не подвиг? Он заранее знал о своей судьбе, но не бежал за тридевять земель, чтобы скрыться от врагов. Предпочёл открыто декларировать свои убеждения. И сколько первых христиан затем погибли от рук правителей-язычников, даже на эшафоте заявляя о своей вере!

Конечно, среди христиан, как и среди людей любой конфессии, есть смелые и трусливые люди.

Но христианство само по себе никогда не ставило задачей превратить человека в тварь дрожащую. Оно требует волевых усилий и преодоления слабостей.

Зачем верующему нужна смелость? Чтобы отстаивать правду, творить добро и противостоять злу. Мир жесток, но способен искушать человека, чтобы он пал, отступил, изменил своим принципам.

К примеру, смелость требуется современному мужчине, чтобы взять на себя ответственность за семью. «Никогда человеку не нужно было столько нравственного мужества и смелости для создания семьи, сколько нужно сегодня. Мужество в данном контексте — это способность трезво видеть цель, оценивать риски, идти на жертву, не убегая от испытаний», пишет протоиерей Андрей Ткачёв.

Смелость нужна женщине, которая брошена мужчиной, но решила сохранить ребёнка, несмотря на финансовые и бытовые проблемы.

Смелость нужна экологу, чтобы протестовать против химической корпорации, которая загрязняет его малую родину.

Смелость нужна следователю, чтобы разоблачить влиятельного чиновника-коррупционера.

Смелость нужна многим просто для того, чтобы оставаться собой, не подыгрывая сильным мира сего.

Святые отцы, воплощавшие дух христианства, отнюдь не одобряют трусость.

«Чтобы стать счастливым, нужно быть смелым», – пишет монах Симеон Афонский.

«Мужество есть любовь, готовая ради Бога претерпеть все», – говорит Блаженный Августин.

Иоанн Богослов пророчествует: «Боязливых же и неверных… участь в озере, горящем огнём и серою. Это смерть вторая» (Откр. 21: 8).

Священники рекомендуют людям, которых преследует страх, призывать помощь свыше, читая 90-й псалом, Иисусову молитву, «Отче наш», «Возбранный Воеводе победительная» и «Да воскреснет Бог!»

С обыденными человеческими страхами подвижники боролись не только молитвой, но и поступками. Например, Паисий Святогорец (1924-94) в детстве боялся кладбищ. Уже тогда он проявлял горячий интерес к православию и в Житиях святых вычитал совет, что нужно не бегать от своего страха, а столкнуться с ним лицом к лицу. Десятилетний мальчик решил переночевать на кладбище. Более того – он заранее приглядел там пустую могилу и когда стемнело, пришёл и спустился в неё. Впоследствии подвижник рассказывал, что его сердце отчаянно билось, но на кладбище было тихо, и ребёнок постепенно осмелел. Поднявшись из могилы, он стал бродить под луной от креста к кресту. Впрочем, мальчик не хотел, чтобы его приняли за призрак, поэтому до зари вернулся домой. Так он поступал ещё два раза, пока страх перед местом вечного покоя совсем не исчез.

Паисий Святогорец определял страх Божий как «великое почтение, благоговение, некое смущение духовного рода, происходящее от большой любви к Богу».

Нельзя сравнивать страх Божий с неприятностями, рождёнными грешным миром.

Чувство, которое Бог вызывает у разумного человека, это естественное опасение оскорбить своего любящего отца.

Но если Бога боится потенциальный преступник, ожидая кары, это чувство также полезно. Вот истинный свет, озаряющий самые тёмные закоулки человеческой души.

В наши дни большинству людей не хватает возвышенного страха Божьего, чтобы вырваться из паутины мелких личных страхов, мешающих жить спокойно, уверенно, счастливо – по-христиански.

Когда страх согрешить убивает жизнь – протоиерей Алексий Уминский (+Аудио)

  • Если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним. (Быт. 4:7)
  • Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного. (Преподобный Исаак Сирин)

Протоиерей Алексий Уминский

Вся жизнь человека сопряжена с грехом. Это страшно, но не безысходно. Действительно, наша жизнь есть непрестанный грех перед Богом, но так ли на нас смотрит Господь, как об этом говорят авторы книг об исповеди, где всякая мысль, всякое пожелание представлены, как греховные?

У многих людей (да и у меня самого так было) после первой исповеди остается очень тяжелое чувство:

«Как же теперь жить, куда идти? Вот я приду домой, а отношения там сплошь греховные… На работе – то же самое… Ведь так быстро жизнь нельзя изменить. Что же делать? Нельзя же после исповеди сразу пойти в монастырь… Начать молиться? А я и молитв никаких не знаю… Любить Бога? А я любить не умею…»

Это серьезная проблема и большое препятствие для приходящего на исповедь человека. Испугавшись греха, люди теряют вкус к жизни и воспринимают ее, как необходимость спрятаться от греха, от любой ситуации, где можно каким-то образом согрешить, а в конце концов – спрятаться от самой жизни.

Из таких людей собираются целые сообщества христиан, которые боятся жить. Не грешить, а именно жить. Чувствуя свою постоянную зависимость от греха, они боятся делать любое дело, потому что за него придется отвечать. Испуганный человек ни на что не способен, не способен он стать и членом Церкви, потому что не может выполнить никакого послушания. А вдруг не выполнит и согрешит? Лучше не делать. Одна женщина на мой вопрос: «Что же ты не помолишься за такого-то?» – ответила: «Как же я за него буду молиться? Начну молиться – пойдут искушения. Искушения пойдут, я их не выдержу, согрешу. Я не могу молиться за такого человека».

И многое другое люди не делают из страха согрешить. Есть даже известная поговорка «побольше поспишь, поменьше согрешишь». Эти люди представляют в Церкви достаточно большую массу аморфных, испуганных и забитых прихожан. В нашем поколении таких очень много, иногда они производят впечатление умопомраченных, потому что их боязнь жизни сопряжена с различными фобиями.

Боящийся жизни начинает бояться людей, ему кажется, что все вокруг него злые, не так на него смотрят, чего-то от него хотят, а оставшись в вакууме, он становится агрессивным. Это несчастные люди, которые были напуганы неправильным отношением к исповеди и ко греху. Человек, который любит Бога, не может жить с таким сознанием, потому что любовь изгоняет страх (1Ин. 4:18).

Если в бездействии нет возможности согрешить, то нет и возможности принести какие-то плоды для Бога.

***

И когда снова ошибешься и падешь, снова кайся. Не отчаивайся, найди в себе отвагу и надежду. Говори: «Прости меня, Христе мой, снова каюсь!» Не говори: «Мне уготован гнев Божий». Не грех ли? Человецы есмы.

Старец Иосиф Афонский

Фото: А.Камальдинов/ Православие.Ru

В притче о талантах (см. Мф. 25, 14–30) господин раздает своим рабам таланты, кому – пять, кому – два, кому – один, каждому по силе его, и просит употребить их в дело. Говоря проще, нашим языком, это некая финансовая сделка, может быть, банковская операция, в которой человек должен вложить деньги и получить на них банковский процент.

Операция эта достаточно рискованная: вложишь не туда – и тебя обманут. Можно все деньги потерять, но ведь можно и что-то приобрести, если поступить правильно.

Раздавая деньги своим рабам, господин понимает, что рискует. Определенная доля риска заложена во всякой финансовой операции. Вложенные средства могут принести прибыль, но могут быть и убытки.

В притче не говорится прямо, но можно понять, что господин дает своим рабам право ошибиться, потерять эти деньги. Но он не дает им одного единственного права – эти деньги зарыть.

Господин! Я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпaл (Мф. 25:24), – говорит господину раб. Вот сознание людей, которые боятся жить и поступать по-христиански. «Как же я возьмусь это дело делать, если за него придется отвечать на Страшном Суде! Как же я буду помогать близким или молиться за них… Как же я возьму на себя труд ухаживать за старушкой, а если я не смогу? Если не потяну? Как же потом отвечать перед Господом? Да я лучше вообще ничего делать не буду!»

Но разве Господь человек жестокий? Отвечая на это, Господь говорит: «Вот только за то, что ты испугался жить, не захотел даже попробовать что-то сделать, испугался, вот за это Я тебя буду судить, раб ленивый и лукавый, а не за то, что ты потерял бы эти деньги, что ты мог бы их не сохранить».

С нами чаще всего так и бывает: Господь нам дает таланты, а мы их не сохраняем. Таинство исповеди как раз имеет своей целью примирение с Господом человека, который не сохранил свои таланты, не зарыл, а именно не сохранил. Ему дана была возможность их употребить, но он не смог этого сделать по своей глупости, по своей неловкости, по своему неумению, по своему легкомыслию, по какой угодно причине, просто по своей греховности. Он их растерял, но он их не зарыл. И поэтому он имеет возможность примириться с Богом через исповедь.

Но для человека, который зарыл свои таланты, исповедь как таинство может не состояться, потому что он перед Богом как бы ни в чем не виноват. Внутренний протест против Бога, как против человека жестокого, которого боишься, которого трепещешь только потому, что тебе придется отвечать за свои ошибки, не дает человеку возможности исповедовать свои грехи, даже если он часто приходит на исповедь.

Но вспомним, что говорит Господь Каину перед тем, как тот готовится убить Авеля. Он говорит: У дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним (Быт. 4:7).

Протоиерей Алексий Уминский, Тайна примирения (главы из книги)

Аудиофайлы предоставлены «Библиотекой Предание

Страх. Грехи и пороки, болезни души

СТРАХ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ –
Страх – это грех, который всегда был спутником гордыни. Он родился вместе с ней, ибо чем больше разрыв с Богом, тем сильнее действие страха.
Любому человеку присущ естественный страх – это некий ограничитель пространства жизни человека, сферы его проявления. Он описывает определенные границы, за которые лучше не заходить. Таким образом, мы вписываемся в физическое пространство с его законами – в котором существует множество опасностей для жизни, а также в сферу людей, где каждый день мы сталкиваемся с мирами других, в которых существуют свои законы. Также мы вписываемся в законы общества, в котором мы живем. Этот страх сдерживает, порой останавливает от необдуманных действий, которые могут угрожать жизни и здоровью человека. Так, например, нормальному человеку будет страшно прыгать с большой высоты вниз – ведь это действительно грозит смертью для него. Страх будет останавливать его, например, от вождения машины, если он не умеет этого делать и от прочего подобного, что не отвечает его навыкам и умениям.
Нормальная работа страха – это сообщение импульса, подобного тому, что действует при автопарковке – «осторожно, преграда». Но при этом точно учитываются габариты автомобиля, его скорость, работа тормозов, размеры препятствий и расстояние до них, – т.е. реальная ситуация в которую необходимо вписаться.
«Страх в малых дозах стимулирует, в больших – парализует» (Илья Шевелев).
Когда мы говорим, что надо бороться со страхами – имеется в виду страхами неконтролируемыми, греховными, порабощающими человека, разросшимися до страсти.
«Первая обязанность человека – преодолеть страх. Пока у человека трясутся поджилки, его действия останутся рабскими» (Томас Карлейль);
«Насколько человек побеждает страх, настолько он – человек» (Томас Карлейль).
Часто страхи – следствие падений и ударов в прошлом. «Обжегшись на молоке – дует на воду» – так говорит народная поговорка.
Когда наш автопарковщик работает плохо – то нам могут при любом движении идти импульсы – «опасно», и будут видеться одни преграды. Это вполне может привести к тому, что наша машина вообще остановится и будет бояться совершить любое движение. Греховный страх заставляет человека видеть то, чего не существует, внушает ложную реальность, заставляя его постоянно бежать от чего-то, постоянно сражаться за свою жизнь и за то, что ему дорого.
«В страхе больше зла, чем в самом предмете, которого боятся» (Марк Туллий Цицерон);
«Никакое горе так не велико, как велик страх перед ним» (Иоганн Генрих Даниель Цшокке).
Здесь мы не рассматриваем случаи полной бесшабашности, отсутствие любого страха, когда кажется, что можно ехать куда угодно и как угодно, и никакая преграда нам не помеха.
«Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка. Чем меньше надежды внутри, тем больше представляется неизвестность причины, производящей мучение» (Прем.17:11-12).
Страх спазмирует человека, его сердце, его душу и перемыкает каналы его связи с миром духовным. При этом он лишает возможности обратиться к своему духовному опыту, к своим знаниям. В страхе – мучение.
«Вседневный страх есть та же казнь вседневная» (Публилий Сир).
В нашем организме предусмотрена система защиты, особенно когда вопрос касается жизни или смерти. При этом идет огромный выплеск энергии – организм спасает себя, жертвуя своими запасами для защиты своего существования. Так в моменты опасности некоторые умудряются развить скорость за гранью рекордов книги Гиннеса, взобраться на дерево или на другое возвышение с нереальной ловкостью, проявить недюжинную силу, разрывая цепи и веревки. При наличии страха – такой выброс происходит каждый раз при возникновении критической ситуации, а точнее – ее призрака. Если это происходит слишком часто, то организм истощается, его защитные силы гаснут, давая ход развитию многих болезней. Например, человек боится смерти, но из-за этого умирает по сто раз в день от страха.
«Если ты чего боишься, то знай, что причина твоего страха не вне тебя, а в тебе» (Л. Н. Толстой).
По сути говоря, если обобщить причину всех страхов, то они рождаются потому, что у человека недостает страха Божьего, доверия Богу, понимания того, что зависим мы только от Него. Почему так происходит? Потому что важнее Бога становится мир земной, и тем человек становится зависим от непостоянства этого мира, от его законов. Без полноценного и полного присутствия Единого Центра Мироздания в нашей жизни – жизнь становится раздробленной и видится во многом лишенной смысла. События в ней кажутся возникающими ниоткуда и имеющими над нами власть.
«Человек, который ни во что не верит, всего боится» ( Джордж Бернард Шоу).
Оторвавшись от своего Истока, мы получаем лишенное целостности существование. Судя по следующим словам Библии, страх есть следствие нарушения Божьего Закона, проявление Божьего проклятия:
«Оставшимся из вас пошлю в сердца робость в земле врагов их, и шум колеблющегося листа погонит их, и побегут, как от меча, и падут, когда никто не преследует» (Лев.26:36);
«…И не будет места покоя для ноги твоей, и Господь даст тебе там трепещущее сердце, истаевание очей и изнывание души; жизнь твоя будет висеть пред тобою, и будешь трепетать ночью и днем, и не будешь уверен в жизни твоей; от трепета сердца твоего, которым ты будешь объят, и от того, что ты будешь видеть глазами твоими, утром ты скажешь: «о, если бы пришел вечер!», а вечером скажешь: «о, если бы наступило утро!»» (Втор.28:65-67);
«Там убоятся они страха, где нет страха…» (Пс.52:6).
Библия говорит, что надо иметь страх Господень, который есть начало Премудрости, чтобы познать Ее и слушать наставления Ее:
«Тогда безопасно пойдешь по пути твоему, и нога твоя не споткнется. Когда ляжешь спать, — не будешь бояться; и когда уснешь, — сон твой приятен будет. Не убоишься внезапного страха и пагубы от нечестивых, когда она придет; потому что Господь будет упованием твоим и сохранит ногу твою от уловления» (Притч.3:23-26);
«Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною» (Пс 22:4).
Страхи возникают в тех областях, которым мы придаем завышенную значимость. Если для нас важен наш статус в обществе, важна значимость нашей личности – мы будем трепетать при всякой угрозе это потерять. А значит – будем зависимы от мнения людей, нам будет страшно выступать перед аудиторией. Нам будет казаться, что нас хотят убрать со своего места, что мы не справляемся с обязанностями, не соответствуем чьим-то ожиданиям и т.д.
Если для нас очень важно чувство комфорта, то будут присутствовать страхи, связанные с нарушением его. Если вознесли на пьедестал воспитание детей, отношения с партнером, то все страхи будут роиться вокруг этих сфер. Например, постоянное чувство беспокойства о том, что что-то случится с ребенком, с супругом. Абсолютно в любом страхе найдется главная причина – недостаток опоры на Бога.
«Страх есть самый обильный источник пороков» (К. Д. Ушинский).
Когда мы страстно хотим что-то иметь – мы всегда будем испытывать страх – страх от того, что мы это можем потерять – чье-то отношение, любовь, общение, одобрение, материальные блага, статус среди окружающих.
И потому Христос сказал: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное».
Счастлив и свободен тот, кто ни за что не держится, у кого нет завышенной значимости ни себя самого, ни каких-то сфер жизни, либо кого-то еще, но все он отдал в Божьи Руки. Парадокс – богат тот, у кого ничего нет! Ну да разве мы можем что-то удержать в нашей жизни? «Бог дал, Бог взял» – говорят в народе. И это не должно вызывать печаль. Все, что нам дается в жизни – дается вовремя, и именно это и становится для каждого пространством для реализации. Наша же задача – бесконечно идти вперед, стремиться к Свету, который мы предощущаем в себе, верить и любить. Жизнь – это движение, это проявление, и потому когда кто-то пытается за что-то зацепиться, что-то себе присвоить – он начинает испытывать страх, беспокойство, неуверенность.
«Страх возникает вследствие бессилия духа» (Бенедикт Спиноза (Барух)).
Отчего люди испытывают неуверенность? Часто оттого, что ставят себе завышенную планку, что бывает от тщеславия. И тогда восприятие людей, их мнение становятся важнее Божьей Воли и реализации заложенных в человеке качеств. Часто человек, чтобы избежать негатива со стороны окружающих так входит в человекоугодие, обрастая чужой информацией, что и вовсе теряет себя, как личность. Все свои усилия он направляет на то, чтобы вписаться между волеизъявлением окружающих. «Лишь бы все были довольны и знали, что я хороший».
«Боязнь пред людьми ставит сеть; а надеющийся на Господа будет безопасен» (Прит.29:25);
«У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10).
Страх возникает, когда человек хочет убежать от боли – как физической, так и душевной. Конечно, мы в жизни проходим множество негативных ситуаций, которые остаются в нашем теле памяти, как некие клише. Но все же у одних людей не наблюдается такого их сильного воздействия на события жизни, а у других и не такие сильные встряски оставляют незаживающие блоки. От чего это зависит? Почему одни люди легко отпускают какие-то события, а у других они становятся центром их постоянных переживаний? Здесь также вопрос приоритетов. Если во главе угла у человека стоит он сам, его личность, его желания, его комфорт, то понятно, что все события он будет скрупулезно и болезненно рассматривать по отношению к себе. Человек, сосредоточенный на действии, на высшей цели будет считать все остальное не столь важным, и потому, любая боль им не видится как крушение всего, но как ступень преодоления.
Большая часть людей хуже всего переносит состояние неизвестности. Именно непонимание того, что происходит, как надо действовать, и чем все это может обернуться –вводит многих в состояние растерянности, неуверенности и страха. Но именно в эти моменты у человека должна активизироваться вера, которая есть импульс, помогающий найти верное направление в любом тумане, ведь она «вера в невидимое».
«Если мы попробуем анализировать наши переживания, то мы перестаем их испытывать» (Н. Бор).
Любой страх живет в тумане. Как только солнце осознания входит в это туманное место и он рассеивается, мы начинаем видеть истинное положение вещей. И это положение вещей оказывается вполне реальным для прохождения, потому что, как известно, все задачи даются нам по силам. И тогда страху места уже нет. Необходимо находится в центре своего существа, сохраняя спокойствие и гармонию внутри, спокойно совершать свой выбор, находясь в бдительном состоянии, находиться здесь и сейчас. Многие наши неудачи связаны с тем, что наше внимание рассеивается. Оно идет вслед за нашими приоритетами, нашими желаниями и, тем более, за страстями.
В любом случае – чтобы избавится от страха, надо не бежать от него, а идти прямо навстречу ему. Когда мы отворачиваемся от страшного и поворачиваемся к нему спиной, то нам становится ещё страшнее. А когда мы смотрим прямо ему в глаза, рассматривая каждую его деталь и чёрточку, то нам уже не так страшно, мы начинаем видеть суть того обмана, который таит в себе всякий страх.
«Сделай то, чего боишься и ты убьёшь свой страх» (Марк Твен (Сэмюэл Ленгхорн Клеменс)).
Итак:
– надо принять тот факт, что у тебя есть страх, понимая, что это явление присуще всем живым
– понять чего именно ты боишься
– спокойно рассмотреть свой страх, будто смотришь кино, наблюдая все подробности его
– проанализировать свой страх. Например так: «А чего я конкретно боюсь? Что я боюсь потерять? Какой именно боли я пытаюсь избежать? Почему я до сих пор не избавился от этого страха – может я не хочу от него избавляться? Какую выгоду я от него получаю? Может мне легче быть слабым, чем включить какие-то качества и совершить какие-то действия? Может я что-то не хочу отпускать, за что-то сильно держусь? Что произойдет со мной, если случится то чего я боюсь? Разве это означает крушение всего? Разве за этим нет пути?»
– вместо того, чтобы убегать от ситуации, связанной со страхом, сделать движение по направлению к нему, представить, что то, чего боишься – происходит. Войти в свой страх и принять его
– постараться понять через завышение значимости какой сферы возник этот страх. Постараться разблокировать установки, которые были созданы, рассуждая таким образом: «Ну даже если это будет так – это не конец света. Значит будет что-то другое. Одно уйдет, значит придет другое. Даже если я буду чувствовать боль – я смогу это пройти и стану сильнее. Я хочу стать сильнее и потому иду по направлению к страху – в нем спрятана моя сила. Тупиков не бывает – я смогу найти выход также я находил их до этого, все ситуации даются мне по силам. Мы ничего не можем назвать своим и потому потерять также не можем ничего. Я опираюсь на качества своего высшего «Я» и потому все земные страсти не имеют надо мной власти».
– Утверждать в себе качества, помогающие быть сильными и стать выше страха. Запретить себе произносить вслух и в мыслях те утверждения, что ослабляют нас. Не говорить и не принимать утверждений: «Я слабый, у меня ничего не получится, меня никто не любит, все бесполезно, все как всегда плохо, ничего не успею и т.д.» Вместо этого постоянно утверждать: «У меня все получится, я смогу пройти все ситуации, все будет вовремя, меня любит Бог и главное – это быть угодным Ему, тогда я буду нужен и тем, кто рядом, любые усилия принесут плоды, я смогу все понять и сделать правильное движение, если не буду бояться, и потому я максимально спокоен и бдителен и т.д.»
– Страх спазмирует, поэтому важно в борьбе со страхом дать ему выйти, для этого нужно расслабиться и попробовать абстрагироваться от себя, т.е. смотреть на все со стороны. Направляя внимание на свой страх, мы направляем свет сознания в уголок без света, ведь именно в темноте могут существовать страхи. От света они тают.
– Помогает в момент страха метод отвлечения – сосредоточиться на чем-то, в чем нет этого страха. Страх работает только в условиях локального существования, т.е. он ограничивает восприятие и заставляет сосредоточиться только на нем и сфере, где он живет, будто кроме этого ничего не существует. Когда границы локальности разрываются и появляется объем – страху уже не так уютно действовать и он слабеет. Полнота восприятия разрушает страх.
– Каков бы ни был страх, он побеждается действием, желанием жить, действовать, проявляться. Так в текущей быстро реке не развиваются гнилостные процессы. Другое дело – стоячая вода.
«Сделай первый шаг и ты поймешь, что не все так страшно!» (Сенека)
Самое плохое – это пассивно идти на поводу страха, а после впасть в депрессию и перестать верить в то, что все может быть иначе. Что бы то ни стало – нужно действовать, идти вперед и самое главное, верить – верить в себя, верить в Помощь Божью, Его Любовь и Милость. А еще – любой страх побеждает настоящая жертвенная Любовь. Любовь к Богу, Любовь ко всему Божьему в себе и любовь к Божьему в окружающих нас людях.
«В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх. Боящийся несовершен в любви» ( 1 Ин 4:18).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *