Храм в Антарктиде

Антарктида православная

Диакон Максим Герб — клирик храма Животворящей Троицы в Антарктиде на российской полярной станции Беллинсгаузен на острове Ватерлоо, который празднует свое 12-летие 15 февраля – в праздникСретения Господня. Мы публикуем выдержки из его заметок о жизни наших полярников в Антарктиде, о том, как там осуществляют свою миссию православные священнослужители.

Горящая лампада в Антарктике

Как ни странно, Антарктида была открыта по историческим меркам совсем недавно, меньше чем двести лет назад, в январе 1820 года. До этого времени огромный участок суши, целый континент, пусть и покрытый ледовым панцирем, оставался неведомым вполне просвещенному на тот момент человечеству. И это, может быть, самое грандиозное из последних географических открытий, принадлежит русским мореплавателям, Ф. Ф. Беллинсгаузену и М. П. Лазареву, которые на шлюпах «Восток» и «Мирный» первыми достигли берегов шестого континента.

И пингвины тянутся к храму

* * *

Патриаршее подворье — храм Живоначальной Троицы в Антарктиде, подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, самая южная православная церковь на планете, в которой регулярно совершаются богослужения. Подворье было учреждено Указом святейшего Патриарха Алексия от 18.08.2003 г., а спустя всего лишь полгода, в 2004 году, на Сретение, храм был уже освящен.

Троица – наш престольный праздник. Начало зимы

* * *

Первым настоятелем Храма стал лаврский иеромонах Каллистрат (Романенко), ныне — епископ Горноалтайский и Чемальский, и с тех пор, вот уже двенадцатый год подряд, духовенство ежегодно меняется, служит вахтовым методом. Батюшки прибывают на Ватерлоо в составе Российской Антарктической экспедиции, едут сюда, как полярники, имеют план работ по станции на год и работают всю зимовку наравне со всеми.

Самая южная православная община в мире

* * *

Многое изменилось со времен Беллинсгаузена и Лазарева, Амундсена, Скотта и Шеклтона, условия жизни на полярных станциях стали не в пример комфортнее. Но антарктическая земля не стала более гостеприимной.

Настоятель храма иеромонах Вениамин Мальцев (справа) и автор статьи диакон Максим Герб

* * *

Состав на станции меняется раз в год, в конце сезона, — в марте-апреле, новая смена доставляется на экспедиционных судах, в нашем случае — на «Академике Федорове». Смена составов проходит в течение нескольких дней, на станцию доставляются продукты на год вперед, стройматериалы, закачивается топливо. Корабль с отзимовавшими полярниками на борту, поднимая якоря, берет курс на Россию, но будет по пути заходить еще в Южную Америку или Южную Африку, затем в Германию. С момента выхода ледокола из бухты Ардли начинается автономная зимовка. И только в декабре, с началом сезона, остров оживится — на станцию на чилийских и бразильских самолетах прибудут сезонные члены экспедиции.

После службы духовенство надевает комбинезоны и идет работать

* * *

Нас совсем немного, но каждый на своем месте: метеоролог каждые 6 часов отправляет в институт метеосводку, для чего ему нужно идти каждый раз на метеоплощадку, отстоящую от станции на несколько сотен метров, в любую погоду, в любую метель. Он не может в течение всего года позволить себе поспать больше пяти часов подряд. Океанолог занимается ежедневными измерениями уровня океана, толщины льда и так далее. Гляциолог исследует ледник, покрывающий наш остров на 95 процентов и имеющий толщину льда, испещренного глубокими трещинами, глубиной до 350 метров. Аэрологии сейчас, к сожалению, нет, сократили за недостатком средств. Эколог, радиооператор, сисадмин (системный администратор), врач, повар — все на своих рабочих местах. Антарктическим летом прибывают из России и Германии другие ученые — биологи, почвоведы, орнитологи. Батюшки, как правило, трудятся в составе строительной бригады, — работы на станции всегда хватает.

Отец Максим всех возит по станции и по острову. Зимой единственное средство передвижения – снегоход

* * *

В этой части Антарктики нет запредельных морозов, минус 90 здесь не бывает, островной климат все же, но ветра довольно сильные, бывает и за 40 м/с, а при такой силе ветра температура воспринимается совсем иначе. В сильную пургу снег не падает с неба, он летит горизонтально, параллельно земле, и в такие дни, а случаются они довольно часто, из окна ничего не видно — кажется, там просто чистый лист бумаги. В этом случае на станции объявляется штормовое предупреждение и вводится особый порядок передвижения, а то и вовсе запрещается выходить на улицу. У нас зимой при таких ветрах и ангары раскрывало и стальные радиомачты гнуло, как восковые свечи.

* * *

На острове Ватерлоо много живности, — слоны, леопарды, котики, тюлени — все морские обитатели, конечно. И, разумеется, пингвины — самый узнаваемый символ Антарктиды, а для полярников — просто повседневные соседи, которые мирно, переваливаясь бродят по станции. Зимой прямо посреди «Беллинсгаузена» проходит путь миграции морских котиков, эти весьма фотогеничные создания целыми семьями ползут мимо наших домиков в сторону Дрейка. По весне, в октябре, на остров прилетают поморники, серые чайки, почти домашние, подпускающие к себе на расстояние вытянутой руки и вечно голодные.

Поморники

* * *

Часто спрашивают о проблеме психологической совместимости в таких дальних, продолжительных походах. Конечно, всякое бывает, но главное, чтобы за недоразумением шло примирение, и в этом, отчасти, задача священника, и Храм в этом отношении — примиряющий и соединяющий центр станции. Все праздники, дни рождения проходят сообща, дружно.

В пургу унесло часть крыши ангара, надо ремонтировать

* * *

Каждую субботу, вечером — Всенощное бдение, по воскресеньям — Литургия, плюс праздники, 6-8 Литургий в месяц служим. Причем официально в Антарктиде выходных нет — если нужно выполнить какие-то срочные работы, на такие авралы собирается вся станция, и не важно, суббота это, воскресенье или какой-то другой день. Иной раз приходится переносить службы, служить, например, рано-рано утром, чтобы к началу рабочего дня быть уже в строю вместе со всеми. Молебны же всегда служатся до работы, вместо завтрака. Прихожан, конечно, немного, всего-то 16 человек зимует, но на литургию в воскресенье собирается человек 5-6, даже чилийцы приходят. У них есть свой небольшой костел, но священников нет, вот и приходят некоторые к нам постоять, помолиться. Поэтому мы всегда читаем Евангелие на двух языках, дублируем на испанском некоторые ектении, Символ Веры, Отче наш, готовим для них проповеди. Так что в этом смысле наш Храм — вполне миссионерский.

После спектакля с маленькими чилийскими полярниками и их родителями

* * *

Троицкий храм — это очаг Православия на далеком шестом континенте, филиал России во льдах, центр станции Беллинсгаузен — небольшой русской диаспоры, окруженной людьми других культур, языков и национальностей, центр, который транслирует русскую культуру всему миру, говорит о ней всем тем, кого Господь приводит на этот далекий, но оживленный остров.

Автор этих заметок диакон Максим Герб с актером Томом Хэнксом. Много интересных людей посещают наш храм, недавно зашел Том Хэнкс, проходивший на яхте мимо нашего острова. Очень открытый, доброжелательный человек. После того, как он поставил свечи, я ему предложил подняться на колокольню, так что могу засвидетельствовать – Форрест Гамп был в Антарктике, и неплохо теперь звонит в колокола.

Просфоры печем сами

Край земли

Зимняя радуга

Отцы-полярники

Настоятель самого южного православного храма — во Имя Троицы Живоночальной на острове Ватерлоо (Южные Шетландские о-ва) иеромонах Вениамин (Мальцев) работает столяром, диакон Максим Герб – водителем снегохода, а во времена навигации – лодки. В начала 2018 года храму исполняется 14 лет.

Диакон Максим Герб в переписке с Москвой рассказал о жизни на острове.

О. Максим за работой: «Началась навигация, вожу орнитологов по пингвиньим островам. По островам, где пингвины живут со своими маленькими пингвинятами»

— Священники едут в Антарктику как полярники, и работают наравне со всеми. Во время общих неотложных работ на станции богослужения переносятся, — если нужно, скажем, вытащить завязший в полынье бульдозер, литургия служится на рассвете, и к назначенному времени духовенство, переодевшись в рабочие «комбезы», выходит на работу вместе со всеми.

Наш настоятель, о. Вениамин, работает в столярной мастерской, лавки делает, полочки, а по вечерам, после работы, конструирует модели самолетов (вспоминает юношеский кружок авиамоделизма).

О.Вениамин за работой

Я вожу всех по станции и по острову, зимой единственное средство передвижения — снегоход, летом машины и лодка. А по вечерам перевожу проповеди на испанский язык.

Община российской научной станции «Беллинсгаузен» — самая южная православная община в мире.

Состав членов экспедиции в конце сезона меняется. Обычно наша командировка длится 15-18 месяцев. Меняется и духовенство, с новой сменой из России прибывают новые батюшки, а отзимовавшие загружаются на борт ледокола и отправляется на Родину — отогреваться.

А всего полярников на станции полтора десятка человек зимой и чуть больше в сезон, который начинается в конце ноября и продолжается до апреля.

Храм-корабль

Храм Троицы Живоночальной на антарктическом острове Ватерлоо (Южные Шотландские о-ва )

Наш храм — необычный, начиная с архитектуры, — через все его пространство проходят восемь стальных цепей, уходящих в скалу, в фундамент, — они удерживают нашу деревянную церковь при сильнейших ветрах, которые гуляют здесь свободно.

Хорошо молиться в такую пургу, — из окон ничего не видно — белая пелена, и храм, как старый галеон, раскачивается, скрипя обшивкой, ветер свистит в рангоуте, гудят от напряжения уставшие цепи, и корабль, намертво прикованный к скале, несется сквозь бури житейские, рассекая их суету крестом-форштевнем и оставляя за кормой все ненужное и неуместное перед лицом Бога.

А сила ветра нередко достигает ураганной — 43 м/с, совсем непросто в такую погоду пройти 40 метров от домика, в котором живем, до храма.

Особенно в рясе, которая обладает неплохой парусностью, и если ветер попутный — тебя донесет быстро, как со спинакером (парус такой), главное — не промахнуться мимо двери. А если задувает левентик (встречный ветер), надо брать лыжные палки, подбирать рясу и идти 40 метров долго и упорно.

На российской полярной станции «Восток», расположенной на южном геомагнитном полюсе Земли, температура опускается до 90 градусов по C, это самое холодное место на планете

Зимние метели начинаются в Антарктике в апреле-мае, в ноябре зима идет на убыль, становится больше теплых дней с температурой около нуля, прилетают поморники, серые такие чайки, проводившие зиму где-то в Патагонии, причем все поголовно окольцованные орнитологами. Появляются пингвины.

Служба наша ничем не отличается от службы в России, разве что хора и пономарей у нас нет, — и поем сами, на два голоса с о. Вениамином. Впрочем, этим российских сельских батюшек, например, не удивишь, — они между ектениями умудряются еще сбегать в храмовую печь дров подкинуть.

У нас такой проблемы нет, все отапливается электричеством, которое вырабатывается ДЭС — дизельной электростанцией. Просфоры печем сразу на 2-3 месяца вперед, и по мере надобности достаем их из морозилки.

Служба долгой зимой

А вино для литургии у нас из Южно-Африканской Республики, мы добирались в Антарктику через Кейптаун, где на год вперед и запаслись местным вином, вобравшим в себя тепло африканского солнца.

Рождество приходит к нам в середине лета, хоть и полярного и совсем не теплого, — снег не везде успевает растаять к празднику. Но рождественская радость, поверьте, здесь ни чуть не меньше, чем на большой земле.

Только с елкой у нас проблемы, ведь кроме мха, в Антарктике ничего не растет.

Появилась идея, показавшаяся нам креативной — сделать ель из мха, растущего на острове, но биологи не одобрили, — ведь в Антарктике не только нельзя срывать растения, нельзя даже ходить по ним.

У нас тоже есть причастники

На Рождество у нас обычно собирается вся станция, приходят чилийские и уругвайские полярники. Специально для них мы дублируем фрагменты богослужения на испанском. Чилийцы и другие латиноамериканцы — католики, но приходят и в наш храм помолиться, не участвуя в таинствах. Мы радуемся им, как добрым соседям.

Офицеры на соседней чилийской полярной станции «Фрей» живут вместе со своими семьями, с женами и детьми. Поэтому в середине зимовки мы ставили для маленьких чилийских полярников кукольный спектакль по русской сказке «Репка» — всем очень понравилось.

Мы бережем друг друга

Вы спрашиваете: «какие добрые дела вы совершали в рождественский пост и вообще в свободное от работы время, может быть, пингвинов кормили?»

Оговорюсь сразу, кормить в Антарктике никого нельзя, это запрещено международной Антарктической конвенцией, вся Антарктика — огромный заповедник, покой и сохранность которого нельзя нарушать.

В Антарктике нельзя держать домашних животных, нельзя завозить даже растения и их семена, чтобы сохранить природу в первозданной чистоте.

Но пингвины на нас не обижаются, бродят, переваливаясь, прямо по станции, как старые соседи, и еду себе прекрасно находят сами.

А «добрые дела» здесь – сам образ жизни, нельзя выжить на далекой полярной станции, не помогая друг другу даже без всякой просьбы, — увидел, что нужна твоя помощь, — подошел, помог.

Мы бережем друг друга: верующие, неверующие, сочувствующие, каких здесь большинство. Это мужской закон.

Полярник ведь – стайер, у нас забег на длинную дистанцию. Он должен не бояться опасностей и быть профессионалом в своем деле.

Морские котики ползут в храм

По части «добрых дел» я тут вспоминал Москву: ежегодные поздравления больных со старым надежным другом, с которым когда-то вместе пришли в храм, о. Алексеем Спасским в его Морозовской детской больнице, и в СКЛИФе — с о. Василием Секачевым, покойным, Царство ему Небесное.

Хорошо, если рождественский (или пасхальный) маршрут проходил по спокойной кардиологии, но иной раз выпадало доверенной мне группе сестер (и братьев ) милосердия поздравлять ожоговый корпус, где желто-черные полусгоревшие люди, утыканные трубками, лежат на грани жизни и смерти, — это встряхивает, открывает параллельный мир, переход в который может совершиться из безоблачного и самодостаточного бытия в одно мгновение.

Помню этаж, на котором были только одни суицидальные, неудавшиеся самоубийцы, там прямо ощущалась боль людей, не захотевших или не сумевших встретить Бога и заглянувших за грань жизни, но по какому-то высшему плану возвращенных обратно в наш мир. Я тогда понял, как далеко мне до этих врачей и медсестер.

Остров пингвинов

Зимой у нас мужской коллектив

Вы интересуетесь, есть ли женщины на станции? Нет, на российских станциях зимой мужской коллектив, только в декабре, с началом рабочего сезона, к нам прилетают немцы-орнитологи, ежегодно ведущие исследования на о. Ватерлоо, однажды их руководителем была женщина — фрау Браун.

Немцы жили у нас на станции, помогали, наравне со всеми дежурили на камбузе, и на флагштоке развевались тогда два флага — России и Германии.

Китайские соседи — наши добрые друзья

На уругвайской и аргентинской станциях состав смешанный. У чилийцев только офицеры могут жить с семьями в отдельных домиках, у китайцев так же, как и у нас, — одни мужчины, а на корейской станции вообще ситуация уникальная — мужской командой руководит единственная женщина, начальник станции.

Никаких специальных психологических тренингов «по совместимости», о которых вы спрашиваете, нет. Но перед экспедицией все проходят, как минимум, две медкомиссии. На станции есть врач, причем высшего класса — он должен уметь все, ведь у него нет помощников, ассистентов, анестезиологов, медсестер. В течение зимовки серьезных болезней у нас не было, а инфекций вообще не припомню — на острове нет бактерий.

А летом, в декабре, начинают приезжать туристы, и приносят с собой всякие микробы в наш стерильный полярный мир.

Однажды заболел серьезно наш товарищ, пришлось экстренно вызвать борт из Чили и эвакуировать его в Пунта-Аренас, там его прооперировали. Но если бы погода не позволила это сделать, операцию пришлось бы проводить здесь, на станции.

Евангельские образы в творчестве В.И.Ленина

В начале зимовки я долго думал, как же мне заинтересовать этих суровых, многое повидавших мужиков.

В результате повесил на камбузе объявление о том, что завтра в кают-компании будет проведена беседа на тему «Евангельские образы в творчестве В. И. Ленина». Пришла вся станция.

У Ленина, действительно, можно найти образы из Евангелия, упоминание библейских сюжетов, он был все-таки человеком своего времени, — эти образы были органичны в дореволюционной культуре. И через эту затравку люди начали раскрываться, задавать какие-то вопросы.

Я тогда, помню, получил определенное удовольствие, отталкиваясь в своей проповеди от книг человека, который так ненавидел Церковь. Но чаще всего «споры о Боге» происходят не по плану, а где-то за работой, за чисткой снега, и порой бывают весьма жаркими.

Диакон Максим (Герб): «По мирской специальности я – пчеловод, закончил Тимирязевскую Академию. В храм пришел подростком в 90-е. Потом была армия. Отслужив первый год, во время отпуска поступил ПСТГУ. После военной службы ездил в миссионерские поездки с приходом храма Св. Царевича Димитрия, у нас был новенький ПАЗик, который забивался под завязку рюкзаками, мы везли с собой храм-палатку с престолом.

После диаконской хиротонии 10 лет я прослужил в Москве, был ответственным за социальное служение храма Рождества Богородицы во Владыкине, какое-то время даже преподавал Духовные основы милосердия в одном из медицинских училищ. Во время отпусков летал на Алтай, в скит Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, в котором мы организовали пасеку, нужно было заниматься этими пчелами, вот тут и пригодилась моя довольно редкая, но очень мирная профессия — пчеловод.

После образования Горноалтайской епархии епископ Каллистрат, бывший скитоначальник, пригласил меня к себе. Началась служба в горах Алтая. Еп. Каллистрат был первым священником в Антарктике, это он 14 лет назад привез сюда храм, срубленный на том же Алтае, и достаточно давно предлагал мне отправиться в полярную командировку. И вот все получилось.

Строительство

Идея создать постоянный храм в Антарктике появилась в 1990-х годах у начальника Российской антарктической экспедиции (РАЭ) Валерия Лукина, капитана женской полярной команды «Метелица» Валентины Кузнецовой и Патриарха Алексия II. Эту идею активно поддержал руководитель антарктической авиакомпании Петр Задиров. Тогда же был создан фонд «Храм Антарктиде», получивший благословение Патриарха Алексия II. Организованный фондом всероссийский конкурс выиграл проект барнаульского архитектора Светланы Густавовны Рыбак, работающей в «Творческой мастерской П. И. Анисифорова». Директор мастерской П. И. Анисифоров организовал и возглавил работу творческого коллектива. Конструктором в авторский коллектив был приглашён Александр Борисович Шмидт.

Место расположения будущего храма было освящено 20 января 2002 года.

Храм был срублен бригадой плотников из Горно-Алтайска под руководством Кирилла Владиславовича Хромова на Алтае в селе Кызыл-Озек из древесины кедра и лиственницы, выросших на берегах Телецкого озера. Зданию храма дали «отстояться» почти год, затем разобрали, перевезли на грузовиках в Калининград, а оттуда на судне «Академик Сергей Вавилов» в Антарктиду, где его вновь собрала бригада из восьми человек за 60 дней. Иконы для иконостаса были выполнены дмитровскими иконописцами под руководством Валерия Ивановича Гришанова. Возле церкви построен жилой домик для священнослужителей.

Храм был освящен во имя Святой Троицы 15 февраля 2004 года наместником Свято-Троицкой Сергиевой лавры, епископом Сергиево-Посадским Феогностом, в присутствии многочисленного духовенства, паломников и спонсоров, прибывших специальным авиарейсом из ближайшего города, чилийского Пунта-Аренаса.

Работа храма

Внешний вид церкви.Внутреннее убранство церкви в 2005 году Внутреннее убранство церкви в 2015 году

Первым настоятелем антарктического храма стал 30-летний иеромонах Каллистрат (Романенко), насельник Троице-Сергиевой лавры, в прошлом — скитоначальник скита на острове Анзер в Соловецком архипелаге. Он провёл больше года на антарктическом острове, отбыв в Россию в марте 2005, после того как ему на смену прибыли два других иеромонаха той же лавры, отцы Гавриил (Богачихин) и Владимир (Петраков), чтобы также провести год в Антарктике.

С тех пор священники (лаврские иеромонахи) в церкви менялись каждый год, примерно по такому же графику, как и работники антарктических научных станций. Однако многие из них побывали на антарктическом посту неоднократно: на третий год (2006) антарктическим священнослужителем опять был о. Каллистрат, а на четвёртый (2007) — вновь о. Владимир, в этот раз с о. Сергием (Юриным). В 2014 г. в храме служил о. Софроний (Кириллов), в 2015 г. его сменили иеромонах Вениамин (Мальцев) и диакон Максим (Герб).

В число обязанностей священника входит духовное окормление персонала российской и других близлежащих станций и поминовение 64 российских полярников, погибших в ходе изучения Антарктиды.

Финансировал проект Петр Задиров, в прошлом полярник и парашютист, чья авиакомпания Полюс уже с 1990-х годов доставляет грузы на полярные станции.

Церковь Святой Троицы считалась самым южным православным храмом в мире. Ныне ещё южнее расположены часовня святого Иоанна Рыльского на болгарской станции «Святой Климент Охридский» (остров Смоленск) и часовня Святого равноапостольного князя Владимира на украинской станции «Академик Вернадский». Тем не менее, Церковь Святой Троицы была и остаётся самым южным постоянно действующим православным храмом.

Текущие события

29 января 2007 года в этом храме состоялось первое в Антарктике венчание россиянки Ангелины Жулдыбиной и чилийца Эдуардо Алиага Илабака, работающего на чилийской антарктической базе. 21-25 февраля храм посетил глава Синодального военного отдела Украинской Православной Церкви архиепископ Львовский и Галицкий Августин, совершивший молебен об успешной работе экспедиции на антарктической станции РАЕ 51 «Беллинсгаузен».

В феврале 2009 года к пятилетнему юбилею освящения храма, станцию Беллинсгаузен посетила делегация из Троице-Сергиевой лавры, включая нескольких священников, служивших на станции в течение этих 5 лет.

17 февраля 2016 года станцию «Беллинсгаузен» и храм посетил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В общем зале станции Святейший Патриарх Кирилл пообщался с членами российской экспедиции, а также с сотрудниками других экспедиций, в том числе с полярниками с чилийской, китайской и других станций, пришедшими на встречу с Предстоятелем Русской Церкви. После беседы с полярниками Патриарх отметил особенность Антарктики объединять людей разных стран и религий: «Антарктида — это единственное место, где нет оружия, где нету никакой военной деятельности, где не ведётся никаких научных исследований, направленных на то, чтобы появились новые средства уничтожения людей. Это некий образ идеального человечества. И это свидетельство о том, что люди могут так жить: они могут жить без границ, без оружия, без враждебной конкуренции, сотрудничать и чувствовать себя членами одной семьи».

Примечания

  1. Губернатор Александр Карлин сегодня вручит премии края алтайским ученым, а также деятелям культуры и искусства
  2. Патриаршее подворье в Антарктиде, стр 2 (rian.ru)
  3. стр 4
  4. SUPERMOUPER — про студентов / антарктида — 1 справедливая россия в антарктиде (храм)
  5. стр 8
  6. стр 10
  7. Русская Православная Церковь. Отдел внешних церковных связей
  8. Анна ПАЛЬЧЕВА. Настоятель Антарктиды (4.02.05). Архивировано 18 февраля 2012 года. (Интервью с о. Каллистратом)
  9. отец Гавриил (Богачихин). Дневник, часть 5 (16 апреля 2005 года). Архивировано 18 февраля 2012 года.
  10. 1 2 Владимир Петраков: «Антарктика – это особая, атмосфера, где живут очень интересные люди». Архивировано 18 февраля 2012 года.
  11. Первое в антарктике венчание прошло на российской станции
  12. Архиепископ Львовский и Галицкий Августин посетил станцию полярников и храм в Антарктиде.
  13. В Антарктиде отметили пятилетие освящения первого православного храма на материке
  14. Патриарх Кирилл прибыл в Антарктиду. Газета.Ru. Проверено 17 февраля 2016.
  15. Святейший Патриарх Кирилл: Антарктида имеет особое духовное значение для всего мира / Новости / Патриархия.ru
  16. Патриарх Кирилл назвал Антарктиду образом идеального человечества, где нет оружия и военных действий
  17. Патриарх Кирилл назвал Антарктиду образом идеального человечества, где нет оружия и военных действий
  18. Антарктида — образ идеального человечества, считает патриарх Кирилл
  19. Патриарх Кирилл: Антарктида — образ идеального человечества
  20. Андрей Летягин. На Валдае освятили церковь Сергия Радонежского. Новости. Вести.Ru (4 июня 2007). Проверено 13 января 2013. Архивировано 20 января 2013 года.

Православие в Антарктиде (фото)

Возведение первого в Антарктиде православного храма началось в 2004 году на российской полярной станции Беллинсгаузен. Сейчас храм построен, освящен, в нем регулярно проводятся богослужения.

Строительство храма во имя Святой Живоначальной Троицы в Антарктиде

Возведение иконостаса

Крестный ход во время освящения храма. Чин освящения храма совершает наместник Троице-Сергиевой Лавры, епископ Сергиева Посада Феогност

Местные обитатели

Птенец гигантского буревестника

Суровая тут погода…

Морские котики

Венчание (Эдуардо Алиага Илабака (сержант чилийских ВВС и Ангелины Игоревны Жулдыбиной (российская подданная).

Тюлень «Уэдделла»

Ночью

Морской лев

Крещение

Храм в Антарктиде

о.Гавриил

Интервью с отцом Гавриилом (автором данного фотоальбома)

— Отец Гавриил, Вы были вторым, кто заступил «на вахту» служения Богу в трудных антарктических условиях после о. Каллистрата. Сколько времени Вы добирались до Антарктиды воздушным путем и сколько времени мог бы занять этот путь, если бы Вы отправились туда по воде?

— С Божией помощью мы нашли православных людей в одной из авиакомпаний. Незнакомые, но верующие люди смогли и найти, и забронировать нам билеты. Причем перебронировать приходилось несколько раз из-за изменения даты вылета. Авиакомпания же была выбрана немецкая – «Люфтганза».

Перелет (в воздухе) самый быстрый — всего 25 часов 10 минут. Это путь из Москвы до Пунта Аренаса — самой южной точки Чили. Оттуда два с половиной часа до самой станции.

А в реальном времени добирались 14 суток, так как двенадцать дней прождали в Чили. Корабль «Академик Федоров» из Санкт-Петербурга может дойти дней за 40, а если у него маршрут вокруг Антарктиды с заходом на российские станции, то путь может составить более трех месяцев. И до настоящего времени этот корабль приходил на станцию «Беллинсгаузен» с топливом и продуктами один раз в три года.

— Ваши первые впечатления от Антарктики как фотографа? Случалась ли погода для прогулок, где эти прогулки обычно проходили и что в антарктической природе Вас наиболее поражало как верующего человека?

— Поражают в Антарктиде необычные цвета. А так как солнце показывается примерно раз в неделю, то как только оно выглядывает, нужно брать фотоаппарат и идти в поход. Можно сходить на лежбище морских слонов или тюленей, пообщаться с пингвинами, а если позволяет время и не очень силен ветер, то пойти через горы и живописные долины в самую удаленную часть острова.

Поражает в Антарктиде живая природа. Звери почти не боятся человека. Будь то хищник или млекопитающее. Да и птицы бывают ручными. Все это напоминает пребывание первого человека в раю. Только здесь рай потерянный и холодный.

— В Антарктиде бывают очень сильные, штормовые ветра — как же в таких условиях удается выстоять деревянному храму, к тому же находящемуся на горке, продуваемому со всех сторон?

— Самый сильный ветер у нас был около 38 м/с. Это примерно 128 км/ч. Храм выдерживает такие ветра за счет 6 цепей, которые натянуты внутри. При необходимости цепи можно подтягивать или ослаблять.

— Есть ли там полярная ночь и часто ли выглядывало солнце? Были ли какие-либо случаи, которые Вы расцениваете как чудо и милость Божию?

— Полярной ночи на «Беллинсгаузене» нет, так как полярный круг находится южнее. Зимой солнце бывает примерно два раза в неделю и показывается часа на четыре. Чудесные случаи, конечно, бывали. Уже в аэропорту нас пропустили с большим перевесом груза по просьбе одного верующего человека, работника авиакомпании. А в Пунта Аренасе мы уже поздним вечером встретили Анну Мари, которая принимала раньше наших священников, когда те прилетали освящать храм. Когда уже было время вылета со станции и окончание нашей зимовки, то по погодным условиям самолет мог вообще не прилететь. Даны были очень сжатые сроки, в которые аэродром мог принять наш «баслер». И по приземлении он стоял каких-нибудь полчаса, не выключая моторов. В те дни молились все полярники, так как на том рейсе должен был прилететь новый начальник станции.

— Опасно ли пребывание на станции, были ли случаи, когда от Вас требовалась сугубая молитва за полярников?

— Пребывание в полярных зонах всегда имеет некую степень опасности. При нас было два случая, когда нужно было молиться за аргентинских и чилийских полярников.

— Как часто раздается над Антарктидой колокольный звон? Какие чувства он вызывает в душе?

— Праздничный звон раздается в субботу и воскресенье. Когда приходили гости, мы желающих всегда пускали на колокольню. Все иностранцы были этому очень рады. А у российских полярников звон вызывает чувство близости родины, наверное, хотя она находится в 15 тысячах километров севернее.

— Наибольшее количество причастников, которое было за время Вашего служения? Как относились полярники к Вашему пребыванию на острове, ходили ли на службы?

— На Пасху было 5 причастников, хотя храм и был полон. Но остальные были гости с других полярных станций — чилийцы, аргентинцы, уругвайцы и китайцы. Не все полярники понимали, зачем служат священники, но записки с именами передавали все, кроме одного некрещеного. А каждое воскресенье ходил всегда один из 9 зимовщиков. Только на большие праздники количество увеличивалось до пяти человек. Но так как храм был открыт всегда, то в свободное от вахт время приходили сами помолиться и поставить свечку, когда испытывали такую потребность. — Большие православные праздники, наверное, по-другому ощущались вдали от России?

— Мне показалось, что оторванность от России как раз в праздники ощущаешь меньше всего. Конечно, вспоминается Пасха или Успение в Троице-Сергиевой Лавре, но чувство праздника остается неизменно.

— Самое яркое духовное переживание за время Вашего служения там? Чем обогатил Вас этот период Вашей жизни — когда Господь призвал Вас послужить на краю земли?

— Служба на краю земли, безусловно, дает некий житейский опыт. Для меня зимовка была открытием полярного «люда». В условиях, когда приходится всем вместе выживать, так или иначе приносишь молитвы не только за себя, но и за всех людей, находящихся рядом с тобой.

— Говорят, Небо в таких местах к человеку ближе. Бывали ли моменты, когда Вы чувствовали это?

— Небо точно ближе к человеку, особенно верующему. Но чтобы это испытать, надо побывать там. Хотя Господь рядом с каждым. И если мы веруем, то каждый день будем видеть Его заботу и промышление о нас.

Все фотографии отца Гавриила вы можете посмотреть на сайте Троице-Сергиевой Лавры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *