Храм воскресения христова Тунис

ХРАНИТЕЛИ ПРАВОСЛАВИЯ В ТУНИСЕ

Окончание. Начало в №1 (45), 2007 г.

Священник Димитрий НЕЦВЕТАЕВ служит в храме Воскресения Христова в городе Тунисе. При храме и живет в небольшой квартирке. Раз в месяц он проводит службу в Бизерте, а по большим праздникам летает еще и на Мальту – там свой храм для службы предоставляют католики. Мы попросили отца Димитрия рассказать о современной жизни православных в Тунисе.

Церковь среди мечетей

– Отец Димитрий, как встретил Вас Тунис?

– До приезда сюда у меня о Тунисе были только общие сведения. Знал, что здесь раньше был Карфаген, что это Северная Африка, мусульманская страна. Меня сразу поразил сам город. Еще из самолета я увидел, что он – абсолютно белый. Здесь все дома красят в белый цвет, может потому, что он отражает солнце – чтобы не было очень жарко летом. Потом поразили люди. В Москве все куда-то торопятся, а здесь часами сидят в кафе, разговаривают или просто смотрят на прохожих. Поначалу это казалось странным. Сейчас, за четырнадцать с половиной лет, которые я здесь прожил, уже, конечно, ко всему привык.

Когда мы приехали, тунисский храм был просто в ужасном состоянии. По всем стенам шли черные трещины, покрытые плесенью, крыша протекала, отопления не было. А зимой здесь все-таки температура опускается до плюс пяти и сырость ужасная. Все дома построены из камня и складывается ощущение, что ты находишься в ледяном каменном мешке. Порой на улице бывает теплее и комфортнее, чем дома. Одна знакомая сказала, что нигде она так не мерзла, как в Африке!

Вдобавок обнаружилось, что нам негде жить: квартиру под церковью занимали беженцы из Ирака. Когда мы их, наконец, переселили, надо было эту квартиру капитально ремонтировать. В ней не было никакой мебели, кроме массивного дубового стола из кают-компании одного из прибывших кораблей. А денег ни на что нет. Пришлось взять в аренду из торгпредства две кровати и шкаф. Стали просить людей о помощи. Сотрудники нашего посольства собрали 60 долларов, торгового представительства – 70. А ведро краски стоило 30 долларов…

– А в каком состоянии был приход?

– Да прихода-то как такового, можно сказать, и не было. Да, написали люди письмо, попросили прислать священника, но больше для проформы: хорошо, чтобы был – можно раз в полгода прийти на Пасху и Рождество. Бывало, идет служба – а прихожан нет. Очень печально было. Но постепенно люди стали приходить, стали активнее. Сейчас уже совсем другое дело.

– И кто Ваши прихожане?

– В основном русские, украинки, белоруски, которые вышли замуж за тунисцев. Большинство из них познакомились с будущими мужьями еще в институтах, в Советском Союзе. Вместе учились, расписались в СССР и приехали сюда жить. Многие пришли к Богу именно здесь. И многие говорят: надо же было приехать в мусульманскую страну, чтобы почувствовать здесь себя православными.

– А как Вы думаете, что они ищут в храме, зачем приходят?

– Для чего любой человек приходит в Церковь? В первую очередь, чтобы соприкоснуться с Богом. За границей приходят еще и для того, чтобы получить частицу русского духа. На самом деле, как можно жить без веры? Здесь это особенно чувствуется…

– Как тунисцы относятся к православным?

– Очень лояльно. Не было случаев, чтобы смеялись, глумились над религией. Разве что подростки иногда. Но это, сами знаете, и в нашей стране случается.

– А как мужья относятся к тому, что их жены, которые раньше не были верующими, вдруг по приезде сюда стали православными?

– По-разному. Есть такие, которые вообще не пускают жен в церковь, и им приходится обманывать – говорить, что идут в культурный центр или к подруге. А другие специально рано утром будят своих жен, чтобы на службу не опоздали. И вот ведь парадокс: те мужья, которые сами не очень религиозные, они-то как раз самые нетерпимые. Много говорят о своей религии, а сами ее порой и не знают. А вот по-настоящему верующие мусульмане с уважением относятся к вере своих жен. Хотя и говорят что, дескать, наша религия более правильная, но у вас тоже правильная, потому, что вы почитаете одного Бога, а не нескольких. А в Коране написано, что к людям, почитающим Книгу и верующим в Единого Бога, надо относиться как к братьям.

– Есть какие-то специфические проблемы, с которыми сталкиваются здесь интернациональные семьи?

– Самая главная проблема – воспитание детей. Особенно если муж и жена по-настоящему религиозные люди. Многие говорят, что не нужно давить на ребенка в плане духовного воспитания, что ребенок вырастет и сам выберет, какая религия ему ближе. Но я считаю, что говоря так, люди лукавят. Ведь в школе детей обучают Корану, все праздники и обычаи – мусульманские, обрезание мальчикам делают обязательно, а со стороны матери – фактически ничего. Про Крещение же говорят: вырастет, захочет – сам крестится. Но, бывает, что совершают и обрезание, и Крещение.

Потом, традиции разные. Случалось, что женщин с детьми мужья не пускали не только в церковь, но даже на новогоднюю елку в русский культурный центр. Поначалу мужу и жене трудно со своими взглядами и традициями двигаться навстречу друг другу. Но, как правило, со временем притираются, привыкают.

– Службы у вас такие же как в России или как-то адаптированы?

– Точно как в России. Единствен-ное, на Пасху читаем Евангелие еще и на арабском языке. И в колокола здесь не разрешают звонить на улице, потому что мусульманская страна. Поэтому когда у нас появились колокола, мы их повесили внутри храма.

– Как Вы считаете, легче было бы служить в России?

– С одной стороны легче, с другой сложнее. Здесь община небольшая, и я каждого прихожанина знаю – что он собой представляет, чем дышит. Я и настоятель, и духовник всем. Когда у нас подходят к Причастию, редко кто называет свое имя, разве что приезжие. Когда людей так хорошо знаешь, то к каждому легко найти подход. А в России в каждом храме тысячи прихожан и постоянно приходят новые, и все ожидают твоего совета. А как его дать, когда не знаешь, что на самом деле человек собой представляет?

Хотя с советами и здесь не все просто. Допустим, когда бывает мусульманский праздник, вся семья собирается и режут барана. А у нас, допустим, Великий Пост. Как быть? Не съешь мяса – обидишь окружающих. Приходится давать благословение, если это, конечно, не Страстная Седмица. Я говорю: вы можете съесть это мясо ради уважения к семье мужа, ради послушания. А дальше, конечно же, продолжайте пост.

– Есть ли различие между православными той, первой волны эмиграции и нынешними вашими прихожанами?

– Конечно, есть. Те люди были воспитаны в Православии, а теперешние прихожане в атеизме. Отсюда и разница. Эмигранты первой волны с молоком матери впитали и праздники, и обряды, они не представляли себе жизни без Церкви. Анастасия Александровна рассказывала, как они, отказывая себе во многом, собирали деньги на храм и давали, что могли. Как-то пришел к ней человек, она его напоила чаем, а он – осоловел. Выяснилось, что этот человек полгода чай из экономии не пил. Она так удивилась! Знала, что он постоянно деньги на храм давал. Сейчас такое уже, пожалуй, многим показалось бы невозможным.

Эмигранты последней волны стали посещать храмы только с моим приездом. На самом деле, многие из них и не знали, что им нужна Церковь, пока не стали регулярно приходить в храм. Но сейчас для них возможность прийти на службу очень много значит.

Матушка Светлана – помощница своему мужу. Когда отец Димитрий служит, она поет на клиросе. У них вообще своеобразный “семейный подряд”: дети тоже помогают – и Галинка и Антоний.

Матушка Светлана: Когда мы только приехали, всё было ужасно: храм разваливается, прихожан нет, денег на ремонт нет, жить негде, всё вокруг чужое. Галинка маленькая, а ее даже помыть негде, так как в квартире под храмом даже не было душа. Я ночами плакала – так тяжело мне здесь было. А службы! Батюшка служит, я пою и, кроме нас, в храме больше никого нет. Батюшка, говорю, зачем мы сюда приехали, кому это надо? Хочу домой, давай напишем прошение в Москву, чтобы нас отозвали. А он мне: что ты, ведь это первый мой приход, как я могу уехать, ничего не сделав! Потом, с Божьей помощью, все потихоньку начало налаживаться.

Батюшка старался сам все ремонтировать. Он и плитку клал, и штукатурил, и красил, и мебель делал. Однажды попробовал электропроводку чинить, так его током ударило – цепочка, на которой крестик висел, лопнула и отлетела в угол комнаты. Говорят, что это его и спасло – заряд не дошел до сердца. А на стене еще долго был черный след от его ладони. И рука долго заживала. Пришлось перенести несколько операций.

Первый ремонт храма мы, можно сказать, хитростью сделали. Рядом построили банк и по храму пошли трещины. И вот надоумил нас Господь: батюшка уговорил наше посольство, они пошли в этот банк целой делегацией и сказали, что мы подаем на них в суд за развал здания храма. На самом деле мы бы не подали – денег не было судиться. Но они этого не знали и за свой счет все отремонтировали: заделали трещины, построили ограду, выложили вокруг храма плиткой и покрасили храм.

Мы выкручивались здесь, как могли. Например, не было у батюшки помощников – ни иподьякона, ни пономаря. Пришлось обходиться тем, что было. А была у нас только наша дочка. Вот Галинка и начала с трех с половиной лет в храме прислуживать. Сначала папа просто давал ей свечку, и она стояла с ней на амвоне. А потом покойный митрополит Ириней Карфагенский благословил ее входить в алтарь, и правом ношения стихаря и ораря. И стала наша Галинка иподьяконом. Прислуживала даже двум Александрийским Патриархам. (Покойному Петру и ныне здравствующему Феодору).

Теперь у нас Антоний иподьяконствует. Однажды такая служба была! Интронизация митрополита Алексия Карфагенского в греческом храме. Служба шла часа четыре с половиной, и Антонию надо было держать очень тяжелый подсвечник. Ничего, выдержал. Хотя, конечно, это было трудно – он тогда совсем маленький был, всего пять лет. Потом жаловался, что руки-ноги болят и требовал в качестве компенсации пиццу, несознательный элемент.

Антоний у нас снега никогда не видел: в Россию мы редко приезжаем, да и то летом, потому что у нас зимней одежды нет. Как-то вырезали они в школе при русском посольстве снежинки из салфеток. Так Антоний решил, что настоящие снежинки такие и есть – размером с тарелку. Он очень хочет посмотреть на настоящий снег.

Тунис – самая северная страна Африки. А Белый мыс – самая крайняя ее северная точка. Когда-то сюда пришла маленькая девочка Анастасия Ширинская, рассудив, что здесь ближе всего до родины. Стоя на ветру, она кричала: “Россия, я люблю тебя!” Сегодня в Тунисе она осталась единственной, кто помнит бегство из Крыма, приход Русской эскадры в Бизерту и силу духа отцов, лишившихся всего.

Два маленьких белых православных храма тоже много повидали на своем веку. Они стали свидетелями трудных лет обустройства русских эмигрантов на новом месте, пережили годы упадка и запустения. И вот теперь открыли свои двери для русских, которые здесь, в мусульманском Тунисе, стали православными.

Вера стала мне опорой

Впервые я приехала в Тунис в 1985 году. Обычная история: я из Одессы, муж там учился, поженились по большой любви и шесть лет вместе прожили в России. Потом приехали сюда. Уезжала со скандалом – в то время у нас считалось неприличным выходить замуж за иностранца. Отношения со всеми испортились, мой отъезд сильно осложнил жизнь моим родителям.

А в Тунисе мы с мужем прожили вместе год и разошлись. Оказалось, что вместе жить невозможно. Нельзя было общаться с русскими подружками, ходить в культурный центр. О церкви вообще речи не было. Хотя он образованный человек, архитектор. С тех пор так здесь и живу. Сначала надо было отсудить детей – на это ушло два года. А потом как-то застряла. Был момент, когда хотела было уехать, но испугалась – в России тогда все так менялось, шла Перестройка.

Детей я крестила в храме Воскресения Христова. Настоятеля не было, но изредка сюда приезжали православные священники. В один из таких приездов батюшка Феофан из Египта и крестил моих детей. Старшим было 10 и 11 лет, младшему четыре. Когда их крестили, не оказалось мира для миропомазания. Пришлось ждать другого батюшку, он и вручил им крестики. А когда подросли, сами сознательно стали ходить в храм. В России я в церковь не ходила, и родители мои не ходили. И детей крестила просто так – за что-то надо было ухватиться: я одна, в мусульманской стране, все чужое. Религия стала мне опорой. Мой бывший муж знает, что дети крещеные, и относится к этому спокойно. Ему важно было только, чтобы это не афишировалось.

Когда приехал батюшка, наш храм преобразился. До него здесь был полный развал: мы газеты стелили на пол, такая была страшная сырость, везде паутина, стены черные. А теперь, с Божьей помощью, все лучше и лучше. С батюшкой приехала матушка. Она так тонко, мягко, мудро стала нам потихонечку объяснять – что да как. Мы ведь здесь совершенно дикие были. Я так понятия не имела о вере, о Евангелии. Матушка начала нас потихоньку подталкивать, а батюшка уже – руководствовать. Я чувствую, что очень изменилась: стала намного мягче. Сейчас в церковь хожу часто. Матушка нас учит, что надо почаще причащаться, вот и прихожу каждое воскресение. Мы все только одного боимся – что отец Димитрий с матушкой от нас уедут.

Людмила Ф.

В наш храм хочется приходить всегда

Мой муж – русский. Работает здесь с 1998 года по контракту старшим механиком на рыболовецком судне. Три года назад мы с дочерью приехали к нему. Живем в Бизерте. В храм впервые пришли благодаря Анастасии Александровне Ширинской – она нас пригласила на Пасху. С тех пор ходим на каждую службу.

У нас здесь очень теплая атмосфера. Здесь наш второй дом. Вот сегодня плохо себя чувствовала, думала – не пойду. А потом как представила – вот сейчас пропущу и потом целый месяц буду без службы. Решила: ну, нет!

В России мы жили в Санкт-Петербурге. В церковь иногда ходили, но в какие-то особенные, чаще тяжелые моменты. А здесь хочется приходить всегда. Мы, русские, могли бы встречаться где угодно, но собираемся именно в храме. Анастасия Александровна очень много для нас значит. Она из первой волны эмиграции – очень духовно сильный человек. Именно такие люди построили здесь церкви, сохранили русский язык. Вот недавно Анастасия Александровна заболела, перенесла сложную операцию, так вы не представляете, как мы за нее переживали, как боялись, молились, чтобы все прошло хорошо. И вот, слава Богу, наша бабушка (мы так Анастасию Александровну называем) снова здоровая, веселая, бодрая. И этим всех нас заряжает.

Наталья Кирьянова

В храме я чувствую себя как на родине

Мы с мужем вместе учились во Львове, в Политехническом институте. Он родом из Туниса. С 1980 года живем в Бизерте. Моя бабушка в детстве крестила меня в Католичестве. Я этого, правда, не помню. В Советском Союзе в храм я ходила только по праздникам – на Пасху, на Рождество. У нас, школьников, это было модно, потому что было запрещено. Но и тогда я не была атеисткой. Бабушка была из закарпатских немцев, она научила меня молиться по-немецки, и я молилась утром и вечером.

Здесь, в Бизерте, храм для меня – прежде всего общение. Я чувствую здесь себя немножко как на Родине. Вначале мы сюда приходили не очень часто, храм тогда практически был закрыт. Но потом Анастасия Александровна заставила нас действовать. Мы написали письмо в Москву, в Патриархию, и к нам приехал батюшка. Зарегистрировали нашу общину как культурную организацию. И постепенно мы стали не просто сюда ходить, но и молиться.

Муж мой атеист. Правда, когда мы познакомились, он молился и даже Рамадан соблюдал. Но на старших курсах в институте мы проходили “основы научного атеизма”, и он проникся. Может, это и к лучшему… Когда дочери были маленькие, муж просил, чтобы дома не было ничего религиозного – ни христианского, ни мусульманского – чтобы не влиять на детей. Считал, что они должны сами выбрать, как жить. Мы даже елку на Рождество не ставили, пока они не подросли и не стали немножко разбираться в себе. Старшая о религии как-то никогда особо не спрашивала. А вот младшая тянется к христианству. Давно мечтает покреститься, но все как-то не получается. Хотя она даже имя себе уже выбрала. Правда, батюшка говорит, что такого имени в православных святцах нет.

Мария Уадур

Православный храм в Бизерте принадлежит истории

Этот храм – часть великой русской культуры и часть культуры Бизерты. Когда русские бежали сюда в начале века из России, их здесь очень хорошо приняли. Им никогда не мешали исповедовать свою веру. В Тунисе ислам очень терпимый, с большим уважением относящийся к разным религиям. Это особенность тунисского народа.

И до сих пор к русским сохранилось очень хорошее отношение. Здесь, в Бизерте, есть даже площадь, которая носит имя Анастасии Александровны Ширинской. Когда этот храм был в запустении, она одна держалась, и сохранила его. Хотя здесь очень хорошее место, вокруг красивые дома, и людям не нравилось, что рядом развалины. Я тогда помогал ей с ремонтом, с покраской. Просто потому, что этот храм принадлежит истории Бизерты. И истории России, конечно. А значит, и моей истории.

Юсеф Уадур

Мой “Аленький цветочек” – православные иконы

Я сама из Беларуси, из Минска. Познакомилась там с тунисцем, студентом Политехнического института. Мы поженились, и в 1974 году я приехала к мужу в Тунис.

Муж мой, конечно, мусульманин, но скорее, человек светский. Ходить в церковь он мне не запрещает. У нас трое детей – два сына и дочь, уже взрослые. Они некрещеные. Мальчики отказались: “Мы как папа – мусульмане”. Хотя сами, конечно, не молятся. А дочь… Ей то буддизм нравится, то еще что-то. Она иногда задает мне вопросы о христианстве. Что знаю, объясняю. Но чаще говорю: “Лучше спроси у батюшки. Понятнее никто не объяснит”.

Сама я впервые оказалась в храме двадцать лет назад. Была в Париже, зашла в Нотр Дам, и, знаете, эта музыка органная и атмосфера… И что-то словно снизошло на меня. Я подумала: Боже, как люди должны были верить в Тебя, чтобы построить такое чудо! Прошло еще десять лет. Однажды моя подруга собралась ехать в Россию и спросила, что мне купить. И я… как в “Аленьком цветочке”… попросила у нее иконы. Это были первые иконы в моей жизни – два маленьких образка: Богоматери и Спасителя.

Сейчас я стараюсь ходить в церковь постоянно. Здесь мне хорошо. Однажды даже как-то сами собой стихи написались:

Здесь храм Господний: запах фимиама.

Мир и покой, и некуда спешить.

Я в тишине таинственного храма

Зажгу свечу и для моей души.

Шепну тихонько: “Господи, помилуй

И душу грешную не отвергай!

Как много я ошибок совершила,

Но сжалься, Боже, и не повергай

В ту бездну из которой нет возврата,

В ту тьму, где не видать ни зги.

Не закрывай пред мною рая врата,

Позволь лишь прислониться к ним”.

Я встану незаметной бренной тенью,

Молящей избавление мое.

Дай мне живот, о Боже милосердный

Егда приидише на Царствие Твое.

Галина Р.

Оказаться в Тунисе, чтобы прийти к Православию

Для меня все начиналось с того, что Анастасия Александровна организовала русских спасать храмы, чтобы их не забрали. И мы написали письмо в Московскую Патриархию. Подписали все – верующие, неверующие. Для многих было важно сохранить церкви как памятниками культуры.

И вот нам прислали батюшку. Он был молодой, но очень мудрый. Он ничего не насаждал, не предъявлял непосильных требований, а давал нам православие как лекарство детям – маленькими порциями. Мы очень изменились с тех пор, как стали постоянно приходить в храм. Меня избрали старостой церкви Воскресения Христова в Тунисе.

Мой муж мусульманин. Он верующий человек – всегда молился, соблюдал Рамадан. Но он с уважением относится к христианству. В доме у нас стоят иконы, мы отмечаем и мусульманские и православные праздники. Более того, наш второй ребенок крещен благодаря мужу. Моя мама просила крестить внука, а я была тогда атеисткой и не хотела. Муж начал меня стыдить: почему мать не уважаешь?

Так и получилось, что дети у нас крещеные. Но все же они выбрали мусульманство. Это довольно просто объяснить. Я сама-то в церковь пришла в 40 лет, до этого была неверующей и не приучила детей к христианской религии. Правда, наш сын до десяти лет ходил в церковь, даже прислуживал. Но муж попросил меня ничего не насаждать. Сказал, пусть сам выберет. А в школе они учат Коран, молятся, окружение мусульманское. Плюс любовь и уважение к отцу. Меня часто спрашивают – как я отношусь к их выбору. Что сказать? Думаю, что если бы я была в молодости верующей, то за мусульманина бы замуж не пошла. Но что сделано, то сделано. У нас хорошая семья, мы уважаем веру друг друга. А дочь моя мне как-то сказала, что ей очень приятно, что за нее молятся и папа и мама, каждый по-своему.

А я часто думаю: это надо же было оказаться в Тунисе, чтобы прийти к Господу, к православию.

Путешествие в Тунис: От блаженного Августина до Боба Марли

Тунис в последнее время становится все более модным центром отдыха. Однако для христианского путешественника это не только страна моря, солнца, талассотерапии, восточных базаров и прочих удовольствий, но в первую очередь один из древних центров христианской цивилизации. К сожалению, узнать об этом подробнее современному туристу не так легко: в путеводителях и альбомах по Тунису, в том числе местных, христианская тема представлена крайне скупо и не всегда адекватно, да и гиды порой не готовы ответить на простейшие вопросы, связанные с православными святынями. Более того, русскоязычный гид настойчиво отговаривал нас посещать раннехристианские катакомбы, мотивируя это самыми оригинальными соображениями. Впрочем, его совет мы, к счастью, проигнорировали…

СОКРОВИЩА КАРФАГЕНА

Карфаген… Почему-то у подавляющего большинства этот топоним вызывает единственную ассоциацию: «Карфаген должен быть разрушен!» Спору нет, Катон Старший немало постарался, чтобы упомянутый лозунг был воплощен на практике. Однако Карфаген был не только разрушен во II в. до Р.Х., но и возродился в еще большем величии, став центром распространения христианства в Северной Африке. Уже во времена Страбона он становится одним из самых цветущих городов Ливии, не случайно Страбон называет Карфаген «кораблем на якоре». К III в. по Р.Х. город, по словам историков, уступает в богатстве и населенности только Риму и оспаривает у Александрии ее право на второе место после столицы империи.

Блаженный Августин

Священномученик Киприан Карфагенский (величественный собор в его честь до сих пор поражает туристов), мученицы Перпетуя, Филицитата, мученики Ревокат, Сатир, Саторнил и Секунд, принявшие смерть в карфагенском амфитеатре (на его остатках построена католическая часовня), Тертуллиан с его «Credo, quia absurdum est» и, конечно же, блаженный Августин, который здесь учился, – вот лишь некоторые имена, дорогие сердцу православного человека.

«Я прибыл в Карфаген… Я искал, что бы мне полюбить, любя любовь: я ненавидел спокойствие и дорогу без ловушек. Внутри у меня был голод по внутренней пище, по Тебе Самом, Боже мой, но не этим голодом я томился, у меня не было желания нетленной пищи не потому, что я был сыт ею: чем больше я голодал, тем больше ею брезговал». В этих словах блаженного Августина из его знаменитой «Исповеди» проявился весь горячий темперамент африканского юноши, ищущего свою дорогу к солнцу.

Блаженный Августин родился около нынешней границы Алжира и Туниса, в городке, носящем сегодня имя Сук-Арас; он принадлежал к племени берберов, которые и сейчас привлекают своей доброжелательностью и теплотой – по крайней мере, нам так показалось. В Карфагене будущий учитель Церкви получил образование, а впоследствии стал епископом Гиппона (ныне приморский город Аннаба, недалеко от алжирской границы), чья юрисдикция распространялась и на часть территории современного Туниса. В Карфагене с 401 по 407 год состоялось целых семь Церковных Соборов, направленных против донатистского раскола. Донатисты обвиняли архиереев и священников в сотрудничестве с властями, требовали «чистки Церкви» и создавали параллельную организацию. Именно блаженному Августину, который лично принимал участие в этих Соборах, принадлежит главная заслуга в преодолении раскола. Теперь мощи святого покоятся в церкви города Павия на севере Италии, но его духовное влияние на православных африканцев неоспоримо.

Храм Воскресения Христова г. Тунис

В столице Туниса находится кафедральный собор митрополита Карфагенского, епархия которого принадлежит к Александрийской Православной Церкви. Недалеко от собора, в центре города, расположена и русская церковь Воскресения Христова в юрисдикции Московского Патриархата. Ее настоятель, отец Димитрий, радушно принял нас в своем доме, расположенном на первом этаже, под храмом, проявив в далекой африканской стране подлинно русское гостеприимство. Миссионерская деятельность христианам здесь запрещена: за крещение аборигена отец Димитрий может поплатиться свободой. Внешне светское государство, Тунис все же тщательно блюдет свою религиозную идентичность.

Среди местных законов нас поразили несколько, относящихся к семейной жизни. Так, разводы в принципе дозволяются, но его инициатор и виновник лишается всех прав на имущество и детей, а за прелюбодеяние и вовсе положено уголовное наказание в виде тюремного заключения сроком до года. Женщин в чадрах практически не встретишь, но и распущенность отнюдь не приветствуется.

Одним словом, «тлетворное влияние» Европы еще не настолько ощутимо, хотя, конечно, следы французского протектората остались – например, в виде замечательных местных вин, которые могут удовлетворить вкусу любого гурмана. И, разумеется, во французском языке, которым прекрасно владеют тунисцы. Не случайно многие французы покупают себе дома на побережье, чтобы на каникулах вкушать «невыносимую легкость бытия» своей прежней колонии.

РИМСКИЕ МОЗАИКИ

Христианское надгробие

Когда-то Северная Африка была самой процветающей провинцией Римской империи. Сейчас об этом напоминают великолепные собрания античной и раннехристианской мозаики – одни из лучших в мире. В первую очередь, это музей Бардо в столице и Археологический музей в Сусе. Жаль только, что христианским мозаикам уделяется мало внимания – к примеру, в красочном альбоме, выпущенном министерством культуры Туниса, из 420 страниц им посвящено только 30, тогда как их реальный удельный вес значительно больше.

Большая часть мозаик была найдена в здешних катакомбах, поэтому в основном они представляют собой могильные плиты с рисунками и эпитафиями. Любопытно, что надписи сделаны не только на латыни, но, подчас, и на греческом языке. Архиереи, священники, диаконы, миряне «in pace» – покоятся в мире. В изобилии представлены древние христианские символы: хризма, процветший крест, рыбы, павлины и т.д.

Особого внимания заслуживает знаменитый мозаичный баптистерий VI в. из храма «священника Феликса» в Келибии, где доныне сохранилась византийская крепость того же времени. Сейчас баптистерий является центральным памятником христианского искусства музея Бардо в Тунисе. На пороге мозаикой выложены три слова: pax, fides, caritas (мир, вера, милосердие). Баптистерий построен, как гласит латинская надпись, в честь «святого и блаженного епископа Киприана» (Карфагенского?). Описывать его – занятие неблагодарное, лучше своими глазами увидеть это творение человеческого гения, осененного Божественной благодатью. Едва ли оно чем-то уступает памятникам Равенны. Скажем лишь, что в оформлении баптистерия различными деталями многократно представлена тема Ноева ковчега, символизирующего Церковь Христову.

Любопытно, что в музеях Туниса напольные мозаики часто не огорожены и по ним разрешается свободно ходить. Как сообщил гид, они от этого становятся лишь более яркими. Православие тоже порой пытаются представить музейным экспонатом. Но необузданная критика Церкви лишь усиливает ее блеск.

Вергилий с музами

Что касается языческих мозаик, которым во всех альбомах и путеводителях уделяется значительно большее внимание, то и здесь просвещенному христианину есть на что посмотреть. Так, одна их самых знаменитых мозаик, датируемая III в. по Р.Х., представляет Вергилия с двумя музами – Клио и Мельпоменой, которые диктуют поэту, о чем писать. При этом на свитке у Вергилия написан 9-й стих из его «Энеиды»: «Муза, поведай о том, по какой оскорбилась причине…». Считается, что это самый точный портрет знаменитого римлянина. Надо думать, что и муз тоже.

Кстати, тремя стихами позже в «Энеиде» помянут и Карфаген: «Город древний стоял – в нем из Тира выходцы жили, / Звался он Карфаген – вдалеке от Тибрского устья…». Именно в Карфагене высадился после кораблекрушения Эней, где был радушно встречен царицей Дидоной.

Творчество Вергилия представляет особый интерес для христиан, потому что его считают предсказателем Боговоплощения. В своей знаменитой Четвертой эклоге поэт пишет о грядущем «золотом веке», который наступит после рождения необыкновенного Младенца от Девы. И не случайно именно Вергилий становится проводником по загробному миру в «Божественной комедии» Данте. Видимо, музы, шептавшие ему, были почти православными…

ХРИСТИАНСКИЕ КАТАКОМБЫ

Останки в катакомбах, отгорожены стеклом

Как уже говорилось выше, многие мозаики обязаны своим появлением раннехристианским катакомбам, расположенным на окраине города Сус. Казалось бы, и сами катакомбы, протянувшиеся более чем на 5 км, включающие в себя 240 галерей и около 15 тысяч могил, должны были стать центром паломничества. Однако в действительности о них трудно даже узнать, поскольку информации практически нет, гиды отмалчиваются и даже не все таксисты понимают, о чем идет речь и куда надо ехать, хотя им французским языком объясняют.

К сожалению, для посещения открыта лишь небольшая часть катакомб, но в ней, вопреки убеждениям гидов, ничего «грязного» не наблюдается – напротив, все достаточно чисто и аккуратно. В отличие от римских катакомб, где все останки давно перенесены в другие места, здесь остались захоронения: тысячи исповедников Христовой веры на африканском континенте покоятся на прежних местах, в нишах. В некоторых из них исследователи даже сделали стеклянную перегородку, чтобы посетители могли видеть особенности погребения.

Добрый Пастырь

В отличие от подземных раннехристианских городов на территории современной Турции или от тех же римских катакомб, считается, что в Сусе христиане не скрывались под землей, а лишь хоронили почивших. Даже вопрос о подземном храме остается дискуссионным, хотя трудно себе представить кладбище без церкви. По сути, это огромный некрополь, где обрели вечный покой первые православные африканцы. Его принято делить на три части: катакомбы Доброго Пастыря (здесь находится копия изображения на мраморе, оригинал которого можно увидеть в Археологическом музее Суса), катакомбы Гермеса и катакомбы Севера. Все они датируются III–V веками по Р.Х., а открыл их французский ученый Колонель Венсан в 1885 году.

Не будучи убежденным тафофилом, хочу все же сказать, что в этих катакомбах испытываешь светлое чувство, ощущая неразличимые ухом молитвы. Хорошо, что мы здесь побывали.

САМЫЙ ЗНАМЕНИТЫЙ АФРИКАНЕЦ

«Жизнь – это дар Божий. Тот, кто видел Бога, не может умереть», – говорил культовый персонаж современной культуры, популяризатор рэгги знаменитый Боб Марли. Для Африки он значит примерно то же, что Че Гевара для Кубы.

Боба Марли знают как растафарианца со всеми атрибутами в виде марихуаны и т.п., но далеко не всем известно, что незадолго до своей смерти африканский певец принял крещение в Эфиопии. Его христианское имя – Берхан Селассие. Боб Марли пересмотрел свою жизнь и раскаялся в увлечениях молодости, которым он отдал столько сил, тогда как рядом всегда был бесконечно любящий его человек – жена Рита Марли, которая, кстати, всю жизнь оставалась христианкой. По названию одной из песен мужа она написала книгу «No Woman, No Cry: My Life with Bob Marley».

Боб Марли

Изображения и скульптуры Боба Марли встречаются в Тунисе на каждом шагу, с обязательной сигаретой в зубах, с экстатическим черным лицом, но на вопрос, знают ли продавцы, что их кумир стал христианином, те лишь сердито отвечают, что «это его проблемы».

«Я не стою ни на чьей стороне. Ни на стороне черных, ни на стороне белых. Я на стороне Бога, который побуждает меня говорить от лица всех людей, независимо от цвета кожи», – эти слова Боба Марли остаются актуальными и по сей день.

К Богу люди приходят независимо от цвета кожи, темперамента и языка, приходят разными путями и в разные периоды своей жизни. Но вечно живыми остаются слова великого африканца, блаженного Августина: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе».

Храм Воскресения Христова (Тунис)

У этого термина существуют и другие значения, см. Храм Воскресения Христова.

Православная церковь

Храм Воскресения Христова

Фасад церкви

Страна

Тунис

Город

Тунис, Avenue Mohamed V, 12

Конфессия

православие

Епархия

Русская православная церковь

Тип здания

Церковь

Архитектурный стиль

неорусский

Строительство

1953—1956 годы

Медиафайлы на Викискладе

Храм Воскресения Христова — храм Русской православной церкви в городе Тунисе. Построен в 1953—1956 годах по проекту архитектора Михаила Козмина (Козьмина). Освящён во имя Воскресения Христова.

История

Таблички на церкви

В декабре 1920 года во французский военный порт Бизерту на побережье Туниса прибыла эскадра Черноморского флота России. Вместе с эскадрой в Тунис прибыли около 6000 русских беженцев, большинство из которых вскоре разъехались по другим странам. Первое время богослужения проводились в корабельной церкви, а затем в частных квартирах. В 1938 году в городе Бизерте на средства русской общины был построен первый православный храм Александра Невского.

В городе Тунисе русская община была более многочисленная, однако богослужения долгое время проводились в церкви, устроенной в помещении небольшого арабского дворца. Закладка первого камня собственного храма состоялась лишь в октябре 1953 года. Строительство храма велось на средства русской общины, значительную сумму пожертвовали и местные французские власти. Строительство обошлось в 5 млн. франков. В 1956 году храм Воскресения Христова был открыт и 10 июня освящён архиепископом Шанхайский Иоанном. Первым настоятелем храма стал иеромонах Митрофан (Едлинский-Мануйлов).

Одноглавый каменный храм построен в традициях псковской архитектуры по подобию церкви Покрова на Нерли. Автор проекта — архитектор Михаил Козмин (Козьмин), переехавший в Тунис в 1940-х годах. Инженером-строителем храма был В. Е. Логодовский, сын военно-морского священника Евфимия Логодовского. Иконы и церковная утварь были перенесены в храм с русских кораблей: линкора «Генерал Алексеев», лёгкого крейсера «Кагул» и штабного судна «Георгий Победоносец». Кроме того, в храме есть иконы Крещения Господня и Благовещения Пресвятой Богородицы с кораблей, затопленных в 1854 году в Севастополе. Святыни храма — напрестольный крест с частицей Животворящего Древа Креста Господня и частица мощей святого священномученика Киприана Карфагенского.

Первоначально храм находился под юрисдикцией Русской православной церковью заграницей. В 1992 году после обращения прихожан было принято решение о принятии общины под юрисдикцию Московского Патриархата. С этого времени настоятелем храма является протоиерей Дмитрий Нецветаев.

Примечания

  1. 1 2 3 Православная община Туниса отпраздновала 50-летний юбилей храма Воскресения Христова. Православие.Ru (12 июня 2006). Дата обращения 26 апреля 2015.
  2. 1 2 Русская колония в Тунисе 1920-2000 / Сост. К.В.Махров. — Русский путь, 2008. — С. 172. — ISBN 978-5-85887-299-3.
  3. 1 2 3 Православная община в Тунисе // New review. — New Review, Incorporated, 2008. — Вып. 252-253. — С. 285-286.
  4. Кафедральный собор в Африке // Русская мысль. — Русская мысль, Incorporated, 1953. — Вып. 600.
  5. Зарубежные учреждения Московского Патриархата. Официальный сайт Московской Патриархии. Дата обращения 26 апреля 2015.

Ссылки

  • Тунсский Воскресенский храм. drevo-info.ru. Дата обращения 26 апреля 2015.

ТУНИССКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ХРАМ

Тунисский Воскресенский храм. Фото 2008 г.

Храм в честь Воскресения Христова в г. Тунисе, ставропигиальный приход Русской Православной Церкви в черте Карфагенской епархии Александрийской Православной Церкви

  • Престол: Воскресения Христова
  • Адрес: 12, Avenue Mohammed V, Tunis, Tunisie
  • Тел./факс: (216) 71 336 429
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

Храм расположен в центре города, в минуте ходьбы от пересечения 2-х главных Авеню Бургибы и Мохаммеда V, где расположены большие часы с фонтаном.

Приход составился из русских православных верующих после 1920 года, когда в Бизерту прибыла эскадра Черноморского флота России отказавшаяся служить большевикам. Основателем прихода собственно в городе Тунисе стал митрофорный протоиерей Константин Михаловский. Вначале храм в честь Воскресения Христова был устроен в помещении нанятом у арабов, в доме № 60, rue Selliers. Храм оборудовали утварью взятой из корабельной церкви. Так-как отец Константин приобрёл большое уважение среди арабского населения и многочисленной местной греческой колонии, ему удалось хорошо обустроить русскую домовую церковь. Отец Константин также неоднократно служил в местном греческом православном храме, но находился при этом в каноническом ведении Русской Православной Церкви Заграницей.

С конца 1940-х годов русская община соотечественников в Тунисе пополнилась новыми пришельцами – переселенными лицами и беженцами времён Вторая мировая война. Если в середине 1940-х годов Тунисский храм находился в ведении Западноевропейского экзархата Московского Патриархата, с прибытием «второй волны» эмигрантов церковь вновь перешла к Зарубежной Церкви. Русский храм пострадал от бомбардировок, которым подвергалась военно-морская база во время военных действий, но к 1949 году был восстановлен. С пополнением паствы и оживлением церковной жизни Зарубежная Церквь сделала попытку основать Северо-Африканскую епархию с центром в Тунисе, для чего с 1951 года сюда направили архиепископа Пантелеимона (Рудыка).

Его наследник, епископ Нафанаил (Львов), сумел устроить детскую школу и поднять приход на дело возведения статного храма, призванного стать кафедральным. В 1953 году удалось приобрести у города участок для храма и приходского дома. Главным строителем нового храма стал русский архитектор В. Е. Лагодовский . Храм строился исключительно на средства прихожан, но большую сумму пришлось одолжить. Вскоре после закладки новой церкви 11 октября 1953 года, владыка Нафанаил был переведён на другое служение и попытка организовать епархию вскоре была оставлена. Несмотря на нестроения и заминку, вызванные этим, храм был выстроен в течение приблизительно двух лет. С июня 1955 года гразданские законы признают «Православную ассоциацию церкви Воскресения в Тунисе.» В 10 июня 1956 года новая церковь была освящена архиепископом Западноевропейским святителем Иоанном (Максимовичем) и епископом Женевским Леонтием в сослужении с настоятелем, иеромонахом Митрофаном. Был также возведен приходской дом с квартирой для настоятеля и комнатой для диакона-псаломщика, библиотека, залы для собраний и приёмов, комната для престарелых. Благодаря усердным сборам, долг удалось быстро выплатить и около 30 человек стариков устроены в дом престарелых во Франции.

Вскоре, в связи с объявлением независимости Туниса, большинство русских эмигрантов последовало примеру французов и начали быстро разъезжаться в другие страны. С 1963 году своего настоятеля у убывающего прихода уже не было, и окормлял его изредка служивший настоятель Тунисской греческой церкви. Остро встал вопрос о содержании церквей и сохранении их имущества. Зарегистрировать храм как памятник истории — чтобы получить средства на ремонт — не удалось. Тем не менее, количество прихожан стало постепенно увеличиваться за счет женщин из СССР, вышедших замуж за тунисцев, получивших образование в советских вузах.

После почти тридцати лет без настоятеля, в феврале 1990 года А. А. Ширинская-Манштейн, возглавившая русскую православную общину в Тунисе, обратилась к патриарху Московскому и всея Руси Пимену с просьбой о принятии прихода в Московский Патриархат и присылке священника. По её словам архиепископ Женевский Антоний, окормляющий приход со стороны Зарубежной Церкви, также согласиля что это будет единственным способом спасти русские церкви, на которые уже стали покушаться тунисцы под предлогом их бездействия. В марте и июне 1990 года в Тунисе побывал и встретился с верующими экзарх патриарха Московского при патриархе Александрийском архимандрит Феофан, который затем рапортовал о благоприятной возможности открыть приход. 18 февраля 1992 года патриарх и Священный Синод постановили принять русскую православную общину в Тунисе.

К этому времени, благодаря взносам новых членов православных ассоциаций Туниса и Бизерты, а также различных благотворителей, удалось частично отремонтировать храмы. Приезд священника Димитрия Нецветаева сплотил верующих и значительно оживил приходскую жизнь, в храм стали ходить православные разных национальностей. В двунадесятые праздники службы стал совершать православный митрополит Карфагенский, на чьей канонической территории расположен храм. Приход вступил в тесное сотрудничество в организации культурных мероприятий с местным представительством Российского центра международного научного и культурного сотрудничества и Российским центром науки и культуры в Тунисе.

Однако, из-за того что приход в 1988 году не прошёл обязательной перерегистрации, в 1994 году тунисские власти заявили своё право собственности на церковные земельные участки. Вдобавок, в 1992 году тунисское правительство, в целях противодействия исламскому фундаментализму, запретил и распустил в стране все религиозные организации. На 1997 год тунисские власти не высказывали никаких претензий к православной общине и её настоятелю, но положение приходов оставалось нестабильным.

В ходе беспорядков 2011 года храм не пострадал и богослужения продолжались.

Храм представляет из себя небольшое белоснежное здание с покрытым глазурью куполом, увенчанным золотым крестом.

Статистика

  • 1949 – 25 русских семейств
  • ок. 1953 – более 250 человек
  • 1965 – 48 прихожан

Настоятели

  • Константин Михаловский (1922 — 1941)
  • Николай Афанасьев (18 июля 1941 — август 1947)
  • Феодосий (упом. 1947 – упом. 1949)
  • Нафанаил (Львов) (упом. 1953)
  • Митрофан (Едлинский-Мануйлов) (упом. 1956)
    • 1963 — 1992 — приход нерегулярно окормляется местными греческими или заезжими священниками
  • Димитрий Нецветаев (с 18 февраля 1992 — упом. январь 2011)

Использованные материалы

  • Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1293-1296.
  • Ростислав (Колупаев), игум., Русские в Северной Африке, гл. 3, «Приходская жизнь в Тунисе»:
  • Фомин, Олег, «Русская православная община в Тунисе. Русские в Бизерте,» портал Русское воскресение:
  • «Православная община Туниса отпраздновала 50-летний юбилей храма Воскресения Христова,» 12 июня 2006:
  • «Зарубежные учреждения Московского Патриархата,» официальный сайт Русской Православной Церкви:
  • «Мы не знаем, сможем ли служить на Крещение,» портал Россия в красках, 17 января 2011:
  • Шкаровский М.В., проф. Русские церковные общины в Тунисе (Доклад на конференции «Судьба русской эскадры. Севастополь-Бизерта. 90 лет похода», Санкт-Петербург, Александро-Невская лавра, 2-3 декабря 2010 г.):

указывает архитекторов Козмина и Логодовского.

Так по . Фомин, Олег, «Русская православная община в Тунисе. Русские в Бизерте,» портал Русское воскресение, указывает июль 1956. Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1294 указывает 1955 год.

Ростислав (Колупаев), игум., Русские в Северной Африке, гл. 3, «Приходская жизнь в Тунисе»,

Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1294.

Соллогуб, А. А., гр., ред., Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968, Нью-Йорк: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968, т. II, 1296.

Культура Туниса

Традиционный хаммам (реконструкция)

Культура Туниса является результатом слияния множества культур: пунической, римской, иудейской, христианской, арабской, мусульманской, турецкой и французской. Тунис стал местом встречи различных цивилизаций и его трёхтысячелетняя культура свидетельствует о том, что эта страна, благодаря своему географическому положению, находилась в центре распространения великих цивилизаций и мировых религий.

В истории Туниса разные средиземноморские культуры неоднократно сменяли друг друга. После падения Карфагена, на территории Туниса утвердилась Римская империя, памятники которой в настоящее время щедро разбросаны по территории Туниса. Семь памятников, в том числе амфитеатр в Эль-Джеме и раскопки Карфагена имеют статус объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

После многих веков развития христианства под влиянием Африканской церкви, страна попала под арабское влияние. В этот период Кайруан стал признанным культурным центром. В результате турецкого завоевания в XVI веке центр тяжести сместился в Стамбул, что позволило местным представителям власти приобрести независимость, которая продержалась до установления французского влияния. Франция способствовала модернизации Туниса.

Движущие силы тунисской культуры исключительно разнообразны и отмечены смешанным наследием: музей Бардо, архитектурный стиль города Сиди-Бу-Саид, медины Туниса и Суса, кухня сочетающая французский багет, круасаны и сыр с итальянской пастой, смешение андалузских и оттоманских мотивов в музыке. Арабизированное образование, сказывающееся на Тунисской литературе.

Национальные символы

Развевающийся на ветру флаг Туниса

Благодаря небольшим размерам страны и культурной и этической однородности, жителей Туниса отличает высокий уровень национального самосознания. О нём постоянно напоминают отсылки к новой истории, в частности к борьбе против французского влияния и последующему созданию современного государства в национальных праздниках, названиях улиц, знаменательных датах и фильмах.

Создание флага было инициировано в 1927 Аль-Хуссейном Вторым для того, чтобы обозначить суда тунисского флота. Официально флаг был принят в 1831 году. Флаг Туниса имеет выраженное сходство с флагом Турции, что может объясняться зависимым положением тунисских беев по отношению к Турции.

Религия

Конституция Туниса устанавливает свободу вероисповедания и правительство придерживается этого принципа. Не разрешается создание религиозных политических партий, прозелитизм и ограничено ношение хиджаба (в частности, в учреждениях и государственных школах). Мусульманские праздники, такие как Курбан-байрам, Ураза-байрам и Маулид ан-Наби, являются праздничными выходными днями. Государство признаёт праздники других религий, особенно монотеистических.

Основной и официальной религией Туниса является ислам, исповедуемый 99 % населения. 85 % тунисцев принадлежат к маликитскому мазхабу суннитской ветви ислама, остальные — к ханафитскому мазхабу. Религиозный календарь предоставляет широкие возможности для отправления религиозных ритуалов, однако точных данных относительно количества практикующих мусульман нет. Имеется маленькая прослойка суфистов.

Языки

Дорожный указатель на арабском и французском языках

Тунис — самое однородное в лингвистическом плане государство Магриба. Большинство населения владеют как тунисским диалектом арабского языка, так и литературным арабским — официальным языком страны. Тунисский диалект арабского представляет собой скорее совокупность нерегулируемых диалектов, чем один диалект. Разговорный арабский происходит от литературного, на котором повсеместно говорят в повседневной жизни и в семейном кругу. На англ. Shilha говорят менее 1 % населения, преимущественно в полуберберских деревнях юга — Шенини, фр. Douiret, фр. Matmata, фр. Tamezrett, как и в других поселениях острова Джерба.

Во время французского господства в Тунисе, в различных сферах, в частности в образовании, установился французский язык. Он быстро стал признаком социального развития и открытости современным и либеральным ценностям. С обретением независимости началась постепенная арабизация страны, хотя долгое время в сфере государственного управления, правосудия и образования использовались два языка. Распространение европейских языков способствовали открытие страны европейскому влиянию, которому способствовало в значительной степени телевидение.

Образование

История образования

До XIX века в Тунисе не существовало системы образования современного типа. В то время на весь Тунис насчитывалось не более 20 школ европейского типа, которые находились под патронатом различных религиозных организаций. На национальном уровне, традиционным образованием занимались в мечети Зитуна в куттабах, медресе, которые обычно содержали фр. moueddeb. Они обучали детей всех возрастов чтению и письму. Образование носило религиозный характер, в качестве текстов использовались фрагменты из Корана и Сунны. Первым учебным заведением современного типа был коллеж Садики, основанный в 1875 великим визирем Хайреддин пашой для подготовки административных кадров. За ним последовало открытие школы Khaldounia (الخلدونية) в 1896 году. В 1956 году, после обретения независимости, началась реформа образования, направленная на унификацию, национализацию и арабизацию системы образования.

В 1966, в рамках политика ликвидации неграмотности трудоспособного населения, Институту образования взрослых фр. Institut de l’enseignement des adultes было поручено обучить грамоте 150 тысяч неграмотных за пять лет. Институт направил усилия преимущественно в производственный сектор — сельскохозяйственные кооперативы, заводы, шахты, крупные предприятия, также в центры народных промыслов, армию, тюрьмы и сельских девушек. Содержание занятий охватывало, наряду с чтением, письмом и счётом, географию, историю, основы права, общественных наук и религии. В зависимости от возможностей, занятия могли включать дополнительно основы профессионального образования и домоведения.

В общем случае, продолжительность основного курса составляла два года, пять занятий по полтора часа в день, составлявших в сумме 450 часов, подтверждаемые сертификатом об образовании. В 1968 году был введён курс третьего года обучения для тех, кто желал продолжить занятия. Число прошедших третий год обучения составило 1090 человек в 1968—1969 годах. Затем, в 1969 году, по многочисленным просьбам был введён ещё один годичный курс (4 год).

По состоянию на 31 декабря 1966 года в стране насчитывалась 21 детская библиотека (система детских библиотек существует независимо от взрослых).

Современная система образования

Дошкольное образование является необязательным и осуществляется сетью детских садов. Среднее образование является обязательным и бесплатным. Среднее образование поделено на два цикла продолжительностью 6 лет и 3 года соответственно. В начальную школу поступают в возрасте 6 лет. По окончании начальной школы поступают в колледж.

Музеи

Официально открытый в 1888 году, музей Бардо является одной из наиболее значимых культурных достопримечательностей Средиземноморья. В нём собраны памятники многочисленных культур, существовавших на территории страны в течение многих тысячелетий, в частности, одна из красивейших и крупнейших коллекций римской мозаики. Вторая по значимости в стране коллекция мозаики выставлена в археологическом музее Суса. Главный морской музей страны — океанографический музей Саламбо (фр. musée océanographique de Salammbô). Исламское искусство представлено коллекциями керамики, монет и рукописных священных книг.

Искусство

Кинематограф

Naceur Ktari за работой (2000)

История кинематографа в Тунисе началась с момента изобретения кинокамеры. С 1896 года братья Люмьер снимали фильмы на улицах Туниса. В 1919 году в Тунисе был показан первый полнометражный фильм, снятый на Африканском континенте — Пять проклятых господ (Les Cinq gentlemen maudits).В начале XX века Albert Samama-Chikli выпустил два первых полнометражных фильма тунисского производства: «Zohra» в 1922 и Aïn El Ghazel, ou la fille de Carthage в 1924. В 1927 году начала работать первая компания по распространению фильмов — TUNIS-FILM. В 1966 году вышел первый полнометражный фильм независимого Туниса L’Aube (Рассвет). Фильм был снят и выпущен в прокат Омаром Хлифи фр. Omar Khlifi.

Долгое время — до 1980-х производство фильмов полностью зависело от Тунисского анонимного(?) общества содействия производству и распространению кинематографа (SATPEC).

С тех пор Тунис стремится стать средиземноморским Голливудом. Продюсер Tarak Ben Ammar, племянник Wassila Bourguiba, сумел убедить крупнейших режиссёров снимать фильмы в студиях Монастира. Роман Полански снимал там «Пиратов», Франко Дзеффирелли — «Иисус из Назарета». Джордж Лукас, привлечённых местными пейзажами и колоритными пещерными домами аборигенов, снял здесь несколько сцен Звёздных войн. Э́нтони Минге́лла снимал «Английский пациент» в оазисах на юго-западе страны. В городе Сиди-Бу-Саид снимались эпизоды фильма «Анжелика и султан» по мотивам одноимённого романа Анн и Серж Голон.

Музыка

Тунисская музыка является результатом смешения культур под сильным влиянием Египта. Считается, что музыка Туниса испытала три волны иностранного влияния: первая пришла с востока и её центром были Мекка и Медина; вторая — из мусульманской Испании с центром в Андалузии и последняя со стороны Оттоманской империи с центром в Стамбуле. Результатом этих процессов были соответственно: возникновение народной музыки, появление жанра нуба и распространение таких турецких музыкальных жанров как самаи и пешрев. Среди современных исполнителей Туниса популярна группа Myrath, исполняющая музыку в стиле ориентал-метал.

Живопись

Из-за запрета на изображение человека в исламе, портретный жанр долгое время подавлялся в Тунисе мусульманскими правителями. Художники, как следствие, обратились к искусству каллиграфии. Возрождение живописи началось с приходом французов. До начала 20 века в художественных галереях выставлялись в основном работы европейских и еврейских художников.

Возникновение современного тунисского изобразительного искусства тесно связано с Тунисской школой, созданной группой художников, объединённых желанием разрабатывать тунисские мотивы и отрицающих влияние восточной колониальной живописи. Школа была основана в 1949 году и объединила французов и тунисцев, мусульман, иудаистов и христиан, таких как Пьер Бушерль, Яайа Тюрки, Абделлазиз Горжи, Моисей Леви, Аммар Фархат и Жюль Лелуш. Некоторые из членов школы обратились к арабо-мусульманской эстетике: миниатюрам, арабескам, исламской архитектуре.

Кухня

Рыбный кус-кус из Керкенна

В тунисской кухне используются местные продукты: пшеница, для выпечки хлеба и изготовления манной крупы, оливки и оливковое масло, мясо (повсеместно баранина и говядина, в отдельных регионах верблюжье), фрукты и овощи, рыба и морепродукты.

Тунисская выпечка

Самым популярным блюдом являются макаронные изделия, в особенности, спагетти и макароны, обычно употребляемые с томатным соусом и хариссой. Из традиционных блюд популярность пользуется кускус, характерной чертой которого является сочетание овощей (картофеля, томатов, моркови, сквоша), мяса (баранина) и манной крупы. Простые в приготовлении варианты (в особенности рыбный кускус) выступают в качестве повседневного блюда, на праздники готовят более изощрённые варианты.

Спиртные напитки

Традиционно мусульмане не употребляют алкоголь, но в Тунисе отношение к этому вопросу более либеральное. В стране производятся сухие и столовые вина. В городе Громбалия на центральной площади установлен памятник в виде виноградной кисти. В этом городе каждый сентябрь проводится фестиваль вина. В Тунисе существует единственный национальный пивной бренд — «Celtia». К числу национальных спиртных напитков Туниса также относятся финиковый ликер «Tibarin» и водка из инжира — «Boukha».

Праздники

  • 14 января — День революции в Тунисе
  • 20 марта — День независимости
  • 21 марта — День молодёжи
  • 9 апреля — День памяти мучеников
  • 1 мая — Праздник труда
  • 25 июля — День провозглашения республики
  • 13 августа — День женщин

Молодая берберская женщина из Туниса (Фотография начала 20 века)

Традиционная одежда

Женская одежда

Женская одежда отличается гораздо большим разнообразием по сравнению с мужской. В городах, большинство женщин придерживаются европейской моды, но в определённом возрасте даже городские женщины часто закутываются в сефсери — белый платок из шёлка или тонкой шерсти, покрывающую голову. Наряд обычно дополняет рубашка с мешковатыми панталонами.

В сельской местности женщины носят платья яркой расцветки. Берберские женщины носят мельхафу — отрез ткани красного или синего цвета, в зависимости от религии и принадлежности к определённой деревне. Ткань удерживается на талии ремнём, а на плечах двумя булавками.

  1. Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО (англ.). Дата обращения 3 марта 2011. Архивировано 31 января 2011 года.
  2. Шенини (рус.) (неопр.) ? (недоступная ссылка). Путеводитель по Тунису. Дата обращения 7 марта 2011. Архивировано 22 июля 2012 года.
  3. Khlifi Omar (фр.). www.africine.org. — «En 1966, il réalise le premier long métrage du cinéma tunisien, L’Aube (en 35mm, noir & blanc)». Дата обращения 9 марта 2011.
  4. Кухня (рус.) (неопр.) ? (недоступная ссылка). Тунисское Национальное Представительство по Туризму (1999 — 2008). Дата обращения 4 марта 2011. Архивировано 5 сентября 2013 года.
Для улучшения этой статьи желательно:

  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Религия в Тунисе — Religion in Tunisia

Мечеть Укба в Кайруан , Тунис

вер

ислам

Основная статья: Ислам в Тунисе

Большинство тунисцев считают себя мусульманином , в основном сунниты , принадлежащие к Malikite мазхаба , хотя никогда не было исследование о точных пропорциях. Кроме того, небольшое количество Ibadhi мусульман все еще существует среди берберского -speakers из Джерб острова.

Мечеть в Kalâat эль-Andalous

В государственных органах управления и субсидируют мечети и платит зарплату руководителей молитвенных. Президент назначает главный муфтий республики. 1988 Закон о мечетях предусматривает , что только персонал , назначенные правительством , могут привести деятельность в мечетях и предусматривает , что мечети должны оставаться закрытыми , за исключением во время молитвы и других уполномоченных религиозных церемоний, таких как брак или похороны. Некоторые люди могут быть опрошены только для ассоциирования или быть увиденным на улице с практикующими мусульманами. Новые мечети могут быть построены в соответствии с национальными правилами городского планирования; Однако, после завершения, они становятся собственностью правительства. Кроме того, правительство частично субсидирует еврейскую общину.

Существует небольшая коренная суфийские мусульманская община; однако, нет никаких статистических данных относительно его размера. Достоверные источники сообщают , что многие суфии покинули страну вскоре после независимости , когда их религиозных здания и земля вернулись к власти (как это делали те , Православные исламские фонды). Хотя сообщество суфий мало, его традиции мистицизма пронизывает практику ислама по всей стране. Существует небольшой коренной «Maraboutic» мусульманская община , которая принадлежит к духовным братств , известных как «turuq.» Мусульманские праздники Ид аль-Адха , Курбан-байрам , и Маулид считаются национальные праздники в Тунисе.

В 2017 году было задержано несколько мужчин для еды в общественных местах во время Рамадана, они были признаны виновными в совершении «провокационный акта общественной непристойности» и приговорены к месячникам тюремного заключению. Государство в Тунисе играет роль в качестве «хранителя религии», которая использовалась, чтобы оправдать аресты.

христианство

Христианская община, состоящая из коренных жителей берберских, тунисцев из Италии и французского происхождения, и большая группа уроженцев граждан арабского происхождения, номер 25000 и рассредоточена по всей стране. С конца 19 века до после Второй мировой войны, Тунис был домом для большого населения христианского французского , итальянского и мальтийского происхождения (255,000 европейцев в 1956 г.), хотя почти все они, вместе с еврейским населением, оставшиеся после тунисской независимости.

Есть около 20000 католиков . Римско — Католическая Церковь в Тунисе , который формирует Архиепископию Туниса , действует 12 церквей, 9 школ, несколько библиотек и 2 клиник. В дополнении к проведению богослужений, католическая церковь открыла монастырь , свободно организованы культурные мероприятия, а также проводила благотворительную деятельность по всей стране. По словам церковных лидеров, есть 2000 протестантские практикующие христиане, в том числе нескольких сот граждан, перешедших в христианство. Русская Православная Церковь насчитывает около 100 практикующих членов и действует церковь в Тунисе , а другой в Бизерте . Реформаторская церковь Франции поддерживает церковь в Тунисе, с конгрегации 140 в первую очередь иностранных членов. Англиканская церковь есть церковь в Тунисе с несколькими сотнями преимущественно иностранных членов. Есть 50 Адвентистов седьмого дня . 30 членов греческой православной церкви поддерживали 3 церкви (в Тунисе, Суссе и Джерба ). Иногда, католические и протестантские религиозные группы провели службы в частных домах или в других местах. Рассеянный среди различных церквей, хотя в основном евангельские, также ряд христианских верующих из мусульманского происхождения. 2015 исследования оценок около 500 таких лиц в Тунисе.

иудейство

Основная статья: История евреев в Тунисе Эль — Гриб синагога в Джербе является важным местом для еврейского паломничества.

Иудаизм является четвертым по величине религией в стране с 1500 членов. Одна треть еврейского населения живет в столице и вокруг нее , и спустилась в основном из израильских и испанских иммигрантов. Остальная часть живет на острове Джерба, где еврейская община датируется 2500 лет.

бахаистском

Вера Бахаи в Тунисе начинается около 1910 года , когда приходит первый Бахаи, возможно , из Египта. В 1963 году исследование сообщества подсчитывали 1 собрание и 18 организованных групп (между 1 и 9 взрослых) бахаи в Тунисе. Оценки Государственного департамента США 2001 упоминают общину бахаи около 150 человек. Однако Ассоциация Религии архивов данных и нескольких других источников указывают на более чем 1000 Бахаи в стране.

Свобода религии

Конституция Туниса предусматривает свободу религии , убеждения и свободу исповедовать обряды своей религии , если они не нарушают общественный порядок; Однако, правительство накладывает некоторые ограничения на это право. Конституция провозглашает определение страны прилипать к учению ислама и предусматривает , что ислам является государственной религией , и что президент должен быть мусульманином. Правительство не допускает создание политических партий на основе религии и запрещает усилия по прозелитизму . Хотя изменение религии является законным, есть большое общественное давление против мусульман , которые принимают решение оставить ислам .

Правительство допускает небольшое количество иностранных религиозных благотворительных неправительственных организаций (НПО) работает и предоставляют социальные услуги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *