Иерей Игорь розин

Восхождение к Богу. 13 мая 2011 года — 10 лет со дня убиения иерея Игоря Розина

Священник Игорь Розин

О мученичестве отец Игорь говорил: «Это особый крест, посылаемый Богом. Из тысяч, может, одному только и даст Господь этот венец».

Он был убит сатанистом, после того как совершил Божественную литургию и вернулся в храм, причастив больного. Убийца не оставил отцу Игорю шансов на жизнь, все три смертельных удара были нанесены профессионально: в печень, в сердце и сонную артерию. Кассеты в его сумке с проповедями о святых Царственных страстотерпцах и толкованиями Евангелия были залиты кровью. Он умер в храме, на руках своего сына, причастившись Святых Христовых Таин, даже не успев разоблачиться. Его последние слова были: «В руце Твои, Господи, предаю дух мой».

Святое крещение Игорь Розин принял в 36 лет, в 42 года — священный сан, а в 44 –мученическую кончину. Священническое служение его в Церкви продолжалось менее двух лет. Но духовная зрелость, как известно, определяется не продолжительностью пути, а достижением меры возраста Христова. Как удивительно действует Промысл Божий в приведении его к вере! Дважды мастер спорта по альпинизму, Игорь ходит в горы и на соревнованиях знакомится со своей будущей женой Екатериной, которая была крещёной, но так же, как и Игорь, неверующей. Вступив в брак, супруги переезжают в поселок Терскол — горнолыжный курорт в Приэльбрусье. К вере они приходят через тяжёлые непрекращающиеся болезни своих детей. Отчаявшись найти помощь у врачей, исстрадавшаяся мать решила последовать совету одной верующей женщины: «Води детей в храм, исповедуйтесь и причащайтесь». Каждое воскресенье она берёт всех своих детей и едет с ними — зимой в горах — за 130 километров в ближайший православный храм. Дети перестали болеть.

С этого времени Екатерина всем сердцем принимает православие. Игорь же далеко не сразу становится верующим, проходя через глубокие размышления и сомнения. Одним из доводов, повлиявших на его решимость креститься, были слова его жены: «Мы умрём и будем с христианами, а где будешь ты? Неужели ты не хочешь быть вместе с нами?» Особенное впечатление произвело на Игоря одно видение во время тяжелой болезни его младшего сына, попавшего в реанимацию. Когда Игорь ночевал в машине возле больницы, ему приснилось, что бесы с воплями подняли машину вместе с ним на воздух. Игорь испугался и стал молиться. Тогда ему был показан огромный яркий Крест, при виде которого бесы поставили машину на землю и моментально исчезли. Позже, уже став священником, он говорил детям: «Вы привели меня к вере».

В книге «Восхождение к вершинам», посвящённой памяти отца Игоря, приводится два свидетельства о чудесном действии Промысла Божия в его судьбе. За шестнадцать лет до крещения ему было видение, запечатлевшееся в его памяти на всю жизнь: он окружён беснующимися людьми, один из которых бросается на него с ножом. А незадолго до рукоположения Господь показал ему, как дивно всё содержит Он в руке Своей. Однажды, когда Игорь работал спасателем в горах, на большой высоте у него развязался страховочный узел. Он сорвался и пролетел в свободном падении 50 метров. К изумлению всех, считавших его погибшим, он отделался лишь незначительными травмами. Ещё раз ему было дано убедиться, как близка смерть и как милостив Господь. «Я думаю, — говорит отец Вячеслав, духовник Игоря Розина, — что его Господь привёл к Своему служению за милосердие, за чистое сердце, за незлобие, за то, что он мог в любую минуту придти на помощь каждому человеку, невзирая на вероисповедание, на национальность, причём спасал он всех, считая своими братьями и сёстрами, которым необходимо было оказать телесную помощь. Он был одним из лучших спасателей в Эльбрусской поисково-спасательной службе. Много позже он говорил, что горы были для него неким символом духовного восхождения: чем выше он поднимался, тем ближе становился к небу».

Это духовное восхождение было для него каждодневным. Замечательны некоторые подробности жизни его семьи. Двери их дома были всегда гостеприимно открыты. Даже если они уезжали, то вывешивали на дверях записку с указанием, где можно найти ключ, чтобы войти в дом. «Нас никогда не обворовывали: брать было нечего. Всё наше богатство составляли дети, простые иконы и книги», — рассказывает матушка Екатерина.

Господь уготовляет его к принятию мученичества через исключительные скорби и искушения. В день Усекновения Главы святого Иоанна Предтечи от несчастного случая погибает любимый младший сын, прислуживавший ему в алтаре. Отец Игорь продолжает служить, он ещё не знает, что Господь определил ему ещё только полгода жизни, но с этого времени мысль о смерти постоянно сопровождает его. Если раньше проповеди отца Игоря были о том, как надо жить, как готовиться к исповеди, к принятию Христовых Таин, то теперь всё чаще он говорит о смерти, о мученичестве.

По свидетельству матушки Екатерины и его близких, незадолго до смерти ему было попущено пережить состояние тяжёлой богооставленности. Снова и снова с предельной строгостью он испытывал всю свою жизнь. Называл себя недостойным гордецом, дерзнувшим на высокое служение. Как никогда ещё до этого, он нуждался в исповеди. И Господь услышал его молитву. Приехал его духовник, отец Вячеслав, который провел с батюшкой два дня. Это была последняя исповедь — до дна, за всю жизнь — перед переходом в вечность. А последняя литургия была началом этого перехода.

Причаститься Тела и Крови Христовых значит принять Бога. На небесах мы в полноте соединимся с Ним. Но это соединение даётся уже здесь в таинстве самоотдающей любви, в желании увидеть Того, Кто уже пребывает с нами. Вот почему Евхаристия — в центре христианской жизни, она — ожидание небес, брак Агнца, закланного прежде создания мира, со Своею Церковью. В евхаристическом приобщении наше единение со Христом на земле достигает предельной высоты, потому что возвещает о другом, более совершенном, но исполненном той же благодати. Это дается не только великим святым, но иногда и самым простым, искренне кающимся людям. Один мой знакомый, уже умерший, как-то поделился со мной на исповеди размышлениями о свете, в котором преобразилось лицо преподобного Серафима на русской зимней поляне. Он с изумлением говорил, что однажды и ему было дано ощутить этот свет после причастия — в течение нескольких дней как бы солнце было у него в груди. Да, евхаристия — пламень. Она согревает, освещает, питает, преображает. В евхаристии Бог спасает, и показывает, что Он спасает. Совершая литургию, отец Игорь нередко плакал. Это были слёзы любви, слёзы смирения перед Крестной волей Божией, согласные с таинством евхаристии. Невозможно по-настоящему совершать литургию, не умирая и не воскресая со Христом. Принимая смерть, он как бы продолжал служение литургии.

Обратим внимание и на то, как вся его жизнь в Церкви была отмечена помощью посланных ему Богом святых. 1 августа 1999 года, в день памяти преподобного Серафима Саровского состоялась его диаконская хиротония, а через три дня, на равноапостольную Марию Магдалину, — иерейская. Мученическую кончину он принял в день памяти святителя Игнатия (Брянчанинова), епископа Кавказского, которого особенно почитал. При любой возможности вся его семья ездила к мощам святителя. Из всех книг отец Игорь более всего ценил именно его наставления. Для него это было воистину опытное, связанное с молитвой, богословие. Как хорошо сказал святитель Игнатий: богословие — служанка молитвы. Ум должен возвыситься до богослужения, рассуждение — до хвалы Господа. Богословие, которое не достигает богослужения, не служит славе Божией, оно её, напротив, заслоняет.

На вопрос, какова цель христианской жизни, отец Игорь мог бы ответить почти буквально словами преподобного Серафима, учившего о стяжании Святого Духа: «Встретить Христа лицом к лицу на небесах». Здесь же, на земле, Христос даётся лично и сокровенно в евхаристии.

Святая равноапостольная Мария Магдалина не могла не занимать особого места в жизни отца Игоря также и потому, что после Божией Матери она была первым человеком на земле, сподобившимся встречи с Воскресшим Христом. И его мученическая кончина была в пасхальные дни, в воскресение, когда за литургией читается Евангелие о встрече самарянки со Христом. Что было дано пережить отцу Игорю за этой литургией за несколько часов до смерти? О чём была его проповедь прихожанам после причащения святых Христовых Таин? Солнце в полуденном зените, и Христос говорит человеку у края колодца: «Дай Мне пить», как Он скажет на Кресте: «Жажду». Человеческая жажда Христа — притча, выражающая Божественное желание, которое должно разбудить в нас духовную жажду, жажду Божественного. Христос пришёл сюда как утрудившийся после долгой и трудной дороги путник. Мы шли к Нему всю жизнь, но на самом деле это Он шёл к нам. И теперь, как нищий, в конце нашего пути Он просит о милости. Бог, как нищий, стоит и просит любви.

В этом суть Евангелия — Бог просит нашей любви. Но какая сила сокрыта в этом Его прошении, в этой Его немощи! Какая сила в Его Кресте! Подлинное обращение всегда происходит после прикосновения благодати, после узнавания чуда жизни с Богом. Любовь, правда и истина — одна тайна жизни. Уберите что-нибудь одно, и не будет ничего. Но всегда следует начинать с покаяния, которое возможно только перед лицом совершенной любви. Отец Игорь сподобился редкого дара самой глубокой, какая только могла быть у него, исповеди перед смертью и причастия святых Христовых Таин. Как показано в Евангелии о самарянке: только после трудного, но необходимого исповедания грехов, после духовного освобождения обретается подлинная вера и спасение.

Может быть, встреча со Христом у отца Игоря началась во время чтения Писания или поучений о покаянии святителя Игнатия, когда внезапно пронзила его правда Господня слова: как это справедливо, это обо мне! А может быть, во время богослужения или личной молитвы, или проповеди духовника, когда становилось ясно: Господь сказал мне всё, что я сделал. Или во время глубокой безнадежной скорби, когда открывалось, что правда, истина и любовь — как небесный огонь, который подбирается к нам всё ближе и ближе. Только приняв этот огонь, можем мы передать его другим. Без него невозможно священство, тем более, мученичество.

Пока существует мир, будет звучать это потрясающее свидетельство: «Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос». Нет большей радости, чем услышать такие слова. И этой радости Церковь каждому из нас желает — во-первых, встретить однажды такого человека, который скажет вам с такою же силой о Христе: «Пойдите, посмотрите, не Он ли Тот, Кто вам нужен больше всего?», и, во-вторых, — каждому из нас стать таким человеком.

Молодой пономарь Андрей Васильев, который прислуживал отцу Игорю, через двадцать дней после убиения батюшки принял монашеский постриг с именем Игорь — в честь благоверного князя Черниговского и в память убиенного батюшки-мученика. И до сих пор продолжает служение в этом храме. Дети отца Игоря, помня его желание, выбрали церковный путь. Илья пошёл по стопам отца — поступил в Ставропольскую духовную семинарию, Евгения закончила иконописную школу, Саша продолжала оставаться регентом в храме. Матушка по-прежнему всё свободное время посвящает храму. Известно, что отец Игорь не оставлял без внимания и миссионерскую деятельность, — многие балкарцы в Тырныаузе стали христианами. Бывало, в его храм заходили и мусульмане, некоторые даже тайно принимали крещение. Тайно — потому что человеку, «изменившему» вере Аллаха, грозит изгнание из общества и даже смерть. Рассказывают, что один мусульманин принял крещение за пятнадцать минут до своей смерти.

Таков путь к нам Господа, изнемогающего от жажды и усталости, смеющего начать говорить с нами и просить у каждого из нас: «Дай Мне пить». Надо, чтобы Его любовью, правдой и истиной, Его благодатью дано было нам узнать, что этот евангельский рассказ, эта история восхождения к Богу отца Игоря Розина, завершившаяся его проповедью с отдачей своей жизни в неделю о самаряныне, — приглашение каждому из нас следовать путём, где мы тоже любимы Господом, где и от нас Он ждёт, жаждет ответа любви.

«Не мог терпеть себя»

…Из аэропорта Минвод до Тырныауза 160 км на машине, из них 60 по Баксанскому ущелью. У храма Георгия Победоносца меня встречает настоятель иеромонах Игорь (Васильев), который совершил постриг раскаявшегося разбойника. Угощения — пост­ный суп и греческие оливки — на столе сменяют толстые тетради — дневники Андрея Головко и диск с документальным фильмом «Разбойник», который батюшка снял сам. В нём Головко начинает свою исповедь с грехов детства — обмана мамы и прогулянных уроков, а заканчивает убийствами. Между этим умещаются его достижения в спорте — разряды по стендовой стрельбе и альпинизму, присвоение звания инструктора по рукопашному бою, срочная служба в армии, где Головко, учитывая его физподготовку, взяли в войска спецназначения: «В то время началось деление государств и локальные войны. Я принимал в них участие. Из армии демобилизовался после первой чеченской войны. Но на гражданке к прежней жизни не вернулся». На гражданке у Андрея началось увлечение алкоголем и анашой. Деньги сначала воровал у своей небогатой мамы. Затем занялся разбоем: «Я обворовал почти все магазины, аптеки, детсады и дома в округе, где жил. Каждый вечер я шёл на преступление с решимостью убить любого, кто станет на моём пути. Я до такой степени обнаглел от безнаказанности, что, подойдя к дому, который хотел ограбить, и не сумев взломать замок, просто взрывал дверь гранатой. Походы эти стали обыденными. Я уже не ходил на дело для того, чтобы обогатиться, а лишь для того, чтобы испытать чувство своего всемогущества. Чувство — что могу попирать все человеческие законы… Стал торговать армейскими боеприпасами… Познакомился с человеком, ещё более страшным, чем я. После попойки он толкнул меня на убийство, так как сам это делать не хотел… Я убивал людей с такой яростью, словно они были виноваты во всех моих бедах. Попал за решётку, смеялся судье в лицо: «Всё равно убегу». Но смеялся внешне, внутри съедала тяжесть накопленных грехов. Я уже не мог терпеть самого себя. Раздобыл на зоне яд и принял. Меня вытащили из клинической смерти. Как я был зол на врачей: ведь они вмешались в мои планы. Тогда я ещё не понимал, Господи, что это Ты спасёшь меня».

Переломным моментом для Головко, сидевшего в колонии строгого режима, стал 2005 год, когда на плече у него появилась раковая опухоль: «Страшные боли не покидали меня. От безвыходности я воззвал к Тебе, Господи. И Ты не отринул меня после всего, что я натворил в своей жизни». В этом же году в колонии было организовано братство имени священномученика Фаддея, архиепископа Тверского. За два года заключённые своими руками построили в колонии храм в его честь. На службы члены братства носили Головко на носилках. С отцом Игорем из Тырныауза Андрей познакомился в тюремной больнице, когда тот приезжал в колонию к заключённым. «У Андрея было глубокое искреннее раскаяние. Мы знаем, что первым в рай вошёл разбойник. Он был распят справа от Христа и в последние минуты жизни смог принести искреннее покаяние. Это не вызывает у нас негативных чувств. А что, если речь идёт о нашем современнике? Сможем ли мы в разбойнике, душегубце увидеть искру Божию? Я предложил Андрею снять его историю на камеру. Договорились: если он выздоровеет, то сам распорядится материалом, если нет — сделаю фильм в назидание другим», — рассказывает отец Игорь. Он же дал Андрею благословение вести дневник.

Свою болезнь — раковую опухоль — он считал Божиим даром. Фото из личного архива Игоря Васильева.

Головко делал записи каждый день в течение года, находясь на последней стадии рака. Опухоль так разрослась, что окружающие боялись, что она лопнет. Боли скручивали его тело в узел, из глаз лились слёзы. Но Головко не пропустил в своём дневнике ни одного дня. В каждом предложении он славил Бога, благодарил за болезнь: «Господь мне послал её для моего же спасения». Каждый день читал утреннее и вечернее молитвенное правило, и по чёткам «пятисотницу» — 500 раз молитву «Господи Иисусе Христе, помилуй меня грешного». Писал в дневнике: «Даже не знаю, как бы я жил без Бога и без батюшки. Скорее всего, как грязное и озлобленное животное, умирал бы, чинил всем зло и беды, озлобясь на весь мир. Спасибо Спасу моему, что переродил меня заново».

Любимая болезнь

Андрей уверял, что своё нынешнее состояние ракового больного он не променял бы ни на какие блага мира: «Я считаю, неизлечимая болезнь — это дар, который Господь даёт нам для нашего благовразумления. А то порой так далеко нас уводит грех от путей, ведущих к Господу, что без Божьей помощи мы самостоятельно вернуться не можем».
Играл? Прикидывался? Нет, чем глубже погружаюсь в этот дневник, тем больше вижу в нём искренности. Там есть момент, когда Андрей описывает одно из посещений отца Игоря и слова батюшки: «Я бы не вынес такой жизни, как твоя». Батюшка имел в виду то смирение и радость, с которой заключённый принимал физические страдания. Когда Андрей Головко открыл отцу Игорю своё сокровенное желание принять постриг, он отнёсся к этому серьёзно. «Но вряд ли постриг можно было совершить в тюрьме, — говорит батюшка. — Необходимо было благословение правящего архиерея Ставропольской и Владикавказской епархии, на тот момент архиепископа Феофана (Ашуркова). Андрей несколько раз отправлял письма владыке, но так и не получил ответа. Также он подавал прошение на досрочное освобождение как человек с 4-й стадией рака. Суд его отклонял. Но воля Божия познаётся в обстоятельствах: владыка Феофан неожиданно отреагировал на просьбу Андрея: «Можешь постричь этого умирающего заключённого под твою личную духовную ответственность».

Батюшка заказал монашеское облачение и назначил постриг в храме колонии на престольный праздник — 31 декабря 2009 г. И произошло чудо: именно 31 декабря Андрея неожиданно освободили по болезни.

Головко писал в дневнике: «Хотелось бы, Господи, переступить порог церкви Георгия Победоносца, упасть ниц, разрыдаться искренне и сердечно помолиться. Исповедаться и причаститься — и можно умирать». Господь исполнил желание раскаявшегося разбойника — он не только переступил порог тырныаузского храма, но и был здесь пострижен в монашество с именем Фаддей в честь священномученика Фаддея.

Вскоре монах Фаддей вернулся домой, в г. Прохладный, к матери. По месту прописки он мог получать необходимые лекарства — инсулин (кроме рака у него был ещё и сахарный диабет) и обезболивающие. Отец Игорь несколько раз приезжал к монаху Фаддею, освящал дом, исповедовал, причащал. А через полтора месяца после пострига, 1 марта 2010 года, монах Фаддей отошёл в вечность. Батюшка приехал его отпевать, но мать раскаявшегося убийцы не разрешила сделать это в храме. Монашеский чин погребения провели в морге г. Прохладного. На отпевании молились только священник и алтарник, над головой почившего кто-то повесил икону Божией Матери… Близкие покойного отказались признать в нём монаха, поэтому монашеское облачение было с него снято и тайно положено во гроб. «Разбойник или монах?.. — повторяет мой вопрос отец Игорь. — Это ведает лишь Бог. Мы надеемся на Божию милость к душе монаха Фаддея и к нам, грешным».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *