Иеромонах Николай оно

Савабэ, Павел

Павел Савабэ Такума

パウエル 沢辺 琢磨

Имя при рождении

Ямамото Кадзума

Дата рождения

13 февраля 1834

Место рождения

Япония, провинция Тоса, уезд Тоса, деревня Усиоэ (современная префектура Коти)

Дата смерти

25 июня 1913 (79 лет)

Место смерти

Токио

Страна

Япония

Сан

протоиерей

Известен как

миссионер

Церковь

Японская православная церковь

Медиафайлы на Викискладе

Павел Савабэ (до крещения Савабэ Такума, яп. 沢辺 琢磨, при рождении Ямамото Кадзума, 山本 琢磨; 13 февраля 1834, деревня Усиоэ, провинция Тоса — 25 июня 1913, Токио) — священнослужитель Русской православной церкви, миссионер, ученик Николая (Касаткина), первый японец, ставший православным священником.

Биография

Родился в семье самурая Ямамото Дайсити (яп. 山本代七). Был двоюродным братом Сакамото Рёмы. Будучи студентом, вместе с ним изучал самурайское искусство фехтования кэндо и философию.

Долгое время Савабэ был ронином — самураем без места службы — и зарабатывал на жизнь уроками фехтования, ездя по разным городам и селениям Японии.

Приехав в Хакодате, женился на дочери синтоистского жреца по фамилии Савабэ, стал приёмным сыном жреца и сменил имя. После смерти тестя принял жреческий сан, наследственный в этой семье, и место служения.

Там же Савабэ Такума проникся идеологией «Сонно Дзёи» и возглавил группу борцов за возвращение императору власти и требовавшую выдворения из Японии всех иностранцев. Особенно неприязненно он относился к духовенству, так как был убеждён, что религия — это то, чем иностранцы собираются сокрушить японский дух изнутри. И потому священников надо уничтожать в первую очередь. Его будущий наставник Николай (Касаткин) так охарактеризовал тот период его жизни:

Будучи жрецом древнейшей в городе кумирни, он пользовался уважением народа, получая значительные доходы и зная только довольство и счастье. В семействе у него была прекрасная молодая жена, маленький сын и мать жены. Горд он был своим отечеством, верой своих предков, а потому презирал иностранцев, ненавидел их веру, о которой имел самые неосновательные понятия.

В 1865 года вооружённый мечом Савабэ Такума встретился с иеромонахом Николаем (Касаткиным), намереваясь его убить. Иеромонах Николай спросил его, почему Савабэ гневается на него, на что Савабэ ответил: «Вы пришли сюда, чтобы погубить нашу страну». Иеромонах Николай говорил: «справедливо ли осуждать то, чего ты не знаешь? Позволь мне рассказать тебе о нашей вере». Савабэ Такума заинтересовался услышанным и с того дня начал изучать христианское учение.

Через некоторое время к Савабэ присоединился его друг — доктор Сакаи Токурэй. Спустя некоторое время ещё двое друзей, Урано и Судзуки, присоединились к группе слушателей. Это было небезопасно так как проповедь христианства была на тот момент запрещена законом.

В апреле 1868 года отец Николай крестил Савабэ, Сакаи и Урано, дав им имена апостолов — Павел, Иоанн и Иаков. Они стали первыми японцами, принявшими православие.

После крещения не стал скрывать своего обращения и отказался от жреческой должности. Его бывшие прихожане плевали ему вслед, вдогонку неслись оскорбления. Жена помешалась от горя и ужаса. В припадке безумия она подожгла свой дом. Местные власти арестовали Павла и посадили в тюрьму. Жрецом в старой кумирне по наследственному праву семьи Савабэ стал восьмилетний сын Павла, который кормил этим себя и больную мать. Впоследствии сын Павла принял православие.

Со временем борьба с христианством в Японии была прекращена императорским указом, и архимандрит Николай стал распространять миссионерскую работу на Токио. Павел Савабэ был послан им в Токио для оценки миссионерских возможностей в районе Токио-Йокогама. Отчет Павла был исполнен оптимизма, он советовал Николаю приехать в Токио как можно быстрее.

Савабэ стоял у истоков русской православной церкви в Сэндае. С его помощью архимандрит Николай смог в 1871 году открыть православный приход в Токио.

В феврале 1872 года Павел Савабэ и многие из его сотрудников во Христе были арестованы полицией в Сэндае.

Николай (Касаткин) говорил про своего ученика: «Бедный Савабэ трудится для Христа так, как редкие в миру трудятся. Он весь предан своему труду, весь в своём труде, и что его труды не тщетны, свидетельствуют десятки привлечённых им ко Христу».

Савабэ и Сакаи стали первыми проповедниками христианства в тех глубинных областях Японии, куда был пока еще закрыт доступ самому архимандриту Николаю как иностранцу.

12 июля 1875 года на втором генеральном совете Японской миссии архимандрит Николай решил, что назрела потребность в японском священнослужителе, и предложил Павлу Савабэ стать первым японским священником. Месяцем позже епископ Восточносибирский Павел прибыл в Хакодате для совершения первой хиротонии.

В этом же году отец Савабэ приезжает в Токио на 2-й Собор Японской Православной Церкви и остаётся священником при Русской Духовной Миссии.

Павел Савабэ успешно осуществлял иерейское служение, и во многом благодаря ему в последующие десятилетия Церковь в Японии активно разрасталась и укреплялась. Отец Павел пережил своего учителя и епископа на один год и скончался в 1913 году.

Примечания

  • Иерей Павел Савабе
  • Немыслимая проповедь
  • Ваш слуга и богомолец… (недоступная ссылка)
  • Fr Paul Sawabe Takuma 沢辺琢磨 (недоступная ссылка)
  • Сакамото и японское православие.
  • Проза: «И вечный бой…». Роман
  • Воспоминания старца Нектария Иванчева

Нормативный контроль

NDL: 001165990 · VIAF: 308250137 · WorldCat VIAF: 308250137

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

>
Святой равноапостольный

02.16 — Святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский

Святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский — третий русский святой за всю историю христианства в России, прославленный в лике равноапостольных — после святых князей Ольги и Владимира. Основал и был первым иерархом Православной Церкви в Японии.

Не было человека в Японии, после императора, который пользовался бы в стране такою известностью. Достаточно было сказать одно слово «Николай» и буквально каждый рикша в Токио сразу знал, куда нужно было доставить гостя. О нем писали, что знать о нем как можно более подробно — долг всякого русского человека, потому что такие люди, как архиепископ Николай, — гордость и украшение своей страны.

Святой равноапостольный Николай (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) родился 1 августа 1836 года в Березовском погосте Бельского уезда Смоленской губернии в семье бедного диакона Димитрия Ивановича Касаткина. Мать умерла, когда мальчику было пять лет. Святитель очень любил своего отца, благодарно вспоминал его и до самой смерти родителя посылал ему часть своего жалованья.

Блестяще окончив Бельское духовное училище и Смоленскую духовную семинарию, он в 1857 году в числе лучших учеников был принят в Санкт-Петербургскую духовную академию на казённый кошт (содержание).

В 1860 году, случайно прочитав приглашение занять место настоятеля домовой церкви при русском консульстве в Хакодатэ в Японии, он, 26-летний юноша, совершенно неожиданно для себя решает отправиться в Японию для проповеди христианства. Тогда же в 1860 году в день памяти первоверховных апостолов Петра и Павла он был пострижен в монашество с именем Николай. «Я много мечтал о своей Японии, — вспоминал он позднее. — Она рисовалась в моем воображении как невеста, поджидавшая меня с букетом в руках. Вот пронесется в ее тьме весть о Христе, и все обновится».

По дороге в Японию святитель зазимовал в Сибири, где состоялась его встреча с прославленным миссионером — архиепископом Иннокентием (впоследствии митрополитом Московским, апостолом Америки и Сибири), который ласково принял его и благословил. Видя бедную рясу иеромонаха, епископ Иннокентий купил хороший бархат и сам выкроил из него рясу отцу Николаю. Также он возложил на отца Николая наперсный бронзовый крест, полученный за участие в Крымской кампании.

2 июля 1861 года иеромонах Николай прибыл в Хакодатэ (о.Хоккайдо). Но начать миссионерскую деятельность молодому иноку было чрезвычайно трудно. С одной стороны его одолевали сомнения в правильности избранного пути. Мысли о семейной жизни и о возвращении в Россию неотступно преследовали его. «Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага: мир, плоть и диавол — со всей силою восстали на меня и по пятам следовали за мной, чтобы повергнуть меня в первом же темном, узком месте».

С другой стороны и политическая обстановка была довольно острой. Позднее святитель вспоминал: “Тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи”. Исповедание христианской религии было запрещено под страхом смертной казни.

Святитель Николай стал изучать японский, по его выражению «варварский язык, положительно труднейший на свете, так как он состоит из двух: природного японского и китайского, перемешанных между собою, но отнюдь не слившихся в один». Он занимался по 14 часов в сутки, посещал литературные собрания и языческие храмы и через восемь лет упорных трудов достиг того, что стал как бы природным японцем, отлично знающим историю и всю японскую литературу, как древнюю, так и новую, основательно изучив буддизм, синтоизм и конфуцианство.

Понемногу святитель Божий стал сеять семена христианского учения. Первым обращенным в православие японцем стал бывший самурай и жрец Такума Савабе (1835-1913), превосходный фехтовальщик, член тайного общества, враждебного к иностранцам. Однажды он зашел к святителю, чтобы, высказать свое презрение и ненависть к христианской вере. Однако через неделю таких бесед Савабе сделался в душе своей христианином, затем принял православие, получив в святом Крещении имя Павла. На Савабе тут же обрушились тяжкие испытания. Его жена сошла с ума и через несколько месяцев в припадке болезни сожгла собственный дом. Тогда же он был заключен темницу. Но испытания лишь укрепили ревность Павла, и в 1875 году он был рукоположен в священника.

Иерей Павел Савабе

Спустя год Савабе привел к отцу Николаю своего друга, врача Сакаи. Еще через год к ним присоединился врач Урано. Много позже, при крещении (отец Николай не спешил с ним, давая своим ученикам возможность лучше усвоить истины новой веры), они получили имена апостолов: Павел, Иаков, Иоанн.

Вдохновленный успехом проповеди, а также учитывая позитивные перемены в политической жизни страны, отец Николай решает ходатайствовать перед Святейшим Синодом об открытии в Японии Русской духовной православной миссии. В апреле 1870 года распоряжением Святейшего Синода в Японии была открыта православная миссиия в составе начальника, трех иеромонахов и причетника. Иеромонах Николай был назначен начальником миссии с возведением в сан архимандрита.

Церковь Христова, основанная тайно в Хакодатэ, стала расти и крепнуть по всей Японии. Начали строиться храмы, совершаться богослужения, устраиваться публичные диспуты и собеседования, образовываться христианские общины, открываться школы и семинарии. В признание заслуг архимандрита Николая Святейший Синод 30 марта 1880 года в Петербурге рукоположил его в епископа Японского.

Оставив хакодатскую церковь на прибывшего из России иеромонаха Анатолия (Тихай), 4 февраля 1872 года Святитель Николай перебрался в Токио. Посреди японской столицы на холме Суругадай, который был куплен Россией для Русской миссии, возвели кафедральный Воскресенский собор, который получил в народе имя Сейдоо-Никорай (храм Николай). Рядом располагались духовная семинария, женское училище, миссионерское управление, типография, жилище архиепископа и ближайших его помощников. К этому времени в Японии уже насчитывалось 216 православных общин, а число обращенных в христианство приближалось к 19 тысячам.

Главным делом святителя, начатым еще в Хакодате, был перевод на японский язык Священного Писания и богослужебных книг. Тридцать лет с великим усердием святитель Николай трудился над переводом. Это была кропотливейшая работа. За 4-5 часов работы ему удавалось перевести не более 15 стихов. Им переведены почти весь Ветхий Завет, весь Новый Завет, весь круг богослужебных книг, а также Православное вероисповедание” святителя Димитрия Ростовского, катехизис, “Краткая Священная история” и многое другое.

Библия на японском

Из бывших студентов семинарии составился целый коллектив переводчиков, работавших над переводом не только русской богословской, но и русской художественной литературы. Святитель писал: «Пусть переводят и читают. Узнав русскую литературу, узнав Пушкина, Лермонтова, графа Толстых, Достоевского, нельзя не полюбить России.» Кроме того святитель устроил прекрасную православную библиотеку. Одних европейских книг в ней насчитывалось свыше 12 тысяч названий (на английском, французском, немецком языках, но более всего на русском).

По свидетельству японцев-христиан преосвященный Николай служил живым образом миссионерского самоотвержения. Все свои материальные средства он отдавал на нужды Церкви, покрывая тем самым недостатки в содержании школ, редакций, проповедников. Он не отказывался жертвовать на постройку новых молитвенных домов и на случайные нужды бедных христиан, на обеспечение бедных семейств после пожаров и землетрясений, столь частых в Японии. При этом сам владыка не имел подчас самого простого и необходимого: например, дома его можно было увидеть одетым, подобно какому-нибудь пустыннику, в грубый, местами заплатанный подрясник, а на улице идущим пешком с тростью в руке.

Почти полвека апостольского служения в Японии, святитель Николай подвергался преследованиям и клеветам, его даже называли русским шпионом.

Русско-японская война 1904-1905гг.

Русско-японская война стала для отца Николая самым скорбным и тяжелым периодом — это была вражда между его родиной и той страной, которой он отдал все свои силы. Он не забыл первой и не отрекся от последней, оставшись со своей паствой в Японии. Однако в общественных богослужениях он участия не принимал, так как согласно чинопоследованию богослужений (и благословению самого свт. Николая Японского), японские христиане молились о победе своей страны над Россией: «Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране.» Прекратив всяческую переписку с Россией, он всецело посвятил себя переводческой работе.

С согласия японского правительства святитель образовал Общество духовного утешения военнопленных, для окормления которых им были отобраны пять священников, владевших русским языком. Каждого пленного, прибывшего в Японию (общее их число достигало 73 тысяч), японская церковь благословила серебряным крестиком. Пленные снабжались иконами и книгами, им помогали материально. В местах погребения наших воинов при содействии святителя сооружались храмы и памятники.

Редкий такт и мудрость, проявленные святителем Николаем в годы войны, еще более повысили его престиж в глазах не только японского народа, но и правительства и самого императора. В 1911 году 50-летие его апостольского служения было оценено как споспешествовавшее развитию цивилизации в Японии. К этому времени было уже 266 общин Японской Православной Церкви, в состав которых входило 33 017 православных мирян, 1 архиепископ, 1 епископ, 35 иереев, 6 диаконов, 14 учителей пения, 116 проповедников-катехизаторов.

Нервное напряжение и переутомление обострили сердечную астму, которой страдал владыка. Силы его стали быстро таять. В январе 1912 года владыку поместили в госпиталь, где он 3 февраля, на 76 году жизни, мирно отошел ко Господу. Отпевание, проходившее в соборе Воскресения Христова, совершалось главным образом, по-японски. Среди прочих венков выделялся венок от императора Японии — этой чести иностранцы удостаивались исключительно редко.

Его могила и теперь остается в Японии святыней народной и общецерковной, а сам святитель Николай почитается как великий праведник и особый молитвенный предстатель пред Господом.

Тропарь, глас 4

Апостолов единонравне и сопрестольне, служителю Христов верный и Богомудрый, цевнице избранная Божественного Духа, сосуде преизливающийся любве Христовы, Японския земли просветителю, святый Николае, иерарше равноапостольне, молися Живоначальной Троице о всем твоем стаде и о всем мире.

Кондак, глас 4

Странника и пришельца прият тя страна Японская, равноапостольне святителю Николае, в ней же исперва познал еси себе яко чуждаго, обаче теплоту и свет Христов источая, прелагал еси враги твоя в сыны духовныя, имже раздая благодать Божию, созидал еси Церковь Христову, о ней же ныне молися, и тебе бо сынове ея и дщери взывают: радуйся пастырю добрый наш.

Имеет ли курение какой-то мистический смысл или это просто страсть?

(21 голос: 4.4 из 5)

диакон Андрей

Я имел возможность наблюдать в действии рекламный слоган «Курить – бесам кадить». Дело было в Китае. Меня завели в один даосский монастырь. И там была часовня с некоей «черной бабушкой». Никто толком не смог сказать мне, что за миф с ней связан. Просто женская фигура, вырезанная из черного дерева. Возле нее столик-жертвенник, на который кладут пожертвования: бутылки водки, апельсины, яблоки и так далее. Как у нас панихидный столик (только у нас водку не кладут). Я вот иногда думаю – какая хорошая у меня была бы жизнь и карьера в Китае! Там сейчас модно перед каждым супермаркетом, гостиницей и тому подобным ставить статую божка богатства, а перед ним вот такой жертвенник. Бог богатства, конечно, должен обладать заметным животиком. И вот я думаю, что если бы я (с точки зрения китайцев – образцовый русский: если тот иероглиф, которым китайцы обозначают нас, разложить по смысловым компонентам, то получится «большие северные волосатики») там остался и начал подрабатывать таким вот сидением в позе лотоса перед входом в магазин, то мне бы подавали немало… Ну, да что мечтать попусту! А вот в том даосском монастыре в Шэнь-яне перед идолом была коробка с песком. Это обычно на Востоке: в этот песок втыкают палочки, называемые благовонными (а эти ароматные палочки делаются из коровьего навоза). Но в данном случае роль этих «вонючек» выполняли зажженные сигареты. Их закуривали и втыкали в песок фильтром вниз, и так они догорали. Это было буквально: курить – бесам кадить.

Но из того, что кто-то использует табак или сигарету в черном культе, не следует, что любой курящий человек участвует в этом культе. И язычники возжигали ладан перед своими статуями, но это не мешает нам приносить ладан своему Господу. Или то же золото, деньги. Сатанисты их жертвуют на свои черные дела, а мы те же самые купюры и монеты приносим на нужды нашего храма. Так что я не думаю, что в курении есть какая-то мистика. Ясно, что ничего хорошего в этом нет. Но и «демонизировать» все сразу не стоит. За пределами церкви не сразу начинается сатанизм. Есть какое-то просто человеческое пространство: человеческих заблуждений, поиска, ошибок, немощей или, напротив, добродетелей чисто человеческих.

Были святые, которые курили. Например – святитель Николай Японский. В его дневниках есть замечательная запись: «Вечером скучно было и хотелось курить, а, между тем, бросил с воскресенья – более чем двадцатилетнюю привычку не легко бросить» (Святитель Николай Японский. Запись в дневнике 1.04.1880 // Праведное житие и апостольские труды святителя Николая, архиепископа Японского, по его своеручным записям. СПб., 1996. Ч. 1. С. 241.). Значит, большую часть своей жизни святитель курил. Что не мешало ему быть истинным Христовым апостолом. Ну, а уж отношение последнего русского императора к курению всем известно.

Со своей стороны могу заметить, что предметом моей острой профессиональной зависти является статус профессоров Московской Духовной Академии XIX века. В день получки они расписывались в нескольких ведомостях: кроме зарплаты, они получали деньги на оплату квартиры, на приобретение книг, и отдельная графа была – на табак (завидую я не последнему, а предыдущим пунктам).

Действительно, русское духовенство XIX века не чуждалось табака, и это приводило к определенному курьезу. Знаменитый психолог Бехтерев отмечал, что в ту пору некоторые кликуши боялись запаха табака (кликушество – это когда баба начинает кричать, что она испорченная, и выкликает имена тех, кто якобы на нее порчу навел). Кликуши боятся всякой святыни. И соответственно, у них бывает кричащая реакция, реакция сопротивления на появление православного батюшки, на запах ладана, на мощи, на святую воду. И вот в этом же ряду такую же реакцию вызывал у них запах табака. (См.: Бехтерев В. Предисловие // Краинский Н.В. Порча, кликуши и бесноватые как явления русской народной жизни. Новгород, 1900. С. III.)

Кто может объяснить, почему кликуши в России XIX века боялись не только запаха ладана, но и запаха табака? Для ответа нужно поставить другой вопрос: а от кого не пахло табаком в ту пору? Атеистов в стране не было. А вот религиозные люди делились на православных и неправославных. Не курили как раз сектанты – староверы и штундисты (баптисты). «Господа, не нюхающие табаку» – как называл их Василий Розанов. Соответственно, запах табака в России XIX века – это был запах человека, принадлежащего к православной вере, и бесы на это реагировали.

Естественно, я не в защиту табака это говорю. Просто не люблю примитивно-листовочных решений. Вроде того, что оттуда, где лежит сигарета, благодать точно уходит.

Скорее всего, по мысли Феофана Затворника, курение – это не грех, это греховное пристрастие («Курить или не курить есть дело безразличное, по крайней мере наша и общая совесть считает это таким. Но когда некурение связывается обещанием, тогда оно вступает в нравственный порядок и становится делом совести, неисполнение которого не может не мутить ее. На что вязать ее обетом? Говорить надо: » Постой, дай-ка попробую бросить, Бог даст, слажу». Встречали ли вы у старцев совет: не вязать себя обетом? Вот таких именно дел это касается» (Святитель Феофан Затворник. Собрание писем. М., 1898. Вып. 2. С. 240)). Некое издевательство над самим собой. И свидетельство несвободы. Ведь самый главный тиран – во мне самом. И самая страшная несвобода – от себя самого. Курение в каком-то смысле полезно – как обнажение моей марионеточности. Ведь самое важное для христианина – узнать правду о себе самом. «Господи, даруй мне зрети моя прегрешения». Мы себе кажемся замечательными, свободными, «белыми и пушистыми». Но попробуй бросить курить, и посмотрим, как тебя будет корежить, надолго ли твоей хваленой свободы хватит. Для вдумчивого человека борьба с курением может показать правду о себе самом. Знание правды – это всегда хорошо. В отличие от курения.

А вот чего не стоит делать – не надо сводить свою христианскую веру к борьбе с подобными мелочами. Это как некая старая кожа, она сама собою отпадает. Если идет нормальное духовное взросление, это становится неинтересно, невкусно.

Из книги «Ответы молодым». М.-Саратов, 2003.

«НЕ ОТДАВАЙТЕ НАС»

— Николай, наши радиослушатели спрашивают — что за свистопляска вокруг наших Курил? Люди там ходят с транспарантами «Не отдавайте нас». Что-то их встревожило.

— Высказывания японских руководителей. Выступает премьер Японии: «Когда нам передадут часть Курил, мы не будем выселять оттуда русских». Наш МИД долго утирался и молчал. А я бы заявил японцам в ответ: «И мы в случае передачи нам острова Хоккайдо гарантируем, что ни один японец не будет оттуда выселен». Пришло время разговаривать с нашими «партнерами» другим языком. Я понимаю, что Япония экономически для нас важна — там заводы, инвестиции. Но есть вещи важнее экономики — внутреннее спокойствие. Каждый гражданин России должен быть уверен: никто и никогда ни пяди российской территории не отдаст.

Кроме того, мирный договор с Японией нам по большому счету не очень-то и нужен. Фактически состояния войны с Японией у нас нет с 1956 года.

Зачем Япония снова завела разговор о Курилах и почему России не сильно нужен мирный договор

00:00 00:00

МИРНЫЙ ДОГОВОР И ОСТРОВА

— Мирный договор и отсутствие войны — это разные вещи.

— В данном случае — одно и то же.

— Но зачем тогда этот дипломатический танец последних месяцев? Если мы не собираемся отдавать острова японцам, зачем мы водим их за нос?

— Я тоже задаю себе этот вопрос. Задавал его и специалистам. Ответа пока нет. Что-то под этими коврами действительно происходит. С моей точки зрения, вести переговоры о передаче части территории нашего государства кому-то — просто бессмысленно.

— И граничит с государственной изменой?

— Именно поэтому депутаты Госдумы даже внесли законопроект, который фактически запрещает передачу островов.

Николай Стариков.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ПЫТАЕМСЯ ЛИ МЫ ВЫРВАТЬСЯ ИЗ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИЗОЛЯЦИИ?

— Обычно тема островов возникает, когда в российской казне заканчиваются деньги. И появляется желание пококетничать с кавалером, чтобы покушать за его счет, но при этом ничего ему не дать. Или другая версия: так мы пытаемся вырваться из международной изоляции.

— Очень сомнительные версии. Например, никакой дипломатической изоляции, несмотря на козни США, нет. На Востоке у нас прекрасные отношения с Китаем. И будоражить своих собственных граждан ради того, чтобы японские граждане стали к нам лучше относиться, большого смысла не вижу.

— Дайте тогда версию, которая это объяснит.

— А вот дам. Смотрите, как все было сделано. Идет нарастание этого танца. Вальс все быстрее и быстрее. Японцы, у которых уже голова закружилась, делают радостно-странные заявления. Но 11 января МИД России вдруг выступает с заявлением, что любые переговоры должны основываться на двух пунктах: Япония признает итоги Второй мировой войны и соглашается с суверенитетом Российской Федерации над Курильскими островами.

— Тогда исчезает предмет спора. Если ты признаешь суверенитет этих территории, зачем переговоры?

— Совершенно верно. У меня такое ощущение, что своим заявлением наш МИД щелкает японцев по носу.

СПЕКТАКЛЬ ДЛЯ ВНУТРЕННЕГО ПОТРЕБЛЕНИЯ?

— Но почему бы не представить ситуацию другим образом. Сначала кто-то в Москве тихо пообещал японцам, что передача островов теоретически возможна. А когда японцы поверили на слово и начинали у себя кричать, дескать, вот-вот вернем обещанные территории, наши поняли: беда! Поэтому и мидовский отлуп японцам был дан торжественно.

— А в дипломатии на слово верит только Горбачев…

— И японцы.

— Они такие наивные… Прямо вчера родились. Если мирный договор будет подписан на условиях того, что Япония признает суверенитет России над островами, то дальше обсуждать нечего. Сегодня любой политик, который попытается передать другому государству часть российской территории, просто обнулит свой рейтинг. Это политическое самоубийство. Так что я почему-то железно уверен, что этого не произойдет.

ВОПРОС ДНЯ

Стоит ли мирный договор России с Японией Курильских островов?

Леонид КАЛАШНИКОВ, глава Комитета Госдумы по делам СНГ:

— Нет, не стоит. Никакой мирный договор победителя с побежденным не стоит территорий своих, которые даже по международным нормам, даже не считая несогласия Японии, что они наши, уже считаются российскими. При подобной передаче ведь российская граница будет по-другому проходить! Рыболовная, шельфовая, 12-мильная зоны… Ведь уже однажды перенесли линию при признании Шпицбергена норвежским, и что мы получили?

Александр ЖИЛИН, политолог:

— Чего добиваются руками Японии американцы? Дело ведь не в Курильских островах! Дело в создании прецедента для начала реализации англосаксонского сценария — начать откусывать русский пирог по краям. Чтобы по всему периметру пошла работа против России. Как только отдаем два острова, тут же могут всплыть другие договоренности. И начинается процесс по Калининграду, второе дыхание приобретает вопрос по Крыму… И далее — везде.

Стоит ли мирный договор России с Японией Курильских островов?Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Валентин КАТАСОНОВ, профессор МГИМО:

— Это стратегически важные острова. Тут чисто экономические соображения на втором или даже на третьем месте. И это может стать прецедентом, который может вдохновить других наших соседей. У нас есть возможность сегодня добиться мирного договора без территориальных уступок. Ведь у Японии сегодня серьезные проблемы, хотя мы думаем, что это у России сегодня большие проблемы…

Алексей ФИЛАТОВ, вице-президент международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа»:

— Сколько на эту тему уже рассуждали предыдущие руководители нашей страны. Я бы в виде хохмы продал острова, но не за деньги, а чтобы японцы построили нам высокоскоростную железную дорогу и эксплуатировали ее по своим нормативам. Не деньги перечислили, а именно построили по своим технологиям и из своих материалов, со своими рабочими и инженерами. Но если серьезно, я спокойно отношусь к этой теме.

Леонид, читатель сайта KP.RU:

— Моя мама детство провела на Курилах, природа там красивая, инфраструктура запущенная. Японцы смогут там все окультурить…

КСТАТИ

Эксперт РАН: Японцы «забыли» про русское золото, захваченное во Владивостоке

Профессор института стран Востока, Анатолий Кошкин напомнил о том, что Япония в 20-е годы изъяла десятки тонн наших драгметаллов — и на переговорах о Курилах об этом не вспоминает (подробности)

ЕЩЕ

Песков — о переговорах с Абэ по судьбе Курил: Конкретных вариантов сейчас вообще не существует

В Кремле рассказали, как относятся к предложениям Японии

Наверное, никогда не было столько версий, домыслов и слухов о возможной судьбе четырех Курильских островов и мирного договора с Японией, как накануне предстоящих во вторник переговоров Владимира Путина и Синдзо Абэ. Пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову даже пришлось успокаивать журналистов, уже сформулировавших за японскую сторону конкретные планы передачи островов (подробности).

Как Россия и Япония поделят Курилы

Отвечаем на восемь наивных вопросов о спорных островах

Москва и Токио, возможно, как никогда близки к решению проблемы Южных Курильских островов — так считает премьер Японии Синдзо Абэ. Со своей стороны, Владимир Путин пояснил, что Россия готова обсуждать этот вопрос лишь на основе советско-японской декларации 1956 года — по ней СССР соглашался передать Японии лишь два самых маленьких южнокурильских острова — Шикотан и гряду Хабомаи. Но оставлял за собой крупные и обжитые острова Итуруп и Кунашир (подробности).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *