Икона Николай 2

ЦАРСТВЕННЫЕ СТРАСТОТЕРПЦЫ

Царственные новомученики.

Царственные страстотерпцы император Всероссийский Николай II Александрович, императрица Всероссийская Александра Феодоровна, цесаревич великий князь Алексий Николаевич, великие княжны Ольга Николаевна, Татиана Николаевна, Мария Николаевна и Анастасия Николаевна (+ 1918)

Память 4 июля в день кончины, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, Костромских и Санкт-Петербургских святых

Через три дня после мученической кончины царской семьи в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года, святой патриарх Всероссийский Тихон в заупокойной молитве и слове на панихиде об убиенном императоре положил начало церковному почитанию венценосных страстотерпцев. 21 июля, во время богослужения в Казанском соборе в Москве, он сказал:

«На днях свершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович… Мы должны, повинуясь учению слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Мы знаем, что он, отрекшись от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе».

Патриарх благословил архипастырей и пастырей совершать панихиды об убиенном царе. Почитание царской семьи продолжалось и на протяжении десятилетий советского периода истории России. Многие священнослужители и миряне втайне возносили к Богу молитвы о упокоении убиенных страдальцев. Тем временем их почитание крепло и в среде русской эмиграции, где стали известны случаи благодатной помощи по их молитвам. Одним из первых засвидетельствованных чудес было избавление во время гражданской войны сотни казаков, окруженных в непроходимых болотах красными войсками. По призыву священника отца Илии в единодушии казаки обратились с молитвой к государю Российскому — и невероятным образом вышли из окружения. В Сербии в 1925 году был описан случай, когда одной пожилой женщине, у которой двое сыновей погибли на войне, а третий пропал без вести, было видение во сне императора Николая, который сообщил, что третий сын жив и находится в России — через несколько месяцев сын вернулся домой. Царственные мученики стали почитаться как святые в Сербской Православной Церкви.

Обстоятельства убийства и последующего уничтожения останков царской семьи стали известны благодаря расследованию Соколова. Отдельные останки, найденные Соколовым, были переданы в храм праведного Иова Многострадального Русской Православной Церкви Заграницей, заложенный в Брюсселе 2 февраля 1936 года и освященный 1 октября 1950 года в память Николая II, его семьи и всех новомучеников Российских. В этом храме хранятся найденные иконы, кольца царской семьи и Библия, подаренная Александрой Феодоровной цесаревичу Алексию.

В 1977 году дом Ипатьева был разрушен советскими властями в связи с притоком паломников.

14 ноября 1981 года царская семья была канонизирована в лике мучеников Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей в составе Собора новомучеников Российских. В заглавии составленной на 4 июля службы, а также в самих её текстах упоминались и прославлялись не только члены собственно царской семьи, но и другие лица царского рода, впоследствии получившие отдельные дни памяти .

С приближением распада СССР и в 1990-е годы стало фиксироваться всё больше чудес и исцелений по молитвам к царственным мученикам. В церковном народе распространялись портреты и иконы царской семьи, которые можно было видеть не только в домах, но и в храмах. Все это свидетельствовало о широком народном почитании царственных страстотерпцев. Ряд епархий Русской Православной Церкви стали прославлять царственных мучеников как местночтимых святых — среди таких были Екатеринбургская, Луганская, Брянская, Одесская и Тульчинская епархии. Составлялись обращенные к ним молитвословия, литературные, кинематографические и музыкальные произведения, отражающие страдание и мученический подвиг царской семьи. В Синодальную Комиссию по канонизации святых поступали обращения правящих архиереев, клириков и мирян в поддержку их канонизации. К 2000 году накопилось огромное количество свидетельств о их благодатной помощи.

Одновременно, поднялся вопрос обретения честных останков царской семьи. В 1991 году под Екатеринбургом Свердловской областной прокуратурой было официально вскрыто захоронение, обнаруженное Г. Т. Рябовым в 1979 году по описанию в «Записке Я. М. Юровского» и принятое им за могилу царской семьи . 19 августа 1993 года Генеральной прокуратурой России было возбуждено следственное дело за № 18-123666-93 по расследованию убийства царской семьи и образована правительственная комиссия по идентификации и перезахоронению обнаруженных останков. Член правительственной комиссии митрополит Крутицкий Ювеналий сделал официальное заявление об итогах исследования «екатеринбургских останков»: «Полагаю, их нельзя принять с абсолютной достоверностью» . 26 февраля 1998 года состоялось заседание Священного Синода Московского Патриархата, в определении которого говорится, что

«Священный Синод высказывается в пользу безотлагательного погребения этих останков в символической могиле-памятнике. Когда будут сняты все сомнения относительно «екатеринбургских останков» и исчезнут основания для смущения и противостояния в обществе, следует вернуться к окончательному решению вопроса о месте их захоронения» .

По решению светский властей России перезахоронение останков было произведено 17 июля 1998 года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, отпевание возглавил настоятель собора.

Синодальная Комиссия по канонизации святых Московского Патриархата под председательством митрополита Крутицкого Ювеналия нашла «возможным поставить вопрос о причислении к лику святых страстотерпцев» в 1996 году . Постановлением Священного Синода от 10 октября того года и определением Архиерейского Собора 18-22 февраля 1997 года данная позиция была одобрена.

Вопрос этот получил большой резонанс в русском обществе за пределами церковной ограды. Канонизации предшествовала длительная дискуссия в Церкви и обществе. В частности, в числе противников канонизации царской семьи был профессор МДА А.И. Осипов, известный публицист и апологет.

Канонизация царственных страстотерпцев в Соборе новомучеников Российских состоялась на Архиерейском Соборе 2000 года, согласно решению от 14 августа. Одним из главных оснований для их общецерковного прославления в лике святых было заявлено широкое народное почитание. В прениях перед этим выступило около 60 архиереев-соборян, которые говорили о необходимости прославить царя-мученика и его семью. Сомнение в выразил только Брюссельский архиеп. Симон (Ишунин), который сказал, что вопрос о прославлении имп. Николая II не объединяет, но разделяет его паству . Голосовали вставанием, решение было принято единогласно.

Единственным из церковных иерархов, не подписавшим акт о канонизации царской семьи, стал митрополит Нижегородский Николай (Кутепов):

«Но видите ли, я не стал предпринимать никаких шагов, потому что если уж составлена икона, где, так сказать, царь-батюшка сидит, что же выступать? Значит, вопрос решен. Он без меня решен, без вас решен. Если царь-батюшка включен в общий список, то я не могу голосовать против Кирилла Казанского, Агафангела (Преображенского) и других. Но, когда все архиереи подписывали канонизационный акт, я пометил около своей росписи, что подписываю все, кроме третьего пункта. В третьем пункте шел царь-батюшка, и я под его канонизацией не подписывался. … он государственный изменник. … он, можно сказать, санкционировал развал страны. И в противном меня никто не убедит. Что он должен был делать? Он должен был применить силу, вплоть до лишения жизни, потому что ему было все вручено» .

Деяние Собора выразило понятие о подвиге царственных страстотерпцев в следующих словах:

«В последнем православном Российском монархе и членах его Семьи мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года, был явлен побеждающий зло свет Христовой веры».

Убиение святаго царя Николая, святыя царицы Александры, царевича, царевен и слуг их. 8-е клеймо иконы Собора новомучеников и исповедников Российских из Храма Христа Спасителя.

По единодушному мнению обозревателей, прославление Царственных страстотерпцев стало ключевым событием Собора — именно этой теме в последующие несколько дней были посвящены главные сюжеты теленовостей и первые полосы газет и журналов России.

На месте бывшего дома Ипатьева построен храм-памятник «на крови» во имя Всех святых, в земле Российской просиявших — 23 сентября 2000 года патриарх Московский и всея Руси Алексий II служил молебен на месте строящегося храма и поместил в его основание закладную грамоту. На иконе Собора новомучеников и исповедников, написанной по случаю прославления, Царственные страстотерпцы были изображены в центре переднего плана средника, а также в восьмом клейме (в нижней части правого поля) соотносящемся по горизонтали с изображением святого патриарха Тихона, а по вертикали — с изображениями преподобномученицы Елисаветы и города Тобольска. Клеймо изображает убиение Царственной семьи и отличается симметрией композиции — Царственные мученики изображены в центре, на лестнице-пьедестале, обрамленные подвальным сводом-триумфальной аркой; их неуклюже стоящие убийцы в грязно-зеленых формах также симметрично обрамляют сплочённую семью жертв-победителей в облачениях ярких и чистых цветов.

В последующие годы во имя Царственных страстотерпцев были освящены многочисленные храмы и часовни, им было написано множество икон и молитвословий. Многие христиане стали обращаться к царственным страстотерпцам с молитвой о укреплении семьи и воспитании детей в вере и благочестии, о сохранении их чистоты и целомудрия — ведь во время гонений Императорская семья была особенно сплоченной, пронесла несокрушимую веру православную чрез все скорби и страдания.

Стоит отметить, что с 1990-х годов получили некоторое распространение искажённые формы почитания святого венценосного семейства и в особенности царя Николая, получившие общее название «ереси царебожия».

Молитвословия

Тропарь, глас 4

Дне́сь, благове́рнии лю́дие, све́тло почти́м/ седмери́цу честну́ю ца́рственных страстоте́рпец,/ Христо́ву еди́ну дома́шнюю Це́рковь:/ Никола́я и Алекса́ндру,/ Алекси́я, О́льгу, Татиа́ну, Мари́ю и Анастаси́ю./ Ти́и бо, уз и страда́ний многоразли́чных не убоя́вшеся,/ от богобо́рных смерть и поруга́ние теле́с прия́ша/ и дерзнове́ние ко Го́споду в моли́тве улучи́ша./ Сего́ ра́ди к ним с любо́вию возопии́м:/ о святи́и страстоте́рпцы,/ гла́су покая́ния и стена́нию наро́да на́шего вонми́те,/ зе́млю Росси́йскую в любви́ к Правосла́вию утверди́те,/ от междоусо́бныя бра́ни сохрани́те,/ мир ми́рови у Бо́га испроси́те// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак, глас 8

Избра́ннии Царе́м ца́рствующих и Го́сподем госпо́дствующих/ от ро́да царе́й Росси́йских, благове́рнии му́ченицы,/ му́ки душе́вныя и смерть теле́сную за Христа́ прии́мшии/ и венцы́ Небе́сными увенча́вшиися,/ к ва́м, я́ко покрови́телем на́шим ми́лостивым,/ с любо́вию благода́рне вопие́м:/ ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы,// за Русь Святу́ю пред Бо́гом усе́рднии моли́твенницы.

Величание

Велича́ем вас,/ святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы,/ и чтим честна́я страда́ния ва́ша,// я́же за Христа́ претерпе́ли есте́.

Использованные материалы

  • Максимова Л. Б. «Александра Феодоровна» // Православная энциклопедия, т. 1, с. 553-558:
  • Житие по изданию «Московские епархиальные ведомости», 2000, № 10-11, 20-33:
  • Минея. Июль, ч. 1, изд. Московской Патриархии, с. 596-597, 602:

В 1981 году были прославлены Русской Православной Церковью Заграницей как мученики; в 2000 году Московским Патриархатом — как страстотерпцы.

«Служба святому благовѣрному страстотерпцу Царю Мученику Николаю II, святѣй благовѣрнѣй Царицѣ Мученицѣ Александрѣ, святому благовѣрному царевичу мученику Алексію, святымъ благовѣрнымъ царевнамъ мученицамъ Ольгѣ, Татіанѣ, Маріи и Анастасіи, святѣй благовѣрнѣй книгинѣ преподобномученицѣ Елисаветѣ, святымъ благовѣрнымъ мученикомъ царскаго рода, св. преп.-муч. инокинѣ Варварѣ и вѣрнымъ царскимъ слугамъ съ ними убіеннымъ» (Монреаль, 1982). Сегодня в официальном календаре РПЦЗ эта память именуется так: «Свв. Царственныхъ мучениковъ — Царя-муч. Николая II-го, царицы-мучц. Александры, царевича-муч. Алексія, царевен-мучцц: Ольги, Татьаны, Маріи, Анастасіи и иже с ними убіенныхъ: мучч. Евгенія, Анны, Іоанна, Климента, Іоанна, Анастасии, Екатерины, Александра, Ілии и Алексія» (Троицкїй Православный Русскїй Календарь на 2014 г. — Свято-Троїцкий Монастырь. Тѵпографїѧ Пр. Іωва Почаевскагω въ Джорданвиллѣ, 2013. — С. 90.)

Тайны Коптяковской дороги, 3.

ЖМП, 1998, № 4, 31.

ЖМП, 1998, № 4, 10.

«Доклад митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия… по вопросу о мученической кончине царской семьи, предложенный на заседании Священного Синода РПЦ 10 окт. 1996 г.»

«Архиерейский Юбилейный Собор Русской Православной Церкви 13 — 16 августа 2000 г.» // Православная энциклопедия, т. 3, с. 563-566 —

Из интервью митр. Нижегородского Николая Кутепова (Независимая газета, раздел Фигуры и лица, 26.4.2001, с. 11) —

Определением Архиерейского Собора от 31 марта — 4 апреля 1992 года Синодальной Комиссии по канонизации святых было поручено «при изучении подвигов новомучеников Российских начать исследование материалов, связанных с мученической кончиной Царской Семьи».
Основную задачу в этом вопросе Комиссия видела в объективном рассмотрении всех обстоятельств жизни членов Императорской Семьи в контексте исторических событий и церковном их осмыслении вне идеологических стереотипов, господствовавших в нашей стране на протяжении минувших десятилетий. Комиссия руководствовалась пастырской озабоченностью, чтобы канонизация Царской Семьи в сонме новомучеников Российских не давала повода и аргументов в политической борьбе или мирских противостояниях, а способствовала бы объединению народа Божия в вере и благочестии. Мы стремились учесть и факт канонизации Царской Семьи Русской Зарубежной Церковью в 1981 году, вызвавший далеко не однозначную реакцию как в среде русской эмиграции, некоторые представители которой не увидели тогда в ней достаточно убедительных оснований, так и в самой России, не говоря уже о таком, не имеющем исторических аналогий в Православной Церкви, решении Русской Православной Церкви Заграницей, как включение в число канонизованных принявших вместе с Царской Семьей мученическую кончину царского слуги римо-католика Алоизия Егоровича Труппа и лютеранки гофлектриссы Екатерины Адольфовны Шнейдер.
Уже на первом после Собора заседании Комиссии мы приступили к изучению религиозного, нравственного и государственного аспектов царствования последнего Императора династии Романовых. Тщательно изучались следующие темы: «Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II»; «Император Николай II и события 1905 года в Санкт-Петербурге»; «О церковной политике Императора Николая II»; «Причины отречения Императора Николая II от престола и православное отношение к этому акту»; «Царская Семья и Г.Е. Распутин»; «Последние дни Царской Семьи» и «Отношение Церкви к страстотерпчеству».
В 1994 и 1997 годах я знакомил членов Архиерейских Соборов с итогами изучения вышеперечисленных тем. С того времени новых проблем в изучаемом вопросе не появилось.
Напомню подходы Комиссии к этим ключевым и сложным темам, осмысление которых необходимо членам Архиерейского Собора при решении вопроса о канонизации Царской Семьи.
Весьма различная по религиозно-нравственному содержанию и по уровню научной компетентности аргументация противников канонизации Царской Семьи может быть сведена к перечню конкретных тезисов, которые уже были проанализированы в исторических справках, составленных в Комиссии и находящихся в Вашем распоряжении.
Одним из главных доводов противников канонизации Царской Семьи является утверждение о том, что гибель Императора Николая II и членов его Семьи не может быть признана мученической смертью за Христа. Комиссия на основе тщательного рассмотрения обстоятельств гибели Царской Семьи предлагает осуществить ее канонизацию в лике святых страстотерпцев. В богослужебной и житийной литературе Русской Православной Церкви слово «страстотерпец» стало употребляться применительно к тем русским святым, которые, подражая Христу, с терпением переносили физические, нравственные страдания и смерть от рук политических противников.
В истории Русской Церкви такими страстотерпцами были святые благоверные князья Борис и Глеб (+1015), Игорь Черниговский (+1147), Андрей Боголюбский (+1174), Михаил Тверской (+1319), царевич Димитрий (+1591). Все они своим подвигом страстотерпцев явили высокий образец христианской нравственности и терпения.
Препятствия к прославлению Николая II противники данной канонизации пытаются обнаружить в фактах, связанных с его государственной и церковной политикой.
Церковная политика Императора не вышла за рамки традиционной синодальной системы управления Церковью. Однако именно в царствование Императора Николая II дотоле два века официально безмолвствовавшая по вопросу о созыве Собора церковная иерархия получила возможность не только широко обсуждать, но и практически подготовить созыв Поместного Собора.
Император уделял большое внимание нуждам Православной Церкви, щедро жертвовал на постройку новых храмов, в том числе и за пределами России. За годы его царствования число приходских церквей в России увеличилось более чем на 10 тысяч, открыто более 250 новых монастырей. Император лично участвовал в закладке новых храмов и других церковных торжествах.
Глубокая религиозность выделяли Императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии. Религиозным духом было проникнуто воспитание детей Императорской Фамилии. Все ее члены жили в соответствии с традициями православного благочестия. Обязательные посещения богослужений в воскресные и праздничные дни, говенье во время постов было неотъемлемой частью их быта. Личная религиозность Государя и его супруги была не простым следованием традициям. Царская чета посещает храмы и монастыри во время своих многочисленных поездок, поклоняется чудотворным иконам и мощам святых, совершает паломничества, как это было в 1903 году во время прославления преподобного Серафима Саровского. Краткие богослужения в придворных храмах не удовлетворяли Императора и Императрицу. Специально для них совершаются службы в Царскосельском Феодоровском соборе, построенном в древнерусском стиле. Императрица Александра молилась здесь перед аналоем с раскрытыми богослужебными книгами, внимательно следя за богослужением.
Личное благочестие Государя проявилось в том, что за годы его царствования было канонизовано святых больше, чем за два предшествующих столетия, когда было прославлено лишь 5 святых угодников. За время последнего царствования к лику святых были причислены святитель Феодосий Черниговский (1896 г.), преподобный Серафим Саровский (1903 г.), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909 г.), святитель Иоасаф Белгородский (1911 г.), святитель Гермоген Московский (1913 г.), святитель Питирим Тамбовский (1914 г.), святитель Иоанн Тобольский (1916 г.). При этом Император вынужден был проявить особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского. Николай II высоко чтил святого праведного отца Иоанна Кронштадтского. После его блаженной кончины царь повелел совершать всенародное молитвенное поминовение почившего в день его преставления.
Как политик и государственный деятель Государь поступал, исходя из своих религиозно-нравственных принципов. Одним из наиболее распространенных аргументов против канонизации Императора Николая II являются события 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге. В исторической справке Комиссии по данному вопросу мы указываем: познакомившись вечером 8 января с содержанием гапоновской петиции, носившей характер революционного ультиматума, не позволявшей вступить в конструктивные переговоры с представителями рабочих, Государь проигнорировал этот документ, незаконный по форме и подрывающий престиж без того колеблемой в условиях войны государственной власти. В течение всего 9 января 1905 года Государь не принял ни одного решения, определившего действия властей в Петербурге по подавлению массовых выступлений рабочих. Приказ войскам об открытии огня отдал не Император, а Командующий Санкт-Петербургским военным округом. Исторические данные не позволяют обнаружить в действиях Государя в январские дни 1905 года сознательной злой воли, обращённой против народа и воплощённой в конкретных греховных решениях и поступках.
С началом Первой мировой войны Государь регулярно выезжает в Ставку, посещает воинские части действующей армии, перевязочные пункты, военные госпитали, тыловые заводы, одним словом, все, что играло роль в ведении этой войны.
Императрица с самого начала войны посвятила себя раненым. Пройдя курсы сестер милосердия вместе со старшими дочерьми — Великими Княжнами Ольгой и Татьяной, — она по несколько часов в день ухаживала за ранеными в Царскосельском лазарете.
Император рассматривал пребывание на посту Верховного Главнокомандующего как исполнение нравственного и государственного долга перед Богом и народом, впрочем, всегда представляя ведущим военным специалистам широкую инициативу в решении всей совокупности военно-стратегических и оперативно-тактических вопросов.
Оценки Николая II как государственного мужа крайне противоречивы. Говоря об этом, никогда не следует забывать, что, осмысляя государственную деятельность с христианской точки зрения, мы должны оценивать не ту или иную форму государственного устройства, но место, которое занимает конкретное лицо в государственном механизме. Оценке подлежит, насколько то или иное лицо сумело воплотить в своей деятельности христианские идеалы. Следует отметить, что Николай II относился к несению обязанностей монарха как к своему священному долгу.
Характерное для некоторых противников канонизации Императора Николая II стремление представить его отречение от Престола как церковно-каноническое преступление, подобное отказу представителя церковной иерархии от священного сана, не может быть признано имеющим сколько-нибудь серьёзные основания. Канонический статус миропомазанного на Царство православного государя не был определён в церковных канонах. Поэтому попытки обнаружить состав некоего церковно-канонического преступления в отречении Императора Николая II от власти представляются несостоятельными.
В качестве внешних факторов, вызвавших к жизни Акт об отречении, которые имели место в политической жизни России, следует выделить прежде всего резкое обострение социально-политической ситуации в Петрограде в феврале 1917 г., неспособность правительства контролировать положение в столице, распространившееся в широких слоях общества убеждение в необходимости жестких конституционных ограничений монархической власти, настоятельное требование Председателя Государственной Думы М.В. Родзянко отречения Императора Николая II от власти во имя предотвращения внутриполитического хаоса в условиях ведения Россией широкомасштабной войны, почти единодушную поддержку, оказанную высшими представителями российского генералитета требованию Председателя Государственной Думы. Следует отметить также, что Акт об отречении был принят Императором Николаем II под давлением резко изменявшихся политических обстоятельств в чрезвычайно короткий срок.
Комиссия выражает мнение, что сам факт отречения от Престола Императора Николая II, непосредственно связанный и с его личными качествами, в целом является выражением сложившейся тогда исторической обстановки в России.
Он принял это решение лишь в надежде, что желавшие его удаления сумеют все же продолжать с честью войну и не погубят дело спасения России. Он боялся тогда, чтобы его отказ подписать отречение не повел к гражданской войне в виду неприятеля. Царь не хотел, чтобы из-за него была пролита хоть капля русской крови.
Духовные мотивы, по которым последний российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, решил отречься от Престола во имя внутреннего мира в России, придаёт его поступку подлинно нравственный характер. Неслучайно, при обсуждении в июле 1918 года на Соборном Совете Поместного Собора вопроса о заупокойном поминовении убиенного Государя Святейший Патриарх Тихон принял решение о повсеместном служении панихид с поминовением Николая II как Императора.
Очень малый круг лиц мог непосредственно общаться с Государем в неофициальной обстановке. Все знавшие его семейную жизнь не понаслышке отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов этой тесно сплоченной Семьи. Центром ее был Алексей Николаевич, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды.
Обстоятельством, омрачавшим жизнь Императорской Семьи, была неизлечимая болезнь Наследника. Приступы гемофилии, во время которых ребенок испытывал тяжкие страдания, повторялись неоднократно. В сентябре 1912 года вследствие неосторожного движения произошло внутреннее кровотечение и положение было настолько серьезно, что опасались за жизнь Цесаревича. Во всех храмах России служились молебны о его выздоровлении. Характер же болезни являлся государственной тайной, и родители часто должны были скрывать переживаемые ими чувства, участвуя в обычном распорядке дворцовой жизни. Императрица хорошо понимала, что медицина была здесь бессильна. Но ведь для Бога нет ничего невозможного. Будучи глубоко религиозной, она всей душой предавалась усердной молитве в чаянии чудесного исцеления. Подчас, когда ребенок был здоров, ей казалось, что ее молитва услышана, но приступы снова повторялись, и это наполняло душу матери бесконечной скорбью. Она готова была поверить всякому, кто был способен помочь ее горю, хоть как-то облегчить страдания сына.
Болезнь Цесаревича открыла двери во дворец крестьянину Григорию Распутину, которому суждено было сыграть свою роль в жизни Царской Семьи, да и в судьбе всей страны. Наиболее значительным аргументом у противников канонизации Царской Семьи является сам факт их общения с Г.Е. Распутиным.
Отношения Императора и Распутина были сложными; расположение к нему сочеталось с осторожностью и с сомнениями. «Император несколько раз пытался избавиться от «старца», но всякий раз отступал под давлением Императрицы из-за необходимости помощи Распутина для излечения Наследника».
В отношении с Распутиным присутствовал элемент человеческой немощи, связанный у Императрицы с глубоким переживанием неизлечимости смертельно опасной болезни сына, а у Императора обусловленный стремлением сохранить мир в Семье сострадательной уступчивостью материнским терзаниям Императрицы. Однако видеть в отношениях Царской Семьи с Распутиным признаки духовной прелести, а тем более недостаточной воцерковленности — нет никаких оснований.
Подводя итог изучению государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, Комиссия не нашла в одной этой деятельности достаточных оснований для его канонизации.
В жизни Императора Николая II было два неравных по продолжительности и духовной значимости периода — время его царствования и время пребывания в заключении. Комиссия внимательно изучила последние дни Царской Семьи, связанные со страданием и мученической кончиной ее членов.
Император Николай Александрович часто уподоблял свою жизнь испытаниям страдальца Иова, в день церковной памяти которого родился. Приняв свой крест так же, как библейский праведник, он перенес все ниспосланные ему испытания твердо, кротко и без тени ропота. Именно это долготерпение с особенной ясностью открывается в последних днях жизни Императора. С момента отречения не столько внешние события, сколько внутреннее духовное состояние Государя обращает на себя наше внимание.
Государь, приняв, как ему казалось, единственно правильное решение, тем не менее переживал тяжелое душевное мучение. «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже не только Царство, но и жизнь свою отдать за Родину. Я думаю, в этом никто не сомневается из тех, кто меня знает», — говорил Государь генералу Д.Н. Дубенскому.
«Государь Император Николай Александрович, увидевший вокруг себя столько предательства… сохранил нерушимую веру в Бога, отеческую любовь к русскому народу, готовность жизнь свою положить за честь и славу Родины». 8 марта 1917 года комиссары Временного Правительства, прибыв в Могилев, объявляют через генерала М.В. Алексеева об аресте Государя и необходимости проследовать в Царское Село. В последний раз он обращается к своим войскам, призывая их к верности Временному Правительству, тому самому, которое подвергло его аресту, к исполнению своего долга перед Родиной до полной победы.
Последовательно и методично убивая всех попавших им в руки членов Императорской Фамилии, большевики прежде всего руководствовались идеологией, а потом уже политическим расчетом — ведь в народном сознании Император продолжал оставаться Помазанником Божиим, а вся Царская Семья символизировала Россию уходящую и Россию уничтожаемую. 21 июля 1918 года Святейший Патриарх Тихон в своем слове при совершении Божественной литургии в Московском Казанском Соборе как бы ответил на те вопросы и сомнения, которые через восемь десятилетий попытается осмыслить Русская Церковь: «Мы знаем, что он (Император Николай II — М.Ю.), отрекаясь от Престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней».
Большинство свидетелей последнего периода жизни Царственных мучеников говорят об узниках Тобольского губернаторского и Екатеринбургского Ипатьевского домов как о людях страдавших и, несмотря на все издевательства и оскорбления, ведших благочестивую жизнь. В Царской Семье, оказавшейся в заточении, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия.
Императорская Семья проводила много времени в душеполезном чтении, прежде всего Священного Писания, и в регулярном — практически неопустительном — посещении богослужений.
Доброта и душевное спокойствие не оставляли в это тяжелое время и Императрицу. Император, от природы замкнутый, чувствовал себя спокойно и благодушно прежде всего в узком семейном кругу. Императрица не любила светского общения, балов. Ее строгому воспитанию была чужда моральная распущенность, царившая в придворной среде, религиозность Императрицы называли странностью, даже ханжеством. В письмах Александры Федоровны раскрывается вся глубина ее религиозных чувств — сколько в них силы духа, скорби о судьбе России, веры и надежды на помощь Божию. И к кому бы она ни писала, она находила слова поддержки и утешения. Эти письма — настоящие свидетельства христианской веры.
Утешение и крепость в перенесении скорбей узникам давало духовное чтение, молитва, богослужение, причащение Святых Христовых Тайн. Множество раз в письмах Государыни говорится о духовной жизни ее и других членов Семьи: «В молитве утешение: жалею я тех, которые находят не модным, не нужным молиться…» В другом письме она пишет: «Господи, помоги тем, кто не вмещает любви Божией в ожесточенных сердцах, которые видят только все плохое и не стараются понять, что пройдет все это; не может быть иначе, Спаситель пришел, показал нам пример. Кто по Его пути следом любви и страдания идет, понимает все величие Царства Небесного».
Вместе с родителями все унижения и страдания с кротостью и смирением переносили Царские дети. Протоиерей Афанасий Беляев, исповедовавший Царских детей, писал: «Впечатление получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной, — пишет он, — меня привело в изумление и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть, им неведомых, и как расположить к раскаянию в известных для них грехах».
В почти полной изоляции от внешнего мира, окруженные грубыми и жестокими охранниками, узники Ипатьевского дома проявляют удивительное благородство и ясность духа.
Их истинное величие проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравственной высоты, на которую они постепенно поднялись.
Вместе с Императорской Семьей были расстреляны и их слуги, последовавшие за своими господами в ссылку. В связи с тем, что они добровольно остались с Царской Семьей и приняли мученическую смерть, правомерно было бы ставить вопрос и об их канонизации; к ним, помимо расстрелянных вместе с Императорской Семьей доктором Е.С. Боткиным, комнатной девушкой Императрицы А.С. Демидовой, придворным поваром И.М. Харитоновым и лакеем А.Е. Труппом, принадлежали убиенные в различных местах и в разные месяцы 1918 года генерал-адъютант И.Л. Татищев, гофмаршал князь В.А. Долгоруков, «дядька» Наследника К.Г. Нагорный, детский лакей И.Д. Седнев, фрейлина Императрицы А.В. Гендрикова и гофлектрисса Е.А. Шнейдер. Комиссии не представляется возможным окончательное решение вопроса о наличии оснований для канонизации этой группы мирян, по долгу своей придворной службы сопровождавших Царскую Семью в период ее заточения и принявших насильственную смерть. Комиссия не располагает сведениями о широком поименном молитвенном поминовении этих мирян. Кроме того, мало сведений о религиозной жизни и их личном благочестии. Комиссия пришла к заключению, что наиболее подобающей формой почитания христианского подвига верных слуг Царской Семьи, разделивших ее трагическую участь, на сегодняшний день может быть увековечение этого подвига в житии Царственных мучеников.
Тема канонизации Императора Николая II и членов Царской Семьи широко обсуждалась в 90-е годы в ряде публикаций в церковной и светской печати. В решительном большинстве книг и статей религиозных авторов поддерживается мысль о прославлении Царственных мучеников. Ряд публикаций содержит в себе убедительную критику аргументов противников канонизации.
На имя Святейшего Патриарха Алексия II, в Священный Синод и в Синодальную Комиссию по канонизации святых поступило множество обращений с одобрением выводов, сделанных в октябре 1996 года Комиссией по канонизации святых относительно прославления Царственных мучеников.
В Синодальную Комиссию по канонизации святых поступали и обращения правящих архиереев Русской Православной Церкви, в которых от лица клириков и мирян они выражали одобрение выводов Комиссии.
В некоторых епархиях вопрос о канонизации обсуждался на епархиальных, благочиннических и приходских собраниях. На них была выражена единодушная поддержка мысли о прославлении Царственных мучеников. В Комиссию поступили также обращения отдельных клириков и мирян, а также групп верующих из разных епархий с поддержкой канонизации Царской Семьи. Под некоторыми из них стоят подписи нескольких тысяч лиц. Среди авторов таких обращений есть и русские эмигранты, а также клирики и миряне братских Православных Церквей. Многие из обратившихся в Комиссию высказались за скорейшую, безотлагательную канонизацию Царственных мучеников. Мысль о необходимости скорейшего прославления Государя и Царственных мучеников выразил ряд церковно-общественных организаций.
Особую ценность представляют публикации и обращения в Комиссию и в другие церковные инстанции, содержащие свидетельства о чудесах и благодатной помощи по молитвам к Царственным мученикам. Речь идёт в них об исцелениях, соединении разобщённых семей, защите церковного достояния от раскольников. Особенно обильны свидетельства о мироточении икон с изображениями Императора Николая II и Царственных мучеников, о благоухании и чудесном проступании на иконных ликах Царственных мучеников пятен кровавого цвета.
Хотелось бы коснуться вопроса об останках Царской Семьи. Государственная Комиссия «по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского Императора Николая II и членов его Семьи» закончила, как известно, свою работу 30 января 1998 года. Государственная Комиссия признала верными сделанные в ходе следствия Республиканским центром судебно-медицинских исследований и Генеральной прокуратурой Российской Федерации научные и исторические выводы о принадлежности Царской Семье и ее слугам найденных под Екатеринбургом останков. Однако возникли сомнения в связи с известными выводами следователя Соколова, который еще в 1918 году свидетельствовал, что все тела Императорской Семьи и их слуг были расчленены и уничтожены. Священный Синод на своем заседании 26 февраля 1998 года имел суждение по этому вопросу и пришел к следующему выводу:
«2. Оценка достоверности научных и следственных заключений, равно как и свидетельство об их незыблемости или неопровержимости, не входит в компетенцию Церкви. Научная и историческая ответственность за принятые в ходе следствия и изучения выводы относительно «екатеринбургских останков» полностью ложится на Республиканский центр судебно-медицинских исследований и Генеральную прокуратуру Российской Федерации.
3. Решение Государственной Комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих Семье Императора Николая II вызвало серьезные сомнения и даже противостояния в Церкви и обществе».
Поскольку с тех пор, насколько известно, не было новых результатов научных изысканий в этой области, захороненные 17 июля 1998 года в Санкт-Петербурге «екатеринбургские останки» на сегодняшний день не могут быть признаны нами принадлежащими Царской Семье.
Почитание Царской Семьи, начатое уже Святейшим Патриархом Тихоном в заупокойной молитве и слове на панихиде в Казанском Соборе в Москве по убиенному Императору через три дня после Екатеринбургского убийства, продолжалось — несмотря на господствовавшую идеологию — на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории. Священнослужители и миряне возносили к Богу молитвы о упокоении убиенных страдальцев, членах Царской Семьи. В домах в красном углу можно было видеть фотографии Царской Семьи, а в последнее время стали широко распространяться и иконы с изображением Царственных мучеников. Сейчас такие иконы встречаются в некоторых обителях и храмах ряда епархий Русской Православной Церкви. Составляются обращенные к ним молитвословия и различные музыкальные и кинематографические, литературные произведения, отражающие страдание и мученический подвиг Царской Семьи. Повсеместно и все чаще совершаются по ней заупокойные панихиды. Все это свидетельствует о возрастающем почитании убиенной Царской Семьи по всей России.
Комиссия в своем подходе к этой теме стремилась, чтобы прославление Царственных мучеников было свободно от всякой политической и иной коньюктурности. В связи с этим представляется необходимым подчеркнуть, что канонизация Монарха никоим образом не связана с монархической идеологией и, тем более, не обозначает «канонизации» монархической формы правления, к которой можно, конечно, относиться по-разному. Деятельность главы государства невозможно изъять из политического контекста, но это не значит, что Церковь, совершая канонизацию Царя или князя, что она делала и в прошлом, руководствуется политическими или идеологическими соображениями. Как имевшие место в прошлом акты канонизации монархов не носили политического характера, как бы ни трактовали эти события пристрастные недруги Церкви в своих тенденциозных оценках, так и предстоящее прославление Царственных мучеников не будет и не должно иметь политического характера, ибо, прославляя святого, Церковь не преследует политических целей, которых у нее собственно и нет по природе вещей, но свидетельствует перед уже чтущим праведника народом Божиим, что канонизуемый ею подвижник действительно угодил Богу и предстательствует за нас пред Престолом Божиим, независимо от того, какое положение он занимал в своей земной жизни: был ли из малых сих, как святой праведный Иоанн Русский, или из сильных мира сего как святой Император Юстиниан.
За многими страданиями, перенесенными Царской Семьей за последние 17 месяцев жизни, которая закончилась расстрелом в подвале Екатеринбургского Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в ХХ веке.
Именно в осмыслении этого подвига Царской Семьи Комиссия в полном единомыслии и с одобрения Священного Синода находит возможным прославить в Соборе новомучеников и исповедников Российских в лике страстотерпцев Императора Николая II, Императрицу Александру, Царевича Алексия, Великих Княжен Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию.

История идентификации останков членов царской семьи. Справка

Место поисков было уставлено на основе документа 1934 года, написанного со слов Якова Юровского, который руководил расстрелом царской семьи («Записки Юровского»). Согласно документу, девять членов царской семьи были облиты серной кислотой и зарыты у дороги в Поросенковом Логу, останки Алексея и одной из княжон сожжены и закопаны неподалеку.

С 1976 по 1979 годы группой Авдонина и Рябова, работавшей по собственной инициативе, независимо от государственных и общественных органов, были обследованы урочище Четырех Братьев, Ганина Яма, дорога от Екатеринбурга до деревни Коптяки. Используя старые карты, данные из книг, архивные материалы и воспоминания современников, группа Авдонина ‑ Рябова летом 1979 года в районе бывшей будки переезда 184 км Горнозаводской линии железной дороги в Поросенковом Логу обнаружила захоронение 9‑ти человек, которое, как было установлено, является захоронением всех лиц, расстрелянных в Ипатьевском доме 17 июля 1918 года, исключая царевича Алексея Николаевича и Великую княжну Марию Николаевну.

С 11 по 13 июля 1991 года (по заявлению Авдонина о том, что ему известно место захоронения царской семьи) прокуратурой Свердловской области были проведены раскопки на этом месте. Для исследований причин гибели и установления личности погибших были проведены работы по идентификации, которые подтвердили принадлежность останков семье императора Николая II и лицам из его окружения.

Из могильника было извлечено 700 костей или фрагментов костей, из которых было восстановлено лишь девять скелетов, что соответствовало указаниям из «Записок Юровского». В августе 1991 года кости были переданы на хранение в городское бюро судебно‑медицинской экспертизы Екатеринбурга. В октябре 1991 года по распоряжению прибывшего в Екатеринбург эксперта‑антрополога Сергея Абрамова было произведено второе вскрытие могильника и было найдено еще около 250 новых фрагментов костей.

Многочисленные эксперты подтвердили, что найденные тогда останки с большой долей вероятности являются останками царской семьи. Останки царевича Алексея и княжны Марии тогда найдены не были. Насчет этого даже существовала легенда, что двое царских детей остались живы. Останки остальных членов царской семьи, найденные под Екатеринбургом, были торжественно захоронены в Петропавловской крепости в Санкт‑Петербурге в июле 1998 года. Однако дискуссия об их подлинности продолжается до сих пор. Поиск останков царевича и великой княжны продолжался, и не один раз археологи совершали ошибки. Так, например, в 2002 году на месте расстрела были обнаружены останки взрослого человека и ребенка. Тогда также было сделано предположение, что это останки Алексея и Марии.

В июле-августе 2007 года группа уральских историков и поисковиков проводила раскопки в районе Старой Коптяковской дороги близ Екатеринбурга в 70 метрах от захоронения останков девяти человек из семьи императора Николая II и лиц из его окружения (захоронение вскрыто в 1991 году). Уральские археологи во время раскопок обнаружили останки двух человек со следами многочисленных травм. В ходе дальнейших раскопок были найдены крупные костные останки, множество мелких фрагментов, зубы, осколки керамического сосуда для хранения серной кислоты, гвозди, части металлической оплетки деревянного ящика, а также пули разных калибров.

Были проведены антропологическая и стоматологическая экспертизы найденных останков. Их результаты позволили установить пол, возраст и расовую принадлежность покойных. Удалось практически однозначно определить, что принадлежат они двум людям в возрасте приблизительно 12 и 19 лет ‑ именно в таком возрасте погибли от рук большевиков в 1918 году царевич Алексей и княжна Мария Романовы.

По словам начальника бюро судебно‑медицинской экспертизы Свердловской области, главного криминалиста и судебно‑медицинского эксперта УрФО Николая Неволина, «останки исследовались в лучших лабораториях страны, где современные технологии позволяют любой, даже самый малый осколочек костей по микроэлементному составу отнести к тому или иному скелету».

21 августа 2007 года Генеральной прокуратурой Российской Федерации было принято решение о возобновлении следствия по уголовному делу, возбужденному по факту обнаружения останков царской семьи в 1991 году.

В связи с этим Генеральной прокуратурой Российской Федерации было принято решение о проведении проверки обстоятельств обнаружения указанных останков.

Как сказал официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре /СКП/ РФ Владимир Маркин, «по уголовному делу проводится историческая экспертиза, которую возглавляет директор Государственного архива РФ, доктор исторических наук Сергей Мироненко. В число экспертов входят ведущие историки и архивисты. Материалы экспертизы подтверждают версию об обнаружении останков царской семьи». Он сообщил также, что в ходе идентификационных исследований проводились генетические экспертизы, в том числе с участием специалистов Массачусетского университета США, военной лаборатории Минобороны США, а также института судебной медицины Инсбрука (Австрия).

«Всеми исследователями получены ДНК мужского и женского генетического пола. Проведено исследование митохондриальной и ядерной ДНК. Результаты экспертизы оцениваются следствием и будут обнародованы во второй половине июля этого года «, ‑ сказал Владимир Маркин.

19 августа 1993 года было открыто уголовное дело об убийстве царской семьи 17 июля 1918 года.

23 октября 1993 года распоряжением Правительства РФ была создана Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи.

Генетические экспертизы были проведены в 1993 году в Олдермастонском центре криминалистических исследований (Англия), в 1995 году ‑ в Военно‑медицинском институте Минобороны США, в ноябре 1997 года ‑ в Республиканском центре судебно‑медицинской экспертизы Минздрава России.

Исследования проводили генетики ‑ специалисты в новой, но уже хорошо зарекомендовавшей себя области: геномной дактилоскопии, основанной на анализе особых примет генетической конституции конкретного человека. Через год кропотливой работы в распоряжении ученых оказалось несколько пригодных для исследования молекул ДНК.

Для выявления генетического родства «екатеринбургских останков» с домом Романовых была использована кровь принца Филиппа, герцога Эдинбургского, который является внуком родной сестры убиенной императрицы Александры Фёдоровны. Результаты сравнительного генетического анализа показали: последовательность митохондриальных генов принца Филиппа один в один совпала с генотипом ДНК 4 из 9 скелетов, что утвердило исследователей в мысли: перед ними прах императрицы и троих её детей (останки двух других — предположительно Алексея и Марии ‑ так и не были найдены).

Чтобы индентифицировать прах императора, были использованы образцы крови его правнучатой племянницы Ксении Шереметьевой‑Сфирис. Результаты исследований показали, что одна из букв генетического кода Николая II не совпала с кодом Ксении Шереметьевой.

Разрешить возникший спор могла лишь эксгумация останков великого князя Георгия Романова, родного брата Николая II, умершего в 19 лет от чахотки и похороненного в царской усыпальнице Петропавловского собора. В результате исследований, которые проводились в лаборатории генетической идентификации армии США, был обнаружен совершенно идентичный сбой генетического кода. Вывод ученых: один из найденных под Екатеринбургом скелетов — прах расстрелянного русского императора Николая II. В августе 1995 года об этом было объявлено на пресс‑конференции в Нью‑Йорке.

Помимо императора, царицы Александры Фёдоровны, их дочерей Ольги, Татьяны и Анастасии (что удалось выяснить позже специалистам по компьютерному совмещению найденных черепов с прижизненными фотографиями царевен) среди екатеринбургских останков оказался также прах расстрелянных вместе с Романовыми слуг: доктора Боткина, горничной Демидовой, повара Харитонова и камердинера Труппа. Не найдены были только останки царевича Алексея и царевны Марии. По версии следствия, они были сожжены и уничтожены после расстрела.

30 января 1998 года правительственная комиссия завершила работу и сделала вывод: «Останки, обнаруженные в Екатеринбурге, являются останками Николая II, членов его семьи и приближенных людей».

В 2004 году группа ученых из Стэнфордского университета в Калифорнии, Российской академии наук в Москве, Восточно‑Мичиганского университета и Лос‑Аламосской национальной лаборатории в Нью‑Мексико вновь вернулась к этой проблеме и сообщила о своих результатах в журнале Annals of Human Biology. Они обнаружили серьезные недостатки в ДНК‑исследовании, нарушение судебных процедур и несоответствие фактическим обстоятельствам.

Международный коллектив ученых высказал сомнения по поводу идентификации «екатеринбургских останков» как царской семьи. Используя новейшие молекулярно‑биологические технологии и рассмотрев все имеющиеся доказательства, группа ученых из США и России указала на сомнительность ранее проведенной идентификации останков, тем самым утверждая, что вопрос о местонахождении останков царской семьи остается открытым.

В 2005 году, в связи с «вновь выявленными обстоятельствами», «Российская зарубежная экспертная комиссия по расследованию судьбы останков членов Российского Императорского Дома, убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 года» призвала к проведению слушаний в Госдуме по проблеме идентификации останков семьи Николая II (зарубежная экспертная комиссия была создана русскими эмигрантами первой волны и их потомками в 1989 году). В 1995 году члены зарубежной комиссии Петр Колтыпин‑Валловский, Евгений Магеровский и князь Алексей Щербатов по приглашению российского правительства участвовали в пленарном заседании Государственной комиссии по идентификации и захоронению царских останков. Поводом для призыва послужил проведенный американскими и российскими учеными в Станфордском университете и Национальной лаборатории в Лос‑Аламосе анализ биологического образца, который был получен из привезенных из Иерусалима мощей святой Елизаветы ‑ сестры царицы Александры Федоровны.

«Анализ ошибок ДНК ‑ исследования 1994 года, значительные нарушения судебно‑медицинских процедур, несоответствия обстоятельствам дела и, наконец, несовпадение ДНК предполагаемых сестер свидетельствует против утверждения, что «екатеринбургские останки» принадлежат членам семьи Романовых», ‑ заявил один из руководителей комиссии Петр Колтыпин‑Валловский.

Позиция русской православной церкви по идентификации останков царской семьи

Русская православная церковь довольно критично относится к возможности того, что под Екатеринбургом действительно оказались останки царской фамилии Романовых.

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (он был одним из членом Комиссии) сделал специальный доклад, в котором предостерегал от поспешного захоронения.

Видный иерарх Русской православной церкви, председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Кирилл об идентификации останков царской семьи высказался следующим образом: «Я отстаиваю в меру своих сил точку зрения Православной церкви и считаю позицию государственных властей ошибочной».

Святейший Патриарх отказался приехать на торжественное захоронение останков в Петербурге 18 июня 1998 года. Усомнившись в царском происхождении найденного под Екатеринбургом праха, состоявшийся накануне похорон Священный Синод посчитал участие в них патриарха невозможным.

Отношение зарубежной православной церкви к идентификации

Русская Православная Церковь за рубежом сочла имевшиеся доказательства слишком слабыми и противоречивыми, чтобы на их основании сделать окончательное заключение, и поэтому не приняла версию о принадлежности этих останков семье Романовых.

Правительственная комиссия обращалась к главе зарубежной православной церкви архиепископу Виталию, который официально подтвердил, что святые мощи царских мучеников, уже канонизированных зарубежной церковью, находятся в православном храме-памятнике в Брюсселе. Представители РЗПЦ утверждали, что мощи замурованы в стену, и российской правительственной комиссии выданы не будут.

Речь идет о костях, которые были найдены следователем по особо важным делам Омского окружного суда Николаем Соколовым, которому в 1919 году было поручено адмиралом Колчаком расследование дела об убийстве царской семьи. Найденные кости были переправлены Соколовым в Бельгию и канонизированы Русской Зарубежной Православной Церковью как останки великомучеников Николая II и его семьи. Но поскольку экспертиза не проводилась, говорить о том, что это за кости, не представляется возможным.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *