Икона симона ушакова

В Государственной Третьяковской галерее открылась выставка под названием «Симон Ушаков. Царский изограф». Это первая в истории отечественных музеев монографическая выставка Симона Ушакова посвящена творчеству самого известного русского иконописца XVII века. Из обширного художественного наследия Ушакова до нас дошло около полусотни подписных икон, большая часть которых представлена на выставке. Идея выставки родилась 30 лет назад, однако выявление и изучение всех сохранившихся произведений, прежде всего подписных, потребовало долгой работы многих специалистов. В процессе подготовки выставки был впервые проведен масштабный комплекс технико-технологических исследований произведений Симона Ушакова из собрания Третьяковской галереи и других музеев.
Биография Симона Ушакова устанавливается по сохранившимся источникам Оружейной палаты XVII века, а также по пространным надписям на иконах. В XVII веке начинают часто встречаться на иконах подписи авторов, которые удостоверяют качество, за которое отвечает иконописец. Хотя, также продолжают встречаться и вкладные записи. Так имена родителей и родственников Симона Ушакова мы знаем не только по синодикам, но и по таким вкладным записям сделанным мастером.
Челобитная Симона Ушакова об определении ему жалованья. 1648.
Российский государственный архив древних актов.
Иногда Симона Ушакова называют главой Оружейной палаты, что не соответствует действительности, так как главой Оружейной палаты был боярин Богдан Матвеевич Хитрово. Но, судя по сохранившимся документам ,Симон Ушаков чаще всего привлекался руководителем коллективных художественных работ. Он руководил поновлением росписей Архангельского собора 1666 года, поновлением икон в Благовещенском соборе. Также он подписывал документы на выдачу художественных материалов и эти документы XVII века дошли до нас. Он чаще всех делал представление на своих учеников на получение звания жалованных иконописцев, призывался для уточнения качества работ других иконописцев. Поэтому назвать Симона Ушакова главным, ведущим мастером Оружейной палаты мы можем. Также как стиль Оружейной палаты начиная с 70-х годов XVII в очень большой степени заслуга Симона Ушакова. Святая Троица. 1671.Симон Ушаков. Дерево, темпера.
Находилась в церкви Воздвижения Креста в Таврическом дворце в Санкт-Петербурге. Государственный Русский музей.
В иконописную мастерскую Симон Ушаков попал не сразу. В 1648 году он писал челобитную на получения звания жалованного иконописца, хотя ему было всего 22 года. До нас дошел черновик царского указа о производстве трех иконописцев в жалованные иконописцы, но имя Симона Ушакова вычеркнуто. По каким причинам это произошло мы можем только догадываться. Выпись из указа царя Алексея Михайловича о назначении иконописцев в Оружейный приказ и
выдаче государева жалованья денежного и хлебного. 1648.
Российский государственный архив древних актов.
Представленные на выставке документы охватывают период с 1648 года, когда была написана первая челобитная, до 1687-1689 годов – этим временем датируются документы, содержащие сведения о его кончине в 1686 году. Челобитные и росписи материалов, составленные самим Ушаковым, содержат образцы его почерка, что имеет большое значение при атрибуции подписных иконописных работ. Часто на выставках подобные документы представлены лишь копиями. Но здесь вы можете увидеть оригиналы, предоставленные Российским государственным архивом древних актов.
Вместо иконописной мастерской Симон Ушаков был зачислен в Серебряную палату, где создавал рисунки для выполнения художественных работ, параллельно он также создавал рисунки и для произведений шитья в царицынской мастерской. Одна из таких работ представлена на выставке. Работая в Серебряной палате он писал иконы и многократно отправлялся и царем, и патриархом для выполнения ряда художественных работ. Спас Нерукотворный. 1661. Симон Ушаков. Дерево, темпера. Происходит из церкви Троицы в Никитниках в Москве.
Государственная Третьяковская галерея.
Образ Спаса Неруктворного из церкви Троицы в Никитниках –самый ранний в ряду многочисленных произведений Ушакова на этот сюжет. До последнего времени этот образ находился под частичной записью XVIII-XIX веков, но к выставке она была раскрыта. Причем во время реставрации были открыты фрагменты авторской надписи с датой «1661 год» (а не 1658-й, который читался в надписи XIX века). Фрагмент остатков авторской надписи, выполненной золотом. Спас Нерукотворный. 1661. Симон Ушаков. Дерево, темпера. Происходит из церкви Троицы в Никитниках в Москве. Государственная Третьяковская галерея.
Еще одно открытие в процессе подготовки к выставке связано с иконой из церкви Троицы в Никитниках – знаменитого «Древа государства Московского», которое, оказалось, было создано не в 1668-м, а в 1663 году. Похвала иконе «Богоматерь Владимирская» (Древо государства Московского). 1663. Симон Ушаков. Дерево, Темпера.
Происходит из церкви Троицы в Никитниках в Москве.
Государственная Третьяковская галерея.
Икона посвящена прославлению древнего чудотворного образа Богоматери Владимирской. Именно он помещен в центр композиции. Образ окружен ветвями с медальонами поменьше, где изображены святые и московские цари, которые держат в руках свитки с текстами, прославляющими Богоматерь. Древо «взращивают» митрополит Петр и князь Иван калита: святитель поливает его из сосуда, а князь поддерживает ствол, прорастающий через успенский собор Московского кремля. Под сенью древа, внутри кремлевских стен, представлена царская семья: царь Алексей Михайлович, царица Мария Ильинична и их сыновья – царевичи Алексей и Фёдор. Фрагмент надписи с датой создания иконы. Похвала иконе «Богоматерь Владимирская» (Древо государства Московского). 1663. Симон Ушаков. Дерево, Темпера. Происходит из церкви Троицы в Никитниках в Москве. Государственная Третьяковская галерея.
До настоящего времени неизвестно не только оригинальное название иконы, но и имена ее заказчика и составителя столь сложной программы. Однако, приобретя в музейном магазине книгу «Симон Ушаков. Древо государства Московского» из серии «История одного шедевра» за смешные 200 рублей, вы сможете узнать некоторые интересные подробности об этой удивительной иконе. Богоматерь Киккская. 1668. Симон Ушаков. Дерево, темпера. Происходит из церкви Григория Неокесарийского в Москве.
Государственная Третьяковская галерея.
Согласно преданию, «Богоматерь Киккская» принадлежала к числу икон, написанных евангелистом Лукой, и хранилась в Большом императорском дворце в Константинополе среди наиболее ценных реликвий. При императоре Алексее I Комнине образ был перевезен на Кипр и помещен в Киккский монастырь. В русском искусстве иконы Богоматери Кикксккой появились, очевидно, только во второй половине XVII века в результате деятельности по собиранию реликвий православного Востока. Фрагмент. Богоматерь Киккская. 1668. Симон Ушаков. Дерево, темпера. Происходит из церкви Григория Неокесарийского в Москве. Государственная Третьяковская галерея.
Возведение каменного храма Григория Неокесарийского было начато по благословению Патриарха Никона священником Андреем Савиновым (Постниковым), который был назначен в 1660 году настоятелем старой деревянной церкви. В 1665 г. он стал царским духовником и протопопом Благовещенского собора Московского Кремля. С Алексеем Михайловичем его связывала тесная дружба, в какой-то степени он заменил царю Патриарха Никона, впавшего к тому времени в немилость. Именно поэтому царь стал храмоздателем новой каменной церкви во имя святителя Григория Неокесарийского. Государь выделил огромные средства для сооружения церкви. Фрагмент с подписью Симона Ушакова. Богоматерь Киккская. 1668. Симон Ушаков. Дерево, темпера.
Происходит из церкви Григория Неокесарийского в Москве.
Государственная Третьяковская галерея.
Великомученик Федор Стратилат. 1661. Симон Ушаков. Дерево, темпера.
Оклад -1661 год. Золото, драгоценные камни, жемчуг; чеканка, чернь, эмаль, низание. Происходит из Архангельского собора Московского Кремля.
Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль».
Эта икона является мерным (сделанным в размер младенца) образом тртеьего сына царя Алексея Михайловича, царевича Федора Алексеевича. Царевич родился 30 мая 1661 года и был крещен в честь Федора Стратилата. После смерти Федора Алексеевича икона была перенесена в Архангельский собор Московского кремля и установлена над гробницей царя. Иконография восходит к традиционному для царских мерных образов изводу, известному с середины XVI века и предполагавшему совмещение на одной доске образа Святой Троицы в верхней части иконы и прямоличного изображения патронального святого в рост.
Произведение находится под записью XVIII-XIX веков, об авторской живописи позволяют судить лишь небольшие фрагменты, одним из которых является клеймо с изображением Святой Троицы. Праздничный чин. 1673. Происходит из церкви Покрова в селе Братцево. Государственная Третьяковская галерея.
Иконы праздников происходит из церкви Покрова Пресвятой Богородицы в селе Братцево – вотчине боярина Богдана Матвеевича Хитрово, возглавлявшего с 1656 по 1680 год Оружейную палату. Церковь построена в 1672 году, и для ее украшения были приглашены несколько ведущих мастеров Оружейной палаты, в том числе Симон Ушаков. Распятие. Григорий Зиновьев. Дерево, темпера.
Из крупного комплекса живописи Покровской церкви сохранилось только семь икон праздничного чина главного иконостаса. Ансамбль братцевской церкви представляет собой уникальный образец коллективной работы жалованных мастеров Оружейной палаты. Все иконы были подписаны, что позволяет выявить индивидуальный почерк каждого художника. Благодаря этому памятнику мы можем видеть разнообразие манер мастеров внутри Оружейной палаты. Воскрешение Лазаря. Никита Павловец. Дерево, темпера.
Разнообразие стилистических и образных решений, применявшихся мастером, хорошо заметно при сравнении нескольких принадлежащих ему икон Спаса Нерукотворного, созданных в 1670-е годы. Спас Нерукотворный. 1673. Симон Ушаков. Дерево, темпера.
Оклад – вторая половина XVII века. Серебро; золочение, чеканка, гравировка.
Происходит из ризницы Троице-Сергиевой лавры.
Государственная Третьяковская галерея.
Благодаря тому, что икона практически сразу попала в ризницу, она полностью сохранила авторскую живопись. Со временем только темнела олифа. К выставке была проведена реставрация иконы. И она предстала во всем своем великолепии перед гостями выставки. Фрагмент. Спас Нерукотворный. 1673. Симон Ушаков. Дерево, темпера.
Посмотрите на этот фрагмент. Как с помощью множества темных и светлых слоев автор создал живоподобный светоносный лик. Если мы сейчас говорим о новаторстве Симона Ушакова, то сам он пытался воспроизвести древние образцы, правильную византийскую древность. В это же время Патриарх Никон также искал истинную византийскую древность в греческих книгах, протопоп Аввакум в древних русских книгах. Подлинный образ светоносен, он должен являть собой полноту божественной красоты. Иконописец хотел отказаться от темновидности и вернуться к живоподобному светоностному образу. Образ Спаса Нерукотворного выступает неким камертон, с котором художник постоянно себя сверяет. Есть ли подлинность свидетельства, или она искажена или утрачена. Фрагмент. Повреждение от пламени свечи. Спас Нерукотворный. 1673. Симон Ушаков. Дерево, темпера.
В экспозиции также можно увидеть и иконы учеников Симона Ушакова. За ведущими мастерами Оружейной палаты, как правило, официально закреплялось несколько учеников. Первый из известных нам учеников Симона Ушакова – Андрей Владимиров, который упоминается в надписи на иконе «Богоматерь Владимирская, с избранными святыми». Фрагмент побитие Никитой беса в темнице. Великомученик Никита с житием. 1677. Федот Протопопов (Ухтомский). Дерево, темпера. Происходит из Никтского собора Никитского монастыря в Переславле-Залесском.
Переславль-Залесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.
Среди тех мастеров кто мог проходить обучение у Ушакова, исследователи называют и Федота Ухтомского, изографа и «государева певчего дьяка», управлявшего придворными церковными хорами. Хотя прямых указаний на связь двух художников до нас не дошло, такое предположение подтверждается близостью их живописной манеры, а также некоторыми обстоятельствами биографии Ухтомского.
А посмотрете какие удивительные цветы расцветают на иконе «Преображение» работы Ивана Максимова с сыном. Фрагмент. Преображение. 1685. Иван Максимов и Василий Иван Максимов. Дерево, темпера.
Происходит из церкви Григория Неокесарийского в Москве.
Государственный исторический музей.
В экспозиции также присутствуют работы приписываемые царскому изографу. Это круг работ различающихся по стилю и времени икон, которые по ряду причин ранее приписывались мастеру. Чаще всего источником их атрибуции Симону Ушакову служат либо поздние надписи на самих иконах, либо устные предания, бытовавшие в храме или семье владельца. Царь Птолемей Филадельф познает тщету человеческой жизни. Вторая половина XVIII века.
Дерево, темпера. Находилась в собрании П.М. Третьякова. Приписывлась Симону Ушакову.
Государственная Третьяковская галерея.
С именем Симона Ушакова связано зарождение русской гравюры на металле. Одними из первых работ мастера стали два офорта – «Семь смертных грехов» (1665) и «Отечество»(1666). Как правило, гравюры Ушакова выполнены в смешанной технике, гравированы не чистым офортом, а с доработкой резцом и иглой. Семь смертных грехов. 1665. Гравбра Симона Ушакова. Офорт, резец, игла. Находилась в коллекции Д.А. Ровинского.
Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.
На гравюре «Семь смертных грехов» изображен грешник, которого оседлал бес и погоняет плетью. Он движется к адскому пламени, нагруженный двумя корзинами грехов, олицетворяемых собакой, змеей, козлом, павлином, медведем, лягушкой и львом.
В качестве протографа Симон Ушаков мог воспользоваться иллюстрациями римского издания «Духовных упражнений» Игнатия Лойолы вышедшего в 1663 году. Однако Ушаков интерпретировал европейский прототип, отказавшись от многих подробностей: элементов пейзажа, многочисленных бесов и грешников, которые заменены традиционными реками адского пламени. Богоматерь Владимирская. 1652. Лицевая сторона двусторонней иконы. Симон Ушаков. Дерево, темпера.
Происходит из церкви Архангела Михаила в Овчинниках в Москве. Госудаоственная Третьяковская галерея.
Икона принадлежит к наиболее ранним из сохранившихся произведений Симона Ушакова. Изображение на лицевой стороне – точный список византийской иконы Богоматери Владимирской первой трети XII века, но имеет особенности, соответсвующие изменениям в композиции древнего образа после реставрации при митрополите Варлааме в 1514 году.
В завершении нашего рассказа об этой выставке хочется сказать, что работники Государственной Третьяковской галереи постарались отечественное искусство XVII века сделать достоянием отечественного зрителя. Симон Ушаков был современником Рембрандта, но сколькие из нас знают о великом голландце и сколькие о царском изографе? К сожалению, русское искусство этого времени намного менее известно, чем западноевропейское даже у отечественного зрителя. По словам устроителей выставки они пытались дать слово самому художнику, чтобы он языком своих прекрасных картин рассказал о себе и о задачах, которые он ставил перед собой. Приходите в в Третьяковскую галерею открывать забытый и прекрасный русский XVII век.
Выставка продлится до 10 января 2016 года.
Адрес: Лаврушинский переулок, 10, 3-й этаж.
Проезд до ст. метро «Третьяковская» или «Полянка».
Время работы: вторник, среда, суббота, воскресенье — с 10.00 до 18.00 (кассы и вход на экспозицию до 17.00)
четверг, пятница — с 10.00 до 21.00 (кассы и вход на экспозицию до 20.00)
выходной — понедельник
Цена билета: взрослый — 350 руб. Есть льготы, подробнее .
Поддержи авторов — Добавь в друзья!

Ваша картинная галерея

Ушаков, судя по всему, был незаменим при дворе. Ему поручалось руководить поновлением древних памятников, составлять сметы на работы, свидетельствовать о мастерстве принимаемых в артели художников. Состоя на государственной службе, Симон делал рисунки для знамен, монет и для украшения оружия, чертил карты и планы. Любая работа была ему по плечу. Алексей Михайлович ценил его талант, заказывая ему мерные иконы с изображением небесных покровителей своих детей. Весьма примечательно, что именно Ушакову, уже создавшему большое количество великолепных икон, царь поручает расписать колымагу, то есть повозку, для супруги.
Ушаков был сильной личностью, он организовал труд огромной мастерской и находил при этом время для своего творчества. Как известно по документам, он стремился открыть собственную иконописную школу, для которой планировал написать «Азбуку художеств», своего рода книгу образцов, анатомический атлас. Через него мастер передал бы свои навыки в рисунке не только непосредственному кругу учеников, но и зафиксировал бы наработанный годами бесценный опыт для следующих поколений церковных художников. К сожалению, оба замысла остались нереализованными, однако вступление к предполагавшейся «Азбуке» все-таки было создано, являя нам великолепный трактат об искусстве живописи. В сочинении, названном «Слово к люботщательному (то есть к любителю. — С. Л.) иконного писания», мастер говорит о превосходстве изобразительного искусства над прочими видами художеств, а также о личной ответственности художника за свои работы: «Многие из нас, владеющие искусством живописи, пишут то, что скорее достойно смеха, чем благоволения и умиления, этим они вызывают гнев Божий и осуждению иностранцев и великому посрамлению от честных людей». Главным Художником Ушаков называет Творца, создавшего и благоукрасившего мир. «Не сам ли Господь учит нас искусству иконописания?» — вопрошает он. В трактате также звучит слово в защиту почитания икон, содержатся рассуждения о соотношении образа и первообраза и осуждается хуление святых икон.
Государственное древо
Притом что Ушакова можно назвать новатором в области техники живописи, он не был новатором в области православной иконографии, обращаясь к раз и навсегда выбранному типу Спаса Нерукотворного на плате или создавая списки с чтимых веками русских и греческих образов. Исключением можно считать одну из самых известных икон Ушакова «Похвала Владимирской иконе Божией Матери» (1668, Государственная Третьяковская галерея, она же носит название «Насаждение древа государства Российского»), блестящий иконографический замысел которой можно приписать гению художника. Образ был написан для иконостаса церкви Троицы в Никитниках — храма в Китай-городе, рядом с которым художник жил и прихожанином которого, по всей видимости, являлся.

За стенами Московского Кремля изображен Успенский собор, из которого произрастает древо. В центре, среди его ветвей и цветов, — медальон с образом Владимирской иконы Богоматери. У подножия Успенского собора изображены насаждающий древо князь Иван Калита и поливающий корни растения из кувшина митрополит Петр.

По сторонам от них представлена здравствующая царская семья: государь Алексей Михайлович, его супруга Мария Ильинична, сыновья Алексей и Федор.


От древа, произросшего в центре Московского государства, идут побеги в виде виноградных лоз с листьями, цветами роз и гроздьями плодов. Главными же его плодами являются святые русской земли, изображенные в двадцати медальонах со свитками-молениями в руках. Справа от иконы Богоматери представлены святители (митрополиты Иона, Алексий, Киприан, Филипп, Фотий, патриархи Иов и Филарет), а также цари Федор Иванович, Михаил Федорович и царевич Димитрий. Слева представлены преподобные Андроник Московский, Сергий и Никон Радонежские, Пафнутий Боровский, а также московские юродивые Василий Блаженный, Максим Блаженный и Иоанн Большой Колпак.

Общая композиция произведения восходит к сербским изображениям родословной правителей Неманичей, которая, в свою очередь, опирается на иконографию родословной Христа, называемую «Древо Иессеево». Но если в этих двух схемах дерево с многочисленными ветвями было прежде всего древом генеалогическим, то в иконе Симона Ушакова оно символизирует духовные подвиги изображенных. Их родство состоит в том, что все они — святые Русской земли. Московское царство, а точнее, Кремль, его духовный и политический центр, символизирует устроенный Господом вертоград. Благочестивыми работниками Христа как хозяина виноградника являются митрополит Петр (1308-1326) и Иван Калита (1325-1340), с именами которых традиционно связывается возвышение Москвы. При митрополите Алексии князем Димитрием были построены стены Кремля, а при митрополите Киприане в Успенский собор из Владимира была перенесена икона Богоматери (в 1395 году), ставшая его главной святыней. Так происходило возвышение Москвы, превращение ее в первопрестольный град. «Насаждение древа государства Российского» — уникальная икона, отображавшая единую историю Руси и Русской Православной Церкви и имевшая государственную и политическую актуальность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *