Икона святой параскевы

Об «упрямой» иконе, храбром монахе и чудесах святой Параскевы

Есть в российской глубинке храмы, отмеченные особым благоволением Божиим, где молитва со дня основания никогда не прекращалась, а благодать проявляется с особой силой. Таков храм святой великомученицы Параскевы Пятницы в Савино Екатеринбургской епархии.

Храм великомученицы Параскевы Пятницы в Савино

История этой церкви началась с того, что по реке к деревне приплыла икона святой Параскевы и остановилась в небольшой заводи. Как говорит предание, это произошло во второй половине XIX века, когда здесь ни храма, ни часовни, ни поклонного креста не было.

Из книги «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии» 1902 года узнаем, что село было основано выходцами из центральных губерний раскольниками братьями Ощепковыми, один из которых основал деревню Савино, а другой – Тупицинскую: «Первые поселенцы были раскольники-беглопоповцы, посему и потомству своему оставили в наследство те же воззрения; но с открытием единоверческого прихода в селе Казаковском Шадринского уезда многие приняли единоверие, другие перешли в Православие, приписавшись к Савинскому приходу. Единоверцы же, за отдаленность единоверческого прихода, не стали посещать храм и исполнять христианских обязанностей, а начали придерживаться раскола – то беглопоповщины, то стариковщины. Численность ни тех, ни других неизвестна. Численность же всего прихода простирается до 815 душ мужеского пола и 961 душ женского пола. Жители прихода все русские, крестьяне, занимающиеся земледелием, скотоводством и смолокурением».

Чудесным образом икона святой Параскевы вновь оказалась в Савино на берегу реки, на том же самом месте, где ее нашли

Чудотворная икона великомученицы Параскевы Пятницы Местные жители, когда икону нашли, долго думать не стали, а отнесли ее в Богоявленский храм деревни Пышма. Мол, нам чужого не надо – у вас храм, вот вам икона! Но Господь хотел просветить этих людей, живших не по-божески, и чудесным образом икона вновь оказалась в Савино на берегу реки, на том же самом месте, где ее нашли. Ее снова отнесли в Пышму, и она снова чудесным образом вернулась. Так повторялось несколько раз. Через неделю одному жителю во сне явилась Пресвятая Богородица и повелела ставить церковь на месте явления иконы Параскевы Пятницы. На народные пожертвования построили небольшую деревянную часовню, а затем каменный храм, освященный в 1867 году.

В эту историю можно верить или не верить, но факты таковы, что с того самого времени молитва здесь не прекращалась ни на один день, и даже в самые суровые годы богоборчества храм никогда не закрывался. Православные уверены, что церковь хранит небесная покровительница края – великомученица Параскева, поклониться которой верующие едут со всех уголков Урала и Сибири.

Мы выехали с группой паломников из храма 40 Севастийских мучеников в Камышлове. Нас набралось полный автобус, некоторые отправились с детьми. Моя соседка Ирина с грудной Елизаветой, несмотря на раннее утро, улыбаются. Гляжу на светлое радостное личико лопочущей малышки, и в душе рождается чувство, словно ты как в детстве по дороге на Новогоднюю елку: хочется говорить только хорошее и улыбаться без причины.

После молитвы на дорогу одна из прихожанок вдруг вспомнила, что оставила дома включенной плиту. Она готовилась к этой поездке, собиралась сегодня причащаться, а сейчас чуть не плачет. Матушки переглядываются: «Беги!» Спустя пять минут одна тетушка громко произносит, глядя куда-то в сторону: «Не надо никого ждать! Мы и так опаздываем!» Куда опаздываем, почему опаздываем – непонятно. Отец Олег спокойно покачал головой: «Нужно подождать!» Тетушка не сдается: «Батюшка, звоните, может она не поедет…».

Забывчивая домохозяйка задержала автобус ровно на одиннадцать минут. Опоздай еще на пару секунд – ей устроили бы инквизицию. Я тихо спрашиваю: «Что с плитой?» Она отводит глаза и хлопает себя по лбу. Конечно, плита была выключена и всё было в порядке. Духовное путешествие к святыне началось.

Автобус весело тарахтел, за окном начинался рассвет, а колеса отмеривали километры. Но радость путешествия была недолгой. Километров через десять у старенького «Пазика» вскипел двигатель, и мы съехали на обочину. У нашего автобуса перетерся шланг, и весь тосол вылился на дорогу. У водителя из инструментов – только пара разводных ключей и улыбка. Отец Олег с шофером идут смотреть двигатель. А чего его смотреть? Его ремонтировать надо. Опаздывающая тетушка сразу нашлась и предложила всем отправиться пешком. Идти всего ничего – километров 20 по замерзшему шоссе на промозглом ветру с грудными детьми, колясками и бабушками с палочками. Все мои разумные доводы разбиваются о ее презрительно-снисходительный взгляд. Вам надо – вы и сидите! Сидите, молитесь, а мы на праздник пойдем! Бравый вид непреклонной паломницы, случайно узнавшей от соседки о поездке, соблазняет пару старушек побойчее, и они с песнями и бутылками для воды из святого источника исчезают в придорожных сумерках.

Но духовное путешествие для того и духовное, чтобы всё разрешилось простым изящным способом. В водительской аптечке нашелся моток лейкопластыря, шланг замотали, и как ни в чем не бывало мы поехали дальше. Метров через 300 подбираем бравых паломниц, которые наперебой сожалели, что никто не решился с ними пойти встречать рассвет. Наш настоятель и отец шестерых детей знает, как вернуть полезную энергию в мирное русло, и спокойно говорит:

– А теперь давайте почитаем акафист святой великомученице Параскеве!

Храм великомученицы Параскевы Пятницы в Савино

В Савино возле белоснежного храма вся улица заставлена машинами и автобусами со всего региона. Народу много, но теснота не давит. Все улыбаются и стараются быть друг с другом вежливыми, особенно с теми, кто прибыл на праздник с детьми. А таких здесь очень много. Большинство в храме готовились к Причастию. Служба идет торжественно и величаво, а когда из алтаря выносят Чашу, народ падает на колени не только в храме, но и на улице.

После Литургии все отправились крестным ходом к святому источнику великомученицы Параскевы – он возле того самого места, где когда-то была обретена икона. Источник славится многими чудесами и исцелениями, о которых долгие годы ведутся записи в специальные тетрадки. Сколько же эти старые пухлые тетради хранят простого настоящего человеческого счастья жизни с Богом, когда всё невозможное становится возможным, всё сломанное исправляется, а нехорошее заканчивается хорошо.

Источник великомученицы Параскевы Пятницы в Савино

Вот некоторые из них:

«Сегодня годовщина моей свадьбы. В декабре 2009 года мы приехали с паломнической поездкой от храма Всех святых г. Тюмени. Я читала акафист святой Параскеве 40 дней, когда мне и повстречался мой суженый. Приехали поблагодарить и окрестить дочку. Спаси Господи! Светлана и Павел»;

“По молитвам святой Параскевы после 14 лет бездетства у нас родился малыш”

«Мы прихожане г. Талицы: Вячеслав, Фотиния, Фотиния и Мария. По молитвам святой Параскевы после 14 лет бездетства у нас родился малыш, которого мы окрестили в честь святителя Николая Мирликийского, а у наших друзей родилась девочка Екатерина! Просите – и дано будет вам! Слава Богу за всё!»;

«В июле 2010 года мы с мужем просили у святой Параскевы дать нам малыша, через 6 месяцев наша просьба была исполнена (до этого 10 лет не было детей). Вот сегодня приезжали крестить нашу Дарьюшку! Слава Богу! 17 августа 2012 (г. Екатеринбург)».

Людмила с дочерью Дашей Я разговорился с приветливой Людмилой из свечного киоска, которая специально на праздник приезжает сюда помогать. Людмила из Екатеринбурга, с ней дочь-студентка Дарья. Даша крестилась в этом храме и была здесь с раннего детства; у нее трое братьев и две сестры: младшей – 9, старшей – 13. Мама из этой деревни, а потом они с папой уехали в Нягань, где отец работал шофером. Когда маленького брата Женю сбила машина, врачи сказали, что из-за травмы головы мальчик вырастет неполноценным и не сможет окончить школу. Тогда семья вернулась в Савино. Все молились за брата Женю святой великомученице Параскеве, он выздоровел, с успехом окончил не только школу, но и институт, работает по специальности и скоро собирается венчаться в этом храме. Конечно, у них в семье все крещенные, и все ходят в храм молиться своей святой. Великая она в семейных делах помощница!

А потом я познакомился с чудесными матушками Зинаидой Васильевной и Любовью Васильевной. Они – родные сестры. Младшая в инвалидном кресле. Старшая почти ослепла. Застенчивые и улыбчивые. Чтобы так улыбаться, много им пришлось пережить за свою долгую жизнь. Когда молодая еще Зинаида и ее муж взяли четырехмесячную девочку из приюта, у Зинаиды врачи обнаружили рак. Вскоре и печень начала отказывать: стала Зинаида вся желтая. Ей сделали две операции, назначили третью… Облегчения не было, становилось только хуже. А она каждый день в храме молилась об исцелении Спасителю Иисусу Христу, Пресвятой Богородице, Илии-пророку и святой мученице Параскеве – не то чтобы врачам не доверяла, а просто верующей была. Их с сестрой родители так воспитали, чтобы всегда Богу молились и на Него только надеялись.

И молилась она больше не из-за себя, а из-за маленькой дочки Анюты: ей, Зинаиде, никак умирать было нельзя, иначе девочка окажется в детском доме, ведь муж один с малышкой не управится. И Господь ее услышал. Однажды ночью ее стало вдруг трясти, и вся грязь и камни из нее вышли. И стала Зинаида с того времени здорова.

– Прямо так и здоровы? – спрашиваю.

Она смеется:

“Прямо так и здоровы?”– спрашиваю. Она смеется: “Когда у меня рак нашли, мне 27 было. А сейчас 65!”

– Когда у меня рак нашли, мне 27 было. А сейчас 65! А вот с глазами плохо. Слепну. Но еще Господь терпит за младшую сестру, которую в храм надо возить на каталке.

Здесь, в Савино, Зинаида была старостой прихода больше 30 лет. Каких только милостей от Христа не насмотрелась!

Зинаида Васильевна и Любовь Васильевна

Например, ей очень хотелось благословиться у владыки. Такая у нее была странная мечта. Кому-то хочется денег мешок, кому-то жить безбедно, а она, поди-ж ты, у владыки благословиться возжелала! А не получалось.

– Почему так?

– Владыка как приедет в деревню, к нему сразу народ, не подступишься. А я никогда вперед людей не лезу – не так воспитана. Да и дел столько, что всегда опаздывала: за всем досмотри, порядок обеспечь, а еще и накормить всех гостей надо. Однажды на престольный все пошли на крестный ход, а я, как обычно, осталась храм караулить. Прибралась, лампадки маслом заправила и пошла на улицу на лавочку передохнуть. С неба мелкий дождь сыплет. Радуга на полнеба. Сижу грустная, усталая, глаза в землю. Слышу: кто-то подошел. Голову поднимаю – напротив стоит владыка Викентий и с улыбкой на меня смотрит. «Давай, – говорит, – матушка, тебя благословлю!»

А потом две женщины из местных прибежали и стали хвалиться владыке, как всё хорошо да славно здесь, в Савино. А она возьми да и возмутись: как же, говорит, хорошо, когда монах Василий, который этот храм от разорения спас, на мирском кладбище лежит всеми забытый?! Владыка взял ее за локоток: «А ну, рассказывай, чего знаешь!» Как владыке отказать? Она и рассказала про монаха Василия из Далматовского монастыря, который в 1920-е годы сюда пришел и стал служить вместо заболевшего старенького настоятеля:

– А когда большевики решили храм закрыть, он просто запирался внутри и никого не пускал. Они снаружи стучат, бегают, ругаются, а он знай молится да поклоны земные кладет. Те с ним и по-хорошему разговаривали, и грозились, а он уперся – и ни в какую: «Не отдам храм, и всё тут!» Несознательный элемент, одним словом.

Отец Василий вышел на середину храма. “Делай, что задумал!” Начальник топором-то замахнулся, а опустить руку не может

Начальник местной пожарной части Косых, как узнал, что ни милиция, ни комсомольцы с одним темным монахом справиться не могут, распсиховался так, что в кабинете со стола все бумаги раскидал. Затем схватил топор и побежал монаха Василия убивать. А в храме как раз служба шла. Отец Василий, как увидел начальника с топором, всё сразу понял, перекрестился, икону Спасителя поцеловал и вышел со скрещенными руками на середину храма. «Делай, – говорит, – что задумал!» Начальник топором-то замахнулся, а опустить руку не может. Не дает что-то. Он затрясся, побледнел как мел, ругаться не может, шипит, глаза вытаращил. Так с поднятой рукой с топором и бросился наутек. А ночью ни с того ни с сего помер. Все собаки потом в округе выли, спать никому не давали. И после этого власти храм так и не закрыли. Хотя много раз собирались.

Место упокоения монаха Василия за алтарем храма За свою двухвековую историю храм в Савино вообще никогда не закрывался. Такая благодать!

За разговором подошла еще одна матушка – Раиса Дмитриевна. Она из Тарасково, подружка сестер. Вместе с сестрами с детства в храм ходит:

– Раньше, когда маленькой была, нас бабушка на Параскеву Пятницу за 30 верст водила. Мне тогда шесть лет было, а я помню. Бабушка еды в лукошко наложит, внучат соберет и айда на службу! Идем – песни Пресвятой Богородице поем. Устанем – под березкой отдохнем и снова в путь. После службы здесь, в храме, на полу и спали. А в Тарасково храм пророка Илии взорвали. Как ГЭС строить начали, так и взорвали. На дне он сейчас. Только одну храмовую икону Илии-пророка успели тогда спасти. Она сейчас здесь, в Савино.

Очень хотят в деревне Тарасково новый храм построить вместо взорванного. Да денег у сельчан нет

Возле этой иконы я молитвенниц и сфотографировал. Они очень хотят у себя в деревне новый храм построить вместо взорванного. Денег у них нет. Спонсоров и благотворителей тоже. Одна молитва есть. А в деревне им комнату молельную выделили. Зинаида Васильевна староста. По понедельникам туда священник приезжает, молебен служит. Так и живут.

После крестного хода столы вокруг храма накрыли – и начался пир. А у нас арендованный автобус и водитель, нетерпеливо поглядывающий на часы. Радостно, конечно, и празднично на душе, только кушать всё равно хочется! Я глянул в погрустневшие лица паломниц и пошел в трапезную. А что, дорогие матушки, делают у вас с непутевыми паломниками, которые не могут на праздничный обед остаться? Матушки смеются: «Дают пирогов на дорогу!» И наложили мне целый пакет с горкой выпечки. А алтарник завел меня в храм, чтобы дать мешок праздничных просфор.

И вот мы едем домой, поем песни и вкуснющие пироги жуем. Все вокруг улыбаются, а тетушка, что собиралась пешком идти, просто светится от радости как именинница!

Параскева Пятница

В христианском календаре отмечаются дни памяти четырех святых Параскев: римской мученицы, пострадавшей со своими двумя сестрами при Нероне; преподобномученицы, родившейся в 138 году близ старого Рима и погибшей от меча Тарасия в 161 году; преподобной Параскевы Сербской (Тырновской), прославившейся святостью и подвигами в Палестине в середине XI века; великомученицы Параскевы Пятницы, родившейся в III веке в Иконии (Южная Турция) и погибшей через отсечение головы по приказу Диоклетиана. Дни памяти святых церковь отмечает соответственно 20 марта / 2 апреля, 26 июля / 8 августа, 14/27 октября, 28 октября / 10 ноября.

В русской народной культуре особенно почитаемой была св. Параскева Пятница. Представления о других святых Параскевах в крестьянском сознании слились с комплексом характеристик образа Параскевы Пятницы. Этому смешению способствовала близость функций, закрепленных в традиции за этими святыми, в частности — покровительство женщинам и женским занятиям; а также само имя Параскева: в переводе с греческого оно означает «пятница».

Культ св. Параскевы Пятницы, сформировавшийся у восточных славян после принятия христианства, восходит к языческому почитанию персонифицированного образа Пятницы и, наряду с народными культами Николы и Богородицы, имеет исключительное значение для традиционной культуры.

Параскева Пятница, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и Василий Великий.

Особое отношение к этой святой отразилось в специфике ее иконографии и в представлениях об изображениях Параскевы. Так, на старых севернорусских иконах встречается изображение лика св. Параскевы на обороте иконы Божьей Матери, что свидетельствует о равной степени почитания обеих. Соединение их в одном образе встречается в духовном стихе о милостивой жене:

Стояла милослива жена да милосердна

Во край пути да край дорози.

Во сне ей и Пятница явилась,

Сама пресвятая Богородица

Подобно иконам св. Николая, иконы Параскевы Пятницы могли в принципе считаться чудотворными. В сравнении с изображениями других святых показательным является также распространение резных икон св. Параскевы, как и икон св. Николая. В случаях с обоими святыми исследователи возводят почитание их скульптурных изображений к языческой традиции поклонения идолам. В этой связи знаменательно, что в определенных случаях именно резным образам Параскевы Пятницы, как и Николы, отдавалось предпочтение перед обычными иконами. Любопытно также еще и то, что в некоторых местах раскрашенные деревянные резные изображения святых Параскевы и Николая Угодника, которые ставили в церквях в особых шкафчиках, в народной среде объединялись под общим названием «пятниц».

На живописных иконах св. Параскева предстает в виде суровой женщины высокого роста с лучезарным венком на голове. Нередко св. Параскеву изображали в паре с преподобной мученицей Анастасией Римляныней, которую в народе называли Анастасией-овечницей (день памяти 29 октября / 11 ноября). Иконы св. Параскевы хранились в церквях, откуда в праздничные дни или по случаю выносились на крестные ходы, и во многих крестьянских избах. Их украшали вышитыми полотенцами, лентами, бусами, разнообразными подвесками, а также в особые дни — цветами и душистыми травами.

Храмы во имя святой Параскевы издавна назывались Пятницами. Такое же название имели небольшие придорожные часовенки на столбах, кресты, а в древние времена — столбы с изображением св. Пятницы, которые устанавливали на распутьях и перекрестках дорог и считали священными. Сами перекрестки тоже носили названия «пятниц»: около них встречали и до них провожали родных и знакомых.

Особое место св. Пятницы, как и Николы, в религиозном сознании русских нашло отражение в использовании ее имени в текстах божбы как особых клятв, в которых чаще всего упоминались Бог, Иисус Христос, Божья Матерь. Так, в повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка» между главными героями — Алексеем и Лизой, изображающей крестьянку, — происходит следующий диалог:

И ты не обманешь меня?

Не обману.

Побожись.

Ну вот те святая пятница, приду.

В традиционном сознании Параскева Пятница представлялась в образе красивой девушки или молодой высокой худощавой женщины. Особенность ее роста отразилась в сложившемся в народной среде обычае называть высоких женщин «долговязой пятницей». Отличительными чертами народного образа Параскевы Пятницы были также длинные распущенные волосы (в украинских ритуалах Пятницу представляла женщина с распущенными волосами, которую водили по деревне) и белая одежда — сорочка, плахта, шушпан. Нередко ее могли представлять вовсе нагой. Все эти характеристики сближают Пятницу с образом русалки. В этой связи показательно, что в украинской бы-личке Пятница изображается в виде женщины «на гусячьих ногах», с огромными грудями, которые она забрасывает за спину — эта черта часто приписывается русалке. Нередко св. Пятницу представляли с кровавыми ранами, которые она, по поверьям, получала от уколов спиц и веретен, используемых женщинами во время работы в пятницу — день, когда существовал запрет на прядение и другие женские рукодельные занятия.

Народный культ св. Параскевы впитал в себя не только языческие черты поклонения св. Пятнице, но и особенности дохристианских культов богини Мокоши и Земли. В украинской традиции св. Пятница сближалась также с персонифицированной Долей, наделяясь ее функциями. По украинским представлениям, женщин, почитающих пятницу, св. Пятница извещает о приближающейся кончине, а когда женщина умирает, Пятница ходит вокруг дома и плачет.

В народных воззрениях Параскева Пятница представала покровительницей одноименного дня недели (хотя не всегда на него приходилось чествование памяти святой), поэтому все поверья, касающиеся пятницы, связывались с ее образом. В традиционном сознании пятница воспринималась как «несчастливый» день, особенно для каких-либо начинаний. В народе говорили: «Кто дело в пятницу начинает, у того оно будет пятиться». Ни одна хозяйка в пятницу не сажала курицу на яйца, так как, по поверьям, цыплята не будут жить. Верили также, что из ребенка, зачатого в этот день, «выйдет детище недоброе». В известном в народной среде во множестве списков «Поучении иже во святых отца нашего Климента папы Рымского о двунадесятницах» о влекущих за собой зачатие супружеских отношениях в 12-ю пятницу (пятница перед Богоявлением) как о проявлении непочтения к этому дню говорится: «Аще который человек в сию Великия Пятницы с женою своею, или с девицею сотворит блуд и от них зачнется, то будет (младенец) слеп, или нем, или глух, или тать, или разбойник, или всякому делу злой начальник».

С принятием христианства пятница осмыслялась как день страданий Христа, с чем связывалось соблюдение строгого поста в этот день, а также объяснялся ряд запретов, о которых будет речь чуть ниже. В народном сознании этот факт дал определенное осмысление образа Параскевы Пятницы — «Параскевия Пятница Христовым страстям причастница» — и оказал влияние и на специфику культа святой как строгой и беспощадной к тем, кто не соблюдает запреты и установления, сложившиеся в традиции относительно пятницы.

С наибольшим уважением к Параскеве Пятнице относились девушки и женщины, так как эта святая была покровительницей женщин и их занятий. Крестьянки повсеместно считали ее «бабьей святой» — своей заступницей, а праздники Параскевы Пятницы получили название «бабьих», или «женских».

Прежде всего, Параскева была покровительницей прядения и прях. Отсюда широко распространенное именование св. Параскевы «льняницею». Эта функция была унаследована христианской святой от языческой Мокоши. Согласно сложившейся в народе традиции, на Парасковию-льняницу (14/27 октября) начинали мять и трепать лен. В связи с погодными условиями в этот день св. Параскеву называли также «порошихой», «грязнихой», замечая: «На грязнуху не бывает сухо», «На гряз-ниху большая грязь — четыре седмицы до зимы», «Мни и толки льны с Грязнихи». В канун Параскевы Пятницы, отмечавшейся 28 октября / 10 ноября, — тоже «льняницы», приготовляли первое обтрепанное льняное волокно — кудель-первину и приносили для освящения в церковь, а затем прикрепляли к образу св. Параскевы. В этот день устраивали также «льняные смотрины»: женщины выносили вытрепанный лен-первак на улицу и демонстрировали его друг другу. Девушки старались показать свою работу парням и будущим свекровям.

На Украине тоже был известен обряд принесения в жертву Параскеве Пятнице кудели или пряжи: предметы женского рукоделия бросали в колодец, полагая, что таким образом жертва дойдет до святой. Показательно, что этот обряд, исполнявшийся еще в XIX веке, носил название «мокрида», которое так же, как и имя языческой покровительницы прядения Мокоши, имеет общий корень со словами «мокрый», «мокнуть».

Соответственно сфере покровительства Параскевы Пятницы основные запреты в пятницу распространялись на прядение и другие женские рукодельные и домашние работы. В Воронежской губернии считали, что в пятницу нельзя не только прясть, но даже иметь в доме «конопель». Согласно народным поверьям, в дни памяти Параскевы и по пятницам не дозволяется прясть и ткать потому, что у Параскевы Пятницы засорятся глаза. А тот, кто прядет в пятницу, у того на том свете будут слепы отец с матерью — «кострыкой глаза запорашивает». Поскольку в процессе прядения пряха обязательно использует свою слюну, одно из поверий объясняет запрет на эту работу следующим образом: «Не прясть в пяток, потому что в этот день Спаситель претерпел оп-левание, а на пряжу нельзя не плевать». В случае нарушения запрета на ткаческие работы Параскева Пятница, по народным представлениям, сурово карает женщин. С ткавших в пятницу она сдирает кожу и вешает ее на станок, пряхам же на обеих руках скручивает пальцы и покрывает их заусенцами. Украинцы верили, что от прядения в пятницу у женщины закоченеют руки, сгорит прялка, а ее саму унесет ветер. Широко было распространено поверье о том, что Параскева может подбросить веретено в окно женщине, прядущей накануне пятницы, и одобрительно отнесется к ней, если пряха выбросит веретено обратно за окно.

В пятницу, кроме занятий, связанных с изготовлением и украшением тканей, — прядение, тканье, шитье, вышивание и т. п. — существовал запрет на многие домашние работы. Нельзя было стирать и «золить» белье, то есть мыть его с золой или щелоком, иначе «на том свете будет Пятница гоняться». Запрещалось выносить золу из печи и «трусить сажу», то есть чистить трубы, а также печь хлеб. Если кто-либо в этот день выметает из избы сор и моет полы, тот, по поверьям, «после смерти будет в помоях ворочаться». Не разрешалось также мыться и купать детей, чтобы не напала болезнь «сухотка», или «сушец». Если ребенка в пятницу все же искупали, то, чтобы он не стал «сохнуть», прибегали к специальному обряду: мать отдавала своего ребенка соседке или посторонней женщине, а та подходила с ним к окну и «продавала» его матери. Мать, взяв ребенка через окно, отдавала за него грош. Для верности дела эти деньги, согласно народным представлениям, следовало потратить в пользу св. Параскевы Пятницы. При манипуляциях с «куплей-продажей» ребенок как бы получал статус «нового», «чужого» и, следовательно, того, на кого не за что посылать наказание.

В поверьях и легендах Параскева предстает суровой святой, наказывающей нарушителей запретов, не почитающих ее день. Она может отнять зрение, не прийти на помощь роженице, если та не соблюдала заповедей. Широко был распространен мифологический рассказ этиологического характера о том, как обиженная Пятница наказала «бабу-непочетницу», превратив ее в ляшку, — с тех пор лягушки и появились на земле. Показательна и такая легенда, записанная в Ярославской губернии:

В одной деревне жила женщина. Женщина эта была хорошая работница, только совсем она не почитала пятницы: и пряла, и ткала в пятницу, и белье мыла, и всякую работу в пятницу делала. Вот раз осталась она в избе одна-одинешенька, а дело было в пятницу вечером. Сидит баба да прядет <…> Вдруг, тихонько начала отворяться из сеней дверь в избу, и вошла женщина, страшная и безобразная. На ней были все лохмотья да дыры; голова вся платками рваными укутана, из-под них клочья волос повылезли растрепками; ноги у ней были все в грязи, руки тоже в грязи, и вся она, с головы до ног была осыпана всякой нечистью и мусором. Вошла эта страшная женщина в горницу, начала молиться на образа и плакать. Потом подошла к хозяйке и говорит: «Вот та, женщина негодная, как ты меня обрядила. Прежде я в светлых ризах ходила, да в цветах, да в золотом одеянии, а твое непочтение вот до какой одежи меня довело. Громом бы тебя разразить мало. Ты преступила закон и за это будет тебе огонь неугасимый и тьма кромешная. <…> Я через твой поступок в такой горести состою, что целый день не пью, не ем, не сплю, не почиваю — все слезами обливаюсь. А ты, безумная баба, никакой жалости ко мне не имеешь и дня моего не почитаешь».

Тут баба догадалась, что в избу к ней вошла сама Пятница, и стала было прощения просить. А Пятница: «Нет, — говорит, — тебе мало прощения», — да взяла железную спицу, которой кудель льну к копылу привязывают, и стала тыкать ей бабу. Тыкала, тыкала, пока до полусмерти не истыкала. Утром нашли бабу всю в крови и насилу в чувство привели. Да только с тех пор баба по пятницам уже работать ни-ни: стала почитать праздничный-то день. Известны, однако, рассказы и о том, как к нарушившему запрет возвращается здоровье или он избавляется от смерти, если у иконы св. Параскевы совершена молитва, а самой святой принесено извинение. Такова, например, тамбовская легенда:

Когда-то одна баба не пачла матушку Пятницу и начала прядево мыкать да вертеть <…> и вдруг сон не нее нашел — такой могучий сон! Уснула она, вдруг отворилась дверь и входит, вишь, матушка Пятница <…> в белом шушуне, да сердитая такая! И шмыг прямо к бабе, что пряла. Набрала в горсть кострики с пола <…> и ну посыпать ей в глаза, и ну посыпать! Посыпала да и была такова: поминай как звали! Ничего и не молвила, сердешная. Та баба как проснулась, так и взвыла благим матом от глаз, и не ведая, от чего они заболели. Другие бабы <…> учали вопить: «Ух ты, окаянная! Заслужила казнь лютую от матушки Пятницы» — и сказали ей все, что было. Та баба <…> ну просить: «Матушка Пятница! Взмилуйся мне, помилуй меня грешную; поставлю тебе свечку, и другу-недругу закажу обижать тебя, матушка!» И что же ты думаешь? Ночью, вишь, опять приходила она и выбила из глаз у той бабы костру-то

По пятницам существовали также ограничения на мужские работы. Так, нельзя было пахать и боронить землю, что отчасти отразилось в народной поговорке: «По пятницам мужики не пашут, бабы не прядут». Этот запрет, возможно, объясняется влиянием архаичного культа Земли на народные представления о св. Параскеве Пятнице. Кроме того, распространен был запрет смеяться в пятницу: в народе верили, что тот, кто в пятницу много смеется, в старости будет много плакать. В русских духовных стихах о страшном суде говорится, что соблюдение пятницы отворит человеку райские врата, а пренебрежение к ней уготовит адские муки.

Св. Параскеву, наряду с Богородицей, считали покровительницей брака. В день Покрова Богородицы девушки обращались к Параскеве Пятнице с просьбами о ниспослании жениха, близкими по форме к приговорам, адресованным к Покрову: «Матушка Пятница Параскева, покрой меня поскорее», «Матушка Пара-сковея, отдай замуж поскорее!» В Вятском приговоре в обращении отмечался особо почитаемый девушками день — 9-я пятница (пятница перед днем свв. Кузьмы и Демьяна — покровителей свадеб): «Девята Пятница — Прасковья, пошли мне жениха поскорее, да к тому же поласковее».

Важнейшей функцией св. Параскевы Пятницы считалось покровительство беременным женщинам и родам. «Ходящие на сносях» обращались к ней с просьбой о легких родах, как к Богородице и к некоторым другим христианским святым: Анастасии Узорешительнице (22 декабря / 4 января), св. Екатерине (24 ноября / 7 декабря); св. Варваре (4/21 декабря). В народных легендах Параскева Пятница иногда предстает повивальной бабкой. С этой ролью в одной из легенд, записанной во Владимирской губернии, связывается народное объяснение мученической смерти святой и получения ею именования Пятницей. Согласно повествованию, Параскева повила ребенка у девки, которая жила с чертями, и с помощью креста и молитвы отняла новорожденного у нечистой силы. Черти в отместку смутили нечестивого царя, который потребовал от Параскевы отречения от христианской веры. Параскева отказалась повиноваться, и по приказу царя ей отрубили голову. Казнь состоялась в пятницу, поэтому и зовется мученица Параскева Пятницей.

Параскева Пятница. Дерево. Вологда (XVI в.).

В традиционном сознании св. Параскева осмыслялась и как покровительница полей и плодородия, земли и скота. Ее образ, как и образ Богородицы, связывался с Землей. Отсюда упоминавшийся выше запрет на земледельческие работы, который в некоторых местах объяснялся также народными представлениями о событиях казни Иисуса Христа: в пятницу — «матушку Прасковью» — грех «тревожить землю, ибо во время крестной смерти Спасителя было землетрясение». К св. Параскеве нередко обращались в ритуалах начала жатвы. В Калужской губернии, например, перед первым днем жатвы одна из старух, славившаяся «легкой рукой», выходила ночью в поле, сжинала сноп, связывала его и три раза клала на землю, приговаривая: «Пятница-Параскева, матушка, пошли рабам божиим (имярек) без скорби и болезни окончить жатву; будь им заступница от колдуна и колду-ницы, еретика и еретицы!» Затем старуха, взяв этот сноп, старалась никем не замеченной пройти до своего двора. В некоторых местностях 28 октября / 10 ноября, когда чтится память Параскевы Пятницы, крестьяне клали под ее икону зеленые плоды и хранили их до следующего года.

Образ св. Параскевы соотносился со стихией не только земли, но и воды — земной влаги. Во многих местностях у русских бытовали предания о явлении иконы Параскевы Пятницы на воде — в ручье, роднике или колодце, — отчего вода приобретала особую животворящую силу и почиталась святой и целебной. При таких источниках и колодцах, которые в народе называли «пятницкими», или «Пятницами», вешали иконы св. Параскевы, ставили часовни и кресты. К святым местам в 9-ю по Пасхе и Ильинскую пятницу и день св. Параскевы совершали крестные ходы, около них служили молебны, читали молитвы; люди приходили сюда, чтобы исцелиться от болезни.

Обычно заболевший человек «завечался на пятницу», то есть давал зарок сходить к источнику св. Параскевы и оставить какой-нибудь «завет» — жертвенное приношение. Чаще всего к источнику приносили деньги и бросали в воду, а также детали одежды, как правило с больной части тела: рубахи, платки, чулки. Характерным приносом были предметы женского рукоделия: полотенца, вычесанная льняная кудель или выпряденные нитки, а также «волна» (овечья шерсть). При оставлении «завета» громко говорили о цели жертвования: «Угоднице на чулочки!», «Матушке Пятнице на передничек!» Считалось, что принесенный «завет» дойдет до Параскевы и она поможет выздоровлению. Водой же из источника мыли больные места и обливались полностью. О чудесах исцеления больных святой пятницкой водой сохранилось множество легенд. Воду брали также домой, чтобы в случае необходимости использовать ее в течение всего года.

Не только источники Параскевы Пятницы, но и сама святая связывалась с идеей исцеления. День, покровительницей которого она была, считался удачным для магического избавления от сглаза и других болезней. Сфера влияния Параскевы Пятницы распространялась, по народным представлениям, на женские и детские болезни, бесплодие, недомогания глаз, зубную и головную боль, лихорадки, душевное расстройство. В честь св. Параскевы составляли специальные молитвы, писали их на листках бумаги и носили на шее в охранительных целях или привязывали к больной голове для исцеления. Чтобы освободиться от нечистого духа перед иконою св. Параскевы Пятницы ставили свечи. По поверью, целебным свойством обладали травы, цветы и другие предметы, которые какое-то время находились привешенными к образу Параскевы. Их сохраняли весь год и использовали в случае болезни: делали отвар трав и давали больному пить как верное средство для выздоровления. В Ильинскую пятницу и в день св. Параскевы в некоторых местностях у русских для исцеления совершался обряд протаскивания больных через расщепленные от природы или специально распиленные деревья.

При этом к дереву приносили икону св. Параскевы Пятницы и совершали «молебные пения».

В Белорусии в 10-ю пятницу после Пасхи из церкви выносили икону св. Параскевы и шли к источнику, где освещали ею воду; затем постилали на дороге плат, и все страждущие исцеления становились на него на колени, и над ними проносили икону. Здесь было принято, чтобы икону несли девушки с распущенными и аккуратно расчесанными волосами. Кроме того, местная традиция предписывала возможность прикосновения к иконе только девственницам. При этих обрядах присутствовал батюшка. Подобные обряды осуществлялись и у русских. Для таких ходов с иконой св. Параскевы Пятницы и обряда исцеления нередко собирались многотысячные толпы людей.

Параскеве Пятнице крестьяне молились и для обеспечения благополучия домашних животных: о защите от коровьей смерти, о сохранении скота от падежа. При этом к иконе «приносили кисель в гробу».

Еще одной функцией св. Параскевы было покровительство торговле. У русских было принято отмечать девять торговых пятниц, следующих одна за другою на протяжении девяти недель после Пасхи. Действительно, в городах и деревнях по пятницам обычно устраивались торги и ярмарки, в название которых иногда включалось слово «пятница»: в Звенигородском уезде Московской губернии, например, ярмарка носила название «Берендеева пятница».

У восточных славян в православной традиции значительными праздниками считались дни памяти Параскевы Тырновской (26 июля / 8 августа), Параскевы Сербской (14/27 октября) и Параскевы Пятницы (28 октября / 10 ноября). В течение года особо почитали также так называемые «временные», или «именные», пятницы, то есть связанные с определенным временем — перед главными годовыми праздниками — и именовавшиеся соответственно этим праздникам. Перечисление их содержится в средневековом апокрифе о 12 пятницах, почитавшемся наравне со «Сном Богородицы», «Хождением Богородицы по мукам», сказаниями о двунадесяти лихорадках. В русской традиции перечисление 12 пятниц было широко известно из упоминаемого выше «Поучения иже во святых отца нашего Климента папы Рым-ского о двунадесятницах». Это: 1-я пятница — в первую неделю Великого поста; 2-я — перед Благовещеньем; 3-я — на Страстной неделе; 4-я — перед Вознесением; 5-я — перед Троицей; 6-я — перед Рождеством Иоанна Предтечи; 7-я — перед Ильиным днем; 8-я — перед Успением Богородицы; 9-я — перед днем Кузьмы и Демьяна; 10-я — перед днем Архангела Михаила; 11-я — перед Рождеством Христовым; 12-я — перед Богоявлением. Каждая из этих пятниц имела особое преимущество, обещаемое тому, кто ее соблюдает. Эти преимущества, или «благодати», соотносились с событиями из ветхозаветной истории или народными поверьями и приметами. Так, например, пятница перед Благовещеньем связывалась с памятью об убийстве Авеля Каином, поэтому человеку, почитающему ее строгим постом, была обещана защита от внезапной смерти. Кто постится в пятницу перед днем Иоанна Предтечи, тот, согласно «Поучению», будет сохранен от сухоты и трясовиц (лихорадок). Соблюдение Ильинской пятницы сулило спасение от огня и грома и т. д. В народных представлениях все двенадцать пятниц олицетворялись в образах девушек, к которым обращались с молитвой и просьбами. Среди двенадцати старшей считалась десятая «пятница», которая, вместо девятой, согласно поверьям, раньше остальных «пятниц» доносит до Бога молитвы людей, так как стоит ближе к Богу, святым угодникам и Богородице. По поверьям украинцев, после шестой из двенадцати пятниц св. Пятница явится во сне почитающему ее человеку и откроет половину его будущего, а после двенадцатой пятницы — все будущее.

Кроме «временных» пятниц, в народном календаре значимыми были Страстная пятница, 9-я и 10-я пятницы после Пасхи. Эти дни отличались особыми запретами и предписаниями, а также знаменовались совершением некоторых ритуалов — крестных ходов, посещений святых источников. В Никольском уезде Вологодской губернии существовал обычай на 9-ю пятницу изготавливать обыденную пелену: девушки собирались в одну избу и в течение одних суток по обету теребили лен, пряли его и ткали пелену, которую относили в церковь к иконе св. Параскевы.

Как особые отмечали и так называемые «обетные» пятницы: в случае больших несчастий — падежа скота, неурожая хлеба, эпидемии, стихийного бедствия, пожара — крестьяне всем селением давали обет соблюдать строгий пост в некоторые пятничные дни, почитая их как праздничные. В обетные пятницы, собираясь в назначенное место, выносили из церкви образ Параскевы-мученицы, обвешанный платками и лентами. Строгий пост и воздержание полагалось соблюдать во время всех пятниц: народная поговорка гласит о том, что «все 52 пятницы важны». В одном из духовных стихов повествуется о завете св. Пятницы, включающем еженедельное почитание пятницы:

Во пустыне святой труженик трудился,

Не владал он ни рукою, ни ногою.

Во сне ему Пятница явилась,

Крестом она его окрещала,

Свечой она его осветила,

Гласом она его оглашала:

«Ты встань, раби Божий, подымися,

Ты встань, раби, Богу помолися.

Поди, раби, по всему свету,

Прославь, раби, всему миру,

Чтобы в неделе по три дня поминали,

А пятницу, среду почитали,

В воскресный бы день не работали,

Во пятницу пыли не пылили,

А в середу золы б не золили,

К обедне, к заутрене ходили,

Усердно бы Богу помолились».

В народной среде сложилось двойственное отношение к пятнице: с одной стороны, этот день считался несчастливым, а с другой — «легким», поскольку следовало не работать физически, а лишь поститься и молиться. Это представление о пятнице отразилось в поговорке: «Вторник да пятница легкие дни».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Детство и юность

Великомученица Параскева родилась и выросла в городе Икония в III-м столетии н.э.. Ее мать и отец исповедовали христианство, потому и дочь свою воспитали в духе благочестия, культивируя в собственном чаде множество добродетелей. Те из жителей указанного города, которые верили во Христа, почитали пятницу как день, когда Иисус принял от иудеев нечеловеческие страдания. А поскольку родители святой принадлежали к этому клану, то решили назвать новорожденную в честь дня того Пятницей, по-гречески – Параскевой.

Привив дочери все необходимые убеждения и качества, достойные истинной христианки, отец и мать будущей великомученицы умерли. При жизни они были людьми зажиточными, потому Параскева после кончины близких стала богатой наследницей. Ей в ту пору не было еще 18-ти лет.

Достигнув совершеннолетия, девица начала использовать родительские деньги на помощь убогим, нищим, странникам. Хотя Параскева являлась весьма завидной невестой, и множество женихов вились вокруг нее, девушка оставалась равнодушной к мужчинам и их ухаживаниям. Христианка приняла решение сохранить чистоту и верность Иисусу и не собиралась отказываться от праведной, целомудренной жизни, которую вела и прежде.

Параскеве хотелось, чтобы как можно больше людей стали последователями вероучения Христова. Поэтому часто она рассказывала окружающим о своей религии, внушала им правильность христианских догматов. Многие внимали речам мудрой девицы и обращались в веру Иисусову. Но были и такие, что отвергали услышанное во время проповедей, оскорбляли и Бога, и преданную ему Параскеву. Девушку это не останавливало: святая решилась на обличение языческих божков, изображенных в виде истуканов из камня. Сие не могло не возмутить нечестивцев: они напали на девицу с побоями, после чего та оказалась в тюрьме.

Мучения и смерть

В то время в Риме правил император Диоклитиан. Он отличался безмерной жестокостью. Император этот организовал гонения на христиан, поскольку был ревнителем язычества. Он разослал в подвластные ему области и города своих людей, наказав им уничтожать любое проявление веры в Иисуса. Пришел от Диоклитиана военачальник и в Иконию.

Нечестивые горожане, узнав об этом, поспешили к прибывшему. Они рассказали подданному Диоклитиана о Параскеве, о ее приверженности христианству, проповедях и обличении языческих богов. В ответ на услышанное военачальник приказал учинить суд над упомянутой в беседе с гражданами девушкой. Когда Параскеву вели к человеку Диоклитиана, она не выглядела, ко всеобщему удивлению ни печальной, ни испуганной. Напротив, лицо ее светилось радостью и покоем. То Святой Дух снизошел на благочестивую девицу.

Увидев христианку, военачальник поразился привлекательности «преступницы» и мудрости ее взгляда. Он засомневался: а не оклеветали ли бедную девочку злые языки из зависти к ее красоте и благородству? Однако опасения императорского подданного не подтвердились, когда он попросил Параскеву назвать свое имя. Девушка не только сделала то, что от нее требовалось, но и призналась чистосердечно в принадлежности своей к христианской вере. Также она рассказала военачальнику и о своих родителях, воспитавших ее в добродетели, приучивших к постам и молитве. Более того, Параскева стала проповедовать об Иисусе и его вероучении.

Военачальник прервал девушку. Он предложил Параскеве принести жертвы языческим божествам, а взамен пообещал сделать ее своей законной супругой и владелицей большого количества денег и имущества. Но девица ответила отказом. Тогда военачальник пришел в ярость и отдал палачам приказ сорвать со святой одежду и избить несчастную. По окончании экзекуции он вновь стал говорить с девицей. Речи слуги Диоклитиана были полны кротости, но смысл оставался прежним. Девица на этот раз промолчала, а когда военачальник назвал ее христианским отродьем, плюнула в лицо своему мучителю.

Это привело последнего в жуткое бешенство. Не контролируя себя более, военачальник велел слугам предать девицу страшным мучениям: бить железными крючьями, а возникающие раны натирать власяницей. В итоге тело бедной девушки быстро превратилось в кровавое месиво. После Параскеву сняли с дерева, на котором та висела, и заключили в тюрьму. Мучитель был абсолютно уверен, что девушка скончается с минуты на минуту. Однако случилось чудо: в 12 часов ночи к святой явился Ангел Господень и исцелил несчастную умирающую.

Утром явились в камеру к Параскеве стражники. Они ожидали увидеть девушку мертвой, а нашли ее здоровой и притом молящейся. В страхе бросились охранники к военачальнику. Тот велел привести девицу к себе и тоже несказанно удивился, узрев чудесные перемены. Снова приступил мучитель к святой с елейными речами о необходимости принести жертву богам. Параскева согласилась пойти в храм языческий, а когда пришла, помолилась Господу, и идолы, там стоящие, обратились в прах. Узнав о случившемся от людей, разгневанный военачальник вновь велел водрузить Параскеву на дерево, после чего по приказу его тело несчастной стали опалять огнем. Девушка взмолилась Богу, и тотчас появился Ангел, который прикоснулся к пламени, и стало оно невыносимым. От огня того погибло множество народу. В итоге немало людей поверили в Бога единого. Реакция на происходящее военачальника была мгновенной. Испугавшись всеобщего восстания, он отдал приказ казнить святую Параскеву через усекновение главы ее мечом.

Великомученицу погребли в доме ее. Военачальник, организовавший мучения и гибель святой Параскевы, умер на следующий же день. Позже у мощей святой происходило множество чудес.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *