Иконы из мозаики

Мозаичный крест

Наша встреча с Ириной Владимировной состоялась в новом здании певческо-регентского отделения семинарии, что возле Свято-Троицкого кафедрального собора. Было восемь часов вечера, но еще вовсю шли занятия. А завтра – рабочий день с восьми утра. У нашей собеседницы очень плотный график: нужно и в семинарию поспеть, и к школьникам, и экскурсию для какой-нибудь иностранной делегации провести. Но, несмотря на множество различных послушаний, Ирина Владимировна бодра, приветлива и полна творческих сил.

Ирина Владимировна Тверякова

  • В 1983 г. окончила Уральскую государственную консерваторию им. Мусоргского по специальности «Музыковедение».
  • 1983—1985 гг. — преподаватель консерватории им. Мусоргского.
  • 1985—1987 гг. — преподаватель истории искусств УПИ.
  • С 1987 г. по настоящее время — преподаватель сольфеджио различных музыкальных школ города, учитель музыки в общеобразовательной школе, многократный лауреат фестиваля «Большая перемена», проводимого среди учителей музыки.
  • С 1993 г. — преподаватель Закона Божия и руководитель хора церковно-приходской школы храма во имя Всех Святых г. Екатеринбурга.
  • С 2000 г. — старший экскурсовод паломнического отдела Екатеринбургской Епархии. С 2003 г. — старший преподаватель Екатеринбургской духовной семинарии.
  • С 2006 г. — преподаватель певческих курсов, курсов звонарей, экскурсоводов при Екатеринбургской епархии.

Екатеринбургский храм во имя Всех Святых стал отправной точкой церковной жизни Ирины Тверяковой. Крестившись просто потому, что быть некрещеной стало «немодно», она быстро позабыла об этом важнейшем событии, но Господь не забыл. Ирину Владимировну попросили помочь в храме Всех Святых – церковно-приходской школе требовался учитель музыки. Она согласилась, и с этого дня вся жизнь стала медленно, но верно меняться. Сначала ей понравилась теплая атмосфера, которая царит в этом приходе, добрые священники и миряне, а затем постепенно открылась вся глубина и таинственный смысл происходящего. Началось с маленьких житейских просьб, которые с удивительной быстротой были услышаны Богом, позже пришло осознание того, что храм – это не только добрая компания, но нечто гораздо большее.

Поначалу в церковно-приходской школе пели обычные песни – готовили выступления для утренников, различных приходских праздников. Но постепенно стала возникать потребность в том, чтобы разбирать с ребятами богослужебные песнопения. Одновременно с этим Ирина Владимировна начала вести Закон Божий, и уроки музыки стали уроками литургики. Ребята выучили всю Литургию! Однако, петь на приходе им не было необходимости – в храме Всех Святых и так отличный хор. И тогда учительница решила ездить с учениками воскресной школы по разным храмам, где есть проблемы с клиросом, чтобы ребята могли реально послужить своим пением, помочь тем приходам, в которых пока нет своего хора, а также познакомиться с жизнью других храмов.

Одним из первых мест, которые посетили юные певчие, стал монастырь на Ганиной Яме. Вместе с детским хором приехал священник храма Всех Святых, гостям выделили храм преподобного Сергия Радонежского и разрешили самим отслужить там всю Литургию. Так, благословившись у Царской Семьи, Всехсвятский хор стал «гастролировать» по епархии. Неоднократно ребята принимали участие в фестивале, посвященном дню святой великомученицы Екатерины, одним из пунктов которого является совместная «детская» Литургия. Несколько человек пели в детском хоре, встречавшем Святейшего Патриарха Алексия во время его визита в Екатеринбург.

Но самое интересное – это, все-таки, поездки по храмам, в которых приходская жизнь еще только-только налаживалась.

Одним из них стал храм блаженной Ксении Петербургской в городе Реж. Ирина Тверякова собралась приехать туда со своим детским хором, а настоятель храма говорит: «Вы знаете, у нас крыша в дырках, сильно течет, наверное, ничего не получится». «Ничего-ничего, пусть дети посмотрят, узнают, что не везде так все гладко, как у них в храме», – сказала Ирина Владимировна, твердо намереваясь все-таки отслужить здесь с детьми Литургию. В результате за две недели до приезда детского хора в Реже нашелся благодетель, который решил имеющуюся строительную проблему, и когда ребята приехали, то их ждал отремонтированный, очень уютный храм.

В другой раз Литургию решили спеть в Свято-Никольском храме в Мезенке. Это огромный дореволюционный храм с великолепной акустикой, который незадолго перед тем пережил пожар. На детей произвело большое впечатление богослужение в обгоревшем храме. И что же вы думаете? Вскоре после визита детского хора нашлись средства на реставрацию храма. «Детская молитва многое может», – комментирует Ирина Владимировна.

Так же ненавязчиво, как и работа в церковно-приходской школе, вошла в жизнь нашей героини и работа в семинарии. Тоже попросили помочь – она согласилась, и с тех пор не оставляет этого занятия. Преподает трудный предмет – сольфеджио: «Никто не любит сольфеджио, я и сама в детстве его не жаловала. Но изучать его нужно. Вот и приходится мне его вести. Впрочем, семинаристы не в обиде: помня свою нелюбовь к сольфеджио, я с пониманием отношусь к тем, кто его только осваивает, и стараюсь сделать урок как можно более интересным».

Не только с церковной сферой связана деятельность педагога-музыканта. Кроме всего прочего, она давно преподает в общеобразовательной школе: «Мне нравится, что в 125-й школе, где я работаю, большое внимание уделяется гражданскому воспитанию. Конечно, о духовном здесь особо не поговоришь, но сам факт того, что детей не только образовывают, но и воспитывают, мне нравится. Мы поем народные песни, военные песни – репертуар хоть и светский, но такой, который помогает воспитанию. Помню, когда только поменялся гимн нашей страны, мы с ребятами сразу выучили новые слова, и на олимпиаде по обществознанию они были единственными, кто знал текст нового гимна».

Но и это еще не все. Кроме всего вышеизложенного, Ирина Тверякова занимается еще и паломничествами. Когда-то она была рядовым экскурсоводом, дежурила в Храме-на-Крови, возила паломнические группы по епархии. Сейчас она – старший экскурсовод, и работает в основном с особо важными персонами. Услышать ее интересный рассказ о жизни Царской Семьи, об уральских святых могут крупные политики, высшие церковные чины. Приходится бывать и за границей.

«Начиналось все с поездок в Верхотурье раз в две недели. Тогда нам казалось, что это отличная работа – целых две поездки в месяц! Сейчас, конечно, паломнический отдел вырос и предлагает гораздо больше экскурсий. В основном я занимаюсь темой Царской Семьи, вожу экскурсии по Храму-на-Крови, по Ганиной Яме. Ко мне приходят самые разные люди – и те, кто почитают Царственных Страстотерпцев, и те, кто относятся к ним негативно. Обычно у меня есть минут 30 на то, чтобы рассказать о них, и это, конечно, очень мало. Многие люди приходят со своими стереотипами, прочитав одну брошюрку сомнительного содержания, они думают, что все знают о Царской Семье. Но есть и те, кто относится к нашим святым очень трепетно.

Так, однажды я вела экскурсию целых три часа. К нам приехал один высокопоставленный иностранный чиновник, который все фотографировал, буквально каждый сантиметр Храма-на-Крови. Экскурсия шла уже долго, и я спросила, почему он это делает. Оказалось, что его супруга, которая и научила его говорить по-русски, болела неоперабельным раком. Она очень сильно молилась Царской Семье, и спустя месяц, после повторного анализа врачи все-таки решили провести операцию. Вновь она молилась Страстотерпцам, и операция прошла успешно. У них родилась дочь, которую назвали Александрой в честь Императрицы Александры Феодоровны. Муж принял Православие. И когда он по долгу службы оказался в Екатеринбурге, приехал на какой-то экономический форум, то и пришел в Храм-на-Крови с просьбой об индивидуальной экскурсии. Он старался все запечатлеть для своей жены и обещал приехать как-нибудь со своей дочерью. Вот такая совершенно явная помощь Царской Семьи».

Множество самых интересных людей повидала Ирина Владимировна, но одной из самых запоминающихся встреч стала для нее экскурсия, которую она проводила для иерархов Русской Православной Церкви Заграницей:

«В 2006 году шли переговоры о воссоединении с Русской Зарубежной Церковью. В Россию прибыла большая делегация из пятидесяти епископов. И когда им на выбор предложили посетить три святыни страны, то первым, что они выбрали, стал Храм-на-Крови в Екатеринбурге. Делегацию возглавлял приснопоминаемый митрополит Лавр (такое ощущение, что и он, и Святейший Патриарх Алексий Второй выполнили свое предназначение, которое заключалось в воссоединении Церквей, и тогда отошли ко Господу).

Скажем прямо, это было очень волнительно. Что меня поразило – так это вопрос экскурсантов, заданный одним из первых: поедем ли мы в Верхотурье? Когда я сказала, что мы не успеем туда съездить, владыка, задавший вопрос, был очень огорчен. Это был епископ Австралийский и Новозеландский Иларион, который ныне возглавляет Русскую Зарубежную Церковь. Он несколько раз уговаривал меня отправиться в Верхотурье – вы понимаете, как сильно чтут нашего святого в Австралии? В тот раз мы не смогли ему поклониться, но когда через год владыка Иларион вновь прибыл на уральскую землю с группой паломников, то в первую очередь мы отправились к праведному Симеону Верхотурскому.

Так вот, зарубежные епископы были очень интересными и любознательными экскурсантами. На каждую мою фразу они задавали по три вопроса, причем, их интересовали такие вещи, которые русских людей не волнуют – к примеру, мельчайшие подробности советского времени. В частности, они спросили, кто был автором чертежей для дома Ипатьева. Хорошо, что я случайно когда-то читала, что это были студенты архитектурной академии.

Что же касается собственно Царской Семьи, то тут они знали все гораздо лучше меня. Особенно что касается Елизаветы Феодоровны – это любимая святая русского зарубежья. Епископы многое поведали о ней, чего нам тогда не было известно и что сейчас можно найти в последних книгах о Елизавете Феодоровне. Также они рассказывали об иконах из Ипатьевского дома, которые у них хранятся. Вернуть их почти невозможно – по большей части они вмонтированы в другие иконы.

Я считаю, что этот визит РПЦЗ в нашу епархию сыграл большую роль в деле воссоединения Церквей. Зарубежная Церковь увидела, что у нас чтут Царственных Страстотерпцев, что у нас есть Храм-на-Крови и монастырь на Ганиной Яме, а также храм в Алапаевске… Я человек не сентиментальный, но когда происходило воссоединение, то я просто рыдала. И еще – я никогда не видела людей, которые бы так гордились тем, что они русские. Проживая в разных странах, все они считают себя русскими, очень берегут русский язык».

Мы, живущие рядом с такими величайшими святынями, как Храм-на-Крови, Ганина Яма, нередко относимся к ним холодно, спокойно проходим мимо… Привыкли к тому, что они есть. А как воспринимает их человек, который постоянно про них рассказывает и очень часто посещает? Как борется с привычкой и усталостью? Ведь одно дело – поклониться святыне, приехав паломником, а другое – постоянно пребывать рядом с ней, рассказывать о ней даже тогда, когда нет настроения, плохо себя чувствуешь…

«Конечно, бывает, что в жизни какие-то проблемы, что в день девять 45-минутных экскурсий, и язык уже заплетается, а надо рассказывать интересно и проникновенно. В такие периоды я вспоминаю один случай. Однажды ко мне подошел один священник и попросил показать ему Храм-на-Крови. Рассказывать, мол, ничего не надо, и так многое знает, а просто показать. И мы пошли.

Ходили часа полтора… Я как раз была очень уставшая. И когда мы подошли к месту убиения Царской Семьи, у священника на глазах проступили слезы. Он очень прочувствованно молился… Когда мы поднимались в верхний храм, я сказала, мол, простите, но бывает, что как-то привыкаешь к святыне… «Да-да, – согласился он, – человек к всему привыкает. Я вот полгода на Гробе Господнем служу…» Продолжение фразы я просто не помню: я была поражена тем, что человек, который служит на такой величайшее святыне, с таким глубоким трепетом и благоговением относится к месту мученического подвига Царской Семьи. И когда батюшка меня утешал и вручал иконы со Святой Земли, то сказал: «Господь милостив, и вы к нам приедете». Так оно и вышло. Меньше чем через год я в первый раз оказалась в Иерусалиме, была у него в гостях. И вот, когда устаю, то всегда вспоминаю этого священника».

По долгу службы Ирина Владимировна много где побывала. А в дороге – всегда видно Промысл и заботу Божию. Надеяться на свои умения не приходится – всегда случаются непредвиденные ситуации.

«Когда я говорю, что много где бывала, то надо понимать, что это не просто катание в свое удовольствие, не отдых, но это работа с паломническими группами, организация, хлопоты… Да, побывала у Николая Чудотворца в Италии и Турции, была у Туринской плащаницы… Но всегда в таких поездках много забот.

Например, когда мы шли к Туринской плащанице, у нас потерялся один из членов группы. Но, слава Богу, Он всегда все приводит в порядок. В Турции пришлось организовать самодеятельный хор из паломников Москвы и Екатеринбурга для Литургии в день памяти св.Николая Чудотворца, которую служили два епископа. Особым вокальным мастерством исполнение, я думаю, не отличалось, но спетое с душой во славу Божию и для любимого всем народом святителя богослужение оставило неизгладимый след в душе у владык и паломников, многие из которых даже плакали «.

А как вообще относятся к православным за рубежом? На этот вопрос Ирина Тверякова отвечает: «Мы видели много стран, где Православие – это инославие. И отношение к православным там хорошее. Например, во Франции, Германии, Италии очень уважительно относятся к нам, разрешают приложиться к мощам, спеть акафист… Особенно ярко это уважение проявилось в день кончины Святейшего Патриарха Алексия II. 5 декабря 2008 года мы были в Париже, а каждую первую пятницу месяца в соборе Нотр-Дам выносят для поклонения терновый венец Спасителя. Мы пришли приложиться к нему.

Едва лишь мы зашли в собор, к нам подошла какая-то женщина. Узнав, что мы русские, она выразила свои искренние соболезнования по случаю кончины Патриарха. Это показатель того авторитета, которым пользовался Святейший, и отношения к Русской Православной Церкви вообще. Затем, когда вышел кардинал, он также выразил свои соболезнования русским паломникам, и это был акт уважения».

В своей жизни Ирина Владимировна побывала во множестве святых мест, часто случалось обращаться за помощью к разным святым. Она глубоко чтит покровителей родной уральской земли – Царственных Страстотерпцев, святого праведного Симеона Верхотурского, святую великомученицу Екатерину. Но самая любимая святая – это, конечно же, святая великомученица Ирина. У Ирины Владимировны есть мечта – побывать у мощей святой Ирины в Греции.

Так много еще интересного может поведать наша собеседница, но время уже подходит к концу. Пытаясь выделить что-то ключевое в ее жизни, я спрашиваю, что из всех этих занятий самое важное. Она отвечает, что все послушания одинаково дороги ей. Появившиеся как-то на первый взгляд «случайно», все эти занятия складываются в одну картину. «Знаете, однажды я была в Равенне. На одном изображении в нижнем углу шел маленький человек, неся маленький мозаичный крест. Я думаю, что мой крест также составлен из отдельных фрагментов в один».

Ирина Пономарева

Византия и христианская символика

Санта-Мария-ин-Трастевере. Рим. 5 век, Римская империя / AC Rome, Santa Maria in Trastevere, early Christian relief fragments. 5 c emb. Narthex — Rilievo paleocristiano. via
Эту публикацию как достойную внимания: разумную и опирающуюся на фактический материал, что редкость в русскоязычной периодике о Византии, рекомендовал византинист Сергей Аркадьевич Иванов. Статья «Византийские кресты: многообразие форм» опубликована на портале «Православная Жизнь» канонической Украинской Православной Церкви.
» Византийские кресты: многообразие форм
Самозваные «ревнители православия» весьма часто считают себя знатоками символики и на этом основании очень любят выискивать антихристианские символы там, где их не может быть в принципе. При этом в своем ревнительском запале зилоты порой доходят до кощунства, называя древние христианские символы «масонскими» или «сатанинскими». Происходит это как из-за ревности не по разуму, так и из-за простого невежества.
В этом очерке мы расскажем о некоторых исторических формах византийских крестов. Иные из них, к сожалению, становятся мишенью малообразованных ревнителей не по разуму.
2.

Крест-реликварий императора Юстина II. Византия. Ок. 580 г. Рим. Ватиканские музеи
Крест как символ
Развитие иконографии Распятия как события и иконографии Креста Господня, как символа Распятия шли параллельно. Если на образах Распятия Господня крест обычно имел свою историческую форму (с титлом-табличкой над головой и подножием), то Крест-символ больше тяготел к некой декоративности. Ведь Крест Христов – это не просто орудие казни, а и символ победы над смертью, символ искупления человеческих грехов, символ спасения человека.
Потому начиная с принятия христианства императором Константином Великим крест становится триумфальным знаком и входит в группу имперских символов. С этого времени он получает в некотором смысле автономию от иконографии Распятия Христова.
Если говорить конкретнее, крест часто лишается таких атрибутов, как табличка с надписью «Иисус Назорей Царь Иудейский» и подножия. И помимо простой формы его лопасти часто несколько расширяются к краям, а сами края приобретают закругленные засечки, наподобие тех, которые мы можем видеть в парадных шрифтах ранневизантийских рукописей.
3.

Мозаичные кресты из Софии Константинопольской
Такого типа кресты на мозаиках Софии Константинопольской. И эту же форму креста позднее позаимствовали как основу для украшения своих плащей западные рыцари-крестоносцы, постепенно разнообразив первоначальную форму.
Но если исторические элементы из символического знака креста исчезают, то добавляются элементы как декоративные (например, каплевидные украшения по углам лопастей креста или в углах стыков лопастей), так и подчеркивающие тот или иной умозрительный смысл.
«Видеша вси концы земли спасение Бога нашего»
4.

Наперстный крест. Византия. XI век. США. Нью-Йорк. Метрополитен-Музей
Например, по краям креста появляются диски, символизирующие четыре конца света, поскольку крестом «видеша вси концы земли спасение Бога нашего» , как поется за утреней в честь Воздвижения Креста Господня.
Именно в таком виде встречается в одном из древних описаний Константинополя крест, водруженный на форуме византийской столицы: «В северной части форума стоит крест, каким увидел его в небе великий Константин, позолоченным и с круглыми шарами на концах» .
Как видим, такая форма креста для Византии уже прочно ассоциировалась с видением равноапостольного императора Константина, когда ему перед решающим сражением за обладание императорской властью явился в небе золотой крест с надписью: «Сим победиши» («Этим победишь»).
Такую форму, подобную описанному «константинову кресту» (с шарами-дисками по краям), долгое время византийские мастера использовали для изготовления выносных процессионных крестов, которые несли в крестных ходах или других торжественных шествиях. Такая же форма выносных крестов характерна не только для самой Византии, но и для стран византийского культурного ареала – Грузии, Руси и т. д.
5.

Корсунский крест из Новгорода. Рисунок Ф. Солнцева из «Древностей Российского государства»
Так, на Руси были известны кресты, именуемые «корсунскими», т. е. вывезенными из Корсуня-Херсонеса. Они, очевидно, являлись реальными византийскими прототипами, которые мог действительно перевезти из Херсонеса равноапостольный князь Владимир после венчания с византийской принцессой Анной Багрянородной. Один из таких «корсунских» крестов сохранился до наших дней и представлен ныне в музеях Новгородского кремля.
Новгородский крест имеет свою особенность, которая по всей видимости более свойственна именно процессионным крестам – внизу его боковых лопастей частично сохранились петельки, на которые в свое время нанизывались каплевидные подвески (такие подвески весьма характерны для византийского ювелирного искусства – ими украшались как священные предметы, так и детали императорских одеяний и регалий).
6.

Константинов крест. Камея. IX век. США. Балтимор. Музей Уолтера
Иногда «константинов» крест имеет только один диск или шар – внизу у самого основания, что в данном контексте должно означать, что крест утверждает всю землю, царя над ней. Тот же смысл имеет и одна из византийских регалий, перешедшая позднее практически ко всем европейским монархам – держава (шар, увенчанный крестом).
Четыре живоносных источника
7.

Крышка реликвария с изображением Креста, овец и четырех источников. Римская империя. IV век. Италия. Чивидали дель Фриули. Собор Санта-Мария-Ассунта
В некоторых случаях у основания креста можно увидеть четыре водных источника. В данном случае проводится символическая параллель между крестным древом и Древом жизни посреди библейского рая, а также источником, который разделялся на четыре реки: «И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла. Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки…» .
8.

Крест с предстоящими ангелами и четырьмя источниками. Сирия. VI век. Россия. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж
Но теперь эти источники приобретают умозрительный смысл: «Живоносная Твоя ребра, яко из Едема источник источающая, Церковь Твою, Христе, яко словесный напаяет рай, отсюду разделяяся яко в начала, в четыри Евангелиа, мир напаяя, тварь веселя и языки верно научая покланятися Царствию Твоему» .
Процветший крест
9.
Процветший крест. Оборотная сторона иконы Сошествия во ад. Византия. X-XI вв. Грузия. Тбилиси. Художественный музей
Еще более конкретно с райским Древом жизни проводится параллель в изображении «процветшего» креста. В этом типе изображений из основания креста выходят ветви и листья. Иногда это просто условный растительный орнамент или виноградная лоза с листьями и гроздями. В данном контексте присутствует дополнительный евхаристический смысл.
Дополнительные перекладины
10.
Ставротека. Византия. XII век. Италия. Нонантола. Аббатство Нонантола
Но параллельно с такими крестами встречаются и кресты, напоминающие об изначальной исторической форме (чаще всего, это относится к крестам-реликвариям, содержащим частицу Животворящего Древа). И хотя изображения сохраняют известную степень декоративности, но намеки на табличку и подножие исторического Креста, на котором был распят Спаситель, все же присутствуют в виде дополнительных перекладин. Перекладина вверху, таким образом, напоминает о табличке, а внизу – о подножии.
Часто встречается только верхняя перекладина. Этот вариант креста позднее вошел в западноевропейскую геральдику под названием «патриаршего» или «архиепископского». Его изображение можно увидеть в гербах католических архиепископов (в отличие от гербов епископов, где крест только с одной перекладиной). Такой же крест с двумя перекладинами встречается в гербах великих герцогов Лотарингских (он так и называется – «лотарингский крест»), в современных гербах Венгрии, Словакии и Литвы.
11.
Крест прп. Евфросинии Полоцкой. Изображение из книги «Белоруссия и Литва», 1889
Такую же форму имел исторический крест прп. Евфросинии Полоцкой – реликвия белорусского народа, который, к сожалению, был утрачен во время Великой Отечественной войны.
Нижняя же перекладина, символизирующая подножие, могла изображаться в простой форме, как и остальные перекладины креста, но порой ей придавали некий условный объем (в той мере, как средневековое искусство его понимало).
Со временем нижняя перекладина стала эволюционировать и получила наклон, которому много позднее стали придавать отдельное символическое значение.
12.
Крест восьмиконечный процветший. Миниатюра рукописи. Византия. XI век. Испания. Мадрид. Национальная Библиотека Испании
Такой крест со временем получил большее распространение на Руси, и именно эту форму стали позднее именовать «православной».
Разумеется, рассказать обо всех исторических формах креста в небольшой статье невозможно. Но мы и не ставили перед собой такую задачу. Нам бы хотелось донести одну простую мысль – восьмиконечный крест, который называется православным, – это лишь одна из форм крестов, принятых Церковью. Само наименование «православный», использующееся относительно креста, – довольно условное и позднее. И уж если историческая форма данного восьмиконечного креста и называется православной, то нельзя делать автоматический вывод о том, что другие исторические формы уже «неправославные» или того хуже – «масонские».
Церковь одинаково почитает различные формы крестов, которые так или иначе напоминают нам о крестной смерти и искупительном подвиге Господа Иисуса Христа.
Дмитрий Марченко
Примечание:
Цитируем по книге «Древнерусское искусство». М., 1975. «
Оригинал статьи: http://pravlife.org/content/vizantiyskie-kresty-mnogoobrazie-form
Верхнее изображение: к статье не относится.

Мозаичная красота (+ 60 ФОТО)

Дмитрий Кунцевич, руководитель мозаичной мастерской минского Свято-Елисаветинского монастыря, – о радостях и сложностях работы с мозаикой, о секретах этого древнего искусства, о творчестве как со-работничестве Богу.

Зверинецкий монастырь,Киев, Украина

Основание мастерской и кое-что оставшееся «за кадром»

– Дмитрий, расскажи, пожалуйста, как мастерская начала быть.

– Наша мастерская существует уже около 12 лет. Она была основана по благословению духовника Свято-Елисаветинского монастыря – протоиерея Андрея Лемешонка. Когда в монастыре начали возводить храм в честь иконы Божией Матери «Державная», спроектированный в византийском духе, идея мозаичного убранства показалась очень уместной. Монахиня Марфа и архитектор Николай Дятко, ответственные за храм, вынесли эту идею на обсуждение отца Андрея и сестер. Батюшка благословил: «Давайте попробуем мозаику». Начиная работать в Державном храме, мы не представляли, что сможем осуществить такой грандиозный проект. Но когда воплотилось задуманное, а точнее сказать – немыслимое, у всех была такая радость – Пасха!

Свято-Успенская Почаевская Лавра, Почаев, Украина

Кстати, когда после окончания работ намывали храм, готовясь к праздничному богослужению, произошел один необычайно знаковый случай. Тогда я не придал ему значения, а если честно, даже вознегодовал. И только много лет спустя, читая предание о создании Софии Киевской, обнаружил, что нечто подобное упоминается и там.

Дмитрий Кунцевич

Голуби кружились под изображением Матери Божией, исчезали в фигуре Господа под куполом, снова вылетали… Зрелище это было сказочное!

А случилось вот что. Мы зашли с отцом Сергием, нашим главным иконописцем, посмотреть, как продвигается уборка, и увидели такую картину: из вентиляционного отверстия в куполе храма (отверстие замаскировано мозаикой), прямо из фигуры возносящегося Спасителя вылетели два голубя. Они кружились, садясь на карниз в конхе под изображением Матери Божией, снова исчезая в фигуре Господа под куполом, перелетая от одной композиции к другой. Зрелище это было сказочное, но видеокамер в телефонах тогда еще, к сожалению, не было… Из санитарных соображений мы пытались выгнать птиц через окна, но ничего не выходило. А через несколько часов, на пасхальной службе, их уже не было.

Художественный ликбез

– А с чего начинали?

– Начинали с нуля – то есть с меня… Тогда, еще будучи студентом, я нес послушание в сестричестве – посещал болящих в интернате при психоневрологическом диспансере (микрорайон Новинки г. Минска. – Ю.Г.), помогал в иконописной. Решил привлечь своих друзей – тех, с кем учился в Академии искусств. Некоторые из них уже были верующими людьми, кто-то начинал воцерковляться. Именно эти братья стали основой, фундаментом и авангардом нашей артели: Михаил Лавшук, его брат Димитрий, Саша Трусковский, Максим Дударев, Денис Черновец и др. Мы трудимся вместе до сих пор. Про «пуд соли» не скажу, но тонны смальты уже «съели».

Ионинский монастырь, Киев, Украина

Никаких знаний не имели, опыта тоже… Это во многом и помогло нам, иначе вряд ли мы взялись бы за такое дело. В институте на кафедре монументально-декоративного искусства, где мы отучились, технологии мозаики был выделен один семестр. Этого, конечно, было недостаточно. Специфика храмового искусства предполагает наличие богословских знаний, которых мы в академии не получили. Для меня это было серьезной трудностью. Ведь существуют определенные закономерности и требования к церковной стенописи.

Занялись самообразованием – иначе говоря, «ликбезом». Начали с посещения святынь – с благоговением осматривали древние храмы Киева, монастыри России. Тогда же поехали на машине в Ферапонтово, Вологду, Кириллов. Из путешествия вернулись пешком: под Новгородом Великим видавший виды двигатель «Мерседеса» нашего компаньона Ильи Мохова «стукнул» – и так и не восстановился.

Потом ездили в Питер, Москву, разыскивали мастеров-мозаичистов с опытом – их не так много оказалось. Но и они не на все вопросы имели ответы. Многое приходилось изобретать самим. И, как говорил известный иконописец архимандрит Зинон (Теодор): «Сразу ничего не выйдет, но если пробовать снова и снова, обязательно получится». Кроме этих вдохновляющих слов он открыл нам и некоторые важные приемы написания образа. Неоценимую помощь, точнее сказать – закваску, я получил в Оптиной пустыни. Стенописцы – иеромонах Иларион, инок Алипий (недавно скоропостижно скончавшийся), монахиня Мария – незримо присутствуют во всех наших работах, их методами и рецептами мы пользуемся до сих пор. С благодарностью вспоминаю Александра Николаевича Солдатова, преподавателя иконописной школы при Московской духовной академии; московского художника-мозаичника Корноухова Александра Давыдовича и других. У некоторых мастеров учились «заочно», глядя на плоды их трудов.

Ионинский монастырь, Киев, Украина

Созванивались с ребятами из Тихоновского тогда еще института, просили пленки с негативами древних балканских росписей, мозаик Италии для печати фото. В Минск возвращались с сумками снимков – это был шикарный материал, предел мечтаний. Влетали такие поездки по тем временам в копеечку. Но разве счастье измеришь рублями?

– Сейчас, видимо, гораздо проще добывать информацию и материалы.

– Даже и сравнивать нечего… Тогда на дворе стояла совсем другая эпоха – всё приходилось собирать по крупицам огромными усилиями. Не было интернета, всевозможных гаджетов – использовали такие «носители», как книги, фотографии (очень скудные, конечно), журнальные вырезки. Московские иконописцы и искусствоведы имели возможность бывать в Сербии, Греции, Италии, нам такое и не снилось. Однажды в телефонном разговоре известный реставратор А.Н. Овчинников из лучших побуждений посоветовал мне не тратить времени на собирание фото, а лучше самому съездить в Равенну и на месте поглядеть интересующие меня мозаики. Кому сейчас за 35, могут представить мою реакцию – недавнего пионера из рабоче-крестьянской семьи, воспитанного в советской школе, отец которого, строитель, был разве что в Афганистане с дружественным визитом по коммунистической путевке…

Делать «как получается» не имеем права

– Интересно узнать о самом процессе создания мозаики.

– Внешнюю сторону можно описать достаточно просто. Это так: делается эскиз, разрабатывается богословская программа, цветовое решение, подбираются колера; потом – «картон» в размер; далее набор на стене в раствор – мозаика готова. Однако внутренний процесс много сложнее – автор переживает всё на «своей шкуре», и зачастую очень болезненно.

Именно это является центральным образом в нашем искусстве – кусочек Царствия Божия, мира, перерожденного Святым Духом.

Эскизу предшествует замысел, идея, которая может быть очень абстрактной, например: «слава Божия и красота иного мира». В принципе, полная абстракция, но именно это является центральным образом в нашем искусстве: кусочек Царствия Божия, Небесного Иерусалима, мира, перерожденного Святым Духом, преображенного благодатью. В реальной жизни мы практически не встречаем воплощения подобной идеи в чистом виде: святыня соседствует с хаосом, безобразием, ужасом, всё искажено, запутано… Только Божественная Литургия, деятельная и молитвенная помощь ближнему, церковное служение (совершенно разного рода), осознание своей вины могут дать нам на мгновение пережить опыт близости Божией, ощутимого присутствия Христа. Тогда абстракция перерождается в конкретную композицию, обретает ясные очертания, воплощается в изображение праздника или отдельного святого.

– Можешь описать свои ощущения в процессе создания эскиза?

– Во время работы над эскизом я смутно представляю, в какие формы в итоге всё облечется. Что-то делаю наугад, пытаясь понять, какими средствами достичь желаемого. Нередко уже надо исполнять в материале конкретную часть композиции, нужно приступать к набору мозаики на стене, а мы еще не знаем, с чего начать…

Из ниоткуда, зачастую в последний момент, появляется понимание того, какими должны быть конкретные детали композиции: цветовое решение одеяния, орнаментальный декор нимба, власы, шрифт надписаний и т.д. Всё это витает где-то рядом, интуицией чувствуешь, пытаешься угадать, как через мутное стекло, что и как нужно сделать. И только в ходе работы мучительные догадки облекаются в конкретную форму. Принимают участие в этом все – от заказчика до трудящегося над набором. Конечно, легче работать, имея точное понимание, в каком направлении необходимо двигаться. Много труднее и мучительнее длительное время идти наугад, даже если понимаешь, что и в этом есть действие Божие… Но ощущать свою беспомощность довольно трудно.

Зверинецкий монастырь,Киев, Украина

– Но Господь все-таки действует…

– Конечно. Хотя порой кажется, что многое не получается, не нравится, не имеет смысла. Однако если продолжать трудиться за святое благословение, веря, что Бог всё видит, всё знает и, когда нужно, вмешается, – жить можно. В любом случае – разве у нас есть выбор? Бывает, спустя некоторое время смотришь на сделанное и думаешь: все-таки неплохо получилось, хорошо, что взялись, довели до конца.

Кому-то представляется: иконописец зажег лампадку, прочитал молитву – и сразу отрешился от всего мирского. Такого не бывает…

Каждый день много суеты, беготни разной, занятий, не имеющих прямого отношения к живописи, много обязанностей и задолженностей: перед заказчиками, сотрудниками, родственниками, друзьями… Внутренняя незрелость, несобранность только и ищут повод к праздности да унынию. Кому-то представляется: вот иконописец пришел, зажег лампадку, прочитал молитву и сразу отрешился от всего, забыл о «мирском», погрузился в какую-то «нирвану» творчества… Такого, наверное, не бывает, а исключения очень редки. Однако стремление хотя бы на время забыть ВСЁ, чтобы сделать нечто «идеальное», несмотря на то, что не умеешь, не знаешь, болит голова, плохое настроение или погода да и в принципе – жизнь не удалась… – всё же такое стремление обязательно должно появляться время от времени. И мне кажется, так или иначе, это присутствует в нашей работе. Жизнь показывает: дело превосходит наши силы – значит, дело это Божие, а потому работать по принципу «как получается» мы не имеем права.

Диалог со временем

– Мозаика считается одной из самых долговечных техник. Это так?

– В смысле долговечности и сохранности мозаика действительно лучше многих живописных техник. Дольше всего мозаика сохраняется в тех широтах, где ровный климат, влажность и температура воздуха не сильно разнятся на протяжении года. Так что в Средиземноморье, например, мозаика будет стоять гораздо дольше, нежели у нас. В наших широтах температура воздуха колеблется от –20 до +30 градусов, а влажность достигает 100 процентов, причем всё это в короткие промежутки времени. Поэтому мозаика в таком климате сохраняется хуже.

Свято-Успенская Почаевская Лавра, Почаев, Украина

В Почаеве мы реставрировали мозаичное панно, выполненное по эскизам Рериха, – его набирали в начале прошлого века. За 100 лет, которые мозаика простояла в экстерьере, крепежные штыри, стальная армировка проржавели, цемент местами высыпался, требовал поновления. Условия же интерьера намного благоприятнее. Но при всем этом даже на улице мозаика сохраняется лучше живописи, на чем бы та ни была выполнена – на доске, холсте, металле или стекле. Однако на этот счет один бывалый мозаичист имел такое мнение: «Пусть лучше технологически неправильно исполненная, но красивая вещь простоит хоть немножко и рассыплется, нежели технологически грамотное безобразие останется на столетия».

50 лет – это минимальный срок, на который рассчитано любое монументальное произведение и особенно мозаика. Требует она тяжелого, кропотливого труда, и сами материалы в изготовлении очень сложны и стоят недешево.

– Какие материалы используете?

– Техника «византийской» мозаики, в которой выполнена основная часть наших работ, использует смальту – глушенное цветное стекло и сусальное золото, т.н. «золотую» смальту. Эти материалы мастера раскалывают на модуль – кубики нужного размера (от 15 до 3 мм) – из них-то и набирается панно. Применяем также натуральные камни: мрамор, гранит, морскую гальку, полудрагоценные минералы.

Решая задачи живописи, приходится обращать внимание на нюансы, вплоть до скола камня, швов между модулем мозаики, рельефа поверхности – всё это имеет свою художественную ценность, выразительность.

Небольшие панно набираем на клей с полимерным связующим – как правило, итальянский. Используем растворы, близкие к минеральным, избегаем чистой синтетики. Масштабные работы набираем в известковый левкас, требующий длительной подготовки некоторых составных компонентов – извести, кирпичной крошки, льна, кварцевого песка и др.

Часовня-усыпальница на подворье Свято-Духова монастыря г.Тимашевска. Хутор Некрасова. Краснодарский край. Россия

– Дмитрий, расскажи еще, пожалуйста, о людях. Кто трудится в мастерской?

– Мастерская всё время пополняется. Периодически приходят потрудиться совершенно разные люди. Зачастую это те, кто хочет работать в художественной мастерской, но не имеет опыта, специального образования, иногда даже начального. Мы берем их, кто-то остается надолго. Батюшка говорит (мне его слова близки): если у человека есть желание – мы рады каждому, по евангельскому принципу «приходящего ко мне не иждену вон». Ловких мастеров не ищем, не подбираем особую команду. У нас трудятся только те, кто захотел этого сам. Я бы желал, чтобы это были люди, любящие Бога, храм, монастырь, свое дело, что обязывает ко многому, в первую очередь меня самого.

Работа над мозаикой – это еще и подготовка стен, «левкаса» (раствора). За время работы у нас сформировалась крепкая в профессиональном отношении бригада «левкасчиков». Сергей Кудлач, Алим Раула, Виталик Жаров и др. – братья, на которых можно положиться. Очень укрепляют коллектив сестры – Инна Корней, Наталья Белоусова, Анна Савченко, Ольга Ладутько, Ксения Приступа и др.

«Работа у нас – соборная»

– Как ты считаешь, чем отличаются мирские художественные объединения от церковной артели?

– В Церкви мы стремимся, несмотря на нашу неготовность, нести церковное послушание как служение, получать духовную пользу, даже если это больно, расширять свои интересы – и в вертикальном векторе тоже. Хотя, конечно, бывает и непонимание между людьми, неприязнь, нежелание всего вышесказанного – очень тяжелые моменты.

Зверинецкий монастырь,Киев, Украина

– Уместно ли говорить об авторстве, об авторском стиле в мастерской? Применимо ли это к коллективному творчеству?

Работа у нас – соборная. Есть такое красивое русское слово. Важно чувствовать общее настроение, дух коллектива.

– Работа у нас – соборная. Есть такое красивое русское слово. Каждый участник является частью единого организма. Важно чувствовать общее настроение, дух коллектива, ведь кто-то начинает, кто-то продолжает, а кому-то приходится заканчивать начатое другими. Именно это дорого в нашей работе, где невозможно всё сделать самому. Приходится чувствовать плечо сотрудника, единство со всеми, что вынуждает учиться понимать другого, стараться облегчить его труд. Делать это непросто каждому из нас. Приходится пересиливать себя, пересиливать хотя бы чтобы подняться на леса и сидеть там в холоде, в полумраке, когда вокруг сыро и пыльно, а рядом сверлят и стучат отбойники… Это и физически непростой труд – к тому же он совмещается со строительными работами. Хочется сидеть в теплой, светлой комнате за столом. А ползать на коленках в грязи – куда менее романтично… Но всё братья и сестры мастерской пытаются участвовать в общем деле, помогать друг другу – и в этом главная красота и ценность такого рода художественной работы. Есть те, кому ты нужен, кто за тебя переживает, есть те, за кого переживаешь сам. Работа дает возможность участвовать в жизни другого, поддержать ближнего, находить в этом свое утешение… Таким мне видится духовное авторство каждого участника мастерской, пусть бы это было нашим стилем.

Между качеством и количеством

– У мастерской сейчас много заказов?

– Заказов много, слава Богу. На данный момент труд мозаичиста востребован. Мы размышляли, как нам быть в такой ситуации. То ли реагировать на рынок, стараться делать быстро – в этом есть конкретный резон. То ли делать упор на качество и не гнаться за количеством, предъявлять к работе высокие художественные требования. Наверное, некий компромисс в подобных решениях присутствует всегда, и всякий раз, сталкиваясь с этим вопросом, мы заново пытаемся найти ответ.

Кафедральный собор свв. Веры, Надежды и Любови и матери их Софии, Тернополь, Украина

Каждый случай, каждый заказ индивидуален. Но всё же, чтобы получилось что-нибудь хорошее, нужно быть уверенным, что сделал всё возможное: изучил материал, проникся темой, разработал идею, пропустил ее через сердце, предложил несколько кардинально разных вариантов, после чего выбрал один, тот, что подходит только для этого конкретного места – по духу, по настроению, по стилистике. Только исчерпавшись до последнего, можно иметь уверенность, что лучшего на данный момент ты сделать не мог…

– А для тебя, как для художника, что такое иконопись? Есть ли у тебя какое-то личное видение иконописи как искусства?

Художник-иконописец не имеет права на личные фантазии. Творцом является Бог, тогда как художник – Его со-трудник, что весьма ответственно.

– Иконопись – это, прежде всего, проповедь церковных, евангельских истин, Предания Церкви, она наглядно являет Христа в этом мире. Посредством искусства и несложного вещества (красок и доски, например) мы можем затрагивать в душе человека прекрасное, заложенное Богом представление о благе, пробуждаем высшие устремления, напоминаем о рае. В определенном смысле художник-иконописец не имеет права на личные измышления, фантазии и взгляды. Он призван войти в жизнь Церкви, впустить в себя Бога, Который и является по-настоящему Творцом, тогда как художник – Его со-трудник, что весьма ответственно. Икона, роспись, храм – это целый мир, существовавший задолго до нас и который будет существовать до скончания века, рождаясь и перерождаясь в произведениях церковных авторов. Мир Божественный – область, затрагивающая учение Церкви, место, где благодать Божия касается души человека.

От Минска до Йоханнесбурга

– Какие основные ваши проекты ты бы выделил?

– Если говорить о завершенных проектах, в первую очередь нужно упомянуть наш монастырский храм в честь иконы Божией Матери «Державная». Небольшие мозаики, а также росписи есть и в других наших храмах – на монастырском подворье, на фасаде церкви Северного кладбища в Минске. Сейчас планируем начинать росписи в Елисаветинском храме (Свято-Елисаветинского монастыря. – Ю.Г.). Отец Андрей мечтает о Крестовоздвиженском соборе, проект которого еще в работе. Он говорит, что для него это будет лебединая песня…

Свято-Успенская Почаевская Лавра, Почаев, Украина

Были небольшие заказы по Беларуси: в Бресте, Гродно, Бобруйске, Барановичах, Полоцке, в поселке Сокол под Минском. Нас приглашают совершенно разные люди. Как правило, это священники и архиереи, которым важно, чтобы в храме была создана красота, а не роскошь. Нам это очень дорого. К нам не обращаются дельцы с амбициями, желающие потешить свое самолюбие.

Люди звонят, увидев работы мастерской в интернете. Недавно интересовались из Мадрида, Польши. Наши мозаики есть в часовне Йоханнесбурга в ЮАР, в Финляндии, храме Сахалинска. В Москве, Киеве, Тернополе, Каменце-Подольском, Почаеве, Ростове-на-Дону; в монастыре под Краснодаром также есть работы нашей мастерской.

Недавно по благословению митрополита Илариона мы участвовали в конкурсе на оформление мозаичным декором собора святого Саввы в Белграде. Постарались сделать всё возможное – сроки были коротки. Как дальше будет продвигаться работа для Сербии – неизвестно, очень много обстоятельств, от коих она зависит. Нас подобного масштаба предложения, признаться, немного пугают, мы сознаем всю ответственность такой работы. Но на всё воля Божия.

Свято-Успенская Почаевская Лавра, Почаев, Украина

Сделано с Любовью

– Чего ты, как руководитель, желал бы для мастерской?

– Хочется, чтобы творчество было праздником и для исполнителя-мозаичиста, и для заказчика, и для всех молящихся. Возможно, это единственное, что способно удержать людей в мастерской, в коллективе, в профессии, в деле, в Церкви. Всё остальное утомляет, исчерпывает себя… Но если почувствуешь в процессе работы, что ты приобрел новый опыт, открыл для себя нечто, доселе не известное, если смог обрести идею, наполниться смыслом и поделиться им с людьми, если это хоть для кого-то стало неким откровением – то, полагаю, это и можно назвать главным стимулом в творчестве и жизни. Хочется, чтобы, несмотря на множество заказов и сжатые сроки, суету, занятость и трудности, именно это присутствовало в нашем труде.

Если что-то сделано с любовью, в порыве превзойти свою ограниченность, свое нынешнее жалкое умение, если это попытка суметь больше, чем можешь на сегодняшний день, попытка дать возможность действовать Богу, а не только себе-испорченному – тогда можно ожидать Божией помощи и результата.

Избранные работы мозаичной мастерской
минского Свято-Елисаветинского монастыря

Зверинецкий монастырь,Киев, Украина

Ионинский монастырь, Киев, Украина

Кафедральный собор свв. Веры, Надежды и Любови и матери их Софии,
Тернополь, Украина

Минск, Свято-Елисаветинский монастырь,
храм иконы Божьей Матери Державная

Монастырь в честь иконы Божьей Матери Отрада и Утешение,
Великая Ольшанка, Украина

Собор св. Александра Невского, Каменец-Подольский, Украина

Свято-Иверский монастырь, Ростов-на-Дону, Россия

Турку

Мозаика

У этого термина существуют и другие значения, см. Мозаика (значения). Мозаика Христос Пантократор. Южная галерея собора Святой Софии, Константинополь. Вторая четверть XII в. Ирано-римская мозаичная деталь из дворца Шапура I в Бишапуре.

Моза́ика (фр. mosaïque, итал. mosaico от лат. (opus) musivum — (произведение), посвящённое музам) — декоративно-прикладное и монументальное искусство разных жанров, произведения которого подразумевают формирование изображения посредством компоновки, набора и закрепления на поверхности (как правило — на плоскости) разноцветных камней, смальты, керамических плиток и других материалов.

История

Конусная мозаика. Урук. Месопотамия. III тыс. до н. э.

Древний Восток

История мозаики восходит ко 2-й половине IV тысячелетия до нашей эры — времени, которым датированы постройки дворцов и храмов шумерских городов Месопотамии

Мозаика составлялась из обожженных глиняных палочек-конусов («зигзаги») длиной 8-10 см и диаметром 1,8 см, которые укладывались на глиняный раствор. Изображение формировалось из торцов этих конусов, которые раскрашивались, обычно красным, чёрным и белым. Использовались геометрические мотивы: ромб, треугольник.

Ранним примером техники инкрустации или получившей в античности название мозаичной техники opus sectile, впоследствии развившейся в технику флорентийской мозаики, можно считать артефакт, условно называемый «Штандартом из Ура» (2600—2400 гг. до н. э.)

К 8 веку до нашей эры относят ранние примеры применения техники мозаики из необработанной гальки, составившей один из этапов в развитии мозаичных техник и на своем излёте пренебрежительно называвшейся римлянами opus barbaricum. При раскопках открыты орнаментированные галечные полы Алтын-тепе (вост. Анатолия) и дворца в Арслан-таше (Ассирия), однако самым богатым памятником являются галечные мозаики Гордиона (Анатолия).

Античность

Первые античные мозаики из необработанной гальки найдены в Коринфе и датированы концом V века до нашей эры Это контурные изображения людей, животных, мифологических существ, декорированные геометрическим и растительным орнаментом, выполненные обычно белым по чёрному, стилистически близкие краснофигурной вазописи. Подобные образцы 4 века до нашей эры найдены также в Олинфе, Сикионе, Эретрии. Важный шаг к реалистичности был сделан в мозаиках Пеллы (конец IV века до н. э.)

Расцвет античной мозаики приходится на эпоху эллинизма, когда появляется техника подколки камешков и становится доступным цветное стекло, что позволяло достигать живописной реалистичности изображений и использовать практически неограниченную цветовую гамму. Древнейшим памятником, где была использована техника подколки или тесселирования, считаются мозаики сицилийского города Моргантина (III век до н. э.).

В Древнем Риме мозаикой выкладывались полы и стены вилл, дворцов и терм. Римская мозаика делалась из маленьких кубиков очень плотного стекла — смальты, однако нередким было использование мелких камешков и гальки.

  • Помпеи, «Битва при Иссе» — мозаика выложена из около полутора миллионов кусочков, собранных в картину по технике, известной как «opus vermiculatum», то есть кусочки собирались один к одному по извилистым линиям.

Ранние христиане и Византия

См. Византийская мозаика

Императрица Феодора. Равенна Символ души — птица — на византийской мозаике православного храма VI века. Херсонес

Высочайшим расцветом мозаичного искусства можно считать эпоху Византийской империи. Византийская мозаика становится более утончённой, используется более мелкий модуль камней и деликатная кладка, фон изображений становится по преимуществу золотым.

  • Равенна
  • Монреале

Средневековая Евразия

13-й век, Санта-Мария-ин-Трастевере, Рим

Рококо

В качестве материала для мозаики стали широко применяться раковины морских моллюсков. Такими мозаиками украшали интерьеры.
В Европе в этот период получила распространение мода на мозаики из бисера. Бисер вкладывали по воску на бумагу, картон, пользуясь схемами для вышивки крестом. Подобных работ сохранилось очень мало.
В Германии с этим материалом в 1750—1770 годах работала мануфактура ван Зелова, впоследствии секрет технологии был утерян. Декорировались как плоские детали мебели, например столешницы, так и объёмные предметы: бутыли, фигурки птиц. Большинство изделий этой мануфактуры находится в музеях Германии. Есть один столик производства этой мануфактуры в Музее-заповеднике Архангельское.

Ислам

Образцы мозаичных стен внутри дома богатого сарта. В окрестностях Самарканда.
Фото С. Прокудина-Горского (1905—1915)

Мозаика очень широко использовалась в оформлении дворцов правителей Востока. Так, Дворец шекинских ханов является выдающимся произведением средневековой архитектуры Азербайджана. Этот дворец, считающийся одним из ценных памятников архитектуры XVIII века Азербайджана, был построен в 1762 году Гаджи Челеби. Дворец, в своё время входивший в комплекс дворцовых сооружений и служивший резиденцией шекинских ханов, представляет собой двухэтажное здание. Фасад дворца представляет собой подъёмные решетчатые рамы с набором шебеке — разноцветных мелких стёкол. Многоцветный рисунок шебеке красочно дополняет росписи, покрывающие стены дворца.

Во второй половине XVIII века в Шекинском ханстве высокого развития достигло искусство живописи, непосредственно связанной с архитектурой и строительством. Все значительные архитектурные сооружения в городе Шеки были богато украшены стенной росписью, являвшейся в то время самым популярным видом живописной техники. Свидетельством тому являются образцы живописи из Дворца шекинских ханов, сохранившиеся до наших дней и не утратившие своей художественной выразительности. Стенные росписи посвящались различным темам: сцены охоты на диких зверей, сражений, растительные и геометрические орнаменты, рисунки, созданные по мотивам «Хамсе» (Пятерицы) азербайджанского поэта Низами Гянджеви, сцены из дворцовой жизни, бытовые зарисовки из крестьянской жизни и так далее. В основном применялись такие цвета, как синий, красный, золотистый, жёлтый. На плафоне зала во дворце шекинских ханов зашифровано имя талантливого живописца Аббаса Кули. Следует отметить, что стены дворца не раз реставрировались, и поэтому здесь можно встретить росписи, сделанные мастерами, жившими в разное время.

Французская мозаика

Одной из достаточно известных французских мозаик в своё время была мозаика компании «Emaux de Briare». Завод по производству бриарских фарфоровых бусин, а несколькими годами позже и мозаики, был открыт 1837 году. Существует множество произведений искусства, созданных из бриарской мозаики. Известный художник Эжен Грассе, одна из значимых фигур французского течения ар-нуво, использовал её при создании многих своих работ. Эта мозаика производится и по сей день и является одним из немногих оставшихся полностью французских производств.

Макет фронтона на церкви Сен-Этьен в городе Бриар; Эжен Грассе, мозаист, 1892 г.

Мозаика Киевской Руси

На Руси мозаика появляется с принятием христианства, но не получает распространения из-за дороговизны импортируемого из Константинополя материала (в Византии на вывоз смальты была объявлена государственная монополия).

  • Софийский собор (Киев) — в интерьере собора сохранился крупнейший в мире ансамбль подлинных мозаик и фресок первой половины XI века
  • Михайловский златоверхий монастырь

Мозаика в России

Возрождением мозаики в России занимался Михаил Ломоносов. Однако мозаичное дело Ломоносова не получило продолжения по смерти своего создателя. Искусство мозаики было вновь забыто.

В 1840-е годы встал вопрос о переводе живописных икон крупнейшего в России Исаакиевского собора в мозаику. Во влажном климате Санкт-Петербурга, построенного на болоте, фрески осыпались ещё до окончания росписи, а там, где краска держалась, изображение быстро чернело и тускнело, впитывая дым от кадила, свечей и лампад. Русскому правительству пришлось командировать выпускников Императорской Академии художеств (В. Е. Раев, Е. Г. Солнцев, И. С. Шаповалов, С. Ф. Федоров) в Рим — учиться у мастеров Студии мозаики Ватикана. С другой стороны, из Рима в Петербург для организации производства смальты были приглашены технологи-стекловары.

В 1851 году русские студенты вернулись на родину, к этому же времени здесь итальянцами уже было организовано для них производство смальты. Этот год считается датой открытия Мозаичной мастерской Императорской Академии художеств.

Хотя мастерская была организована специально для создания мозаик Исаакия, что продлилось 66 лет и так и не было завершено из-за революционных событий, она выполняла и другие заказы: мозаики для иконостаса Собора Спаса на Крови в Петербурге, иконостаса собора Спаса на Водах, орнаментальные мозаики Храма Христа Спасителя в Москве, мозаичные портреты членов царской семьи и частные заказы.

Мастерская практиковала так называемый «прямой способ» набора, который позволял достигать живописной реалистичности изображения, но был чрезвычайно затратен по времени и, соответственно, дорог.

Преображение Господне. Собор Спаса на Крови. Мозаика мастерской Фроловых

Поэтому, Академия пыталась искать пути решения этого вопроса. Для этого в 1888 году она командирует своих сотрудников, среди которых был и А. А. Фролов, в Венецию, где Антонио Сальвиати был создан и успешно использовался другой, более экономически выгодный способ мозаичного набора. При нем мозаики выкладывались в зеркальном отображении лицевой стороной на временное основание, на котором уже перевозились на место для них предназначенное, где и укладывались. Этот способ получил название «обратного» или «венецианского».

Поскольку этот опыт Академией принят не был, А. А. Фролов открывает собственную студию, которая, уже при его брате В. А. Фролове, становится самой успешной студией мозаики дореволюционной России, а впоследствии полагает основы советского мозаичного искусства.

Мозаика и народное искусство

Современное искусство

Мозаика племени Уичоли (Huichol)

Мозаика племени Уичоли. Ягуар, украшенный мозаикой из бисера. Бисер уложен боком к основе.

В настоящее время развивается такой вид автохтонного искусства, как мозаика племени уичоли. Она представляет собой редкую разновидность мозаики по применяемому материалу — в этой технике для укладки применяется бисер.
Есть примеры другой укладки бисера — отверстием вверх.

Техника

Способы укладки

При прямом наборе элементы мозаики вдавливаются в грунт. При обратном наборе мозаика собирается на картоне или ткани, потом переносится на загрунтованную поверхность.

Укладка мозаики: техника похожа на укладку плитки, клей и затирочный раствор для мозаичных швов доступны в каждом строительном магазине.

Основание исследуется на прочность, выявляются все дефекты — трещины, каверны, гравийные гнёзда, арматура или другие инородные предметы, не включённые в проект, а также проблемные области, например, масляные пятна, рыхлое или недостаточно прочное основание, пустоты. Основание должно быть крепким, несущим, сухим, а также ровным и очищенным от средств, уменьшающих сцепление (например, добавок, уменьшающих адгезию и облегчающих демонтаж опалубки), без следов цементного молока, пыли, грязи, остатков краски, стёртой резины и тому подобного. При необходимости провести механическую очистку основания, например, путём пескоструйной обработки. Перед началом укладки мозаики визуально поверхность должна быть ровной, без наплывов, ямок и трещин, а также сухой и прогрунтованной.

Укладка мозаики на бумаге

Укладка начинается с нанесения на подготовленную поверхность клея, после чего он равномерно распределяется по всей поверхности. В большинстве случаев рекомендуется применять клеевые составы на латексной основе. Мозаика клеится обратной к бумаге стороной. Укладка должна быть аккуратной, поэтому расстояние между листами должно соответствовать расстоянию между плитками, излишнее давление недопустимо. По окончании укладки листы необходимо закрепить легкими ударами площадки с резиновым основанием.
Через сутки бумагу можно удалить — смоченная влажной губкой, она отстаёт. Перед затиркой швов мозаичную поверхность необходимо очистить от остатков бумаги и клея, после чего затирку можно выполнить при помощи резиновой тёрки. Для затирки швов целесообразно использовать состав, который рекомендуется производителем мозаики. Когда затирка завершена, можно выполнить очистку мозаики и отполировать мозаичную поверхность.

Укладка мозаики на сетке

В отличие от мозаики на бумажных листах, мозаика, наклеенная на сетку, клеится лицевой поверхностью вверх. Для технологии её укладки характерно то, что после высыхания клея можно приступать сразу же к затирке швов.

Материалы

В качестве мозаичных материалов используются традиционные — природный камень, смальта, керамика и металл. Этот арсенал сравнительно недавно пополнился керамогранитом. Тем не менее, смальта остаётся основным материалом при создании классических декоративных панно архитектуры, прежде всего — интерьеров. Наиболее популярны стекло и керамика ввиду их прочности и ряда других технических характеристик, доступности, наконец — художественного потенциала: многообразия колористических решений, сравнительной простоты обработки, большого диапазона модульных параметров — по части размеров и конфигураций. Камень используется в основном для создания напольных композиций; металл — для расширения выразительных средств мозаичных произведений; керамогранит — для фасадных работ, при формировании тротуаров, парковых дорожек и полов общественных сооружений.

Благодаря сумме функциональных и эстетических свойств этого материала, устойчивости к различным погодным условиям, жаропрочности и морозостойкости, малому коэффициенту водопоглощения, устойчивости к механическим воздействиям, агрессивным и биосредам, светостойкости, наряду с разнообразием гаммы и другими достоинствами, он находит широкое применение в различных сооружениях, эксплуатация и долговечность которых обусловлены названными факторами: в различных садово-парковых, водных сооружениях, в оформлении каминов и печей.

Мозаики из смальты и других видов декоративного стекла, помимо монументальных форм и элементов архитектуры; уже упомянутых панно, разнообразных фризов и других включений, используется также в самостоятельных прикладных направлениях изобразительного искусства, в орнаментальных и концептуальных композициях. Её художественные возможности велики: она позволяет создать декор простого рисунка в виде узора, любой произвольной композиции.

Галерея

  • Греческие и римские
  • Охотничья мозаика из Дома похищения Елены в Пелле, Древняя Македония, конец IV века до нашей эры.

  • Мозаика из гробницы в Амфиполисе, изображающая похищение Персефоны Плутоном, IV век до н. э.

  • Прозрение на мозаике Диониса, из Виллы Диониса (II век нашей эры) в Дионе, Греция. Теперь в Археологическом музее Диона.

  • Эллинистическая греческая мозаика нимфы, катающаяся на морском существе, из дворца Великого Магистра Рыцарей Родоса, Греция, 2-й век до нашей эры

  • Римская мозаика Улисса, из Карфагена, 2-й век нашей эры, теперь в Музее Бардо, Тунис

  • Мозаики «Остерегайтесь собаки» были популярным мотивом для порогов римских вилл

  • Небольшая часть Большого тротуара, римская мозаика, заложенная в 325 г. н. э. в Вудчестере, Глостершир, Англия

  • Злитенская мозаика показывает гладиаторов 2-го века н. э.

  • Римская мозаика найдена в Каллеве (Сильчестер)

  • Римская мозаика, изображающая свадьбу Диониса и Ариадны, с Силеном и сатиром, 2-ое столетие нашей эры, Тунис (город), Тунис

  • Мозаика, показывающая Медузу и репрезентативные фигуры четырех сезонов, из Паленсии, Испания, была сделана между 167 и 200 годом нашей эры.

  • Мозаика женщин-спортсменов, играющих в мяч на Вилле дель-Касале из Пьяцца-Армерина, 4-й век нашей эры

  • Поздняя римская мозаика на вилле Романа в Ла-Ольмеде, Испания, 4-5 века н. э.

  • Деталь принцессы Скироса (из более крупной сцены Илиады, изображающей её и других принцесс, заискивающих перед Ахиллом, видя как Одиссей смотрит), из виллы Ла-Ольмеда, Испания, 4-5 вв. н. э.

  • Суд Париса, мрамор, известняк и стеклянные кубики, 115-150 гг.; из столовой дома Атриум в Антиохии-на-Оронте

  • Триумф Посейдона и Амфитриты, показывающий пару в процессии, деталь мозаики из Цирты, Римская Африка, 315-325 гг. н. э., Лувр

  • Мозаика Орфея из Каралиса, современный Кальяри (Италия), в настоящее время в Археологическом музее Турина

  • Христианские и византийские
  • Деталь палеохристианской мозаики из базилики Санта-Пуденциана в Риме, около 410 г. н. э., изображающая Святую Пуденциану

  • Мозаика Доброго Пастыря в Мавзолее Галлы Плацидии, Равенна

  • Мозаика Юстиниана I в Базилике Сан-Витале, Равенна

  • Мозаика 5-го века в триумфальной арке Санта-Мария-Маджоре, Рим

  • Так называемый готский вождь, от Мозаики Перистиль Великого дворца Константинополя

  • Мозаика Святого Петра из Монастыря Хора

  • Византийская мозаика над входным порталом Евфразиевой базилики в Порече, Хорватия (VI век)

  • Изображение (перед иконоборчеством) святого Димитрия на базилике Агиос Деметриос в Салониках.

  • Деталь мозаики из монастыря Неа-Мони

  • Мозаика Христа Пантократора из Айя Софии из мозаики Деисуса.

  • Мозаика Айя Софии Константинополя (современный Стамбул), изображающая Марию и Иисуса, в окружении Иоанна II Комнина (слева) и его жены Ирины Венгерской (справа), около 1118 н. э.

  • Мозаика Феодора Метохитес, предлагающего церковь Хоры Христу

  • Арабские
  • Исламская мозаика внутри Купола Скалы в Палестине (приблизительно 690)

  • Мозаика Омейядов дворца Хишама близко следует классическим традициям

> См. также

  • Римская мозаика
  • Маркетри
  • Дивизионизм
  • Пиксельная графика
  • Музей мозаики в Зевгме (Турция)
  • Музей мозаики (Болгария)

Примечания

  1. Calaméo: Mosaïques art nouveau d’Eugène Grasset à Briare. Дата обращения 7 novembre 2010.
  2. Никитенко Н. Софийский собор: Путеводитель. — Киев: Национальный заповедник «София Киевская», 2011. — С. 32
  3. 1 2 Сиднева И. Мозаика Исаакиевского собора // рустрана.рф. — 2007. — 11 окт.
  4. История мозаики. Новое время

Литература

  • Ульянов О. Г. Римский topos Образа: художники Императорской Академии художеств XVIII–XX вв. и «новая Сикстинская капелла XXI века» (Redemptoris Mater, Ватикан) // Академия художеств в прошлом и настоящем. Международная научная конференция РАХ к 260-летию со дня основания. СПб., 2018. С. 312-321.
  • Лазарев В. Н. Древнерусские мозаики и фрески. — М.: Искусство, 1973. — 512 с. — (Из истории мирового искусства). — 20 000 экз.
  • Мозаика // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

В Викисловаре есть статья «мозаика»

  • Отто Демус. Мозаики византийских храмов. Принципы монументального искусства Византии / Пер. с англ. Э. С. Смирновой. ред. и сост. А. С. Преображенский.
  • Мозаика племени Уичоли

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *