Илии пророка обыденного

Храм Илии Пророка Обыденного

Православный храм

Церковь Илии Пророка «Обыденный»

(Церковь пророка Божия Илии в Обыденском переулке)

Страна

Россия

Город

Москва

Конфессия

Православие

Епархия

Московская

Архитектурный стиль

Московское барокко

Строительство

Приделы

Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы; Апостолов Петра и Павла

Реликвии и святыни

Икона Божией Матери «Нечаянная Радость» из Кремля
Иконы местного ряда иконостаса (Симон Ушаков и ученики)

Статус

ОКН № 7734909000№ 7734909000

Сайт

Медиафайлы на Викискладе

Храм Илии́ Проро́ка Обыде́нного — приходский православный храм в честь пророка Илии (главный престол) в Москве, расположенный по адресу: 2-й Обыденский переулок, 6. Построен в 1702—1706(?) на Остожье, близ Чертолья.

История

Храм, возведённый на рубеже XVI—XVII веков, первоначально деревянный, вероятнее всего, был сооружён по случаю засухи. Дата его построения точно не известна; первое упоминание о нём относится к концу XVI века. Существование церкви подтверждал синодик, составленный при святителе патриархе Иове между 1589 и 1607 годами и хранившийся в ризнице храма ещё в начале XX века. Но первым упоминанием о храме считается сочинение Авраамия Палицына «История в память предъидущим родом» (известное под названием «Сказание Авраамия Палицына»), описывавшее события 1584—1618 годов. По свидетельству «Сказания», 24 августа 1612 года, в день решающего сражения русских с поляками, князь Дмитрий Пожарский служил молебен перед образом Святой Троицы, Богородицы и чудотворцев Сергия и Никона,

молящеся о побеждении на враги на месте, идеже был обыденный храм во имя святаго пророка Илии.

В иконостасе главного алтаря нынешнего храма от этой древней деревянной церкви предположительно сохранились образ Спаса Нерукотворного (1675) и Казанская икона Божией Матери, написанные ведущим царским изографом Симоном Ушаковым.

Вероятно, в деревянной церкви находились иконы: храмовая — святого Илии Пророка с 20 клеймами жития, «Святая Троица Ветхозаветная», Владимирская икона Божией Матери, «Усекновение главы Иоанна Предтечи», «Святитель Николай Чудотворец (Зарайский)».

В 1702 году на месте деревянного начали строить каменный храм, алтарная часть которого и основное здание, построенное по типу «восьмерик на четверике», сохранилось доныне в неизменных формах. Сохранилось документальное свидетельство о начале строительства в книге подрядных записей. Из этого документа следует, что в качестве образца для строительства был выбран соборный храм Николо-Перервинского монастыря, однако, возможно, из-за нехватки средств этот замысел не осуществился, и на месте деревянной церкви была возведена не двухэтажная, а одноэтажная церковь с семиярусным иконостасом, первоначальный каркас которого сохранился до нынешнего времени. О создателях храма братьях Деревниных напоминают мраморные плиты, находящиеся внутри храма. В «Синодальном справочнике» было указано: «Построена в 1702 г. думным дьяком Гавриилом Деревниным на месте прежней деревянной».

6 октября 1706 года был выдан антиминс в построенный придел Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы, который вскоре сильно пострадал во время пожара 1748 года и был возобновлён «усердием и стараниями бригадира Никиты Андреевича Болкунова». В ноябре 1819 года освящён южный придел во имя апостолов Петра и Павла.

Храм Илии Пророка «Обыденный», 1882 г. (фото из альбома Николая Найдёнова)

Современный архитектурный облик храм приобрёл в настоятельство протоиерея Иоанна Лебедева. Это было пореформенное время, когда в России многое менялось. В это время произошёл значительный рост числа предпринимателей, большинство из которых принадлежали к купеческому сословию. Многие предприниматели не только являлись жертвователями, но и лично участвовали в приходской жизни церквей, многие были церковными старостами.

В 1867 году одновременно с назначением настоятелем протоиерея Иоанна Лебедева церковным старостой Ильинского храма стал купец первой гильдии Владимир Коншин. Первой своей задачей настоятель и староста сочли капитальный ремонт трапезной и колокольни из-за образовавшейся в западной части свода трещины.

К составлению проекта Коншин привлёк архитектора Александр Каминского. Оба были женаты на сёстрах Павла Третьякова, который часто бывал в Ильинском храме, поскольку рядом с 1865 года проживала его мать Александра Даниловна, а позже неподалёку, на Пречистенском бульваре поселился и брат Сергей. Вместе с Коншиным Третьяковы пожертвовали значительную сумму на реконструкцию храма и постройку колокольни. Освящение новой трапезной и колокольни было совершено 9 июня 1868 года митрополитом Иннокентием, отслужившим в храме свою первую литургию после прибытия в Московскую митрополию.

Коншин был инициатором создания первой церковно-приходской школы храма и стал её попечителем. Занятия начались в январе 1875 года; учебной частью руководил действительный статский советник Алексей Кашкадамов. В 1882 году при храме было построено отдельное здание для школы и богадельни.

В 1920-х годах после разорения близлежащего Зачатьевского монастыря в храм Илии Обыденного был передан чудотворный список Киккской иконы Божией Матери «Милостивая». В 1999 году, когда монашеская жизнь в монастыре стала возрождаться, «Милостивая» вернулась на своё прежнее место.

В 1930 году храм дружно отстояли от закрытия верующие: 1 марта было принято постановление о закрытии, а 20 мая власти приняли новое постановление

Имея в виду, что в районе нахождения закрываемой церкви уже закрыты 4 церкви: Антипьевская, Ржевская, Бариковская и Зачатьевский монастырь и что особо острой нужды в здании обыденской церкви не видно… церковь оставить верующим.

— ГА РФ. — Ф. 1235. — Оп. 75. — Д. 1768. — Л. 5.

По преданию, храм собирались закрыть после службы 22 июня 1941 года, но началась война.

15 июня 1944 года сюда была перенесена из храма Воскресения Христова в Сокольниках почитаемая как чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная Радость». В храме хранится ряд иных святынь, в частности, связанных с деятельностью митрополита Серафима (Чичагова): икона «Спаситель в белом хитоне».

Высота колокольни — 36 м. С южной стороны звонарской площадки можно увидеть отсутствие ажурной кованой решётки — след от колокола, сброшенного во время антирелигиозной кампании в 1940 году.

В 1973 году в храме обвенчались Александр Солженицын и Наталия Светлова. Там же были крещены их дети — Ермолай и Игнат.

Синодик священников XVIII—XX вв.

  • священник Василий Михайлов (?—1707)
  • священник Симеон Михайлов (1707—1718)
  • священник Силуан Данилов (1720—1728)
  • священник Кирилл Силуянов (1733—1737)
  • иерей Иван Гаврилов (?—1785)
  • иерей Иван Васильев (1768—?)
  • иерей Василий Михайлович Копьев (1783—1829)
  • иерей Георгий Никитич Лебедев (1803—?)
  • священник Василий Григорьев (ок. 1810)
  • протоиерей Иоанн Митрофанович Лебедев (1835—?)
  • протоиерей Иоанн Матвеевич Лебедев (1867—1909)
  • священник Андрей Иванович Соколов (1898—1917?)
  • протоиерей Виталий Николаевич Лукашевич (1920-е—1936)
  • протоиерей Александр Васильевич Толгский (1936—1962) (настоятель)
  • Николай Павлович Тихомиров (1938—1985)(настоятель — с 1962)
  • протоиерей Александр Николаевич Егоров (1951—2000)
  • протоиерей Владимир Иванович Смирнов (1954—1978).

Известные настоятели

  • иерей Василий Михайлович Копьев (до 1829)
  • иерей Георгий Никитич Лебедев
  • протоиерей Иоанн Матвеевич (Митрофанович ?) Лебедев (1867 — после 1892)
  • Андрей Иванович Соколов (конец 1890-х — начало 1920-х)
  • протоиерей Виталий Николаевич Лукашевич (1920-е — 1936)
  • протоиерей Александр Васильевич Толгский (1936—1962)
  • протоиерей Николай Павлович Тихомиров (1962—1985)
  • протоиерей Ерос Дамианович Ясенчук (1985—1986)
  • протоиерей Алексей Сергеевич Лапин (1986—2006)
  • игумен Тимофей (Подобедов) (10 октября 2006 — август 2012)
  • протоиерей Максим Юрьевич Шевцов (со 2 ноября 2012 года по настоящее время).

Духовенство

  • Настоятель храма — протоиерей Максим Шевцов
  • Протоиерей Николай Скурат
  • Протоиерей Андрей Чернеев
  • Иерей Андрей Дорохин.
  1. Существует также предание, что он был возведён при личном участии великого князя Василия III в период его правления с 1505 по 1533 год.
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Святыни храма пророка Божия Илии в Обыденском переулке Москвы / Сост., авторы текста: иерей Николай Скурат, Е. С. Хохлова, Я. Э. Зеленина. — М.: Индрик, 2008. — 152 с. — ISBN 978-5-85759-454-4.
  2. 1 2 300-летие постройки в Москве во имя святого пророка Божия Илии каменного храма, издревле слывущего Обыденным // ЖМП. — 2002. — № 9.
  3. Сказание Авраамия Палицына. — СПб.: Имп. Археогр. комис., 1909. — С. 170.
  4. РГАДА. Ф. 282. Оп. 1. Д. 1031. Л. 659—659об.
  5. 1 2 3 Паламарчук П. Г. Сорок сороков. Москва в границах Садового кольца : Китай-город, Белый город, Земляной город, Замоскворечье. — М.: Книга и бизнес, Кром, 1994. — Т. 2. — 646 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-7119-0013-7.
  6. Икона Богородицы «Милостивая». Азбука веры. Дата обращения 25 ноября 2019.
  7. «Спаситель в белом хитоне»
  8. Сараскина Л. Александр Солженицын.
  9. Синодик священно- и церковнослужителей московского храма Св. Пророка Божия Илии, что слывет Обыденным
  10. Духовенство храма Пророка Божия Илии в Обыденном переулке
  11. Храм — Духовенство храма Илии Пророка в Обыденском переулке г. Москвы. www.hram-ostozhenka.ru. Дата обращения 26 мая 2019.

Ссылки

  • Протоиерей Николай Скурат. О попытках закрытия московской Илие-Обыденской церкви в 1931–1932 гг. (по архивным материалам) (11.03.2017). Дата обращения 11 марта 2017.

Храм Проро́ка Божия Илии́ в Обыденском переулке — приходский православный храм в честь пророка Илии (главный престол) в Москве, расположенный по адресу: Москва, 2-й Обыденский переулок, д. 6. Храм пророка Илии первоначально был деревянным, возведённый в 1592 году за один день — «обыде́нь», что и дало храму уточняющее название «Обыденный». По имени храма три ведущих к нему переулка стали Обыденскими. Нынешний храм построен в 1702 году на месте прежнего деревянного храма. От этой древней деревянной церкви в иконостасе главного алтаря нынешнего храма предположительно сохранились образ Спаса Нерукотворного (1675) и Казанский образ Божией Матери, написанные ведущим царским изографом Симоном Ушаковым. 15 июня 1944 года сюда была перенесена из храма Воскресения в Сокольниках почитаемая как чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная радость».

Обыденский храм всегда почитался в Москве. В день памяти святого пророка Илии и во время засухи или затяжного ненастья из Кремля к храму совершался крестный ход с участием царя. В такие дни богослужения в храме совершали предстоятели Русской Церкви.

В течение более 300 лет в храме всегда совершались богослужения. Даже в период безбожного лихолетья Храм Илии́ Проро́ка Обыде́нного никогда не закрывался, хотя такие попытки и предпринимались. В тот период, когда другие храмы Москвы закрывались, Обыденский храм принимал многие святыни из закрываемых храмов Москвы.

Главные чтимые святыни храма – чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная Радость», иконы Божией Матери «Феодоровская» и «Владимирская». В местном ряду иконостаса главного алтаря находится несколько почитаемых икон: «Огненное восхождение святого Пророка Илии», «Спас Нерукотворный» с клеймами, икона Божией Матери «Казанская». В храме хранятся иконы преподобного Сергия Радонежского и преподобного Серафима Саровского с частицами их мощей. Частицу мощей преподобного Серафима Саровского передал храму Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II († 2008) сразу после второго обретения честных мощей этого великого угодника Божия. 1 августа 2009 года во имя преподобного Серафима Саровского в храме был освящен приставной престол. Также в храме хранится частичка Пояса Пресвятой Богородицы, хранящаяся в мощевике у придела апостолов Петра и Павла.

Полный список святынь храма Илии́ Проро́ка в Обыденском переулке:
— Чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная Радость»
— Спас Нерукотворный (с 12 клеймами)
— Икона Божьей Матери «Казанская»
— Святой пророк Илия (с 20 клеймами)
— Усекновение главы Иоанна Предтечи
— Святитель Николай Чудотворец (Зарайский)
— Святой мученик Иоанн Воин
— Успение Пресвятой Богородицы
— Великомученица Варвара
— Преподобный Сергий Радонежский
— Икона Божьей Матери «Неувядаемый Цвет»
— Мощевик слева в центральной части
— Мощевик справа в центральной части
— Святой великомученик Георгий Победоносец
— Святой священномученик Антипа Пергамский
— Святой великий князь Данииил Московский
— Икона Божьей Матери «Владимирская»
— Преподобный Серафим, Саровский чудотворец
— Великомученица Екатерина
— Святитель Афанасий Ковровский, исповедник
— Икона Божией Матери «Умиление»
— Священномученик Серафим (Чичагов)
— Святой страстотерпец царь Николай принимает у священномученика Серафима (Чичагова) Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря
— Преподобный Серафим Саровский, молящийся на камне
— Икона Божией Матери «Достойно есть»
— Икона Божией Матери «Смоленская»
— Икона Божией Матери «Скоропослушница»
— Икона Божией Матери «Взыскание погибших»
— Икона Божией Матери «Тихвинская»
— Икона Божией Матери «Елецкая»
— Cвятые первоверховные апостолы Петр и Павел
— Благовещение Пресвятой Богородицы
— Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье)
— Икона Всех Святых
— Икона Божьей Матери «Казанская»
— Мощевик в приделе апостолов Петра и Павла
— Икона Божией Матери «Всех скорбящих радость»
— Икона Божьей Матери «Троеручица»
— Святой пророк Иоанн Предтеча
— Святой мученик Иоанн Воин
— Святой великомученик и целитель Пантелеимон
— Святые мученики Гурий, Самон и Авив
— Икона Божией Матери «Всецарица»
— Икона Божией Матери «Милостивая»
— Распятие. Крест Господень
— Успение Пресвятой Богородицы
— Святители Николай Мирликийский и Спиридон Тримифунтский
— Святой благоверный великий князь Александр Невский
— Спаситель в белом хитоне
— Святитель Николай Чудотворец (с 12 клеймами жития)
— Икона «Сошествие Святого Духа на апостолов»
— Икона Божией Матери «Утоли моя печали»
— Икона Божией Матери «Иверская»
— Три святителя, апостол Иаков, брат Господень, архангел Михаил, мученица Мавра
— Покров Пресвятой Богородицы
— Святой пророк Илия в пустыни
— Святые Симеон Богоприимец и пророчица Анна
— Господь Вседержитель на Престоле
— Икона Божией Матери «Благодатное Небо»
— Икона Божией Матери «Державная»
— Святой мученик Трифон
— Распятие. Крест Господень
— Икона Божией Матери «Помощница в родах»
— Икона Божией Матери «Феодоровская»
— Святая Троица
— Воскресение Господне
— Канун
— Святой великомученик Георгий Победоносец
— Спас Нерукотворный
— Успение Богоматери
— Священномученик Ермоген, патриарх Московский

АДРЕС И СХЕМА ПРОЕЗДА в храм Илии Пророка Обыденного:
Москва, 2-й Обыденский переулок, 6.
(Храм пророка Илии расположен недалеко от Храма Христа Спасителя)

Православная Церковь свято чтит пророка Илию. Первая церковь, построенная в Киеве при князе Игоре, была во имя пророка Илии. Илия́ — библейский пророк в Израильском царстве, в IX веке до н. э. Русская, Грузинская, Сербская и Иерусалимская Поместные Церкви чтят его память 20 июля (2 августа) (см. «Ильин день») Святой Илия́ в славянской народной традиции — повелитель грома, небесного огня, дождя, покровитель урожая и плодородия. Илья — «грозный святой». Пророк Илия́ был ревностным поборником иудаизма и грозным обличителем идолопоклонства и нечестия.


Согласно Преданию, святой пророк Илия́ совершил следующие чудеса:
— Навёл голод (3Цар.17:3).
— Низвёл огонь на землю (3Цар.18:36-38).
— Низводил Огонь с Небес как для наказания грешников, так и для Знамения Истинности Богопочитания.
— Воскресил отрока, который, предположительно, впоследствии стал пророком Ионой.
— Разделял реку Иордан подобно Моисею ударив по ней своей одеждою.
— Говорил с Богом лицо в Лицо, закрыв при этом своё лицо.
— По Слову Бога пищу ему приносили вороны и Ангелы.
— По его слову пища в доме вдовы не кончалась.
— Его пеленали Ангелы и кормили его Огнём при рождении.
— Полагается, что он есть один из двух светильников предстоящих перед Богом и помазанных Им (Апокалипсис и пророк Захария).
— Был вознесён живым на Небо за особую праведность перед Богом.
— По его молитве заключилось Небо и не давало дождя.
— Также по его молитве Бог дал дождь на землю после заключения Неба.
— Явился вместе с пророком Моисеем перед Иисусом Христом в день Преображения и беседовал с Ним.
— Пророчествовал и открывал людям Волю Бога.
— Считается, что за равноангельскую жизнь Бог даровал ему неисчерпаемый и неограниченный дар чудотворения
— Почитается как величайший из святых.

Как в иудаизме, так и в христианстве считается, что святой пророк Илия́ был взят на Небо живым: «вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на Небо» (4Цар.2:11). Согласно Библии, до него живым на небеса был взят лишь Енох, живший до Потопа (Быт.5:24). Впрочем, в православном богословии есть мнение, что Енох и Илия были вознесены не на небо, но в некое сокровенное место, в котором и ожидают дня апокалипсиса. Пророк Илия́ упоминается несколько раз в Новом Завете. Так описан эпизод как старейшины и народ спрашивали Иоанна Предтечу, когда он проповедовал на берегах Иордана в духе и силе Илии и даже по внешности походил на него, не он ли Илия? Также ученики Иисуса Христа, согласно Евангелию от Матфея, спрашивали Его, не должен ли перед Мессией прийти Илия. На что Христос ответил: «правда, Илия должен прийти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них» (Мф.17:11-12). Тогда ученики поняли, что Иисус говорил об Иоанне Крестителе, который был обезглавлен (Мк.6:28).

Во время Преображения Иисуса Христа Илия пророк являлся, вместе с Моисеем и они беседовали с Иисусом «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк.9:31). По мнению Иоанна Златоуста, «один умерший и другой, ещё не испытавший смерти», предстали для того, чтобы показать, что «Христос имеет власть над жизнью и смертью, владычествует над небом и землей». Согласно Откровению Иоанна Богослова Илия должен также явиться пред вторым пришествием Христа на землю (Откр.11:3-12). Во время страданий Христа на кресте некоторые из людей думали, что Христос зовёт пророка Илию на помощь, и ожидали его прихода.

Молодой священник, только закончивший обучение, приходит в церковь.
Ему поп говорит:
— Иди читай проповедь!
Тот идёт, боится, в первый раз всё-таки…
Другой поп его пожалел и говорит:
— Сын мой, сходи за алтарь, остаканься, и смело иди читать, всё получится.
Ну тот сходил, остаканился… С утра просыпается — башка квадратная, весь перекошенный, перегаром несёт…
Подходит к попу:
— Святой отец, ну,как я вчера отчитал?
— Ну в общем-то ничего, но были некоторые неточности…
— Вы хоть скажите какие, чтобы я не повторялся…
— Ну, ладно…
Во-первых, я сказал остаканиться, а не ографинеться;
Во-вторых, к алтарю выходят на двух ногах, а не на четвереньках с криками: «иду уже на*»;
В-третьих, рясу в трусы не заправляют;
В-четвертых, кадилом махают вперед-назад, а не над головой;
В-пятых, прихожанки не бляди;
В-шестых, Христа распяли евреи, а не менты;
В-седьмых, в священном писание кроме Божьей Матери никакой другой не упоминается;
В-восьмых, нужно говорить не «пи*дец тебе грешник», а «Господь вам все простит»;
В-девятых, было 12 апостолов, а не х*ева дюжина ап*здолов;
В-десятых, по окончанию службы надо отпускать с миром, а не посылать на х*й;
В-одиннадцатых, молитва заканчивается словом «Аминь», а не словами «все пи*дец, расходимся»

Просмотры: 436

Мы часто слышим истории разной степени драматичности о том, как священника, много лет трудившегося на приходе, созидавшего общину, внезапно и без всяких объяснений переводят на другое место. Это может вызывать и у него самого, и у прихожан ощущение полного бесправия. А какую стратегию поведения в такой ситуации может посоветовать психолог: священнику, прихожанам и — даже — гипотетическому архиерею? Об этом мы беседуем с опытным психологом, много лет помогающим священнослужителям, Натальей Скуратовской.

***

Худший вариант — начать войну

Наталья Скуратовская:

— Понятно, что у всех шок. Этот шок надо пережить и по возможности слишком не драматизировать. Слава Богу, все живы-здоровы. Прихожане могут продолжать общаться со священником, он может оставаться их духовником, они могут ему чем-то помогать на новом приходе, если их связывают близкие давние отношения. Родство духовное и душевное не разрывается от того, что кого-то куда-то перевели. И с нашими кровными родственниками, близкими друзьями мы тоже не всегда живем под одной крышей, но от этого не становимся менее родными. Когда запретили о. Зинона (Теодора) и отправили его в дальний скит в Гверстонь, то там вскоре построили прекрасный храм, в котором служили приезжавшие к нему в гости священники. Приезжали и бывшие прихожане, помогали достроить храм, он оставался их духовником — это продолжалось, пока он не уехал за границу.

Сейчас средства коммуникации развились по сравнению с девяностыми, и изолировать священника от общины невозможно — что бы там священноначалие себе ни фантазировало.

Наталья Скуратовская

Стоит здраво обдумать реальное положение, которое сложилось — и у священника на его новом месте, и у общины. Как изменились условия его служения, финансовое положение — редко переводят туда, где это положение улучшается, если речь идет не о «карьерном росте», а о внезапном, без предупреждения, переводе.

Пережив первый шок, надо направить свои силы на то, чтобы стабилизировать ситуацию. Община в таких случаях скорбит, и есть порыв идти добиваться правды, причем у людей бывают какие-то фантастические иллюзии по этому поводу: «Архиерей не знает, какой у нас батюшка хороший, а вот если мы скажем архиерею об этом, то он тут же раскается и заберет назад свое решение».

— И что прихожане делают?

— Добиваются встречи с архиереем, еще с кем-то из церковного начальства, начинают писать обращения и выкладывать их в интернете в открытом доступе, пытаются не пускать нового священника в храм. Если говорить о том, чего нельзя делать, то самый худший вариант, когда священник со своей общиной объединяется и начинает воевать. «Это наш храм, мы в него не пустим этого назначенца». А новый священник часто — подневольный человек, которым просто заткнули дыру. Бывает, конечно, что это чей-то ставленник, карьерист. В любом случае начать физическую войну — это худший вариант.

— Часто такое бывает?

— Я знаю несколько десятков таких случаев.

— Чем они заканчиваются?

— А заканчиваются они почти всегда одинаково — батюшка отправляется либо в запрет, либо в такое место, где община до него не доедет, в условный «магадан».

— Если община все-таки хочет за своего настоятеля воевать — законными методами, то что делать? Или лучше сразу смириться и понять, что все бесполезно?

— К сожалению, законных методов нет. Наше каноническое право так устроено, что любое решение архиерея, любой указ, подписанный им, кто бы на самом деле ни принимал это решение, считается по умолчанию обязательным к исполнению. Архиерей, конечно, может изменить свое решение, но он никогда не сделает это под давлением. Так устроена церковная иерархия — чем сильнее народ будет давить на архиерея, тем больше у него будет стимулов подавить восстание.

— А как же декларируемый принцип, что владыка — отец, а паства — дети, к нуждам и просьбам которых папочка вроде бы должен прислушиваться?

— Он не «папочка» абсолютно. В такие моменты священноначалие как раз любит напоминать другую метафору — про армию, что Церковь — как армия. Генералу виднее, куда послать командира, а вы, рядовые, сидите, где сказали. И никакие семейные метафоры в таких случаях обычно не используются.

Как это бывает — на конкретном примере

Совсем недавно я была на приходском собрании по аналогичному поводу. Община лишилась своего настоятеля, который привел большинство из них в церковь, они здесь воцерковлялись, многие приезжали издалека именно на этот приход. При этом священник не замыкал их на себе, просто он такой человек, которому могли доверять даже люди, обиженные церковью. И на этом собрании как раз происходило противостояние этих двух картин мира: прихожане говорили, что у них отца отняли, а благочинный, который присутствовал на собрании, больше говорил про армию.

— А в качестве кого вы присутствовали на этом собрании?

— В качестве друга прихода и психолога. Я поехала, чтобы поддержать, меня пригласили люди из активных прихожан и из оставшихся клириков. В каком-то смысле — в качестве модератора, чтобы помочь не скатиться к скандалу и вбросить что-то такое в обсуждение, что даст больше шансов построить нормальные отношения с новым настоятелем.

— Предполагалась какая-то умиротворяющая роль?

— И умиротворяющая, и сказать что-то такое, что пригодится потом в практическом плане. Например, я предложила — и это было принято начальством, — чтобы новый настоятель раз в месяц устраивал неформальные встречи с приходом. У них изменилась богослужебная практика, вся система отношений, у людей был шок. Настоятель молодой и неопытный. Это первое его назначение настоятелем, он вообще себя в этом качестве не представляет. Он боится сделать что-то такое, что будет расценено как непривычное, не одобряемое священноначалием. А на этом приходе традиционно по благословению настоятеля проповедь на евангельское чтение мог произносить мирянин — катехизатор, миссионер, первый помощник настоятеля.

— А ведь в этом нет ничего странного, и удивительно, что это кажется необычным.

— Для меня это совершенно нормально, и я тоже радовалась, познакомившись с этим приходом. Не случайно я стала другом прихода. Сначала я попала к ним на фестиваль, потом они меня пригласили пообщаться с прихожанами, мы начинали с темы церковных манипуляций. Первая встреча была, когда они меня пригласили в Неделю Торжества православия, и мы с настоятелем так сформулировали тему беседы: «Искренность и манипуляция в Церкви. Как выжить в современной церкви и не повредиться рассудком».

В данном случае ситуация развивалась нетипично. Настоятель попросил не устраивать революций — потому что некоторые горячие головы хотели перекрывать шоссе — а это небольшой подмосковный город — чтобы вернуть настоятеля. Настоятель просил всех принять его перевод как волю Божию — и услали-то его не так далеко, за 35 км, ну деревня, ну вторым священником. Он пытался до них донести, что все живы-здоровы, не надо устраивать войну. А мне некоторым уже приватно пришлось говорить то, что отцу настоятелю было сказать неудобно: что их «революционная активность» может привести к его запрету. Люди жили немножко в «заповеднике»: любовь, семья, все братья и сестры во Христе, отцы. Пришлось им сказать «добро пожаловать в реальный мир», рассказать, как устроена система церковного управления. Чего на этом собрании объективно добились: во-первых, благочинный признал, что перевод настоятеля не означает разрыва духовных связей, что они могут ездить ему помогать, он может оставаться их духовником.

— А что, он мог это запретить?

— С точки зрения канонического права запретить он это не мог. Но в таких случаях бывает, что священника обвиняют в том, что он собрал вокруг себя секту, что он младостарец, ну и дальше на этом основании его можно отправить в запрет до покаяния, которое будет выражаться в том, что все его духовные чада рассеются. Таких случаев тоже бывало немало, поэтому тут важно было официальное поощрение того, чтобы не разрывать духовных связей, оставаться одной семьей. Помогать ему на новом месте служения, в то же время не обижать новенького.

— Удалось на собрании как-то людей успокоить?

— На собрании у людей была возможность выплеснуть совсем уж негативные эмоции в формате «не могу молчать», но удалось удержать эти эмоции в рамках цивилизованного обсуждения, у людей появилось пусть смутное, но понимание как жить дальше. Обдумывание и обсуждение потом продолжилось уже неформально, в соцсетях и приватных беседах. Стало выкристаллизовываться какое-то будущее. В таких случаях переживания людей развиваются по тем же стадиям, как при любой утрате. Шок, потом признание факта, потом гнев, вина либо торг, в данном случае однозначно торг. Потом плохо-грустно, депрессия, потом принятие. Если говорить о нашем современном церковном контексте, то такие собрания полезны только для того, чтобы люди могли выплеснуть эмоции и попробовать договориться, а церковная кадровая политика определяется совсем другими соображениями.

— На собрании был благочинный, насколько это необычно?

— Уникальность ситуации заключалась в том, что это община устроила собрание и пригласила на него нового настоятеля и благочинного. Настоятель пытался говорить, что приходское собрание должно собираться по его благословению, а он не благословлял, на что ему было сказано, что это собрание членов прихода и друзей прихода, которые ждут разъяснений: «Вы можете прийти, но мы и без вас соберемся, если не придете». Такое же приглашение было отправлено и благочинному. Допускали вариант, что он не приедет, ситуация нетипичная. Это было под Вербное воскресенье, он пытался перенести собрание на дни после Пасхи. Но в результате благочинный приехал послужить всенощную в храм и потом как бы заодно пошел на приходское собрание.

— Он объяснил прихожанам причину перевода?

— Нет. Он намекал, что батюшка хороший священник, духовник, но не очень хороший администратор. Все, конечно, посмеялись вслух, потому что этот не очень хороший администратор принял приход, на котором было человек 50 и полуразрушенная церковь. За 14 лет там отреставрирована церковь, построен четырехэтажный приходской дом, чего там только нет — это и культурный центр, и гимназия, и гостиница, где могут переночевать приглашенные люди, то есть там крепкое хозяйство, несмотря на то, что сам батюшка бессребреник. В силу своей общительности и энергичности он привлек спонсоров, которым было просто интересно в этом участвовать, такой вот живой приход.

Кто-то на собрании высказал сомнения, что тот молодой священник, которого назначили — хороший хозяйственник и организатор.

Потом была озвучена версия, что это за то, что бывший настоятель отпел одного пожилого священника и не сообщил о его смерти в епархию. Якобы владыка Ювеналий обиделся, что не дали попрощаться, они были знакомы еще с семинарии вроде бы. Приход об этом священнике заботился, его навещали, поддерживали финансово, в то время как епархия о нем забыла. Я предполагаю, что владыка Ювеналий может быть и не в курсе, что есть такая версия. Благочинный, конечно, говорил: «я не знаю, чем руководствовался владыка, я не могу обсуждать его решения». На что прихожане сказали, что вообще-то за все эти 14 лет владыка ни разу не был в этом храме, значит, знает о ситуации с чьих-то слов. Это, конечно, понятно, Московская область — это 2000 священников, правящему архиерею жизни не хватит, чтобы посетить хотя бы по разу все приходы. Начали наседать на благочинного: «может вы до него донесете?» Людям свойственно верить в доброго царя-батюшку, который не знает, что творят злые бояре, а если ему рассказать, он поможет и спасет. Благочинный не взялся, конечно.

— Просто отказался передавать слова прихожан?

— Он сказал: «Я не думаю, что наш архиерей принимает необоснованные решения, руководствуясь недостоверной информацией, надо уважать церковную иерархию, надо уважать промысл Божий».

Бороться, унывать или найти что-то хорошее?

— Как священнику справиться с чувством несправедливости происходящего?

— Я знаю случаи, когда разрушали приходские дела, сиротский приют при приходе, например, мы это помним по историям о. Павла Адельгейма и о. Михаила Шполянского. Когда деятельность прихода связана с людьми, которые не могут за себя постоять — это трагично вдвойне. Когда обычный приход — да, это больно, обидно, потому что столько лет, сил, души вложено и в общину, и в храм, и есть ощущение, что все это отобрали и это ужасно несправедливо. Обычно я советую — в личном разговоре это звучит менее пафосно — вспомнить о том, что на земле мы пришельцы и странники. Ну да, отобрали большой хороший приход, отослали в деревню. Но в этом есть и хорошие стороны — наконец-то можно отдохнуть, собраться с мыслями, прийти в себя, остановиться, наладить свою внутреннюю жизнь, возможно, семейную. Не секрет, что у активных батюшек, которые всем уделяют внимание, в семье довольно часто сложно, потому что свои собственные дети папу могут и не видеть неделями, он уходит, когда они спят, приходит, когда уже спят.

Нет худа без добра — это первое, о чем стоит подумать. Сказать себе: «да, несправедливость, да, обида, я имею право это чувствовать, но давайте посмотрим, вместо того чтобы себя растравлять, что из этой ситуации можно выжать хорошего», и во-вторых — как компенсировать самые очевидные минусы.

— Какие бывают типичные реакции российских священников, из тех вариантов, которые вы лично знаете?

— Первый вариант я уже обозначила — восстать против несправедливости. Священники тоже порой бывают наивные, думают, что если весь приход станет за них горой, то архиерей убоится и передумает. Вариант — организовать чуть ли не вооруженное сопротивление, поднять общину, или ту часть ее, которая за батюшку, — и это часто приводит к расколу в общине.

Второй тип реакции — впасть в уныние. «Ну вот, я так и знал, что в этой церкви…» Соответственно — обесценивание церкви, церковности, иногда себя как пастыря, защитный цинизм.

Третий тип реакции — найти что-то хорошее. Так бывает, если у человека это уже не первая потеря в жизни, либо — легкий характер. «В деревню отправляют? Отлично! Годами не успевал съездить на дачу, а тут на свежем воздухе, много свободного времени, буду ходить на речку рыбу ловить, наслаждаться простой сельской жизнью».

Еще важно понимать, что все перемены в нашей жизни не навсегда: был один период жизни, сейчас другой.

В конце концов, если условия совсем невыносимы — и в наше время священники к этому стали относиться легче, — есть вариант, что можно подумать: а так ли необходимо оставаться священником, ему самому. Это его свободное решение. Священники любят говорить, что они «крепостные» — да, с точки зрения церковного права это так, но с точки зрения человеческого достоинства — нет. И любой священник может сказать: нет, по таким правилам я жить не буду, об этом мы не договаривались.

— А какая реакция в последние годы чаще всего встречается?

— Первая реакция встречается реже. Благодаря интернету, о таких историях знают, знают о том, что такие действия в большинстве случаев бесполезны. Поэтому либо уныние, либо обесценивание, либо поиск чего-то хорошего, либо уход из церкви. Но тут много зависит и от ситуации, и от причины произошедшего, и от отношений на приходе — есть ли там община или это просто приход, где отношения хорошие, но не такие, чтобы за батюшкой в ссылку отправились.

Зависит и от мотивации самого священника. В наше время намного менее драматично воспринимается добровольное снятие священником сана, или когда священник без всяких формальностей перестает служить. Лет 15–20 назад это воспринималось как «ужас, ужас», сам священник воспринимал это так, что, мол, чуть ли не в ад себя приговорил. Но по моим наблюдениям, последние лет восемь ситуация меняется, лет пять-шесть об этом открыто говорят и пишут, и ситуация начинает восприниматься как данность — не очень нормальная с точки зрения церковного права и жизни самого священника, но не дискредитирующая священника, который так поступил. Раньше священник боялся оказаться изгоем — хотя есть, конечно, ревнители православия, для которых и монах, ушедший из монастыря, уже не человек, их бог — это Типикон. Но в целом в современной среде отношение стало более терпимое, понимающее, даже поддерживающее.

— Иногда бывают ситуации, когда священник при несправедливом переводе обращается к общественности, или его прихожане пишут коллективные письма — есть ли случаи, когда это помогло?

— Да, есть, но это бывает тогда, когда виден явный архиерейский произвол, нарушающий каноническое право. Известен случай с отцом Игорем Прекупом, который защитил свою прихожанку и ее детей от мужа-педофила, тот был из влиятельной в административных и церковных кругах семьи. И дело кончилось запретом в служении отца Игоря, его самого обвинили, что он чуть ли не в каких-то отношениях с этой женщиной. Тогда православная общественность подключилась и помогла, было это лет 6–7 назад. Церковный суд восстановил отца Игоря, хотя и велели примириться с архиереем, и перевели на другой приход.

Но тут важно, чтобы это был архиерейский произвол, который можно доказать фактами, а не просто ощущениями. Также нужно, чтобы если общественность взялась, то чтобы она уже не отступала — месяцами, а то и годами. Можно биться, если рассчитывать на такую поддержку. Но, как правило, это относилось не к переводам, а к запретам.

Новому настоятелю: быть открытым и ничего не менять

— Что вы посоветуете тому новому священнику, которого перевели на место батюшки, к которому была привязана община?

— В большинстве случаев для нового священника это тоже очень жесткая ситуация, если это, конечно, не архиерейский любимчик, которому просто «освободили» приход — тогда у него не возникает особых вопросов, как себя вести, налаживание отношений с приходом не входит в круг его приоритетов.

Но если новый настоятель действительно хочет стать не просто настоятелем, но и пастырем, выстроить доверительные отношения, то это возможно. Для это надо с самого начала быть открытым. Первое, что стоит сделать — собрать людей, изложить свою позицию, поделиться своими чувствами: что для него это тоже было неожиданным, шоком, его тоже сорвали с прихода, где у него были свои чада, которые тоже грустят. Это же цепная реакция — укрепление вертикали, разрушение горизонтальных связей, менять настоятелей, благочинных — это кадровая политика церкви, которая является продолжением принципа «разделяй и властвуй».

Иногда спрашивают: а почему перевели? А нипочему — чтобы и священники воспринимали себя временщиками, не строили отношений с общиной, и чтобы община воспринимала их как чиновников, а не как отцов.

Новому настоятелю стоит устроить собрание — достаточно неформальное, выслушать то, что хотят сказать прихожане, быть готовым к тому, что они будут говорить, как это все ужасно, несправедливо, да «кто ты такой, кого нам навязали». Надо не обижаться, понимать, что у людей шоковая реакция, что они могут в такой ситуации наговорить лишнего. Надо рассказать о себе.

Очень важно, принципиально — ничего не менять на приходе хотя бы первые три-четыре месяца, ни в укладе приходской жизни, ни в назначениях. Стараться поладить с теми людьми, которые есть, поддерживать имеющиеся традиции. Это помогает плавно выстроить отношения.

Но обычно бывает наоборот: приходит новый настоятель, там какие-то волнения, сопротивления, он думает: зачем мне это все терпеть? Приводит своих людей, а прежних убирает. Но даже если есть желание привести свою проверенную команду, то надо приводить не вместо, а вместе.

— Обычно архиереи, приходя в чужую епархию, приводят свою команду…

— Да, а старую разгоняют. Я четверть века занималась консалтингом, поэтому могу сказать, что это ошибочное решение с точки зрения управления процессами, и тем более пагубно с точки зрения духовной жизни — когда разрушаются те связи, которые выстраивались годами. Да, люди могут по-другому рассуждать — но их же надо переубеждать.

Некоторым новоназначенным настоятелям я напоминала анекдот: цыган смотрит на десяток своих грязных детей, роющихся в канаве, и говорит: «Ну что, жена, этих отмоем или новых родим?»

Полезные советы гипотетическому архиерею

— Мы понимаем, что архиереи нас вряд ли читают, и советы ваши вряд ли услышат, но допустим. Священника переводят из-за срочной необходимости, без этого нельзя, но при этом община бунтует, народ волнуется. Почему в таких ситуациях архиерей сам лично не приезжает на приход и не пытается поговорить с людьми?

— Да, это было бы самое разумное решение, которое сняло бы половину вопросов, но, видимо, архиереи, во-первых, считают, что не княжеское это дело (они же «князья церкви»), а во-вторых, зачем? — я же приказал, а они должны исполнять.

— Когда разделяли епархии, нас убеждали, что это для того, чтобы епископ был ближе к народу. Вот, казалось бы, способ быть ближе к народу…

— Положа руку на сердце — нас в этом и не убеждали, нас поставили перед фактом.

— И все-таки, что можно посоветовать гипотетическому архиерею?

— Ну, для начала подумать, действительно ли есть церковная необходимость этого перевода, нельзя ли решить проблему другим способом. С точки зрения канонов, которые никто не отменял, но которые вышли из употребления явочным порядком, — ни священника, ни епископа без нужды не должны переводить.

Архиерею стоит подумать, правда ли это решение, которое ему кажется эффективным с точки зрения процессов, будет эффективно с точки зрения человеческих отношений.

Знаю такие случаи, когда по-другому поступить нельзя, кроме как перевести священника ради острой нужды. Вот пример: провинциальная епархия, все удалены друг от друга, а вокруг реального младостарца формируется секта, учение внутри начинают уклоняться от православного, местами вполне заметно. Этого священника предупреждают раз, два, в конце концов его запрещают, но он остается в том же селе. Понятно, что кого попало в такой ситуации в этот приход не назначишь. Священник должен быть опытным пастырем и дипломатически тонким. Поэтому такого священника в епархии находят и переводят, и понятно, что на прежнем приходе его любили.

Тут и сам священник понимал ситуацию, это не была закрытая информация в епархии. С батюшкой прихожанам было жалко расставаться, но была даже некоторая гордость за него — что, мол, только он способен справиться с этой ситуацией.

Итак, если есть объективная необходимость именно этого священника перевести. Во-первых — полная информационная открытость. Это мой первый нереальный совет архиерею. Чем прозрачнее принимаемые решения, чем более они обоснованы объективно, чем меньше они зависят от настроения епископа, тем проще о них рассказать людям — и люди поймут. Не просто указ о переводе, а подробное разъяснение. Возможно, какая-то благодарность священнику, награждение, чтобы показать, что это не репрессия. Мы предполагаем, что наш теоретический разумный архиерей переводит не потому, что ему просто хочется унизить кого-то из подведомственных ему клириков.

Надо донести до прихода, что ситуация вот такова, приходится на это пойти. Что епархия понимает, что на какой-то период жизнь священника осложнилась, что архиерей готов поддерживать.

Если ситуация такова, что приход ропщет и бунтует, то стоит разок съездить — люди это ценят. И съездить не для того, чтобы сказать: вы все свиньи непокорные, забыли, что главная добродетель у нас — послушание, как некоторые архиереи говорят. Нет — объяснить причины, выслушать вопросы, предложения, пусть и бредовые, объяснить, почему так не получится, как люди предлагают — не унижая их, а учитывая, что прихожане совершенно не обязаны разбираться в церковном управлении.

Второе: стараться поддерживать возможность общения общины со своим бывшим настоятелем. Но тут тонкий момент: чтобы это было не в ущерб авторитету нового настоятеля.

Нормальные люди в этой ситуации договорятся: прежний священник будет приезжать в гости и служить с новым настоятелем, новый батюшка будет ездить в гости на тот приход, возможны межприходские проекты.

Эта та ситуация, которую я упоминала: когда священника перевели вторым в село, а на его место назначили из другого села молодого, который настоятелем не был. И еще пару-тройку священников в благочинии подвинули.

Конкретно в этой общине, которая упоминалась, новый настоятель мог бы налаживать отношения не только с общиной, но и с прежним настоятелем, тем более, что там нет никакой враждебности, они знакомы, все всё понимают, это не та ситуация, когда кто-то кого-то подсидел.

Совет архиерею: развивать братские отношения между клириками в своей епархии, чтобы перевод не становился трагедией, не воспринимался как санкция.

— Теоретический архиерей, которому мы даем советы, — это некий сферический конь в вакууме. А почему это так, почему практически нет таких архиереев?

— Некоторое количество таких архиереев есть, но они в большинстве своем в местах отдаленных и не особо богатых. На Дальнем Востоке парочка есть.

***

— Если вернуться к рядовому духовенству, то как принимать понижение в должности — из настоятеля в простого клирика?

— Перевод из настоятелей во вторые священники тоже должен восприниматься не как репрессия: быть настоятелем в нашей РПЦ — это огромное количество административных, строительных и других обязанностей, которые собственно с пастырством не связаны. Я знаю некоторых настоятелей, которые отслужили не один десяток лет, и которые говорят: уйти бы в простые попы! В деньгах, конечно, потерять не хочется, но сил уже нет, глаза не глядят на епархиальные отчеты, все это взаимодействие со спонсорами, с тем же архиереем — священники морально устают.

>Малахия 4 глава

Комментарии из Женевской Библии: Малахия 4 глава

4:1 попалит. Огонь очищающий (3,2) и огонь пожирающий (4,1) ассоциируются с благословляющей и карающей волей Господа. Ср. Пс. 20,10; Ис. 10,16; 30,27; Иоил. 2,3.10; Соф. 1,18; 3,8; Евр. 10,27.

ни корня, ни ветвей. Символ полного уничтожения.

4:2 Солнце правды. Образ солнца прилагается к Господу в нескольких случаях (Чис. 6,25; Пс. 83,12; Ис. 60,19). Царь из дома Давидова будет царствовать по правде (Ис. 32,1) и назовется «Отраслью праведной» (Иер. 23,5.6).

исцеление. См. Исх. 15,26; Втор. 32,39. Исцеление в некоторых случаях является синонимом прощения (2 Пар. 7,14; Пс. 102,3; Ис. 53,5; Иер. 17,14).

4:5 Вот, Я пошлю к вам Илию пророка. Посланец Бога должен привести людей к раскаянию («приготовьте путь» в 3,1 аналогично по смыслу «обратит» в 4,6) в ожидании грядущего дня Господня. Поэтому принято считать, что «новый Илия» – то же самое лицо, что и «Ангел Мой». В Новом Завете Илия идентифицируется с Иоанном Крестителем (Мф. 17,10-13; Мк. 9,11-13; Лк. 1,17).

4:6 обратит сердца отцов к детям. Раскаяние и обращение к Богу проявятся в восстановлении добрых отношений в семье (Лк. 1,17).

чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием. Книга пророка Малахии начинается с возвещения любви Божией, даруемой Им избирательно, заканчивается же она угрозой проклятия. Пророчество Малахии, в котором говорится и о милости Божией, и об осуждении от Господа, имеет сходство со словами Павла: «Итак видишь благость и строгость Божию» (Рим. 11,22).

← Малахия 3 • →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *