Исповедь алкоголика рассказ

Исповедь анонимного алкоголика


Я алкоголик, так уж вышло. И я хочу поделиться своей историей.
Чуть младше тридцати, пролетарий, но не нищеброд и не бич, просто безудержен в этом плане. Живу, точнее жил, обычной жизнью, и для многих своих знакомых теперь считаюсь трезвенником — вскоре вы поймете, почему.
В этой истории не будет мистики в обычном ее понимании, только самая что ни на есть правда жизни. Был у меня знакомый наркоман, удивительной выдержки человек, травился всем, чем только можно, на чем только не сидел. Угорал с нас, алкашей — мол, что вам пить-то мешает? Бухайте себе в радость, а то все капельников зовете, кодируетесь, страдаете какой-то херней. Как дети, ей-богу. Пока сам не допился до белочки.
Пропущу процесс вхождения в запой, его разгар и кульминацию, перейдем сразу к выходу.
Когда ты к этому придешь, а ты придешь, если встанешь на мой путь — тебя там встретит масса неприятных огорчений. Это будет не то похмелье, к которому ты привык, нет, головной болью ты не отделаешься. Не буду перечислять все прелести, скажу сразу: бойся бессонницы. Спи любой ценой, через силу, через не могу, таблетками закидывайся, ворочайся ночами, чтоб хоть урывками час из восьми тревожного сна набрать, только спи. Иначе примерно на третьи сутки без сна к тебе придет алкогольный психоз.
У меня это было после месяца запоя: 0,7 — 1 литр водки в сутки. Я в отпуске был, имел право. В какой-то момент водка лезть перестала, никакими таблетками я не озаботился, смело решил выходить «на сухую», слабоумие и отвага же.
И на третьи сутки бессонницы мне заиграло радио из утреннего душа. Несли какую-то пургу, но между разговорами вместе с водой лилась шикарнейшая музыка. Я б вот честно, диктофон схватил и записывал, если б не был в твердом уме и не понимал, что это глюк. Мне от происходящего смешно было, никакого страха, никакой тревоги. Ну допился до радио из душа, проза жизни же.
А состояние физическое было крайне печальное на тот момент — ползал от компа к дивану, баклаху с водой обновлял периодически, ведро блевотное менял. Так вот день мой и прошел. К вечеру откуда-то нитки в зубах появились, то ли шерсть кошачья (у меня есть кот, да). Ковырял с завидным упорством. А к ночи появились и голоса.
Я все еще скептически относился, послал все эти игры разума нахер, в одеялко закопался в надежде таки уснуть. Вот только вышло все по-другому.
Я не обладаю ни талантом литературным все расписывать, ни тем более желанием, поэтому просто перейду к конкретным советам на подобный случай жизни.
В ванную, туалет и на кухню — ни ногой, особенно на звук капающей воды. Ссы в кровать или на пол, водой заранее озаботься. Поверь, так будет лучше.
Женский голос будет петь из кухни или коридора, приятный — не подпевай ни в коем случае. Если у тебя есть домашнее животное, их у тебя теперь минимум два, но настоящее из них только одно. У меня был кот. Лже-кот отличался от основного тем, что сам ко мне не шел, только садился рядом и пристально смотрел, ждал, когда позову. НЕ НАДО ЭТОГО ДЕЛАТЬ. Еще с ним поговорить можно было, отвечал он мыслями в твоей голове, но не твоими. Этого тоже делать НЕ НАДО.

Никаких зеркал ночью. И в окна на улицу тоже не смотри.
Свет лучше оставить, но иногда — обязательно надо выключить (ты поймешь), причем весь, включая каждый сраный светодиод. Мобилой в темноту НЕ СВЕТИТЬ.
Не разговаривай с теми, кто к тебе приходит, сразу спрашивай имя. Не стесняйся матом крыть. Одеялко — твоя защита, не надо из под него лишний раз ночью вылезать, особенно с открытыми глазами. Скукожься под ним, закрой глаза, заткни уши, спрячься в себя, ничего хорошего тебя снаружи не ждет.
Я не следовал этим советам, по результатам остался почти слепой (выковыривал ножом глаза, один удалось спасти), с разодранными запястьями (та еще красота), глухой на одно ухо (ручкой проткнул, уж больно нехорошее мне в него говорили) и разгрызенными в клочья губами.
Теперь не пью.
В общем, не бухайте, пацаны.

Это не совсем исповедь, здесь описан запой моего друга по форуму. Последний запой, который все же поставил точку в его алкобиографии. Тоже много объясняющая картина. Интересующимся механизмом работы зависимости будет интересно прочесть…
Всем доброго времени суток! У меня сегодня годовщина начала последнего срыва. Хочу коротко рассказать о нём. К 12 мая 13 г. не пил уже 8 месяцев. Для сохранения, поддержания трезвости не делал ничего, тупо не пил и всё. Даже силу воли не включал, потому что тяги не было. Помнил свои тяжёлые запои, заезды в наркологию (6 или 7 раз с 2005) Знал, что алкоголь для меня цианистый калий+серная кислота в одном флаконе, что он меня уже убивал и убьёт совсем, если буду его пить.
Но пришёл обычный день 12 мая, ничем не отличный от других и я передумал. Изменил само мнение своё об алкоголизме. Подумал, раз я могу не пить по восемь месяцев, курить бросил легко, стоило мне захотеть — то что такому супермену будет с 1 бутылки водки на двоих с хорошим приятелем? Сегодня вот немного выпью и опять не буду пить до конца жизни. Вот дебильная, парадоксальная мысль!!! Но она казалась мне вполне логичной и осуществимой. А на все знания об смертельном психическом заболевании — АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ, на памяти о запоях и тяжелейших последствиях, ночи в обезьянниках, сутки в спецприемниках, вязки в психушке, слёзы жены и дочери- на всё это в моем мозгу встала невидимая блокировка.
Итак, вечером 12 мая прошлого года я пришел с работы, и купаясь в душе, ВНЕЗАПНО решил выпить. Выскочил, почти не вытираясь, штаны одевая на ходу, прыгая на одной ноге. Боялся передумать, осознать, ЧТО я творю… Достать пузырь на режимном обьекте дело пяти минут, были бы деньги. А мне, имеющему репутацию человека, возвращающего долги всегда и в оговореный срок, и без денег. Три минуты и я вхожу в комнату с бутылкой водки. » Будешь со мной?»- спросил у Серёги. » Ты что, ох%ел, ты же не пьёшь, Паша!» — удивился Серёга. «Сегодня немножко выпьем с тобой, я решил.» «Ну, смотри….» Пили мы весь вечер. Культурно, грамм по 50. Не спеша, с чувством, толком, расстановкой. Выходили курить (я и закурил в этот вечер до кучи) беседовали за жизнь. С семи до 11 вечера мы пили вдвоем эту несчастную бутылку водки… Спать лег довольный и почти трезвый. Утром проснулся свежим и бодрым. Никаких последствий употребления. ЭТО МЕНЯ И СГУБИЛО!
Ещё через день мы с Сергеем уже взяли литр и пили дринками грамм по 120. (А хрен ли, я же не алкоголек, что мне?) Литр закончился, я пошел за добавкой. Не помню, как допивали , как разошлись и вырубился. Зато помню, что никакого кайфа, эйфории не было. Было отупение, одурение с каждым стаканом. С каждым глотком я глупел, плоско шутил, бахвалился своей «крутизной» и невье&енностью. Может, вам знакомо это состояние? Потом потух… На следующее утро проснулся с жуткого, дикого бодуна. Внутренности тряслись крупной дрожью, тошнило, мутило. И так муторно, скверно было на душе. Тут же по быстрому откуда-то появилось похмелиться, ещё до работы мы поправились, стало лучше. Да настолько лучше, что захотелось ещё улучшить самочувствие, сгонял за литрушкой, на старые дрожжи быстро осоловел, дорабатывал последний день вахты вдрабадан пьяным, буквально на автопилоте… Не помню, как собирал вещи, мылся, переодевался. Зато помню, что в дорогу (а я уезжал на автобусе, арендованном заводом до дома почти) заказал «дилерам» литр водки. Заказ был выполнен, пил с друзьями перед посадкой в автобус и в самом автобусе, причем водка была у всех, водка лилась рекой…
Итак, 15 мая вечером закончилась вахта, пьяный вдрызг я со всеми сел в арендованый автобус. Тронулись с территории завода. С собой была водка, не помню откуда, а в городе подсел гонец, специально откомандированный заранее за водкой (а то вдруг не хватит) Дорогу помню смутно, так как несмотря на сильное опьянение, пил ещё и ещё, много. Словно навёрстывал восемь трезвых месяцев. Сквозь туман слышал, как в конце салона назревала драка, в середине орали песни, а возле водителя один агрессивный от выпитого вахтовик требовал остановить автобус, чтобы сходить в туалет и покурить. Иначе, грозился, он сделает это прямо на ходу в салоне. Кого-то рвало на колени соседу. Вообще, автобус с пьяными вахтовиками — это такое скотство. Удручающее зрелище. Я перестал им ездить, потому что трезвому там вообще жесть. Автобус не шёл до моего городка, предстояло ещё дотопать от развилки до ж/д вокзала соседнего райцентра, а оттуда на электричке уже домой. Выйдя из автобуса, похмелились возле какого-то кафе, было безлюдно, 5 часов утра. Снова провал в памяти. Вокзал и посадку в электричку не помню. В электричке ещё решил накатить стакан (ну куда уже, зачем??) Логика запоя овладела мной полностью- лей в себя, пока не вырубит. Подошли охранники с контролёрами. Не помню, что они мне говорили и что я им отвечал, но дома на вокзале меня встретил наряд полиции. И самое страшное было ещё впереди.
Полицейские привели меня в отделение линейной полиции на ж/д вокзале. Смутно помню процесс заполнения протокола об распитиии спиртного в электричке. Наконец, отпустили. Сил добираться домой пешком или общественым транспортом не было, взял такси, хотя пешком идти минут 15. Приехал….

16 — 19 мая ничего не помню. Смутно только помню то злое, то заплаканное лицо жены, деньги, карточки она убрала и я вынужден был клянчить на дозу у неё каждый раз, когда из небытия возвращался в жуткую реальность. Потом жена исчезла. Я проснулся ночью один в пустой квартире. Денег нет. Мне невыносимо плохо. Время за полночь. Можно пойти в круглосуточную аптеку и взять спиртовую настойку. И вот я сделал то, отчего мне невыносимо стыдно до сей минуты — стал клянчить деньги! У незнакомых людей, их было так мало в это время суток. Двое молодых парней хотели меня избить. Сказали, стыдно такому бугаю просить, надо зарабатывать. Не стал им ничего объяснять, поспешил унести ноги. Наконец, сердобольная пожилая женщина с парнем, вероятно, сыном отсыпала мне горстку мелочи, видя моё состояние. Побрёл в аптеку. Обросший, вонючий, без носков и кое как одет, волосы торчком — я был чудовищем в человеческом обличье. но дойти до аптеки с первой попытки не удалось — за квартал меня догнал милицейский уазик и попросили в машину. Метров через 200 УАЗ остановился и подобрал ещё одного бедолагу — мою копию, разве чуть моложе… Нас свозили на медосвидетельствование в наркологию — оттуда в обезьянник. Снова протокол, подержали то ли 15 минут, то ли 3 часа, в этом состоянии время идёт по другому. Отпустили, и мы побрели через полгорода вдвоём к вожделенной круглосуточной аптеке, рискуя нарваться на другой наряд полиции.
Дошли, взяли 2 пузырька настойки перца и зашли к напарнику домой. Не помню ни лица, ни имени его. Выпили и я ушёл домой. Откуда-то появилась жена. Мне ничуть не стало лучше от выпитого, поэтому стал просить денег и сделал ещё один рейс в круглосуточную, на этот раз без приключений. Два пузырька по 100 грамм 75% спирта меня успококоили до рассвета…
С рассветом передо мной встала та же проблема — накатить и вырубиться. Выпросил на 2 пузырька, сходил. Первый не принял измученный организм, травануло. Второй прижился, но толку — ноль. Жена закрыла меня на замок и куда-то ушла. Полез в окно, благо второй этаж, как-то спустился. Не знаю, откуда, но остались деньги ещё на 200 грамм спирта. Сходил опять, пришёл, супруга дома и в курсе, что я в окно ушёл. (Пришла, открыла — меня нет, окно настежь) ВЫЖРАЛ ДВА ФЛАКОНА И СНОВА НЕ ОТПУСТИЛО!!! Плиать! Всё… Приехал. Дала феназепама — стало ещё хуже. Пришла страшная неусидчивость, меня гоняло с угла в угол, швыряло с дивана в кресло, выходил курить, прикуривал и выбрасывал сигарету. И стонал, стонал. Я не могу передать словами это состояние, скажу только, что это хуже зубной боли, почечных колик и приступа аппендицита одновременно! Жена вызвала скорую.
Наркология, оформление, время остановилось. Зачем -то она сказала, что я в окно вылазил со 2 этажа за пойлом, по этому меня определили в шестую палату, раздели догола, одели памперс и привязали намертво к кровати. Я кричал несколько часов. Бился в истерике. несколько раз подходил медбрат и обещал поколотить. Медсестры укололи снотворное — бесполезно. Снова кричу: «Дайте людям свободу, сволочи! отвяжите меня! Ну, отвяжите меня!» Я не давал спать 35 человекам в отделении.
Медбрат подошёл и ударил меня в печень. Потом в пах. Безрезультатно, я не чувствую боли, только бы убежать от реальности. Снова подошли медсестра с санитаркой, слышу разговор: «Этой дозой можно было свалить слона — что с ним делать?» Ещё укололи чем то сильнодействующим, как я понял. Но меня не вырубает. Они стали закрывать мне лицо подушками, чтоб отключить как-то. ВОТ ЭТО БЫЛ АД. Под утро провалился в небытие…
На второй день поставили капельницу, прокапали гемодез с глюкозой. Отвязали, перевели в первую палату. Немного начало отпускать. Лежал и думал, думал…Всё! Я ничего не могу сделать своей волей. Как бы я ни хотел максимально долго оставаться трезвым — болезнь швыряет меня в этот ад снова и снова.Это гораздо сильнее меня, я банкрот, нужна помощь, любая, хоть какая, я созрел и готов на всё.

Помню, как злился на А. И., который пообещал собрать нас у себя в кабинете а сам занят и не зовёт, змей этакий, когда я тут умираю от алкоголизма. Ещё помню, вечером первый раз идти на группу АА (я попросился, собрание в соседнем здании), время полтретьего, и ещё ждать три с половиной часа — чокнуться можно! Я настолько был тогда готов к действию, что если бы А. И. сказал: «Ты должен 40 раз отжаться от пола, а после ужина 20 раз прокукарекать на всё отделение — я бы и отжимался, и кукарекал, лишь бы быстрей начать выздоравливать.

И вот я на группе, слушаю, как благополучный, успешный мужчина спокойно говорит:» Здравствуйте! Меня зовут Саша, я алкоголик, пил запоями 12 лет, был на грани смерти, сегодня я трезв, трезвый уже 3 года 8 месяцев» — у меня появилась надежда. Смогли другие — смогу и я. И начал путь наверх.
Как перед рассветом становится особенно темно, так и последний запой. Он мне был ОЧЕНЬ НУЖЕН, как я теперь понял.

Улан-удэнцы, раз и навсегда завязавшие с алкоголем, честно рассказали, как это было
Перед вами две истории жизни. Казалось бы, этих двух незнакомых между собой людей ничего не должно объединять. Кроме, пожалуй, успешности и всеобщего уважения. Один – известный бизнесмен, второй много лет проработал в большой компании, где его все любят и уважают. Трудно поверить, что оба когда-то упали на самое глубокое дно жизни, но нашли в себе силы подняться.
Мои собеседники были очень откровенны. Их монологи походят скорее на исповеди. Поэтому, не обессудьте, мы не будем публиковать их настоящие имена.
Андрей, 39 лет
«Каждый день до непотребного состояния…»
У меня хорошая семья. Мама и папа с высшим образованием, дом полная чаша. Сознательно первый раз я выпил алкоголь лет в 13 — 14. Ну как это обычно бывает? Чтобы приняли в компанию, чтобы стать «своим». Особого удовольствия не испытал. После школы поступил в институт, но вскоре бросил – мной завладела уголовная романтика. Попойки, грабежи… Помните 90-е? Тогда на слуху были истории, как человек добился благополучия, не имея высшего образования. Так вот и я верил, что добьюсь финансового благополучия.

Потом была армия. Когда вернулся, ушел в самый долгий запой – на год. Пил каждый день. Пили все, что горит – от парфюма до суррогата. Каждый день до непотребного состояния. Не работал, перебивался случайными заработками. Все уходило на выпивку. В уголовной романтике есть такое правило – не воровать у близких. А я, хоть и был увлечен этим, воровал у бабушки. Она от меня не скрывала, где лежит пенсия. Я брал оттуда, сначала немного, потом еще и еще… Успокаивал себя: «Она старенькая, не заметит!». И был уверен, что все до копейки положу обратно. Такого, конечно, не случилось.
Как-то незаметно с легких наркотиков перешел на тяжелые – героин, ханку. Опять-таки все для того, чтобы быть принятым в компанию – в криминальных кругах котировалось такое. К тому времени устроился на работу, так что всегда обеспечивал себе и алкоголь, и наркотики. У меня даже отдельная графа была в семейном бюджете: это на проезд, это на еду, а это на наркотики и алкоголь.
Родители подозревали, конечно. Но я хитрый был, умело скрывал. Держал себя и дом в чистоте, чтобы сохранять иллюзию благопристойности. В то время, конечно, переживал, пытался бросать, но стоило увидеть собутыльников, как срабатывал рефлекс: надо что-то сообразить.
Женился, родилась дочь. Знаете, я до этого много чем клялся, что брошу бухать и наркоманить: здоровьем, благополучием и так далее. А тут поклялся здоровьем дочери – самого моего дорогого человека. Ей тогда два месяца было. Решил: теперь-то уж точно надо завязать. В этот же вечер подъехал к моему дому собутыльник, побибикал под окнами… Когда бежал по лестнице, нахлобучивая по дороге шапку, с ужасом думал: «Да что ж я за скотина такая, что бутылка мне дороже здоровья ребенка!». Думал, а ноги сами несли меня вниз…
Тогда я понял, что мне нужна помощь. Собрался и рванул в Ангарск, прочитал в Интернете, что там центр хороший есть. Вернулся уже другим человеком. Нашел здесь группу анонимных алкоголиков и еще другую – анонимных наркоманов. Это самообман, когда думаешь, что сможешь завязать самостоятельно. Без помощи могут только пять процентов.
Я уже шесть лет не пью и не употребляю наркотики. Но я не бывший алкоголик. Бывших алкоголиков не бывает. Это смертельная болезнь, которая будет со мной до конца жизни. Желание употреблять никуда не делось. Особенно тяжело в минуты эмоциональной нестабильности, когда слишком плохо или слишком хорошо… Главное, что эта мысль «щас бы выпить!» пролетает мимо, и я за нее не цепляюсь.
С прежними друзьями иногда встречаюсь. Сразу оговариваюсь при встрече: «Мне неинтересны рассказы о том, кто как погулял, давайте поговорим о другом». И говорить-то, оказывается, не о чем. Нас ничего не связывало кроме попоек. Вы знаете, из всех моих друзей и знакомых молодости в живых осталось только процентов 20. Представляете?
У меня сейчас свой бизнес. Много езжу. Могу ли я назвать себя счастливым человеком? Абсолютно. Я очень счастливый человек.
Евгений, 56 лет
«Доча, папа больше никогда не будет пить»
Я 14 лет пропил. В деревне, где я жил, пили все. Ну и я. Как-то даже не задумывался, зачем я пью. Выпьешь – и весело вроде. Опять-таки друзья тянули. На следующий день плохо, голова кружится, но работал.
Гуляешь всю ночь, часа два поспишь, а утром на работу. Едешь в машине, тошнит. Остановишься, дверь откроешь, выблюешь и дальше едешь…
Зарплату я не пропивал. С этим у меня было строго. Тратил на выпивку только случайные заработки. Подвезу кого-нибудь или еще какой калым – вот тебе и деньги на алкоголь.
С женой ругались, конечно. Хорошо разве, когда муж алкоголик? Как-то ко мне друг приехал, она ему и сказала: «Уходить я от него решила, надоело».
Понимание, что пора бросать, пришло неожиданно. До этого часто задумывался, что надо, но как-то несерьезно. А тут все накопилось – и скандалы дома постоянные достали, и работать с похмелья надоело. Однажды проснулся после очередного, особо обильного возлияния и решил: хватит. Так мне плохо было, ужас! Друзья говорят: «Давай опохмеляйся, лучше станет». Может, и стало бы, но я наотрез отказался. И доче тогда же пообещал, она в классе четвертом тогда училась: «Доча, папа больше никогда не будет пить».
Кровь из носа пошла. Да не просто пошла, а прямо побежала. Вот не поверишь – я ноздри закрываю, а кровь изо рта начинает идти. Увезли в больницу. Допился, называется.
Первый год ой как трудно было. Сейчас понимаю: я тогда все правильно делал. У меня друг недавно бросал пить. Закрылся дома на несколько месяцев и вообще никуда не выходил. Я говорю ему: «Зачем ты так? Рано или поздно придется из дома выйти, и тогда от соблазна сложно будет удержаться». А он ни в какую не соглашается. Ну и не выдержал однажды, опять в запой ушел.
Я же, наоборот, не избегал общения, понимал, что лучше сейчас себя перебороть. Только в тот момент я понял, кто мои настоящие друзья. Меня поддержали всего двое человек. Всего двое! А друзей у меня было очень много. Они меня не поняли, все уговаривали выпить, дескать, зачем дурью маешься.
Я сейчас, как и все, на праздники хожу, свадьбы. Тоже со всеми чокаюсь, говорю тосты, но рюмку потом отодвигаю, не выпив. Никто и не замечает. Чокается человек, веселится, смеется – значит, пьет. А я давно понял, что веселиться можно и без спиртного. Уже много лет меня воротит от самого запаха спиртного. Даже от запаха кваса нехорошо.
Комментарий Ларисы Сансановой, заведующей отделом профилактики Республиканского наркологического диспансера:
— То, как человек избавляется от зависимости – самостоятельно или с чьей-то помощью, – зависит от степени тяжести заболевания. На первой стадии, когда утрачиваются формы контроля над тягой, победить алкоголизм легче. На третьей, когда наблюдаются глубокая деградация, изменения в интеллектуальной сфере, утрачиваются социальные навыки, уже необходима помощь. С точки зрения наркологов, да, бывших алкоголиков не бывает, потому что бросивший пить человек находится в ремиссии, есть вероятность рецидива. Но, повторюсь, это мнение нарколога. Если человек соотносит мысли с действиями, ведет здоровый образ жизни, увлечен делом, то он вполне может и не сорваться.
Справка «Информ Полиса»
В Бурятии бесплатную помощь по избавлению от алкогольной зависимости оказывает несколько организаций и объединений.

1) Каждые вторник, среду и четверг в 19.00 группа анонимных алкоголиков собирается в Республиканском наркологическом диспансере.
2) Православное общество «Трезвение»: 62-17-74.
3) Курс длительной реабилитации можно пройти в Республиканском наркологическом диспансере.
Люди, бросившие пить, советуют, как завязать с пагубной страстью к алкоголю
1) Ограничить круг знакомых и друзей, которые не поддерживают стремление начать новую жизнь, но не избегать общения вообще.
2) Постараться найти помощь либо специалистов, либо из числа тех, кто успешно прошел тот же путь, – когда тебя кто-то поддерживает, справиться с проблемой гораздо легче.

Источник: Афиша Daily

Юлия Ульянова была алкоголиком 14 лет. Она рассказала о том, как на самом деле становятся алкозависимыми, можно ли окончательно бросить пить и почему сложнее всего простить себя.

Об алкогольных традициях

Моя мама — дочь алкоголика, ее отец умер в 40 лет от инфаркта. Про дедушку я знаю только то, что он пил и разводил аквариумных рыбок. Мама никогда ничего мне не рассказывала — ни про свое детство, ни про первого мужа. Думаю, у нее в душе много невысказанной боли. Я не расспрашиваю — в нашей семье не принято лезть друг другу в душу. Страдаем молча, как партизаны, с выражением любви, кстати, примерно та же история.

Я никогда не видела маму пьяной, чего не могу сказать про отца. Мама выпивала как все — по праздникам. Пили и бабушки, предпочитая крепкие напитки. Я помню эти семейные праздники: добрые, веселые взрослые, подарки, вкусный стол, хорошее настроение и бутылки. Конечно, никто и подумать не мог, что я вырасту и стану алкоголиком. Я видела, что все взрослые пьют, и знала, что я, когда вырасту, тоже буду, потому что выпивать в праздник — это так же естественно, как есть гуся или торт. Я рано, лет в шесть, попробовала пиво (родители дали глотнуть), а лет в 13–14 за праздничным столом мне уже понемногу наливали шампанское. В старших классах я узнала, что такое водка.

С водкой меня познакомил мой парень — мы начали встречаться в 10-м классе. Он мне не особо нравился, но все считали, что он крутой. Через пару месяцев мы уже каждый день выпивали вдвоем бутылку водки. После школьных занятий покупали бутылку, распивали ее у парня дома и занимались сексом. Потом я шла к себе домой и садилась делать уроки. Родители ни разу ни в чем меня не заподозрили. У меня быстро выработалась «толерантность» к алкоголю — плохо было только первые пару раз. Это тревожный звонок: если ты чувствуешь себя нормально после большого количества алкоголя, значит, твой организм подстроился.

О том, как рассуждает алкоголик

После школы я поступила на факультет журналистики. На втором курсе вышла замуж и перевелась на заочное — лень было ходить в институт. Замуж вышла просто для того, чтобы уйти от родителей. Нет, я помню, что была сильно влюблена, но также помню собственные мысли перед свадьбой. Курю во дворе и думаю: может, ну его, зачем я это делаю? Но деваться некуда — банкет же назначен. Ладно, думаю, схожу, а если что — разведусь!

Я почти не помню ту свадьбу: когда ушли родители, я стала пить водку с друзьями — и все, дальше провал.

Провалы в памяти, кстати, тоже нехороший звоночек. Будущий муж на тот момент жил в редакции газеты, в которой трудился. Мои родители сняли нам квартиру, и мы начали жить вместе. Я всегда считала себя некрасивой и недостойной любви и уважения. Возможно, по этой причине все мои мужчины были либо пьющими, либо наркоманами, либо и то и другое вместе.

Как-то раз муж принес героин, и мы подсели. Постепенно продали все, что можно было продать. Дома часто не было еды, но почти всегда был героин, дешевая водка или портвейн. Однажды мы с мамой пошли покупать мне одежду. Июль, жара, я в футболке. Мама заметила следы от уколов на руке и спрашивает: «Ты что, колешься?» «Комары покусали», — отвечаю я. И мама верит.

Детально запомнился один день из того периода. К нам нагрянула парочка моих однокурсников. В разгар пьянки едем в кафе, там у нас заканчиваются деньги, и однокурсница оставляет в залог золотое кольцо. Идем на улицу ловить такси. Тут перед нами тормозит милицейская машина. Мы пьяные, у мужа в руках открытая бутылка шампанского. Парней хотят забрать в отделение, а я, такая смелая, заявляю, что у меня в ГАИ есть знакомые. Обхожу машину, чтобы записать номер, зима, скользко — я падаю, смотрю на свою ногу и понимаю, что она как-то странно перекручена. Через секунду — адская боль.

Менты тут же развернулись и уехали, а я попала в больницу. На девять месяцев с двумя переломами голени. Один перелом оказался сложным. Мне сделали две операции, поставили аппарат Илизарова. При этом я продолжала пить, даже лежа в больнице, — муж приносил портвейн. Как-то напилась, будучи в гипсе, упала и пробила зубом нижнюю губу. Но в голове не возникало причинно-следственных связей между тем, что со мной случилось, и алкоголем. Я считала, что это вышло случайно, что мне просто не повезло, ведь любой может упасть, да и вообще «во всем виноваты менты». Типичная логика алкоголика: он никогда не берет на себя ответственность за то, что с ним происходит.

О провалах в памяти

С первым мужем мы развелись спустя пару лет после свадьбы. Я влюбилась в его приятеля. Потом еще в кого-то и еще… Когда мне было 22, папин знакомый позвал писать сценарии для молодежного сериала. Это был во всех отношениях приятный труд: писала я от силы неделю в месяц, а все оставшееся время гуляла и пила. В тот же год умерла бабушка, оставив мне свою квартиру, в которой я устроила настоящий притон.

В относительно трезвом состоянии страх и тревога — основные чувства тех лет. Это страшно — когда не помнишь, что с тобой случилось вчера. Просто раз — и сознание просыпается. Ты можешь обнаружить свое тело где угодно — в квартире подруги, в гостиничном номере, на голой земле за городом или на скамеечке в парке. При этом ты имеешь лишь отдаленное представление, как ты сюда попал, и совсем не представляешь, что натворил и какие будут последствия. Тебе просто страшно и темно. Почему темно? Еще утро или уже вечер? Какой сегодня день? Видели ли тебя родители? Начинаешь проверять телефон, а телефона нет — видимо, опять потеряла. Пытаешься сложить пазл. Не получается.

О попытках бросить пить

Я воспринимала в штыки, когда кто-то намекал мне о моих проблемах с алкоголем. При этом считала себя настолько ужасной, что, когда на улице смеялись, я оглядывалась, уверенная, что смеются надо мной, а если говорили комплимент, огрызалась — наверняка издеваются или хотят занять денег. Было время, когда я подумывала покончить с собой, но, совершив пару демонстративных попыток, поняла, что на реальный суицид у меня не хватит пороху.

Я считала мир отвратительным местом, а себя самым несчастным человеком на земле, непонятно зачем здесь оказавшимся. Алкоголь помогал мне выживать, с ним я хотя бы изредка чувствовала какое-то подобие мира и радости, но и проблем он приносил все больше и больше.

Все это напоминало котлован, в который с огромной скоростью летели камни. Он когда-нибудь должен был переполниться. Последней каплей стала история с украденными деньгами. Лето 2005-го, я работаю на реалити-шоу. Работы много, скоро запуск, пашем по 12 часов без выходных. И вот удача — в кои-то веки нас отпустили пораньше, в 20.00.

Мы с подружкой хватаем коньяк и летим снимать напряжение в многострадальную бабушкину квартиру. После (я этого не помню) подруга посадила меня в такси и назвала адрес моих родителей. С собой у меня было что-то около 1200 долларов — деньги не мои, «рабочие», их-то у меня и украл таксист. И, судя по состоянию одежды, просто вышвырнул меня из машины. Спасибо, что не изнасиловал и не убил. Помню, как, в очередной раз отличившись, я говорила маме: может, мне закодироваться? Она отвечала: «Что ты выдумываешь? Тебе просто нужно взять себя в руки. Ты же не алкоголик!» Мама не хотела признавать реальность просто потому, что не знала, что с ней делать. От отчаяния я все-таки пошла кодироваться. Мне хотелось отдохнуть от неприятностей, которые на меня то и дело обрушивались. Я не собиралась бросать пить навсегда, скорее устраивала себе трезвый отпуск.

В честь кодировки родители подарили мне поездку в Петербург. Мы поехали втроем, остановились у моих родственников. Родители с ними, естественно, выпивали — как же без этого в отпуске. Мне было невыносимо видеть их выпившими. Я как-то не выдержала и сказала в ярости: «Ну почему нельзя совсем не пить?»

Меня спасал Петербург. Я убегала в его дождь, терялась среди каналов и тогда точно решила, что вернусь сюда жить. На кодировке (это была стандартная кодировка гипнозом) я продержалась полтора года, и мои дела как будто бы пошли на лад: я познакомилась со своим будущим мужем, проблем на работе стало гораздо меньше, стала прилично выглядеть и зарабатывать, перестала терять телефоны и деньги, получила права, родители купили мне машину.

Но почти каждый день я пила безалкогольное пиво, а муж со мной за компанию — алкогольное. Я не становилась трезвой, я просто не пила алкоголь. Безалкогольное пиво — это бомба замедленного действия. Когда-нибудь его заменит алкогольное, и тогда динамит сработает. Однажды вечером, когда в магазине не оказалось моей «нулевки», я решила попробовать выпить обычное. Было страшно (в случае приема кодировщик обещал инсульт и инфаркт), но я же смелая. Кодировка — неплохая вещь, при одном условии: если ты, поставив себя на паузу, начнешь менять свою жизнь, активно развиваться в сторону трезвости, решать проблемы, которые привели тебя к алкоголизму. Важно двигаться в другом направлении. Раскодировавшись, я, что называется, дорвалась до спиртного. Это был грандиозный — даже по моим меркам — запой. Алкоголь вернулся в мою жизнь, словно и не уходил из нее. А полгода спустя я узнаю, что беременна.

О болевом пике

Я не задумывалась о ребенке (если честно, до сих пор не уверена, что материнство — это мое), но мама постоянно говорила: «Меня родили, когда твоей бабушке было 27, я тебя — тоже в 27, пора бы и тебе рожать, девочку». Я подумала, что, возможно, мама права: я замужем, и к тому же все люди рожают. При этом я не спрашивала себя: «Зачем тебе нужен ребенок? Хочешь ли ты за ним ухаживать, нести за него ответственность?» Тогда я не задавала себе вопросов, не умела разговаривать с собой, слышать себя.

Узнав о беременности, я совсем не обрадовалась, но пообещала себе, что брошу пить и курить. Постепенно. Мне удалось сбавить обороты, отказавшись от любимых крепких напитков, но перестать пить совсем у меня не получилось. Каждый день я обещала себе, что брошу завтра, и искала в интернете истории женщин, которые тоже пили и рожали здоровых детей. На седьмом месяце беременности произошла отслойка плаценты, мне сделали экстренное кесарево, ребенок умер, а я ушла в запой, сжираемая чувством вины за то, что пила и отказалась лечь на сохранение. Винить себя было делом привычным. Натворил, повинился — и можно жить дальше, ничего не меняя.

В то время у меня уже были очень тяжелые похмелья, я всерьез опасалась белой горячки. Сейчас уже сложно описать это состояние… Ты ничего не можешь делать. Голова раскалывается. Прихватывает сердце. То жарко, то холодно, ты не можешь спокойно лежать, твое тело дергается, есть и пить ты не в состоянии, закидываешься витаминами — ничего не помогает. Ты не можешь уснуть без света и телевизора, да и с ними не особо получается — сон прерывистый и липкий. И огромная тревога, такая, которая больше тебя: вот сейчас что-то случится. Помню, как сидели в машине с подругой, и я сказала: муж запрещает мне пить, наверное, придется бросить, иначе он уйдет. Подруга кивает сочувственно — тяжело, мол, тебе, понимаю. Это был август 2008-го: моя первая попытка завязать самостоятельно.

О жизни с трезвостью Алкоголь — очень тяжелый вид отдыха. Сейчас я поражаюсь, как мой организм вообще все это выдержал. Плюс ко всему у меня обнаружили гепатит. Я лечилась, пробовала бросать и снова срывалась, почти потеряла веру в себя. Окончательно я бросила пить 22 марта 2010 года. Не то чтобы я решила, что именно 22-го, в светлый день весеннего равноденствия, я перестаю пить, ура. Просто это была одна из многочисленных попыток, которые привели к тому, что почти семь лет я не пью. Ни капли. Не пьет муж, не пьют родители — без этой поддержки, думаю, ничего бы не получилось.

Поначалу я думала примерно так: увидев, что я бросила пить, Боженька спустится ко мне на землю и скажет: «Юляша, какая же ты умница, ну наконец-то дождались, теперь-то все будет хорошо! Я тебя сейчас награжу как положено — будешь у меня самой счастливой». К моему удивлению, все было не так. Подарки с неба не сыпались. Я была трезвой — и на этом все. Вот она, вся моя жизнь — свет как в операционной, не спрячешься. По большей части я чувствовала себя одинокой и ужасно несчастной. Но на фоне этого глобального несчастья я впервые пробовала делать другие вещи, например, говорить о своих чувствах или тренировать силу воли. Это самое важное — если не можешь идти в другую сторону, нужно хотя бы лечь в ту сторону, сделать хоть какое-то телодвижение.

Первый трезвый год тяжелый. Ты испытываешь такой стыд за свое прошлое, что хочется одного: раствориться, уйти в подполье.

Я взяла фамилию мужа, сменила номер телефона и адрес электронной почты, удалилась из соцсетей и максимально дистанцировалась от друзей. Все, что у меня было, — я, которая пропила 14 лет своей жизни. Которая не знала себя. Я впервые осталась наедине с собой, училась с собой разговаривать. Это было непривычно — жить совсем без анестезии, неотлучно присутствовать в своей жизни, не прячась и не убегая. По-моему, никогда в жизни я столько не плакала.

За пару лет до того, как бросить пить окончательно, я стала вегетарианкой. Думаю, процесс восстановления запустился именно тогда, когда впервые я задумалась о том, что (вернее, кого) я ем, о том, что в мире, помимо меня, есть другие существа, которые живут и страдают, что кому-то может быть еще хуже, чем мне. В моей жизни появилась аскеза, которая меня развивала и делала сильнее. Иногда я вспоминаю себя ту и не верю, что это была я, а не персонаж из фильма «Trainspotting».

Слава Богу, я смогла себя простить и начать наконец относиться к себе хорошо — с любовью и заботой. Это было непросто и заняло много времени, но я справилась (не без помощи психотерапевта). Следующий шаг — развиваться, пусть медленно и потихоньку, но идти вперед каждый день. Летом 2010-го мы с мужем бросили курить.

Три года назад я завела «Трезвый блог». Поначалу он был для меня чем-то вроде дневника, площадкой для рефлексии — я писала, потому что чувствовала внутреннюю потребность. Блог в первое время никто не читал, но, так или иначе, это было заявление о себе — я есть, да, я пила, но я смогла бросить, я живу. Потом я поняла, что сидеть и рефлексировать — это то же самое, что ничего не делать. Потому что таких, как я, тысячи. Они так же беспомощны, они не понимают, как прекратить войну внутри себя. Поэтому сейчас я провожу консультации для людей с похожими проблемами. У всех разные степени зависимости: ко мне приходят красивые обеспеченные женщины, у них есть мужья и дети, и все как будто бы хорошо. Только каждый день они тайком выпивают бутылку красного вина. Об этом не принято говорить, но чуть ли не каждый второй в нашей стране с той или иной периодичностью пьет. То есть пьет регулярно. И мало кто признается себе в этом.

Я не хотела стыдиться себя и своего прошлого — мне это мешало, я чувствовала себя несвободной. Поэтому я набралась смелости и стала говорить на тему алкогольной зависимости, чтобы к алкоголизму перестали относиться как к чему-то постыдному или сверхсекретному. Я говорю честно: я не психолог и не нарколог. Я — бывший алкоголик. И я, к сожалению или к счастью, слишком много знаю о том, как бросить пить и как этого делать не нужно. Я стараюсь помогать тем, кто для себя осознал, что он хочет жить трезво и готов что-то делать ради этого. В этом деле чем больше информации, тем лучше. Поэтому я здесь и делюсь своим опытом — как я пила и как живу теперь.

Мнение священника

Иерей Антоний Сенько, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в селе Трубино

Еще в древнем патерике мы можем прочитать, когда к одному из старцев пришел молодой монах и исповедался в каком-то грехе. Патерик не приводит название этого греха, но говорит, что это было падение, человек впал в грех, опять упал и говорит: «Что мне делать, отче?» Он говорит: «Вставай». Приходит через некоторое время и говорит: «Отче, я опять пал». – «Вставай». Опять приходит через некоторое время и говорит: «Отче, я опять пал». – «Вставай». И тот уже в изнеможении от своего такого состояния говорит: «Сколько же так может продолжаться?» – «Может и до смерти».

Человек может падать и до смерти самой, то есть всю жизнь. Наша задача – помочь человеку подняться, укрепить его, чтобы у него были силы – вставай и опять делай.

Наверное, самое важное для людей церковных и не церковных – не пытаться только своими силами действовать, потому что человеку в одиночестве это не победить. Все истории, которые связаны с этим, чаще всего поддерживают тот миф, что человек сам может с этим справиться, нужно только пережить, как-то перебороть себя. Это миф. Те люди, которые стали абстинентами или воздержанниками, они либо не имели зависимости, хотя, может быть, и крепко употребляли, либо это случай из ряда вон, когда действительно происходит такое чудо, когда человек раз, и по какой-то причине отказался, и это получилось. Бывают люди очень мощной силы воли, она еще не разрушилась грехом – раз, сказал слово, и как отрезало, переломался и всё. Но чаще всего надо искать помощь, не бояться просить, признаться, что да, мне эта помощь нужна.

Бог, как мы знаем, действует через людей очень часто. Чаще всего так и есть, не напрямую, а через такие семейные клубы, через общины трезвости, через тех неравнодушных людей, которые организовывают дома трудолюбия, дома милосердия, то есть такие же общины, где люди тоже живут трезво, трудятся, работают, приобретают новые навыки, другие специальности осваивают. То есть не бояться признаться, что у меня есть трудности, поискать помощь.

Не быть одному, искать, как Иоанн Златоуст говорил еще в IV веке: «Составляй человек, товарищество для того, чтобы истреблять страсть к пьянству».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *