Источник воды живой

Христос – источник воды живой

Христос и самарянка

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшнее воскресенье мы вспоминаем о евангельской беседе с самарянкой. Богослужение воспевает Христа, Который в беседе с женщиной из деревни Сихарь ясно дал понять, что Источник воды живой, ведущей человека к вечной жизни, – это Он. Желающий утолить телесную жажду может идти к вырытому в земле колодцу, желающий утолить духовный голод – должен идти ко Христу.

Вода в Палестине всегда имела особую ценность, прежде всего в засушливый летний период. Для того чтобы напоить население и скот, рыли колодцы. Рытье колодцев, вернее – выдалбливание в каменных породах водных цистерн, было настолько трудоемко и дорого, что этим заведовали сами князья или главы иудейских родов (см.: Чис. 21: 18). Такие выдолбленные в камне и оштукатуренные изнутри колодцы сохраняли свою прочность целыми столетиями и тысячелетиями.

В настоящее время археологи находят на Святой Земле три типа древних колодцев: питаемые грунтовыми водами (по-еврейски «беэр» – см.: Быт. 21: 30), наполнявшиеся родниковой водой (по-еврейски «айин» – см.: Суд. 15: 19) и цистерны для дождевой воды (по-еврейски «бор» – см.: Лев. 11: 36).

О важности колодцев говорит то, что по их именам назывались целые города. Например, Вирсавия (Беэр-Шева) – «колодец семикратной клятвы» (см.: Быт. 21: 31). Колодцы могли быть как в городах, так и вне городов, поближе к пастбищам (см.: Суд. 1: 15). Из-за колодцев нередко вспыхивали ссоры между пастухами (см.: Быт. 21: 25; 26: 17–22).

Особенно ценились колодцы, наполнявшиеся родниковой водой, и поэтому они назывались «источниками живой воды» (см.: Быт. 26: 19; Иер. 2: 13). Питье воды из собственного колодца для ветхозаветных людей символизировало мир и спокойную жизнь (см.: Ис. 36: 16).

Но уже в Ветхом Завете выражение «источник живой воды» могло пониматься как в прямом, так и в переносном смысле. «Источником жизни» могли называться уста праведника (см.: Притч. 10: 11) и разум благоразумного (см.: Притч. 16: 22). Напротив, лжепророков апостол Петр называл «безводными источниками» (2 Пет. 2: 17).

В книге пророка Иеремии с Источником «воды живой» отождествляется Сам Господь Бог. «Выслушайте слово Господне, дом Иаковлев и все роды дома Израилева… – восклицал Иеремия от лица Бога, – два зла сделал народ Мой: Меня, Источник воды живой, оставили и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды» (Иер. 2: 4, 13). «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!» (Пс. 41: 2); «Простираю к Тебе руки мои; душа моя – к Тебе, как жаждущая земля» (Пс. 142: 6), – пел царь Давид.

Поэтому, когда Иоанн Богослов свидетельствует о Христе как об «Источнике воды живой», он ссылается на сказанное ранее пророками. Принципиальным акцентом является лишь то, что именно Иисус для апостола тот Агнец, кровью Которого было искуплено «великое множество людей… из всех племен и колен, и народов и языков» (Откр. 7: 9), и именно этот Агнец «будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр. 7: 17). Он есть Альфа и Омега, начало и конец. Жаждущему Он дает «даром от источника воды живой» (Откр. 21: 6).

Бог не только дает «даром», но, что наиболее удивительно в сегодняшней евангельской истории, Он приходит к жаждущему человеку первым. Авторы богослужебных стихир подчеркивают это: «Облаки водами одеваяй, жене же предста воды прося» («Он, водами наполняющий облака, женщине предстал, прося у нее воды»)1, «Воды иский, Иже источники и езера вод изливаяй» («Воды искал источники и озера вод Изливающий»), «Воду прося, Иже на водах землю повесивый» («Воды просил на водах землю Повесивший»)2.

В райском саду средь бела дня Ева взяла запретный плод, за что была изгнана в землю сухую и безводную. И вот в час шестой к страдающей от жажды самарянке приходит Источник чудес, чтобы эту дочь Евы вернуть обратно в полноводный Рай. Для авторов богослужебных текстов Господь словно уловляет женщину словами. Вот приблизилась самарянка, чтобы зачерпнуть воды, и, увидев ее, сказал Спаситель: «Даждь Ми воду пити, и Аз воды текущия насыщу тя»3.

Мы не знаем, успела ли она дать Господу колодезной воды. Вдохновленная словами Иисуса, она в какой-то момент бросила свой кувшин и побежала благовествовать односельчанам, что Он и есть чаемый Христос, Спаситель мира (см.: Ин. 4: 29, 42).

Эту перемену в направленности жизни самарянки подчеркивают авторы стихир следующей игрой слов: когда она притворно заявляет: «У меня нет мужа», тогда называется «блудницей»4, когда же уверовала в Иисуса-Мессию, то поспешила в город уже как «целомудренная»5.

Беседа с самарянкой, как и другая евангельская история – прощение женщины, взятой в прелюбодеянии (см.: Ин. 8: 1–11), – это примеры тех ситуаций, когда Господь, не осуждая человека, подталкивает его идти и больше не грешить (Ин. 8: 11). На удивление Своим ученикам Иисус беседовал с женщиной, язычницей, самарянкой, грешницей (см.: Ин. 4: 27). И в другом случае, когда книжники и фарисеи привели женщину, взятую в прелюбодеянии, а таких по закону Моисея было заповедано побивать камнями, Христос обратился к ней со словами: «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши». Ответ Иисуса прозвучал настолько парадоксально, что некоторые библейские критики и до сих пор утверждают, что этот сюжет – не подлинный текст Евангелия, а позднейшая вставка. Однако «иди и впредь не греши» звучит не как попущение греху, не как умаление тяжести прелюбодеяния, но как призыв к человеку обратиться от греха и начать делать добро.

Кто напоит чашей холодной воды во имя ученика Христова «не потеряет награды своей» (Мф. 10: 42), – говорит Евангелие. Жажда живого слова, христианская взаимопомощь и социальная забота – это те добродетели, которыми были украшены первые ученицы Христовы. Мария сидела у ног Иисуса, а Марфа хлопотала об угощении гостей. Поэтому Иисус любил Марфу и сестру ее (см.: Ин. 11: 5). Мария Магдалина, Иоанна и Сусанна заботились о нуждах Иисуса и учеников, тратя собственные средства (см.: Лк. 8: 3). Они первыми в сонме жен-мироносец увидели Воскресшего Господа.

Добродетель, по апостолу Павлу, – это главное украшение женщины. «Желаю, – писал он Тимофею, – чтобы жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением , не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию» (1 Тим. 2: 9–10). Эти же расстановки приоритетов можно сейчас отнести и к мужчинам.

Господь в виде обычного человека ходит среди нас, ища того, кто Его напоит, накормит, оденет и приютит (см.: Мф. 25: 34–36), подаст Ему хоть чашку холодной воды. Взамен же Он приготовил океаны Живой воды. «Кто жаждет, иди ко Мне и пей, – говорил Он, – Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из сердца6 потекут реки воды живой» (Ин. 7: 37–38).

Велико прощение у Господа, обширны у Него обители. Отирает Он слезу плачущих, дарует кротким землю, милует милующих и усыновляет миротворцев. Но всем нам, с каким бы кто ни пришел к Нему грехом, надо твердо запомнить следующие слова: «иди и больше не греши» (Ин. 8: 11).

Аминь.

1 На литии стихира на «Слава и ныне».

2 На «Господи, воззвах» вечерни стихира на «Славу».

3 На «Господи, воззвах» вечерни стихира первая о самаряныне.

4 На «Господи, воззвах» вечерни стихира на «Славу».

5 На «Господи, воззвах» вечерни стихира первая о самаряныне.

6 Греческое слово κοιλία – «чрево» – в данном контексте лучше переводить на русский как «сердце». См.: A Greek-English Lexicon Of The New Testament And Other Early Christian Literature (BDAG). П. 4295.

Раннехристианские символы

Их количество не так мало, как кажется: оливковая ветвь, павлин, корабль, колосья хлеба и т.д. Рассмотрим самые известные.

  1. Пеликан. Его рисовали на священной посуде или на стенах помещений, где проходили службы. Существует интересная легенда, объясняющая, почему эта птица стала православным символом. Пеликаны жили в камышах у прибрежья Средиземного моря. Часто они подвергались нападению ядовитых змей, страдая от их укусов. Со временем взрослые особи приобрели иммунитет к яду, а птенцы так и не приспособились. Если змее удавалось ужалить птенца, то взрослый расклевывал себе грудь, чтобы сохранить ему жизнь, причастив кровью.
  2. Феникс. Птица – долгожитель, существовавшая несколько столетий назад. Когда фениксу было суждено уходить из жизни, он улетал гореть в Египет. После него оставались груды целебного пепла, в котором через некоторое время зарождалась новая жизнь. Спустя продолжительное время, молодая птица полностью восстанавливалась из останков и улетала в поисках новой жизни.
  3. Агнец. Изображение с человеческим лицом и нимбом (или чем-то одним). Символизировал добровольное приношение Иисуса в жертву за грехи народа.
  4. Петух. Знак воскрешения Христа. Как петух пробуждает людей ото сна, так и ангелы протрубят о встрече с Господом на Страшном суде.

Символика храма

Каждый фрагмент храма имеет определенное значение.

Форма храма:

  • крест – спасение от дьявола, вход в рай;
  • круг – нерушимость Церкви;
  • восьмиконечная звезда – спасение человеческой души.

Форма купола:

  • шлемовидная – борьба Церкви со злом;
  • в виде луковицы – пламя свечи.

Цвет купола:

  • золотой – посвящен Христу;
  • синий со звездами – Пресвятой Богородице;
  • зеленый – Троице.

Православный храм – это собрание множества таинств, значения которых может понять только истинно верующий человек.

Источник воды живой

В Священном Писании содержатся обличительные слова Господа израильскому народу: “Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой, оставили и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды” (Иер. 2,13)

Священное Писание непогрешимо. Это вселенский устав, данный Богом. Священное Писание объясняет судьбу каждого человека и каждого народа. Каждое слово Божие в этой святой книге книг – открытие истины и указатель жизненного пути одновременно. Вся современная цивилизация не смогла поколебать ни единого слова Писания. Вся европейская наука не в состоянии заменить ни одной из заповедей Божиих.

Множество книг будет написано о причинах гибели Югославии, но все они не смогут выразить того, что Священное Писание говорит в одной фразе.

Почему погибло государство, совсем еще юное, словно подросток? Конечно не от старости, скажете вы. Но я скажу вам, да, погибло от старости и немощи. Повторяю Югославия распалась от старости и немощи. По сравнению с тысячелетними державами Востока и Запада, даже по сравнению с вновь рожденными и вновь созданными державами она была поистине ребенком, а по греху – древней старухой. По грехам она была старой и дряхлой, потому пришла к ней смерть и удавила ее.

Представьте себе картину – двое молодых людей отслужили в армии свой срок и расстались. Один из них был серьезным и порядочным. Другой легкомысленным и развратным. Спустя три года они встретились вновь. Порядочный и серьезный молодой человек, здоровый и сильный, радостный, увидев своего легкомысленного товарища, был поражен. Перед ним стоял не молодой двадцатипятилетний человек, а молодой старичок, поседевший, сутулый, с затрудненным чахоточным дыханием.

Как твои дела, чем занимаешься? – спросил здоровый больного.

Как мои дела? Со страхом жду февраля.

Ибо так говорит Господь в Священном Писании – “то, чего боишься, постигнет тебя”. И молодого старичка постигло то, чего он боялся. Прогуливалась смерть в феврале, мизинчиком его коснулась и пал он замертво. Грехи, словно черви, разъедают и пожирают и молодые организмы и молодые государства. И Югославия состарилась и одряхлела от греха, потому пала и распалась.

Два зла сделал народ Югославии. Оставил Бога – источник воды живой, это первый грех, первое зло, и высек себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды – это второй грех, второе зло. Пастыри и вожди народа оставили Христа Бога, вечный источник свежей и здоровой воды, и начали, по примеру еретиков и безбожников высекать себе водоемы и ловить в них воду дождевую. Пустые колодцы называли они культурой и цивилизацией, наукой или современностью, прогрессом или модой, спортом, здоровьем и подобное.

Мы отвергли Христа, потому были Христом отвергнуты.

Югославия противопоставила себя Христу, противопоставила святому Савве, противопоставила сербству, противопоставила истории сербского народа, противопоставила народной мудрости и народному достоинству, противопоставила всему, что было свято для народа – противопоставление, только противопоставление. Потому имели мы державу без Божьего благословения, свободу без радости, войну без борьбы, поражение без славы, страдание без идеала.

Но и на этот раз милость Божия превзошла всю злобу человеческую, превысила разум людской. Когда зарыдало каждое сербское сердце, Господь протянул Свою руку тонущему. Когда весь народ устремил взгляд свой на Господа живого, шепча Ему кровоточащим сердцем: “Не от человек ожидающе помощи, но Твоея ожидающе милости и Твоего чающе спасения” (молитва вечерни), тогда Господь освободил и очистил нашу землю от немцев, вернул нам свободу и даровал державу. Слава Тебе и хвала, Благой Господи!

Но знайте и детям своим скажите, что Господь помиловал нас с одним молчаливым условием, что никогда более мы не оставим Его, источник Животворящий воды живой, что не станем мы, подобно еретикам и безбожникам, отвернувшись от Христа, копать колодцы безводные вокруг которых стоят в ожидании воды люди и от жажды умирают. И еще с тем условием, что никто не дерзнет восстать на Божии или народные святыни, но весь народ встанет под знамена Христовы и делами, словами и мыслями прославит в Троице Единого Господа Отца и Сына и Святого Духа, во веки веков, Аминь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *