Исцеление иисусом христом

Православный Церковный календарь

Ни­ко­лай Бру­ни. Ов­чая ку­пель
(ис­це­ле­ние рас­слаб­лен­но­го).
1885. СПб., Рус­ский му­зей

По­ста­ра­ем­ся ещё раз уяс­нить ло­ги­ку че­ре­до­ва­ния «недель» (вос­кре­се­ний) Пас­халь­но­го цик­ла. Мы пом­ним, что две сле­ду­ю­щие за Пас­хой неде­ли по­свя­ще­ны со­бы­ти­ям, непо­сред­ствен­но свя­зан­ным с этим ве­ли­чай­шим празд­ни­ком. Со­мне­нию неве­ру­ю­ще­го (то есть невер­но­го) апо­сто­ла Фо­мы про­ти­во­по­став­ле­ны вер­ность и лю­бовь про­стых жен­щин-ми­ро­но­сиц и двух тай­ных уче­ни­ков Иису­са Хри­ста. В этом – глу­бо­кий смысл и на­зи­да­ние.

Сле­ду­ю­щие же три неде­ли (пред­ше­ству­ю­щие празд­ни­ку Воз­не­се­ния Гос­под­ня) слов­но бы воз­вра­ща­ют нас в про­шлое, на­по­ми­ная о трёх со­бы­ти­ях, от­но­ся­щих­ся ещё ко вре­ме­ни об­ще­ствен­но­го слу­же­ния Иису­са Хри­ста, про­те­кав­ше­го меж­ду 27 и 30 го­да­ми I ве­ка. В этих спа­си­тель­ных де­я­ни­ях Он от­крыл Своё Бо­же­ствен­ное до­сто­ин­ство и си­лу. Те­перь, в све­те Вос­кре­се­ния, они вполне уяс­ни­мы как под­го­то­ви­тель­ные к нему сту­пе­ни, – но то­гда, при жиз­ни Спа­си­те­ля, вос­при­ни­ма­лись по-раз­но­му и не смог­ли вра­зу­мить да­же бли­жай­ших уче­ни­ков, ма­ло­душ­но оста­вив­ших сво­е­го Учи­те­ля.

Чет­вер­тую неде­лю по Па­схе Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­свя­ща­ет вос­по­ми­на­нию ис­це­ле­ния Иису­сом Хри­стом од­но­го па­ра­ли­зо­ван­но­го че­ло­ве­ка во вре­мя ев­рей­ско­го празд­ни­ка Пя­ти­де­сят­ни­цы. Ис­це­лив без­на­деж­но боль­но­го че­ло­ве­ка так без­услов­но «про­сто» – при­ка­зав ему встать и хо­дить! – Иисус Хри­стос вновь от­крыл Своё Цар­ское до­сто­ин­ство, по­ка­зав, что Он – во­ис­ти­ну Вла­ды­ка жиз­ни.

Этот важ­ный эпи­зод свя­щен­ной ис­то­рии на­по­ми­на­ет нам так­же о тес­ной свя­зи меж­ду гре­хом и неду­гом, о том, что бо­лезнь те­лес­ная яв­ля­ет­ся ча­сто след­стви­ем ду­хов­ной рас­слаб­лен­но­сти и неве­рия, и о том, что ис­тин­ное ис­це­ле­ние да­ру­ет­ся че­ло­ве­ку Свы­ше. По­че­му в дан­ном слу­чае Хри­стос из мно­же­ства боль­ных вы­брал имен­но это­го че­ло­ве­ка, ока­зав­ше­го­ся яв­но недо­стой­ным та­ко­го да­ра, – мы не зна­ем. (Ведь имен­но всё умно­жа­ю­щи­е­ся об­ви­не­ния в на­ру­ше­нии Мо­и­се­е­ва За­ко­на и, на­ко­нец, в бо­го­хуль­стве, в том, что Иисус «де­ла­ет Се­бя рав­ным Бо­гу», и по­слу­жи­ли в ко­неч­ном ито­ге при­чи­ной вы­не­се­ния Ему смерт­но­го при­го­во­ра.) Воз­мож­но, Он хо­тел дать это­му че­ло­ве­ку шанс осо­знать смысл по­ра­зив­шей его ко­гда-то бо­лез­ни и на­чать но­вую жизнь? «Бо­же­ствен­ная ло­ги­ка» нам, лю­дям, ни­ко­гда не станет до кон­ца оче­вид­ной и «непро­ти­во­ре­чи­вой».

В сре­ду чет­вёр­той сед­ми­цы по Па­схе празд­ну­ет­ся Пре­по­ло­ве­ние Пя­ти­де­сят­ни­цы, – т. е. день, на­хо­дя­щий­ся в цен­тре пя­ти­де­ся­ти­днев­но­го ка­лен­дар­но­го пе­ри­о­да и как бы зри­мо со­еди­ня­ю­щий со­бой два ве­ли­чай­ших празд­ни­ка по­движ­но­го цик­ла – Пас­ху и Пя­ти­де­сят­ни­цу (День Свя­той Тро­и­цы). Те­мой Пре­по­ло­ве­ния яв­ля­ет­ся про­по­ведь Иису­са Хри­ста в Иеру­са­ли­ме на осен­нем празд­ни­ке Ку­щей (Ша­тров, Па­ла­ток) – тре­тьем ве­ли­чай­шем празд­ни­ке Вет­хо­за­вет­ной Церк­ви.

«В по­след­ний, са­мый ве­ли­кий день празд­ни­ка Иисус встал и гром­ким го­ло­сом вос­клик­нул: „Тот, кто жаж­дет, пусть при­хо­дит ко Мне! И кто ве­рит в Ме­ня, пусть пьет! Ибо так го­во­рит Пи­са­ние: „Из серд­ца его по­те­кут ре­ки во­ды жи­вой“. – Иисус ска­зал так о Ду­хе, Ко­то­ро­го по­лу­чат те, кто по­ве­рит в Него», – по­яс­ня­ет еван­ге­лист Иоанн (Ин.7:37-39).

Вполне ло­гич­но, что те­ма древ­не­го биб­лей­ско­го сим­во­ла Ду­ха-Во­ды по­лу­ча­ет своё про­дол­же­ние и по­дроб­ное ис­тол­ко­ва­ние в бо­го­слу­же­ни­ях сле­ду­ю­ще­го вос­кре­се­ния Пас­халь­но­го цик­ла – Неде­ли о са­ма­рян­ке. Кто та­кие са­ма­ряне (са­ма­ри­тяне), по­че­му осо­бая пас­халь­ная неде­ля по­свя­ща­ет­ся жен­щине со­мни­тель­ной нрав­ствен­но­сти и ка­кое это име­ет от­но­ше­ние к нам – мы узна­ем через неде­лю.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

При­ло­же­ние

Апо­столь­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Деян.9:32-42. – За­ча­ло 23)

слу­чи­лось, что Пётр, об­хо­дя всех, при­шёл и к свя­тым, жи­ву­щим в Лид­де. Там на­шёл он од­но­го че­ло­ве­ка по име­ни Эней, ле­жа­ще­го уже во­семь лет (или: с вось­ми лет) в по­сте­ли; был он рас­слаб­лен­ный (т. е. па­ра­ли­зо­ван­ный).

И ска­зал ему Пётр: «Эней! Ис­це­ля­ет те­бя Иисус Хри­стос; встань и сам пе­ре­сте­ли се­бе по­стель». И он тот­час встал. И уви­де­ли его все, жи­ву­щие в Лид­де и в Са­роне, ко­то­рые и об­ра­ти­лись к Гос­по­ду.

А в Иоппии бы­ла некая уче­ни­ца по име­ни Та­вифа, что в пе­ре­во­де зна­чит «сер­на». Она бы­ла бо­га­та доб­ры­ми де­ла­ми и ми­ло­сты­ней, ко­то­рые и тво­ри­ла.

Слу­чи­лось в те дни, что она за­бо­ле­ла и умер­ла. Её об­мы­ли и по­ло­жи­ли в верх­ней ком­на­те. А так как Лид­да бы­ла близ Иоп­пии, то уче­ни­ки, услы­шав, что Пётр на­хо­дит­ся там, по­сла­ли к нему двух муж­чин про­сить: «Не по­ле­нись зай­ти к нам».

Петр, встав, по­шел с ни­ми; и ко­гда он при­был, его по­ве­ли на­верх в гор­ни­цу. И об­сту­пи­ли его все пла­чу­щие вдо­вы, по­ка­зы­вая хи­то­ны и гиматии, ка­кие де­ла­ла Сер­на, жи­вя с ни­ми. Петр вы­слал всех вон и, пре­кло­нив ко­ле­ни, по­мо­лил­ся. За­тем, по­вер­нув­шись к те­лу, ска­зал: «Та­вифа, встань!» И она от­кры­ла свои гла­за и, уви­дев Пет­ра, се­ла.

Он по­дал ей ру­ку и по­мог под­нять­ся, и, по­звав свя­тых и вдов, пред­ста­вил её жи­вой.

Это сде­ла­лось из­вест­ным по всей Иоп­пии, и мно­гие уве­ро­ва­ли в Гос­по­да.

Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Ин.5:1-15. – За­ча­ло 14)

был иудей­ский празд­ник , и при­шел Иисус в Иеру­са­лим.

В Иеру­са­ли­ме же близ Ове­чьих есть ку­паль­ня, на­зы­ва­е­мая по-ев­рей­ски Бет­зата («Дом ми­ло­сер­дия») и име­ю­щая пять кры­тых га­ле­рей (букв. «пор­ти­ков»). В них ле­жа­ло мно­же­ство бо­ле­ю­щих, сле­пых, хро­мых, ис­сох­ших,

Там был некий че­ло­век, болев­ший трид­цать во­семь лет. Иисус, уви­дев его ле­жа­щим и узнав, что он так дол­го бо­ле­ет, спро­сил у него: «Хо­чешь ли стать здо­ро­вым?»

«Гос­по­дин мой, – от­ве­тил Ему боль­ной, – у ме­ня нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы столк­нул (букв. „бро­сил“) ме­ня в ку­паль­ню, ко­гда в ней на­чи­на­ет бур­лить во­да. А по­ка я по­дой­ду, дру­гой рань­ше ме­ня спус­ка­ет­ся.»

Го­во­рит ему Иисус: «Встань, возь­ми свою по­стель (греч. крабат­тос – „ло­же“, „одр“) и иди». И тот­час этот че­ло­век вы­здо­ро­вел, взял по­стель и стал хо­дить.

А бы­ло это в день суб­бот­ний. По­это­му иудеи го­во­ри­ли ис­це­лён­но­му: «Се­го­дня суб­бо­та; ты не дол­жен брать по­сте­ли».

Он от­ве­чал им: «Кто ме­ня ис­це­лил, Тот мне ска­зал: „Возь­ми по­стель твою и хо­ди“». Его спро­си­ли: «А кто Тот Че­ло­век, Ко­то­рый ска­зал те­бе: „Возь­ми и хо­ди“»?

Ис­це­лен­ный же не знал, кто Он, ведь Иисус скрыл­ся сре­ди лю­дей, быв­ших на том ме­сте.

По­том Иисус разыс­кал его в Хра­ме и ска­зал: «По­слу­шай, те­перь ты здо­ров. Боль­ше не гре­ши, чтобы не ста­ло с то­бой че­го ху­же».

Этот че­ло­век по­шел и рас­ска­зал иуде­ям, что ис­це­лив­ший его – это Иисус.

<По­то­му и на­ча­ли гнать иудеи Иису­са, что Он это де­лал в суб­бо­ту. Но Он от­ве­тил им: «Отец Мой до­ныне де­ла­ет, и Я де­лаю». И по­то­му тем бо­лее ис­ка­ли иудеи убить Его, что Он не толь­ко на­ру­шал суб­бо­ту, но и От­цом Сво­им на­зы­вал Бо­га, де­лая Се­бя рав­ным Бо­гу.>

При­ме­ча­ния

«Свя­ты­ми» (в зна­че­нии «из­бран­ны­ми») на­зы­ва­ли в апо­столь­ские вре­ме­на всех хри­сти­ан вне за­ви­си­мо­сти от их ду­хов­ных ка­честв (смот­ри­те да­лее уче­ни­ца).

В от­ли­чие от еван­гель­ских уче­ни­ков, лич­но знав­ших Иису­са, сло­ва «уче­ник» и «уче­ни­ца» упо­треб­ля­ют­ся в кни­ге Де­я­ний для обо­зна­че­ния про­сто хри­сти­ан.

В ан­тич­ное вре­мя ви­дов одеж­ды бы­ло немно­го, преж­де все­го это хи­тон (по­все­днев­ная одеж­да, ча­сто пе­ре­во­дит­ся как ру­баш­ка) и гиматий (верх­няя одеж­да, плащ). Здесь – в зна­че­нии одеж­да во­об­ще, т. е. Та­вифа бы­ла уни­вер­саль­ной шве­ёй, спо­соб­ной шить как по­все­днев­ное, так и верх­нее пла­тье.

Это яв­ству­ет из даль­ней­ше­го еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния (Ин.5:16-18), уже не вхо­дя­ще­го в ли­тур­гий­ное чте­ние это­го вос­кре­се­нья. Вы­ше (см. Еван­гель­ское чте­ние) эти стро­ки за­клю­че­ны в уг­ло­вые скоб­ки, чтобы от­ли­чить их от соб­ствен­но ли­тур­гий­но­го чте­ния.

Исцеление слепорождённого

Исцеление слепорождённого – одно из чудес Иисуса Христа, описанное в Евангелии от Иоанна:

И, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим. Тут соседи и видевшие прежде, что он был слеп, говорили: не тот ли это, который сидел и просил милостыни? Иные говорили: это он, а иные: похож на него. Он же говорил: это я. Тогда спрашивали у него: как открылись у тебя глаза? Он сказал в ответ: Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на купальню Силоам и умойся. Я пошел, умылся и прозрел. Тогда сказали ему: где Он? Он отвечал: не знаю. Повели сего бывшего слепца к фарисеям. А была суббота, когда Иисус сделал брение и отверз ему очи. Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу. Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря. Опять говорят слепому: ты что скажешь о Нем, потому что Он отверз тебе очи? Он сказал: это пророк. Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел, доколе не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он теперь видит? Родители его сказали им в ответ: мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спросите; пусть сам о себе скажет. Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги. Посему-то родители его и сказали: он в совершенных летах; самого спросите. Итак, вторично призвали человека, который был слеп, и сказали ему: воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Снова спросили его: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи? Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками? Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он. Человек сказал им в ответ: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего. Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон. Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему.

— (Ин. 9:1-38)

Богословское толкование

Начало XIV века. Дуччо ди Буонинсенья.

Образ слепца, просящего милостыню, отражает духовную слепоту всякого грешника, но вместе с тем, являет образ «нищего духом» (Мф. 5:3), то есть человека, осознающего свою духовную нищету и открытого для милости Божьей. Господь Иисус Христос совершает чудо исцеления слепорожденного после выхода из храма, чтобы этим знамением смягчить жестокосердие иудеев и подтвердить вызвавшие их гнев слова: «прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58).

Святитель Иоанн Златоуст:

Слепому, быть может, кто-нибудь и отверзал очи, но слепорожденному – еще никто. А что Спаситель, выйдя из храма, пошел нарочно для этого дела, – видно из того, что сам Он увидел слепого, а не слепой подошел к Нему, – и так пристально посмотрел на него, что обратил внимание и учеников.

Апостолы, видя как Христос пристально смотрит на слепорождённого, задались вопросом «кто согрешил, он или родители его?». Архиепископ Аверкий (Таушев):

Отвечая на вопрос учеников, Господь показывает вместо причины цель, для которой этот человек родился слепым: «Не согрешили ни он, ни родители его», хотя, конечно, как люди, они не безгрешны вообще, «но это для того, чтобы на нем явились дела Божии», то есть, чтобы через его исцеление открылось, что Христос есть «Свет мира», что Он пришел в мир для просвещения человечества, пребывающего в слепоте духовной, образом которой является слепота телесная.

«Христос, исцеляющий слепого». XVI век. Эль Греко.

Сделав брение из слюны и земли, Христос помазал им глаза слепому, повелев позже пойти и умыться. Святитель Феофилакт Болгарский:

Одни слова, что создал Адама Я, могли показаться соблазнительными для слушателей, но когда слова подтверждаются делом, не оставалось уже повода к соблазну. Устрояет глаза из брения, употребляя тот же способ творчества, каким сотворил и Адама. Не только устроил глаза и открыл их, но одарил зрением, а это показывало, что Он вдохнул и душу в Адама… Так как Он намерен был послать слепца на Силоам, то, чтобы не приписали чуда воде источника, но познали, что образовала глаза слепому и открыла их сила, вышедшая из уст Его, для сего плюнул на землю и из плюновения уст сделал брение. Потом, чтобы ты не подумал, что чудо зависело от земли, повелевает умыться, чтобы брение совсем отстало. Впрочем, некоторые говорят это брение совсем не отпало, но превратилось в глаза.

Омывшись в водах Силоама, слепорожденный прозрел, что вызвало распрю между свидетелями: тот ли это человек, который сидел близ храма и просил милостыню? Недоразумение разрешил сам исцеленный, что привело к ещё большему ожесточению фарисеев, которые возбудили вопрос: да был ли он слеп? Призвав родителей его, спросили: «это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он теперь видит»? Из толкования Б. И. Гладкова:

«Христос и нищий. Исцеление слепорождённого». Картина XXI века.

Боясь отлучения от синагоги и мщения фарисеев, родители исцеленного дали уклончивый ответ; они подтвердили, что это их сын, родившийся слепым, но почему теперь видит, – отозвались незнанием… Удостоверясь таким образом, что исцеленный был действительно слепым от рождения, иудеи вызывают его вторично… Враги Христа стараются теперь внушить бывшему слепцу, что они произвели тщательное расследование о Том Человеке, Которого он не знает и даже не видел, и пришли к несомненному убеждению, что Человек Тот грешник (Ин. 9, 24). Ненависть их к Иисусу была так велика, что они даже не называли Его по имени. Поверь же нам, говорили они, воздай славу Богу и признай со своей стороны Его грешником, нарушающим закон о субботнем покое… Исцеленный не произнес желанной фарисеями клятвы, но не без глумления над ними сказал: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Что же сделал Он с тобою? как отверз твои очи? – снова спросили его фарисеи. Этот вопрос приводит в раздражение исцеленного. «Вы уже спрашивали меня об этом, и я ответил вам (говорит он), а если тогда вы не хотели меня слушать, то чего теперь хотите от меня? Вы так тщательно исследуете подробности совершенного надо мною чуда, так интересуетесь ими, что можно подумать, не хотите ли и вы сделаться Его учениками?».

Фарисеи, почувствовали себя оскорблёнными человеком, принадлежащим к черни. Раздражение побуждает их называть его учеником Христа, хотя на самом деле тот не был еще таким, а себя гордо величают учениками Моисея. При этом, лукавя, говорят, что не знают, откуда Христос, т. е. откуда Он взял Своё учение и силы, боясь теперь сказать, что Христос грешник и, следовательно, не от Бога. Затруднительным положением фарисеев пользуется исцеленный, он напоминает книжникам то, что, собственно говоря, хорошо было известно каждому израильтянину: благочестие и исполнение воли Божией есть условие услышания всякой молитвы и заключает, что Христос от Бога. Выведенные из себя фарисеи объявляют исцеленному, что он, очевидно, уже родился грешником, затем они выгоняют его. Из толкования А.П. Лопухина:

Этим они ясно показали, что им нечего сказать против той истины, какую высказал этот простец (стих 31). Со своей стороны пострадавший за Христа человек обнаружил всем своим образом действий, что в нем постепенно совершился переход от доверия, которое он сначала имел к Христу как к чудесному целителю, к вере в Него как в посланника Божия, как в благочестивого и сильного Молитвенника, Kоторому Бог дает власть совершать чудеса. Kогда Христос от кого-то услышал, что фарисеи выгнали исцеленного, Он приблизился к нему, чтобы помочь достигнуть полной веры в Него. Встретив его, Христос просил его: «веруешь ли ты в Сына Божия?» Христос этим показывает исцеленному, что Ему известно, как этот человек защищал Его перед фарисеями. Исцеленный, как сказано выше, утверждал, что Иисус от Бога (стих 33). В этом исповедании уже лежал зародыш веры в Иисуса как в Богопосланного Мессию. Ведь слепой должен же был сообразить, что Христос не напрасно послал его омыть глаза в Силоамском источнике. Он не мог не понять, что его исцелитель этим намекал на пришествие «посланника от Бога» (Силоам значит «посланный»)… Он спрашивает исцеленного: верит ли тот в Него как в Мессию? (Термин «Сын Божий» здесь, несомненно, имел значение не метафизическое, а теократическое, он обозначал в настоящий раз «Мессию», так как исцеленный только в таком смысле и мог теперь понять его). Исцеленный охотно идет Христу навстречу, спрашивая: «а кто Он?» Чувствуя, что Мессия к нему близок, он как бы говорит: «Да где же Он? Скорей, скорей бы к Нему!» И желание его приходит в исполнение. Христос говорит ему, что он уже «видел» Мессию – видел, конечно, тогда, когда у него отверзлись очи. Мессия и сейчас стоит перед ним («говорит с тобою»). Исцеленный после этого исповедал свою веру во Христа как в обетованного Мессию, и поклонился Ему как Божественному Посланнику.

Схожие чудеса явлены Христом в исцелении слепых в Вифсаиде (Мк. 8:22-26), Иерихоне (Мф. 20:30-34, Мк. 10:46-52, Лк. 18:35-43)

Богослужение

Основная статья: Неделя о слепом

В чине православного богослужения чудо исцеления слепорождённого поминается Церковью в воскресный день 6-й недели о Пасхе. По объяснению Синаксаря, чудо исцеления слепорождённого вспоминается в настоящую неделю потому, что оно было совершено в Пятидесятницу.

> Примечания

  • Вартимей

Ссылки

  • Святитель Игнатий (Брянчанинов). «Аскетическая проповедь»
  • Святитель Феофан Затворник. «Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия
  • Протоиерей Серафим Слободской. Закон Божий

Библия, изложенная для семейного чтения. Исцеление слепорожденного и притча о милосердном самарянине

Исцеление слепорожденного

Исцеление слепорожденного. Фреска Дионисия

Выйдя из храма, Иисус встретил слепого от рождения. Это человеческое несчастье, которое почиталось наказанием Божиим за грехи самого человека или родителей его, послужило лишь поводом к проявлению во всем блеске славы Господней.

«Ученики Его (Иисуса) спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно делать дела Пославшего Меня. Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим». (Ин. 9, 2–7)

Это чудо возбудило всеобщее удивление, так как до этого времени многие знали слепого, сидящего при дороге и просящего милостыни у прохожих. И вот, стали спрашивать его, как открылись у него глаза? Слепой рассказал им, как все произошло.

— А где же Тот, кто исцелил тебя? — продолжали спрашивать слепого.

— Я не знаю, — отвечал тот.

Тогда повели этого бывшего слепца к фарисеям. Между тем это чудное исцеление совершилось в субботу. Фарисеи также спросили слепого, каким образом он прозрел, и, услышав ответ его и что это случилось в субботу, стали говорить, что «не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря». (Ин. 9, 16–17)

— А ты сам что скажешь о Том, кто отверз тебе очи? — спросили опять слепого.

«Он сказал: это пророк. Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп, и призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что он родился слепым? как же он теперь видит?»

— Мы знаем, что это сын наш, и что он родился слепым, — отвечали родители, — «а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спросите; пусть сам о себе и скажет».

Так уклончиво отвечали родители слепого, боясь иудеев, которые уже сговорились, чтобы отлучать от синагоги тех, которые признают Иисуса за Христа.

Тогда снова призвали прозревшего слепца «и сказали ему: воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Снова спросили его: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи? Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками? Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он».

«Человек прозревший сказал им в ответ: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего.

Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон. Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему.

И сказал Иисус: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы. Услышав это, некоторые из фарисеев, бывших с Ним, сказали Ему: неужели и мы слепы? Иисус сказал им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас». (Ин. 9, 24–41)

Иудеи предали слепого отлучению, как свидетеля чуда, совершенного над ним Иисусом. Но Господь не оставил это отлучение без Своего отзыва. Заговорив с фарисеями об овцах, которые входят во двор овчий лишь по голосу пастуха своего, «за чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса», Господь вразумляет их, что Он есть «дверь овцам».

«Я есмь дверь, — говорит Он, — кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь». (Ин. 10, 1–16)

Под видом этого изобилующего нежнейшей любовью доброго Пастыря первые христиане подразумевали Христа и особенно любили изображать Его под сводами катакомб. На Церковь, как хранилище учения Христова, налагается обязанность вводить во двор овчий через единственную Дверь овец всего мира, уверовавших в Него. Оставив Иерусалим, Иисус возвратился в Галилею.

Отправление на проповедь 70-ти учеников

В то время «избрал Господь и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти». Вместе с тем Он предупреждает, что посылает их, «как агнцев среди волков», и произносит горькие укоры городам и селениям, где Его проповедь, сопровождаемая многими чудесами, не подействовала на слышавших и не содействовала общему исправлению. «Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! — взывает Он, — ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они, сидя во вретище и пепле, покаялись». «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься», — предсказывает Он необратившимся, жестокосердым иудеям. И строго утверждает, что слушающий учеников Его — Его слушает, а отвергающийся их Его отвергается; отвергающийся же Его отвергается Пославшего Его. (Лк. 10, 1, 3, 13, 15, см. 16)

Вместе с тем обещает, что «всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф. 19, 29).

Смысл в том, что Христа должно предпочитать всему близкому, самому дорогому, а не обязательно действительно удаляться всего, чтобы быть христианином. «Словами “кто оставит жену” Господь не внушает того, чтобы без причины были расторгаемы браки. “Мне кажется также, — поясняет святитель Иоанн Златоуст, — что Христос говорит еще здесь и о гонениях. В то время многие отцы детей своих и жены мужей своих привлекали к нечестию. Итак, когда они от вас этого требуют, говорит Господь, оставьте и жену, и отца”».

Когда посланные для поучения народа семьдесят учеников Иисуса возвратились и «с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем, то Он сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах. В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение».

«И, обратившись к ученикам, сказал: все предано Мне Отцем Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть.

И, обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите! ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали».

И обращаясь к народу, прибавил: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко». (Лк. 10, 17–24. Мф. 11, 28–30)

Притча о милосердном самарянине

В это время «один законник встал и, искушая Его (Иисуса), сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?» (Лк. 10, 25–29)

На этот вопрос отозвался Иисус притчей, как средством наиболее доступным и наиболее приспособленным по высокой простоте своей к мере разумения каждого человека. Сам Иисус Христос на вопрос учеников Своих, для чего говорит Он притчами народу, отвечал им: «Для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет; потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите — и не уразумеете, и глазами смотреть будете — и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их (ср. Ис. 6, 9–10). Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат». (Мф. 13, 11–16)

Итак, на вопрос законника: «Кто мой ближний?» — Иисус отвечал ему притчей о самарянине, наглядно объясняющей значение слова «ближний» тем, кто считал ближними только единоплеменников своих и с презрением относился к язычникам, самарянам и мытарям. «Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.

Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? (спросил Иисус у законника). Он сказал: оказавший ему милость». «Иди, и ты поступай так же», — решил Иисус вопрос законника. (Лк. 10, 30–37)

Читать онлайн «Христос целитель» автора Босфорт Ф. Ф. — RuLit — Страница 1

Христос — целитель

Ф. Ф. Босфорт

Предисловие

Эти проповеди были впервые опубликованы как ответ на настойчивые просьбы служителей и верующих в тех городах Соединенных Штатов и Канады, где проводились кампании пробуждения Босфорта. Не все люди могли посещать столь продолжительные собрания, но они хотели знать, о чем там говорилось. Так как каждая глава книги изначально была проповедью, некоторые фундаментальные истины повторяются здесь вновь и вновь с целью положить основание для более глубоких истин. Это было сделано преднамеренно, чтобы в результате такого повторения понимание читателя стало предельно насыщенным и ошибочные толкования, рожденные лишенным веры беспомощным традиционализмом, были исключены.

Имея скромное образование, мой отец не претендовал на отменный литературный стиль, но с помощью Богом данного дара преподносить все просто и ясно он находил глубокие и логичные аргументы. Поэтому эта книга стала классикой в области божественного исцеления и учебником на церковных библейских уроках в библейских школах и на семинарах.

Осознавая, что большая часть его служения была отдана людям, живущим в Америке, Ф. Ф. Босфорт в возрасте 75 лет отправился в Африку с намерением провести последние годы своей жизни, делясь этими потрясающими истинами с людьми в тех далеких землях, которыми всегда пренебрегали. Мир был бы удивлен, если бы мог прочитать поток чудесных свидетельств, пришедших в ответ на проповеди со всех концов мира. Отец получил более 225 тысяч писем от радиослушателей и обретенных им друзей, большинство из которых он никогда не видел.

Истины, обсуждаемые в этой книге, вместе с молитвой веры сделали возможным исцеление для многих тысяч страдающих, которые не могли поправиться без прямого воздействия Духа Святого. Вся, слава Богу!

Радуясь этим чудесам, мы помним, что они являются всего лишь внешним проявлением чуда, которое в тысячу раз величественнее и драгоценнее и которое произошло в священных уголках души. Внутренняя причина намного драгоценнее, чем внешний эффект. Внешние результаты молитвы подобны цифрам в банковской книге, которые показывают, что у тебя в банке хранится золото. Настоящая ценность — золото, а не цифры.

Р. В. Босфорт

Предисловие автора

Когда мы готовили первое издание этой книги в 1924 году, мы и не мечтали, что представленные в ней истины благословят так много людей в различных уголках мира. Результаты, проявлявшиеся из года в год, стали доказательством истинности боговдохновенного заявления о том, что Бог «может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем» (Ефесянам 3:20).

На протяжении последующих сорока четырех лет вышло шесть изданий, прочитанных тысячами служителей и мирян, которые писали нам, сообщая, как они были вдохновлены и благословлены в душе pi теле, читая и перечитывая эту весть.

Эту книгу мы старались писать языком, понятным простым людям. Ответом на нее стал продолжительный поток свидетельств людей, глубоко обращенных и чудесным образом исцеленных благодаря собственной вере, обретенной в тот момент, когда они читали книгу и размышляли о библейских истинах, которые мы попытались до них донести.

Мы доказывали тысячи раз и продолжаем доказывать, что при простом усвоении написанного Слова Божьего разумом и сердцем людей, неизлечимо больных, им можно прийти к состоянию уверенности относительно исцеления своего тела, так же как и исцеления души.

Поэтому мы еще более вдохновлены привилегией нести «нетленное семя» — Слово Божье — в сердца тех, за которых умер Иисус. Как это чудесно, что каждый из нас был «куплен дорогою ценою», чтобы стать Садом Господним, в котором Его «не гибнущее семя» — Слово — постоянно сеется, «поливается» и обрабатывается, чтобы произвести настоящие и вечные чудеса.

В «семени» Слова Божьего есть возможности, превосходящие восприятие человеческого разума, точно так же, как в маленьком семечке есть потенциал в три миллиона раз больший, чем само семя. Все чудесные дела Божьи потенциально содержатся в семени. Насаждая Божий сад, как поступает фермер со своими полями, дитя Божье может достичь в тысячу раз больше, чем люди высочайших человеческих талантов, исполняя Его обетования.

Мы обнаружили, что те люди, которые настроились на волну Национального радио пробуждения и с большинством из которых мы незнакомы, читая литературу об исцелении и другую издаваемую нами литературу, получают гораздо более широкое видение, чем те, что время от времени слышат весть на наших общих собраниях. У нас есть доказательства, что люди, за которых мы молимся, — те, что имеют возможность перечитывать и изучать наши напечатанные послания, — получают лучшие результаты в душах и телах, чем те, что посещают наши собрания и желают, чтобы за них помолились, прежде чем они услышат Слово Божье, достаточное для того, чтобы взрастить в них веру.

Глава 4

Иисус Христос: Целитель

Человек может избавиться от болезней в теле, но не обрести подлинного исцеления. Исцеление – больше чем восстановления здорового функционирования тканей, костей и нервных клеток. Если в ищущем здоровья человеке не происходят более глубокие и фундаментальные перемены, его поиск далек от завершения.
Исцеление не останавливается на возвращении энергии, которой тело наслаждалось в молодости, когда жизнь была бьющим через край потоком энергии. Исцеление не ограничивается восстановлением телесной свободы, которая была известна нам в детстве – когда познание новизны мира наполняло нас удивлением и непрестанной радостью.
Исцелиться – это значит вернуться к изначальному состоянию бытия. Исцелившись, мы будем пребывать в экстазе совершенства, который мы знали прежде, чем наши желания привели нас к легковерию, а легковерие заманило в ловушку физической реальности.
Исцеление связывает нас с Богом – Источником вечной жизни.
Здоровье есть отсутствие трений и дисгармонии во взаимоотношениях с окружением. Оно может быть найдено там, где существует жизнь – в Боге. Исцеление начинается там, где начинается жизнь – в Боге.
Если бы мы действительно были такими, какими кажемся на первый взгляд, исцеление было бы невозможно. Если бы наш отход от Источника жизни был необратимым, лучшее, на что мы могли бы надеяться – это облегчение страданий и отдаление неизбежного смертного часа.
Можем ли мы исцелиться? Ответ на этот вопрос содержится в ответе на другой, более важный вопрос: можем ли мы достичь Бога?
Если достичь Бога невозможно, исцеление также невозможно. Если же мы можем устремиться за пределы нашего окружения и прикоснуться к Богу – мы исцелимся. Поддерживая постоянный контакт с Ним, мы будем поддерживать свое здоровье.
Здоровье есть Божье отношение с окружением. Соединившись с Богом, мы будем разделять Его отношение с окружением – свободное от трений и дисгармонии.
Можем ли мы достичь Бога?
Иисус подчеркивает, что Отец сильнее стремится увидеть возвращение сына, чем сын – вернуться в присутствие Отца. Страдая и испытывая боль, мы обращаемся к Богу. Предаваясь чувственным наслаждениям, которые предшествуют боли и являются ее причиной, мы думаем о себе – желая продлить удовольствия и сделать их более интенсивными. Но Отец стремится к нам, даже если мы не думаем о Нем и не испытываем потребности в Нем. Из этого вытекает следующий вопрос:
Может ли Бог достичь нас?
Всемогущий Бог Отец стремится вернуть нас в небесную сферу, где наши отношения с окружением будут свободны от трений. Может ли Божий голос, пробуждающий воспоминания о божественном здоровье, дойти до нас сквозь шум пьяного веселья? Может ли он привлечь внимание заблудшего сына? Могут ли руки Отца с несметными сокровищами пробудить смутные видения в нищем, который спит и питается вместе со свиньями? Достаточно ли привлекательна Божья бесконечная любовь? Можем ли мы почувствовать ее прикосновение благодаря связи с Источником жизни? Сейчас, перед нами встает третий вопрос:
Могут ли ищущий Бог и ищущий человек найти друг друга?
Слова и дела Иисуса Христа заверяют нас в том, что эта встреча должна произойти.
Исцеления Иисуса Христа в Святой Земле доказывали, что Он принял исцеляющую силу от Бога. Он заявлял, что исцеление приходит от Бога. Не сам Иисус, но Отец в нем поражал окружающих удивительными чудесами.
Скептики говорят, что исцеления Иисуса Христа только временно улучшали физическое состояние людей – поскольку все они позднее умерли. Но это лишь подчеркивает истину о том, что для достижения постоянного исцеления мы должны достичь Бога.
Иисус Христос исцелял и по-прежнему исцеляет болезни при помощи слова, которое контролирует физические манифестации. Это исцеление – Его временное служение. Открывая перед нами путь возвращения к Богу, Иисус Христос исцеляет нас духовно. Это исцеление есть Его вечное служение. После того как духовное исцеление завершено, всякая потребность в физическом исцелении исчезнет. Тело причастно состоянию души – как в положительных, так и в отрицательных проявлениях. Когда в душе восстанавливается здоровье, то же самое происходит с телом. Тело становится безупречным орудием безупречного деятеля.
Находясь в земном окружении, Иисус Христос был воплощением здоровья. Он не умирал, поскольку постоянно пребывал там, где начинается жизнь – в Боге. Он возвысился от физического до сверхфизического окружения. Пребывая сейчас в сверхфизическом окружении, Иисус служит людям, которые принимают Его духовное исцеление в качестве средства достижения Бога.
Иисус Христос не наделял вечной жизнью плоть больных, которые приходили к нему за временным облегчением. Физическое исцеление – это простая демонстрация вечной природы жизни. На его примере мы убеждаемся в том, что освобождение от болезней возможно. Даже если исцеление временно, мы видим в его чудесном характере возможность вечного исцеления. Соединение с Богом приводит к моментальному исцелению. Благодаря непрестанному служению безупречного Врача, это соединение может стать постоянным. Именно так мы обретем вечное здоровье в Иисусе Христе.
Вечно пребывать в любой сфере жизни, переходить из одной сферы в другую по своему выбору и в полном осознании этого перехода – все это возможно для души, достигшей Бога и сохраняющей постоянный и сознательный контакт с Ним.
Когда Иисус Христос жил как человек в земном окружении, Он пробуждал дремлющие энергии жизни в больных, которые обращались к Нему. В результате, они становились здоровы. Работа исцеления Иисуса совершалась благодаря быстрым и крылатым словам, бросавшим вызов сознанию здоровья, скрытого под покровом обремененного болезнью разума. Сейчас, Он обращается с теми же словами к людям, которые ищут Его ради собственного исцеления. Иисус не совершал исцеления Своей силой. Исцеление приходит тогда, когда душа устанавливает контакт с Богом. Целитель не наделяет здоровьем, но соединяет нас со здоровьем. Иисус Христос никогда не претендовал на то, что чудесные результаты – Его заслуга. Исцеление, которое коронует Его служение в наших душах – это проявление Бога, который действует через нас и влияет на окружающих.
Обладающие пониманием люди никогда не забывали речей безупречного Врача. Те, кто принимали слово Иисуса Христа в Галилее, все больше осознают его глубочайшее значение. Они приходят к выводу, что исцеление Иисуса не было временным облегчением – оно совершало вечную работу. Процесс полного исцеления может казаться медленным, но он будет завершен – при условии настойчивых и сознательных усилий человека. Хотя память кажется быть глубоко погребенной в толще веков, она по-прежнему напоминает нам о истине, которая сияет подобно бриллианту: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет». Иисус Христос произнес эту фразу для того, чтобы воодушевить нас. Он знал, что гипноз смерти оказывает сильное влияние на человечество. Но Он пришел, чтобы дать нам возможность пребывать в зоне нашей деятельности, не покидая ее на время смерти. Если мы примем Его слово как путь, по которому надлежит идти к Богу, гипноз смерти потеряет какую-либо власть над нами.
«И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек», — заверяет нас Иисус. Вместе с Ним мы будем обирать в чертогах вездесущности, где пребывает Бог – наше здоровье. «Чтобы и вы были, где Я».
Ни один больной не сможет довольствоваться временным улучшением своего состояния – оно неадекватно. Сознательно или бессознательно, каждый человек просит, чтобы совершенное невидимое стало совершенным видимым. Именно по этой причине многие в наши дни внимают исцеляющим словам Иисуса Христа. Даже люди, остававшиеся далекими от Него или не имевшие возможности быть в физическом присутствии Галилеянина двадцать столетий тому назад, все чаще обращаются к Его вести о здоровье. Бутон надежды в их жизни раскрывается, и появляется прекрасный цветок. Исцеление, которое Иисус Христос предлагает всем, становится в людях вечным сознанием жизни. Оно открывает путь, благодаря которому все человечество достигнет Бога – Источник здоровья и жизни. «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь», — говорит Он нам. Мы все глубже осознаем ценность этой декларации.
Стремящийся к исцелению человек должен изучать исцеляющие слова Иисуса Христа. Ему необходимо принять эти слова в свое сознание. Сделав это, он незамедлительно получит временное облегчение своего состояния. Настойчиво продолжая изучение, он будет успешен в поиске Бога и, в конечном итоге, обретет вечное исцеление.
Процесс исцеления включает в себя осознание того, что мы – больше, чем кажемся внешне. Нужно помнить, что мы не так слабы, как привыкли считать. В нас больше божественности, чем это видимо. Не стоит принимать плоть человека за самого человека, точно так же как не стоит принимать лучи звезды за саму звезду. Плоть можно сравнить с герольдом, который провозглашает: «Вот, я представляю Бога».
Плоть реагирует на мысль. Когда ложные по отношению к Богу мысли становятся частью текстуры плоти, возникает трение с внешним окружением. Если это трение продолжается достаточно долго или усиливается, телесное сознание гаснет и впадает в кому — вплоть до утраты контакта с телом, через которое оно проявляется. Не в силах вынести напряжения, телесное сознание уходит из своего «дома» на длительный «отпуск». Человек «умирает».
Поскольку тело послушно отвечает на ментальные импульсы, Иисус Христос спас Свое тело от тления и унес его в небесную сферу. Руководствуясь Его методом, мы достигнем тех же результатов.
Мы – больше, чем кажемся внешне. Мы – дух от Духа Божьего. Мы внутренне совершенны Божьим совершенством. Осознание этого факта играет важную роль в достижении вечного исцеления. Мы должны быть твердо уверены, что обладаем внутренним совершенством – и что оно непременно проявит себя, несмотря на то что невежество долгое время мешало нам осознать свою подлинную природу.
Созерцая внутреннее совершенство, мы глубже осознаем слова Иисуса, обращенные к Отцу: «Как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе». Мы должны проявлять осторожность, чтобы мир не решил, что подобное заявление имеет отношение к нашей видимой внешности. Признавать этот факт надлежит либо втайне, либо в безличной форме. Иисус заповедал некоторых из исцеленных больных никому не говорить о том, что произошло. Он знал, что полный торжества по поводу первых побед человек особо подвержен атакам скептицизма, который одолевает человеческий разум. Мы сами провоцируем атаки со стороны нашей внешнего окружения.
Исцеление не совершается во имя целителя или духовной школы, которой принадлежит целитель. Оно доступно для нас через имя Иисуса Христа. Характер исцеления позволяет определить, какая именно сила была призвана. Получить исцеление через целителя – это значит быть исцеленным согласно мере понимания этого целителя. Получить исцеление через духовную школу – это значит быть исцеленным согласно мере понимания этой организации. Получить исцеление через Иисуса Христа – это значит быть исцеленным согласно мере осознания Иисуса Христа: «Я и Отец одно».
Безупречный Врач никогда не покидает нас. Его не нужно приглашать к постели больного – Он уже рядом, ожидая принятия со стороны страждущего. После первого же зова, Его восстанавливающий Дух совершает целительное крещение. Ни одна ситуация не безнадежна для Иисуса Христа. Он связывает нас с Источником здоровья – и болезнь исчезает. Ни одна болезнь не может быть хронической для Иисуса Христа. Подобно вспышке молнии, сияющей от востока до запада, Он соединяет нас с Богом, в Котором есть моментальное исцеление и вечное здоровье.
Все люди могут исцелиться. Мера Божьего здоровья в точности соответствует мере Его любви, которая непрестанно желает поделиться с нами всеми своими богатствами.
Все люди должны исцелиться. Отец создал нас по образу Своего совершенства. Мы призваны познать свое совершенство подобно тому, как Он знает наше совершенство.
«Хочешь ли быть здоров?» Речь не идет о временной заплате или перевязи, небольшой доле энергии или анестезии, делающей тело нечувствительным к его законным требованиям. «И он тотчас выздоровел».
Подлинное исцеление – это целостность и завершенность, восстановление к божественному состоянию без каких-либо оговорок. Таков процесс вечного исцеления. Такова работа безупречного Врача, который действует в нас. Исцеление произойдет в тот момент, когда внутри и снаружи мы подчиним себя животворным энергиям вечного здоровья, текущего к нам от Него – из сердца Бога.
О живой Христос, о живой Бог! Верни меня к месту, где начинается – и где вечно пребывает Твоя целостность.

Вернуться назад |

Иисус исцеляет слепого

Однажды Иисус шел со Своими учениками. Они увидели человека, слепого от рождения. Ученики спросили, почему он слепой: потому ли, что он совершил грех, или потому, что согрешили его родители.

От Иоанна 9:1–2

Спаситель сказал, что ни родители, ни человек этот не согрешили. Человек был слепым, чтобы Иисус мог исцелить его и показать людям силу Божью.

От Иоанна 9:3–5

Иисус сделал брение из глины. Он помазал ею глаза слепого человека. Иисус велел человеку пойти и умыть свои глаза.

От Иоанна 9:6–7

Смыв с глаз глину, человек стал видеть!

От Иоанна 9:7

Когда его увидели соседи, то засомневались, тот ли это человек. Он сказал им, что Иисус исцелил его. Соседи отвели этого человека к фарисеям. Человек рассказал фарисеям, что его исцелил Иисус.

От Иоанна 9:8–11

Некоторые фарисеи думали, что Иисус скорее всего праведник. Другие думали, что Он грешник. Когда этот человек сказал, что Иисус – праведник, некоторые фарисеи рассердились и выгнали его.

От Иоанна 9:13–16, 30–34

Иисус нашел этого человека. Он спросил у него, верит ли он в Сына Божьего. Человек спросил: а кто такой Сын Божий? Иисус сказал, что Он и есть Сын Божий, и человек поклонился Ему.

От Иоанна 9:35–38

Толкование Евангелия

Всеведущий Иисус знал, о чем думал фарисей, и для обличения его сказал ему притчу: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? (Лк. 7, 41–42).

Ответить на этот вопрос было нетрудно. Думаю, тот, которому более простил, – сказал Симон.

«Видишь ли ты эту женщину? (сказал Господь Симону). Ты считаешь ее грешницей, и думаешь, что она оскверняет всякого человека одним прикосновением своим. Ты удивляешься, как это Я не обращаю на нее внимания, как это Я не прогоню ее от Себя; ты даже думаешь, что Я не знаю, кто – у ног Моих. Ты не жалел ее, когда она отдалась во власть греха, во власть тьмы; ты и не подумал тогда об ее исправлении, а теперь ты не только не радуешься ее раскаянию, но даже смотришь на нее с презрением и гадливостью. А почему? Потому что ты никого не любишь, кроме самого себя; ты считаешь себя праведником, и боишься, что общение с грешниками может лишить тебя этой мнимой праведности. Ты и Меня считаешь грешником; и если решился пригласить Меня на обед, то все-таки отнесся ко Мне не как к другу или даже гостю, а как к человеку, которого ты принимаешь лишь из снисхождения, из милости. Ты даже не велел своим слугам омыть Мне запыленные ноги, что принято по отношению к каждому, входящему в дом; а она слезами облила Мне ноги, и волосами головы своей отерла (Лк. 7, 44). Ты не встретил Меня обычным приветствием, которым обыкновенно встречают всякого гостя: ты не облобызал Меня, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги (Лк. 7, 45). Ты побоялся бы даже прикоснуться к не омытым ногам Моим, чтобы не оскверниться, а она целует эти ноги и обливает их слезами своими. Ты не велел слугам своим помазать Мне голову маслом, а она драгоценным миром помазала Мне ноги (Лк. 7, 46) и не перестает целовать их, не обращая никакого внимания на твои и твоих гостей презрительные взгляды на нее. А отчего это? Что сталось с этой грешницей? Что привело ее сюда, за Мной, в чужой дом, без приглашения домохозяина? Что побудило ее оставить всю роскошь своего дома и прийти сюда, стать в положение последней рабыни и обильно проливать слезы покаяния? Как ты думаешь об этом, Симон? Ты молчишь; но Я объясню тебе, Я Сам отвечу на эти вопросы. Слово мое о любви к Богу и к ближним и о блаженстве в Царстве Небесном, случайно услышанное этой женщиной, так глубоко запало в ее душу и произвело такой нравственный переворот в ней, что она уверовала в Бога, полюбила Его и всех людей, порвала все, что связывало ее с ее прошлым, и пошла за Мной, зажегшим в сердце ее эту искру любви; и пришла она сюда, и не постыдилась при всех вас проливать слезы покаяния, не постыдилась этим осудить свою прежнюю греховную жизнь, чтобы начать новую. Пойми же, насколько она выше тебя! Пойми, что для самоисправления, для возрождения к новой жизни, для вступления в Царство Божие, надо отрешиться от себялюбия и возлюбить Бога и ближних; и чем сильнее эта любовь, чем самоотверженнее она, тем надежнее человек для Царства Божия, тем ближе он к Царству Небесному. И потому прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7, 47). А ты? Ты никого, кроме себя самого, не любишь; ты и грешником себя не считаешь; но ты, как и другие люди, тоже не без греха; и если тебе простятся твои грехи, то ты, считая себя праведником, и не отблагодаришь, не полюбишь Того, Кто властен простить твои грехи, ибо, по-твоему, и прощать-то тебе нечего; поэтому ты и не можешь полюбить той сильной и самоотверженной любовью, какая загорелась в этой женщине. И за это Я говорю ей: прощаются тебе грехи (Лк. 7, 48)».

Симон и все гости его должны были понять, что под заимодавцем притчи Христос разумел Самого Себя, Которому все люди должны, перед Которым все грешны, одни более, а другие менее; и никто из этих должников не может освободиться от последствий своих грехов, несмотря на слезы покаяния, если не будет прощен Заимодавцем. И если судить по-человечески, то освободившийся от множества грехов должен более и возлюбить Того, Кто простил их, а менее согрешивший и возлюбит менее, то есть будет менее благодарен Своему Освободителю; в действительности же не сила любви соразмеряется с количеством прощенных грехов, а прощение дается по силе этой любви, возрождающей грешника.

Мария Магдалина так решительно порвала со своим прошлым и проявила такую силу любви к Богу, возродившему ее к новой жизни, что не обращала никакого внимания на презрительные взгляды фарисеев и думала только о том, как ей на деле доказать силу этой любви. Господь знал, что такая самоотверженная любовь к Богу приведет эту женщину к точному исполнению Его воли и воспламенит в ней такую же самоотверженную любовь к ближним, ко всем людям вообще. Господь знал, что сила такой всеобъемлющей любви, в соединении с сердечной, искренней верой, так преобразит внутренний мир этой женщины, что все ее будущее загладит, искупит грехи прошлого. Поэтому Он и сказал Симону: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кто мало любит, кто не обладает такой силой любви, тому и прощено будет мало, тому простится по мере любви его.

Да, искренняя, чистая, бескорыстная любовь производит чудеса в человеке: она возрождает его и делает достойным сыном Отца Небесного. Она (по выражению Апостола Павла) долготерпит, милосердствует… не завидует… не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит (1Кор. 13, 4–7). Объясняя Коринфянам, как любовь преобразует человека, Апостол Павел писал им, что любовь больше веры, больше надежды, и что человек без любви – ничто (1Кор. 13, 2, 13).

Видя пробуждение такой силы любви в покаявшейся женщине, зная, к чему приведет ее эта сила, Господь сказал ей: прощаются тебе грехи.

Фарисеи не поняли сказанного Господом. Послышался ропот; все стали говорить: кто это, что и грехи прощает?

«Предупреждая более открытое выражение этого ропота, который мог обрушиться и на эту женщину, Господь кротко дает ей намек уйти от этих холодных и жестоких мнимо-добродетельных и строгих судей: «Иди с миром! Вера твоя спасла тебя!» (Епископ Михаил. Толковое Евангелие. Т. 2).

Евангелист же Лука, писавший свое Евангелие после Матфея и, несомненно, имевший под руками Евангелие Матфея, захотел дополнить его некоторыми подробностями, на которые не обратил внимание первый Евангелист. Что Лука хотел только дополнить рассказ Матфея, видно уже из того, что он передал очень кратко слова Господа; передал кратко, чтобы не повторять сказанное Матфеем.

Таким образом, судя по тому, какую цель имел в виду каждый из этих Евангелистов, следует признать, что никакого противоречия в их повествованиях не имеется.

Евангелие об исцелении десяти прокаженных

Исцеление прокаженных

Лк., 85 зач., 17:12-20

Будем учиться на примере малых вещей, если не можем сразу понять великие.

Если мы не можем понять, как Бог видит всех людей, посмотрим, как солнце освещает все предметы на земле.

Если мы не можем понять, как душа человеческая не может ни единой минуты жить без Бога, посмотрим на то, как тело человеческое не может ни единой минуты прожить без воздуха.

Если мы не знаем, зачем Бог требует от людей послушания, разберем, зачем глава семьи требует послушания от своих домочадцев, царь — от своих подданных, полководец — от воинов, архитектор — от строителей.

Если мы не знаем, почему Бог требует от людей благодарности, подумаем и уразумеем, почему родитель требует благодарности от своих чад. Но остановимся на некоторое время именно на этом вопросе: почему родители требуют от своих чад благодарности?

Почему отец требует от своего сына, чтобы тот кланялся ему, снимая шапку, и благодарил за всякую большую и малую вещь, от родителей полученную? На что это отцу? Разве сыновняя благодарность делает его богаче, сильнее, уважаемее, влиятельнее в обществе? Нет, нисколько. Но если он лично ничего не имеет от сыновней благодарности, не смешно ли, что он непрестанно учит ей свое дитя и приучает его быть благодарным, и не только родитель набожный, но даже и ненабожный?

Нет, это нисколько не смешно; это благородно. Ибо в сем проявляется самая бескорыстная любовь родительская, которая и заставляет родителей учить свое чадо благодарности. Зачем? Чтобы чаду было хорошо. Чтобы чадо выросло, как садовый плод, а не как дикое терние. Чтобы ему было хорошо в этой временной жизни среди людей, среди друзей и врагов, в селе и в городе, во власти и в торговле. Ибо повсюду благодарного человека ценят, любят, приглашают, помогают ему и привечают. Кто научит быть благодарным, научит быть и милостивым. А милостивый человек свободнее шагает по этой земле.

А теперь спросим себя, почему Бог требует благодарности от людей? Почему Он требовал от Ноя, Моисея, Авраама и других праотцев, чтобы они приносили Ему благодарственные жертвы (Быт.8:20; 12:7-8; 35:1; Лев.3:1)? Почему Господь наш Иисус Христос ежедневно являл людям пример того, как следует воздавать хвалу Богу (Мф.11:25; 14:19; 26:26-27)? Почему и святые апостолы делали то же самое (Деян.2:47; 27:35), заповедуя всем верным всегда за все благодарить Бога (Еф.5:20; Кол.3:17)? Не разумно ли то, что восклицает великий Исаия: Воспомяну милости Господни и славу Господню за все, что Господь даровал нам, и великую благость Его к дому Израилеву, какую оказал Он ему по милосердию Своему и по множеству щедрот Своих (Ис.63:7)? Или то, что умилительный псалмопевец советует своей душе: Благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его (Пс.102:2)? Так почему же Бог требует от людей благодарности? И почему люди платят ему благодарностью? Из бесконечной любви Своей к людям требует Бог, чтобы люди Его благодарили. Благодарность человеческая не сделает Бога ни более великим, ни более могущественным, ни более славным, ни более богатым, ни более живым; но она сделает более великими, могущественными, славными, богатыми и живыми самих людей. Благодарность человеческая ничего не прибавит к миру и блаженству Бога, но она прибавит мира и блаженства самим людям. И благодарность Богу нисколько не изменит существования и бытия Божия, но изменит существование и бытие благодарящего. Лично Богу не нужна наша благодарность, как не нужна Ему и наша молитва. Но все-таки Господь, сказавший: знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него (Мф.6:8), в то же время учит нас, что должно всегда молиться и не унывать (Лк.18:1). Итак, хотя Бог не имеет потребности в нашей молитве, Он все же повелевает нам молиться. И хотя Он не имеет потребности в нашей благодарности, он все же требует от нас благодарности, которая по сути является не чем иным, как молитвой, молитвой благодарственной. Ибо благодарность Богу воздвигает нас, смертных, из тления смертного, освобождает от привязанности к тому, с чем мы однажды, хотим мы этого или не хотим, должны будем расстаться, и прилепляет к Живому и Бессмертному Богу, близ Которого мы никогда не будем в жизни вечной, если не прилепимся к Нему в жизни временной. Благодарность облагораживает благодарящего и трогает благодетеля. Благодарность дает крылья милосердию в мире и освежает всякую добродетель. Впрочем, смертный язык не может даже отдаленно живописать красоту благодарности и уродство неблагодарности так ясно, как они представлены в сегодняшнем Евангельском чтении.

Во время оно, когда входил Христос в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Десять прокаженных! Страшно увидеть и одного, а тем паче толпу из десяти человек. Тело, покрытое с головы до пят белыми язвами, а затем белыми гноящимися струпьями, которые сначала свербят, а потом жгут как огонь! Тело, гниющее и распадающееся! Тело, в котором гной сильнее крови! Тело, которое есть сплошной смрад и изнутри, и снаружи! Таков человек, больной проказой. И когда проказа охватит и нос, и рот, и глаза, можете себе представить: каков воздух, которым дышат через гной? Какова пища, которую вкушают вместе с гноем? И как вообще выглядит мир, когда на него смотрят сквозь гной?

По закону Моисея прокаженным было запрещено каким бы то ни было образом входить в соприкосновение с остальными людьми. Впрочем, это и теперь так в тех местах, где есть проказа. Чтобы кто-нибудь не подошел близко к прокаженному, тот обязан был издалека кричать: «Нечист, нечист!» Буквально так и написано в законе: У прокаженного, на котором эта язва, должна быть разодрана одежда, и голова его должна быть не покрыта, и до уст он должен быть закрыт и кричать: нечист! нечист (Лев.13:45)! Должна быть разодрана одежда — чтобы была видна проказа. Голова должна быть не покрыта — опять же для того, чтобы видно было, что он прокаженный, поскольку от проказы волосы изменялись в белые и вылезали. До уст он должен быть закрыт — снова опознавательный знак для проходящих мимо. И кроме всего этого, прокаженные были обязаны еще и кричать: «Нечист! Нечист!» Их выгоняли из города или села, и они жили хуже, чем скоты, — отверженные, презираемые, забытые. Нечист он, говорит закон, он должен жить отдельно, вне стана жилище его (Лев.13:46). Их считали мертвыми, хотя их удел был страшнее смерти.

Мимо таких оборванных и смердящих обломков жизни проходил в тот день Иисус, Источник здравия, красоты и силы. А когда прокаженные узнали, что это Он, то остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Откуда сии несчастные могли узнать об Иисусе, что Он в силах им помочь, если они не входили в общение с людьми? Вероятно, кто-нибудь, бросая хлеб с дороги, сообщил им эту новость. Конечно, издалека дошел до их слуха глас о той единственной на свете новости, которая могла их интересовать. Все остальное, что происходило в мире: смена царей и битвы народов, строительство и разрушение городов, развлечения, пожары и землетрясения, — все для них было безразлично. Облеченные в гной, они могли думать только об этой своей злосчастной одежде и, может быть, еще о том, кто мог бы с них эту одежду снять и облечь в одеяние здравия. Услышав о Господе нашем Иисусе Христе как о всемогущем Целителе, они, безусловно, слышали и об особых случаях исцеления Христом подобных им прокаженных (Лк.5:12-13). Потому они и должны были желать счастливого случая встретиться с Господом. Где-то на краю равнины Галилейской, где дорога начинает подниматься на Самаринские холмы, поджидали они Его. Там Он проходил, направляясь в Иерусалим. И вот счастливый случай, не случайный, но Богом устроенный! Они видят Христа, идущего со Своими учениками. И видя Его, они закричали в один голос: Иисус Наставник! помилуй нас. Почему они называют Его Наставником? Потому что это слово более значительно и указывает на большее достоинство, чем наименование учителя. Ибо «наставник» означает не просто учитель, но и душепопечитель, словом, примером и заботой руководящий людей на пути спасения. Почему же тогда они не называют Его Господом, словом, содержащим в себе еще более достоинства и значения, чем слово «наставник»? Конечно, потому, что еще не узнали о сем достоинстве Христовом.

Помилуй нас, — кричали они громким голосом. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. В одном из предыдущих случаев исцеления прокаженных Господь прикоснулся рукой к больному и сказал ему: очистись. И тотчас проказа сошла с него (Лк.5:13). А в этом случае Он не только не прикасался к прокаженным, но даже не подходил к ним близко. Ибо они остановились вдали и вопияли к Нему. Таким образом, и Он вынужден был крикнуть им издалека. Почему Господь посылает их к священникам? Потому что на священниках лежала обязанность провозглашать прокаженных нечистыми и изгонять их из общества, а исцеленных признавать чистыми и здоровыми и возвращать их в человеческое общество (Лев.13:34,44). Господь не хочет нарушать закон, тем более что закон не мешал, а, напротив, помогал в данном случае Его делу, поскольку сами священники получили бы возможность убедиться, что десять прокаженных исцелились, и сами это подтвердили бы и засвидетельствовали. Итак, услышав, что Господь им сказал и куда их послал, они направились в свое село, чтобы так и поступить. Но вот, по дороге они взглянули на себя, и проказы на них не оказалось. И когда они шли, очистились. И они посмотрели на свои тела — и тела их были здоровы и чисты, и они посмотрели друг на друга и убедились, — то все они были здоровы и чисты. И короста, и гной, и смрад — все исчезло, так что ни следа на них не осталось от ужасной проказы. Кто мог бы сказать, что сие чудо Христово не больше, чем воскрешение мертвых? Вдумайтесь немного в тот факт, что одним могущественным словом десять прокаженных человеческих тел, изъеденных недугом, внезапно стали здоровыми и чистыми! И когда вы вдумаетесь, то сами легко признаете: воистину, слово сие не могло исходить от смертного человека! Слово сие должен был изречь Бог через телесный орган человеческий. Действительно, человеческий язык его произнес, но оно происходило из той же глубины, из которой вышло и повелительное слово, повлекшее за собой создание мира. Есть слова и слова. Есть слова чистые и безгрешные, которые потому и обладают силой. Эти слова проистекают из первоисточника вечной любви. Пред ними распахиваются врата всех вещей; им покоряются вещи, и люди, и болезни, и духи. А бывают слова, разбавленные водой, притупившиеся, умерщвленные грехом, которые производят действия не больше, чем свист ветра в полом тростнике; и сколько бы таких мертвых слов не произносили, они остаются бессильными, как воздействие дыма на железную дверь. И еще представьте себе, какое для нас ни с чем не сравнимое утешение — знать, в какого всемогущего и человеколюбивого Господа мы веруем! Бог же наш на небеси и на земли, вся елика восхоте, сотвори. Он есть Начальник жизни, Он — Повелитель болезней, Он — Властитель природы, Он — Победитель смерти. Мы сотворены не бездумной и бессловесной природой, но Им, премудрым. Мы являемся не рабами природных условий, но слугами Бога Живаго и человеколюбивого. Мы не игра случая, но создания Того, кто сотворил и наших старших братий, ангелов и архангелов, и все бессмертное воинство небесное. Хоть мы в этом мире и страдаем, Ему известны смысл и цель наших страданий; хоть мы и прокажены грехом, Его слово сильнее проказы — как телесной, так и душевной; хоть мы и тонем, Его спасительная рука близ нас; хоть мы и умираем, Он ждет нас по ту сторону могилы.

Но возвратимся к Евангельскому рассказу об исцелении прокаженных и посмотрим теперь на ясную картину благодарности и неблагодарности. Что же сделали эти прокаженные, заметив, что исцелились от своего недуга? Вот что: только один из них возвратился поблагодарить Христа, а другие девять продолжили свой путь, забыв о своем Благодетеле и Спасителе.

Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Этот единственный благодарный человек, увидев, что тяжкая болезнь его оставила, облегченно вздохнул, словно его перестали душить лютые змеи, и первой его мыслью было поблагодарить Того, Кто спас его от неописуемого несчастья. И как он только что возвышал свой хриплый голос и гнойными устами взывал: Иисус Наставник! помилуй нас — так теперь он возвышает звонкий голос из здоровой груди и здоровыми и чистыми устами громко прославляет Бога. Но этого ему было не достаточно, и он побежал назад к своему Благодетелю, чтобы выразить ему благодарность. И, возвратившись ко Христу, он пал пред Ним ниц, уже не на изъязвленные и больные, но на здоровые колени, и принялся благодарить Его. Тело исполнено здравия, сердце — радости, очи — слез! Вот истинный человек. Только что он был скоплением гноя, а теперь снова стал человеком! Только что он был извергнутым отбросом жизни людской, а теперь — снова достойный член человеческого общества! Только что он был унылой трубой, игравшей одну лишь песню: «Нечист, нечист», а теперь он — радостная труба хвалы и славы Божией!

И сей единственный благодарный человек был не иудей, но самарянин. Самаряне же были не иудеи, но или чистокровные ассирийцы, или потомки ассирийцев и иудеев. Это те самые ассирийцы, которых некогда царь Ассирийский Салманассар поселил в покоренной Самарии, предварительно переселив оттуда в Ассирию израильтян (4Цар.17:3-6, 24). Что и сей благодарный человек был чистокровный ассириец, видно из того, что Сам Господь называет его иноплеменником: Слышите ли, как мягко Господь укоряет неблагодарных? Он только расспрашивает о них — разве и они не исцелились? И почему и они не возвратились поблагодарить? Он спрашивает, не потому что не знает, что все они очистились. Нет, он знал, что они исцелятся, прежде чем встретил их и увидел. Но, задавая сей вопрос, Он упрекает. И какой же это мягкий упрек, не правда ли? Как любой из нас, когда подарит монету какому-нибудь бедняге, кричит и бушует, если тот его не поблагодарит! А представьте себе, как бы каждый из нас самым грозным образом изобличил девять больных людей, если бы он, предположим, сумел возвратить им здоровье, а они бы даже не выразили благодарности за такую неоплатную услугу! Как же все дни наполнены человеческими криками на неблагодарных! Как тяжел воздух от злобы и проклятий, каждый день с утра до вечера сыплющихся из людских уст на неблагодарных! Между тем, как ничтожно все, сделанное человеку человеком по сравнению с теми благодеяниями, что творит людям Бог, творит без устали и непрестанно, от колыбели человека до могилы! Но все-таки Бог не кричит, не бранит, не проклинает неблагодарных, но лишь мягко укоряет их, спрашивая тех, кто молится Ему келейно или в храме: где же прочие Мои чада? Не даровал ли Я тысячам из них здравие, но се, только сотни вас, благодарящих? Не украсил ли Я урожаем нивы, и не у всех ли Я наполнил загоны для скота, но се, лишь немногие из вас преклоняют предо Мною колени и воздают хвалу? Где прочие Мои чада? Где могущественные и сильные, владеющие народами Моей силой и с Моей помощью? Где богатые и преуспевшие, обогатившиеся Моим богатством и преуспевшие по Моей милости? Где здоровые и веселые, исполнившиеся здравия и веселия из Моего источника? Где родители, детям которых Я помогаю расти и крепнуть? Где учителя, которым Я прибавляю мудрости и знаний? Где многочисленные больные, исцеленные Мною? Где многие и многие грешники и грешницы, души которых Я очистил от греха, как от проказы?

Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?

Как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? Он единственный вернулся, чтобы поблагодарить. Но разве для Христа существуют иноплеменники? Разве Он пришел спасти не всех людей, а только иудеев? Иудеи хвалились своей богоизбранностью и тем, что своим богопознанием превосходили все остальные народы земли. Но вот пример, показывающий тупость их ума и окаменение сердца! Ассириец, язычник, оказался обладателем более просветленного ума и благородного сердца, чем хвастливые иудеи. Но, к сожалению, эта история и до сего дня повторяется с избранными и неизбранными. И сегодня некоторые из язычников обладают более открытым к Богу умом и благодарным Ему сердцем, чем многие и многие христиане. Многие мусульмане или, скажем, буддисты своим усердием в молитве и теплою благодарностью Творцу могут пристыдить иных христиан.

Наконец, сей рассказ завершается словами Спасителя, обращенными к этому благодарному самарянину:

И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя. Видите, сколь велик Господь в смирении, также как и в благости! Для Него является радостью назвать людей соработниками в Своих великих и благих делах. Этим Он хочет возвысить достоинство униженного и уничиженного рода человеческого. Будучи превыше человеческого тщеславия и гордости, Он желает разделить Свои заслуги с другими, Свое богатство — с бедными, Свою славу — с несчастными и жалкими. Вера твоя спасла тебя. Действительно, этот Самарянин веровал, как веровали и остальные девять прокаженных; ибо если бы они не веровали в могущество Господа, то не кричали бы: Иисус Наставник! помилуй нас. Но чего стоила эта их вера? Они могли с тою же верой кричать к тысячам самых прославленных врачей на земле: «Помилуйте нас и исцелите нас!» Но все было бы напрасно. Предположим даже, что кто-нибудь из этих тысяч земных смертных врачей вылечил бы их: как вы думаете, стал бы он — любой из них — приписывать сие исцеление вере больного, а не себе, исключительно себе и своим способностям? Не в обычае ли у земных смертных врачей намеренно замалчивать роль больных в выздоровлении, чтобы таким образом как можно ярче выделить исключительно себя самого и свои заслуги? Так относятся люди к людям. А Господь наш Иисус Христос относится к людям иначе. Христос поставил Свой воз пшеницы, а прокаженный самарянин бросил в этот воз одно свое зерно. Христов воз пшеницы есть Его Божественная сила и власть, а зерно прокаженного — его вера во Христа. Но справедливый и человеколюбивый Христос не хочет скрыть даже одного этого зерна, напротив, воздает ему большую честь, чем Своему возу. Потому он и не говорит, как сказали бы в подобном случае все смертные: «Мой воз пшеницы напитал тебя», но: «Твое зерно тебя напитало!» Он не говорит: «Я спас тебя!», но: Вера твоя спасла тебя. О, сколько великодушия в сих словах! И какой урок всем нам! И какой укор самолюбию и гордости людской!

Пусть придут и со стыдом научатся от Христа праведного все, скрывающие зерно чужой заслуги и выпячивающие свой воз. Они являются похитителями и ворами не меньше, чем богач, присоединяющий маленькое поле бедняка к своему большому!

Пусть придут и со стыдом научатся от Христа справедливого все генералы, скрывающие вклад своих солдат в победу, но громко трубящие повсюду о своих исключительных заслугах!

Пусть придут и со стыдом научатся от Христа смиренного все торговцы и промышленники, замалчивающие роль своих работников и помощников в своем успехе и приписывающие его лишь собственному трудолюбию, мудрости и удачливости!

Пусть, наконец, придет и со стыдом научится от Христа человеколюбивого и весь человеческий род, в гордой слепоте своей приписывающий все благо, все умение, все успехи исключительно себе, но замалчивающий львиную долю Божию во всем этом или забывающий о ней! Пусть придет и научится, видя, как справедливый Бог не замалчивает ни одного зерна заслуги человеческой в целом возе Своих заслуг, но, напротив, Свои заслуги скрывает и молчит о них, а подчеркивает заслуги людей!

Можно ли представить себе более сильный удар и более страшный упрек людям за их воровство, хищения, грубость, отсутствие человеколюбия и боголюбия? Воистину, имеющий стыд устыдится при виде такого смирения Христова. Имеющий в себе одну непогашенную искру совести покается в своем грубом и глупом самохвальстве и выставлении себя напоказ и станет благодарным по отношению к Богу и людям. А благодарность научит его справедливости, праведности и смирению.

О, если бы мы, христиане, знали, от какой душевной проказы ежедневно врачует нас Христос, мы немедленно возвратились бы к Нему, пали ниц к ногам Его, громким голосом прославляя Бога, и благодарили бы Его от сего часа до часа смертного — до часа смертного, который не далеко от каждого из нас! Господу и Спасу нашему Иисусу Христу честь и слава, со Отцем и Святым Духом — Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

***

Из собрания творений святителя Николая Сербского (Велимировича), выпущенного издательством Сретенского монастыря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *