Иуда кто такой

Почему Иуда предал Иисуса Христа?

Опубликовано 15.11.2017

  • Так почему Иуда предал Иисуса Христа? Имя Иуда вот уже много столетий ассоциируется с предательством и стало именем нарицательным. В Библии не так много раз упоминается Иуда, но причины его предательства Иисуса описаны хорошо. Давайте разбираться.

    Иуда крал деньги у апостолов

    Этот факт необходимо знать, чтобы сделать правильный вывод о том, почему Иуда предал Иисуса Христа. Иуда любил деньги и был вором. Он воровал из ящика с пожертвованиями. В Библии также сказано, что «любовь к деньгам — корень всякого зла. Некоторые в своём стремлении к ним уклонились от веры и сами себе принесли жестокую беду», сказано в первом послании Тимофею. А ведь это именно то, что случилось с Иудой.

    Один из учеников Иисуса, Иуда Искариот, который потом предал Его, сказал: «Почему это благовоние не продали за триста серебряных монет и не раздали эти деньги бедным?» Он сказал так не потому, что беспокоился о бедных, а потому что был вор: он имел при себе их ящик с пожертвованиями и крал, что туда опускали. (От Иоанна 12:4-6)

    Иуда хоть и был физически с другими христианами, и сам считался учеником Христа, но позволял себе воровать из общего ящика для пожертвований. Зная это, мы теперь переходим к следующему отрывку из Библии.

    Иуда предал из-за денег за предательство Иисуса Христа

    И тогда один из двенадцати, по имени Иуда Искариот, пошёл к первосвященникам и сказал: «Что дадите мне за то, чтобы предать Его вам?» Они предложили ему тридцать сребреников. И с той минуты он стал искать удобного случая предать Иисуса. (От Матфея 26:14-16)

    Почему Иуда решил предать Иисуса? Он хотел получить деньги за предательство. Неужели три года, проведенные вместе с Иисусом Христом не убедили его в том, что Иисус — Сын Божий? Неужели своей жизнью Иисус Христос не показал, что Он несет добро людям — каждый день Он исцелял людей, Он кормил их, Он помогал им. И видя все это Иуда позволяет себе воровать из ящика для пожертвований. А теперь он решается предать своего учителя! Он идет к первосвященникам и предлагает предать Христа.

    Давайте посмотрим параллельный отрывок о том же самом событии, но в Евангелии от Луки:

    Приближался праздник Пресных Хлебов, называемый Пасхой. Первосвященники и законники искали способа убить Иисуса, ибо они боялись народа. В Иуду, прозванного Искариотом, одного из двенадцати апостолов, вселился сатана; и он пошёл к первосвященникам и к стражникам храма, чтобы договориться, как передать Иисуса в их руки. Они обрадовались и согласились дать ему за это денег. (От Луки 22:1-5)

    Обратите внимание на фразу «в Иуду, прозванного Искариотом, одного из двенадцати апостолов, вселился сатана». Почему Иуда предал Иисуса Христа? Первая и главная причина в том, что его сердце было испорчено. Он любил и ценил деньги больше, чем друзей и праведность. Все просто — Иуда любил деньги. Используя эту его любовь к деньгам, сатана «вселился» в Иуду и убедил его предать Христа.

    Через некоторое время Иуда осознал свой поступок, пошел к первосвященникам, у которых он взял деньги, чтобы попросить прощения, но они сказали, что теперь это не их дело. Иуда пошел и повесился.

    Когда Иуда, предавший Иисуса, увидел, что Его осудили, то раскаялся и возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, сказав: «Согрешил я, предав кровь невинную». Но они сказали: «Что нам до этого? Это твоя забота!» Тогда он бросил серебряные монеты в храме, пошёл и повесился. (От Матфея 27:3-5)

    Иуда не смог простить самого себя за поступок, который он совершил. Он не смог обратиться к Иисусу, чтобы попросить прощение за свой поступок. Он обратился к тем, кто дал ему деньги за предательство. Но это не помогло. Пойти к Иисусу он не смог.

    Итак, мы можем сделать вывод, что причиной предательства Иуды стала его любовь к деньгам. И эта любовь в итоге привела его сначала к духовной, а затем и к физической смерти.

    А ведь как часто те же самые деньги становятся причиной предательства самых близких людей и в наши дни…

    Игорь Петров

    Нашли ошибку в статье? Выделите текст с ошибкой, а затем нажмите клавиши «ctrl» + «enter».

    • Подписаться на новости
    • Подпишитесь, если хотите получать новости на почту. Мы не рассылаем спам и не передаем вашу почту третьей стороне. Вы всегда сможете отписаться от нашей рассылки.

    • Христианские тесты онлайн
    • Мы предлагаем вам проверить ваши знания, связанные с христианской верой. Тесты на знание Священного Писания и христианства.
      Пройти тест

    • Задать вопрос
    • Если у вас есть вопрос или предложение, напишите нам, мы постараемся ответить вам в ближайшее время.

    Христианские видео и ролики

    » Назад 1 / 48 Как укрепить веру в Бога. Христианский семинар. Введение. 3 золотых совета для чтения или изучения Библии Распятие Иисуса Христа — фильм «Крест» на реальных событиях » Назад 1 / 48

    Иуда и сатана

    В издательстве Сретенского монастыря готовится к выходу в свет книга Олеси Николаевой «Поцелуй Иуды». Предлагаем нашим читателям познакомиться с отрывками из этой работы.

    ***

    Иуда, получающий плату за предательство . 1304—06. Джотто ди Бондоне

    Если Евангелие от Матфея сугубо подчеркивает сребролюбие Иуды как главный побудительный мотив к предательству Христа, то в Евангелии от Луки и от Иоанна сребролюбие оказывается той греховной страстью, через которую входит в Иуду сатана: «Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати» (Лк. 22, 3).

    «И во время вечери, когда дьявол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, Иисус… встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался» (Ин. 13, 2–4).

    Эти евангельские свидетельства вызывали у толкователей недоумения: действительно ли сатана вошел в Иуду еще до предательства им Христа, и уже по внушению врага рода человеческого Иуда отправился к первосвященникам, или же это было некое образное выражение, означающее его духовное помрачение («Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся»), в то время как сатана вошел в него несколько позже, когда он причастился из рук Христовых за Тайной вечерей: «И после сего куска вошел в него сатана» (Ин. 13, 27).

    Блаженный Феофилакт полагает, что «сатана хотя и нападал на Иуду извне страстью сребролюбия», но «доколе Иуда считался одним из учеников и членов святого лика, дотоле сатана не имел к нему такого доступа». И лишь на Тайной вечери, когда Иуда причастился себе во осуждение и «Господь отделил его и отлучил от прочих учеников, объявив его чрез хлеб, тогда сатана овладел им как оставленным от Господа и отлученным от Божественного лика… сатана… проник во глубину его сердца и овладел его душой».

    Однако в евангельском свидетельстве апостола Луки о том, что сатана вошел в Иуду еще до того, как он предложил первосвященникам предать Христа, употреблен греческий глагол есерхома, обозначающий у того же евангелиста вхождение бесов в людей и свиней (Лк. 8, 30, 32 и Лк. 11, 26). То есть сатана вошел в Иуду так же точно, как входил в бесноватого, как в гадаринских свиней входил «легион бесов» и как входил в человека нечистый дух, приведший с собой «семь других духов, злейших себя» (Лк. 11, 26).

    Епископ Михаил, толкуя эти евангельские свидетельства, предлагает различать «степени вселения злого духа в душу человека» (как и вселения в душу Духа Святого). Он полагает, что слова евангелиста Луки «вошел же сатана в Иуду», когда тот решился выдать Христа членам синедриона, не стоит понимать буквально: «Это выражение не указывает на то, что Иуда сделался бесноватым в собственном значении слова, а лишь на то, что злой дух решительно подвиг его в это время на ужасное дело предательства своего Учителя». И далее разворачивается история погибели человеческой души: через страсть сребролюбия сатана овладел помыслами и произволением ученика (Ин. 12, 6), затем овладел сердцем (Ин. 13, 2), и наконец решительно вселился в него (Ин. 13, 27).

    И все же как мог лукавый получить такую власть над «одним из двенадцати», над столь приближенным ко Христу учеником, почтенным избранием («Не вы Меня избрали, но Я вас избрал» – Ин. 15, 16) и доверием Спасителя, сделавшего его при Себе кем-то вроде эконома или келаря?

    Святые отцы, например святитель Иоанн Златоуст, объясняют это свободным произволением и выбором самого Иуды. «Так как… Иуда был господином своих помыслов и в его власти было не повиноваться им и не склоняться к сребролюбию, то он, очевидно, сам ослепил свой ум и отказался от собственного спасения… Посмотри, сколько сделал Христос, чтобы склонить его на Свою сторону и спасти его: научил его всякому любомудрию и делами и словами, поставил его выше бесов, сделал способным совершать многие чудеса, устрашать угрозою геенны, вразумлял обетованием царства, постоянно обличал тайные его помышления, но. Обличая, не выставлял на вид всем, омыл ноги его вместе с прочими учениками, сделал участником Своей вечери и трапезы, не опустил ничего – ни малого, ни великого; но он добровольно остался неисправимым».

    Собственно, над Иудой исполнились слова Христа: «Кто не со мною, тот против Меня» (Лк. 11, 23) и «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6, 24. Ср.: Лк. 16, 13).

    Ведь, находясь рядом со Христом, Иуда уже начинает действовать вопреки Ему, против Него: вот он уже уворовывает из подаяния, негодует на Христа (Мф. 26, 8.), осуждает, если не поучает Его («Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?» – Ин. 12, 5; «К чему такая трата?» – Мф. 26, 8), увлекает к негодованию своим «лукавым подстрекательством» других учеников («Увидевши это, ученики Его вознегодовали» – Мф. 26, 8), а затем и отправляется к людям, чающим убить его Учителя, чтобы предать Его в их руки да еще рассчитывает получить за это вознаграждение.

    Грех Иуды лежит в извращении его свободной воли, в лукавом выборе. Ведь ему было предложено все то же, что и другим ученикам, то есть он находился в равном положении, и, в принципе, каждый из двенадцати, будь на то его воля, мог предать Христа, ибо «кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (1 Кор. 10, 12). Сам Господь предупреждает учеников: «Не двенадцать ли вас избрал Я? Но один из вас дьявол» (Ин. 6, 70). По мысли церковных комментаторов, Он это говорит всем апостолам, чтобы никто из них не чувствовал себя «застрахованным» от падения, чтобы никто из них не впал в «излишнюю самонадеянность на свое положение постоянных последователей Христовых».

    Итак, все двенадцать учеников были свидетелями одних и тех же чудес, одного и того же учения, сподобились одних и тех же даров. Все остальное определялось направлением их собственной воли, их личным усилием, их любовью (или отсутствием любви) ко Христу.

    ОДИН ИЗ ДВЕНАДЦАТИ

    В связи с этим встает вопрос о Божественном Промысле, который осуществлялся через предательство ученика – «одного из двенадцати» (Ср.: Мф. 26, 47; Мр. 14, 43; Лк. 22, 47). Был ли предопределен к предательству именно Иуда, или оно могло совершиться через какого-то другого апостола, чья воля, помрачившись неким греховным мотивом, подвигла бы его на предательство? Гностики видели в Иуде лишь послушное орудие в руках предопределения: он был приговорен к предательству заранее и лишь выполнял миссию, возложенную на него той промыслительной силой, которой никакое человеческое существо противостоять не может. В таком случае, неуместно говорить ни о его воле, ни о его вине. Если последовательно развивать это положение, логично прийти к мысли о жертвенной роли Иуды и даже вообразить над ним ореол трагического героя.

    Это, однако, приходит в полное противоречие со всеми усилиями Господа, пытавшего отвратить его от ужасного деяния. Ибо: Господь «не хотяй смерти грешника, но еже обратитися, и живу быти ему» (Чин исповедания. Священническая молитва.). Воля Отца в том, чтобы «всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3, 15, 16). Поэтому и Христос до самого последнего момента чает от Иуды покаяния. Даже на Тайной вечере, когда Иуда уже донес на своего Учителя, Он прислуживает предателю, умывая ему ноги: усаживает возле Себя, делит с ним пасхальную трапезу, кротко и деликатно, но недвусмысленно дает Иуде понять, что Ему все известно и что тому еще не поздно отвратиться от погибельного пути, еще есть возможность покаяться, причаститься «не в суд или во осуждение», но «во оставление грехов и в жизнь вечную».

    И даже встретив Иуду в Гефсиманском саду, Господь не обличает его, но стремится вновь обратить Своей любовью: «Друг! Для чего ты пришел?» (Мф. 26, 50). Наконец, Он произносит страшное слово, откровенно называя совершаемое предателем, дабы тот проникся его смыслом, опомнился и ужаснулся содеянному: здесь Господь впервые открыто употребляет глагол «предать» уже непосредственно в применении к самому Иуде: «Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк. 22, 48).

    Святой Ефрем Сирин дает такое объяснение: «Господь же избрал его тогда, когда тайный замысел его был еще неизвестен? Но зачем избрал Его, или потому, что ненавидел его? Зачем же еще сделал его распорядителем и носителем кошелька? Во-первых, затем, чтобы показать совершенную любовь Свою и благодать милосердия Своего, потом чтобы научить Церковь Свою, что хотя в ней бывают и ложные учителя, однако (самое) учительское звание истинно, ибо место Иуды предателя не осталось праздным, наконец, чтобы научить, что хотя и бывают негодные управители, однако правление Его домостроительства истинно».

    В связи с этим встает вопрос об отношениях Божественного Промысла и воли человеческой. В плане Божественного замысла «Сын Человеческий идет, как писано о Нем», но о предателе, через которого этот замысел осуществляется, сказано: «Горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться» (Мф. 26, 24).

    С этой апорией непосредственно перекликается и другое утверждение Христа: «Горе миру от соблазнов: ибо надобно придти соблазнам, но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18, 7).

    Таким образом, соблазны являются Божиим попущением, частью Божественного замысла о спасении мира, и прейдут лишь при «кончине века»: «Пошлет Сын Человеческий ангелов Своих, и соберут из царства Его все соблазны» (Мф. 13, 40, 41). Но до той поры задача каждого верующего в Сына Человеческого и жаждущего спасения – этот соблазн побороть, отсечь – и самым жестоким для себя образом. «Если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее… если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее… если глаз твой соблазняет тебя, вырви его» (Мк. 9, 43, 45, 47).

    Соблазны обступают и Самого Богочеловека: искушать Его приходит сам дьявол, также во искушение вводят Его слова Петра: «Отойди от Меня, сатана! Ты мне соблазн; потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16, 23). Но Господь опасается, как бы и Его речи не стали для кого-либо причиной соблазна: «Блажен, кто не соблазнится о Мне» (Мф. 11, 6; Лк. 7, 23).

    И тем не менее «невозможно не придти соблазнам» (Мф. 18, 7; Лк. 17, 1). Господь говорит Петру: «Сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу», то есть жестоко потрясая верующих, однако Сам Он, имеющий власть над нечистыми духами, искушающими человека, молился лишь о том, чтобы вера искушаемых «не оскудела» (Лк. 22, 31, 32).

    Святитель Иоанн Златоуст в связи с этим разбирает вопрос: почему же все-таки Господь «не переменил Иуду? Почему не сделал его лучшим?». Это, в свою очередь, порождает целый ряд недоумений. Ибо каким образом Господь мог это сделать – принудительно или воздействуя на свободный выбор ученика? Ведь если бы Господь действовал насильно, загоняя его в тупик несвободы, то это не исправило бы Иуду; а если бы Он рассчитывал повлиять на свободный выбор Иуды, то и в этом случае Господь предпринял все возможное для его исправления. Ценность же покаяния и желания быть со Христом определяется именно свободой человека.

    Во имя этой свободы Господь и не препятствует Иуде: «Что делаешь, делай скорее» (Ин. 13, 27).

    Действительно, никто не принуждал Иуду к предательству: он сам «пошел и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им» (Лк. 22, 4). Свободная воля его была уже помрачена и предана в руки лукавого. Евангелист свидетельствует об этом: «Вошел же сатана в Иуду» (Лк. 22, 3). Действуя прикровенно, нечистый дух часто скрывает от самого человека, над которым он получил власть, истинные мотивы поступков. Во всяком случае, несмотря на то, что Иуда требует у первосвященников деньги за свои услуги, он имеет в виду и еще какую-то свою цель. В церковном песнопении Страстной Пятницы воспроизводится этот его дополнительный мотив: «Что ми подаете, и предам вам оного, закон разорившего, и осквернившего субботу» (Седален утрени Святого и Великого Пятка).

    Толкователи Евангелия приводят свидетельства, что Иудой двигали, помимо сребролюбия, и побочные побудительные мотивы, которые могли несколько скрашивать в его помраченном сознании слишком уж неприглядную изнанку предательства. Ведь потом, когда он раскаялся и возвратил тридцать сребреников, он так определил свое деяние: «Согрешил я, предав Кровь невинную» (Мф. 27, 4), как будто бы, предавая Христа, он полагал, что эта Кровь была в чем-то «виновата».

    М. Барсов указывает на подкладку сребролюбивого замысла Иуды: он разочаровался в Учителе. «Когда же он увидел, что ему от Иисуса Христа нельзя ждать никаких временных выгод, то охладел к Нему до того, что даже тридцать сребреников могли расположить его сделаться Его предателем». Очевидно Иуда, даже и следуя за Христом в течение почти четырех лет, так и не понял, кем на самом деле был его Учитель и Чьим учеником он являлся. Вероятно, сначала его привлекали слова Христа о Его царстве, и он рассчитывал получить в нем высокое и почетное место. Слова Христа: «Я завещаваю вам… царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в царстве Моем, и сядете на престолах – судить двенадцать колен Израилевых» (Лк. 22, 29, 30) – он, как, впрочем, и другие ученики, понял лишь применительно к земной власти и земной жизни.

    Так и мать сыновей Заведеевых – апостолов Иакова и Иоанна подошла, кланяясь, ко Христу и попросила за них: «Скажи, чтобы два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в царстве Твоем» (Мф. 20, 21). Непонимание и смешение понятий земного и небесного царства коренится в том же недоумении и плотском неверии, от которого так роптали на Христа иудеи, напитавшиеся его преумноженными хлебами и рассчитывавшие было и впредь получать от Него вдосталь земного хлеба. «Возроптали на Него иудеи за то, что Он сказал: «Я есмь хлеб, сшедший с небес» (Ин. 6, 41).

    Если бы Иуда действительно верил во Христа как Сына Божия, вряд ли предательство Учителя показалось бы ему делом вполне посильным. Вряд ли он мог бы так дерзновенно пообещать первосвященникам предать Того, Кто не только изгонял бесов, исцелял прокаженных, отверзал очи слепым, не только преумножал хлеба и ходил по воде, и даже не только воскрешал мертвых и усмирял бурю, но многажды на его глазах неведомым образом «уклонялся» (Ин. 10, 39) от фарисеев, желавших схватить Его и побить камнями. «И искали схватить Его; но никто не наложил на Него руки, потому что еще не пришел час Его» (Ин. 7, 30). И даже служители, подосланные ко Христу фарисеями, не могли причинить Ему никакого вреда, потому что «никогда человек не говорил так, как этот человек» (Ин. 7, 44).

    Возможно, если Иуда действительно не верил во Христа, то его предательство могло быть и плодом его внезапно обнаружившихся страхов, ибо первоначальный расчет здесь и сейчас, в этой земной жизни, сесть на почетное место судьи двенадцати колен Израилевых, оказался ложен. Очевидно, он уже чувствовал опасность, которой подвергался и сам, оставаясь Христовым учеником. Тогда, возможно, он и сделал ставку на то, что, в случае предательства Учителя, он не только сам сможет избежать наказания, но и выгадать от такого поворота событий: получить деньги и заручиться поддержкой влиятельных иудейских первосвященников.

    Но существует и другое предположение церковных толкователей Евангелия. Иуда верил в призвание Христа, вместе с другими учениками чаял видеть Его Царем над Израилем и быть при Нем в числе самых первых лиц. Поэтому он и неизменно следовал все эти годы за Учителем и не оставлял Его даже тогда, когда многие соблазнились и покинули Его. «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним» (Ин. 6, 66). Однако он вдруг ясно осознал, что возмущение синедриона вот-вот выльется в расправу над Учителем. Тем не менее, он полагал, что авторитет Христа настолько высок в народе, что всякий открытый конфликт, если он достигнет своего апогея именно во время иудейского праздника, при большом стечении людей, разрешится в пользу Учителя.

    С другой стороны, Иуда с неудовольствием отмечал, что Учитель вовсе не собирается воспользоваться столь благоприятным для Него моментом. Кроме того, Иуде становится известным, что синедрион собирается расправиться со Христом как раз после праздника, осознавая всю опасность народного волнения. Если все произойдет по этому плану, то очень вероятно, что Христа, да и его учеников, ждет не царство, а мучительная смерть. И вот Иуда решается повернуть ход событий в соответствии со своим замыслом и вопреки планам Синедриона. Таким образом, Иуда, желая спровоцировать синедрион на скорейшие решительные действия, а народ – на восстание, предполагал, что в этом случае Христу не избежать того, что его «возьмут и сделают царем» (Ин. 6, 15), а Иуда, оказавший Учителю такую важную услугу, сделается важным лицом в Его царстве.

    Это предположение, по мнению святителя Иннокентия, отчасти объясняет позднейшее раскаянье Иуды, ибо стратегия его не только не принесла успеха, но погубила «Кровь невинную» (Мф. 27, 4). Толкование это объясняет то, почему «предатель мог удовольствоваться столь малой наградой» и почему Иуда бесстрашно вызвался сам предводительствовать стражей, взявшей Иисуса, дружески приветствовал Его и даже поцеловал. Наконец, в этом ключе оно делает понятными слова Христа: «То, что делаешь, делай скорее» (Ин. 13, 27), которые могли быть восприняты Искариотом как одобрение и даже благословение к действию.

    Однако, сколь бы вероятной ни казалась кому-то подобная версия предательства, ни один из евангелистов ни прямо, ни косвенно не подтверждает ее, хотя, казалось бы, тот факт, что Господь был предан одним из ближайших Своих учеников, мог бы, в какой-то мере, свидетельствовать против такого Учителя, компрометировать Его, и потому попытка апостолов несколько смягчить преступление собрата была бы вполне объяснительной . И тем не менее, по свидетельству святителя Иоанна Златоуста, «евангелисты никогда ничего не скрывают, даже и того, что казалось предосудительным» или «унизительным, потому что и это… унизительное, показывает человеколюбие Владыки».

    Это же подчеркивает и Ориген: «Если бы они (апостолы. – О.Н.)… записали ложь, то тогда не могли бы они записать того, как отрекся Петр или как пришли в смущение ученики Иисуса… Не естественно ли было замолчать об этом людям, которые имели намерение научить приходящих к Евангелию с презрением относиться к смерти из-за приверженности к христианству. Но они знали, что сила учения должна одержать победу над людьми, поэтому они и рассказали об этих событиях, в том убеждении… что они не принесут вреда… и не подадут повода к отрицанию».

    И наконец, напрочь опровергает версию о неких благородных чаяниях Иуды его же собственное признание: «Согрешил я, предав Кровь невинную» (Мф. 27, 4). И – ни слова о былом «благородстве» замысла – ценой предательства способствовать торжеству воцарившегося на земле Учителя.

    Что касается евангелистов, то, действительно, они не скрывают и не сглаживают человеческой греховной немощи ближайших последователей Христа. Следуя за Христом и слушая Его слова, они «смущаются и пугаются» (Лк. 24, 37, 38; Ин. 14, 1, 27), «негодуют» (Мк. 14, 4; Мф. 26, 8), «ропщут» (Мк. 14, 4; Лк. 19, 7; Ин. 6, 61). Ими так или иначе владеет мысль о том, какое место каждый займет при Царе Израиля, и эти честолюбивые помыслы становятся столь явными, что Господь на Тайной вечере, за несколько часов до Своих страданий, вразумляет и предостерегает их. Как последний прислужник, Он моет им ноги, тем самым открывая перед ними новые принципы и новую иерархичность Своего царства. И даже в Гефсиманском саду, когда Христос «начал скорбеть и тосковать» (Мф. 26, 37) и попросил их: «Побудьте здесь и бодрствуйте со Мной… бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26, 38, 41), они засыпают – «спали и почивали» (Мф. 26, 45). И даже, когда пришли стражи арестовывать Учителя, они, «оставив Его, бежали» (Мф. 26, 56).

    Итак, сами апостолы не скрывают своих немощей, в каждом из них проступает греховная человеческая природа, очевидно, что всех и каждого из них сатана «сеял, как пшеницу»… Любой «один из двенадцати», поддайся он навету вражьему и избери путь противления Христу, мог бы стать именно тем «сыном погибели» (Ин. 17, 12), о котором пророчествовала Псалтирь (Пс. 108, 17) и который в конце концов предал бы Христа (Ин. 13, 21). «Все вы соблазнитесь о Мне в эту Ночь» (Мф. 26, 31; Мк. 14, 27).

    Пророк Давид возвещает в псалме о грядущем предательстве: «Боже хвалы моея не премолчи, яко уста грешнича и уста льстиваго на мя отверзошася» (Пс. 108, 1–2). И далее он предрекает, что предатель сам исключает себя из числа апостолов: «И епископство его да приимет ин» (Пс. 108, 8).

    Ориген допускает мысль, что «Иисуса мог предать из его учеников кто-нибудь другой, который был еще хуже Иуды… и все учение, услышанное от Иисуса, исторгнул из себя совершенно». Мог бы, если бы к этому склонилась его свободная воля: Иуда пошел к первосвященникам по своему собственному произволению, «не быв призван первосвященниками, не быв принужден необходимостью или силою, но сам по себе и от себя он произвел коварство и предпринял такое намерение, не имея никого сообщником этого нечестия» (Иоанн Златоуст; он же называет такую волю «растленной»).

    Напротив, как раз в то же самое время, когда Иуда предает Учителя, остальные апостолы пытаются услужить Господу: «Где велишь нам приготовить Тебе пасху?» (Мф. 26, 17). И наоборот, Иуда отправляется к первосвященникам «тогда» (Мф. 26, 14), когда блудница возлила на Господа драгоценное миро. «В то время, когда чужая стала своей, свой стал чужим и удалился к тем, которые не звали его».

    Предательство: Особый урок судьбы

    Женщине, которая становится жертвой измены мужа или просто любимого человека, стоит осознать, что это – ее личный урок судьбы. Он дан ей для того, чтобы научить чему-то в жизни, чтобы она поняла ошибку свою, своего женского рода.

    Предательство любимого человека — это всегда тяжелое событие, наполненное страданиями, невыносимой душевной болью, обидой и непониманием, чем вы заслужили такое обращение. Само по себе предательство — это особый урок судьбы, который необходимо правильно понять, прожить боль этого урока и прийти к прощению.

    Предательство: путь к прощению

    • Предательство может передаваться из поколения в поколение
    • Урок предательства: как пережить?
    • Как прийти к прощению?

    Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

    Предательство может передаваться из поколения в поколение

    Если человек пережил в своей жизни предательство, то этот опыт передается по наследству от матери, бабушки прабабушки и так далее. Человек, у которого в роду такое случалось, взрослея, в любом случае начнет бояться предательства. Страх передается вместе с генами, во время воспитания девочки.

    Для некоторых женщин этот страх настолько сильный, что из-за него они отказываются встречаться с мужчинами, выходить за них замуж, заводить детей. Другие же игнорируют свои страхи, и живут с мужчинами в счастье, пока не произойдет измена. Когда это случается, в сердце открывается старая рана, которая начинает сильно болеть.

    Женщине, которая становится жертвой измены мужа или просто любимого человека, стоит осознать, что это – ее личный урок судьбы. Он дан ей для того, чтобы научить чему-то в жизни, чтобы она поняла ошибку свою, своего женского рода.

    Бывает, что женщина выбирает себе партнера, как она сама считает, недостойного ее. Со временем из-за неуважительного отношения к нему она получает измену. Почему женщины выбирают «недостойных»? Потому что рядом с «достойным» она будет себя чувствовать хуже, чем он, то есть недостойной своего избранника.

    Уроки предательства возникают на фоне зависимости в отношениях. Зависимость мешает вам принимать человека в его естественном обличье. Такое поведение женщины можно объяснить ее желанием получить необходимое, воплотить все свои желания. К таким желаниям, например, относится сложившийся в ее голове образ идеального мужчины, под который она пытается подстроить своего партнера.

    Урок предательства: как пережить?

    Для того, чтобы понять смыслсудьбоносного урока предательства, нужно пройти по так называемому лабиринту бессознательного.

    Измена мужа навевает мысль о том, что любовница супруга – лучше, чем вы. Просыпаются чувства ущербности, ненужности, страхи одиночества, которые вытесняют чувство безопасности рядом со своим мужчиной.

    Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен!

    Когда предает мужчина, у женщины нарушается внутренняя целостность. И для того, чтобы восстановить ее, женщина должна осознать, что дело не в мужчине, а в заражении ее души предательством. Боль, пришедшая вместе с изменой, призвана в вашу жизнь с целью указать на эту болезнь.

    Обвиняя мужчину, вы не излечите свою душу от страданий.

    Конечно же, измена и предательство – это очень болезненно. Но не всегда нужно искать источник этой болезненности. В некоторых ситуациях все намного прозаичнее и ее нужно просто принять, пережить.

    Если же у женщины продолжает болеть душа, если она ищет утешение в отношениях с другими партнерами. Если она спустя долгие месяцы не сможет отпустить партнера и изнутри ее разъедает обида и злость — нужно обратить внимание на боль с иной стороны. Она появляется вовсе не из-за какого-то человека или его действий, она рождается и живет в нашей душе.

    Душевная боль не приходит без определенной причины. Она хочет, чтобы мы внимательно посмотрели внутрь себя, заглянули в собственную душу. Страдания прокладывают путь к душе.

    Когда мы чувствуем боль в нашем теле — это говорит о том, что есть какая-то физическая болезнь. С душой все точно также — боль пытается обратить наше внимание на внутреннюю, душевную проблему. Не во всех случаях проблема имеет глубокие корни, в некоторых случаях боль нужно просто пережить. Но если в вашем случае боль длится месяцами, годами, не давая вам познать истинное счастье быть любимой и любящей женщиной — необходимо копнуть глубже, опуститься в глубины своего бессознательного.

    Когда женщина осознает, что не муж виноват в этой беде, а она сама притянула измену – это будет существенным шагом к успешному прохождению судьбоносного урока предательства. Это значит, что она встала на верный путь, и вскоре сможет решить свою внутреннюю проблему.

    Как прийти к прощению?

    Узнавая о факте измены, каждая женщина реагирует по-разному: кто-то сразу же уходит от мужа и разрывает все связи с ним, кто-то от большой любви пытается вернуть мужа в семью и возобновить былую страсть с ним, а кто-то может и вовсе закрывать глаза на измены, даже повторяющиеся. Однако всех этих женщин объединяет чувство боли и обиды, невероятно сильное чувство предательства.

    Как пережить измену, если душевная боль накрывает с головой, разрывает на части? Порой кажется, что невозможно простить любимого человека за такой сильный удар в спину, да и вовсе жить после измены невозможно.

    Преданная женщина долгое время не может прийти в себя. Вы чувствуете себя униженной, никому ненужной и брошенной на произвол. Эти чувства в совокупности вызывают депрессию. Хочется просто умереть, чтобы не испытывать боль и чувство безысходности. Самое ужасное то, что ничего больше нельзя изменить, и от осознания этого становится только хуже.

    Измена всегда цепляет за наши самые хрупкие ниточки, поэтому зачастую не получается простить человека от всей души. Да, вскоре самовнушение сыграет свою роль и вы подумаете, что уже отпустили измену мужа, но потом боль снова начнет съедать вас изнутри и где-то в глубине сознания вы поймете, что не сможете просто так забыть и простить измену.

    Простить пытается сознание, но бессознательное не отзывается на эту попытку, блокирует ее, и женщина это чувствует — будто внутри что-то против такого решения. Предательство все равно возвращается в память даже в счастливые и радостные моменты. Обида может сохраняться годами, переходя вместе с вами в каждые последующие отношения.

    На сеансах многие женщины рассказывают о том, как спустя много месяцев или даже несколько лет периодически с болью вспоминают, как один из мужчин предал их, ушел к другой женщине. Кажется, будто на самом деле время совсем не лечит, что оно подобно хирургу зашивает раны души, но вместо них все равно остаются шрамы, которые периодически ноют, напоминая о прошлой трагедии. Когда ко мне приходят и просят помочь простить, то за этим желанием лежит надежда получить пожизненную анестезию. Забыть факт измены. Я объясняю, что вы никогда этого не забудете. Вам придется теперь учиться жить с ЭТИМ фактом.

    Чтобы поистине простить предательство мужчины, нужно понять — ничего просто так с нами не происходит. Все события в нашей жизни несут особый смысл, и люди в нашем окружении не случайные прохожие.

    Измена – особый урок судьбы, который был дан вам Вселенной, чтобы научить женщину чему-то, оградить от каких-нибудь других неприятностей. И нужно внутренне поблагодарить мужа за то, что он помог пройти этот урок судьбы.

    Я понимаю, как это странно звучит. Как можно благодарить за боль. Но порой это единственная возможность стать живой и проснуться. Безусловно, можно проклинать предателя, всячески показывать свою ярость, обижаться и не разговаривать, осыпать обвинениями в испорченной жизни, в том, что он виновник страданий всей семьи. Однако это не делает страдания меньше, а лишь усугубит ситуацию.

    Нет, измена и предательство – это вовсе не похвальный поступок. Нельзя сказать, что в изменах мужчин виноваты исключительно их жены. Однако женщины сами выбирают себе избранников. Многие из них просто закрывают глаза на склонность своих мужчин к изменам, которая проявляется в их характере и поведении. Женщины слишком сильно любят своих избранников, полностью очаровываются ими, поэтому они готовы простить им очень многое.

    А если взглянуть на совместную жизнь двух людей? Все ли жены изменников уважали мнение мужей, поддерживали ли в трудных ситуациях?

    Дело в том, что сама женская психика зачастую рисует себе идеальный образ мужчины, а затем внутренний мир притянул к себе главного героя для своей пьесы. Именно поэтому в большинстве случаев именно женщина, сама того не подозревая, создает фрагменты этой пьесы, а муж – это всего лишь актер, которому дали уже готовую роль.

    Не нужно складывать всю вину только на избранника. Душа женщины нуждается в лечении и только сама дама способна себе помочь. Единственный путь простить измену мужа– разобраться в случившемся со всех сторон.опубликовано econet.ru.

    Ирина Гаврилова Демпси

    «Капитанская дочка» в школьном изучении (стр. 2 )

    o Обратим внимание на штрих его биографии: «вышедший из солдатских детей». В те времена солдатскому сыну дослужиться до должности коменданта крепости было невероятно трудно. Значит, Иван Кузмич был боевой офицер, человек большого мужества и храбрости, участвовавший во многих сражениях.

    o Что же испытывает Иван Кузмич, когда 2 молодых офицера, его подчинённых, останавливаются, чтобы посмотреть, как он проводит учения с инвалидами? Чем вызвана его фраза, обращённая к ним: «А здесь нечего вам смотреть»? Понимает, что он смешон в своём китайчатом халате на военных учениях, что смешны его инвалиды с военной точки зрения. Ивану Кузмичу нелегко, вероятно, горько, быть посмешищем в глазах молодых офицеров. Тем не менее старый комендант «занят службою»: «солдатушек учит». И разве можно простым хвастовством назвать его слова о том, что он «задаст острастку киргизам и башкирам»? По долгу службы Иван Кузмич обязан противостоять слухам и сплетням, не допускать паники, поэтому он и обрывает Гринёва.

    o Мы не раз убеждались, которой суждено принять удар восставших, была заброшенной, убого оснащённой, беспредельно мирной.

    o Кто и почему распоряжался в крепости? От имени своего мужа на дела службы смотрела, как на свои хозяйские, и управляла крепостию так точно, как своим домом»- стр. 123, гл. 4

    o В деревянном домике Мироновыхжизно идёт своим чередом, собирается небольшой кружок, обедают, ужинают, передают сплетни. «В богоспасаемой крепости не было ни смотров, ни караулов» — 123 стр., — вспоминает Гринёв. Никто тне контролирует действий коменданта, никто не думает о военном снаряжении крепости. Генерал Р в Оренбурге занят своим садом с яблонями больше, чем военными делами. Между тем в районе Белогорской крепости назревают события огромного значения. Ещё во время бурана Гринёв слышал, как дорожный разговаривал с хозяином умёта… Они, конечно, не прямо говорили, но чувствуется, что назревают большие дела. Вожатый уверяет хозяина постоялого двора, что придёт время, накопятся силы, тогда будут и успехи. А сейчас ещё рано.

    o Гринёв приезжает в крепость в 1773 г. глубокой осенью.

    o Нет ли каких намёков в повести, что общее волнение здешних краёв доходит и до бревенчатого забора Белогорской крепости?

    § Василиса Егоровна спрашивает урядника, казака Максимыча: «Ну что, Максимыч, всё ли благополучно?» — «всё, слава богу, тихо» — отвечал казак – стр. 119.

    § Как вы думаете, почему с эти вопросом В. Е. обратилась именно к Максимычу? Он казак. Видимо связан с казаками и больше других знал, откуда может прийти опасность. Но ему в крепости доверяют.

    § А как изображается внешность урядника? «молодой и статный казак» (119). В гарнизоне, мы знаем, были и солдаты и казаки. Какое же сравнение напрашивается? У Ивана Кузмича одни инвалиды, а среди казаков были сильные и молодые люди, которые могут отлично воевать.

    § В. Е. говорит о том, что привыкла к тому, что в степи появляются большими толпами «рысьи шапки». Они появились и теперь, «около крепости рыщут» — 122 стр..

    § Какой же мы можем сделать вывод о жизни в Белогорской крепости, о действительном положении вещей? Белогорская крепость только казалась спокойным тихим местом, где мирно течёт жизнь. Вокруг было неспокойно.

    § Комендант с семьёй, офицеры, живя в отдалённой и оторванной от жизни страны крепости, не могли представить себе надвигающейся опасности, хотя и ощущали её.

    § А сейчас наступил новый этап в событиях: у казаков. Крестьян, башкирцев, киргизцев появился предводитель. Но его имя, его личность были неизвестны в Белогорской крепости, как, вероятно, и в других крепостях.

    1. Какое впечатление произвёл на Гринёва Швабрин? Г. уже знал, что Ш. был выслан ив крепость за «смертоубийство» — за дуэль. «Ш. был очень неглуп». Разговор его был остёр и занимателен» с. 120.

    2. Почему на обеде у смотрел на Машу с предубеждением? Маша «не очень нравилась» Гринёву потому, что Ш. уже успел описать её «совершенною дурочкою».

    3. Комментарии в эпиграфам главы.

    4. Как и почему изменилось мнение Гринёва о капитанской семье? Добросердечие и простота Мироновых, возможно, напомнили Гринёву о жизни с родителями. В доме капитана он был «принят как родной» и чувствовал себя как в родной семье: «Незаметным образом с. 123»

    5. Г. перестал доверять клевете Швабрина и составил собственное мнение о Мироновых. Комендант оказался необразрванным и простым, но честным и добрым человеком. Теми же словами говорил о Миронове генерал, Андрей Карлович, что делает это впечатление достоверным. Маша оказалась «благоразумной и чувствительной девушкой» — 123. Всё это сделало жизнь Гринёва в крепости «не только сносной, но и приятной» — 123.

    6. Чем занимался Г. в крепости? Произведён в офицеры, но служба его не «отягощала» Он стал читать, в нём «пробудилась охота к литературе» — он переводил и даже сочинял стихи.

    7. Хороши ли, по-вашему, стишки Гринёва? Прав ли Швабрин, издеваясь над ним? Стихи Гринёва, конечно же, были слабыми, но искренними, откровенно выражали его чувства. Швабрин издевался не столько над «стишками», сколько над чувствами Гринёва.

    8. Чтение эпизода «Я уже сказывал… до слов «Самолюбивый стихотворец…

    9. Что послужило причиной, а что поводом к ссоре между Г. и Ш.? Причиной – Гринёву не нравились «всегдашние шутки» Швабрина насчёт семьи коменданта, он начал понимать, что Швабрин – нечестный и недобрый человек. Швабрина же Гринёв раздражал своей открытостью и простотой, тем, что любит Машу, к которой Швабрин безуспешно сватался. Поводом же для ссоры и дуэли послужила не просто «грубая и злая насмешка», а «обдуманная клевета» Швабрина, будто Машу можно купить за пару серёг. Ссора назревала давно и была неизбежной.

    10. Как был ранен Гринёв? Швабрин воспользовался м, что Гринёва отвлёк призыв Савельича, и нанёс ему подлый удар.

    11. Что защищал Гринёв на дуэли? Какие его качества проявились в истории с дуэлью? Честь и достоинства свои и своей любимой. Он проявил благородство, не упомянув имя Маши.

    12. Василисе Егоровне что сказал Гринёв? Гринёв, не называя истинных причин, объяснил, что они поссорились «за песенку».

    13. Гринёв действовал храбро и мужественно, ведь Швабрин был старше и опытнее его, в том числе в умении драться на шпагах.

    14. V глава

    1) Почему Гринёв помирился со Швабриным? «Я слишком…» «Великодушно! простил своего «несчастного соперника».

    2) Гринёв отказал сыну в благословении на брак с Машей Мироновой? Андрей Петрович решил, что сын ведёт себя недостойно, что вместо службы он дерётся на дуэлях «с такими же сорванцами», что следует не женить его, а выбить из него «дурь».

    3) Как Гринёв-отец узнал о похождениях сына? Гринёв «негодовал на Савельича», но оказалось, что отцу донёс Швабрин. Раскаяние его оказалось неискренним. Он лишь затаился и опять, как и на дуэли, нанёс удар исподтишка, написав отцу своего противника.

    4) Какой момент в развитии любовных отношений Маши и Петра можно считать кульминационным?

    Объяснение после получения письма отца Гринёва, в котором он запрещает сыну жениться.

    (Подготовленные заранее учащиеся читают по ролям диалог Маши и Гринёва в главе «Любовь». Можно инсценировать этот эпизод.)

    5) Как вы думаете, почему Маша, почтя это письмо, отказывается венчаться с любимым? О ком в этот момент она заботится?

    Считала, что без благословения родителей счастье невозможно. Она искренне любит Гринёва и желает ему счастья, хотя бы с «другой». Маша – девушка с твёрдым характером.

    У Пушкина есть чудесное стихотворение, написанное еще в 1829 году. Послушайте его и скажите, перекликается ли оно с этой сценой из романа?

    (Ученик читает наизусть стихотворение Пушкина «Я вас любил..».)

    Я вас любил: любовь еще, быть может,
    В душе моей угасла не совсем;
    Но пусть она вас больше не тревожит;
    Я не хочу печалить вас ничем.
    Я вас любил безмолвно, безнадежно,
    То робостью, то ревностью томим;
    Я вас любил так искренно, так нежно,
    Как дай вам бог любимой быть другим.

    — Какие строчки диалога созвучны стихотворению?

    — Маша с первых же строк предстала перед нами робкой и застенчивой, но это не значит, что она бесхарактерная.

    Отказ Швабрину свидетельствует о твёрдом характере и стойких принципах. Она не хочет выходить замуж за нелюбимого человека, даже рискуя остаться в старых девах на всю жизнь.

    Да, это надо понять: представьте себе девушку, живущую в глухой деревне, куда никто не приезжает. У девушки к тому же нет приданого. Такой офицер, как Швабрин, по тогдашним представлениям, был единственным её шансом устроить свою судьбу. Но она отвергает его, так как не любит. Это говорит не только о твёрдом характере, но и о смелости, ведь в XVIII веке у женщины было единственное предназначение: выйти замуж и заботиться о муже, детях, вести домашнее хозяйство. Других поприщ не было.

    5) Как эпиграф к V главе соотносится с характером Маши Мироновой?

    6) Как вы понимаете последнюю фразу главы: «Благим» потрясение, повлиявшее на судьбу Гринёва, является в том смысле, что оно очистило и возвысило его душу. Гринёву пришлось пройти через многие испытания, многое пережить и понять, повзрослеть.

    Д. з. 1) Перечитать гл VІ, VІІ

    Глава VІ

    І. Как нарастали события в Белогорской крепости. Действия противника активизировались. На крепость надвигается большая сила. Об этом свидетельствуют слухи, сведения, факты, тревожные настроения, охватившие население крепости.

    1) Комендантом крепости было получено секретное письмо от генерала с требованием принять «надлежащие меры» к отражению «злодея и самозванца». Обратим внимание на оговорку, которую сделал капитан на совещании офицеров: «…А у нас всего сто тридцать человек. Не считая казаков». Войско бунтовщиков намного превосходило защитников и обитателей крепости.

    «Секретный приказ» можно оценить как формальный. В этом приказе важно то, что сообщается о больших силах восставших, о том, что у них есть предводитель. «Надлежащие меры» коменданту принять невозможно; об этом надо было думать раньше, надо было дать крепости орудия и укрепить её. Этого не понимал или не хотел понять генерал Р., который сидел в Оренбурге. был нераспорядительный: даже когда Белогорская крепость была взята Пугачёвым, он и тогда стал спокоен, а Пугачёв уже угрожал Оренбургу. чуть Оренбург не сдал, что уж говорить о Белогорской крепости.

    2) Как вёл себя капитан Миронов в этот трудный момент, какие новые черты капитана Миронова проявились в новых обстоятельствах. Проявил твёрдость, не позволил Василисе Егоровне быть на совещании, потому что там обсуждался секретный приказ, и спровадил её к попадье, а Палашку запер в чулан.

    · Учредить караулы да ночные дозоры

    · В случаем нападения запирать ворота да выводить солдат

    · Максимычу крепко следить за своими казаками

    · Пушку осмотреть и вычистить

    · Всё это содержать в тайне

    3) Разведка урядника, предпоследний абзац.

    4) Популярность Пугачёва среди казаков – «В крепости между солдатами…»

    5) Казаки уже открыто высказывались против Юлая, назначенного на место урядника, которого они считали изменником, в глаза ругали Ивана Игнатьевича, называли «гарнизонной крысой»

    В крепости образовались 2 лагеря. Казаки, несомненно, примкнут к повстанцам, они уже связаны с ними, а гарнизон, как мы знаем, не силён. Конфликт между этими лагерями внутри крепости углубляется. Мы словно слышим отдалённые раскаты восстания, они приближаются, они отражаются в сознании людей.

    5) Схвачен башкирец

    6) Василиса Егоровна выведала об угрозе нападения Пугачёва и «поделилась» новостью с попадьёй. «Вскоре все заговорили о Пугачёве» Поняв, что скрыть от жены ничего невозможно, капитан при ней прочёл на совещании офицеров «воззвание Пугачёва» с предложением «не сопротивляться».

    7) Пытка башкирца. Как в этом эпизоде можно объяснить жестокость коменданта, обычно столь добродушного и мягкого?

    · Пушкин подчеркнул, что расправы с восставшими были неимоверно жестокими. Иван Кузмич в башкирце сразу узнал «по страшным приметам одного из бунтовщиков, наказанных в 1741 г.». У него не было ни носа, ни ушей. Обратите внимание, как беспощадно даёт распоряжение Иван Кузмич пытать башкирца, как покорно выполняют его страшные приказания два инвалида и Юлай. Ведь пытка была прекращена только потому, что у башкирца был отрезан язык, он не мог говорить и был, следовательно не нужен Ивану Кузмичу.

    · Существенная деталь во внешность изуродовнного, изувеченного башкирца. Выражение его глаз: «узенькие глаза его сверкали ещё огнём». Зачем Пушкин заставляет читателя заглянуть в глаза попавшего в капкан коменданта человека? Мы видим в них огонь ненависти, огонь борьбы, что-то непобеждённое, несмирившееся. Ведь башкирец «был схвачен с возмутительными листами», т. е. с воззваниями, которые распространял Пугачёв, когда подходил к крепостям. Этот человек, которому «казалось лет за 70», отважно пошёл на опасное дело.

    · Поимка его усилила беспокойство коменданта, он даже вновь собрал офицеров – настолько страшны были эти воззвания, воззвания «крестьянского царя», вера в которого, как мы знаем, была широко распространена в народе.

    · Эта сцена – ещё и повод для прямого обращения повествователя к читателям: «Молодой человек! Если записки мои попадутся…»

    · Пушкин ещё раз сталкивает читателя с башкирцем. После приступа мы видим его на перекладине виселицы с верёвкой в руках; на этой висилице был повешен несдавшийся комендант Белогорской крепости.

    Вывод: в небольших эпизодах, участниками которых являлись люди 2-х враждебных лагерей, отразился конфликт, исключавший примирение.

    · Можем ли мы сказать, что оба эти человека – и башкирец, и капитан Миронов – по натуре кровожадны? Конечно, нет. Но для башкирца капитан Миронов – символ ненавистного ему государства угнетателей, а для Ивана Кузмича башкирец – один из «злодеев», «старый волк», «бунтовщик», подрывающий основы того государства, которому он присягал и служил всю жизнь. Отсюда и жестокость с обеих сторон. О причинах бунта Иван Кузмич не задумывается – порядок, который он охраняет, кажется ему бесспорным.

    8) Нас не может не заинтересовать то, как смотрит на всё происходящее рассказчик, Пётр Андреевич Гринёв.

    · Для Гринёва Пугачёв – разбойник, а его войско – «шайка».

    · Приказание коменданта подвергнуть башкирца пытке «никого из нас не удивило и не встревожило». Однако Гринёв на всю жизнь запомнил лицо башкирца, он называет его «несчастным» — описывает его душевное смятение. «Он оглядывался во все стороны, как зверёк, затравленный детьми», — говорит Пётр Андреевич, вспоминая эту страшную сцену, он вновь как бы слышит, как «застонал слабым, умоляющим голосом» башкирец, увидев Юлая с занесённой над ним плетью.

    · Сцена допроса послужила своеобразным толчком к нравственному возмужанию героя, так как увиденное вызвало в нём отвращение к жестокости и бесчеловечности. Впоследствии, отрицая вообще всякое насилие, Гринёв осуждает «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» — (ΧІІІ ).

    · Спустя многие годы Гринёв, уже пожилой человек, с ужасом вспоминает пытки екатерининского времени, противопоставляя ему другие времена «кроткого царствования императора Александра». Но он не прав. «просвещение и человеколюбие» не «сделали успехи». Страшный м позорный обычай пытки существовал очень давно. Екатерина ІІ не однажды давала негласные распоряжения не применять пытки, но тем не менее пытка в её царствование процветала. Внук Екатерины Александр указом от 01.01.01 г. запретил пытку. Однако страшные пытки продолжали применяться и в судах, и в усадьбах крепостников. Чиновники и помещики не несли за это никакого наказания.

    И в армии телесные наказания были постоянным явлением. Так, командир гвардейского Семёновского полка Шварц постоянно подвергал наказанию десятки солдат, назначая им тысячи ударов шпицрутенами. Это явилось одной из причин восстания полка в 1820 году. Издевательства Шварца над солдатами вызвали их яростное возмущение. Солдат поддержали многие офицеры, среди которых были члены первых декабристских организаций. Началось восстание, в котором семёновцы проявили мужество и непреклонность. Восстание было подавлено, но слух о нём пронёсся по всей России и отозвался во многих сердцах

    Пушкин явно расходится со своим героем в оценке царствования Александра. В 10 гл. «Евгения Онегина», которая была сожжена поэтом и от которой остались только отрывки, он пишет:

    Властитель слабый и лукавый,

    Плешивый щёголь, враг труда,

    Нечаянно пригретый славой

    Над нами царствовал тогда.

    1) Выводы по главе «Пугачёвщина»:

    · Почему Пушкин избрал для этой главы в качестве эпиграфа слова народной песни:

    Вы, молодые ребята, послушайте,

    Что мы старые старики будем сказывати.

    o Знание истории, с точки зрения Пушкина, помогает понять современность, настоящее.

    o Пушкин создаёт повесть в 30-е гг. ΧІΧ в., в сложное и тревожное время, время крестьянских и холерных бунтов, которые были отзвуком грандиозного Пугачёвского восстания 1773 – 1774 годов. Анализируя прошлое, Пушкин как бы приглашает своих современников, «молодых ребят», прислушаться к этому прошлому не только для того, чтобы понять настоящее, но и, по возможности, подумать о будущем. Ведь глава «Пугачёвщина» повествует о том, как люди с ограниченным кругозором, занятые лишь своими личными интересами, неожиданно оказываются перед лицом великих событий, вовлекаются в их водоворот.

    · В гл. «Пугачёвщина» Пушкин изображает 1-й период восстания, период его нарастания и быстрого накапливания сил. Мы видим, как обостряется конфликт м/д лагерями внутри крепости. То, что происходило в Белогорской крепости – типично. С одной стороны, — несомненное сочувствие Пугачёву казаков, населения крепости, с другой, — непримиримая позиция офицерства с его верностью трону. Жестокость восставших порождена жестокостью властей, правительства. А Белогорская крепость обречена достаться врагу.

    Глава VІІ «Приступ»

    1. Эта глава – логическое продолжение предыдущей. Конфликт дошёл до высшей точки: Пугачёв пошёл на приступ крепости. Эта глава имеет свои особенности – её героем является народ, готовый ринуться в бой. Перед нами 2 лагеря, открыто стоящие друг перед другом. Посмотрим, что же происходит в каждом из лагерей…

    2. Командование крепости сделало всё, чтобы как можно достойнее встретить неприятеля. Гарнизон стоял в ружье на крепостном валу. Туда же накануне перетащили пушку.

    3. А как изображается другой лагерь? Он дан глазами рассказчика, впервые в жизни наблюдающего, что происходит в стане необыкновенного противника. Силы Пугачёва быстро растут.

    · Вначале «по степи не в дальнем расстоянии от крепости разъезжали человек 20 верхами». Гринёв видит, что это казаки и башкирцы, «которых легко можно было распознать по их рысьим шапкам и колчанам».

    · Но вот «показались новые конные толпы: степь: степь усеялась множеством людей, вооружённых копьями и сайдаками». На крепость надвигалась большая сила

    4. Кто же привлекает наше особое внимание?

    · С одной стороны, — это скромный капитан Миронов,

    · с другой, — «человек на белом коне в красном кафтане с обнаженной саблею в руке» — Пугачёв. «По его повелению 4 человека отделились и во весь опор поскакали под самую крепость» и бросили за частокол окровавленную голову Юлая и письмо с предложением сдаться. Этот человек смел и стоек. Когда после 3-го пушечного выстрела пугачёвцы отхлынули в обе стороны и попятились, Пугачёв один остался впереди. «Он махал саблею и, казалось, с жаром их уговаривал… Крик и визг, умолкнувшие на минуту, тотчас снова возобновились…».

    · А разве не мужествен и не смел капитана Миронов? «Близость опасности одушевила старого воина бодростию необыкновенной» — пишет Гринёв. Он обходит войско, подбадривает своих солдат, ласково их называя «детушками», он взывает к их воинской чести: «…докажем всему свету, что мы люди бравые и присяжные» Ни на минуту не теряется опытный воин. Когда, например, мятежники съехались около своего предводителя и вдруг начали слезать с лошадей, комендант предупредил: «Теперь стойте крепко: будет приступ»

    · Но ТВ чём всё-таки слабость мужественного Миронова и сила Пугачёва? Пушкин устами Гринёва говорит о мощи восставших и слабости отпора им со стороны правительственных войск. Нераспорядительность и бездарность более высокого начальства, бросившего на произвол судьбы Белогорскую крепость.

    · Как далее развивает рассказчик мысль о народном признании Пугачёва? (гл. VІІ от сл. «Нас потащили по улицам» — до слов «…подле своего старого начальника».)

    · И далее «…жители начали присягать» -. до конца главы.

    · Отношение народа к Пугачёву:

    o «жители выходили из домов с хлебом и солью».

    o «раздавался колокольный звон»

    o «Народ повалил на площадь»

    o «отец Герасим, бледный и дрожащий, стоял у крыльца с крестом в руках»,

    o Началось принятие присяги: жители подходили один за другим, целуя распятие и потом кланяясь самозванцу,

    o Гарнизонные солдаты с отрезанными косами и подстриженные в кружок «подходили к руке Пугачёва» (эти же солдаты ещё несколько часов назад «изъявляли своё усердие Ивану Кузмичу»)

    · Народу, стоящему на площади, предстояло пережить ещё одно потрясение. На площадь привели офицеров Белогорской крепости во главе с комендантом Мироновым, истекающим кровью.

    o Пугачёв с грозным вопросом: «Который комендант?»

    o Кто указал на коменданта? Урядник Максимыч

    o Как ведёт себя Миронов? Это непримиримый враг Пугачёва, хотя и побеждённый сейчас и изнемогающий от раны, но смело бросающий предводителю восстания самые непереносимые для того слова: «Ты мне не государь, ты вор и самозванец, слышь ты!» Последние слова «Слышь ты!» — любимая присказка Ивана Кузмича, придают его твёрдым словам оттенок простоты, обыденности. Иван Кузмич и в предсмертную минуту такой же, как всегда. Невольно вспоминаешь другую его фразу, произнесённую перед солдатами во время приступа: «Умирать так умирать: дело служивое».

    o Смело повторяет предсмертные слова своего командира Иван Игнатьевич, называя Пугачёва «дядюшкой». Обращение звучит ласково, но, сопровождаемое словами «вор и самозванец», говорит о непризнании царского достоинства Пугачёва, придаёт всей фразе насмешливый оттенок.

    o Казнь капитана Миронова и Ивана Иг. не может не потрясти читателей.

    o Как описан Швабрин в сцене казни? Какова роль этого описания? Швабрин описан несколькими точными штрихами: он успел не только переметнуться на сторону Пугачёва, но и обстричься «в кружок» и одеться в казацкий кафтан. Кроме того, он успел что-то шепнуть Пугачёву, после чего Гринёва поволокли на виселицу.

    o В чём причина чудесного спасения Гринёва? Если бы не преданность, отвага и самопожертвование Савельича, Гринёва ожидала бы участь казнённых защитников крепости. Пугачёв узнал своих былых попутчиков и вспомнил о пожалованном заячьем тулупчике.

    o Как ведёт себя Пугачёв в сцене освобождения Гринёва? Пугачёв проявляет сметливость, хитрость, изворотливость. Он оправдывает отказ Гринёва целовать его руку так, чтобы не уронить себя в глазах окружающих: «Его благородие, знать, одурел от радости».

    o Эпизод расправы с комендантшей. Жесток Пугачёв. Лаконизм Пушкина в сцене гибели Василисы Егоровны пределен: Гринёв передаёт только факты. Василиса Егоровна, пока развёртывались события на площади (казнь офицеров, принятие присяги), оказалась в руках пугачёвцев. Ограбленная, не знавшая о том, что произошло, она просит лишь об одном: отвести её к Ивану Кузмичу. Но вот она взглянула на виселицу и увидела своего мужа. До слуха Пугачёва, конечно, долетели её слова горестного плача, обращённые к мёртвому Ивану Кузмичу: «сгинул от беглого каторжника». Реакция Пугачёва. Реакция Пугачёва выразилась в 3-х словах: «Унять старую ведьму». Слово «унять» было понято молодым казаком в одном смысле – убить.

    Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
    1 2 3 4

    >Иуда Искариот

    Биография

    Иуда Искариот – один из самых узнаваемых религиозных антигероев. Предатель Иисуса Христа польстился на 30 сребреников, однако быстро раскаялся. Имя персонажа стало нарицательным для обозначения предательства, а сумма полученных денег превратилась в символ вознаграждения тех, кто предает друзей и близких.

    История жизни

    В официальных источниках жизнь Иуды лишена детальных подробностей. В Библии это один из 12 апостолов Иисуса, к тому же на него возложена миссия казначея маленькой общины. Ответственная должность досталась герою за бережливость, умение отказываться от бесполезных и необоснованных трат денег. В канонических документах описан момент, когда Иуда упрекает Марию из Вифании за то, что та умастила ноги Иисуса миром стоимостью в 300 динариев. Деньги-то серьезные, вполне хватило бы накормить множество нищих.

    Иуда Искариот

    В следующий раз персонаж появляется во время Тайной вечери: Иуда и другие ученики Иисуса ужинают за общим столом, и учитель пророчит предательство со стороны одного из присутствующих.

    Неканонические источники более щедры на подробности биографии предателя. Иуда родился 1 апреля (с тех пор день считается самым несчастливым в году). Ребенку не повезло с самого начала: перед рождением мать увидела ужасный сон, который предупреждал, что новорожденный сын погубит семью.

    Иуда Искариот и Иисус Христос

    Поэтому родители решили сбросить младенца в ковчеге в реку. Но Иуда остался жив и невредим, попал на остров Кариоф, а когда вырос и возмужал, вернулся в родные пенаты. Страшное пророчество исполнил – убил отца и вступил в кровосмесительную связь с матерью.

    Затем Иуда прозрел и раскаялся. Чтобы замолить грехи, он 33 года ежедневно, набрав в рот воды, поднимался на гору и поливал высохшую палку. Чудо свершилось – мертвое растение выпустило новые листочки, а Иуда подался в ученики Иисуса.

    В других апокрифах утверждается, что герой с детства жил по соседству с Иисусом. Болезненный мальчик попал на лечение к малолетнему целителю, но во время процедуры в него вселился демон, поэтому Иуда укусил Иисуса за бок. В оставшийся шрам позже попало копье римского легионера. Часть легенд и вовсе говорит о родстве Иуды и Иисуса – персонажей даже называют братьями.

    Иуда Искариот в числе 12 апостолов

    По поводу значения прозвища «Искариот» нет единого мнения. Сын Симона иш Кариофа Иуда (хотя имя отца прямо не называется) получил второе имя для отличия от своего тезки, еще одного ученика Иисуса. Искариот появилось как переиначенное название родины – герой единственный из всех апостолов родился в городе Кариот (или Кариоф), остальные были уроженцами Галилеи.

    Некоторые исследователи предполагают, что слово «кериййот» означает просто «пригород», деревня близ Иерусалима. Другие углядывают аналогию с греческими и арамейскими словами, что переводятся как «лживый», «убийца», «вооруженный кинжалом».

    Иуда Искариот задумывает предательство

    Образ Иуды сложился из описаний древних апокрифов. Персонаж представлен как невысокий и смуглый мужчина с темными волосами, крайне суетливый, любящий серебро (казначей нередко крал из денежного ящика).

    В Евангелии цвет волос не указывается, этой особенностью внешности героя наделили литераторы. А позднее укоренилось мнение, что Иуда был рыжим. Например, Эмиль Золя и Оноре де Бальзак в своих произведениях использовали выражение «рыжий как Иуда». Апостол носил одежды из белой ткани, которые обязательно украшал кожаный передник с карманами. В исламе Иуда выглядит, как Иисус, – Аллах сделал так, чтобы его распяли вместо Мессии.

    Икона Иуды Искариота

    Смерть Иуды точно описана в Библии, правда, в двух вариантах. Предав своего учителя, казначей пошел и повесился. Легенда гласит, что для этих целей мужчина выбрал осину. Именно с тех пор листья деревьев стали дрожать на ветру, а само растение обрело удивительные свойства. Из древесины осины выходит отличное оружие против нечисти (вампиров), из нее нельзя возводить жилье, исключительно надворные постройки.

    Вторая каноническая версия утверждает:

    «…и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его».

    Священники не видят здесь противоречия, считая, что веревка, на которой повесился Иуда, оборвалась, и он «низринулся». По некоторым источникам, предатель Иисуса умер в глубокой старости от непонятной неизлечимой болезни.

    Предательство Иуды

    Задумав предательство, Иуда отправился к первосвященникам и спросил, какую цену получит за свой поступок. Апостолу обещали за «работу» 30 сребреников. По каноническому представлению – сумма приличная: за такую стоимость продавали участки земли в городе. Удобный случай сдать Христа представился в ту же ночь. Мужчина привел в Гефсиманский сад воинов, где на учителя указал поцелуем, прежде пояснив:

    «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его».

    По утверждению архиепископа Феофилакта Болгарского, Иуда поцеловал Иисуса, чтобы воины не перепутали его с апостолами, ведь на дворе стояла темная ночь.

    Поцелуй Иуды

    Почему был выбран именно такой способ указания на Мессию, исследователи Нового Завета тоже объясняют – это традиционный знак приветствия, пожелание мира и добра у евреев. Со временем словосочетание «поцелуй Иуды» превратилось в идиому, которая обозначает высшую степень коварства. Как только Христа приговорили к распятию, Иуда осознает, что он сделал, и раскаивается. Возвращает тридцать сребреников со словами

    «Согрешил я, предав кровь невинную»,

    а в ответ слышит:

    «Что нам до того? Смотри сам».

    Рассуждать на тему, зачем Иуда предал Христа, брались десятки умов. Одно из самых очевидных объяснений – корыстолюбие. Евангелисты также указывают на участие Сатаны: якобы он вселился в казначея и управлял действиями.

    Картина «Иуда Искариот, бросающий серебреники», Платон Васильев

    Некоторые представители церкви утверждают неотвратимость божьего промысла, мол, события были задуманы свыше, и Иисус знал об этом. Мало того, просил апостола выдать его, а поскольку ученик не в силах ослушаться учителя, пришлось повиноваться. Таким образом, Иуда превращается в жертву, и вместо ада герой будет в раю.

    Некоторые пытаются оправдать поступок тем, что Иуда устал ждать, когда Иисус, наконец, обнародует свою славу и миссию, при этом все же надеялся на чудесное спасение учителя. Другие пошли дальше, обвиняя Иуду в том, что тот разочаровался в Иисусе, приняв его за лже-Мессию, и действовал во имя торжества правды.

    В культуре

    Десятки писателей пытались на свой лад интерпретировать образ библейского Иуды. Итальянский журналист Фердинандо Гаттина в середине 19 века выпустил книгу «Мемуары Иуды», которая возмутила религиозное сообщество, – предатель выставлен борцом за свободу еврейского народа.

    Роман Леонида Андреева «Иуда Искариот»

    Переосмысливали жизнь героя Алексей Ремизов, Хорхе Луис Борхес, Роман Редлих. Интересным взглядом на деяния Иуды Искариота поделился Леонид Андреев в одноименной книге. Представитель Серебряного века показал предателя, который в душе бесконечно любил Христа. Российским читателям персонаж также знаком по книге Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», где Иуда идет на отвратительный поступок ради возлюбленной.

    Живопись неизменно связывает Иуду с «темными» силами. На картинах, фресках и гравюрах мужчина то сидит на коленях у Сатаны, то изображен с черным нимбом над головой или же в профиль – так рисовали бесов. Самые знаменитые творения изобразительного искусства принадлежат перу художников Джотто ди Бондоне, Фра Беато Анджелико, ювелира Жана Дюве.

    Персонаж стал героем музыкальных произведений. В нашумевшей рок-опере Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса «Иисус Христос – суперзвезда» нашлось место арии Иуды.

    Поговаривают даже, что этому предателю, как первому революционеру, в конце лета 1918 года Лев Троцкий устанавливал памятник в центре города Свияжск. Впрочем, эта история так и осталась мифом.

    Экранизации

    На заре кинематографа первым примерил образ Иуды американец Фрэнк Гейлор в фильме «Игра страсти Обераммергау». Затем последовала череда экранизаций на тему жизни Христа, в которой ярким пятном стала картина «Царь Царей» (1961) режиссера Николаса Рэя. Роль апостола под номером 12 досталась Рипу Торну.

    Карл Андерсон в роли Иуды

    Критики по достоинству оценили киноинтерпретацию мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда». Канадец Норман Джуисон снял одноименный фильм в форме спектакля, где предателя сыграл Карл Андерсон.

    В Иуду Искариота перевоплощались актеры Ежи Зельник, Иэн Макшейн, Харви Кейтель, Джерард Батлер. Поразительной картиной признан фильм «Страсти Христовы» (2004) в авторстве Мела Гибсона, где Иуду блестяще изобразил Лука Лионелло. Последним на экран в облике Христова предателя вышел Джо Редден – в 2014 году в прокат поступила лента «Сын Божий».

    Игорь Верник в роли Иуды

    В России под гримом Иуды скрывались два актера, и оба – в постановках романа «Мастер и Маргарита». В 1994 году Юрий Кара снял фильм по мотивам произведения Михаила Булгакова, однако он дошел до зрителя только в 2011 году. На роль Иуды режиссер пригласил Игоря Верника.

    Дмитрий Нагиев в роли Иуды

    В 2005 году на телевидении состоялась премьера «Мастера и Маргариты» от Владимира Бортко. В этой ленте зрители наслаждались игрой Дмитрия Нагиева, который убедительно изобразил евангелистского предателя.

    Цитаты

    «Христос – один на все эпохи. Иуд же в каждой – сотни». «Было бы хорошо для всего мира, особенно для детей Божьих, чтобы Иуда оставался одиноким в своем преступлении, чтобы не было больше предателей, кроме него».

    Януш Рось, польский сатирик:

    «Всего лишь один Иуда на двенадцать апостолов? Трудно поверить!»

    Василий Ключевский, историк:

    «Христы редко являются, как кометы, но Иуды не переводятся, как комары».

    Поль Валери, французский поэт:

    «Никогда не судите о человеке по его друзьям. У Иуды они были безупречны».

    Веслав Брудзиньский, польский сатирик:

    «Начинающий Иуда вкладывает в свой поцелуй много искреннего чувства».

    Оскар Уайльд, английский писатель:

    «Сегодня у каждого великого человека есть ученики, а его биографию обычно пишет Иуда».

    День рождения Иуды

    Займусь-ка я непомерным цитированием (ей Богу, тема стоит того, тем более, что напрямую касается и России).
    Ниже привожу адаптацию свежей статьи талантливого человека. Кто его знает, и так узнает, а другим какая разница, главное КАК и О ЧЁМ сказано (по некоторым привходящим причинам, ссылку не дам), главное — к автоству статьи отношения не имею, но готов полностью подписаться. Итак:
    «Есть такое слово «мерзость». На самом деле это очень интересное слово. У него много значений. Одно из них религиозное. В христианской терминологии оно означает греховность. Причём, отнюдь не простую. Мерзость – это вопиющий грех. Грех столь гнусный и противоестественный, что иначе просто не скажешь. У этого понятия есть и широкие толкования (как, к примеру, осквернение святых мест) и узкие (как, к примеру, разнообразные проявления извращений). В общем-то, с моей точки зрения ею можно назвать любое явление или событие, вопиющее в своей отвратности. И уж тем более то, о чём радостный ведущий новостей сообщил мне, когда я сегодня утром включил телевизор.
    Итак, то, о чём так долго мечтала прогрессивная общественность просвещённой Европы, наконец свершилось: в Сербии арестован Радован Караджич. По официальным данным, сегодня он был доставлен в белградскую спецтюрьму, где его будут готовить к экстрадиции в Гаагу, которая, скорее всего, воспоследует завтра.
    Знаете, возвращаясь к религиозной теме, обращу ваше внимание, что самый первый грех человечества на Земле, описанный там – это грех Каина. Во всей теологии он подаётся как самый жуткий и самый непростительный. И, в общем-то, это правильно.
    Если есть среди вас те, кто не знает, какого человека сейчас пытаются скормить евролиберастам и о чём, вообще, идёт речь, я напомню.
    Радован Караджич (Radovan Karadzhich). Родился в 1945 году в Черногории. Жена Лиляна по профессии психотерапевт. У супругов — сын и дочь. Когда ему исполнилось 15 лет, родители переехали в Сараево (Босния). Окончил Сараевский университет. По образованию врач-психиатр. Специалист в области неврозов и депрессий. В молодости состоял в Союзе коммунистов Югославии, откуда вышел, по собственным словам, потому, что понял пагубность политики компартии для сербского народа. В Сербии его так же считают национальным поэтом. В 1992 году было издано два сборника его стихотворений, за которые в последствии ему присуждались премии на фестивалях и конкурсах славянской литературы.
    Однако в 1991-1992 годах его жизнь резко изменилась. И виной тому были события в Боснии и Герцеговине (тогда ещё республике в составе СФРЮ). Тогда уже полыхало в Хорватии и он согласился возглавить правительство боснийских сербов. Причём, принял он это предложение скорее от безысходности, чем от большого желания: кто-то должен был это сделать. А потом началась война… Знаете, как она началась? Я тогда очень внимательно наблюдал за развитием событий и помню всё более чем прекрасно, что бы нам сейчас не пытались вешать на уши западные СМИ и их радостные последователи здесь. А начиналось всё вполне спокойно и, в общем-то, мирно. Всем было уже совершенно понятно, что старой Югославии конец и представители основных национальных общин республики (от сербов – Радован Караджич, от хорватов – Матэ Бобан, от босняков-мусульман – Алия Изедбегович) сели за стол переговоров с целью обсуждения будущего оной республики. Переговоры шли тяжело (лавным образом по вине мусульман, кстати). Но они ШЛИ! И воевать на тот момент никто не собирался. Но тут вдруг происходит нечто: госдепартамент США неожиданно выступил со специальным заявлением, в котором признал правительство мусульман, как правительство всей Боснии и Герцеговины. ЕДИНСТВЕННОЕ. При всём при том, что это самое правительство возглавлял откровенный исламист и маргинал. Вернее, тогда он ещё был маргиналом. Зачем они это сделали? Думайте сами. Но события после этого начали развиваться стремительно.
    Алия Изедбегович просто встал и ушёл с переговоров. А зачем ему было там оставаться, когда теперь можно было не договариваться, а диктовать? Естественно, никто не согласился с такой постановкой вопроса. В Сараево начались демонстрации протеста, погромы… Какое-то время местная полиция с ними справлялась. Но потом произошёл взрыв на сараевском рынке. Потом официальная версия и натовцев и мусульман была в том, что это был миномётный заряд, выпущенный с сербской территории. Однако никаких результатов расследования как не предъявили тогда, так и не предъявляют сейчас. Оно если и было, то было довольно странным, с учётом того, что все независимые эксперты в один голос говорят, что это была не прилетевшая мина, а заложенная бомба. Кого теперь это интересует? На следующий день началась война.
    В чём было изначальное противоречие? В земле. 52% земли в Боснии находилось в частной собственности сербов. Но самих их было 48 или 49 процентов. Это не говорит о том, что не было трений между мусульманами и хорватами: они резали друг друга не менее самозабвенно. Но виноватыми с самого начала решили назначить сербов. Почему так? А вы сами-то как думаете? Во время натовской агрессии в Косово одного отставного европейского генерала спросили: «А стали бы бомбить сербов, если бы они были католиками?». Дядя, как не странно, оказался честным человекам и сказал примерно следующее: «Ваш вопрос заставил меня очень здорово задуматься. Я не знаю… Но, скорее всего, нет». Вот такая занимательная политкорректность.
    На самом деле здесь, как в любой большой политике, было несколько целей и задач:
    — окончательно заглумить нас, уничтожив наших исторических союзников в этом ключевом регионе;
    — сделать реверанс в сторону мусульман, на которых они тогда всерьёз наехали на Ближнем Востоке (типа, разве мы против ислама? НЕТ! Видите, мы же помогаем мусульманам на Балканах!);
    — отыскать образ «плохих парней» (а кто ещё? мусульман нельзя, хорваты – потенциальный союзник… остаются только те, за кого некому заступиться);
    — ну, и в конце концов создать на Балканах мощную зону нестабильности, с целью в дальнейшем там утвердиться (американцы это любят).
    Причём, переговоры шли и во время войны. Поочерёдно их вели посредники Евросоюза и НАТО: Сайрус Вэнс, лорд Оуэн, Торвальд Столтенберг… Причём, те же сербы были готовы на компромисс. Но ничто не увенчалось мирным результатам. Почему? Знаете, я думаю, что просто задача у оных посредничков была несколько иная. «Есть вещи поважнее мира» /Александр Хейг, госсекретарь США/.
    А сербы покориться не захотели. Да и было б странно им сдаваться, помня все прелести мусульманского владычества и то, что в войну (вторую мировую) вытворяли хорватские усташи. Что самое интересное, они, не имея за своей спиной НИКАКОЙ поддержки (козыревское предательство тогда уже произошло) эту войну почти выиграли. Они рассекли силы противника и осадили их укрепрайоны. Но тут вмешалось «международное сообщество». Они придумали для этих укрепрайонов милейшее название: «зоны безопасности». Типа, если злые сербы их возьмут – произойдёт гуманитарная катастрофа. Ну, во-первых, война есть война. Ну, даже если допустить, что они это делали от чистого сердца, то у меня всё равно возникает резонный вопрос: а сколько было создано зон безопасности с СЕРБСКИМ населением? Не знаете? Так я вам отвечу: ни одной. Вот и вся цена их пацифизму.
    Так мало того, эти, с позволения сказать, «миротворческие силы» пару раз поймали на том, что они в своих грузовиках перевозили оружие для мусульман и хорватов. А когда сербы отбили у мусульман господствующие высоты близ Сараева (горы Игман и Белашница, через которые проходила т.н. «тропа Аллаха» — основной путь снабжения мусульман оружием и боеприпасами), то ооновцы и еэсовцы подняли вой о том, что с этих позиций легко бить по мирным кварталам, вынудили сербов с них уйти (под обещание, что на высотах встанут миротворческие силы), а ровно через час после их ухода пустили туда босняков. Причём, совершенно без всяких объяснений. Дошло до того, что натовский командующий, генерал Майкл Роуз, просто отказался дальше участвовать в этом цирке и ушёл в отставку. А вот его приемник Филипп Марийон уже «всё делал правильно».
    Но сербы, тем не менее, всё равно продолжали побеждать. Даже не смотря на то, что красный ублюдок (другого слова я просто не нахожу) Милошевич начал бояться популярности их командиров и в один прекрасный момент просто перестал им помогать. Даже он.
    Они отбили у мусульман несколько зон безопасности: Жепу, Горажде и Сребреницу (о которой речь пойдёт чуть позже). Они расширили «пасавинский коридор», который мусульмане всю войну пытались перерезать), взяли город стратегически важный Брчко и начали готовиться к генеральному наступлению. Всё это было в начале 1995 года.
    Однако победить им не дали. Это была очень хорошо спланированная операция американцев. Я это знаю и я это утверждаю. Проведена она была в четыре руки с хорватским президентом Франьё Туджманом (бывшим эсэсовцем, кстати). Американцы, не мудрствую лукаво, просто оплатили целую армию наёмников (их подбором и непосредственным курированием операции занималась полулегальная организация «Милитари профэшнл»). Да, собственно, это и не особо отрицается: такое шило в мешке не утаишь. Войсковая операция была тщательно спланирована и по сербам был нанесён одновременный удар по всем фронтам: в Хорватии (по сербским республикам Славония и Краина) и в Боснии (где основной удар пришёлся на участке городов Босанско-Грахово и Гламач). Действовали наёмники, хорватская армия и регулярные войска боснийских мусульман и хорватов). Так сербы ещё и продержались, мама не горюй! Но вот направление главного удара они не угадали. А как вы думали? Против их армии крестьян, учителей и младших офицеров, у которых был только боевой дух и сплошное предательство вокруг, играли выпускники академии «Вест-Пойнт».
    Потом был позорный «дейтоновский мир», подписав который Милошевич с удовольствием сдал сербских лидеров гаагскому «трибуналу». За что сам же потом и поплатился.
    Так что же пытаются предъявить Радовану Караджичу? Давайте рассмотрим три основных пункта обвинения.
    1. Развязывание войны в Боснии и Герцеговине.
    Это вообще цирк. Учитывая, что никто из мусульманских и хорватских лидеров так никогда и не привлекался. Интересно, как они это доказывать будут и будут ли вообще.
    2. События, произошедшие в ходе 48-месячной осады Сараево.
    Ну, и что? Вообще-то, шла война. И все её стороны периодически стреляют друг в друга. И когда обстреливают осаждённый город – гражданское население время от времени попадает под обстрел. Плюс ко всему, мне очень хотелось бы узнать, а ответит ли кто-нибудь за этническую чистку сербов, которая произошла там перед тем, как оная осада началась.
    3. Т.н. «бойня» в Сребренице. А вот в этом месте я остановлюсь подробней.
    Итак, президенту Караджичу инкриминируется то, что после взятия мусульманского анклава Сребреница там было вырезано порядка 8 тысяч мусульман мужского пола. Что ж, давайте разберёмся. Прежде всего у «бойни» в Сребренице есть предыстория. В 1992 году этот город (до того наполовину сербский) был захвачен исламской гвардией Алии Изедбеговича (т.н. «зелёными беретами»). После чего всё его сербское население было частично изгнано, а частично вырезано. Далее, никто не считал жителей сербских деревень вокруг Сребреницы, которых эти «моджахежы» вырезали во время своих многочисленных вылазок. Более того, прекрасно вооруженная 28-я мусульманская дивизия под командованием Насера Орича при участии моджахедов из многих стран мира устроила в «зоне безопасности» джихад – было уничтожено около 200 сербских сел. Религиозный аспект происходящего подчеркивает резня в сербском селе Кравица в Рождество 1993 года. Далее, никто не считал, сколько убитых до этого сербов было на совести у засевших в Сребренице. В общем, коллеги, если есть желание, читайте здесь:
    И что, вы считаете, что сербская армия, дорвавшаяся, наконец, до этих уродов, не имела полного права на месть?
    Ну, а что из себя представляет сам этот международный трибунал? Вопрос философский.
    Пример номер раз: командующий той самой 28 армией мусульман генерал Насер Орич, лично ответственный за гибель тысяч людей, гаагским трибуналом ПОЛНОСТЬЮ ОПРАВДАН.
    Пример номер два: хорватский генерал Тихомир Бласкич. Кто из вас смотрел фильм «Спаситель»? Там был момент, как людям массово разбивают головы молотками и бросают в реку. Так вот это реальная ситуация. Именно этот человек командовал хорватами в долине реки Неретва. В районе города Мостар. Резня, которую там устроили хорваты против сербов и тех же мусульман была просто ужасающей. Река Неретва стала красной. И что? Когда этот самый трибунал его тоже оправдал, на Балканах просто смеялись. Потом, правда, одумались и закрыли его лет на шесть или восемь. Отсидел он из них не всё, а вышел, видимо, получив УДО за хорошее поведение.
    Пример номер три: албанский полевой командир Хашим Тачи, который нёс ответственность за торговлю органами пленных сербов. Тоже полностью оправдан. Хотя даже госпожа Дель-Понте в открытую говорила, что он виновен. А теперь он премьер-министр «свободного и демократического Косова». Тут вообще без комментариев.
    И, заметьте, ни разу всерьёз не ставился вопрос о привлечении к суду президента Хорватии Франьё Туджмана, лидеров боснийских хорватов Матэ Бобана и Кришемира Зубака, президента босняков Алии Изедбеговича… Почему так?
    А просто потому, что трибунал этот – не орган судопроизводства. Это орган расправы. И воспринимать его можно только так и никак иначе.
    А так же это фиговый листок, который американцы и евролиберасты создали для юридического оправдания собственного беспредела на Балканах. И мне просто смешно, когда этот, с позволения сказать, «орган» кем-то воспринимается всерьёз.
    Особенно обидно не это. Ведь Караджича арестовали отнюдь не натовцы. Его арестовали свои. Выследили, правда, цэрэушники. Но взяли-то свои же сербы. Иудушки из правительства Тадича. Вообще, вся эта эпопея с его арестом с самого начала выглядела настолько мерзко, что мне это даже и сравнить не с чем. Они даже совершенно официально брали в заложники его сына. Европейцы, цивилизованные… А потом заставили его жену выступить с телеобращением и попросить его сдаться. Весело это, видимо, глумиться над перепуганной старой женщиной. Ну, а теперь, вот, взяли. Правда, за последний час просочились слухи о каких-то спецдоговорённостям, по которым его будут судить не в Гааге, а в Белграде. Но это всё мишура. Главное здесь другое: его предали свои. Причём, предали многократно. И это жутко, господа-товарищи.
    А уж как обрадовались все международные общечеловеки… Знаете, не хочу это всё пересказывать. Тошнит меня от этого международного фестиваля имени Иуды. Хотите – смотрите сами:
    Особенно порадовал «президент Боснии Харис Силайджич». Этот ублюдок был правой рукой Изедбеговича и лично несёт ответственность за гибель десятков тысяч людей. И теперь он заявляет, что «это откроет путь к более тесному сотрудничеству в регионе»!
    Сербам, в общем-то, не привыкать ни к чужому игу, ни к резне, ни к продажным князькам, готовых пойти на любую подлость и любую мерзость ради собственного мелкого гешефта.
    Меня больше всего шокировала НАША реакция.
    Сегодня утром я имел сомнительное счастье посмотреть репортаж об этом по каналу «Вести». Ну, редкостное враньё этого кАНАЛА стало мне очевидно ещё после прошлогодних событий в Ставрополе. Не суть. В этом репортаже они так радовались аресту Караджича, что едва ли не водили счастливые хороводы вокруг ёлочки. Что наводит на неприятные мысли – канальчик-то официальный. И мысли мои грустны: они о том, что предательство было не только в Белграде.
    Что, снова продажей друзей занимаемся, да? Интересно, зачем Вам, уважаемые господа, это понадобилось? Решили сделать «ку!» на Запад? И на что ж вы решили его обменять? Или ни на что: просто чисто чтоб там тусоваться красиво?
    Уроды, моральные.
    В 92-м году Андрюша Козырев решил, что можно пойти на маленький широкий жест и проголосовал за санкции против Югославии. Маааленький такой шажок назад. И куда в итоге мы отступили? Вас что, ничему не учит даже недавняя история? Или вы хотите брать пример с Украины? Да уж! Изумительный предмет для подражания.
    Хотя, к кому я обращаюсь?!!
    Мой очень дальний родственник Варлаам Шаламов как-то раз сказал: «Не могут быть «другие времена», если люди те же» (с). А они, судя по всему, действительно те же, что были при Козыреве.
    И они ещё долго будут с наших русских телеэкранов восторженно орать о «торжестве правосудия». Зачем, спрашивается? Сделали подлость – так не возводите её в добродетель, и не орите, как это круто и правильно, то, что мы не стали сторожем брату своему. Имейте такт хотя бы промолчать. Но нет! Видимо, таким образом они пытаются заглушить «бред растревоженной совести» (с).
    Не тратьте силы – у вас её просто нет.
    22.07.2008 г.
    «

    История Иуды. Как все было на самом деле?

    Со времен Евангельских событий человечество не знает имени более позорного и низкого, чем имя Иуды Искариота. Историю о том, как один из ближайших учеников Христа за тридцать сребреников предал своего Божественного Учителя на распятие, знают сегодня даже люди, ни разу в жизни не читавшие Библию. Но у тех, кто читал Евангельский рассказ о предательстве Иуды, неизбежно возникает ряд вопросов. Поступки Иуды поражают какой-то удивительной внутренней непоследовательностью. Ведь даже в предательстве должна быть определенная логика. А то, что сделал Иуда, настолько противоречиво и бессмысленно, что не укладывается даже в логику предательства. Впрочем, до определенного момента его действия понятны. Задумав предать Христа, Иуда идет к первосвященникам и говорит: что вы дадите мне, если я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать Христа. Случай подвернулся на следующую же ночь. Иуда приводит вооруженный отряд воинов и слуг первосвященников в Гефсиманский сад, где обычно проводили ночь Христос и апостолы. “Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел?”

    И тут возникает вопрос: почему для того чтобы указать на Христа, Иуда избрал такой вызывающе-наглый способ? Ведь обычно предатель стыдится даже просто взглянуть в глаза своей жертве. А здесь он открыто приветствует Христа, ничуть не скрывая своих намерений отдать Его в руки слуг первосвященников. Такое поведение можно было бы объяснить полным безразличием Иуды к судьбе преданного им Христа. Но есть обстоятельство, которое не позволяет так упрощенно трактовать Иудин поцелуй. Потому что узнав об осуждении Христа на смерть, Иуда повесился. Вот как описывает это Евангелист Матфей.

    Иуда. Николай Ге

    “Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.” (Мф 27: 3-5).

    Получается парадокс. Если Иуда ненавидел Иисуса или просто окаменел сердцем и был к Нему равнодушен, то почему он покончил с собой? Ведь только смерть того, без кого жизнь теряет всякий смысл, может толкнуть человека на самоубийство. Выходит, Иуда любил Христа? Но тогда почему он с такой легкостью отдал Иисуса в руки тех, кто приговорил Его к смерти?

    История с платой за предательство только усугубляет недоумение. Евангельский текст недвусмысленно свидетельствует, что Иуда предал своего Учителя за тридцать сребреников. Но если они были целью и причиной предательства Иуды, то почему после исполнения своего замысла он с такой легкостью возвращает эти сребреники назад? А если они не были для Иуды ценностью, то ради чего он пошел на предательство, стоившее жизни ему самому?

    Все эти вопросы возникают оттого, что предательство – это тайна больной души. Предатель вынашивает в сердце свои преступные планы и тщательно скрывает их от окружающих. Иуда никому не открывал своих намерений до самой своей бесславной гибели. И о том, что происходило в его душе, евангелисты, конечно же, не могли знать в точности. Евангелие рассказывает о предательстве очень скупо и это вполне естественно, потому что Евангелие – это история нашего спасения, а не история предательства Иуды. Евангелистам Иуда интересен только в связи с Крестной Жертвой Спасителя, но никак не сам по себе. Поэтому история падения Иуды навсегда останется тайной. Однако это тайна всегда волновала людей. Еще апостолы на Тайной Вечере, когда Господь предупредил, что один из них предаст Его, стали взволновано спрашивать каждый про себя самого: “Не я ли?” И каждый христианин, читая Евангелие, задается этим вопросом: “А я никогда не предавал Христа своими грехами?” К теме предательства обращались и древние христианские толкователи, но особенно часто она стала звучать в творчестве современных богословов и философов. Это неудивительно, потому что время сейчас “очень неверное”, предатели в чести, а верность не в моде.

    Однако, поскольку об Иуде сказано в Евангелии очень немного, то и попытка осмыслить его предательство всегда требует реконструкции недостающих фактов с различной степенью вероятности. Такое толкование, конечно, не может претендовать на окончательность или однозначность, но некоторые сведения об Иуде, данные в Библии, могут пролить свет на его мрачную историю. И один важнейший факт, не зная которого невозможно понять внутренних побуждений Иуды, приводит в своем Евангелии апостол Иоанн.

    Дело в том, что Иуда был – вор.

    …И приобрящу собранная имения…

    Вот что Библия говорит о воровстве Иуды: “Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать его, сказал: для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали” (Ин 12:3-6). В греческом подлиннике Евангелия об этом сказано еще категоричнее, потому что словоупотребление греческого языка позволяет понимать слово, переведенное как “носил”, в значении – крал.

    Иуда был казначеем апостольской общины. В его распоряжении были довольно значительные суммы, так как среди почитателей Иисуса были богатые женщины, исцеленные Им от злых духов и неизлечимых болезней. Все они служили Христу своим имением. Но так как Господь был абсолютно равнодушен к богатству, пожертвованные деньги большей частью раздавались нищим, за исключением небольших расходов на пропитание самого Христа и его учеников. Вел денежные дела апостолов – Иуда. Раздаваемые нищим суммы не были подотчетными, никто не смог бы проверить, раздал ли Иуда деньги, или присвоил часть их себе. Эта неподотчетность, очевидно, в недобрый час и соблазнила сребролюбивого Иуду. Тратить украденные деньги открыто он, конечно же, не мог. Перекладывать их из ящика в свой карман было бы глупо и неудобно. Очевидно у него было какое-то укромное место, где он хранил наворованное богатство. Об этом кладе как о причине предательства Иуды прямо говорится в литургическом предании Церкви. Вот что поет Церковь в Святой и Великий Четверг на Страстной неделе в одной из стихир утреннего Богослужения:

    “Иуда, раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол, от дел явися: последоваше бо Учителю, и на него поучашеся преданию, глаголеша в себе: – предам Того, и приобрящу собранная имения (богатства)…”

    Невозможно выяснить точно, когда он впервые запустил руку в апостольскую казну. Но в том, что Иуда украл оттуда гораздо больше, чем тридцать сребреников, можно не сомневаться. Понятно также, что воспользоваться украденным богатством Иуда мог лишь при одном условии: если апостольская община прекратит свое существование. И он добился своего. После ареста Христа даже самые верные и преданные Ему ученики в страхе разбежались кто куда. И вот тут возникает новый ряд несообразностей. Вместо того, чтобы забрать собранное сокровище, присовокупив к нему плату за предательство, и зажить, наконец, в свое удовольствие, Иуда вдруг кончает жизнь самоубийством.

    Иуда Искариот, бросающий серебреник. Платон Васильевич Васильев. 1858 г.

    Объяснить это можно по-разному. Совершенно очевидно только, что ни тридцать сребреников, ни собранное им ворованное сокровище больше не были для Иуды главной ценностью в жизни. Но что же могло обесценить в глазах вора состояние, которое он планомерно накапливал в течение трех лет? Ответ напрашивается сам собой. Дороже больших денег для вора и сребролюбца только… – очень большие деньги.

    Царский казначей

    Ученики признали в Христе – Мессию. Но так же, как все иудеи, они видели в Мессии земного правителя, который, придя к власти, сделает Израиль самым сильной и богатой страной на земле. Мессия-царь должен был, по их представлениям, подчинить себе все народы мира. И все многочисленные притчи и объяснения Христа о том, что Царство Его – не от мира сего, не смогли переубедить апостолов. До самого Вознесения Его они были уверены, что Господь станет, наконец, земным царем Израиля. Себя же ученики Христа видели ближайшими помощниками и соправителями Мессии и даже спорили о том, кто из них будет главнее в новом правительстве Израильского царства. Сребролюбивый Иуда, конечно, не был тут исключением.

    Если Христос станет царем, то он, Иуда станет царским казначеем, то есть самым влиятельным человеком в Израиле после Мессии. В своих мечтах он уже представлял, как распоряжается не апостольским денежным ящиком, а казной самого богатого государства за всю историю человечества.

    Став вором, Иуда поначалу строил планы предательства Христа с целью приобретения собранных денег, как об этом поет Церковь. Но имя Христа становилось в среде народа Израилева все более славным. После небывалого чуда – воскрешения мертвого Лазаря – даже те иудеи, которые раньше пытались побить Христа камнями, увидели в Нем Мессию. Когда Иисус входил в Иерусалим, жители столицы оказывали Ему царские почести, устилая Его путь своими одеждами. После такого приема предавать будущего царя ради наворованных денег практичному и жадному Иуде стало просто невыгодно. Сребролюбие и воровство дотла выжгли его душу. Даже Мессию-царя он собирался использовать как средство для удовлетворения своей страсти к богатству.

    И вдруг оказалось, что Христос не собирается царствовать. Израильская казна, до которой оставалась лишь пара шагов, вновь становилась для Иуды недосягаемой. Нужно было срочно принимать какое-то решение, чтобы исправить ситуацию. И решение было принято.

    А подсказал его предателю тот, кого Христос называл – “человекоубийцей от начала”. Правда, Иуда не знал тогда, что этот подсказчик в конце концов загонит в петлю и его самого.

    Совет сатаны

    Все толкователи Священного Писания единодушно утверждают, что Иуда предал Спасителя по прямому внушению диавола. Евангельский текст прямо свидетельствует об этом: “Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа Двенадцати, и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им” (Лк 22:3-4).

    В православной аскетике действие диавола на душу человека описывается следующим образом. Злой дух получает доступ к человеку через его страсти (то есть – больные наклонности души). Мысленно он нашептывает, как лучше человеку удовлетворить свое больные желания, и шаг за шагом ведет свою жертву к гибели. Причем, сначала диавол уверяет человека, что грех, дескать, не так уж и велик, а Бог милостив и все простит. Но потом, после совершения греха, злой дух ввергает человека в бездну отчаяния, внушая ему, что грех его – безмерен, а Бог –неумолим. Но что же нашептал сатана Иуде, каким посулом соблазнил его на предательство Христа?

    Самой большой страстью Иуды была любовь к богатству – сребролюбие. А самым заветным желанием, возможно – должность министра финансов в царстве Мессии, где он смог бы воровать такие суммы, которые самым удачливым ворам мира даже не снились. И эта заветная цель была уже совсем близко.

    Но Христос не спешил становиться религиозным и политическим лидером Израиля. Придя в Иерусалим, Он не стал изгонять первосвященников и старейшин, чтобы по праву занять их место. Все планы Иуды рушились.

    В этот момент сатана, очевидно, и подсказал ему мысль, которая толкнула его на предательство. Иуда знал, что первосвященники и фарисеи, боясь Иисуса, дали приказание, что “если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, дабы взять Его”. Иуда также знал, что Христос уклонялся от прямого конфликта с властями.

    И вот, подстрекаемый сатаной, он решает предать Христа, для того чтобы спровоцировать открытое столкновение первосвященников с Мессией. Победа Иисуса в этом конфликте не вызывает у него и капли сомнения. Ведь он видел всю силу Мессии, видел, как по Его повелению воскресают мертвые, как Ему повинуется буря, как злые духи беспрекословно подчиняются Ему… Кто же сможет убить Мессию? Достаточно одного Его слова, и даже несокрушимые железные легионы Рима развеются без следа, как сухие листья!

    Ослепленный жаждой богатства и нашептыванием сатаны, Иуда предает Христа. Но при этом даже мысли не допускает, что Его могут убить. Ведь в Иисусе, победившем первосвященников, была вся его надежда, все упование на будущее.

    Хотел ли Иуда смерти Христа? Нет, потому что это было ему невыгодно. Любил ли Иуда Христа? Нет, Иисус был для него всего лишь средством для того, чтобы сказочно разбогатеть. При таком мотиве предательства становится понятным странный способ, избранный предателем, чтобы ночью в Гефсиманском саду указать стражникам на Христа. Поцелуем Иуда просто засвидетельствовал свое почтение царю, который вот-вот победит своих врагов.

    “…и во Мне не имеет ничего”

    Сатана внушил Иуде, что Христос непременно примет вызов, сметет первосвященников, римских оккупантов и Сам воцарится в Израиле.

    Но он обманул Иуду, как и должен был обмануть отец лжи – несчастного, погрязшего в болоте своих страстей и ослепшего от блеска призрачных сокровищ человека. Мысль о том, что Спаситель откажется от Крестного Подвига, соблазнившись земным царством, действительно – сатанинская. Этой мыслью Диавол искушал Христа в пустыне, перед выходом Его на проповедь Евангелия. Эту же мысль злой дух пытался внушить апостолу Петру, когда тот стал отговаривать Христа от Искупительных страданий, и тут же получил от Него жесткую отповедь: “…Отойди от меня, сатана! Ты Мне соблазн! Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое”. Спаситель хорошо знал, кто пытался говорить с Ним через самого преданного ученика.Также знал он и кому поверил Иуда. Перед самым приходом предателя с отрядом стражников Иисус сказал ученикам: “Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего”. Князем мира сего Христос называл, конечно же, не Иуду, а сатану. Который в очередной раз, теперь через ученика-предателя хотел искусить Спасителя соблазном земного владычества. Но Господь шел Крестным Путем, ради которого и пришел в этот мир. Сатана остался ни с чем, а вместе с ним обанкротился и Иуда.

    Христос действительно поверг наземь пришедших брать его воинов. Но сделал это лишь для того, чтобы дать уйти ученикам, которые тоже могли пострадать. А после дал себя связать, покорно проследовал до места судилища и к утру, с нарушением практически всех норм иудейского законодательства, был осужден на смерть.

    Бесславный конец

    Когда Иуда узнал о смертном приговоре, вынесенном Христу, он понял, что все его планы рухнули. Он стал виновником смерти величайшего праведника, он потерял право именоваться учеником Мессии… Но самой страшной потерей, наверное, было то несбывшееся богатство, которое Иуда уже считал своим. В мечтах он уже распределял финансовые потоки, идущие в казну Мессии со всех концов света. Что, в сравнении с этим богатством, тот жалкий клад, который был накоплен вором и предателем за годы проповеди Христа? И, тем более, тридцать сребреников… Он и взял-то их лишь для того, чтобы не спугнуть первосвященников, чтобы они поверили в искренность его желания отдать им Учителя.

    Картина Гелия Коржева “Иуда”

    Все кончилось для Иуды, все, ради чего он жил, оказалось призраком и ложью, глумливой насмешкой дьявола. И когда в Евангелии мы читаем, что Иуда раскаялся, не нужно обманываться благородным звучанием этого слова.

    Предатель оплакивал не Мессию, безвинно отданного им на смерть. Он оплакивал свою несостоявшуюся должность казначея Мессии, которую, как ему казалось, он сам у себя отнял, предав Христа на смерть. Эту потерю он пережить не смог. А на подлинное покаяние оказался неспособен.

    Закончить печальный рассказ о предательстве Иуды хочется словами свт. Иоанна Златоуста:

    “Заметьте это вы, сребролюбцы, и подумайте, что стало с предателем? Как он и денег лишился, и согрешил, и душу погубил свою? Таково тиранство сребролюбия! Ни серебром не воспользовался, ни жизнию настоящею, ни жизнию будущею, но… удавился.”

    Иуда происходил из селения Искарии. Имя отца его – Ровель. Перед зачатием Иуды мать увидала страшный сон и с криком проснулась. На вопрос мужа она сказала, что видела, что зачнет и родит мужеский пол и будет он разрушителем рода иудейского. Муж же укорил ее за веру во сны. В ту же ночь она зачала (не вняв, следовательно, сему предостережению от Бога) и посем родила сына. Ввиду того, что воспоминаемый сон продолжал устрашать ее, они согласились с мужем выки­нуть ребенка на волю судьбы; сделали ящик и, осмолив его, доложили в него младенца и бросили в озеро Геннисаретское.
    Напротив Искарии находился небольшой остров, на котором зимой пасли овец и жили пастухи; к ним-то и принесло ящик с младенцем; пастухи вынули его из воды, накормили ребенка овечьим молоком и отдали некоей женщине вскормить его; эта женщина назвала ребенка Иудой. Когда он несколько подрос, пастухи взяли его от кормилицы и привели в Искарию, чтобы отдать кому-нибудь в приемыши; тут повстречался с ними отец Иуды, Ровель, и, не ведая, что это его сын, взял его к себе в приемыши. Отец и мать очень полюбили Иуду, который был лицом весьма красив и, скорбя о брошенном в воду сыне, усыновили Иуду.
    После этого родился у них сын, и Иуда стал завидовать ему, опасаясь, как бы не лишиться из-за него наследства, ибо Иуда по природе был зол и сребролюбив. Иуда стал беспрестанно обижать брата своего и бить его, за что родители часто наказывали Иуду, но Иуда все более и более разжигался завистию к брату, увлекаемый страстью сребролюбия и, наконец, воспользовавшись однажды отсутствием родителей, умертвил брата. Схватив камень, он убил брата, а затем, испугавшись последствий, бежал на тот остров, на котором его вскормили, и здесь поступил в услужение в еллинский дом, в котором в конце концов вошел в прелюбодейную связь с женою сына хозяина и, убив его, бежал в Иерусалим.
    В Иерусалиме Иуду приняли во дворец Ирода, где Ирод полюбил его за ловкость и красивую внешность; Иуда стал управителем дворца и покупал все потребное. Родители же его, не зная, что он убил их сына, и, видя, что он без вести пропал, скорбели о нем. Так прошло много времени; наконец произошли в Искарии великие смуты, так что Ровель с матерью Иуды переселились в Иерусалим, и купили себе дом с прекрасным садом, рядом со дворцом Ирода. Тогда-то и убил Иуда отца своего, как будет изложено устами святого ниже, женился на матери своей и родился у них сын. Посем, случайно в беседе с женою, открылось, что они суть кровные – сын с матерью; Иуда, оставив мать, по­шел ко Христу с намерением покаяться, был взят Христом в ученики, сделан казнохранителем и распорядителем, но по сребролюбию своему продолжал похищать деньги и тайно отсылать их матери, якобы ради пропитания ее.
    И познал Иуда беззаконие свое, т.е., что взял в жены мать свою, убив ее мужа, который был отцом ему и, убив отрока, который был брат ему, узнал из слов матери своей, так как раньше о сем не знал; и услыхав, что Иисус учит в окрестностях Иерусалима (сиречь призывает грешников к покаянию), пошел, нашел Его и присоединился к Нему, чтобы следовать за Ним.
    Увидав сего Иуду, Иисус Христос понял, что он – человек доброненавистный, злоумышленный и злообразный, но принял его с великою радостию, дабы уврачевать душу Иуды. И возвел Иуду Христос в распорядители над всеми апостолами, чтобы он распоряжался всем; и приказал апостолам Христос: все потребное для плоти, в чем нуждаетесь, спрашивайте у Иуды.
    Услыхав это повеление Христово, апостолы исполняли его с готовностию, не роптали по поводу того, что творил Иуда, и никогда не жаловались на него Христу, хотя и видели многие его ослушания или бесчиния, ибо всякое слово Христа принимали от Него, с решимостию исполнить его на деле.
    Поэтому и не роптали нисколько на брата своего Иуду. Тогда Иуда был братом апостолов и ученик Христов; Христос умыл ему ноги, как и прочим апостолам; после же предательства сделался он братом диавола, учеником Денницы и стал как один из других диаволом. Тогда он был апостол, ныне же диавол… Это (случилось с ним) потому, что апостолы, исполняя на деле (слова Христовы), сделались столбами райскими, Иуда же, хотя и внимал словам Христовым, но не слушал их с готовностию, безропотно и не имел решимости к делу, т. е., чтобы исполнять их на деле, (слушался) с ропотом и повиновался неохотно. Апостолы держались за слова Христовы, как за столбы непоколебимые, и стали сами столбами райскими; Иуда же держался за слова Христовы, как за столб гнилой, и сам сделался обвалом, т. е. как бы оторвался и отвалился от части Господней и апостолов, низвергшись в преисподнюю ада.
    Не ограничился он тем, что имел власть внешнего распоряжения над всем мирским, говорим: над сокровиществованием, продажей и покупкой, – но возжелал захватить в свое распо­ряжение и внутренний обмен; говорим: желал Иуда возбранить людям приносить Христу веру, миро и божественную славу, т. е. не хотел давать людям чтить Христа, как Бога, славить Его, как Бога, и возливать на Него драгоценное миро, на что люди того времени расходовались, как тратятся и ныне люди, чтобы приносить дары в церковь, говорим: для литургии, которая есть отпечаток Христов; фимиам же (возжигаемый в кадиле и приносимый Господу в богослужении) есть тип (или отпечаток) мира (возлиянного на Господа при жизни); как говорит пророк-царь Давид: «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…». Свеча же, носимая пред священником на выходах, есть тип честного предтечи Крестителя и его учения в пустыне перед пришествием Христовым, как сказано у пророка: «Глас вопиющего в пустыне, исправьте путь Господень…» И опять: «Покайтеся, приблизилось Царствие Небесное…» И опять: «Се Агнец Божий, вземляй грех мира…» И опять: «Я крещу вас водою, но грядет Крепчайший меня, которому я недостоин отрешить ремень от сапог Его, Тот крестит вас Духом Святым и огнем…» (Лк. 3, 4-6 и Ин. 1, 36).
    Это (т. е. эти жертвы Христу как Богу) и хотел воспре­тить Иуда, вознамерившись воспрепятствовать (приношению их, т. е. излиянию мира на Христа) – но сам был возбранен и низвергся с безграничным своим сребролюбием, коварный, которым прельстил его Денница, во ад следующим образом.
    Одна душа принесла Христу миро многоценное; Христос повелел сохранить его на время погребения Его, Сына Человеческого; Иуда же искал продать его, ибо стоимость его была чрезмерна. Христос же сказал: «Да сохранится оно на день погребения Моего…»
    Нечто подобное случилось и в то время, когда Иуда попрал сад отца своего, взяв прекраснейшие, именуемые ароматами, цветы; мать убоялась что-либо сказать ему, так как он был царский человек; Иуда же и не спрашивал у матери (позволения сорвать цветы); но, будучи хищником и властителем, сам смело сорвал благоуханные и драгоценные цветы, вышел вон из дома отца и встретил отца перед дверьми, возвращающегося с работы в дом свой. Отец, увидя в руках Иуды ароматы, спросил: «Зачем сорвал ты эти благоухания?» Иуда же с великою дерзостию отвечал: «Нужны они мне, что спра­шиваешь?» Отец же, когда услыхал такое слово от Иуды, разгневался и сказал: «Тебе нужны, а мне не нужны?» (Потому и) Христос изрек Иуде: «Оставь, оно Мне нужно на время погребения Моего…»
    Иуда же сказал отцу: «Как разговариваешь ты смело со мною, не знаешь разве, что я царский человек?» Отец же сказал ему: «Пусть ты и царский человек, зачем же дерзко говоришь так мне? Что мне тебя бояться? Как смел ты войти в дом мой и взять вещь без спросу», – и попытался отец отнять их из рук Иуды. Иуда же, будучи заносчив и горд, не перенес слов отца своего, не позволил выслушать от него даже малого слова, но тотчас схватил в руки камень и, уда­рив им по голове, убил отца своего, – отцеубийца Иуда!.. С великою надменностью пошел он затем к повелителю своему и показал ему ароматы. И сказал ему повелитель: «Каким образом дали их тебе?» И сказал Иуда: «Я не искал того, чтобы мне их дали, но убил его и взял!» Сказал ему повелитель: «Правда ли, что говоришь?» Говорит Иуда: «Свидетельствуюсь жизнью моею, я убил его, господин мой, ибо поносил он повелительство твое и меня оскорбил». Сказал повелитель: «Сейчас пошлю человека, узнать правда ли, что говоришь, и если это верно, то изгоню я тебя из палат моих и накажу как следует, ибо не ему ты сделал, но мне сделал ты такое бесчестие». Послал повелитель человека, тот нашел его убитым; возвратился посланный и возвестил о случившемся; повелитель, услыхав, что это правда, разгневался и смутился зело. Иуда же, будучи лукав, прибег к защите ходатаев; и пошли вместе с ним (к царю заступаться за него дворцовые люди); повели­тель же, увидав, что возмутились дворцовые люди, смутился, оказал ему снисхождение, пожалел его и, согласно закону, повелел, чтобы он взял себе в жены жену убитого мужа.
    Иуда, как сосуд лукавый зла, принял это, мать же не желала и говорила, что берет другого, а этого не хочет, но повелитель грозно повелел ей, дабы она не смела брать другого, но толь­ко этого. Ввиду такой беды, мать, не желая, приняла его – и взял Иуда мать свою себе в жены…
    Потому и сказал Христос (чтобы напомнить Иуде все это), что пусть останется миро на время погребения Моего… И закипело кипение в сердце кипящего злобою, Христос же, как Сердцеведец, понял замысел Иуды…
    В день тот, по омовении ног апостолам, когда все сотрапезовали и Иуда был при сем, во время трапезы воздохнул Христос и сказал, что из вас двенадцати есть один, который предаст Меня в руки человеков-грешников. И говорили апос­толы между собою: кто есть тот, который предаст Его? Христос же, увидав это волнение среди апостолов, сказал, что протягивающий руку свою передо Мною, – и Иуда тотчас протянул руку свою перед Христом (к солилу).
    Не попустил Христос произойти смуте, как сие свойственно нынешним людям, но дал одну только примету и ничего больше не говорил…
    Тогда предал Он Жертву литургийную, которую мы возносим и ныне… Потом, после трапезы, удалился Иуда от союза апостольского, скажем лучше, от братии своих, стал союзником Денницы и братом диаволу…
    И сказал коварный в своем коварном и нечистом помысле: возьму дары от ищущих Его, попрошу (еще) и, что попрошу, мне дадут… Тотчас пошел он в синагогу еврейскую и великим гласом сказал: что даете мне, – и я предаю вам Его? Евреи тотчас одарили его тридцатью сребрениками. Получив их, Иуда сказал: последуйте за мной. Взяв в руки светильники, палки, ножи, веревки и другие подобные бичи, они последовали за ним…
    Иисус Христос тогда молился, после молитвы пришел к апостолам и сказал: «Бдите и молитесь; не ведаете ни дня, ни часа… ибо Сын Человеческий предается»… Опять пошел на место молитвы Своей и молился на мног час… Снова пошел к апостолам, увидел их спящими и сказал с кротостию: «Восстаньте, бдите и молитесь, ибо не ведаете ни дня, ни часа, ибо Сын Человеческий предается…» Опять пошел к месту молитвы Своей, молился и говорил: «Отче, аще возможно, да мимоидет от Мене чаша сия». Тотчас, при этих словах Его, приспел Иуда со светильниками, от множества огней стало светло, как днем, час же был ночной… И сказал Иуда евреям: «Кого я обниму и облобызаю, того хватайте»… Тогда вошло множество воинов туда, где были собраны вместе апостолы. Иуда, со сребрениками в руке, обнял хищно нечистый Чистого, сказал: «Радуйся, Равви», – коварно приложил сквернейшие свои губы к нескверному Лику и, оказав Ему сию честь пред воинами, предоставил Его им, удалившись сам во тьму сребролюбия (т. е. во мрак со своим сребролюбием, от Света Христа – к диаволу)… И схватили Христа воины; апостолы же, увидав Его схваченным воинами, весьма смутились. Петр схватил одного раба, поверг его вниз, выхватил короткий нож, который имел и, побуждаемый ревностию, урезал рабу ухо. Тогда воскликнул Христос и сказал: «Петре! Петре! Вложи нож в ножны, ибо нож (если) даешь, нож и приемлешь…» И взяли Христа, как разбойника, на судилище, и «поучашася тщетным на Господа и на’Христа Его» (Пс. 22). Тогда поругание окружило Его!.. Красная хламида облекла Его!.. Терновый венец возложили на главу Его, над которою трепетала рука Предтечи!.. Очи Его завязали и биениями били Его!.. Слова проречений требовали от Него!.. И иными непомерными (терзаниями) терзали!..
    Увидев эти страсти Христовы, помраченный сребролюбием Иуда – разомрачился и весьма раскаялся, но не припал к покаянию, говорим: ко Христу – и, горько плача, не оплакал беззаконие свое, подобно Петру, но пошел и поверг сребреники там, где их приял, и сказал: «Зло сотворил я, возьмите ваши сребреники…» Отвечали ему книжники и сказали: «Ты узришь…» И были озабочены, говоря между собою, что не достоит класть их в корвану; озабоченно они вопрошали, что с ними сделать? Наконец, сделали странно-погребальницу, которая обретается и поныне…
    Потом Иуда, бросив там сребреники, удалился в глубокое место и, удаляясь, был озабочен, что такое сделать там (в овраге). Когда, он размышлял об этом, пришел ему (на ум) скверный помысл совершить самоубийство. Внял нечистый нечистому и совершил то дело следующим образом. На месте, где он размышлял, было одно дерево, как нарочно для казни. Тотчас снял Иуда с себя пояс, который был из верблюжьей шерсти, одним концом его затянул свою шею, другим – привязал себя к дереву… ветвь в тот же час наклонилась (т. е. когда он свергся, чтобы повиснуть)…
    Бог не попускал Иуде совершить желаемого, т.е. промыслительно делал так, что первые попытки самоубийства ему не удавались. Бог, как непомнящий зла, возбранял Иуде – не покается ли он, как Манассия, или как разбойник, или как блудница, он же, сей Иуда вертоголовый, оставался таким же, каким был раньше; снова обращался головой своей и расположением, т.е. мыслию и сердцем, ко злу, уклоняясь от милосердия Божия!.. Он Господа предал, Бог же, милосердуя о нем, повелел ветви (на которой он повесился) приклониться, и наклонилась она; но Иуда, по­рабощенный злом, устроил себе место еще выше, взлез на это место, укоротил петлю для своей шеи и бросился с высочайшего места, дабы совершить несовершившееся и завершить тем вся злая своя!.. Бог опять нагнул ветвь, но сей, ненасытный злом, снова завязал петлю, устроив третий этаж высоте своего зла, которым и погубил себя; снова влез на высоту третьего этажа, навязал себе петлю на шею, и сбросил нечистое свое тело с третьей степени высоты, говорим: (тело треоскверненное) убийством отца, прелюбодеянием с материю и убийством брата.
    Бог же не хочет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему. Всевозможным образом действовал Бог, чтобы не повесился (Иуда), ибо Иуда был все же человек. Бог ожидал покаяния Иуды. Но Иуда не освобождал себя из петли, чтобы пойти, припасть к подножию креста и сказать: «Я Тебя распял, прости меня!.. Моя злая мысль вознесла Тебя на крест; благосердствуй обо мне…» Если бы изрек он перед крестом эти три слова, исполнив их и делом (выразив свое покаяние), Христос принял бы его. А каким же исполнить делом? Дело сие: дабы слезил горько, стенал рыдая и жалостно плакал; но Иуда так не поступал (т. е. не хотел повергнуться на землю перед крестом Христовым во спасение свое), но повергался на землю, чтобы повеситься (не взирая на то, что) ветвь приклонялась, а на кресте был предружелюбнейший Христос (о Котором Иуда мог быть несомненно уверен, что Он не отвергнет его покаяния)!.. Как дружелюбствовал Василий Великий Иосифу (которого крестил на смертном своем одре), так дружелюбствовал и Христос Иуде, ожидая от него покаянных слов, но Иуда (вместо того, чтобы сказать эти слова, предпочитал) крепко затянуть петлею горло свое – Искариот!.. Взирает вдаль Христос на обе стороны креста Своего, не увидит ли Иуды… Он, Который жаждет спасения людей, жаждал также Иудиного покаяния и искал его… Великим гласом Христос со стенанием воскликнул: «Жажду». Иудеи поняли, что Он требует воды и со своим иудейским бесстыдством, наложив губу на трость, напоили его желчью и уксусом… Опять воскликнул Он и сказал: «Свершилось»… Скажи теперь, чего ради пришел Иуда ко Христу повидать Его? Ради своей гибели или спасения? Если для спасения, то почему погиб, злосчастный? Потому что не имел твердой веры пренетвердейший (пренепостояннейший). ©


    Отчего один из распятых со Христом разбойников похулил Его.

    Иуда Искариотский, предатель, был некогда в еллинском доме слугою семь месяцев, потом бежал оттуда. Когда же он был в еллинском доме, то, будучи прелюбодеем, прелюбодействовал с женою сына еллина, сын же находился в дальнем путешествии. Возвратившись из путешествия и увидав, что жена его беременна, он ничего не говорил ей и не совокуплялся с нею совокуплением супружеским. Поняла из этого жена, что узнал муж о ее беременности и возвестила о сем Иуде. И сказал ей Иуда: «Разве ты что открыла ему о нашем прелюбодеянии?» Сказала жена: «Не открывала (ничего) и не спрашивал он меня нисколько о сем». Сказал Иуда: «Куда он сейчас пошел?» Сказала прелюбодейца: «Вышел вон озабоченный, и не знаю, куда пошел». Иуда пошел искать его во всем доме – вверху и внизу – и (наконец) видит, что он в раздумьи сидит на верху кровли. Увидав его сидящим на высоте, стал размышлять Иуда, каким бы образом свергнуть его вниз, чтобы никому не сказал он о беззаконии; и обдумав, Иуда нашел способ, как свергнуть его; там был столб, на котором держалась крыша, где сидел муж; Иуда подкопал под основание, привязал к столбу толстую веревку, потянул за веревку всеми силами, и упал столб вместе с террасой и с человеком; муж жены убился жалостным сокрушением, сокрушившим несчастному все члены его. Жена же, увидав, какое дело совершил Иуда, стала много, принуждать его сделаться ее мужем, но Иуда не хотел, боясь, как бы не открылись два зла – убийство и прелюбодеяния с женою, и сказала жена: «Если не возьмешь меня в жены, то знай, что я расскажу о беззаконии твоем, содеянном тобою в доме со мною». Услыхав эти слова, Иуда убоялся и скрытно удалился.
    И родила жена младенца, говорим: семя Иуды; младенец вскормился и стал совершенным мужем. Обремененный злом отца своего, впал, подобно ему, во зло, стал разбойником и вовлек (в разбой) благословенного разбойника. Тот вместе с ним 12 лет вращался в разбойническом деле, потом они были совместно распяты по сторонам креста Христова: один, исповедавший Его, – справа, а другой, хуливший Его, – слева. Говорим: праведницы – одесную, грешницы же – ошуюю. Двенадцать же тех лет означают образ суда на Страшном суде, когда узрятся на Страшном суде 12 апостолов, седящих на 12 престолах, чтобы праведным судом судить на Страшном суде 12 колен Израиля. Говорим: исповедники (будут поставлены) одесную, а хулители ошуюю…
    Видишь ли, как отец посеял зло, сын же зла пожал хулу, жертвопринес бесчестие, за что и сам будет обесчещен на Страшном суде; восхищен он будет огненною рекою; сойдет в ненасытный хулою ад… сказавший: «Если Ты Сын Божий, сойди со креста, спаси Себя и нас…» И все книжники и фарисеи, услыхав от разбойника эти слова, восклицали так вместе с ним, пытаясь низвести Бога вторично на землю… но, вместо этого, сошел тот (хулитель) сам вторым во ад. Говорим: первым сошел Иуда – отец с предательством своим в преисподнюю ада, вторым же сошел сын предателя, началовождь хулы, со огненною хулою своею… Говорим: со огненной рекой сошел во ад, сопровождая, сын – Иуду, отца своего во объятия Денницы. И принял их Денница в объятия свои, как первородных своих… Отец предал Его; сын похулил Его. Отец, повесившись на древе, с непомерным своим лукавством был презрен; сын же, влекомый огненною хулою, был обесчещен! ©

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *