Иван Грозный лик святых

Содержание

Вопрос о канонизации Ивана Грозного

Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование. Добавьте , в противном случае она может быть выставлена на удаление.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (6 августа 2016)
В этой статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Утверждения, не подкреплённые источниками, могут быть поставлены под сомнение и удалены. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.

Изображение Ивана IV с нимбом в Грановитой палате Московского Кремля (палехские мастера, 1882 год на основе барельефа работы Ф. И. Шубина (1774-1775 гг.), хранящегося в Оружейной палате)

Вопрос о канонизации Ивана Грозного — дискуссия о причислении русского царя Ивана IV Васильевича Грозного к лику святых Русской Православной Церкви. Ставился некоторыми националистически и монархически настроенными церковными и околоцерковными кругами, основывающимися, по их словам, на якобы фактах традиционного народного почитания этого царя.

Данная тема нашла отклик в ряде публикаций церковных историков и богословов, например, протодиакона Андрея Кураева, профессора Александра Дворкина, Алексея Беглова, Виталия Питанова, протоиерея Владислава Цыпина, архимандрита Макария (Веретенникова), игумена Дамаскина (Орловского).

Издательским Советом Русской Православной Церкви в 2003 году была выпущена книга «Царь Иван Васильевич: Грозный или святой? Аргументы Церкви против канонизации Ивана Грозного и Григория Распутина»

Вопрос встретил резкий отпор со стороны священноначалия, большинства клириков и мирян. Идея канонизации была официально отвергнута в докладе председателя Синодальной комиссии по канонизации, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Архиерейскому собору РПЦ в октябре 2004 года. В докладе отмечено, что вопрос о канонизации Ивана Грозного, «вопрос не столько веры, религиозного чувства или достоверного исторического знания, сколько вопрос общественно-политической борьбы.»

Движение за канонизацию

Основополагающими для движения за канонизацию Ивана Грозного послужили статьи и труды митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва), изданные главным образом в 1995 году — в особенности же его сочинение «Самодержавие Духа». Митрополит Иоанн был известен как активный монархист, традиционалист, русский националист и антисемит; его идеалом была теократическая самодержавная монархия, а идеал подобного монарха он видел именно в Иване Грозном. При этом все негативные свидетельства о Грозном он отверг, как недостоверные и исходящие, по его мнению, от иностранцев — врагов России (Поссевино, Штадена, Горсея). Таким образом, православный царь в его сочинениях предстал жертвой «глобального четырёхвекового заговора».

После смерти митрополита Иоанна (1995) движение за канонизацию Ивана Грозного возглавил его бывший пресс-секретарь, главный редактор газеты «Русь Православная» Константин Душенов, которому в церковных кругах приписывают соавторство или даже авторство написанных митрополитом Иоанном работ.

Вслед за ним появился ещё ряд церковных историков и публицистов, работавших в том же направлении. 4 октября 2002 года в Москве на Международном форуме славянской письменности и культуры состоялось то, что организаторы назвали «научно-богословской конференцией „Исторические мифы и реальность“», а сочувствующие церковные журналисты — «конференцией ученых и специалистов по анализу фактов жизни и разоблачению клеветы на царя Иоанна Грозного и Григория Распутина». Участники конференции направили письмо Патриарху с просьбой о канонизации этих деятелей, указывая, прежде всего, на факты почитания Ивана Грозного в XVI—XVII вв. и на то, что он «являлся во плоти отцом двух святых» — (местночтимого) царя Фёдора Иоанновича и царевича Дмитрия, и отвергнув все обвинения против Ивана Грозного на том основании, что «историография, особенно светская, посвященная эпохе Царя Иоанна Грозного, полна противоречий и искажений, имеющих не фактологическое, а идеологическое и политическое происхождение». При этом один из участников конференции, Андрей Хвалин, таким образом изложил свою «научную методологию», позволившую ему прийти к столь смелым, с точки зрения традиционной науки, выводам: из источников следует брать то, что «созвучно сердечному исповеданию… Вообще говоря, чем ближе церковный историк ко Христу Спасителю и Христу — Помазаннику Божьему, тем полнее его индивидуальный голос сливается с соборным голосом Церкви».

Доводы сторонников канонизации

Утверждение о личном благочестии и праведности Ивана ГрозногоИзображение отца Ивана Грозного с нимбом: «Святитель Василий и великий князь Василий III»

В заслугу Ивану Грозному ставится то, что перед смертью принял великую схиму с именем Иона.

Доводы об успешной церковной и государственной деятельности в его царствование

В некоторых кругах Иван Грозный и его деятельность, в том числе и Опричнина, оценивается положительно. Приводятся доводы о том, что при нём было возведено более 40 каменных церквей, основано свыше 60 монастырей, прославлено 39 (или 52) русских святых, были изданы Степенная книга, Лицевой летописный свод, Судебник, Стоглав, Четьи-Минеи, Домострой, было построено 155 крепостей и 300 новых городов, основано около 300 почтовых станций, были созваны Церковные Соборы: в 1547 и 1549 (см. Макарьевские соборы), 1551 (см. Стоглавый собор), 1553, 1562, 1580 годах.

Утверждения о канонизации Ивана Грозного как местночтимого святого Московской епархииФрески Архангельского собора Московского кремля изображают всех погребенных в нём до 1508 года великих князей с нимбами, а все надгробные эпитафии — от Ивана Калиты до царевича Александра Петровича — содержат титул «благоверный».

В книге митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанн (Снычёв) то, что он считает фактами почитания царя русским народом до революции 1917 года: «Как первый Помазанник Божий на русском престоле Иоанн IV, без сомнения, так же почитался в народе после своей кончины, как местночтимый святой благоверный царь».

Святцы Коряжемского монастыря

Одним из доводов сторонников канонизации были опубликованные в 2002 году газетой «Русский Вестник» «Святцы Коряжемского монастыря» (1624 год), в которых на обороте 205-го листа под датой 10 июня находится запись: «В той же день обретение святаго телеси великомученика Царя Ивана». Церковный историк, профессор Евгений Голубинский в своём труде «История канонизации святых в Русской Церкви» (1903 год) признавал, что речь идёт о мощах именно Царя Иоанна Грозного, но отмечал, что он входит в «список усопших, на самом деле не почитаемых, но имена которых внесены в каталоги святых», понимая под каталогом частный список из Коряжемских святцев, отмечая что они не отличаются большой достоверностью. При этом в составленной в конце XVII века «Книге, глаголемой о русских святых» среди общерусских или местночтимых святых имя Ивана Грозного не упоминается, хотя составленный в начале XX века «Полный месяцеслов Востока» архиепископа Сергия (Спасского) практически дословно повторяет текст Коряжемских святцев.

Изображение Ивана Грозного с нимбом

Там же в книге «Самодержавие духа» сказано: «Это почитание и отражают нимбы на нескольких известных ныне изображениях Государя».

Противники канонизации указывают, что наличие нимба вовсе необязательно свидетельствует о почитании «нимбоносца» как святого Церкви и отображает византийскую традицию отмечать таким способом царствующую особу. Так на фресках Архангельского собора Московского Кремля имеются изображения всех погребённых в нём до 1508 года великих князей с нимбами, а надгробные эпитафии имеют эпитет «благоверный», который был частью официального титула. Первым изображением русского правителя с нимбом, как указывает Т. Е. Самойлова, является портрет Дмитрия Внука на пелене Елены Волошанки (1498 год). Надгробный образ из Архангельского собора «Святитель Василий и великий князь Василий III» (3-я четверть XVI века), где московский князь изображён с нимбом, по мнению искусствоведов, другой ранний пример изображения несвятого русского князя с нимбом. Его «можно отнести к нововведениям в русской иконографии, к редким примерам заимствования византийских императорских традиций в их канонической и богословской полноте и репрезентативности»

Упоминание о панихидах по Ивану Грозному у гробницы Ивана Грозного как о свидетельстве религиозного почитания

В книге «Самодержавие духа» далее указывается: «До 1917 года на гробницу Иоанна Васильевича в Московском Кремле приходили простые русские люди просить царя о заступничестве в суде, как небесного предстоятеля перед Праведным Судьей». Это утверждения является отсылкой к труду протоиерея Николая Извекова «Московский придворный Архангельский Собор» (1916 год), где сообщается: «У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников».

Утверждение о подготовке к канонизации Ивана Грозного на Поместном соборе 1917—1918 годов

Публицист Леонид Болотин утверждает, ссылаясь на писателя А. Н. Стрижева, что последний во время работы в отделе рукописей ГБЛ с документами фондов Святейшего Правительствующего Синода десятых годов XX века — до Собора 1917—1918 годов, якобы обнаружил там список подвижников благочестия, к канонизации которых готовился Синод. Там были и Блаженная Ксения Петербургская, и Святитель Игнатий Брянчанинов, и Святитель Феофан Затворник, и Святитель Филарет Московский, и Праведный Иоанн Кронштадтский, и царь Иоанн Васильевич Грозный (всего более 25 имён). Однако независимых подтверждений присутствия Грозного в списке не существует, равно как и наличия самого списка — в действительности, Синодальный фонд хранится в РГИА в Санкт-Петербурге.

Московские князья Иван Калита (в постриге Анания) и Симеон Гордый (в постриге Созонт) — также стали монахами перед смертью. Фреска в Архангельском соборе Утверждение о почитании Ивана Грозного Николаем Гурьяновым

В качестве ещё одного довода сторонниками канонизации приводился факт почитания Иоанна Грозного уважаемым в народе старцем Николаем Гурьяновым (1909—2002), которого Святейший Патриарх назвал «столпом русского старчества».

Реакция церковного руководства

В ходе встречи с представителями ряда российских радиостанций в канун Нового 2000 года, патриарх Алексий II категорически осудил идеи канонизации Ивана Грозного, особо указав на вину Грозного перед церковью (Среди святых русской церкви, пострадавших от него, значатся: митрополит московский Филипп, игумен Псково-Печерского монастыря Корнилий, казанский архиепископ Герман, новгородский архиепископ Пимен, Ефросинья Старицкая):

Возможно ли в одно и то же время молитвенно прославлять и мучеников, и их жестоких гонителей? Ибо канонизация царя Иоанна Грозного фактически поставила бы под сомнение исповеднический подвиг святителя Филиппа и священномученика Корнилия Псково-Печерского, который, по свидетельству летописи, «от тленного сего жития земным царем был предпослан к Небесному Царю в вечное жилище».

Против канонизации выступил в 2003 году глава Украинской православной церкви митрополит Владимир (Сабодан):

Те, кто выступает за канонизацию Ивана Грозного и Григория Распутина, руководствуются явно нецерковными и псевдодуховными соображениями. Это таит большую опасность внести в церковную среду соблазн, посеять недоверие, сомнение, дискредитировать идею святости и стать причиной раскола. Эта идея носит провокационный характер. Какие бы аргументы ни приводили сторонники канонизации, они не могут быть достаточными, потому что не было и нет общенародного почитания этих лиц. А публикация в прессе на эту тему — это своего рода реклама, обработка общественного мнения, это искусственное превозношение неподтверждённых их добродетелей. Поэтому считаю своей обязанностью предостеречь наших верующих от соблазна, который сеется радетелями канонизации, советую быть мудрыми и рассудительными в подходе к этому вопросу.

В крайне резких выражениях эта идея была отвергнута в докладе председателя Синодальной комиссии по канонизации, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Архиерейскому собору РПЦ (октябрь 2004). В докладе отмечено, что вопрос о канонизации Ивана Грозного, «вопрос не столько веры, религиозного чувства или достоверного исторического знания, сколько вопрос общественно-политической борьбы.» А имя Ивана Грозного «используются в этой борьбе как знамя, как символ политической нетерпимости и особой «народной религиозности», которая противопоставляется «официальной религиозности» священства… В лице первого Царя и «друга» последнего Самодержца пытаются прославить не христиан, стяжавших Духа Святого, а принцип неограниченной, в том числе — морально и религиозно, политической власти, которая и является для организаторов кампании высшей духовной ценностью.» Митрополит Ювеналий отметил, что данную кампанию проводят «псевдоцерковные журналисты и публицисты, возглавляемые К.Душеновым и обосновывающие свои „открытия“ авторитетом покойного Митрополита Иоанна (Снычёва), никогда не являвшегося специалистом в области русской истории XVI века».

В докладе был сделан историографический обзор и особо отмечено, что негативная оценка Грозного едва ли не всеми крупными историками; апологетические же труды про Грозного, отмеченные в советские времена, по словам доклада, писались по личному указанию Иосифа Виссарионовича Сталина. «В современной научной литературе отсутствуют какие-либо попытки апологии Ивана Грозного и его политики. Ряд исследователей объясняют трагические стороны правления Ивана Грозного душевной болезнью царя — паранойей, манией преследования, комплексом неполноценности и т. п., не отвергая при этом психическую вменяемость Ивана Грозного» — отмечалось далее. Фактически, митрополит Ювеналий солидаризовался с процитированным им мнением, что требование канонизации Грозного — «ни с чем не сообразное, безграмотное и с исторической, и с богословской точки зрения». Сочинения сторонников канонизации он прямо назвал «измышлениями», отметив, что они произвольно обращаются с источниками: вырывают их из контекста, отвергают или замалчивают неугодные и пр. Далее с иронией отмечается, что «сторонники канонизации Ивана Грозного, часто не понимающие разницы между православным церковным вероучением, основывающимся на Божественном Откровении, и государственно-политической тоталитарной идеологией, произрастающей из человеческого мифотворчества, навязывают русскому церковному народу миф о святом Царе, ставшем жертвой невиданного в мировой истории четырёхвекового „клеветнического заговора“, причём участниками этого „заговора“ оказываются русские летописцы и агиографы, включая Святителя Димитирия Ростовского, и также крупнейшие национальные историки, а его „разоблачителями“ — „немногочисленные, выполнявшие социальный заказ ВКП(б) сталинские историки“. Наконец, отмечалось, что сторонникам канонизации не удалось найти ни каких-либо фактов, неизвестных современной науке и опровергающих сложившееся мнение, ни достоверных свидетельств его почитания в русском церковном народе.

Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин) в марте 2006 году в ходе собрания монашествующих в Алексиево-Акатовом монастыре Воронежа отметил:

Канонизация Григория Распутина и Ивана Грозного, чин соборного всенародного покаяния в грехе цареубийства — все эти проблемы искусственно навязаны Церкви людьми, которые стремятся добиться её раскола. Вместо того чтобы показывать красоту Православия и прививать нравственный образ жизни людям, их начинают сбивать с толку.

Мнения богословов и церковных историков

Далеко не сразу отреагировали круги церковной интеллигенции. Но в целом их мнение было однозначным в данном вопросе.

Медиевист архимандрит Макарий (Веретенников) — в своей статье „Осторожно, сектантство“ — характеризует призывы к канонизации Ивана Грозного как попытки дестабилизировать внутрицерковную атмосферу:

Бесспорно, необходимо историческое исследование личности Ивана Грозного, его заслуг и т. д. Но те, кто выступают за его канонизацию, исходят при этом отнюдь не из его особого церковного благочестия. Речь идёт как бы о канонизации монархии. <…> Известна точка зрения нашей Церкви по этому вопросу, но она не волнует „ревнителей“. Она не волнует их, поскольку сегодня личность Ивана Грозного переживает необычайное мифологическое переосмысление. Причем это не стихийный, а вполне организованный процесс. <…>

Какие при этом создаются мифы? Первое: оказывается, Иван Васильевич уже канонизирован! Я поначалу не мог понять — как же так, откуда это идёт? На самом деле это активно муссируется в соответствующей прессе и распространяется. Например, не успела пройти передача по радио „Радонеж“, как уже выходит аудиокассета в типографской обложке, а на ней — и икона, и чудеса. <…>

Все усилия по „канонизации царя“ Ивана Васильевича смущают простых верующих. И мы видим, что эта ситуация нагнетается с помощью некоторых средств массовой информации.

Протоиерей Владислав Цыпин кампанию по канонизации назвал антицерковной провокацией:

Мысль о канонизации царя Ивана Грозного, насколько мне известно, никогда в прошлом всерьёз никем не высказывалась. Эта идея — явление последних лет. Для историков эпоха Ивана Грозного и его место в истории России — это область исследований и полемики, но до последнего времени спор шёл об оценке Ивана Грозного исключительно как исторического деятеля. А вот что он, оказывается, ещё и один из угодников Божиих — такая экстравагантная мысль принадлежит уже нашему времени, и это симптом болезненного состояния религиозного сознания части нашего народа. <…> Для одних это действительно сознательная антицерковная провокация, направленная на то, чтобы по возможности затруднить церковное делание, создать ранее не существовавшие проблемы, обострить уже имеющиеся. Другие из тех, кто ведёт эту кампанию, считают, что Церковь должна быть служанкой в делах политических, что её нужно использовать в своих целях. Вероятно, этим людям представляется, что если бы они привлекли Церковь на свою сторону, она была бы им мощной поддержкой. Но есть ещё и множество людей исторически и богословски наивных. Они легко верят всему, что написано. И мы более всего должны быть обеспокоены тем, что в сознание этих людей вносится смущение.

Александр Дворкин указывает на формирование внутрицерковного сектантства:

Опровергать все эти мифологемы невозможно, потому что возникают все новые и новые. Причина их появления — крайне низкая духовная культура людей, присоединяющихся к Церкви, массовый приток неофитов — совершенно неподготовленных, готовых слепо воспринимать любые высказывания всех, кто на шаг старше их в церковности. Плюс советская привычка диссидентства, привычка жить с кукишем в кармане. Привычка жить двойной жизнью: с одной стороны, ходить на партсобрания, а с другой — рассказывать политические анекдоты. Вот с этим расколотым сознанием приходят люди в Церковь, и эти схемы советской жизни они переносят на церковную реальность. Поэтому и священноначалие они воспринимают так же, как когда-то воспринимали советское правительство. Да, внешне его можно почитать — в то же время публикуя газетные статьи, написанные эзоповым языком и полные каких-то намеков, понося и ругая священноначалие, тем более, что за это можно не опасаться наказания. Другая основа этого сектантства — ностальгия по сильной руке. Сейчас, дескать, все разваливается, а как хорошо было при Сталине или при Иване Грозном, когда все трепетали, а врагов ждала неотвратимая кара.» «Итак, с одной стороны, есть ностальгия по сильной руке, а с другой — религиозная истерика и кликушество. Отсюда гремучая смесь, которая ложится в основу псевдоправославных, а на самом деле оккультизированных сект.

Диакон Андрей Кураев — видит в данном явлении привычку диссидентствовать, выработанную за долгие годы тоталитарного прошлого:

Интеллигенту трудно быть вместе с властью. Для него неестественно власть поддерживать. Он себя очень уютно чувствует в диссидентском подполье, особенно если оно более или менее безопасное: ты им фигу показал и спрятался, а на самом деле тебя никто и не преследует. То есть психологически я понимаю, почему эти люди там, но все-таки надо хоть чуть-чуть церковно взрослеть и церковно меняться. <…> Казалось бы, так хорошо сказать: да, они все хорошие люди были, замечательные, святые, и так хочется, чтобы ещё одним молитвенным заступником было больше, — и все-таки это желание надо сверять с голосом церковного предания. <…> Взять того же царя Ивана Грозного и его отношение к святителю Филиппу. Ведь помимо разнообразных исторических документов существует литургическое предание Церкви. Литургическое предание выразило себя в службе святителю Филиппу Московскому, в частности в июньской службе, где в каноне на утрене содержится вполне ясная характеристика того человека, чье вмешательство в судьбу святителя Филиппа было столь трагическим. Этот человек не называется по имени, но ведь понятно, о ком идет речь и кто там называется «новым фараоном» и «новым Иродом»».

По словам игумена Дамаскина (Орловского) «ныне же множество людей воспринимают Церковь относительно этого вопроса как инструмент для достижения тех или иных политических целей». Отсюда, по его словам священнослужителя, рождается пожелание канонизировать Ивана Грозного или Григория Распутина. «Однако в тех случаях, когда канонизация имеет нецерковные цели, она становится средством разрушения Церкви».

Священник Георгий Максимов, комментируя установку двух памятников Ивану Грозному в 2016 году, написал:

на самом деле Чикатило далеко до некоторых «художеств» Ивана Грозного. Почитатели последнего любят говорить, что, мол, это все клевета, оболгали злые западники «Помазанника Божия». Правда, почему-то эти же самые источники не «лгали» таким образом ни на отца, ни на сына Ивана IV, ни на кого-либо из его предшественников или преемников. На самом деле в этой «защите» есть изрядное лукавство, поскольку если действительно считать все рассказы о зверствах Ивана Грозного клеветой, то без них он потерял бы всякую привлекательность и притягательность для современных любителей «сильной руки». Как Иван III, например, который сделал не меньше, а то и больше для будущего Руси, однако никто не бегает с его иконами и не требует канонизации. Даже не вспоминает никто.

Тем-то и цепляет Грозный своих нынешних почитателей — пытками, массовыми казнями над «врагами страны», от рассказов о которых стынет кровь в жилах. Вот, мол, какие у нас цари! Вот как у нас порядок наводят! Трепещите, враги внешние и внутренние! <…>

меня печалят те православные почитатели Грозного, которые все знают о нём — и оправдывают. <…> Когда я слышу от наших православных: ну, подумаешь, что оболгал, сместил и убил святого предстоятеля Русской Церкви, зато границы страны расширил! Подумаешь, что массово пытал и убивал, в том числе и младенцев, зато подавил «пятую колонну» внутри страны! Подумаешь, что шесть раз женат был, зато стихиры писал! — когда я такое слышу, то вижу в этом крайне болезненное и опасное извращение Православия.

Примечания

  1. Иоанн IV Васильевич // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2010. — Т. XXIII. — С. 628-648. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-042-4.
  2. Аркадий Блюмбаум (филолог, философ) . Умер митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн Архивная копия от 22 декабря 2010 на Wayback Machine // Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. VI. СПб, Сеанс, 2004.
  3. Костантин Костюк (философ, социолог, богослов Три портрета//»Континент», 2002, № 113
  4. Владимир Федоров, протоиерей РПЦ, директор Православного института миссиологии и экуменизма (Санкт-Петербург)»Ультра православные» Архивная копия от 16 августа 2008 на Wayback Machine // «Новая газета», 27 апреля 2006
  5. Времени в обрез. Алла Боссарт. // «Новая газета», 27 октября 2005 (перепечатка на православном сайте о. Якова Кротова)
  6. КОНФЕРЕНЦИЯ УЧЕНЫХ И СПЕЦИАЛИСТОВ ПО АНАЛИЗУ ФАКТОВ ЖИЗНИ И РАЗОБЛАЧЕНИЮ КЛЕВЕТЫ НА ЦАРЯ ИОАННА ГРОЗНОГО И ГРИГОРИЯ РАСПУТИНА Архивная копия от 13 октября 2008 на Wayback Machine
  7. Обращение участников конференции «Исторические мифы и реальность» Архивная копия от 13 октября 2008 на Wayback Machine
  8. Александр Шмелев. Канонизация Григория Распутина и учение о русской теократии
  9. Собрание государственных грамот и договоров. Ч.1. М. 1813. № 202.
  10. Дмитриевский А. Архиепископ Елассонский и мемуары его из Русской истории. Киев. 1899. С.76.
  11. ПСРЛ. Т. 14. СПб, 1910. С. 2.
  12. ПСРЛ. Т. 29. М. 1965. С. 219.
  13. 1 2 Н. Парфеньев. Наш ответ Чемберлену \\ «Русский Вестник», 2005 год
  14. Православно-патриотический альманах «Царьград». 2003. Выпуск № 1, С. 47
  15. 1 2 3 Митрополит Иоанн Снычев. Самодержавие духа. Москва, 1995 год, стр. 162.
  16. Историческое свидетельство. Русский Вестник, 2002, № 45-46, стр.11
  17. Голубинский Е. История канонизации Святых в Русской Церкви. М. 1903. С. 358.
  18. Голубинский Е. Е. «История канонизации святых русской церкви». М. 1903. С. 345
  19. Приложение N4 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Синодальной комиссии по канонизации святых
  20. Полный Месяцеслов Востока. Т. 1. Восточная агиология. Арх. Сергий (Спасский). Владимир. 1901. С. 357
  21. В. Манягин. Вождь воинствующей Церкви. Из-во Сербский Крест. М. 2003. С.4-19.
  22. Шарль Диль История Византийской империи Архивная копия от 12 мая 2008 на Wayback Machine
  23. «О Царе Иоанне Грозном» (Приложение к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых
  24. Самойлова Т. Е. «Новооткрытый» портрет Василия III и идеи святости государева рода // Искусствознание. М., 1999. Вып. 1. С. 39-58
  25. Александр Горматюк. Царский лик. Надгробная икона Великого князя Василия III. Москва, 2003. С.21
  26. Леонид Болотин. Что есть дьякон «всея Руси» против Царственного игумена Земли Русской? — Москва, 19-20 декабря 2002 года по Р. Х. Интернет-агентство «Русская линия»
  27. Т. Гроян. Старец Николай — царский архиерей. Стр. 89-91.
  28. Светлой памяти Талабского (Залитского) старца протоиерея Николая Гурьянова (1910—2002). Журнал «Церковный вестник», 2002. Архивная копия от 27 мая 2008 на Wayback Machine
  29. СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ ОТВЕРГ ВОЗМОЖНОСТЬ КАНОНИЗАЦИИ ИВАНА ГРОЗНОГО И ГРИГОРИЯ РАСПУТИНА Архивная копия от 30 апреля 2010 на Wayback Machine
  30. Патриарх Алексий II выступает против канонизации Ивана Грозного и Распутина и не верит в очередную «спасшуюся Анастасию»
  31. Митрополит Владимир (Сабодан): «Идея канонизации Ивана Грозного и Г. Распутина носит провокационный характер // журнал «Киевская Русь»
  32. К ВОПРОСУ О КАНОНИЗАЦИИ ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО И Г. Е. РАСПУТИНА.
  33. Митрополит Сергий: постановка вопроса о канонизации Иоанна Грозного и Григория Распутина недопустима / Новости / Патриархия.ru
  34. Архимандрит Макарий (Веретенников) Осторожно — сектантство! (недоступная ссылка). Дата обращения 15 апреля 2019. Архивировано 29 мая 2016 года.
  35. Протоиерей Владислав Цыпин: Идея этой канонизации — провокационная Архивная копия от 7 марта 2016 на Wayback Machine
  36. Александр Дворкин: Царь Иван Грозный и современное сектантство (недоступная ссылка)
  37. Диакон Андрей Кураев: Новые «ревнители» и их привычка бунтовать Архивная копия от 29 марта 2009 на Wayback Machine
  38. Игумен Дамаскин (Орловский) заявляет о недопустимости причисления к лику святых в политических целях / Новости / Патриархия.ru
  39. Про почитателей Ивана Грозного: yurij_maximov

Ссылки

  • Протоиерей Олег Митров. Почему не будет прославлен царь Иван Грозный (недоступная ссылка). Синодальная комиссия по канонизации святых. Дата обращения 16 октября 2016. Архивировано 19 октября 2016 года.
  • Иоанн Снычев. Ложь и правда об Иоанне Грозном
  • Иоанн Снычев. Правда о великом царе
  • Труды митрополита Иоанна
  • Митрополит Иоанн. Самодержавие духа
  • Е. А. Газов. О ситуации вокруг канонизации Иоанна Грозного
  • Леонид Болотин. Новое о «требованиях» канонизации Царя Иоанна Грозного
  • Святой и благочестивый ли царь Иоанн Васильевич Грозный?

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Игнат_Ершов Иван Грозный уже был канонизирован.

Задолбало слушать об ужастном детоубивце Иване Грозном…
Ну солько можно морочить голову и детям в школах?
Опубликовано на сайте Издательского Дома «Аргументы и факты»
http://www.aif.ru
АиФ в Белоруссии, выпуск 37 (225) от 15 сентября 2004 г.
http://www.aif.ru/online/belorus/225/bel08_01?print
Грозный — не ужасный?
Иван Грозный остается одной из самых противоречивых фигур русской истории. Последняя вспышка интереса к первому русскому царю (до него, говоря современным языком, руководители русского государства были в княжеском статусе) была несколько лет назад, когда перед Русской православной церковью встал вопрос: стоит ли канонизировать Ивана IV?
ТЕМ, КТО знаком с этим историческим персонажем лишь по учебникам истории и картине И.Репина «Иван Грозный и сын его Иван», такая идея покажется кощунственной: как можно причислять к лику святых тирана?! Другого мнения придерживаются некоторые историки, среди них выделяется авторитетная в религиозных кругах фигура ныне покойного доктора церковной истории митрополита Иоанна (Снычева), автора книги «Самодержавие Духа». В ней анализируются первоисточники, касающиеся жизни Ивана Грозного, акцентируется внимание на личностях авторов этих эти документов. По версии митрополита, все историки, начиная с Карамзина, пользовались для оценки первого русского царя работами людей, которые в свое время были его идейными врагами. Например, иезуита Антония Поссевина, немца Генриха Штадена, англичанина Джерома Горсея, русского князя Андрея Курбского. Все эти люди по тем или иным причинам были заинтересованы очернить Ивана Грозного.
Этой же версии придерживается и посетивший редакцию «АиФ в Белоруссии» человек, изучающий этот вопрос с присущей его профессии скрупулезностью, — кандидат юридических наук, член Минской областной коллегии адвокатов Валерий ЕРЧАК:
— В 2002 году я попал в архивы Кремля. В 20-м фонде есть «Материалы вскрытия гробницы Ивана Грозного, сыновей Ивана Грозного — царя Федора и царевича Ивана и Скопина-Шуйского, князя и воеводы». Гробницы вскрывали 22 апреля 1963 года. В научном задании написано: доказать или опровергнуть версию картины И.Е.Репина. К исследованиям был подключен Государственный НИИ судебной медицины, работало около 30 ученых. И версия убийства Иваном Грозным своего сына не подтвердилась. Следы крови — а они в таких захоронениях сохраняются тысячелетиями — обнаружены не были. Не было также зафиксировано пролома черепа.
Начали изучать — оказалось, что царевич отравлен. Летописи действительно говорят, что еще в молодом возрасте он болел. И затем, спустя годы, скончался от отравления ртутью — «модным» в то время ядом. Концентрация ртути в его организме была в 5 раз выше нормы. А вот Шуйский и Федор не были отравлены, хотя лежат в том же могильнике. Материалы исследования не афишировались. Я был по формуляру пятым человеком, кто держал в руках этот документ.
— Почему документы вскрытия могилы царя были «замолчены»?
— Это было задание Хрущева. Это время, когда развенчивался культ личности Сталина. Нужно было подтверждение порочности Сталина — потому что Иван Грозный был любимым историческим персонажем советского вождя.
— Почему, по-вашему, была общепризнана именно версия буйного припадка, в котором царь убил своего сына?
— Только чтобы опорочить Ивана Грозного. И такой порочащей информации о нем гуляет очень много. Например, в некоторых западных источниках указывается, что «Тиран Васильич» на Пасху отправлял на виселицы своих подданных. А академик Веселовский выяснил, что на Пасху устанавливались не виселицы, а качели… Но даже советские ученые, которых нельзя было заподозрить в симпатиях к монархии, вынуждены были признать, что за правление Ивана Грозного было казнено около 3,7 тысячи человек. Включая уголовных преступников, врагов, предателей. За 50 лет правления!
А что было в это время в Западной Европе? Англия, Генрих VIII, современник Ивана Грозного. За 14 лет правления Генриха зафиксировано 79 тысяч казней! В 1533 году он ввел смертную казнь в виде сваривания в котле. Или другой пример: все население Нидерландов было приговорено к смерти за исключением… — и перечислялись отдельные лица, которых не следовало убивать. В Европе того времени были даже такие приговоры! И говорить на этом фоне, что Иван Грозный — людоед…
— Что еще вам удалось выяснить в ходе исследований?
— Я обнаружил, что Грозный был канонизирован. Он был святым. Значит, остается таковым и сейчас. Самый знаменитый историк древней церкви — Евгений Голубинский в начале прошлого века издал «Историю канонизации святых в Русской Церкви». Он исследует древние святцы. В книге есть «Список усопших, на самом деле не почитаемых сейчас (1903 г., первое издание. — В.Ч.), но имена которых внесены в каталоги святых». 358-я страница: «Иван, царь: обретенье телеси царя Ивана — 10 июня». Под царем Иваном, конечно же, здесь поразумевается Грозный, умерший 18 марта 1584 года. Не совсем ожиданно, что Грозный внесен в каталог святых». Действительно, не «совсем ожиданно» — но он там есть! Причем эти записи перекочевали сюда из рукописных святцев Корежемского монастыря (располагался в Поволжье) 1621 и 1624 годов. То есть тогда — через несколько лет после смерти царя — считалось, что он умер насильственной смертью.
Кстати, у Иван Грозного, можно сказать, белорусские корни: его дед Василий Глинский был наместником Великого князя литовского в Слониме и брестским старостой. И есть версия, что «водораздел» между светлым и темным Иваном Грозным лежит по Беларуси. В 1563 год Грозный совершил военный поход в Полоцк. После того как он завладел городом, предложил всем иноверцам принять православие. 300 человек наотрез отказались. Тогда он поставил их на лед — по разным источникам, либо Двины, либо одного из озер, — и по берегам обрубили льдину: мол, пусть Бог сам решит их судьбу. Льдина не выдержала, и они пошли ко дну…
— Имя «Грозный» присвоили ему после этого?
— Нет, раньше. Он родился в четверг.Это, кстати, был по языческим поверьям «громов день». Гремел гром от Новгорода до Урала. Летописи указывают, что «земля тряслась, как не было от ее сотворения». Иван Васильевич также очень почитал Архистратига Михаила — библейского победителя детей дьявола в небесной войне.В то время его называли Ангелом Грозным. Царь был очень набожным человеком, даже сам написал канон Ангелу Грозному, пел его на клиросе. И за ним закрепилось — Грозный.Стал Грозным по своему духовному устремлению, грозным — для врагов Божьих.А западные историки переводили «Грозный» как terrible — «ужасный».Даже рисовали его страшным.Между тем,на прижизненных изображениях у него вполне благодатный лик.В Грановитой палате Кремля он изображен с нимбом святого благоверного царя.
Книга Фроянова о скрытии фактов из русской истории
О той тайной войне ,что с конца 15 века велась против Руси, многие не подозревают , однако существуют ВЕЩЕСТВЕННЫЕ факты, подтверждающие это.
Чем обьяснить , что Иван Грозный написал подробный список лиц , казненных им, хотя святые благоверные князья Александр Невский , Дмитрий Донской,Иван Третий , не отличаясь мягким характером, практикуя самые крутые меры против оппозиционеров, таких описаний не составили. О чем это свидетельствует?
Ответ: О его совестливости и глубокой религиозности .

Царь ИОАНН ЯВЛЯЕТСЯ ГРОЗНЫМ ДЛЯ ВРАГОВ РУССКОГО БОГОНОСНОГО НАРОДА
Евгений Семенов, диакон. ВАЖНЕЙШИЕ ПОДРОБНОСТИ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ВСКРЫТИЯ ГРОБНИЦЫ ГОСУДАРЯ ИОАННА ВАСИЛЬЕВИЧА ГРОЗНОГО В 1964 ГОДУ
Последние дни жизни и сама смерть Царя Иоанна Грозного требуют отдельного длительного и кропотливого исследования, так как окружены они всевозможными легендами и клеветою, впрочем, как и вся жизнь и дела Благоверного государя. Мое сообщение касается только вскрытия и обследования гробницы Царя Иоанна Грозного в Архангельском Соборе Московского Кремля в 1964 г. 1. Отравление Царя Иоанна и наследника царевича Иоанна было длительным и хроническим
Летом 1964 г. после предварительных работ, группа, созданная из различных специалистов, в том числе из НИИ Судебной медицины и известного антрополога М.М. Герасимова, приступила к вскрытию гробниц Царя Иоанна Васильевича Грозного, его сыновей Иоанна Иоановича и Феодора Иоановича, а также князя Скопина-Шуйского.
Первое, что обнаружили исследователи после разборки кирпичного надгробия, был могильный камень, на котором было выбито: «в 18 день преставись Царь и Великий князь Иоанн Васильевич всея Руси Самодержец, во иноцех Иона», хотя во многих летописях датой смерти Государя значится 19 марта 1584 г. При обследовании самой гробницы, вырубленной из цельного известняка, был обнаружен небольшой пролом, который был сделан наспех, видимо молотом. По краям пролома сохранились следы копоти от свечи. Вероятно, пытались залезть внутрь гробницы, слегка при этом повредив кости левой стопы Государя. Пролом появился, скорее всего, в 19 веке (1864 г.), когда в Архангельском Соборе проходили работы по проводке отопления. По всей видимости, искали драгоценности.
Внутри же гробница Царя Иоанна Грозного выглядела как простое монашеское погребение. Перед самой смертью Государь принял великую схиму с именем Иона. Вызывают сомнения различные ;воспоминания и свидетельства очевидцев; (таких, как англичанин Джером Гарсей и голладец Исаак Масса) о последних минутах жизни Государя, утверждавших что постриг был совершен над мертвым Царем. Постриг совершил митрополит Дионисий, который вряд ли стал бы это делать. Ведь с таким же успехом, в свое время, мог бы быть совершен постриг и над мертвым царевичем Иоаном Иоановичем, отличавшимся благочестивым нравом и желавшим принять монашество в Кирило-Белозерском монастыре, в который он послал огромный вклад. Но царевич был погребен в светской одежде, и, как показало вскрытие гробниц, мощи царевича и Царя Феодора Иоановича были завернуты в шелковые покрывала из камки золотисто-оранжевого цвета. Государь же был облачен в схиму. Черное покрывало и схима сохранились не полностью. Из тканей и облачения лучше всего сохранились: на груди параманд и схима вокруг головы. Параманд был покрыт вышивкой, изображавшей голгофское распятие. Слева у изголовья Государя стоял небольшой голубой кубок из венецианского стекла, по всей видимости, из-под миро.
Кости скелета Благоверного Государя Иоанна Васильевича были расположены правильно. Череп слегка повернут влево. Необычным было расположение костей правой руки. Рука была согнута в локтевом суставе и кисть находилась у подбородка, а не покоилась как обычно на груди. Все кости хорошо сохранились и имеют ровный и чистый вид, тем самым опровергая всевозможные байки и клеветы об «экзотических» болезнях Государя. Кости скелета имеют желтоватый оттенок (в связи с этим, хотелось бы напомнить об афонской традиции погребения и вскрытия захоронений монашествующих). Хотя, по словам Герасимова, это были кости семидесятилетнего человека, так как на поверхности их, особенно в области позвонков, имелись отложения мелких кристаллов солей. Костные наросты (остеофиты) были многочисленны. Все это доставляло Государю Иоанну Васильевичу в последние годы жизни большие страдания и боль при передвижении, которую и современная медицина облегчает с трудом. Череп был среднего размера, с сильно развитым рельефом, слегка выступающим надбровьем и подбородком. Но имелся также ряд особенностей: швы свода черепа свидетельствовали о более молодом возрасте, нежели 53 года; зубы были ровные, крепкие, нестертые, особенно резцы. Кстати, в некоторых летописях говорится, что у Государя до 40 лет были молочные зубы.
Специалистами из НИИ судебной медицины Минздрава СССР были проведены химико-токсикологические исследования останков, которые показали в костях, волосах, ногтях и тканях одежды наличие ртути, мышьяка и меди. В костях Иоанна Васильевича и его сына Иоанна Иоановича обнаружено пятикратное превышение ртути. «Отравление было длительным и хроническим» , — делают свое заключение судмедэксперты. Пытаясь объяснить наличие ртути в таком количестве в костях Государя, стали высказываться предположения о возможном длительном ее использовании в лечебных целях. Как раз в это время в XVI веке аптекарем Парацельсом были предложены мази на основе ртути для лечения венерических болезней, которые поспешили приписать государю всевозможные клеветники и злопыхатели. Однако, заключение, сделанное ведущими антропологами, свидетельствует о том, что кости Государя не имеют и малейших признаков этих заболеваний. К тому же, если лечение было столь длительным, то с какого же возраста нужно было лечиться царевичу Иоанну? По всей видимости, с младенчества. Столь высокая и одинаковая концентрация ртути в костях Государя и царевича (до 1330 мкг на 100 г объекта исследования) говорит о том, что травить их начали одновременно, пытаясь устранить с престола не только Царя, но и его наследника.
А вот смерть Царя Феодора Иоановича была скоропостижной. Об этом свидетельствует и наспех исполненный могильный камень, строчки которого выбиты неаккуратно, наискось и с ошибками, а также химико-токсикологическая экспертиза, обнаружившая в костях Феодора Иоановича шестикратное превышение мышьяка (до 800 мкг на 100 г объекта исследования). Причем, эксперты делают вывод: «наиболее вероятно единовременное поступление большой дозы яда».
Достаточно хорошая сохранность костей черепа позволила известному ученому-антропологу М.М. Герасимову воссоздать образ Царя Иоанна Васильевича Грозного. Судя по скелету, Благоверный Государь был высокого роста, около 178 –179 см, хорошо развит, широкоплеч и обладал значительной физической силой. Лицо его было волевое, слегка удлиненное, нос «протяговен» с небольшой горбинкой, сравнительно небольшой рот, высокий лоб, большие глаза и слегка выступающая вперед нижняя челюсть. Полотна Репина, Шварца, скульптура Антокольского и прочих;художников-реалистов» совершенно не соответствуют его истинному облику.
Черты динарского типа, характерного для южных и западных славян Государь унаследовал от бабушки-сербки Анны. Кроме того, среди предков его матери Елены Глинской по мужской линии были белорусы. Но более всего Иоанн Васильевич походил на свою другую бабушку Царицу Софью Палеолог, череп которой также в свое время обследовался специалистами судебной медицины и антропологами и по множественным признакам был однозначно идентифицирован как череп, имеющий близкую родственную связь с черепом Царя Иоанна Васильевича. Таким образом, отбрасываются всякие клеветнические слухи о якобы незаконнорожденности Государя. 2. Почитание в лике местночтимых Святых Царя Иоанна Грозного началось с XVII века
Возвращаясь к обнаруженному после вскрытия гробницы необычному положению правой руки Государя, зададимся вопросом: «А может быть захоронение Благоверного Государя Иоанна Васильевича вскрывалось и раньше?» Археологи считают, что нет. Но у архиепископа Сергия в его Полном месяцеслове Востока т.1, изданном во Владимире в 1901 г., находим сведения о замечательнейших, по словам самого Владыки, по своей полноте и особенностям так называемых Рукописных Святцах Ундольского (№237). Совершены бысть сии Святцы в лето 7129 (1621 г. от Р.Х.) апреля в 25-й день в Корежемском монастыре. В них чтим: Июня 10 обретение телеси Царя Иоанна. По всей видимости, изменение положения правой руки мощей Благоверного Государя связано именно с этим событием. Церковный историк проф. Е.Голубинский (который без особого восторга относился к личности государя Иоанна Васильевича) в своем труде ;История канонизации Святых в Русской Церкви; признает, что речь идет о мощях именно Царя Иоанна Грозного, а также отмечает почитание его в лике местночтимых Святых, почитание которых прекратилось по какой-либо причине.
Комиссия, проводившая вскрытие гробницы, не обнаружила следов более раннего вскрытия по той причине, что вскрывалась она не варварски или в спешке, не для разграбления или надругательства над мощями Государя, а с благоговением и любовью к Царю-иноку.
Так судил Господь, что по Его велицей милости, именно в наше время позволил Государь потревожить свои мощи, чтобы люди светские и нецерковные, ища ответы на свои научные вопросы невольно дали ответ почему, несмотря на прошедшие века и все усилия клеветников, народ Божий любит и почитает своего Грозного Царя. Почему русские люди с надеждой в сердце притекали ко гробнице Благоверного Государя, прося помощи в своих житейских делах-проблемах, ища справедливости прежде всего в судебных разбирательствах.
У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени Царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников, — пишет в своей книге ;Московский придворный Архангельский Собор протоиерей Н. Извеков в 1916 г.. Среди многих Государей и Великих князей почитаемых в народе и почивающих в Архангельском Соборе, притекали именно к нему. И Благоверный христолюбивый Государь, как заботливая горлица-Иона, покрывает всех своих птенцов крылами своего предстательства и заступничества пред Господом, своего державного служения Богу, Церкви и Земли Русской. Аминь.
Р. S. После того, как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских Великих княгинь и Цариц, был выявлен факт отравления той же ртутью матери Иоанна Васильевича, Елены Глинской (+1538) и его первой жены, Анастасии Романовой (+1560). Это свидетельствует о том, что Царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей из самого близкого окружения. (см. Павел Коробов. Царская усыпальница// Независимая газета от 26.04.2000; Э.Г. Раков, профессор. Химия, археология, история.
(http://archive.1september.ru/him/1999/no23.htm).
Источник
http://radicalus.livejournal.com/6140.html
Цитата:
Спаси Бог!
Ещё один оболганный Государь…:
…И над мёртвым поизмывались.И руки нитак и причёска.Над живым то слабо было. Нелюбили видать его алиены.
…54 года, а зубы как у юноши
и ведь каждая твагь гундосила про сифилисы, оргии и прочее
Валишевский писал по-французски
Он «посвященный» — тем более для нас интересен —
что педалировал, о чем умалчивал…
Например такой пассаж:» И прежде всего это имя – Грозный (ужасный), которое я вынужден написать на обложке моего тома, Ivan le Terrible, чтобы обозначить, о ком речь, – не точное имя. Русские нынешнего времени не подозревают об этой неточности, допущенной при переводах на иностранные языки. Немцы не могут решить, как лучше перевести слово «Грозный», – словом der Schreckliche или der Grausame. Обе версии не точны, но вторая – хуже. Никогда москвичи не называли так Ивана IV в его время. Для них он был «Грозный».»
якобы в сиром и убогом хранцузском нет слова ГРОЗА …
Факты о царствовании Ивана Грозного.
В 16 веке к власти пришел Иван Грозный. За время его правления на Руси:
введен суд присяжных
бесплатное начальное образование (церковные школы)
медицинский карантин на границах
местное выборное самоуправление вместо воевод
впервые появилась регулярная армия (и первая в мире военная
форма — у стрельцов)
остановлены татарские набеги
установлено равенство между всеми слоями населения (вы
знаете, что крепостничества в то время на Руси не существовало вообще? Крестьянин обязан был сидеть на земле, пока не заплатит за ее аренду — и ничего более. А дети его считались свободными от рождения в любом случае!).
запрещен рабский труд — источник — судебник Ивана Грозного.
государственная монополия на торговлю пушниной, введенная Грозным, отменена всего 10 (десять) лет назад.
территория страны увеличена в 30 раз!
эмиграция населения из Европы превысила 30 000 семей (тем, кто селился вдоль Засечной черты, выплачивались подъемные 5 рублей на семью. Расходные книги сохранились).
рост благосостояния населения (и выплачиваемых налогов) за время царствования составил несколько тысяч (!) процентов.
за все время царствования не было ни одного казненного без суда и следствия, общее число «репрессированных» составило от трех, до четырех тысяч. (А времена были лихие — вспомните Варфоломеевскую ночь).
А теперь вспомните, что вам рассказывали о Грозном в школе? Что он кровавый самодур и проиграл Ливонскую войну, а Русь тряслась в ужасе?
Уже в 16 веке в Европе выходило множество брошюр для всякого безмозглого обывателя. Там писалось, что русский царь — пьяница и развратник, а все его подданные — такие же дикие уроды. А в наставлениях послам указывалось, что царь трезвенник, неприятно умен, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего «нажраться» можно только за городом, в так называемых «наливках» (месте, где наливают). Источник — исследование «Иван Грозный» Казимира Валишевского, Франция.
Теперь угадайте- какая из двух версий излагается в учебниках?
Вообще, наши учебники исходят из принципа, все, что говорится про Россию мерзостного — это правда. Все, что говорится хорошего или вразумительного — это ложь. Один пример. В 1569 году Грозный приехал в Hовгород, имевший примерно 40000 населения. Там бушевала эпидемия, а так же пахло бунтом. По результатам пребывания государя полностью сохранившиеся в синодиках поминальные списки отмечают 2800 умерших. А вот Джером Горсей в «Записках о России» указывает, что опричники вырезали в Hовгороде 700000 (семьсот тысяч) человек.
Угадайте, какая из двух цифр считается исторически достоверной?
Взгляните на карту Речи Посполитой в 1387 году при Ягелло и отметьте про себя восточную границу по отношению к Москве, я уже не говорю о южной границе. http://en.wikipedia.org/wiki/Image:Pola … a_1387.PNG
Смотрите и постигайте величие царя Ивана Четвётрого, которого евреи окрестили Грозным, и ещё в советское время всячески насмехались над ним. Сначала Эйзенштейн показал его самодуром, затем Леонид Гайдай просто обсмеял его вместе с криптоеврейским писателем Михаилом Булгаговым в кинокомедии «Иван Васильевич меняет профессию».
И как вы знаете ещё до этого, Иван Четвёртый был публично оклеветан и показан сумасшедшим, убивающим своего собственного сына, еврейским художником Ильёй Ефимовичем Репиным, что является публичным актом клеветы и лжесвидетельствования. А евреи администрации Третьяковской галереи держат этот гнусную карикатуру и клевету на основателя руского государства и спасителя русской нации, который спас руссов от ужасной судьбы пруссов, держат ну прямо на центральном месте Третьяковской галереии, что бы всем бросалось в глаза: мрак, кровь по всей картине и безумные глаза по центру — Псих! Я помню, какое страшное впечатление произвела на меня эта картина, когда нас ещё в 3-ем классе водили в Третьяковку. С тех пор у меня вся русская история имела оттенок этой картины. — Не знает русский народ своей истинной истории, оттого и в беде Русь. Читайте эту книгу Манягина «Апология грозного царя» : http://old-rus.narod.ru/articles/art_24.htm и http://vlastitel.com.ru/ivgroz/apol.htm
и смотрите видео по этой книге Манягина «Страж Православия»
http://www.russtv.ru/content2/russ/russ … if28.shtml
И ещё раз запомните ключ к пониманию названий великих личностей в истории — это евреи дают характеристики деятелям: «Великий», «Грозный», «Кровавый», — это всё в отношении евреев, — гойское быдло тут вообще никто ни о чём мнения не спрашивает.
http://www.zarubezhom.com/september2006.htm
Цитата:
:»Оба или по крайне мере один Сарай были разрушаемы не один раз. Тамерлан разрушил Новый Сарай (Колобовка) около 1395 года (где-то после «Куликовской битвы»). Крыский Каган Мехли Первый Гирей разрушил Новый Сарай около 1502 года. Окончательно разрушил Новый Сарай Иван Грозный в 1556 году.
http://en.wikipedia.org/wiki/Sarai_(city)
И таким образом — исторический факт, что это только с 1556 года Волга стала русской, а до этого была хазарской рекой Итилём. Видимо за это криптохазар КАРА-МЗИН и прочие критохазаре, прозвали царя Ивана Четвёртого «Грозным», потому что Иван Грозный отобрал у хазар Итиль и Итиль стал Волгой.
Но за это криптохазары среди бояр, а их среди бояр было очень много, жесточайше царю Ивану Грозному отомстили: они отравили всех царских жён, его самого отравили, и детей-наследников всех отправили на тот свет, включая ритуальным способом убийство царевича Дмитрия путём перерезывания шеи от уха до уха. Это потом КАРА-МЗИН распростанял идею, что царевич Дмитрий сам, дескать, на ножичек напоролся играючи (от уха до уха и так два раза). Более того, криптохазарская династия Романовых была поставлена на трон лжепатриархом криптохазаром Филаретом, который свой митрополичий и патриарший сан получил от польского короля Сигизмунда и 10 лет в Варшаве патриаршестовал, а отнюдь не был «в плену», как утверждают теже КАРА-МЗИНЫ. Абсолютно не русский вид у этого патриарха Филарета
http://en.wikipedia.org/wiki/Image:Fila … moscow.jpg …
Но Иван Грозный остался «Грозным» для хазар, даже несмотря на то, что за потерю Волги, хазары подговорили всех врагов Руси: поляков, шведов и Крымского хана, и Иван Грозный потерял на западе все московские земли. Более того, саму Москву до тла сжёг Крымский КАГАН, до головешек, и Иван Грозный вынужден был жить в володимерских лесах у города Александрова а его династия была хазарами эффективно пресечена и сама память об этих делах была на столетия вычеркнута из памяти народной.
http://www.zarubezhom.com 22 сент 2008
Некоторое исторические данные:
В 1113 году в Киеве произошёл еврейский погром. Люди выведенные из себя жидовскими “национальными особенностями”: плутовством, обманами и гешефтами, вышвырнули эту нечисть с русских земель. “Киевляне, будучи раздражены евреями за подрыв и плутни в торговле, обдирательство и тайные сношения с греками, бросились на них с остервенением, неся повсюду убийство и грабёж” — пишет литовский историк Осип Ярошевич (1793-1860 гг).
В Московский период, в XV-XVI веках правительство относилось к евреям весьма враждебно. Известно, что, взяв Полоцк в 1563 году, Иван IV Грозный (1547-1584 гг) издал распоряжение относительно полоцких евреев: “Согласных креститься — крестить, а несогласных утопить в реке Полотье”.
Евреям не позволяли даже появляться в Московской Руси на самое короткое время. И мы видим, что польский король Сигизмунд I выпрашивает у Ивана Грозного разрешение евреям появляться в Москве по челобитным делам. А на выпрашивание того же короля разрешения предоставить жидовским купцам права торговать Иван IV отвечал вот что: “Мы к тебе уже не раз писали о диких делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и пакости многим нашим людям делали, так тебе бы, брату нашему, не годилось и писать о них, слыша их такие злые дела”. Конечно Иван IV был деспотичным и жестоким правителем, отрицать это было бы нелепо. Но он не был каким-то выдающимся исключением. Все рассказы о его невероятной жестокости лишены всякой основы.
За эпоху его правления было казнено 3-4 тысячи человек. А во время так называемой Варфоломеевской ночи (в ней активно участвовал король Франции Карл IX, отстреливая еретиков из аркебузы, стоя на балконе) 23 августа 1572 года было убито более 3 тысяч гугенотов (протестантов). За что? Да за то, что они осмелились выбрать немного иной путь в христианстве. Получается, что всего за одну ночь в самой “цивилизованной” европейской стране было уничтожено примерно столько же людей, сколько за ВСЁ время “террора” Ивана Грозного. Добавим, что тогда во Франции от внутрихристианских разборок в течение двух недель погибло около 30 тысяч протестантов.
Западные современники Ивана Грозного — английский король Генрих VIII, испанский король Карл V и другие, несмотря на то, что они повинны в смерти десятков, если не сотен тысяч неповинных людей, являются исключительно высоко почитаемыми историческими деятелями. В то же время Иван IV почему-то считается одним из величайших злодеев в истории человечества. Интересный результат социального зомбирования.
По общепризнанным в науке данным, христиане сожгли на кострах ДВЕННАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ человек. И ведь далеко не худших жгли. Стоит ли чего-нибудь один распятый перед многими тысячами замученных и сожженных во славу Его? Достаточно вспомнить хотя бы Джордано Бруно, последователя великого Коперника, которого христиане сожгли в Риме в 1600 году за то, что он утверждал, что Земля круглая и что она вертится вокруг Солнца. Возможно, не последнюю роль в решении о сожжении Джордано Бруно сыграло его высказывание:
“Евреи представляют собой племя, разносящее столь сильную заразу, нравственно столь прокаженное и опасное, что заслуживают, чтобы их уничтожали еще до рождения. Евреи — народ всегда неизменный, раболепный, безчестный, обособленный, замкнутый, избегающий сношения с прочими народами, которых он преследует зверским презрением, навлекая на себя этим самым совершенно заслуженное презрение с их стороны”.
Перед этим “добрые” христиане продержали Бруно в застенках инквизиции 8 лет, подвергая всевозможным воздействиям, “леча” его заблудшую бедную душу. Но он не отступил ни на шаг, а также то достоинство, с которым он встретил смерть просто восхищает!
“Вы произносите этот приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю”, — заявил он своим палачам.

Положение церкви в период правления Ивана Грозного

В XV в. церковь была важным фактором в процессе объединения русских земель вокруг Москвы и укрепления централизованного государства. Русская церковь сыграла значительную роль в объединительном процессе. После избрания митрополитом в 1448 г. рязанского епископа Ионы русская церковь стала независимой (автокефальной).

На западных землях Руси, вошедших в состав Великого княжества Литовского и Русского, в 1458 г. в Киеве был поставлен свой митрополит. Русская православная церковь распалась на две самостоятельные митрополии — Московскую и Киевскую. Их объединение произойдет после воссоединения Украины с Россией.

Как считает М.В. Толстой, внутрицерковная борьба была связана с появлением ересей. В XIV в. в Новгороде возникла ересь стригольников. На голове принимаемого в монахи выстригались крестообразно волосы. Стригольники полагали, что вера станет крепче, если она будет опираться на разум.

В конце XV в. в Новгороде, а затем в Москве распространилась ересь жидовствующих (ее зачинателем считали еврейского купца). Еретики отрицали власть священников и требовали равенства всех людей. Это означало, что монастыри не имеют права владеть землей и крестьянами.

На какое-то время эти взгляды совпали со взглядами Ивана III. Среди церковников также не было единства. Монашество во главе с основателем Успенского монастыря (ныне Иосифо-Волоколамский монастырь под Москвой) Иосифом Волоцким резко выступили против еретиков. Иосиф и его последователи (иосифляне) отстаивали право церкви владеть землей и крестьянами. Оппоненты иосифлян тоже не поддерживали еретиков, но возражали против накопления богатств и земельных владений церкви. Последователей этой точки зрения называли нестяжателями или сорианами — по имени Нила Сорского, уединившегося в скиту на реке Соре на Вологодчине.

Иван III на церковном соборе 1502 г. поддержал иосифлян. Еретики были казнены. Русская церковь стала и государственной, и национальной. Церковные иерархи провозглашали самодержца царем земным, властью своей подобным Богу. Церковное и монастырское землевладение сохранялось. Как отмечает А.В. Карташов, деление иерархов церкви на иосифлян и нестяжателей, это надуманная проблема, так как ни Иосиф Волоцкий, ни Нил Сорский, друг другу себя никогда не противопоставляли.

В эпоху царствования Иоанна Васильевича в новой системе власти церковь заняла соответствующее место. Сложилась система органов церковного управления: епископаты, епархии, приходы. Целям укрепления государственной власти должна была служить реформа церкви. Как считает Н.В. Первушин, царь хотел получить санкцию церкви на государственные преобразования и в то же время принять меры к подчинению церкви и ограничению ее привилегий и земель. Здесь и возникает ещё одно противоречие между двумя иерархами, так по мысли иерархов церкви не должно было произойти подчинения, церковная и светская власть должны быт, по мнению архимандрита Макария, «одним живым организмом как Христос и верующие».

Церковь в XV — XVII вв. являлась одним из крупнейших землевладельцев. Она в лице своих организаций являлось субъектом земельной собственности, вокруг которой уже с XVI в. разгорелась серьезная борьба. С этой собственностью было связано большое число людей: управляющих, крестьян, холопов, проживающих на церковных землях. Все они подпадали под юрисдикцию церковных властей. До принятия Соборного Уложения 1649 г. все дела, относящиеся к ним, рассматривались на основании канонического права и в церковном суде. Под эту же юрисдикцию подпадали дела о преступлениях против нравственности, бракоразводные дела, субъектами которых могли быть представители любых социальных групп.

Глава русской церкви, митрополит всея России утратил свои привилегии богоизбранности с венчанием на царство Ивана, при котором он был до конца независимым от Московского великого князя, опираясь на происхождение его власти от Константинопольского патриарха. Став всецело зависимым от царя Московского, он потерял возможность управлять церковью за Московскими пределами, в чужих государствах: литовском и польском. Зависимость митрополита от государственной власти возросла настолько, что он стал ставиться на митрополичий трон и изгоняться с него по одной воле светской власти, как это происходило до митрополита Филиппа и с ним. Приобретение в конце XVI в. русской церковью патриаршего титула, ровно ничего не изменило в этом отношении в ее жизни внутренней.

Как считает А.И. Осипов, осуществив на деле чин царского венчания, митрополит Макарий одушевлялся при этом не столько интересами государственными, сколько идеалами церковными, соединявшимися в его представлении с актом венчания. Христианское царство, по известной нам теории, усвоенной и Макарием, имело смысл и существовало только для церкви, как ее ограда и утверждение. И коль скоро в акте венчания русское государство формальным и бесспорным образом вступило в права третьего Римского вселенского царства, то оно уже юридически и немедленно было обязано взять на свое попечение удовлетворение ближайших и неотложных нужд церкви. А эти нужды намечались тогдашним положением и задачами русской церкви.

Церковь русская, по глубокому убеждению митрополита Макария, стала на земле единственной чистой выразительницей христианской истины, но в то же время продолжала страдать и очевидными бытовыми недостатками. Митрополит Макарий поэтому считал своей жизненной задачей — с помощью православного царя исправить в отечественной церкви все веками накопившиеся в ней недостатки и явить миру все заключенные в ней сокровища и добродетели, чтобы она стала на самом деле достойной своего мирового вселенского призвания. Для этой-то грандиозной цели митрополит Макарий и постарался созвать на другой же год после земского собора большой церковный собор, известный под именем Стоглавого. При этом, как первый земский собор был выражением окончательно собранной воедино Руси, так, параллельно этому, и собор 1551 г. выражал собою тот же факт в церковной сфере. Собранное государство, устраняя беспорядки, вводило во всех своих частях однообразный порядок. То же имел в виду сделать и в Церкви собор 1551 года. Его начинания невольно отражали на себе факт слагавшейся централизации русской жизни.

В начале XVI в. была сделана попытка ограничить рост церковно-монастырского землевладения, в середине века (Стоглавый собор 1551 г.) был поставлен вопрос о секуляризации церковных земель. Общерусская церковная реформа была проведена на Стоглавом соборе, названном так по сборнику его постановлений, состоявшему из ста глав («Стоглав»). Собор открылся 23 февраля 1551 г. в царских палатах в торжественной обстановке. На нем присутствовали помимо высших духовных чинов сам царь, князья, бояре и думные дьяки.

Собору предстояло заняться самыми различными сторонами церковной жизни — обсудить меры по укреплению дисциплины среди духовенства, унификацию обрядов, моральное состояние служителей церкви, проблему церковного землевладения и привилегий церкви.

Собор унифицировал церковные обряды. Так, он официально узаконил под страхом анафемы двуперстное сложение при совершении крестного знамения и «сугубую аллилуйю». Между прочим, на эти решения позднее ссылались старообрядцы в оправдание своей приверженности старине.

Затем, по окончании Собора, в мае 1551 года, в Москве был принят Соборный приговор о земельных приобретениях Церкви: «…царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии приговорил с отцом своим с Макарьем с Митрополитом всеа Русии, и с архиепискупы, и с епискупы, и со всем Собором, что вперед архиепискупом, и епискупом, и монастырем вотчин без царева и великого князя ведома и без докладу не покупати ни у кого; а князем, и детем боярским, и всяким вотчин без докладу им не продавати же; а хто купит или продаст вотчину без докладу, и у тех, хто купит, денги пропали, а у продавца вотчина взяти на государя царя и великого князя безденежно». Заканчивается Соборный приговор аналогичным предписанием на будущее время и о вотчинах, даваемых на молитвенную память «по душе» вкладчика

С середины XVI в. церковные органы своими предписаниями запрещают светские развлечения, скоморошество, азартные игры, волхование, чернокнижие и тому подобное. Церковное право предусматривало собственную систему наказаний: отлучение от церкви, наложение покаяния (епитимья), заточение в монастырь и др. Внутри церковная деятельность регулировалась собственными правилами и нормами, круг субъектов, им подчиненных, был достаточно широким. Идея о «двух властях» (духовной и светской) делало церковную организацию сильным конкурентом для государственных органов: в церковном расколе особенно очевидно проявились стремления церкви встать над государством.

Как считает Р.Г, Скрынников, продажа церковных должностей, взяточничество, ложные доносы, вымогательства стали столь распространенными в церковных кругах, что Стоглавый собор вынужден был принять ряд постановлений, несколько ограничивающих произвол как высших иерархов по отношению к рядовому духовенству, так и последнего по отношению к мирянам. Пошлина с церквей отныне должна была собираться не десятниками, злоупотреблявшими своим положением, а земскими старостами и десятскими священниками, назначаемыми в сельских местностях.

Практические результаты постановлений не были значительными: была проведена только частичная конфискация монастырских земель в отдельных регионах и произведено ограничение наследственных (по завещанию) вкладов вотчин в монастыри. В 1580 г. монастырям запрещается покупать вотчины у служилых людей, принимать их в заклад и на «помин души». Наиболее ощутимым ограничением стала закрепленная в Соборном Уложении ликвидация «белых» монастырских, патриарших, митрополичьих и архиерейских слобод в городах.

Как считает М.В. Толстой, политическая роль церкви возрастала: в 1589 г. в России учреждается патриаршество и русская церковь получает полную самостоятельность. Особое положение церкви отразилось в статьях Соборного Уложения: впервые в светской кодификации предусматривалась ответственность за церковные преступления (они стояли на первом месте в кодексе). Принятие на себя государством дел, ранее относящихся к церковной юрисдикции, означало ограничение последней.

Такими образом, можно сделать вывод, что во времена правления Иоанна Грозного церковь обладала значительными правами, оказывала влияние на все сферы жизни государства. Однако единовластное правление царя могло решить судьбу любого служителя церкви.

Выводы по первой главе

Можно сделать вывод, что главная особенность правления Ивана IV- это объединение земель вокруг Москвы и создание могущественного централизованного государства с чёткой вертикалью власти, по Византийскому образцу. Это сделало Русь одним из могущественных государств Европы и повысило её статус на мировой арене как легитимной восприемницы византийских императоров, подкреплённое концепцией монаха Филофея «Москва третий Рим, а четвёртому не бывати».

Нужно отметить, что опричнина была задумана царём как система мер, необходимых для преодоления феодальной раздробленности, борьбы с боярским властолюбием и укрепления самодержавной власти. Идея её создания была взята Иваном Грозным с западных монашеских орденов (символ мальтийского ордена — голова пса), что противоречило древнейшей церковной традиции Руси. Это послужило истоком конфликта двух властей — светской и церковной.(смотри приложение 1)

Положение церкви в этот период обуславливается, с одной стороны, появлением в ней ересей, с другой, желания ересиархов воздействовать на политических деятелей, вплоть до Ивана III. Внутри церкви происходит постепенное возвышение роли митрополита и получение автокефалии, сравнимое с ролью царя в светской власти. Митрополит пытается держать политику светского главы в строгом русле церковных канонов (в соответствии с традициями), нежелание же Ивана IV следовать этой практике — брать благословение у митрополита, ведёт к ещё большему конфликту двух иерархов. Они превращаются из соратников в противоборствующие стороны, что находит отражение во всех редакциях «Жития».

Влияние церкви во времена правления Ивана Грозного

Иван Грозный – первый русский царь, который был венчан на царство в 1547 г. Это значило, что ему власть дарована и поддерживается Богом и церковью.

Церковь во времена правления Ивана Грозного воспринималась как надежный оплот централизованной монаршей власти.

Еще до Ивана Грозного в Московии было утверждено патриаршество (XV век), что стало главным элементом централизации власти государя. С приходом к власти Иоанна IV можно говорить о том, что православная церковь резко превращается в государственную церковь. Иван Грозный пытался нивелировать власть церкви и установить собственную власть над нею. Поэтому реформаторская деятельность Ивана Грозного не могла не коснуться религии.

Иван Грозный осуществил общерусскую церковную реформу.

Проведение этой реформы было связано в первую очередь с завистью царя. Богатство митрополитов и монастырей только злило царя и его приближенных, так как доходы царского двора были достаточно скудными. В 1550 г. царь встретился с митрополитом Макарием и они договорились о том, что церкви запрещалось возводить новые слободы, а в уже имеющихся слободах невозможно было строить новые дворы.

Кроме вопросов богатства, Иван Грозный переживал о моральном облике духовенства, которое несло свои постулаты и веру в массы. Поэтому в 1551 г. был созван Стоглавый Собор, на котором присутствовало не только духовенство, но и сам царь, его приближенные и бояре. На этом соборе были установлены общие церковные обряды, осуждено стяжательство высших чинов церкви, разврат в монастырях, пьянство и сепаратизм.

Кроме того, Иван Грозный заявил о том, что он знает о том, как митрополиты расхищают церковные богатства и территорию, укрывают на территории слобод беглых. Царь во всеуслышание заявил о том, что собирается положить конец подобному своеволию.

И напоследок, соотношение монаршей и церковной власти в первую очередь диктовалось временем и историческими событиями. Поэтому можно с уверенностью сказать, что все предпринятые действия Ивана Грозного в отношении церкви были обоснованными и необходимыми.

Царское завещание

Царь Иван IV работал над текстом своего завещания в течение всей жизни. Но сохранилась лишь одна испорченная копия черновика завещания. Копия не утверждена самодержцем, не заверена подписями и печатью и не имеет даты.

В тексте черновика упомянуты имена царицы Анны Колтовской и митрополита Антония, но помолвка царя с Анной состоялась в апреле 1572 г., а Антоний занял митрополичий престол через месяц. На этом основании черновик датируют временем не ранее апреля — мая 1572 г. Завещание было написано в промежуток между началом июня и 6 августа, когда царь жил в Новгороде в тревожном ожидании исхода неминуемой кровавой схватки его воевод с татарами. Для правильного понимания духовной царя Ивана этот довод имеет очень существенное значение. Завещание проникнуто мрачными предчувствиями (С.Б. Веселовский). С его аргументами не согласился А.Л. Юрганов, датировавший завещание 1577-1579 гг.

Сохранившаяся копия завещания Грозного замечательна тем, что дает представление о ранних текстах, которые легли в его основу.

Первое завещание Грозный составил в дни тяжелой болезни в марте 1553 г. Как отметил летописец, «дияк Иван Михайлов воспомяну государю о духовной, государь же по-веле духовную съвершити, всегда бо бяше у государя сие готово».

Приведенные слова были продиктованы самим Иваном и записаны на полях Царственной книги много лет спустя после болезни. К тому времени монарх «съвершал» духовную неоднократно.

В последний раз царь внес поправки в завещание в день смерти. Писал под его диктовку Савва Фролов. Он служил подьячим, и прошло всего пять месяцев, как стал дьяком. Савва не имел думного чина и не был писателем. В том, что «душевные грамоты» были самостоятельными сочинениями царя, сомневаться не приходится.

Поводы к переделке завещания были самые разнообразные: тяжелая болезнь, рождение детей в царской семье, вступление в брак, отречение от трона, смерть наследника, завоевания, менявшие границы государства, перемены в боярском руководстве, отставка душеприказчиков и назначение новых, смена митрополита. Устаревшие духовные могли вызвать раздор между наследниками и смуту, а потому их, по-видимому, уничтожали. Чтобы иметь возможность в любой момент представить царю исправленный проект духовной, приказные люди должны были постоянно собирать материал обо всех земельных приобретениях или утратах, переменах в составе удельных княжеств и пр.

В тексте черновика духовной имеются ссылки на документы, важные для его датировки. Это опись казны царевичей (она была составлена опричным постельничим Наумовым, умершим в 1565 г.), грамоты герцога Магнуса (1570) и короля Сигизмунда II (1570). Все это документы опричной поры.

Основное содержание любой княжеской или царской духовной всегда составляли распоряжения о поземельной собственности. Им уделяли особое внимание, разрабатывали с наибольшей тщательностью. При датировке их следует учитывать в первую очередь.

В завещании Ивана IV имеются несколько распоряжений насчет удела князя Михаила Воротынского. Одно из них закрепляло за князем «треть» Воротынска, Перемышль, Одоев, Новосиль, Острог на Черне. Это распоряжение утратило силу летом 1562 г., когда Воротынские подверглись опале. Перемышль, Одоев и Новосиль, а также «доля» братьев в Воротынске были отобраны в казну. В 1566 г. государь вернул Михаилу Воротынскому старый удел без Перемышля (две трети города перешли в опричнину) и Воротынска. Однако ранее февраля 1569 г.»государь взял на себя» родовые владения князя Михаила, предоставив ему взамен Стародуб Ряполовский. По этому случаю дьяки включили в черновик завещания подробнейший список стародубских вотчин, попавших в разное время в казну.

Перечень начинался словами: «Да сыну же моему Ивану даю к Володимеру в Стародубе в Ряполовим Стародубских князей вотчины, которые остались за мною у князя Михаила Воротынского».

Из приписки к тексту завещания Воротынского узнаем, что в ноябре — декабре 1572 г. «государь взял на себя» Стародуб с уездом, а взамен вернул удельному князю Перемышль. Однако новое волеизъявление царя не попало в черновик его завещания, работа над которым прекратилась, как видно, в самом конце 1572 г., когда опричнина была отменена.

Летом 1573 г. князь Михаил умер от пыток, после чего Перемышль и прочие удельные города окончательно перешли в казну. Но и это событие не получило отражения в черновике завещания.

Наличие нескольких взаимоисключающих распоряжений об уделе Воротынского, сделанных в разное время, неоспоримо доказывает, что черновик царского завещания был составлен не в один прием и даже не в один год, а на протяжении нескольких лет.

Большой интерес представляют три распоряжения царя о владениях брата князя Владимира Андреевича.

Летописная запись гласила, что в 1563 г. государь «выменил у князя Вышегород на Петрове и с уезды да в Можайском уезде княжие волости, волость Олешню, волость Воскресеньскую, волость Петровскую». Царское завещание дословно повторяло летопись: Иван благословил сына землями — «князь Володимера Ондреевича городом Вышегородом на реке на Петрове, с волос-тми… да в Можайском уезде волостью Алешнею, Воскресенским, да волостью Петровскою…». Характерно, что оба текста повторяли одну и ту же ошибку («на Петрове» вместо «на Поротве»). Дело в том, что над духовным завещанием работали те же самые дьяки, которые собирали материалы для летописи.

Вместе с Вышгородом Иван IV благословил наследника городом Старицей, перешедшим в казну после обмена 1566 г. Взамен Старицкого удела брат царя получил Дмитров, Звенигород, Стародуб и Боровск. В 1569 г. удельный князь был казнен, а в тексте духовной появилась последняя запись: «А что был дали есьми князю Володимеру Ондреевичу в мену, против его вотчины, городов, и волостей, и сел… и князь Володимер предо мной преступил, и те городы… сыну моему Ивану».

Удивительно, что это распоряжение Грозного было передано в самой общей форме, без указания на названия конфискованных городов! Из приведенных строк следовало, что царевич Иван наследовал весь удел, включая Звенигород. Но вопрос о Звенигороде был решен особо, после чего в духовной появился пункт: «А что есми пожаловал царевича Муртазалея… городом Звенигородом… и сын мой Иван держит за ним Звенигород…». Звенигород был одним из главных городов удела князя Владимира.

Грозный пощадил старших детей князя Владимира и допускал возможность возвращения им земель и имущества. По этой причине он продиктовал приказным следующую фразу:

«А князь Володимерова сына князя Василья и дочери (пожаловати. — Р.С.), посмотря по настоящему времени как будет пригоже». Имеются сведения о передаче князю Василию Владимировичу столицы удельного княжества его отца города Дмитрова к 1573 г. На страницах завещания этот факт не получил отражения.

Анализ практических распоряжений царя показывает, что сохранившаяся копия не была завещанием в собственном смысле слова. Сугубо юридический документ — духовная не могла содержать два, три и более взаимоисключающих распоряжения.

Сохранилось не завещание, а подборка черновых материалов, необходимых для периодического обновления завещания. Сюда относились выписки из поземельных актов разных лет, из летописей, из старых духовных грамот, новые записи, продиктованные государем. Подлинность их не вызывает сомнений.

Террор затронул верхи сначала земского, а затем опричного приказного мира.

Возможно, именно это обстоятельство, обусловившее частую смену лиц, помешало систематизации собранного материала и устранению противоречий. Выписки об уделах не только противоречат друг другу, но и расположены вне хронологического порядка.

Особое значение для датировки завещания придают той его части, где речь идет о Ливонии. В текст включен подробнейший список ливонских замков и городков, завоеванных в период с 1558 по 1569-1570 гг. Царь лично руководил походом на Пайду (Вейсенштейн), завершившимся занятием этого замка. Это событие произошло в 1573 г. и потому не отразилось в духовной. Список новых завоеваний 1575-1577 гг. должен был включать более 30 городов. Но такой список не был составлен и не попал в черновик завещания.

В ливонском разделе духовной определены владения короля Магнуса — городок Обеерпален (Полчев) с селами. В апреле 1573 г. Грозный пожаловал Магнусу замок Каркус, занятый в конце 1572 г. В завещании это пожалование не упомянуто.

Приведенные факты доказывают, что черновик завещания перестали пополнять сразу после отмены опричнины летом 1572 г. Однако в духовной имеется абзац, который на первый взгляд противоречит приведенной дате. Магнус получил от Грозного заем в 15 500 рублей. Упомянув об этом, царь поясняет: «…а в тех денгах король Арцымагнус заложил у меня в Ливонской земле городы Володимерец, город Ворну, город Прекат (Трекат), город Смилтен, город Буртники, город Роин и со всеми уезды…» Все названные города были заняты лишь в 1577 г.

О чем идет речь в завещании Грозного? В 1570 г. Магнус получил от царя вместе с титулом ливонского короля право на еще не завоеванную Ливонию. Иван IV дал в долг новому вассалу крупную сумму под залог замков Володимерец (Вольмар), Смилтен и др. Магнусу предстояло завладеть этими городками и возместить долг либо отдать замки царю. В завещании значилось: «…сын мой Иван на короле Арцымагнусе те денги или за денги городы, которые в тех денгах заложены, возьмет себе…»

В завещании Грозного упомянуто имя царицы Анны, получавшей крупный удел. У царя было две царицы по имени Анна. А.Л. Юрганов полагает, что царская духовная была составлена в 1577 — 1579 гг. и в ней упомянута Васильчикова, а не Колтовская.

Обратимся к фактам. В начале 1577 г. Иван IV пожертвовал монахам деньги «по Анне по Васильчикове свою государскую милостыню на вечной поминок». В монастырских вкладных книгах Анна фигурирует без царского титула, а в книгах Троице-Сергиева монастыря она записана не в список цариц, а в помяник Васильчиковых. На этом основании А.Л. Юрганов сделал вывод, что царь учредил поминание не жене Анне, а ее тетке — с тем же именем Анна Васильчикова. Пятый брак считался греховным, а религиозный царь «боялся обнародования своей греховности»; его вклады не по жене, а по тетке жены «показывают, на мой взгляд, силу влияния на царя его жены, Анны Григорьевны».

Знал ли царь заурядную дворянку — неизвестно. На каком основании он пожертвовал на нее неслыханную сумму в 850 рублей, — непонятно.

Право на титул царицы имели лишь законные супруги государя. По церковным правилам два последних брака Ивана IV были незаконными. Поэтому Анна Васильчикова и Мария Нагая могли фигурировать в дипломатических документах и церковных книгах без титула царицы. Этот факт не заключает никакой загадки.

Датировка, предложенная А.Л. Юргановым, рушится. Васильчикова умерла не позднее января 1577 г., и она не могла упоминаться как живая в завещании, будто бы написанном осенью 1577 — 1579 гг.

Грозный составил завещание по образцу духовных грамот отца и деда царя. Но было одно серьезное различие. Иван имел склонность к литературному творчеству, и под его пером завещание приобрело черты литературного сочинения. Добрую половину духовной занимает обширное введение с покаянием и поучением «чадцам».

Текст объединяет записи разновременного происхождения.

За введением следует традиционное начало завещания: «И Бог мира в Троице славимый…» Ниже следуют наставления сыновьям, в точности повторяющие завещание Ивана III. Младший брат должен «держать старшего в отца место», старший — держать младшего без обиды.

В литературном введении к завещанию сходные наставления приобретают иное звучание. Грозный не чувствует себя стесненным традицией, и его наставления производят впечатление взволнованной речи: «А ты, сыне мои Федор… во всем бы еси Ивану сыну непрекословен был так, как мне, отцу своему, и во всем бы есте жил так, как из моего слова».

Конец завещания носит традиционный характер и дословно списан с духовного завещания Ивана III. Государь наказывает удельному князю слушать брата своего старейшего, государства под ним не подыскивать, ни с кем на него не «одиначиться». Однако даже в этот традиционный текст царь внес поправку, соответствующую его характеру. Иван III угрожал ослушнику, что на нем не будет благословения Божьего и родительского. Царь завершал увещевания словами из Евангелия: «Аще кто не чтит отца или матерь, смертью да умрет».

Иван IV наставлял наследников чтить память родной матери и мачех: «А что по грехом, жон моих, Марьи да Марфы, не стало, и вы б жон моих Марью да Марфу, а свои благодатныя матери, поминали во всем по тому, как аз уставил…» Мария Черкасская умерла в 1569 г., Марфа — в 1571 г. Четвертая жена, Анна Колтовская, упомянута как живая.

Царское завещание заключало в себе пространное «исповедание», полное горьких признаний. Царь уподоблял себя всем библейским грешникам — от Каина до Рувима.

Последнее имя навело исследователей на любопытные размышления. При всем желании Иван никак не мог уподобиться Рувиму, «осквернившему отче ложе». Отсюда следует, что Грозный ограничился формальным покаянием во всех возможных грехах (Б.Н. Флоря). Так ли это? Иван был книжником, и потому его исповедь есть образец книжной мудрости. Важной особенностью православной книжности было говорение истины чужими словами. Библейские образы и цитаты обладали высшим авторитетом.

Ссылки не всегда точно подходили к случаю. Так было и с Рувимом, упомянутым всуе, не к месту.

Покаяние Грозного менее всего может рассматриваться как формальное. Иван был человеком глубоко религиозным и надеялся, что искреннее покаяние принесет ему спасение. А.С. Пушкин точно уловил эту особенность характера царя «с его душой, страдающей и бурной».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

 

* Для корректного отображения тропаря необходимо установить шрифты
ДЕРЖАВНЫЙ ГИМНОГРАФ

Царь Иоанн Васильевич Грозный
ДУХОВНЫЕ ПЕСНОПЕНИЯ И МОЛИТВОСЛОВИЯ
ТРОПАРИ
КОНДАК
СТИХИРЫ
КАНОН
МОЛИТВЫ
ДУХОВНАЯ ГРАМОТА
Общество святителя Василия Великого
Москва 1999
Составитель: Сергей Фомин.

© Составление, статьи, комментарии, макет — Сергей Фомин. © Художник — Андрей Леднев.

ОГЛАВЛЕИЕ

Предисловие: Сергей Фомин «Державный Гимнограф»
1. Молитва Царя Иоанна Васильевича Божией Матери и святителю Петру, Митрополиту Московскому и всея России чудотворцу об избавлении от безбожных агарян (1541)
2. 7 апреля. Преподобный Даниил, Переяславский чудо­творец (t 1540). Тропари (1550-е гг.)
3. Молитва Царя Иоанна Васильевича «о поможении Православному христианьству от безбожных и злых изменников казанских татар» (1552)
4. Моление царское за Божественной Литургией перед взятием Казани (1552)
5. Хвала Царя Богу после взятия Казанского Царства (1552)
6. 23 июня. Сретение Владимирской иконы Божией Матери (празднество установлено в память спасения Москвы от нашествия ордынского царя Ахмата в 1480 г.). Стихиры (1550-1560-е гг.)
7. 24 мая. Преподобный Никита, столпник Переяслав­ский (t 1186). Тропарь (1550-е гг.)
8. 14 февраля. Перенесение честных Мощей Святых Мучени­ков и Исповедников благоверного Князя Михаила Черни­говского, и болярина его Феодора (+ 20.9.1246), чудо­творцев (1578). Тропарь. Кондак. Послание (1578)
10. 21 декабря. Преставление святителя Петра, Митрополита Московского и всея России чудотворца (+ 1326). Стихи­ры (н. 1580-х гг.)
11. Канон Ангелу Грозному, воеводе и хранителю всех человеков, от Бога посланного по вся души человечес­кие (1570 — н. 1580-х гг.)
12. МОЛИТВА к Господу нашему Иисусу Христу и Святому Архаггелу Михаилу
13. Духовная Царя и Великаго Князя Иоанна Василье­вича, Самодержца Всероссийскаго (1572)
ПРИЛОЖЕНИЕ I. Николай Тупиков. Литературная деятельность Царевича Иоанна Иоанновича
ПРИЛОЖЕНИЕ II. Фактографические свидетельства почитания Царя Иоанна в Лике Святых
ПРИЛОЖЕНИЕ III. Святой Праведный Псковоезерский Старец Николай (Гурьянов) о Святом Благоверном Царе Иоанне Васильевиче Грозном
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. Тропарь и молитва Святому Благоверному Царю Иоанну IV Грозному
Список Сокращений

Сергей Фомин «Державный Гимнограф»

«Толикий в мудрости, никим побежден бысть»
Иван ТИМОФЕЕВ

* Мы не берем в расчет историков-популяризаторов, в писаниях кото­рых гораздо больше публицистики, нежели результатов серьезных ис­следований; а потому — неизбежно — базирующихся на грязных сплетнях иностранцев — открытых и скрытых врагов России. (В их книгах не хватает, пожалуй, лишь пресловутых медведей, бродящих по улицам Первопрестольной.) Впрочем, сам внешний облик этих изда­ний уже говорит о многом. Двухтомник одного «доктора наук» о Рус­ском Государе выходит в небезызвестной серии «Тирания» — в компа­нии книг о Геббельсе, Бормане, «застольных разговорах» фюрера . Причем, на обложке и на титульном листе говорится, что речь в сем опусе пойдет о «Великом Государе Иоаке» — именно так с одним «н»! Обложку книги другого ученого мужа украшает коллаж из совмещен­ных кремлевской рубиновой звезды, Царского венца и… виселицы .

В 1970-1990-е годы было опубликовано несколько но­вых духовных текстов, принадлежавших Царю Иоанну IV, и исследований о них .

Лучше, пожалуй, не скажешь.

Библиография

1. Временник Ивана Тимофеева. Под ред. чл.-корр. АН СССР В. П. Адриановой-Перетц. М.-Л. Изд. АН СССР. 1951. С. 12.
2. Кобрин В. Б. Иван Грозный. М. «Московский ра­бочий». 1989. С. 160.
3. Скрынников Р. Г. Великий Государь Иоан Васильевич Грозный. Т. I-II. Смоленск. «Русич». 1996.
4. Янов А. Л. Тень Грозного Царя. Загадки Русской ис­тории. М. Издательская фирма «КРУК». 1997.
5. Нечволодов А. Д. Сказания о Русской земле. Кн. П. М. 1997. С. 482.
6. Там же. С. 624.
7. Кобрин В. Б. Иван Грозный. С. 139, 141-142.
8. Лихачев Д. С. Иван Грозный — писатель // Послания Ивана Грозного. Под ред. чл.-корр. АН СССР В. П. Ад­риановой-Перетц. М.-Л. Изд. АН СССР. 1951. С. 453, 455-456, 461, 466-467. Ср. эту же статью, но уже переработан­ную (Сочинения Царя Ивана Васильевича Грозного // Ли­хачев Д. С. Избранные работы в трех томах. Т. 2. Л. 1987. С. 280-297). Тон уже другой, да и акценты смещены.
9. Сахаров И. П. Царь Иоанн IV Васильевич — литера­тор // Русский вестник. 1842. № 11-12. С. 30-35.
10. Архиеп. Филарет (Гумилевский). Обзор русской ду­ховной литературы. 862-1720. СПб. 1857.
11. См.: Соловьев С. М. Сочинения в 18 книгах. Кн. IV. М. «Мысль». 1989. С. 151-156.
12. Жданов И. Н. Сочинения Царя Ивана Васильевича // Сочинения И. Н. Жданова. Т. I. СПб. 1904. С. 83-84. Ав­тор указывает место хранения рукописи В. М. Ундольско-го: «Рукоп. Москов. муз. № 1398», т. е. Московский Пуб­личный Румянцевский Музей (ныне РГБ. Ф. 310 и ф. 707). Собрание было приобретено в 1866 г.
13. Там же. С. 100-101.
14. Архим. Леонид (Кавелин). Стихиры, положенные на крюковые ноты. Творение Царя Иоанна, Деспота Россий-скаго. СПб. 1886. С. V.
15. Архим. Леонид (Кавелин). Послание к неизвестному против люторов. Творение Парфения Уродивого. СПб. 1886. С. 1.
16. Шляпкин И. А. Ермолай Прегрешный, новый писа­тель эпохи Грозного // Сергею Федоровичу Платонову ученики, друзья и почитатели. СПб. 1911. С. 554-555.
17. Сочинения И. Н. Жданова. Т. I. С. 101-102.
18. Шляпкин И. А. Что можно найти в старом помина-ньи?//Сб. «Привет». СПб. 1898. С. 213.
19. Сочинения И. Н. Жданова. Т. I. С. 101.
20. Спасский Ф. Г. Русское литургическое творчество Макариевского периода // Православная мысль. Труды Православного богословского института в Париже. Вып. VIII. Париж. 1951. С. 131.
21. Там же. С. 133-134.
22. Лихачев Д. С. Канон и Молитва Ангелу Грозному воеводе Парфения Уродивого (Ивана Грозного) // Руко­писное наследие древней Руси. По материалам Пушкин­ского Дома. Л. 1972. С. 10-27. То же в кн.: Лихачев Д. С. Исследования по древнерусской литературе. Отв. редактор О. В. Творогов. Л. «Наука». 1986. С.361-376; Серегина П. С. Отражение исторических событий в стихире о Темир-Аксаке и в других песнопениях Владимирской иконе и проблема авторства Ивана Грозного // Памятники куль­туры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Архео­логия. Ежегодник 1985 г. М. «Наука». 1987. С. 148-164; она оже. Стихиры Митрополиту Петру «творения» Ивана Грозного // Древнерусская певческая культура и книж­ность. Сборник научных трудов. Л. 1990. С. 69-80; она же. Песнопения Русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI-XIX вв. «Стихирарь месячный». СПб. 1994; Рамазанова Н. В. Тропарь и кондак на пренесение честных мощей Князю Михаилу Черниговскому, «…тво­рение Ивана, богомудраго Царя, Самодержца Российска-го» (к проблеме атрибуции) // Литература Древней Руси. Источниковедение. Сборник научных трудов. Л. «Нау­ка». 1988. С. 107-116.
23. Добиаш-Рождественская О. А. Культ святого Ми­хаила. Пг. 1917 (гектографическое издание).
24. Лихачев Д. С. Исследования по древнерусской лите­ратуре. С. 368, 370-371. Утверждения академика, увы, не новы. См.: Никитин А. Л. Точка зрения. М. «Советский писатель». 1985. С. 354-389; Григорьев Г. Л. Кого боялся Иван Грозный? К вопросу происхождения опричнины. М. «Интерграф Сервис». 1998. С. 57, 106.
25. Митрополит Иоанн, Санкт-Петербургский и Ла­дожский. Самодержавие духа. Очерки Русского самосоз­нания. СПб. 1994. С. 156-157.
26. См., напр.: Финдейзен П. Ф. Очерки по истории му­зыки в России. В 3-х вып. Т. 1. Вып. 3. М.-Л. 1928. С. 246-247; Успенский И. Д. Образцы древнерусского певческого искусства. Л, 1968. С. 130-133; История русской музыки. В 10 томах. Т. 1. Древняя Русь, XI-XVII вв. / Автор тома Ю. В. Келдыш. М. 1983. С. 132-133.
27. Успенский П. Д. Древнерусское певческое искусство. М. 1971. С. 186.
28. Митрополит Иоанн, Санкт-Петербургский и Ла­дожский. Самодержавие духа. СПб. 1994. С. 132.

1. МОЛИТВА Царя Иоанна Васильевича БОЖИЕЙ МАТЕРИ и Святителю Петру, Митрополиту Московскому и всея России Чудотворцу об избавлении от безбожных агарян (1541)

И иде ко гробу Петра чюдотворца и с братом своим со князем Юрьем и начят слезы истачяти и Чюдотворца на помощь призывати и рече:

МОЛИТВА Царя Иоанна Васильевича БОЖИЕЙ МАТЕРИ и святителю Петру, митрополиту Московскомуи всея России чудотворцу об избавлении от безбожных агарян (1541) Печатается по: Полное собрание Русских летописей. Т. XXIX. М. 1965. С. 135-136.

2. 7 апреля Преподобный Даниил, Переяславский чудотворец (+1540)

Преподобный Даниил преставился 7 апреля 1540 года, в среду второй недели по Пасхе, в 11-м часу дня, будучи более 80 лет от роду.

Царя Иоанна Васильевича «о поможении Православному христианьству от безбожных и злых изменников казанских татар» (1552)

В лето 7060-е, читаем в Патриаршей летописи, «априля, благочестивый Царь възлагает всю надежу на Бога, сътворшаго небо и землю и все, еже суть, и Той съведы тайну всех человек, и на Пречистую Его Богоматерь и великых чюдотворцев, и сице глаголет:

МОЛИТВА Царя Иоанна Васильевича «о поможении Православному христианьству от безбожных и злых изменников казанских татар» (1552) Печатается по: Полное собрание Русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. Т. III. M. 1965. С.177.

за Божественной Литургией перед взятием Казани (1552)

МОЛЕНИЕ ЦАРСКОЕ за Божественной Литургией перед взятием Казани (1552) Печатается по: Полное собрание Русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. С. 216.

после взятия Казанского Царства (1552)

ХВАЛА ЦАРЯ БОГУ после взятия Казанского Царства (1552) Печатается по: Полное собрание Русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. С. 219.

(празднество установлено в память спасения Москвы от нашествия ордынского царя Ахмата в 1480 г.) СТИХИРЫ (1550-1560-е гг.)

Другое письмо с берегов Оки ушло во Владимир. Было велено поднимать чудотворную икону Девы Богородицы и идти к Москве

>В той же день празднуем Сретение Пречистой Владимирской .

Ины стихиры, глас 1-й. Подобен: О дивное чюдо. Творение Царево.

Слава и ныне, глас 6-й.

Яко венцеме пресветлыме, Пре­чистая Богородице, образом Твоим святыме градо Москва украсися и светися…

Помимо этого списка (Троицкий список. РГБ. Ф. 304. № 428), указание «творение Царево» против этих же сти­хир имеется в следующих рукописных книгах:

7. 24 мая Преподобный Никита, столпник Переяславский (+ 1186)

Что ти воздам, Преподобие, сетованию нашему скорый решителю? Еще же, Угодниче Божий, проше­ние наше сотвори, дабы Господь Бог умножил живота Чаду нашему в наследие Рода Царствия нашего.

Изображения преп. Никиты Переяславского встречают­ся на принадлежавших Царю иконах и Евангелии (под­робнее см. в предисловии к Канону Ангелу Грозному в наст. изд.).

Преподобному отцу нашему Никите Столпнику, Переяславскому чудотворцу, ТРОПАРЬ

24 мая Преподобный Никита, столпник Переяславский (t П86). ТРОПАРЬ (1550-е гг.) Печатается по: Акафист преподобному отцу нашему Никите Столпнику, Переяславскому чудотворцу. Изд. 2-е.М. 1897.

8. 14 февраля Перенесение честных мощей святых мучеников и исповедников благоверного Князя Михаила Черниговского, и болярина его Феодора (+ 20.9.1246), Чудотворцев (1578). ТРОПАРЬ. КОНДАК, ПОСЛАНИЕ (1578)

— Не желаю быть христианином только по имени, — последовал ответ Благоверного Князя, — а поступать как язычник. — И, сняв с себя меч, бросил им под ноги со словами: — Возьмите славу Mipa сего: она не нужна мне.

И общий вывод: Царь, «автор тропаря и кондака, был хорошо знаком с житийной литературой. Однако он лишь в редких случаях обращается к прямым заим­ствованиям»71.

>На перенесение мощем ТРОПАРЬ Великому Князю Михаилу Черниговскому, творение Ивана, Богомудраго Царя, Самодержца Российскаго >КОНДАК, Глас 5-й

См. также: Мансветов И. Церковный Устав (Типик). Его образование и судьба в Греческой и Русской Церк­ви. М. 1885. С. 311).

9. ПОСЛАНИЕ Благочестиваго Царя и Великаго Князя Ивана Васильевича всея Руси и всего Освященнаго Собора, к Великим Страстотерпцем и Исповедником: к Великому Князю Михаилу Черниговскому и боярину его Феодору, имеюще образ сицев:

Тот же автор находил в Послании «сходство с многими письмами Иоанна к князю Курбскому, к игумену Кирилло-Белозерского монастыря, и другим, и с его духовным Завещанием. По всему видно, что он один сочинял его» (с. 42).

>10. 21 декабря Преставление Святителя Петра, Митрополита Московского и всея России Чудотворца (+ 1326) СТИХИРЫ (н. 1580-х гг.) >Декемврия 21-го дня. В той же день Преставление Петра Митрополита Московскаго и всея России чудотворца.

И ныне, празднику.

11. КАНОН Ангелу Грозному, воеводе и хранителю всех человеков, от Бога посланного по вся души человеческие

Архангел Михаил был вождем народа Израильского, а нередко и карателем его врагов. Церковь в своих песнях также постоянно обращается к св. Архангелу Михаилу, как к Ангелу бранноносцу, защитнику Православной ве­ры и губителю ересей.

Канон Ангелу Грозному Царя Иоанна Васильевича не­редко встречался в рукописях и отмечался в их описаниях. Архимандрит Леонид, например, указывал на несколько списков из собрания Троице-Сергиевой Лавры конца XVI-XVII вв.8*

5) Икона «Никола Бородинский». Сер. XVI в. Из со­брания Троице-Сергиевой Лавры (Загорский музей. Инв. № 2719).

КАНОН Ангелу Грозному, и воеводе, и хранителю всех человек,

Царю Небесный, Утешителю, Ду­ше истины, Иже везде сый и вся ис-полняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякий скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Слава Отцу и Сыну и Святому Ду­ху, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

ко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Господи, помилуй. (12раз.)

Помилуй мя, Боже, по велицей ми­лости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наи­паче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; яко беззако-

Ирмос: Яко по суху пешешествовав Израиль, по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема, Богу побед-кую песнь поим, вопияше.

И ныне: Рождьшия Ти Царя выш­ним силам, Пресвятая Царица, Ты бо еси милостива, можеши бо облехчити мое бремя греховное тяшкое.

Ирмос: Несть свят, якоже Ты, Гос­поди Боже мой, вознесый рог верных Твоих, Блаже, и утвердивый нас на камени исповедания Твоего.

Святый Ангеле Христов, грозный воевода, помилуй мя грешнаго раба своего имрек. Егда приидет время твоего прихода, святый Ангеле, по мене грешна­го имрек разлучити мою душу от убо-гаго ми телеси, — вниди с тихостию, да с радостию усрящу тя честно.

Молю ти ся, святый Ангеле, яви ми свой светлый зрак и весело возри на мя окаяннаго, да не устрашит мене

И ныне: Святый Ангеле, не имам иного разве тебе заступника скора. Помилуй грешнаго раба своего имрек и приведи душу мою ко Владычицы. Та бо есть милостива отпущати греш­ным согрешения.

Ирмос: Христос моя сила, Бог и Господь, честная Церковь боголепно поет, взывающи от смысла чиста, о Господе празднующи.

Молю ти ся, страшный и грозный Посланниче Вышняго Царя, воевода, — весело возриши на мя окаяннаго, да не ужаснуся твоего зрака и весело с тобою путешествую.

Слава: От сердца вопию ти, грозный Воевода и воине Царя царствующим, несть силнее тебя и крепчайши во бра­ни, и умиленна в смерти**, и пряма во исправлении. Исправи душу мою на путь вечен.

Ирмос: Божиим светом Твоим, Блаже, утренюющих Ти души любо-вию озари, молюся, Тя ведети, Слове Божий, истинного Бога, от мрака гре­ховного взывающа.

О сродници мои, егда видите мене от вас разлучена, и зрак лица моего изменихся, и гробу предаюся, и ко Су­дии влеком буду, — и молитеся о мне святому Ангелу, да ведет душу мою в место покойно.

Слава: Людие Божий, благочестнии и вся племена земьстии, егда видите смертоное* тело на земли повержено и вонею объято — помолитеся ко Анге­лу смертоносному о мне, да ведет ду­шу мою в тихое пристанище.

Ирмос: Житейское море, воздвизае-мое зря напастей бурею, к тихому

пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Мио-гомилостиве.

От Бога посланнаго страшнаго Во­ина, царем, и князем, и архиереем, и всем людем великое изменение От су-етнаго века сего, в напастех пребы­вающих и в скорбех тружающих сущи верных.

Снятый Ангеле, от всех нас на зем­ли живущих дань свою приимеши от Бога повеленную ти, егда приидеши и неси в сокровище света.

И ныне: О Царице Владычице, си­рым Питателница и обидимым За­ступнице и бедным Помощница, бол-ным Надеяние и всем грешным оцы-щение, и мне грешному имрек буди ми Помощница и помилуй мя.

Небеснаго Царя воевода и предста­тель Престолу Божию и творитель во-

Ирмос: Росодателъну убо пещь со-дела Ангел преподобным отроком, халдеи же опаляющее веление Божие, мучителя увеща вопити: благословен ecu, Боже отец наших.

Великий, мудрый хитрец, никто не может твоея хитрости разумети, дабы скрылся от твоея нещадности. Сня­тый Ангеле, умилися о мне грешнем и окаяннем.

Слава: Снятый Ангеле, радуюся ду­шою и трепещу рукою и показуя лю­дей час разлучения души моей греш­ней от убогаго ми телеси. Снятый Аньгеле, помолися о мне грешней.

Ирмос: Из пламене преподобным ро­су источил ecu и праведного жертву водою попалил ecu: вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. Тя пре­возносим во вся веки.

Царю Небесному, слава Нетленно­му и непроходимая сотворшему чины ангелския, такова страшна и грозна смертоносна Ангела. Хвалите, пойте и превозносите его во веки.

Слава, и ныне: Царю Небесному, Бо­гу нашему угождаеши, славы не отпа-даеши, и заповеди Его не преступав­ши, и волю Его твориши, и в любви пребываеши. Ангела тя свята хвалим, поем и превозносим его во веки.

Ирмос: Бога человеком невозможно видети, на Негоже не смеют чини Ан-гельстии взирати; Тобою Всечис-

Осквернивше душу злыми похотми и теплыми слезами не омывше и ми­лостынею не очистивше, страшнаго Посланника не поминающе, мы же тя, Ангеле, по достоянию величаем.

Бога нам поведаеши, святый Анге­ле, и душу мою окаянную ис тела изи-маеши, и плоть разтлиши и гробу пре-

Достойно есть яко воистину блажи-ти Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога на­шего. Честнейшую Херувим и слав­нейшую без сравнения Серафим, без нетления Бога Слова рождшую, су­щую Богородицу Тя величаем.

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Влады-ко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Тропарь, глас 5-й

Упование наше, Богородице, кре­пкая Помошнице скорбящим, и от смерти изимаеши и от муки избавляв­ши, комуждо по достоянию благодати даеши .

Честнейшую Херувим и славней­шую без сравнения Серафим, без нет­ления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Господи, помилуй. (Трижды.)

Конец всем благим. Слава сверши­телю Богу. Аминь.

>12. МОЛИТВА к Господу нашему Иисусу Христу и Святому Архаггелу Михаилу

13. ДУХОВНАЯ Царя и Великаго Князя Иоанна Васильевича,

Примечание переписчика: Зде изгнание не значит лишение Престола, но ненависть на него, в по­следней же Духовной, учиненной в 7090 го­ду, яснее о сем говорит и мстить запрещает.

А Бог благоволит вам, тебе быть на государстве, а брату твоему Федору на уделе, и ты б удела его под ними не подъискивал, а на него лиха ни с кем ни ссылался.

И ты б сына моего Ивана, а своего брата старейшаго, держал в мое ме­сто, отца своего, честно и грозно, и на­дежду бы еси держать во всем на Бога да на него, и ни в чем бы еси ему не за­видел, занеже единородные есте у сво­ей матери.

А ты б, Иван сын, с братом своим молодшим, а с моим сыном Федором, жил в любви и в согласии заодин во всем, по моему приказу.

Примечание переписчика: Зде упоминает он трех жон умерших, а именно: Анастасия Романовых, Мария Черкаских, Марфа Сабакиных, да живая Анна, по ней была Марфа Нагих, итого 5. А Курпский в «Истории» показует: прежде сея Анны бысть 5 жен.

Да сына же своего Ивана благо­словляю своим Царством Руским, чем мя благословил отец мои, Князь Вели­кий Василей, и что мне Бог дал. 96

А ныне приказываю свою душу, сына своего Федора отцу своему, бого­мольцу, Антонию, Митрополиту всея России, да тебе, сыну своему Ивану.

А кто сию мою душевную грамоту порушит, тому судит Бог, и не буди на нем мое благословение.

Обоснование датировки см. в ст.: Веселовский С. Б. Духовное завещание Ивана Грозного // Известия Ака­демии Наук СССР. Серия истор. и философ. М. 1947. № 6. С. 508.

ПРИЛОЖЕНИЕ I. Николай Тупиков. Литературная деятельность Царевича Иоанна Иоанновича

Кроме жития, Иона по приказанию архиепископа Нов­городского Александра и по побуждению настоятеля оби­тели Питирима и всей братии написал еще похвальное слово Антонию.

Заковшу же ему и не пришедшу скоро в ­монастырь некиих ра- ди великих нужд, и не прилучися ему быти на преставление Преподобнаго (лист 126).

Такое же сохранение Царевичем выражений, относящих­ся к Ионе, видим и в тексте жития и чудес везде, где Иона говорит, что он слышал то или другое от кого-нибудь из «памятухов», эти слова повторяет и Царевич.

Уже с первых строк предисловия, написанного Царе­вичем, мы видим, что имеем дело с совершенно иными ли­тературными приемами, чем у Ионы. Вот начало преди­словия:

Далее:

Николай ТУПИКОВ

Примечание 1. Данное приложение печатается по: Тупиков Н. Литературная деятельность Царевича Ивана Ивановича // Журнал Министерства на­родного просвещения. Ч. 296. СПб. 1894. Декабрь. С. 358-374.

Примечение 2. Николай Михайлович Тупиков (1869 — 1900) — историк русского языка и литературы. «Реферат, прочитанный в годовом заседании Импера­торского Общества любителей древней письменности 5-го мая 1894 года. Тексты Жития Антония Сийского еще не изданы. При составлении реферата мы пользовались рукописями Императорской публичной библиотеки из со­брания графа Толстого: отд. II, № 344 (редакция Ионы, XVII века) и отд. III, № 31 (редакция Царевича, XVI века; список не отличается особенной исправностью текста)». — Прим. авт.

Примечение 3. О Царевиче Иоанне Иоанновиче (28.3.1554 т 19.11.1581) см.: Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как ис­торический источник. М. 1871. С. 301-302; Барсуков Н. П. Источники русской агиографии. СПб. 1882. Стб. 51-54; Строев П. М. Библиографический словарь и черновые к нему материалы. Приведен в порядок и издан под ред. А. Ф. Бычкова. СПб. 1882. С. 137; Архиеп. Филарет (Гуми-левский). Обзор русской духовной литературы. Изд. 3-е. Кн. 1. СПб. 1884. С. 163-164; Дмитриев Л. А. Иван Ивано­вич // Словарь книжников и книжности древней Руси. Вып. 2. Ч. 1. Л. «Наука». С. 384-386.

Примечание 4: В собрании графа Толстого есть еще один список (XVII века) жития преподобного Антония Сийского (отд. И. № 490). Здесь мы имеем сме­шанную редакцию: в основе ее лежит текст Ионы, но из редакции Ца­ревича внесены многие поправки и дополнения, сделанные по стили­стическим соображениям, например, описание бушующего моря. Зато все оригинальные части труда Царевича, а также церковно-историчес-кие экскурсы в смешанной редакции отстутствуют.

Так, в одном из трудов известного русского агиографа графа Михаила Владимировича Толстого (1812 f 1896) читаем: «В сборниках библиотеки Общества ис­тории и древностей № 39, 40, помещены: а) служба пре­подобному Антонию Сийскому, «описана Иваном Ру­сином, от рода Варяжска» в лето 7086 (1578); б) «Житие и подвиги аввы Антония чудотворца… переписано бысть многогрешным Иваном во второе по первом пи­сатели»; в) похвальное слово преподобному Антонию того же сочинителя, Царевича Иоанна, написанное в 1580 году. В послесловии Царевич пишет, что при митрополите Антонии Сийский игумен Питирим и ученик преподобного Антония Филофей приходили в Москву просить об установлении празднования преподобному Антонию, и Собор повелел праздновать, и что тогда просили его, Царевича, написать канон преподобному. Далее Царевич называет Филофея первым списателем жития преподобного Антония и об этом жизнеописа­нии замечает: «Зело убо суще в легкости написано». «После канона, — говорит он, — написал я и житие; архиепископ Александр убедил написать и похвальное слово». Царевич упоминает еще, что преподобный Ан­тоний приходил в Москву к родителям его и весьма любил их духовно; особенно любил его мать, т. е. доб­родетельную Анастасию. Эта-то любовь угодника Бо-жия и заставила Царевича описать жизнь его. Таким образом Царевичем Иоанном сочинены служба и по­хвальное слово преподобному Антонию. Что касается до Жития, то при сочинении его, имел ли он в виду жизне­описание иеромонаха Ионы 1579 года, он не говорит о том, а пишет, что дополнял краткие записки» {Толстой М. В. История Русской Церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991. С. 432).

>ПРИЛОЖЕНИЕ II. Фактографические свидетельства почитания Царя Иоанна в Лике Святых

10 июня обретение телеси Великомученика Царя Иоанна.


Крпупноформатную копию данной иллюстрации можно посмотреть/скачатьздесь

Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич Грозный, Фреска Новоспасского Монастыря города Москвы, XVII век. В конце XX века, по «благословению» одного известного московского Архиерея фреска была уничтожена, после чего чюдесным образом ветер посрывал все Кресты в Монастыре
(крупноформатная копия здесь)
Благоверный и Христолюбивый Богом Венчанный Великий Государь Царь и Великий Князь , Иоанн Васильевич всея России, многих Государств Государь и Самодержец. Грановитая плата Московского Кремля. Фреска конца XVI века
(крупноформатная копия здесь)
Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич Грозный. Фрагмент иконы Тихвинской Божей Матери, Благовещенский Собор Московского Кремля, XVI век. Как известно, Святой Благоверный Царь Иоанн особо почитал Тихвинскую Икону Божей Матери. Именно Грозный Царь воздвиг и основал Тихвинский мужской Богородичный Монастырь, в котором храниться сия величественная Святыня, символизирующая Чистоту Православной Веры и Богоизбранность Русского Народа Вождь Земной Воинствующей Церкви — Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич Грозный. Фрагмент иконы «Благословенно воинство Царя Небесного» или Церковь Воинствующая, XVI век.
Более подробно об Иконе и её истории см.

Другие многочисленные иконы, фрески (в том числе, представленные здесь иконы и фрески большого формата) Святого Благоверного Царя Иоанна Васильевича IV Грозного, см. здесь: http://www.ic-xc-nika.ru/ikons/Ioann_Vasilevich_IV_Groznyi/000.html

ПРИЛОЖЕНИЕ III. Святой Праведный Псковоезерский Старец Николай (Гурьянов) о Святом Благоверном Царе Иоанне Васильевиче Грозном

Святому Царю Иоанну не нужно оправдываться, ибо совесть Его пред Богом и Церковью ЧИСТА. Он хранил Господом врученное Царство и Церковь от врагов и ересей, Он был Первовенчанным Царем, СОБРАВШИМ воедино Святую Русь.

Не переживайте. Неправда ПОМОЖЕТ открыть ПРАВДУ! Иоанн Грозный уже причислен Церковью к Лику Святых, он местночтимый Кремлевский (Московский) Святой, и это сохранилось в Церковных Летописях

ПРИЛОЖЕНИЕ IV. Тропарь и молитва Святому Благоверному Царю Иоанну Васильевичу IV Грозному

Тропарь Царю Иоанну Грозному, глас 4-й

Молитва Святому Благовѣрному Царю Іоанну Васильевичу IV Грозномъ

Александр Дворкин:

Весной 2009 года на экраны выйдет новый фильм Павла Лунгина, рассказывающий о временах грозного царя Иоанна IV и святого мученика митрополита Московского Филиппа. Консультантом на съемках этого фильма стал професор ПСТГУ А. Л. ДВОРКИН, защитивший в свое время диссертацию «Иван Грозный как религиозный тип». Ему же довелось сыграть и роль архиепископа Пимена Новгородского.

О будущем фильме и феномене популярности Ивана Грозного с Александром Леонидовичем беседовал корреспондент «Нескучного сада» Леонид ВИНОГРАДОВ.

«Иван Грозный не был великим правителем»

Сыграть святого

— Александр Леонидович, насколько фильм соответствует исторической правде? Может ли вообще художественное произведение быть исторически достоверным?

— Павел Семенович Лунгин, мне кажется, очень стремится к достоверности. Он пригласил меня стать консультантом, и я с радостью согласился — мне очень симпатично его творчество. Кроме того, меня попросили об этом сразу несколько уважаемых мной священников. И я старался помочь Лунгину сделать сценарий максимально достоверным. По просьбе Павла Семеновича и с благословения своего духовника я сыграл в фильме небольшую роль — архиепископа Пимена Новгородского, который председательствовал на хиротонии митрополита Филиппа. Не представляя себе чина архиерейской хиротонии, невозможно его поставить и сыграть, а я все-таки бывший иподиакон. И вот мы репетируем выход только что рукоположенного митрополита к народу. Стоит массовка в костюмах того времени, все кланяются процессии, и я кричу: «Шапки долой!» Все срывают шапки — тут же выбегает костюмер и кричит: «Только не это!» Потому что под шапками у всех парики, которые снимаются вместе с шапками. И снятие шапок отменили. С такими условностями приходится мириться. Есть исторические анахронизмы — в сюжет вставлены более ранние или, наоборот, более поздние исторические эпизоды. Такой прием в художественном произведении допустим — это помогает глубже раскрыть характеры героев в короткий временной отрывок, в котором развертывается повествование. Но в целом же меня поражало, как режиссер старался воспроизвести эпоху до самых ее мельчайших деталей.

— Это фильм о противостоянии Ивана Грозного и митрополита Филиппа?

Александр Дворкин в роли
архиепископа Пимена Новгородского

— Рабочее название картины «Иван Грозный и митрополит Филипп». Потому что это фильм настолько же про митрополита Филиппа, насколько и про Ивана Грозного. В нем показана не вся эпоха Ивана Грозного, но только годы его конфликта с митрополитом (1566-1568). Имя Ивана Грозного в России известно всем, а про святителя Филиппа люди знают гораздо меньше. И Павел Лунгин пытался показать, что в той страшной действительности были и другие люди, святые. Чем закончится конфликт, зрителю, как и в любом историческом фильме, известно. Интрига фильма в противостоянии двух характеров — Ивана Грозного и митрополита Филиппа. Показан духовный рост святителя, его восхождение на все более высокие ступени святости. Петр Мамонов, Олег Янковский, Павел Лунгин. Вначале он колеблется, не знает, как поступить. Надо остановить зверства, но допустимо ли противоречить царю? Человек своего времени, митрополит верит в необходимость и спасительность монархии, ее божественное устроение. Но постепенно он решает, что не имеет права молчать, хотя понимает, что, обличая царя, обрекает себя на мученическую кончину. Раз не может уберечь свою паству, которую казнят, то должен разделить ее судьбу, вместе с ней взойти на Голгофу. Очень интересно следить за его ростом, осознанием себя, своего долга.

— Но возможно ли сыграть святого?

— Об этом лучше спросить у актера. Я только со стороны наблюдал. Олег Иванович Янковский — очень талантливый актер, и делает все возможное, чтобы передать характер своего героя. Перед съемками он молился святому, которого играл. Все съемочные дни (по крайней мере, те, в которых я участвовал) начинались с молебна святителю Филиппу. Вся съемочная группа приходила на молебен, и люди говорили, что это им реально придает силы.

Смутное время — следствие любого деспотизма

— Житие святителя Филиппа составлено в конце XVI века со слов державшего его в заключении пристава Степана Кобылина и нескольких уцелевших соловецких монахов, ранее лжесвидетельствовавших против митрополита на Соборе 1568 года. На основании этого некоторые почитатели Иоанна Грозного считают, что верить житию нельзя. В частности, они утверждают, что Малюта Скуратов не убивал святителя, но не застал его в живых.

— Действительно, эти монахи лжесвидетельствовали против митрополита. Пристав Степан Кобылин зверски издевался над ним. Но сами подумайте, рассуждая по-мирски, таким людям выгоднее было бы, составляя житие, представить все наоборот, придумать вину митрополита Филиппа и тем самым обелить себя, свои действия против него. Но святость митрополита преобразила этих людей, и они совершают подлинное покаяние, рассказывают о своем предательстве и злодействе. Именно поэтому их свидетельству можно доверять.

Каждый человек имеет право на свое мнение, но в исторической науке принято ссылаться на документы, которые подтверждают твою версию. Если находят новый документ, в котором совсем другие факты, его надо опубликовать, и, возможно, он станет отправной точкой для пересмотра тех или иных исторических событий. Но на основании чего сторонники канонизации Грозного решили, что все было не так, как написано в житии святителя Филиппа, что Малюта Скуратов не застал его в живых? Никаких документов они не предъявляют, а значит, пока мы можем это квалифицировать только как их фантазии. В книге «Самодержавие духа», которая приписывается покойному митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну (Снычеву), есть глава про Ивана Грозного. Там сказано, что во всех известных нам хрониках написано так, а на самом деле все было по-другому, и далее приводится альтернативная версия событий. Но альтернативная версия должна быть подкреплена источниками. В этой же книге нет ни одной (!) ссылки, поэтому даже не с чем спорить. Разве что авторы текста считают себя провидцами, способными при помощи ясновидения восстановить истину… На таком уровне спорить нереально.

— В чем же все-таки причина такой популярности Ивана Грозного сегодня? Был ли он, на ваш взгляд, несмотря на свою жестокость, великим правителем?

— Я хочу разделить людей, которые просто считают Ивана Грозного незаурядным правителем и мыслителем, и тех, кто требует его канонизации. Хотя в чем-то их позиции совпадают, с первыми все же можно вести диалог на базе фактов и их осмысления. Популярность Ивана Грозного как правителя — следствие, в первую очередь, кризисного положения нашего государства. Для таких моментов всегда характерна ностальгия людей по сильной руке, по правителям, которых в стране и в мире боялись и почитали. Психологически этот феномен понятен. Но часто такая популярность питаема мифами. Несомненно, Грозный был яркой, незаурядной личностью, очень образованным для своего времени человеком, в том числе и начитанным в богословии, талантливым писателем. Но великим правителем он не был! Правителю необходим сильный характер и ясное видение реальности, а Иван Грозный легко поддавался влиянию, и не только других людей, но и собственных теорий. Даже если реальность коренным образом отличалась от его схем, он следовал этим схемам. Это никак не признак сильного характера. А главное — плоды. Да, в первой половине его правления были серьезнейшие успехи на внешнеполитическом поприще. Но потом… Даже завоевание Сибири — единственное увеличение территорий в конце его царствования — не заслуга Ивана Грозного. Ермак пошел туда на свой страх и риск фактически без ведома царя. Когда же эти завоеванные территории преподнесли Ивану Грозному, он благоволил принять их в свое владение. А Ливонскую войну он развязал, не послушав своих компетентных советников, да и вел ее бездарно, фактически сам сколотив против себя коалицию всей Северной Европы и не закончив ее на выгодных условиях, когда еще можно было. В результате мы проиграли эту войну, лишились жизненно важных приморских территорий. В начале правления Ивана Грозного крымские татары были вассалами Москвы, платили дань, совсем немного оставалось до полного завоевания Крыма, а кончилось тем, что крымско-татарская армия дошла до Москвы, сожгла ее. В конечном итоге именно все это привело к Смутному времени, и лишь благодаря консолидации всех народных сил удалось спасти государство. Результаты царствования Ивана Грозного плачевны.

— А взятие Казани?

— Взятие Казани было великим делом, и если бы на этом завершилось царствование Ивана IV, мы бы оценивали его по-другому. Но после Казани он еще долго царствовал, и дела шли все хуже. В период взятия Казани и Астрахани Иван Грозный еще находился под влиянием действительно великого исторического деятеля — митрополита Макария. Я считаю, что взятие Казани и Астрахани — в гораздо большей степени заслуга святителя Макария, священника Сильвестра и просвещенных людей, бывших в то время советниками царя опять же по рекомендации митрополита Макария.

Своеобразное Православие

— Почему же митрополит Макарий еще мог повлиять на него, а митрополит Филипп — уже нет? Когда произошел переломный момент, после которого архиерей перестал быть для Ивана Грозного авторитетом?

— Такого момента назвать нельзя. В конце жизни митрополит Макарий утратил влияние на царя и отошел от дел. Иван Грозный был впечатлительным человеком. Когда в его ранней юности произошли бунты, пожары, волнения, он воспринял их как кару за свои беззакония, тогда и начало сказываться доброе влияние митрополита Макария. Но даже тогда оно было относительным. Еще во время первого брака с Анастасией… Он всегда говорил, что она — единственная, кого он любил, и, не отрави ее бояре, все сложилось бы иначе (опять же версия об отравлении была создана им самим позже, чтобы стать оправданием его зверств). На самом же деле и при Анастасии его личная жизнь была далеко не безупречной, за что его упрекал митрополит Макарий. Даже тогда никто не мог его удержать в каких-то рамках. Человек своевольный, он, в конце концов, стал тяготиться опекой митрополита и возненавидел его.

— Известно ли, в каком духовном состоянии он закончил свою жизнь? Успел ли он покаяться и причаститься перед смертью?

— Имеющиеся документы того времени сообщают, что после вступления в четвертый брак царь более не причащался. Перед этим браком он вынудил архиереев собрать Собор, который разрешил царю в виде исключения четвертый брак, но при этом на три года отлучил его от причастия. Царь принял это решение Собора, но не прошло трех лет, как он женился пятый раз. Больше никаких соборных решений по поводу его браков не было, и до конца жизни он больше ни разу не причастился. Об этом написано в сочинениях папского посланника Антония Поссевино, который приехал в Россию уже в конце правления Ивана IV. Сторонники канонизации Грозного опять же говорят, что свидетельствам иезуита нельзя верить. Мол, он был враг России, а враг соврет — недорого возьмет. Да, враг может соврать, но когда ему это выгодно. А иезуиту выгоднее было бы показать, что, несмотря на очевидные нарушения царем канонов, Русская Церковь (для Антония Поссевино раскольническая) позволяет ему причащаться, тем самым не соблюдая собственных нравственных правил. Дескать, и царь у них блудник, и Церковь такая же… Иезуит же, хоть и нехотя, но написал невольный комплимент Русской Церкви. Так что в этом ему как раз можно верить.

— При этом Иван Грозный всегда любил православное богослужение, и ему даже приписываются некоторые богослужебные тексты: стихира на Сретение Владимирской иконы Божией Матери, канон архангелу Михаилу, преподобному Никите Столпнику.

— Весьма вероятно, что именно он их и написал, но это ничего не значит. Есть богослужения, написанные даже несомненными еретиками, например, императором-иконоборцем Феофилом. Грозный считал себя православным, продолжателем отеческих традиций. Но воспринял при этом западноевропейскую секулярную ренессансную модель правления. В его рассуждениях о роли и месте правителя очевидны параллели с творениями Макиавелли и других западных писателей того времени. А современные ему западноевропейские правители превосходили один другого в жестокости. Иван Грозный. Европейская гравюра. 16 век. И Иван IV вписывается в роль западного ренессансного национального монарха, он типичен для нее, но не для православного русского или византийского царя. Он первым из русских правителей категорически отказывался от любых ассоциаций с православной Византийской империей, возводил себя к некоему мифическому Прусу, якобы брату императора Августа, от которого пошла Пруссия, а от Пруссии — Руссия. Это легенда, которую он придумал, чтобы подчеркнуть свое родство с Западной Европой. Он публично называл себя немцем и отрекался от русских. Сторонники канонизации утверждают, что царь развивал идею «Москва — Третий Рим». Ложь или невежество — ни разу в своих сочинениях он не употребил это выражение, сама идея Третьего Рима ему была чужда и не нужна.

Когда я исследовал опричнину, то понял, что царь создал ее по образцу доминиканского ордена. Символ опричнины — собачья голова и метла. На гербе ордена доминиканцев мы видим ту же собачью голову и пук оливковых веток. В Средние века доминиканцев называли Domini canes — псы Господни (игра слов). Доминиканцы заведовали инквизицией, и Грозный создал монашеский орден, заведовавший своего рода инквизицией, а игуменом этого ордена был сам. В отличие от римо-католичества, православие не знает экстерриториальных монашеских орденов, независимых от епархиальных структур, но опричнина стала именно таким образованием. Карамзин считал опричнину пародией на монашество; но это не пародия — Иван IV основал настоящий монашеский орден. Опричники не давали обета безбрачия — это он перенял от лютеранских рыцарских орденов в Прибалтике, с которыми столкнулся во время Ливонской войны. Но обеты отказа от всех, кто не входит в опричнину (включая родителей), абсолютного послушания главе ордена опричники давали.

В начале своего царствования, на Стоглавом соборе, Иван Грозный тогда еще робко поставил вопрос об ограничении монастырского землевладения. Значительная часть государственных земель принадлежала монастырям, не облагалась налогами. И вот Иван Грозный поставил вопрос и получил жесткий ответ от митрополита Макария и отцов Стоглавого собора, которые дали ему понять, что негоже царю вмешиваться в церковную собственность. Иван Грозный принял это решение, но, создав позже опричнину, фактически решил вопрос в свою пользу. Он вернул монастырскую землю, оставаясь, как ему казалось, в рамках решения Стоглавого собора. Ведь коль скоро он создал монашеский орден, игуменом которого сам и стал, то переход монастырских земель в опричнину был, по его мнению, не отчуждением их от Церкви, но просто переводом из одной монастырской юрисдикции в другую. Создание другой церковной юрисдикции — раскольнический шаг, и опричнина действительно расколола страну, привела к ее разорению и массовым убийствам. Но показательно, что создал ее Иван Грозный не по православному, а по католическо-протестантскому образцу. Сам-то он, несомненно, считал себя православным, но православие его было весьма и весьма своеобразным.

Сталинский заказ

— Связана ли его искаженная религиозность с психической патологией? Повлияло ли тяжелое детство на его психическое состояние?

— Здесь я тоже не согласен с Карамзиным. И не только с ним — многие писатели потом жалели Ивана Грозного, сиротку, которого в детстве якобы обижали. Я думаю, что его в детстве как раз чересчур много баловали. Он рано остался без отца, но в то время самодержавная монархия на Руси была непреложной святыней, никто из бояр не думал ни об ее отмене, ни о том, чтобы взойти самому на престол. Группы бояр постоянно ссорились за влияние на царя, каждая из групп старалась его задобрить и перебаловать. В том-то и проблема, что у него не было строгого отца. Отец мог бы приучить его к дисциплине, ввести в какие-то рамки. Какая-то психическая патология у него, наверное, была, но трудно сказать, врожденная или появившаяся в результате его теоретических построений. Незаурядный полемист, начетчик, умевший в каждом случае удачно процитировать Писание, он сам построил вокруг себя безрадостный мир, в котором отсутствовала свобода. Он часто подчеркивал, что свободы нет и быть не может, каждый в своем сословии должен исполнять свои обязанности и только этим спасается. Для каждого сословия есть свои нравственные нормы. Если простой человек должен следовать евангельской морали, то царь — ни в коем случае, иначе он не будет успешным царем. Царь спасается процветанием своего царства, а процветание зависит от ничем не ограниченной воли царя. И он поступал по своей неограниченной воле, но стране становилось все хуже. Он не понимал, в чем дело, начинал каяться, потом зверствовать, потом опять каяться, но продолжал хранить верность своим теоретическим построениям. Взгляды его на Православие можно без преувеличения назвать еретическими, и они вполне могли ввести его в глубокую прелесть.

— А как вы относитесь к модным сегодня сравнениям со Сталиным?

— Я не люблю такие исторические параллели. Любого политического деятеля корректно сравнивать лишь с его современниками. Ивана Грозного — с французским королем Карлом IX, с английским Генрихом VIII, с Сигизмондом Малатестой из Римини, со шведским Эриком XIV, каждый из которых безжалостно резал своих подданных. Сравнивать же его со Сталиным некорректно. Оба были кровавыми диктаторами, но двигали ими совершенно разные идеи. И Сталин, разумеется, имел несравненно больше реальной власти. Правда, сам Сталин и заказал этот миф. Знаменитый фильм Эйзенштейна «Иван Грозный» снят по заказу Сталина. И эти параллели — Сталин, Петр I, Иван Грозный — продукт сталинского агитпропа. Позднее эти параллели были парадоксальным образом восприняты нашей либеральной интеллигенцией, сменившей знаки с плюса на минус, но сохранившей миф о близости этих правителей и их типичности для русской истории. Несмотря на то, что Эйзенштейн — гений, его фильм об Иване Грозном даже отдаленно нельзя считать историческим. Надеюсь и верю, что Лунгину удалось снять настоящий исторический фильм. Пока мы его не увидели, окончательно судить рано, но Павел Семенович прилагал все усилия, чтобы показать зрителям правду о той эпохе.

«Нескучный сад»

Опричнина Ивана Грозного и ее религиозные основания

Контрольная работа по предмету

«ИСТОРИЯ РОССИИ»

Курс

Учебный год

вариант №2

(сан) Ф.И.О. студента _________Звездин Алексей Иванович______

__________

Дата выполнения работы _______31.10.2015г._____

1. Опричнина Ивана Грозного и ее религиозные основания.

2. Внешняя политика России во второй половине XIX в.

3. «Перестройка»: основные реформы.

При выполнении заданий не следует дословно цитировать используемую литературу, проработав учебный материал, необходимо сформулировать все ответы самостоятельно. Этот лист должен использоваться в качестве титульного листа выполненной работы.

Опричнина Ивана Грозного и ее религиозные основания.

Московский государь Иван IV Васильевич (1530–1584), прозванный Грозным, несомненно, является одной из самых заметных фигур в отечественной истории вообще, и в истории отечественной духовно-политической мысли, в частности. Как политический деятель и как религиозно-политический мыслитель Иван Грозный предстает перед нами более чем противоречивой личностью. Мотивы его многих поступков нам до конца не понятны до сих пор, а жизнь и деятельность русского государя постоянно вызывают различные, зачастую диаметрально противоположные оценки (1).

Иван Васильевич был первенцем великого московского князя Василия III в его втором браке с Еленой Глинской (Соломонида Сабурова, первая жена Василия III, была отправлена в монастырь за бездетность). Очень рано, в три года, после смерти отца, он наследовал престол. Поэтому, с детства окруженный интригами и ожесточенной борьбой между различными боярскими группировками, Иван IV и сам поддался пагубным влияниям, уже в юности отличаясь необузданным, взрывным характером, склонностью к жестоким деяниям.

В то же время, при всей своей жестокости и необузданности, Иван Васильевич, как отмечали его современники, был «муж чудного рассуждения, в науке книжного поучения доволен и многоречив зело». И до конца дней своих Иван Васильевич оставался знатоком Священного Писания и прочей христианской литературы, прекрасным писателем, великолепно владеющим как высоким языком, так и простонародным, «кусательным» стилем. Образчиками писательского таланта Ивана Грозного являются его многочисленные послания, авторство которых установлено точно, и отдельные произведения, которые Грозному приписываются предположительно, — например, «Послание против люторов» и стихотворный «Канон ангелу грозному воеводе», в оригинале подписанный именем Парфения Уродивого, считающийся литературным псевдонимом царя (2).


Иван IV вырос в атмосфере напряженных и настойчивых поисков путей исполнения особой миссии России, возложенной на нее Самим Господом, которая царила в России в первой половине XVI века. Конечно же, он воспитывался в духе ожидания восшествия на престол истинного Помазанника Божиего. И постепенно сознание собственного исключительного положения не только в русском обществе, но и во всем мире стало для него неоспоримым.

Значительнейшим фактом и в судьбе Ивана Васильевича, и в судьбе всей России стало принятие им в 1547 году царского титула. С исторический точки зрения, Иван IV решился на поступок, который не позволили себе совершить ни его дед, ни его отец. Став царем — первым русским царем! — он оказался приравненным к величайшим государям прошлого и настоящего, и наконец-то исполнил долгожданную мечту, давно лелеемую в русском сознании — Российское царство теперь стало полновластным наследником и Рима «ветхого», и Рима «нового».

Поначалу, в конце 1540-х — 1550-е годы, Иван Васильевич еще следовал советам своих приближенных, которых стали называть «Избранной радой», и которые во многом ориентировались на «нестяжательские» идеалы. Однако чем больше он взрослел, тем больше убеждался в том, что только он один и является исполнителем воли Божией на земле. Здесь можно вспомнить слова историка В.О. Ключевского, сказавшего: «Иван IV был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, Помазанника Божиего» (3).

Особенно ярко эти взгляды Ивана Васильевича выражены в его переписке с князем Андреем Михайловичем Курбским, бывшим участником «Избранной рады», бежавшим из России от царского гнева. Именно в этих посланиях царь формулирует уже совершенно устойчивую религиозно-мистическую концепцию царя-Помазанника Божиего, облеченного Высшей Благодатью на труды свои. Причем важно отметить, что эта концепция появилась, во-первых, еще до введения опричнины (первое послание написано в 1564 году), и, во-вторых, стала религиозно-мистическим обоснованием ее введения. И именно эти взгляды превратили царя Ивана Васильевича в Ивана Грозного.

Историко-юридическим обоснованием своих прав на царское звание и самодержавное правление Иван Грозный считал версию, изложенную в «Сказание о князьях Владимирских» — династия Рюриковичей происходит от римского императора Августа, а царские регалии из Константинополя еще в XII веке получил Владимир Мономах. Русский государь многократно говорил об этом в своих посланиях монархам иных держав, подчеркивая тем самым собственное превосходство. И следует признать, что усилиями Ивана IV эта версия становится официальной генеалогией не только Рюриковичей, но и последующих царей из династии Романовых.

Но главный аргумент в свою пользу он находит все же в другом — в прямом Божием волеизъявление, утверждая тем самым принцип Божественного происхождения государевой власти на Руси. В дальнейшем, в своих аргументах против Курбского, Иван Грозный главным доказательством постоянно, в разных вариациях, приводит одну и ту же незыблемую для него истину — только он, Иван IV, является истинным самодержцем Российским, ибо так повелел Господь. Поэтому даже не он, грешный человек, правит государством, а сам Господь через него проливает на Россию свою Благодать. Личность же Ивана Грозного в таком мироощущении становится единственным посредником между Господом и русским народом, а то и всеми земными народами. Поэтому совершенно обоснованной, с религиозно-мистических позиций, оказывается убежденность Ивана Грозного в том, что подданные его — это такие же рабы и холопы его, как он сам раб и холоп Господний. Более того, свою главную ответственность перед Господом на Страшном суде, он видит в одном — Господь спросит с него за то, как он управлял своими рабами, смог ли наставить их на путь истины. И также искренне верит Иван Васильевич в то, что, ревностно исполняя Господнюю обязанность, возложенную на него, он будет удостоен спасения. Таким образом, лишь Самого Господа признает Иван Грозный над собой судьей, и более никого.

С этой же точки зрения следует оценивать позицию Ивана Грозного по отношению к любым покушениям на его самодержавство. Иван Грозный видел в подобного рода претензиях своих приближенных только одно — покушения на Самого Бога. Поэтому любые попытки ограничения власти самодержца — это не просто политическое преступление, а нечто гораздо худшее — предательство веры, вероотступничество. А самого себя Иван Грозный сравнивает со святыми, пострадавшими от гонителей христианства.

Конечно же, все приведенные здесь факты не могли быть лишь формой выражения лицедейства. Нет, все это свидетельства глубоко продуманного, внутренне обустроенного миросозерцания человека, который не один час и день посвятил осмыслению собственного пребывания на бренной земле, проникновению в смысл собственной жизни. Более того, все эти слова Грозного — вовсе не жалкая попытка оправдать жажду власти, непомерно раздутое желание повелевать людьми.

И в этом смысле, Послания Ивана Грозного Курбскому — это уникальный духовно-политический памятник, ибо в них впервые в русской истории сам государь полностью, в законченном виде сформулировал, исторически и духовно-политически обосновал основные принципы самодержавной власти русских монархов.

Первый принцип — божественное происхождение самодержавной власти. Более того, как было показано, Иван Грозный обосновывает тезис богоизбранности самого государя.

Другой важнейший принцип — полнота самодержавной власти. Не случайно в Первом послании Курбскому государь Иван Васильевич приводит немало исторических доказательств того, что полная самодержавная власть намного более эффективна в достижении стоящей перед Россией великой мистической цели: утверждение православной истины во всем мире. Анализируя события давнего и недавнего прошлого, государь стремится показать, что “многоначалие” или же подчиненность правителя церковной власти во все времена приводили к кризису и распаду великих держав. Основываясь на этом историческом опыте, Иван Грозный и утверждает необходимость и возможность только неограниченно самодержавного, единовластного правления в России, если Российское царство хочет исполнить возложенную на него вселенскую миссию по утверждению истинного православия. В этом заключался кардинальный политический разрыв Ивана Грозного и с “Избранной радой”, и с “нестяжательской” традицией, ориентирующихся на обращение к традиционному опыту опоры государевой власти на систему народного самоуправления. И, наконец, третий принцип самодержавной власти: главный смысл власти русского самодержавного государя состоит в том, чтобы нести свет истины по всему миру, устроить и свою страну, а то и весь мир по Божественным заповедям. И не случайно, чуть позднее, в ответе протестантскому пастору Яну Роките, Иван Грозный подчеркивал всемирный характер православия.

Кстати говоря, убежденность в богоизбранности православного самодержавного государя, видимо, настолько сильно исходила от Грозного, что воспринималась и многими современниками. Когда в 1582 году в Москве побывал папский посланец, иезуит Антонио Поссевино, он увидел эту решимость и уверенность царя в богоизбранности.

Причем интересно, что данное убеждение Поссевино навеяно было на него общим духом, общим характером тогдашней жизни. Записи Антонио Поссевино недвусмысленно свидетельствуют, что, по меньшей мере, в тех кругах русского общества, в которых он вращался, уверенность в особом предназначении Православной Руси и ее православного государя была неподдельно искренней.

Итак, Иван Грозный впервые свел в единую систему основные принципы самодержавной власти русских государей. Но понимание методов воплощения этих принципов в реальную историческую практику связано уже исключительно с личными качествами Ивана Грозного, с его личным мировоззрением, как политическим, так и религиозно-мистическим.

Каким образом православный самодержавный государь может исполнять свои обязанности? Иван Грозный сравнивает четыре формы служения Господу — отшельничество, монашество, священническую власть и царское правление. Отшельничество, столь любезное «нестяжателям», последователям Нила Сорского, Грозный уподобляет «агньцу, непротивну никому же, или яко птице, иже ни сеявшу, ни жнущу, ни в житницу собирающу». Монашество, или, в терминологии царя, «общее житие», имеет свою специфику. «Во общем убо житии, — пишет он, — аще и мира отрекшимся, но обаче строения и попечения имеет, тако же наказание, аще ли сего невнимателни будут, то общее житие разорится». Священническая же власть «требует зельнаго запрещения языком, по благословней же вине, ярости, славы, и чести, и украшения, и председания, еже иноком неприлично». И, наконец — «царскому же правлению — страха, и запрещения, и обуздания, и конечнейшаго запрещения по безумию злейших человек лукавых».

Итак, главным оружием правителя объявляется «страх». Стоит напомнить, что в православном миросозерцании «страх Божий» напрямую ассоциировался с одним из возможных путей спасения, ибо именно «страх Божий» открывает для человека путь к познанию божественной истины. И в этом случае, Иван Васильевич, созвучно иосифлянам, последователям Иосифа Волоцкого, избирает этот путь как единственно возможный. Более того, русский царь превратил тезис о страхе Божием в главное обоснование всех своих последующих действий. Таким образом, страх Божий — это главное и единственное средство спасения. Исполнителем же воли Господа на земле может быть только он, православный государь, Иван Васильевисч. По сути дела программа действий Ивана Грозного — страхом Божиим обратить людей к истине и свету, а значит спасти их души.

Русский царь вполне серьезно считает, что он должен исполнять и мирские, и духовные обязанности, ибо царская власть объединяет их в одно целое и неразрывное. Но вот, что интересно — Иван Грозный не претендует на исполнение обязанностей церковного первоиерарха. Он понимал суть царской власти иначе, можно сказать, более мистически — как разновидность монашеского подвига.

Вообще Иван Грозный очень часто, в течение всей жизни соотносил свою деятельность с монашеским служением, выражал желание принять постриг, что определяло избранную Иваном Грозным линию поведения в мирской жизни.Монашеский подвиг исполнять ведь можно тоже по-разному. Нил Сорский видел его суть в «умной» молитве, Иосиф Волоцкий — в строгом соблюдении устава. Но Иван Грозный, судя по всему, пошел иным путем, возродив на Руси идею древнего аскетизма в том виде, как ее понимали самые первые русские монахи — в виде «истязания плоти».Иван Васильевич принял для себя как руководство к действию саму суть этой идеи — для спасения души нужно «истязать плоть». Более того, подобный идеал монашеской жизни он стремился распространить на жизнь мирскую, собираясь решать мирские проблемы методами монашеского подвижничества.

Создается впечатление, что Иван Грозный внутренне уверился в том, что он имеет полное и несомненное право относиться к собственному государству и к собственному народу, как к телу, которое необходимо истязать, подвергать всяческим мучениям, ибо только тогда откроются пути к вечному блаженству. И только пройдя через страх Божий в его самом непосредственном, телесном выражении, Российское государство, ведомое своим государем-иноком к «истине и свету», сможет подготовиться к ожидаемому пришествию антихриста, и противостоять торжеству Мирового Зла.В данном случае в источниках есть подтверждения тому, что идея «истязания плоти» была близка Грозному. И, развивая мысль о своем царско-монашеском долге перед Господом заботиться о спасении подданных. Следовательно, царская власть должна наказывать злодеев намного суровее, нежели монахи наказывают сами себя в борьбе искушениями. Между прочим, вполне возможно, что именно в этом компоненте мировосприятия первого русского царя можно найти и одно из объяснений разделения государства на две части — земщину и опричнину. Земщина представляет собой часть «плоти» единой Русской земли, которую государь подверг жесточайшему истязанию, дабы проучить врагов православия и поселить в их душах страх Божий. Потому и войско опричное изначально строилось по принципу военно-монашеского ордена, главой которого является сам царь, исполнявший обязанности игумена.

Таким образом, жестокая борьба со своими подданными, которую вел Иван Грозный в годы опричнины — это вовсе не плод его больной воспаленной фантазии, не следствие самодурства или нравственной распущенности. Это — совершенно сознательная борьба с изменниками Богу, с теми, кем, по убеждению государя, овладел бес, кто предал истинную веру. Иван Грозный, карая измену, последовательно и целенаправленно отсекал от «плоти» Русского государства все греховное. Наказанные же за измену, настолько виновны, что достойны лишь одного — прямым путем отправиться в ад, ибо спасения их душ Господь не допустит.

Можно сказать, что уже в 1564 году, Иван Грозный сформулировал собственную концепцию «богоизбранного инока-самодержца». Уже существовавшие в России представления о роли и значении самодержавного государя он довел до абсолюта, считая, что царь обязан сосредотачивать в своих руках не только политическую власть, но и быть религиозным и духовным лидером общества. Иначе говоря, царскую власть Иван Грозный рассматривал как форму религиозного служения. Причем он придавал своему пониманию царской власти общегосударственное значение. Впрочем, эта концепция так и не была в полной мере реализована на практике, ибо ее пагубность ярко проявилась в годы опричнины. И, как известно, опричнина была отменена. Со временем Иван Васильевич и сам признал беззаконность убийств, совершенных по его приказу в те времена. Свидетельством тому, — «Синодик опальных царя Ивана Грозного», составленный в начале 1580-х годов. В этот «Синодик» по личному распоряжению царя включили 4 тысячи имен казненных — для поминовения во всех монастырях. Следовательно, в конце жизни царь не только раскаялся в совершенных грехах и замаливал их, но и признал право погибших от его руки на спасение.

Интересно, что когда концепция «богоизбранного царя-инока» не выдержала проверки временем и политической реальностью, то Иван Грозный принялся искать ответы на волновавшие его вопросы в других учениях, которые осуждались православной церковью — в древней магии, в языческом колдовстве, в астрологии. Недаром, в конце жизни он окружил себя целым сонмом колдунов и волхвов.

В целом же, деятельность Ивана Грозного оказала огромное влияние на всю последующую историю России. А, если говорить об истории духовно-политической мысли, то именно в сочинениях государя Ивана IV Васильевича Грозного впервые были полностью, в законченном виде сформулированы и теоретически обоснованы основные принципы самодержавной власти русских монархов.

ИВАН ГРОЗНЫЙ И ПРАВОСЛАВИЕ

Иван Грозный является наиболее противоречивой и загадочной фигурой в истории России и Русской Православной Церкви. Мнения о нем кардинально различаются. С одной стороны, царь изображается большинством историков как неуравновешенный злодей, кровавый тиран, с другой стороны, многие православные считают его святым великомучеником Русской Православной церкви.

Рассмотрим различные точки зрения на личность царя и его правление.

Бесспорно, Ивана Грозного нельзя оценивать по меркам сегодняшнего дня. В разные эпохи были совершенно иные нравственные критерии. Поэтому любую историческую личность надо рассматривать и судить с позиции его времени.

Сначала обратимся к взглядам историков, церковных деятелей и богословов, которые называют Ивана Грозного жестоким реформатором, извергом, своим правлением поправшим законы Божии.

Русским правителям, в целом, были несвойственны злобность и кровопролитие. Поэтому Иван Грозный ярко выделяется на общем фоне. Такие жестокости были скорее типичными для европейских правителей. Например, правящими в Голландии испанскими королями Карлом V и Филиппом II были казнены около 100 тысяч человек. Из них более 28000 человек были сожжены на костре как еретики. Король Франции Карл IX лично участвовал в кровавой Варфоломеевской ночи, когда более 3 тысяч гугенотов были зверским образом убиты. Вся их вина заключалась лишь в том, что они были протестантами, а не католиками, как их король.

Народ еще при жизни царя Ивана IV дал ему прозвище «Мучитель», а «Грозным» его прозвали уже после смерти. За годы своего правления им было казнено 4-5 тысяч человек, причем самыми изощренными и зверскими способами, многие из которых были придуманы самим царем.

Итак, модель правления Ивана Васильевича была совершенно западноевропейской, не характерной для православного государства. Он пришел к ней постепенно.

Еще в юношестве Иван пытается найти близкие его характеру образцы правления. Его взгляды устремляются на Восток. В те времена весьма известным на Руси было «Сказание о Магмет-салтане» Ивана Пересветова, где автор описывает идеального правителя: жестокого, порабощающего волю своих подданных, но мудрого и справедливого. Ивану Грозному был близок этот образ, понятны его поступки. Иван Пересветов провозгласил: «Правда выше веры». Грозный был абсолютно с ним согласен.

Еще одним образцом для подражания стал для Ивана Васильевича пророк Моисей, который погубил 3 тысячи израильтян, отступивших от истинной веры и поклонившихся Золотому тельцу. Видимо, Грозный сравнивал себя с Моисеем, когда отправлялся в Новгород, жители которого восстали против тирании русского царя и отказались присоединиться к Москве. В наказание Иван Грозный приказал казнить с применением самых изощренных пыток 2000 жителей города, включая женщин и детей.

Во время одной казни царь собственноручно пронзил копьем приговоренного к смерти. При этом он как бы уподоблялся еще одному библейскому персонажу Финеесу, который пронзил копьем двух развратников, остановив тем самым языческое развращение израильтян, которые стали жениться на мадианитянках и поклоняться их языческим богам.

С годами Иван Грозный сознательно отказывается от византийской модели императорской власти, которая предполагает, что правитель — исполнитель воли Бога, правит на благо своего народа, руководствуясь божественными законами, и понимает всю ответственность за своих подданных перед Богом, боится гнева Божьего. Царь принимает для себя западноевропейскую секулярную модель правления, то есть начинает строить свою политическую деятельность с учетом уменьшения влияния и роли религии в сознании людей и жизни общества.

По мнению Ивана Грозного, Восточно-Римская империя и многие православные государства пали от того, что их правители были чересчур зависимыми от Церкви и знатных и влиятельных особ, государство беднело, богатели отдельные представители высших сословий, воинство ослабевало, и все закончилось вторжением турок и гибелью государств.

В связи с этим Иван Грозный считал, что он, как государь, должен быть жесток, должен наказывать и даже казнить не подчиняющихся его воле, а если он будет проявлять добро и милосердие, а значит, будет слабым – его страну ждет погибель. Царь уподоблял свою волю с волей Бога. По его мнению, никакие нравственные законы не должны применяться к царю. Он считал, что правитель может не выполнять своих обещаний, если это не приносит пользу его стране. Что бы государь ни делал, греха в этом нет, если все действия идут на пользу государству. А значит, государь не подвластен никому, а сопротивление его воле должно наказываться по церковным законам.

По мнению официальной историографии, в целом правление Ивана Грозного принесло положительные результаты для Российского государства. Но все преобразования были достигнуты слишком высокой ценой. И, конечно, царем были допущены и значительные промахи. Пока Иван действовал сообща со своим окружением, он добивался значительных успехов в своем правлении. Когда же он не стал доверять абсолютно всему своему окружению, боярству и духовенству, и даже целым городам, таким как Новгород и Псков, стал всех подозревать в государственной измене и замыслил разделить Русь, то тогда едва не воплотились в жизнь евангельские слова: «Всякое царство, разделившееся само в себе, пустеет» (Мф. 12:25). Эти слова, как предостережение, цитировал Ивану Грозному святой митрополит Филипп, за что и поплатился жизнью.

Таким образом, мы рассмотрели взгляды тех историков и церковных деятелей, которые видели правление Ивана Грозного в основном как борьбу царя за единоличную власть, за укрепление самодержавия самыми жестокими методами, никак не сопоставимыми с православными канонами.

Но теперь рассмотрим точку зрения их оппонентов. Они считают, что основным образцом правления для Ивана Васильевича послужил библейский царь Давид.

Иван Грозный был очарован образом идеального властителя царя Давида, который был и воином, и пророком одновременно, вел, с одной стороны, монашескую, а с другой — героическую жизнь, был окружен союзниками, преданных ему не за награды и почести, а за его мужество и веру в Бога. Иван Грозный мечтал, что ему удастся, так же как и царю Давиду, собрать единомышленников, горячо преданных ему и верных Богу, и возродить вместе с ними Святую Русь, укрепить ее могущество, освободив от ереси и смуты.

И Иван Васильевич, прихватив с собой из Москвы преданных людей, взял в удел опричное царство, где построил монастырь. Там он жил некоторое время по монастырским законам, соблюдая все церковные каноны. Так что можно сделать вывод, что опричнина царя была построена по библейскому образцу.

Для Ивана Грозного история царя Давида стала образцом и для установления на Руси института царской власти. Впервые в истории Руси Иван Грозный венчался на Царство, тем самым указал на свою миссию царя как посредника между Богом и людьми, стал как бы земным воплощением Христа. Таким образом, Иван Грозный максимально укрепил центральную власть и навеки сделал Русь великой державой, оплотом православного мира.

Итак, по мнению отдельных историков и богословов, заслуги Ивана Грозного как правителя заключались в следующем: формирование земского самоуправления, создание государственного законодательства, увеличение территории Руси в 2 раза путем присоединения Казанского, Астраханского и Сибирского царств, военные реформы, способствовавшие укреплению армии, формирование сильного централизованного государства. Иван Грозный для них — создатель великой мощной державы, истинно православный царь.

Эти же историки и церковные деятели утверждают, что у них есть серьезные основания полагать, что Иван Грозный был после смерти канонизирован Русской Православной церковью как местночтимый святой, что царь назван «святым великомучеником» в святцах Коряжемского монастыря, что существуют изображения царя на иконах 16-17 вв. с нимбом, что сохранилась мироточащая икона Ивана IV. Но никаких неопровержимых доказательств, подтверждающих эти факты, нет.

В российском обществе движение за канонизацию первого русского царя стало заметным в конце 20 века. Люди, призывающие к канонизации Ивана Грозного, навязывают общественности мнение, что царь был святым великомучеником, защитником Святой Руси и Православия, а его жестокость оправдывают тем, что так он боролся с ересью и смутой.

Синодальная комиссия по канонизации святых в 2004 году сделала однозначный вывод, одобренный Архиерейским Собором, что нет оснований для канонизации царя Ивана Грозного и нет оснований для опровержения авторитетных общепризнанных выводов исторической науки. Да и как можно считать святым великомучеником человека, который был виновен в гонениях и гибели святых русской церкви: митрополита московского Филиппа, игумена Псково-Печерского монастыря Корнилия, новгородского архиепископа Пимена, казанского архиепископа Германа, Ефросиньи Старицкой?

В заключении хотелось бы сказать, что Иван Грозный был неординарной личностью, человеком глубокой веры, острого ума, человеком мужественным и волевым, человеком, осознающим свою высокую миссию. Он изо всех сил старался беречь и защищать свою страну так, как ему казалось правильным. Он свято верил, что сохраняет то Византийское наследие, те основы, которые были заложены его предшественниками, а в конечном итоге не щадя рушил старые основы православного государства, пытаясь создать некий аналог секулярной западноевропейской национальной монархии.

Правление Ивана Грозного скорее напоминает духовное заблуждение или неадекватное восприятие действительности, которые привели Русь ко многим бедам, а самого царя — к личной трагедии. Можно утверждать, что Святорусское государство Грозный строил, основываясь на заповеди Нового Завета: «Один Господь, одна вера, одно крещение» (ЕФ., 4:5). И в этом своем строительстве он усматривал служение Богу.

Список литературы:

  1. Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины.- Москва: Издательство АН СССР, 1963.-с.35
  2. Виппер Р.Ю. Иван Грозный. — Москва: Издательство Академии Наук СССР, 1944.-с.124.
  3. Вопрос о канонизации Ивана Грозного// Режим доступа: www.encyclopaedia-russia.ru
  4. Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. — Санкт-Петербург: Издательство Л.С. Яковлевой, 1994. — 352с.
  5. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Доклад. Режим доступа: www. patriarchia.ru
  6. Православный журнал Фома. Поэт власти. Иван Грозный: благочестие на крови. — 2006 №4
  7. Протоиерей Олег Митров. Почему не будет прославлен царь Иван Грозный Режим доступа: kanonkom.ru
  8. Скрынников Р.Г. Иван Грозный. — Москва: ООО Издательство АСТ, 2006. — 480с.
  9. Соловьев С.М. Сочинения: история России с древнейших времен. — Москва: Мысль, 1989.

Русский царь Ирод или христианин на престоле?

Царь умел в налаженных бытовых формах совмещать зверство с церковной набожностью, оскверняя самую идею православного царства. Кадр из фильма «Иван Грозный». 1945

Несмотря на бурные обсуждения целесообразности установки памятника царю Ивану Грозному в Орле, монумент был торжественно открыт рядом с православным собором. Памятник самодержцу освящен схиархимандритом Илией (Ноздриным), духовником патриарха Кирилла. Ноздрин в своей речи на торжественной церемонии назвал самодержца собирателем русских земель и защитником православия от посягательств врагов России.

Ранее установку памятника в Орле одобрил сам глава РПЦ, утверждал губернатор Орловской области Вадим Потомский, активный сторонник увековечивания памяти царя – основателя Орла. Патриарх Кирилл в приватном разговоре с губернатором назвал Грозного «мощным государственником». «Мы должны перейти эту эпоху, этот период нашего общественного развития и закрыть тему войн вокруг исторических персоналий и вообще исторических периодов, _ сказал патриарх 25 октября на встрече с участниками международного фестиваля «Вера и слово». _ Если посмотреть не только на наши памятники, но и на то, что за границей, – кровавым королям стоят памятники! Люди же знают историю, но никому в голову не придет: давайте спилим, потому что он столько людей загубил».

Некоторые вспомнили при этом слова главы РПЦ, сказанные им в апреле 2011 года, кстати, в присутствии своего духовника, о том, что канонизированный московский митрополит Филипп (Колычев) был «умерщвлен потому, что отказался благословить Иоанна Грозного после его очередного кровавого набега на свой народ, на мирных людей». Однако при этом забывают, как Кирилл особо подчеркивал в той речи: «Святитель Филипп не выражал политической позиции. Он не был сторонником тех, кто мечтал о низвержении Иоанна Грозного, и он не благословил царя не потому, что стремился тем самым ослабить его авторитет». Далее патриарх заявил о том, что современные страдания людей и духовное падение «несопоставимы» с временами Ивана Грозного. Таким образом, мы видим, что в позиции РПЦ сочетается признание «государственничества» царя, легитимности его тирании, но при этом РПЦ подчеркивает, что светская власть должна иметь ограничитель в виде религиозной институции. Единственное, что Церковь однозначно отрицает – это притязания некоторых радикально-державнических кругов к канонизации царя.

Между тем в церковной традиции и в исторических сочинениях (мы нарочно не берем советских исследователей) образ царя в его отношении к Церкви, христианству и христианским ценностям весьма противоречив. В этих источниках Иван Грозный выступает как исключительно практичный властитель, использующий религию в политических целях, стремящийся все подчинить идее единоличной власти, во многом даже западник, встраивающий Московскую Русь в европейский контекст. В какие-то моменты Иван IV позволяет себе глумление над христианскими обрядами и символами, чтобы унизить критиков своей тирании. В некоторых случаях царь доходит прямо-таки до большевистских методов борьбы с Церковью.

Итак, приведем некоторые исторические и церковные свидетельства…

«Злоба царя

к духовенству»

«Если взять девять иерархов, занимавших московскую кафедру за время Василия III и Ивана IV, то мы увидим, что из них лишь трое умерли в своем сане. Остальные были лишены его насильственно или «добровольно» отреклись: один из них (святой Филипп) оставил не только кафедру, но и самую жизнь. Отрешения продолжаются и при кротком Федоре Ивановиче, указывая на прочно установившуюся традицию» (Георгий Федотов. Святой Филипп, митрополит Московский. Далее: Федотов).

«Раздраженный изменой Курбского, замышляя небывалую расправу с боярством, царь хотел решительно и принципиально сбросить с себя религиозно-моральную узду церкви, прежде всего в лице митрополита. Такой смысл имела трагикомедия отъезда царя в Александровскую слободу, предшествовавшая учреждению опричнины. В грамоте, которую царь прислал из слободы в Москву с изложением причин своего гнева на всю «землю», на все правящие круги, духовенство стоит на первом плане: «Царь и великий князь гнев свой положил на своих богомольцев, на архиепископов, и епископов, и на архимандритов, и на игуменов, на бояр своих, и на их дьяков, и на детей боярских, и на всех приказных людей»… Охарактеризовав своеволие и своекорыстие бояр, царь продолжает: «И в чем он государь бояр своих, и всех приказных людей, также и служилых князей и детей боярских похочет и понаказати и посмотрити; и архиепископы, и епископы, и архимандриты, и игумены, сложась с бояры и с дворяны, и с дьяки, и со всеми приказными людьми, почали по них же государю и великому князю покрывати» (Федотов).

«А дальше я начал свои собственные походы и повел своих людей назад, внутрь страны, по другой дороге. За это мои люди остались верны мне. Всякий раз, когда они забирали кого-нибудь в полон, то расспрашивали честью, где – по монастырям, церквам или подворьям – можно было бы забрать денег и добра, а особенно добрых коней. Если же взятый в плен не хотел добром отвечать, то они пытали его, пока он не признавался. Так добывали они мне деньги и добро. Как-то однажды мы подошли в одном месте к церкви. Люди мои устремились внутрь и начали грабить, забирая иконы и тому подобные глупости» (Генрих фон Штаден. Записки немца-опричника о Московии. Цит. по: Федотов).

Филипп (Колычев) – хрестоматийный мученик царствования Иоанна. Василий Пукирев. Митрополит Филипп отказывается благословить царя Ивана Грозного. 1875

«В этой гражданской войне царя с земщиной наше внимание останавливается на церкви. Монастыри и храмы, по-видимому, особенно привлекали алчность опричнины – и самого царя. Секуляризации церковных имуществ, – в которой правительство могло испытывать потребность во время разорительных войн, – Грозный предпочитал прямой грабеж и разгром храмов. Вот некоторые примеры, заимствованные из того же Штадена: «Великий князь пришел в Тверь и приказал грабить все – и церкви и монастыри. – То же было и в Торжке; здесь не было пощады ни одному монастырю, ни одной церкви». Особенно ярко эта алчность к церковному имуществу, в соединении со злобой царя к духовенству, сказались во время погрома Великого Новгорода (1571), описанного в местной летописи. Еще до прихода царя опричники из «передового полка» делают все нужные приготовления: «А иные бояре и дети боярские повелением государя разъехашася по монастырям иже около Великого Новгорода, запечаташа монастырския церковные казны, а игуменов и черных попов и дьяков и соборных старцев из всех новгородских монастырей взяша с собою в Великий Новгород, числом до пятисот человек старцев и болши, и всех поставиша на правеж до государева приезда». То же было сделано и с белым городским духовенством. «Повелеша их бити на правежи от утра до вечера, а правити на них числом по 20 рублей новгородских». Аресты были произведены и среди новгородского боярства и купечества, но этих на правеж не ставили. На другой день по приезде своем в Новгород, 7 января, государь повелел всех поставленных на правеж монахов «избивать палицами на смерть, и бив их повел когождо во свой монастырь развозити и погребати». Общий грабеж и казни в Новгороде начались лишь на следующий день. Среди монахов царь ищет свои первые жертвы» (Федотов).

«Православной же вере от той опричнины было великое возмущение – кровопролитие да суд не по правде. И от этой произошедшей скорби люди возненавидели друг друга» (Житие и подвиги, а также рассказ о некоторых чудесах во святых отца нашего и исповедника Филиппа, митрополита Московского и всея России, далее: Житие).

24 февраля 1564 года «был избран в первосвятители инок Чудова монастыря Афанасий, бывший благовещенский протоиерей и духовник государев… Афанасий стал на святительское место, выслушал приветственную речь царя, дал ему благословение, и громогласно молил Всевышнего, да ниспошлет здравие и победы Иоанну. Он уже не смел, кажется, говорить о добродетели!» (Николай Карамзин. История государства Российского. Далее: Карамзин).

«Запретив духовенству покупать недвижимое имение без царского ведома, Иоанн предписал в сих дополнениях Судебника отнять у епископов и монастырей все казенные земли, села, рыбные ловли, коими они несправедливо завладели в смутные времена боярской власти. «Иноки (писал он к святителю казанскому Гурию) должны орать не землю, а сердца – сеять не хлеб, а словеса Божественные – наследовать не села, а Царство Небесное… Многие епископы наши думают о бренном стяжании более, нежели о церкви». Мысля таким образом, Иоанн смелее деда своего обогащал казну достоянием безмолвного духовенства» (Карамзин).

Иуды в клобуках

Митрополит Филипп (Колычев) «начал также говорить, обращаясь к Освященному Собору: «Для того ли мы собрались, отцы и братия, чтобы молчать? Почему боитесь правду сказать? Ваше молчание грех влагает в душу царя, а для ваших душ оно на горшую погибель. Православную веру в скорбь и смущение повергаете! Почему желаете тленной славы мира сего? Высокий сан в этом мире не избавит от муки вечной тех, кто преступает заповеди Христовы! Но наше истинное и должное назначение – заботиться о душах, о благочестии, о благоверии, о смирении всего православного христианства. На то ли взираете, что молчит царский синклит – все они связаны богатствами житейскими. Нас же Господь Бог ото всего этого освободил – да знают ваши преподобия, что для этого мы и поставлены – исполнять всякую правду! Исполнившие же этот завет – небесным венцом будут увенчаны, если душу свою положили за порученное стадо. Но если об истине умолчите, сами знаете, что в Судный день спросят у вас за все, что было вам поручено Духом Святым!» Они же стояли смиреннообразно, пособники предательства и злобы, творящие угодное царю, – Пимен Новгородский, Пафнутий Суздальский, Филофей Рязанский. А также синкелл (клирик, живущий в одной келье с епископом. – «НГР») благовещенский Евстафий – тогда святой запретил его в священнослужении, согласно правилам. Он же был духовником царя и непрестанно, тайно и явно, возводил напраслины на страстотерпца Филиппа. Прочие же не встали ни на сторону Филиппа, ни на сторону других, но поступали, как царь захочет» (Житие).

«Царь же понял, что никто не смеет противостоять ему, но все его воле повинуются и благословляют, кроме одного блаженного Филиппа, выступившего против него и говорящего ему о благочестии и убеждающего, чтобы не разделял царства. И никто не поддержал блаженного Филиппа – все совокупно уклонились, равно сделавшись непотребными, не было ни одного, делающего добро» (Житие).

«Вскоре после показаний лживых свидетелей посылает он на Соловки Суздальского владыку Пафнутия, да архимандрита Феодосия, да князя Василия Темкина, а с ними множество воинов, чтобы дознать о блаженном, каковым было его прежнее житие. Придя в Соловецкий монастырь, покушались они неправду творить: склоняли к угождению царю живущих там иноков, иных лестию и мздоимством, иных умягчая сановными почестями, чтобы те по их желанию лжесвидетельствовали против святого, других же страхом запрещения склоняли. Легкоумных же и безумных привлекли к своему замыслу. Архонт же Василий да архимандрит Феодосий неприятную вину на святого возводили. Епископ же Пафнутий не желал слышать тех, кто истину говорил о святом. Игумену же епископский сан посулил, уловив его в такое многосмрадное сообщество, сплетя совет неправедный и грешный» (Житие).

Иноверцы при царе

«Немцы Эберфельд, Кальб, Таубе, Крузе вступили к нам в службу, и хитрою лестью умели вкрасться в доверенность к Иоанну. Уверяют даже, что Эберфельд склонял его к принятию Аугсбургского исповедания, доказывая ему, словесно и письменно, чистоту онаго! По крайней мере царь дозволил лютеранам иметь церковь в Москве и взыскал важную денежную пеню с митрополита за какую-то обиду, сделанную им одному их сих иноверцев…» (Карамзин)

Возведение памятника Ивану Грозному одобрил патриарх Кирилл. Фото с сайта www.orel-region.ru

«Царь хвалил папу (Григория XIII. – «НГР») за любовь и доброжелательство; хвалил за великую мысль наступить на турков общими силами Европы; не отвергал и соединения Церквей и мира с Швециею… Позволяя италианским купцам торговать в России, иметь латинских священников и молиться Богу, как им угодно, Иоанн примолвил: «А церквей римских у нас не бывало и не будет». (Карамзин)

Кощунник на престоле

«Мы считаем нужным остановиться на той кощунственной пародии монашеского братства, которую царь создал в недрах опричнины. Двор царя – он же отборный корпус палачей в Александровской слободе – состоял из 300 человек «братии», во главе которой стоял сам царь в сане игумена, князь Вяземский – келаря, Малюта Скуратов – экклисиарха (глава Церкви. – «НГР»). Опричники носили поверх кафтанов черные плащи, а на головах шлыки, напоминая внешним видом монахов: своеобразная идея духовно-полицейского ордена! Церковные службы в слободе занимали не менее девяти часов. Игумен будил братию даже по ночам, заставляя простаивать в церкви от 12 до 3 часов утра. За обедом, довольно роскошным, царь сам читал жития святых. Приказы о казнях, вместе с подробностями пыток, отдаются нередко в церкви. Встав из-за стола, царь «не пропускает почти ни одного дня, чтобы не пойти в застенок». Зрелище пыток «доставляло ему, по самой природе, особую радость и утешение; никогда он не бывал так весел лицом и в речах, как будучи при пытках и казнях. Казнит он до колокола в восемь часов», который сзывает на вечернюю молитву. Эта строгая упорядоченность церковно-застеночного быта разрушает обычное понимание религиозности Грозного, как состояния резких колебаний между грехом и раскаянием. Не отрицая покаянных настроений царя, нельзя не видеть, что он умел в налаженных бытовых формах совмещать зверство с церковной набожностью, оскверняя самую идею православного царства» (Федотов).

«И возложили на него ветхие и разодранные иноческие одежды и изгнали его из храма. Посадили в повозку и повезли за пределы города. Иные же ругались над ним, и толкали за пределами ворот, и били метлами, и осыпали тьмами злодейственных укоризн, и как безумные в бешенстве постыдные игралища диаволу устроили. Стражи всякими видами мучений и досаждений страстотерпческую голову осыпали» (Житие; таким образом, как считают историки, по приказу царя изгнание митрополита Филиппа из московского собора в Тверской Отрочев монастырь превратили в пародию на крестный путь Христа).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *