Избиение младенцев в вифлееме

О Вифлеемских младенцах и наследниках царя Ирода

Сегодня мы вспоминаем убиенных Вифлеемских младенцев и слышим из Евангелия от Матфея о страшных вещах: Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет (Мф. 3, 17–18).

Скептики могут усомниться в самом этом факте на том основании, что о нем не сообщает Иосиф Флавий — источник наиболее подробных сведений об Ироде Старшем. Однако почему он вообще должен был об этом говорить? На кровавом фоне правления Ирода, особенно конца этого правления, убийство каких-то младенцев для человека античности выглядело совершенно незаметным. Ирод истребил почти весь дом Хасмонеев, потомков законных правителей еврейского народа, и не остановился даже перед умерщвлением Мариамны, хотя она была самой любимой из его десяти жен. Конец его царствования ознаменовался невообразимыми ужасами, которые завершились убийством его собственного сына Антипатра. Ирод с легкостью отдавал приказы об уничтожении элиты Израиля — книжников и фарисеев. В день своей смерти он повелел казнить 70 самых знатных и уважаемых фарисеев, сказав: «Обо мне плакать не будут, пусть плачут хотя бы о них». Ему ничего не стоило приговорить знатных иудейских юношей к сожжению только за то, что они сбросили с иерусалимского храма римского орла. Император Август, друг и покровитель Ирода, зная иудейский обычай не есть свинины, мрачно шутил: «Лучше быть свиньей Ирода, чем его братом».

А с другой стороны, кем были дети для античного мира? Это благодаря многовековому христианскому воспитанию дети для нас — центр вселенной. Для античности они были практически ничем и никем. Вспомним слова св. апостола Павла: В детстве наследник ничем не отличается от раба (Гал. 4, 1). Жизнь его сама по себе не имела никакой цены. Согласно римскому праву, ребенок обретал право на жизнь, воспитание и наследство, только если родитель признавал его — брал его на руки пред очагом. В противном случае его запросто могли выкинуть на улицу — на съедение собакам.

Никакие моральные соображения не могли удержать Ирода от убийства, когда речь шла о власти

Следующая сторона вопроса: мы слишком привыкли к мифологеме античного рационализма. Стоит прочесть хотя бы классическую работу Э. Доддса «Греки и иррациональное», чтобы убедиться: античность была во много раз суевернее средневековья. Многие римские аристократы во времена Тиберия и позже окончили жизнь в петле или на плахе по обвинению в том, что они спрашивали астрологов о судьбе императора. А тут из Персии приходят три звездочета и спрашивают: Где родившийся царь Иудейский? (Мф. 2, 2). Если Ирод не казнил их сразу, то только для того, чтобы использовать их как приманку. И, естественно, никакие моральные соображения не могли удержать его от страшного убийства, когда речь шла о его власти.

Тем не менее современный Израиль все простил Ироду, и более того — возвеличил его по причине его организационных и строительных успехов. В Эйлате, например, красуется гостиница «Ирод Великий». В ней, к сожалению, нет картины «Избиение младенцев».

Сейчас аборт перестал быть не только преступлением, но и чрезвычайным происшествием

У Ирода оказалось множество наследников. И это не только монголы и турки, истреблявшие на своем пути всех, вплоть до грудных младенцев. И не только нацисты, расстреливавшие несовершеннолетних вместе со взрослыми и выкачивавшие из детей кровь для своих раненых солдат. Это — организаторы и исполнители абортов. Стоит вспомнить, что впервые аборты были законодательно разрешены во время Великой Французской революции. В нашей стране волна абортов началась благодаря ленинскому декрету 1920 г. Сталин ввел жесткие ограничения на аборты, которые, однако, отменил его жалкий эпигон Хрущев 60 лет назад, в 1955 году. И, к сожалению, сейчас аборт перестал быть не только преступлением, но и чрезвычайным происшествием. Он стал кровавой обыденностью и путем к «сладкой» жизни. Вот случайно услышанный разговор в поезде — одна женщина говорит другой: «Ну, сделала я аборт, ну и что? Нужен мне этот ребенок! Лучше я за границу съезжу». Комментарии излишни… Отметим только, что логика та же, что у Ирода: детоубийство как путь к комфорту. Только комфорта на крови не построишь: пример тому — судьба царя-детоубийцы, скончавшегося в страшных мучениях.

Неродившийся младенец есть человек, кто убивает его, тот убивает человека

Наследниками Ирода являются те, кто убивают младенцев во чреве и смеют нагло утверждать, что нерожденный младенец человеком не является. Это явная ложь, потому что о том, что у зачатого младенца есть душа и статус человека, властно свидетельствует Священное Писание: От чрева матери моей Ты — Бог мой (Пс.21,11). Это рассказ о взыгрании Иоанна Предтечи во чреве Елисаветы. Это свидетельство пророка Иеремии: Прежде, нежели ты был зачат, Я познал тебя (Иер. 1,4–5). Неродившийся младенец есть человек, кто убивает его, тот убивает человека. В настоящее время иродово дело поставлено на поток. По разным подсчетам, в России от абортов погибает от миллиона нерожденных младенцев. Известны случаи, когда тела коммерциализируются, идут либо в косметическую и парфюмерную промышленность, либо на стволовые клетки. Это кровавый, но выгодный бизнес. Мы, православные христиане, должны возвысить свой голос против этого беззакония, против циничного иродова убийства.

У некоторых христиан появляется вопрос: как же Вифлеемские младенцы явились мучениками, если они не исповедали Христа. Ответ Церкви ясен, понятен и определен. Поскольку они были убиты за Христа, мотивом их убийства было убийство Спасителя, то, вне зависимости от их волеизъявления, они стали мучениками за Христа.

Временами вопрос об исповедании, к сожалению, приобретает неадекватный характер. Когда Оптинских мучеников, убитых на Пасху сатанистом за то, что они являлись монахами, отказываются канонизировать, говоря, что их-де никто не спрашивал об их исповедании, это мнение, мягко говоря, является странным, потому что вся жизнь иеромонаха Василия, иноков Трофима и Ферапонта являлась исповеданием Христа.

Свидетельством возможности канонизации мучеников без явно и словесно выраженного исповедания является как раз память Вифлеемских младенцев, которая является для нас явным и отчетливым прецедентом. Смерть младенцев есть некое таинство. С одной стороны, мы видим здесь наглое и циничное торжество зла. С другой стороны, видим невинную кровь, которая вопиет к Небу, которая обрушилась на голову Ирода и палачей. Ирод вскоре после этого умирает страшной и мучительной смертью. Мы видим здесь провозвестие Креста Христова, Его Голгофы, ибо невинная кровь младенцев вопиет громче, чем Авелева.

Временами возникал вопрос, а почему Христос не пострадал как младенец? На это четко ответил святитель Иоанн Златоуст. Кто бы тогда возвестил нам Слово спасения, оставил заповеди и указал нам путь к Небесам? Если бы Христос умер как младенец, то искупление мира также произошло бы, но оно осталось бы нами невостребованным и для нас неизвестным.

По неисповедимому Божественному Промыслу они оказались избранниками Израиля. Что бы произошло с Вифлеемскими младенцами, если бы они не погибли? Весьма вероятно, что если бы они выросли, то оказались бы в безумной толпе у претории Пилата и кричали бы: «Распни Его!» А на склоне своих лет увидели бы гибель Иудеи и Иерусалима.

Здесь есть ещё один таинственный момент, а именно — те слова, которые приводит евангелист Матфей: Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет (Мф.2, 17-18). Речь идет о том, что Рахиль умерла и была погребена на дороге в Вифлеем, где Иаков поставил надгробие, существующее до сего дня. Во времена пророка Иеремии это место было сбором для пленников, которых угоняли в землю Вавилонскую, где израильтяне стенали и плакали, потому что не надеялись вернуться из плена. Однако вспомним продолжение этого стиха у Иеремии: Так сказал Господь:“Удержи голос свой от рыдания и глаза твои от слез, ибо есть воздаяние за труд твой… возвратятся сыны в пределы свои” (Иер. 31,15). Действительно, через 50 лет часть израильтян вернулась из вавилонского плена. Здесь есть великий символизм. Вифлеемские младенцы предвозвещают всеобщее возвращение из плена, поскольку род человеческий будет искуплен Христом, и достойные будут возвращены из ада, из тьмы и вечного плена в Царствие Небесное.

Богословское толкование

«Избиение младенцев» (Кодекс Гертруды, X век)

Феофилакт Болгарский в своём толковании Евангелия от Матфея пишет, что избиение младенцев произошло по промыслу Божьему, о чём свидетельствует приводимое у Матфея пророчество Иеремии. По его мнению это было совершено «чтобы обнаружилась злоба Ирода». В отношении же самих жертв Феофилакт пишет:

Притом младенцы не погибли, но сподобились великих даров. Ибо всякий, терпящий здесь зло, терпит или для оставления грехов или для умножения венцев. Так и сии дети больше увенчаны будут.

Церковное предание указывает различное количество погибших младенцев; в византийской традиции принята цифра 14 тысяч, в сирийской — 64 тысячи, встречается и символическая цифра 144 тысячи (12 в квадрате, соответствует числу запечатлённых в Апокалипсисе, по 12 тысяч от каждого из 12 колен Израиля). Богословы отмечают, что сам факт избиения младенцев упомянут только Матфеем, о нём не пишет Иосиф Флавий — всё это заставляет учёных ставить под сомнение данный факт. Но поскольку жестокость Ирода нашла отражение у историков, то часть из них соглашается, что убийство младенцев могло быть осуществлено по приказу царя, но число их было незначительным, а не 14 000 (или 144 000), как указано в богослужебных книгах.. Действительно, например, по наиболее вероятным подсчётам население всего Вифлеема в те времена не превышало 1000 человек, соответственно, при рождаемости 30 детей в год, младенцев мужского пола в возрасте до двух лет должно было найтись никак не более 20.

В изобразительном искусстве

«Избиение младенцев»
(Гвидо Рени, 1611—1612)

Евангельское избиение младенцев является редкой сценой для раннехристианского искусства. Известна мозаика римской церкви Санта Мария Маджоре, датируемая V веком (Ирод, сидящий на троне, изображён в нимбе (знак царского величия), он даёт воинам знак умертвить младенцев, а рядом изображена толпа женщин с распущенными в знак печали волосами, которые держат на руках детей). Данная мозаика не показывает кровавую сцену убийства, а лишь даёт намёк на него.

Начиная с эпохи Возрождения художники старались изобразить драматизм этой сцены, акцентируя внимание на самом убийстве младенцев и горе их матерей: вооружённые воины выхватывают детей из рук их плачущих матерей, на земле изображается множество убитых и окровавленных младенцев. На изображениях часто присутствует Ирод, наблюдающий за расправой либо с балкона (Джотто), либо с трона, установленного на возвышении (Маттео ди Джованни).

Следуя апокрифическому рассказу в сцене избиения младенцев изображается праведная Елизавета, убегающая от воинов, вместе со спрятанным в складках её платья Иоанном Крестителем. Также могут присутствовать изображения ангелов с пальмовыми ветвями (Гвидо Рени), которые предназначены младенцам как символ их мученичества.

> Примечания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *