Как филолог стал репетитором

Два года после университета я работала учителем русского языка и литературы. Уволилась из-за зарплаты 8500 рублей. Решила работать на себя и стала репетитором.

Ева Иванова репетитор по русскому языку и литературе

Сначала работала через платформы-посредники и ездила домой к ученикам. Со временем новые ученики стали обращаться по рекомендации, и теперь не я, а они приезжают ко мне домой на уроки. Сейчас я зарабатываю 95 000 рублей в месяц. Расскажу, как у меня это получилось.

Содержание

Платформы-посредники

Сначала я нашла четыре сайта-посредника и зарегистрировалась на них. Такие платформы работают по тендерной схеме: заказчик создает заявку, репетитор оставляет на нее отклик, а  администратор подбирает подходящего репетитора.

Из четырех только один сайт, «Ваш репетитор», сразу внушил мне доверие: при регистрации нужно было заполнить подробную форму, указать личные данные, сведения об образовании и опыте, приложить фотографию.

Моя анкета репетитора появилась на сайте только через несколько дней. Перед этим администратор позвонил для небольшого интервью и проверил подлинность данных. Дальше я указала стоимость одного урока и районы, в которые готова выезжать.

Платформа предлагала репетиторам получить сертификат, чтобы увеличить доверие клиентов. Процедура была простой, и я сразу отправила все документы: сканы дипломов и сертификатов и мое фото с разворотом паспорта, чтобы было видно фамилию и фотографию. Три года назад репетитор мог пройти сертификацию по желанию, сейчас это обязательное требование сайта. Без подтверждения личности и специальности получить заказ не удастся.

Для клиентов платформа работает бесплатно. Репетитор платит процент от цены заказа после первого проведенного занятия. Обычно это полная стоимость 1—2 уроков.

Первого ученика я получила через две недели после регистрации. Через полтора месяца у меня появился рейтинг, который складывается из отзывов родителей. Чем выше рейтинг, тем больше возможностей получать заказчиков.

Остальные три сайта работали формально: доски с заказами были пустые, при регистрации репетитора никак не проверяли. За 3 года они не принесли ни одного заказа.

Так выглядит доска заказов, которую видят репетиторы на сайте: заказчики указывают класс, уровень успеваемости, район и даже желаемый пол репетитора

В карточке заказа репетитор видит подробную информацию об ученике, предполагаемый доход и размер комиссии сайта

Правила работы

Для начала я решила работать на выезде и заниматься со школьниками 6—9 классов.

Через пару месяцев поняла, что трачу много времени и денег на дорогу. А еще я живу в Сибири — зимой стоять на остановках и ездить на общественном транспорте холодно.

К тому же в каждом доме свои правила и привычки, я в них вписывалась не всегда. У некоторых много кошек, а у меня аллергия. С одним мальчиком я занималась 3 месяца на кухне, и все это время под моим стулом лежали обертка от шоколадки и крышка от сока. Одни и те же обертка и крышка. В другом доме отец ребенка во время занятия заходил в комнату и стоял у меня за спиной в одних трусах. Спасибо, что хоть в трусах.

Я начала беспокоиться о своей безопасности: сделала таблицу-расписание, вписала туда время занятий, адреса, телефоны и имена родителей и отдала ее своим родным.

На первое занятие я брала с собой копию паспорта и дипломов. Показывала родителям, чтобы они были уверены, что я это я. Не давала ксерокопировать их или фотографировать: объясняла, что все данные обо мне есть у компании-посредника.

Правила работы репетитора на выезде

Предупредить, если опаздываешь.

Некомфортно или опасно — уходить.

Закладывать стоимость проезда в стоимость занятия.

Установить границы: не участвовать в семейных склоках, не обедать, не принимать ничего в подарок.

Через год я отказалась от работы в чужих домах и стала брать только тех учеников, которые были готовы приезжать ко мне.

Когда в мой дом стали приходить незнакомые люди, я вдвойне стала беспокоиться о безопасности. Стараюсь назначать первое занятие на время, когда дома есть кто-то кроме меня. На критический случай держу в рабочем столе перцовый баллончик.

За три года был лишь один случай, который заставил меня переживать. На волне новостей об учительнице, совратившей трех учеников, один одиннадцатиклассник задумчиво спросил, что будет, если он скажет родителям, что мы вовсе не русским занимаемся. Спокойно ответила, что меня посадят ни за что, а он и другие мои ученики останутся накануне экзамена без крутого преподавателя. С тех пор стала записывать все занятия с ним на диктофон.

Несмотря на опасения, я стараюсь уважительно и дружелюбно относиться ко всем ученикам и помнить, что большинству из них некомфортно в чужом доме. Зимой предлагаю замерзшим ребятам чай и конфету, а летом — воду или сок.

Правила работы у себя дома

Предупредить ученика, если в доме есть животные; спросить, нет ли аллергии.

Подготовить светлое рабочее место, удобный стул, запасную ручку. Убрать все, что отвлекает внимание.

Приготовиться к тому, что ученики будут пользоваться ванной и туалетом — не сушить там нижнее белье, убрать косметику, личные вещи и туалетную воду.

Убрать с видных мест ценные вещи.

Смириться с носками.

Родители

Хотя я занимаюсь с детьми, мои заказчики — родители. Это они платят за занятия, поэтому я стараюсь уделять им достаточно внимания.

За время работы я поняла, что о правилах и порядке работы надо обязательно подробно рассказать во время первого звонка. Но этого недостаточно. Лучше распечатать или отправить по электронной почте памятку.

Я всегда приглашаю родителей на первый урок, но за три года никто из них так и не пришел.

Еще я уточняю, каким способом удобнее общаться: звонки, смс, Телеграм или другие мессенджеры. Если ученик не пришел на занятие — звоню или пишу, чтобы уточнить, все ли в порядке. Не делает домашние задания, не пишет сочинения — предупреждаю родителей, что это повлияет на результат моей работы.

Со старшеклассниками я напрямую решаю вопросы о переносе занятий или отработке пропущенных уроков. Когда учишь школьников 5—9 классов, все изменения в расписании нужно согласовывать с родителями.

Ученики

Большинство одиннадцатиклассников сами просят родителей найти им репетитора, потому что волнуются перед предстоящими экзаменами. Они готовы работать и знают, что результат зависит от них. С такими учениками просто и приятно заниматься.

Встречаются и ленивые или капризные дети. Их заставляют учиться родители, поэтому репетитора они воспринимают как наказание: бунтуют, игнорирую задания, чатятся или отвечают на звонки во время урока. С такими я не работаю.

Если ученик не делает домашнее задание, пропускает занятия без предупреждения, говорю и ему, и родителям, что не вижу смысла в таких уроках. Либо ученик начинает учиться, либо я прекращаю с ним заниматься.

Самое важное в работе репетитором: я могу сама выбирать, с кем мне работать.

Результат

Я убеждена, что ни один репетитор не может гарантировать конкретный результат на экзамене. Об этом я прямо говорю родителям во время первого общения. Единственная гарантия, которую я даю: уровень знаний ученика будет значительно выше того, с которым он ко мне пришел.

Если родители требуют, чтобы я пообещала 100 баллов на ЕГЭ, я вежливо отказываюсь от сотрудничества. Результаты ЕГЭ зависят от многих факторов: даже самый подготовленный ученик на экзамене может растеряться, впасть в ступор или истерику.

На первом занятии я тестирую ученика, проверяю уровень знаний. Потом звоню родителям, чтобы сказать, каких результатов реально добиться за то время, которое осталось до экзамена.

Средний балл ЕГЭ, который получили за последние 3 года мои ученики: русский язык — 96 баллов; литература — 87.

Деньги

Некоторые репетиторы работают по предоплате за месяц — делают скидку, но не возвращают стоимость пропущенных занятий. Обычно это топовые специалисты из Москвы и Петербурга.

Я работаю по-другому: ребята рассчитываются сразу после урока. Бывает, что ученик забывает про оплату. Мне некомфортно спрашивать про деньги, поэтому в прошлом году я придумала небольшую хитрость — спрашиваю: «Маша, мне нужно поискать сдачу?»

Чтобы не держать в голове, что кто-то должен мне денег, переводы на карту я принимаю только от тех, с кем занимаюсь по скайпу. Первый дистанционный урок я прошу оплатить до его начала, остальные — после, но в тот же день.

Основное правило — не работать в кредит

Встречаются родители, которые рассказывают о тяжелой жизни и обещают заплатить через неделю, месяц. В таких ситуациях я спокойно говорю: «Я вас понимаю, но, к сожалению, не могу работать на таких условиях. Надеюсь, вы быстро справитесь с возникшими трудностями. Могу сохранить место в расписании до такого-то числа. Буду ждать Машу (Сашу, Пашу)».

В первый год я работала по ставке  600 рублей за 90 минут. За месяц набрала 6 учеников. Доход в месяц получался около 29 000. Минус расходы на дорогу и перекусы.

Второй год я работала по ставке 750 рублей за 90 минут. У меня было 10 учеников одновременно. Средний доход в месяц стал 60 000. И никаких минусов на дорогу, потому что ученики сами приезжали ко мне.

Во второй год сотрудничества «Ваш репетитор» открыл мне доступ к дистанционным заказам  —  я начала работать с учениками из Москвы и Петербурга по скайпу. В этих городах стоимость очного урока русского языка и литературы колеблется от 1500 до 5000 рублей за 90 минут. Те, кто хочет сэкономить, работают с репетиторами из регионов.

Каждый год я немного увеличиваю стоимость часа занятий. Сейчас работаю по ставке 1000 рублей за 90 минут. Это дорого для Сибири, но учеников меньше не стало. Мой средний доход в месяц  —  95 000 рублей.

Заработало сарафанное радио  —  ученики приходят напрямую, по рекомендациям других ребят. За такие заказы не нужно платить процент сайту, это экономит мне около 10 тысяч рублей.

Летом и в сентябре практически нет учеников. Поэтому весь рабочий год я откладываю. На четыре пустых месяца оставляю минимум 200 тысяч — по 50 тысяч на месяц.

Мое расписание в этом учебном году: максимум 4 занятия в день

Налоги

Компании-посредники не платят налоги за репетитора — это ответственность самих репетиторов. Но по закону у репетиторов есть налоговые каникулы — они могут не платить налоги, если сами оказывают услуги для личных нужд. Для этого нужно подать уведомление в инспекцию. Тогда по доходам за 2017 и 2018 год не придется вообще ничего платить в бюджет и отчитываться.

Регистрироваться как ИП тоже необязательно.

Пока я не подала уведомление, но еще успеваю это сделать, чтобы соблюсти закон и не оказаться в должниках перед государством. За два года я ничего не буду платить в бюджет, а потом освобождение или продлят, или придумают упрощенный порядок для самозанятых репетиторов.

Я за легализацию: даже если ничего не придумают, после налоговых каникул зарегистрируюсь как ИП и буду платить 6% от дохода.

Итоги

Плюсы работы репетитором:

  • хороший доход, особенно для моего города;
  • сам организуешь рабочий день;
  • работать интересно;
  • можно выбирать, с кем работать, а с кем нет;
  • двоечники, а значит и клиенты, будут всегда.

Минусы:

  • большая ответственность, если готовишь ученика к ЕГЭ;
  • временами надоедает рассказывать одно и то же по пять раз в день;
  • ученики болеют, переносят занятия, прогуливают, иногда вовсе пропадают;
  • попадаются неадекватные заказчики.

Большинство одноклассников ходят к репетиторам. Причем репетитор-это наши же учитель. В результате успеваемость остальных оставляет желать лучшего

Здесь палка о двух концах. То, что репетиторы ставят выше оценки своим же ученикам, не значит, что знания у них выше. Хотя возможно, учителя и хорошие. Но на мой взгляд, вы можете или самостоятельно прорабатывать предметы дома. А если ребёнок не успевает усваивать материал ( у каждого ребёнка ведь своя скорость обучения) и от этого теряются знания, то лучше взять дополнительного репетитора, желательно не из школы. Что касается английского языка, например, сталкивалась с тем, что ребёнок привыкает к методике своего школьного учителя, к школьным заданиям, но абсолютно теряется в общении с носителями языка или англоговорящими сверстниками, не может поддержать элементарную беседу или понять на слух фильмы. Здесь важнее не оценки, а те знания и умения, которые вы приобретаете. Ведь школьный учитель может и поменяться, а в будущем ждут ОГЭ и ЕГЭ, а это всегда определённый стресс. Если вы хотите вложить в будущее вашего ребёнка, то просто определитесь, какие предметы точно понадобятся в дальнейшем для поступления и будущей профессии, вот на них и стоит обратить внимание. Если будете выбиирать себе репетитора по английскому, обратите внимание на онлайн школу английского языка Skyeng, индивидуальный подход, увлекательные задания на итерактивной платформе, много дополнительных возможностей, а главное, ваш ребёнок гарантировано получит знания и научиться разговаривать. Записаться на бесплатный вводный урок можно по ссылочке:
http://skyeng.ru/go/classrambler
А если при оплате указать промо код CLASS-RAMBLER, то вас ждёт ещё и 2 урока в подарок)

Откровения репетитора или еще раз о том, почему мы не в школе

«Я прекращаю работать с детьми»: шокирующие откровения профессионального репетитора

В наше время репетиторство процветает — никто уже не видит ничего зазорного в том, чтобы пригласить человека «дотягивать» с ребёнком школьную программу, поэтому такие специалисты — нарасхват. И никому почему-тоне приходит в голову, что мода на репетиторов — самое яркое свидетельство зияющих провалов в системе российского школьного образования.

Пост в котором профессиональный репетитор английского языка Мария Ковина-Горелик рассказывает об особенностях своей работы, отношениях с детьми и родителями, а также о своём отношении к школьной учёбе.

Этот пост посвящен работе детского репетитора с того ракурса, с которого вижу ее я. Он адресован в первую очередь родителям школьников (настоящим и потенциальным).

Вообще, дети — ужасные клиенты. Хотя бы потому, что они, как правило, не занимаются летом. С изнаночной стороны это выглядит отвратительно: в мае волна последних звонков выбрасывает на сайты репетиторских услуг смертельно уставших за год, но нуждающихся в работе репетиторов.

В сентябре на мой телефон может поступать до трех заявок в день, в мае сайт любезно сообщает, что на интересный заказ до меня откликнулось 112 коллег. Для репетитора это означает, что весь год нужно заботливо откладывать некоторые суммы на лето, но с наступлением лета выясняется, что как раз теперь (и только теперь) у него есть время съездить в Икею, походить на массаж, вылечить зубы и сделать еще массу совершенно неотложных дел. Сбережения тают к июлю. Август проходит мрачно.

Одного этого уже вполне достаточно, чтобы просьбы взять еще одного ребеночка на борт не казались такими уж безобидными. Если занять «ребеночками» все свое расписание, лето может оказаться более чем унылым.

Но это так, экономическая прелюдия. Секреты профессии. Я уверена, многие совсем не хотели бы в это вникать, но я вижу в разоблачениях определенную пользу. Я хочу, чтобы люди, которые просят меня или другого преподавателя «немножко позаниматься» с их Катями, Васями и Петями, «слегка подтянуть по программе» хорошо понимали, о чем они просят и уважали чужой труд, время, расписание, отказы и мотивы этих отказов.

Надо понимать, что репетитор никогда не работает в вакууме. Он работает в тесной связке с родителями и школой, и ребенок во всей этой канители занимает последнее место, а должен — первое. В принципе, этим сказано все, но я знаю, что это непонятно. Поэтому я продолжу.

Родители нанимают меня как квалифицированного педагога и ожидают высоких профессиональных качеств. Здравые предположения о моих профессиональных качествах выглядят примерно так: я хорошо знаю язык, умею рассказывать о нем интересно, владею методиками, ориентируюсь в пособиях, а также умею находить подход, заинтересовывать, ну и вообще делать весь этот непонятный magic, который заставит их ребенка наконец делать уроки или просто хоть что-то понять.

Родители ожидают от меня, что я распознаю, в чем кроется проблема конкретно с их ребенком, и помогу эту проблему разрешить.

Это — логичные ожидания, и они соответствуют имеющимся квалификациям. Однако важно не это, важно за счет чего, на каком топливе, благодаря чему я умею все это делать. А умею я это делать путем тонкого слушания, видения и понимания, которое, увы, не может быть ограничено.

И это значит, уважаемые родители, что я увижу, услышу и пойму многое не только, про связку «ребенок — английский язык», но и про остальные смежные связки, например, «ребенок — родители», «ребенок — школа», «ребенок — среда», «ребенок — он сам», «ребенок — уровень его интеллектуального, эмоционального и психического развития», «ребенок — его гормональный фон» и так далее. Это значит, что я увижу далеко не только то, что вы хотите, чтобы я увидела.

Если у ребенка есть тревожные звоночки, выходящие за пределы моей компетенции, я это увижу. Если ребенок отстает в развитии, я это увижу. Если ребенок истощен физически или эмоционально, я это увижу. И если вы плохо обращаетесь со своим ребенком, я это увижу.

Рассказываю три реальных случая. Ни в одном из этих домов я не задержалась: в первых двух случаях ушла сама, в последнем — со мной расстались с формулировкой «Вы для нас слишком хороши» (это не шутка, дамы и господа).

1. Мальчик, 11 лет, позвали подтянуть русский и английский. Репетитора, что характерно, запросил сам, поскольку почувствовал, что отстает и не справляется. Прекрасная семья, три пацана, кошку недавно завели. Отношения теплые, у мальчиков по отдельной комнате, хорошие условия. Ребенок учится в элитной школе, причем учится он там ежедневно с 9 утра до 6 часов вечера: утром — обязательные уроки, после обеда — бесконечные драмкружки, лепка, дополнительная физкультура и прочие стихи под баян. Я приходила в 7, и занимались мы до 9.

Через два месяца занятий по 1 разу в неделю я отвела маму в сторонку и сказала, что, увы, мы не прогрессируем, и что, по моим понятиям, нагрузку необходимо не увеличивать, а снижать. То есть отменять хотя бы меня к чертовой матери. Расстались дружелюбно.

Ситуация далеко не самая критическая, однако налицо полное непонимание физических возможностей, норм и ограничений. Мама — психолог по образованию, но почему-то умудрилась проглядеть черные круги под глазами любимого сына.

11-летнему человеку трудно сообразить, что для его непонимания есть веские физиологические причины. Ему и в голову не может зайти, что ОН, ВАШУ МАТЬ, ЗАДРАЛСЯ, КАК СИДОРОВА КОЗА, КАЖДЫЙ ДЕНЬ ХОДИТЬ В ШКОЛУ НА ПОЛНЫЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ!!! И что так быть не должно.

Последний штрих: на весенние каникулы ребенка отправили в Лондон. Поучить язык. Разумеется, чем же еще заняться на каникулах?! Отдыхать? Валяться дома, играть с братьями и кошкой? Ходить в музеи? На детские представления? Зачем же, если можно поехать с чужими людьми в незнакомую страну, где организованно перемещаться под ор училок и доучивать то, что не выучил за семестр. Мы же даем ребенку Самое Лучшее Образование, которое только в него влезет. Включая любого репетитора, что попросит.

А он и попросит. Не раз еще.

2. Наняли позаниматься с братом (11–12) и сестрой (16). Всего в семье четверо детей, большая квартира, признаки достатка и благополучия. Модно одетые малыши возятся в куче игрушек. Оба ученика говорят неплохо, хотя мальчик заметно ерзает и все время переправляет себя, а девочка вся в нервных тиках и немножко заикается. На втором уроке мальчик внезапно не может сказать буквально ничего, все попытки спутанные, раскачивается на стуле и твердит «Я не знаю» и «У меня не получается», как попугай, состояние близко к истерическому.

Мои нежные заходы с разных концов никаких результатов не приносят. Зову маму. Ребенок, понимая, что сейчас его будут обсуждать, выбегает из комнаты в слезах и с криком: «Я старался, но у меня ничего не получилось!»

Мягко пытаюсь объяснить маме, что происходит с ее сыном, не употребляя при этом опасных слов из области психологии и напирая на то, что ситуация выходит за рамки моей компетенции как преподавателя. Что ребенку требуется помощь (СРОЧНАЯ, МАТЬ ВАШУ!!! КВАЛИФИЦИРОВАННАЯ!!! ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ!!! ПОМОЩЬ!!!)

Она воспринимает это по-своему, и говорит мне буквально следующее: «Я, конечно, понимаю, что вам платят за то, чтобы вы учили языку, а не укрощали таких вот субчиков». Дальше она давит на меня и манипулирует всеми возможными способами, но, поскольку я видела некоторые эпизоды ее и отцовского обращения с детьми, я держусь твердо, зная, что работать я в этой семье не буду.

Из комнаты мать выходит с текстом: «Ну вот, до чего ты довел. От тебя отказываются!»

Из квартиры я ухожу под истошный ВОЙ. И не удивлюсь, если тем вечером в ход пошел ремень.

Если бы у нас работали хоть какие-то социальные службы, я бы на эту семью заявила. Но они не работают, равно как и школа и многие другие государственные и социальные институты. Зато в Москве более 10 тысяч репетиторов только по моему предмету. Сколько раз мы приходим к кому-то в дом и видим там такое? И видим ли?

3. Уговорили позаниматься с девочкой (хотели именно меня, долго договаривались с мамой, в результате решила взять).

Крошечная хрущевка и внутри — картина замершего времени: ковер на стене, икона на ковре, миллион фарфоровых фигурок, салфетки, пластиковые розы в вазе. Обстановка, от которой хочется взлететь вверх, попутно раздевшись догола и помывшись дождем. Дома бабушка, которая за несколько встреч излагает свою жизнь примерно в таких выражениях: «время-то сейчас какое», «я троих подняла», «35 лет в школе» и т. д.

Во время урока двери не закрываются, бабушка ходит туда сюда. Девочке 12, и она почти не говорит. Ни на каком языке. Особенно она не говорит, когда бабушкин маршрут пролегает мимо нашего стола.

Полтора часа я с мокрой спиной устраиваю девочке кукольный театр, веселые картинки, лучшего друга детей и другие полифонические этюды, потому что девочка молчит. Время от времени цепляюсь за подобие огонька в глазах. Выдавливаю из нее несколько небезнадежных слов.

Через пару занятий приступаем к невинной теме «Семья», и из сбивчивых объяснений я клещами вытаскиваю на божий свет следующее: у девочки есть мама, отчим и брат, с которыми она не живет. Про брата она не может никак определиться, то ли есть он, то ли его нет, и я, совершенно сбитая с толку, вынуждена переспросить несколько раз на все лады на разных языках. Потому что я не сразу понимаю, как это такое возможно.

А потом понимаю. Понимаю, что от мамы у девочки есть хороший компьютер и план поехать вместе в Лондон в марте (и на этот счет бабушка, которая «35 лет в школе», дает мне ценный педагогический совет: на каждом занятии заучивать с ее внучкой по нескольку полезных выражений как раз к поездке).

А вот самой мамы нет. Мама живет с любимым мужчиной и новеньким сыном. А девочка живет посреди икон и салфеток с бабушкой, у которой мозги съехали набекрень и застряли в послевоенном времени.

И дома я две недели пытаюсь как-то примириться с ситуацией, хотя мне хочется долго и продолжительно орать. Позвонить маме — и орать. Поставить бабушку в прихожей — и орать. Но я беру себя в руки, потому что думаю: может, меня туда Господь нарочно привел, чтоб хоть как-то? Чтобы показать девочке, что бывают другие человеческие виды? Какая разница, ну да, через английский язык, раз уж так получилось. Смогу ли я? Ответа на этот вопрос у меня нет.

Пока что девочка боится абсолютно любых моих предложений, что и неудивительно для человека, который боится звука собственного голоса. А тут целая я, у меня красная помада, я улыбаюсь. И ничего не боюсь. Но через пару недель бабушка сама звонит мне и говорит, что у меня прекрасная методика и все их полностью устраивает, только вот девочка слишком загружена, поэтому с языком решили повременить. И я вздыхаю с позорным, тяжелым, как свинец, облегчением.

Нет у вашей девочки проблем с английским языком.

А еще у нее нет мамы.

Какой, к чертовой матери, тут может быть английский язык?! Какой Лондон?

Ужас состоит в том, что абсолютно все эти люди уверены в том, что детей они своих очень любят. Делают для них лучшее. И все у них в семье в порядке, а если и не в порядке, то все же не совсем все плохо, да и вообще это не мое дело. Меня позвали английский преподавать.

МЕСТО ДЛЯ ПАУЗЫ И ЧИТАТЕЛЬСКИХ РАЗМЫШЛЕНИЙ

Краткая ремарка: у меня есть в учениках чудесные детки. Мы с ними долго и продуктивно работаем. У них нормальные родители — не идеальные, нет, тоже есть нюансы, но нормальные. Однако дело не только родителях, так что едем дальше.

О том, как деградировала школа за последние десятилетия, говорить как-то неловко. Во-первых, я там не работала и ни за что не пойду, а хаять то, в чем не преуспел и даже не попытался, — это ниже пояса. Во-вторых, столько уже сказано, что тошно.

Но сути это не меняет. Школа ничему не учит. Достаточно сказать, что у меня целых три ученика из одной специализированной английской школы, где у них английского этого по 7–8 часов в неделю. И им нужен репетитор. Вы только вдумайтесь в эти цифры, это же полное безумие!

Жуткая правда заключается в том, что я не могу полностью переустановить их на нормальные человеческие рельсы, потому что за десять лет школа им вытравливает внутри такие колеи, из которых их потом ничем не выковыряешь. И сколько бы родители не питали надежд на то, что я научу их разговаривать, я не научу. Это можно сделать, если выдрать их из школьного восприятия действительности, и это как раз можно пытаться делать летом, то есть в период, когда школы нет.

Но летом, как я уже писала, они не занимаются. Лето — это святое. Давайте убьемся до заворота кишок в течение года, причем будем убиваться в геометрической прогрессии так, чтобы к концу именно 11-го класса, к ЕГЭ, приползти в реально опасном состоянии под руки с репетиторами по всем сдаваемым предметам, но лето мы трогать не будем. Именно тогда, когда можно было бы делать качественный рывок, маскируя его под приятное времяпрепровождение, с фильмами, песнями, и другими человеческими активностями и т. д., мы не позволим даже 3 часа в неделю выделить на то, чтобы слегка подгрузить отдохнувший и свежий мозг.

В нескольких выданных после проверки контрольных работах я обнаружила непонятные места и спросила: «А ты не подходил уточнить, что здесь имелось в виду?» — на что ребенок мне ответил: «Я убедился, что вопросов лучше не задавать». В некоторых были откровенные ошибки со стороны учителей (английской школы, да). Но вообще, если кто не в курсе, проверенные тесты и другие работы теперь обычно не возвращают. Разумеется, зачем знать, в чем именно состояла твоя ошибка, твое дело — знать оценку и пытаться ее улучшить при следующих попытках. Как? Как хочешь.

Они до сих пор учат топики и пересказывают их в классе. Например, про индейцев. Как сейчас помню, одного из героя текста звали ПОПОКАТЕПЕТЛЬ. Другой топик помню про Москва-Сити. Типа сколько метров Башня «Федерация». После этого они удивляются, что дети плохо говорят. А ЧТО ТУТ ГОВОРИТЬ-ТО, ЕСЛИ ЭТО КАКОЙ-ТО ШИФР, СОВЕРШЕННО НЕУПОТРЕБИМЫЙ В НОРМАЛЬНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕЛЯХ?!!! И что я могу со своими тремя часами против школьных восьми? Но я, разумеется, стараюсь. И кое-что, надо сказать, у меня получается, хотя и с большим трудом.

Однако ожидания родителей, как правило, в этом месте разбиваются о скалы. Поэтому я скажу прямо и ясно: дорогие друзья, если вы хотите, чтобы ребенок успевал по предмету в школе, то самым безопасным средством добиться этого будет действовать параллельно школе согласно ее установкам, чего я лично делать никогда не буду, потому что не могу. Органически.

Если вы хотите, чтобы ваш ребенок заговорил хоть когда-нибудь (в школе этого, скорее всего, не случится, тут нужны более мощные потрясения, чем три часа в неделю с репетитором), то можете сдать его мне, я сверну ему мозги в нужную сторону, и когда школьный морок ослабит свою хватку, у него будет возможность посадить дальнейшее обучение языку на более или менее толковые дрожжи.

Это все, что мне по силам, потому что все остальные «хорошие» результаты достигаются либо путем муштры и насилия, либо при изначально других исходных данных.

Сделать так, чтобы он одновременно хорошо успевал в среднестатистической школе с ее безумными требованиями и непродуманными форматами, и свободно, хорошо разговаривал по-английски на действительно актуальные, жизненные темы, невозможно. Это уравнение не сойдется НИ-КОГ-ДА.

Они не умеют думать здесь и сейчас.

Они не умеют пользоваться источниками и справочниками.

Они не умеют применять известное для выяснения неизвестного.

Они не умеют скрещивать информацию, делать выводы, сравнивать, обобщать.

Они вообще не знают, что после «не знаю» могут последовать какие-то действия, кроме «садись, два».

Минимальная трудность приводит их в полностью нерабочее состояние (нюансы богаты и соотносятся с их личностными характеристиками: кто-то бесится, кто-то отчаянно тупит, кто-то каждый раз чувствует крушение всех надежд, кто-то бросает все силы на поддержание иллюзии собственной состоятельности). В этот момент они заняты чем угодно, кроме английского языка, а я трачу время, внимание, силы, чтобы вдохнуть в них нормальную жизнь.

Кстати, вдыхается она ТОЛЬКО после таких моментов, пережитых иначе, чем через одергивания, призывы к совести и другие распространенные учительские техники.

Я все это настраиваю, как огромную арфу, а потом они идут в школу, где мне эту арфу — расстраивают.

11 класс достоин отдельного упоминания. Сейчас у меня на руках две обожаемых куклы, скоро выпуск. Сказать, что их интеллектуальные способности пали — это ничего не сказать, а я знаю их 3 года.

Девки похожи на водоросль в малиновом сиропе и не соображают ни черта. Зевают от чудовищной усталости, к тому же влюблены и худеют. Все столы обклеены бумажками с математическими формулами, историческими фактами, цитатами из Пастернака и сердечками более фривольного содержания. Их прихватывает то мигрень, то желудочная инфекция. Мне их безумно-безумно жаль.

В школе весь год они не делают абсолютно ничего, кроме прогонов по форме ЕГЭ, хотя ежу понятно, что тестовый формат может являться только проверочным, но никак не учебным. Повторяю, как мантру: «Спать и мультики», но они не слушают. Они совершенно не в состоянии эффективно учиться, но заниматься ничем другим, кроме как учиться до полного остекленения, они не могут.

В полубреду они ломятся повторить три типа условных предложений (и повторяют, кстати, небезуспешно, потому что это понятная схема, за которую можно уцепиться). Но описать обстановку своей комнаты или картинку из сказки «Золушка», равно как и родить другую собственную мысль они совершенно бессильны.

Родители упоенно подогревают градус всеобщих нервов. Спрашивают меня: «Как вы думаете, она сдаст?» — «Сдаст» — уверенно отвечаю я, понимая, что хоть кому-то нужно стоять ровно в этом поле спятившего ковыля. Для детей было бы лучше, если бы это были их родители, но кто знает. Может быть, если бы они это умели, во мне вообще не было бы никакой нужды.

Ощущение тотального, повального дисконнекта и нездоровья. Родители не выполняют своих функций. Школа не выполняет своих функций. На это все приходит репетитор и пытается что-то сделать. Терпит, по сути, поражение — потому что с моими возможностями и знаниями при поддержке и попутных ветрах я могла бы достигать с этими детьми результатов, о которых сейчас мне приходится только мечтать.

Поэтому на ближайшее время я прекращаю работу с детьми. Я до смерти устала бороться с ветряными мельницами, видеть то, от чего больно, получать шишки за то, чего не делают другие люди. Я люблю детей. Я умею с ними работать. А с родителями и школой — нет, и учиться, пожалуй, не стану. Я лучше подожду, пока эти дети вырастут, и поймут, что к чему. Собственно, именно с такими я и работаю на данный момент с превеликим удовольствием, находя почти в каждом взрослом ребенка, которого когда-то долго и сложно мучили.

А смотреть на это в реальном времени сил моих больше нет.

И пара последних эпизодов из нашей НЕшкольной жизни.

1. Дочка, вернувшись с прогулки с новым знакомым пареньком, рассказала об их разговоре на околоучебные темы: «Когда он узнал, что я учусь дома, сначала сказал, что круто, а потом — что их вообще не готовят к егэ, сами думают, что делать». Вопрос: кому нужна такая школа?

2. Сегодня писали «министерскую» контрольную по русскому. Текст задания составлен «очень специальными людьми»)) В задании по русскому грубые ошибки в русском. Местами настолько косячны формулировки, что выполнить задание с полной уверенностью в том, что понимаешь, что «хотел сказать автор», не представляется возможным.

9 советов начинающему репетитору

Профессии репетитора не учат в педагогических вузах. Молодой специалист знает свой предмет, иногда – основы педагогики, но специфику работы частным преподавателем ему приходится постигать самостоятельно. Мы предлагаем несколько правил, которые сэкономят начинающим специалистам силы, время и деньги и помогут не разочароваться в профессии.

1. Соблюдайте договоренности

Когда вы только начинаете работать с учеником, не опаздывайте и не переносите занятия без крайней необходимости, если пообещали что-то сделать – сделайте. Покажите, что вы не любитель, а профессионал, и на своем примере покажите клиентам, что к занятиям надо относиться серьезно. Это не значит, что потом можно будет опаздывать. Но старые ученики охотнее прощают форс-мажоры и соглашаются перестроить график, если «их» репетитор попал в пробку, заболел или потерял ключи от квартиры и не может выйти.

2. Обсуждайте условия на берегу

И в первую очередь – порядок отмен, переносов и оплату.

Проблемы с оплатой часто возникают при дистанционных занятиях. Вы ждете перевод сразу после урока, а клиент думает, что заплатить можно и завтра или вообще в следующий раз. В результате вы подозреваете клиента в нечестности, шлете напоминания, клиент чувствует себя оскорбленным, взаимное недовольство перерастает в конфликт…

Еще один болезненный вопрос – прогулы. Если вы не проговорите заранее, что пропущенные занятия нужно отрабатывать в другое время, настоять на этом позже будет труднее.

Все это нужно проговорить с самого начала, до занятий или после первой встречи-знакомства. Так вы избежите недопонимания с хорошими учениками и сразу вычислите потенциально проблемных (если не всех, то хотя бы некоторых). Также условия сотрудничества можно перечислить в специальной памятке для клиентов, а если вы работаете по договору – в тексте договора.

3. Все отмены – через родителей

Запомните: дети обманывают. И речь не только об оправданиях вроде «домашку съела собака». Иногда ученик пишет репетитору, что болеет и не придет, а родителям говорит, что это репетитор уехал в командировку и отменил занятие. Или еще хуже: вместо урока ученик идет гулять, а деньги, выданные родителями, оставляет себе. Это может продолжаться месяцами, пока одна из сторон не потеряет терпение и не потребует объяснений.

Чтобы не попасть в подобную ситуацию, просите родителей все отмены и переносы согласовывать с вами лично, каким бы самостоятельным ни был ребенок. Не повторяйте чужих ошибок, пусть в 99% случаев предосторожности и окажутся излишними.

4. Не бойтесь провалов

Они бывают у всех. Иногда это следствие «человеческого фактора»: умный и старательный ученик переволновался, наделал ошибок и получил низкий балл на ЕГЭ. Винить себя в этой ситуации бесполезно. Но даже если в неудаче ученика или конфликте с клиентом действительно виноваты вы – сделайте выводы и работайте дальше. Признавать ошибки полезнее, чем закрывать на них глаза, но и предаваться чувству вины бесконечно не стоит.

5. Позаботьтесь о сбережениях

Нестабильность – один из главных минусов репетиторства. Мало уроков летом – особенно у тех, кто работает со школьниками, а не со студентами или взрослыми. В декабре отмены начинаются за неделю до Нового года и заканчиваются к середине января. И во все остальное время ученики болеют, отменяют, отказываются, а вы остаетесь без работы и без денег.

Чтобы быть готовым к падению доходов, откладывайте часть заработка. Рассчитайте, какая сумма вам понадобится, чтобы спокойно отдохнуть летом, и добавьте «подушку безопасности» на случай форс-мажора. Изучите банковские продукты: иногда кредитная карта с большим беспроцентным периодом становится настоящим спасением. Стоит подумать и о страховании: даже легкая травма плохо скажется на рабочем графике, а больничный вам никто не оплатит.

6. Задумайтесь о продвижении

Самый распространенный вопрос новичка – где взять клиентов. Вариантов много: сайты-агрегаторы, соцсети, доски объявлений и так далее. Допустим, вы освоили один или два канала и они начали приносить достаточно учеников, чтобы заполнить расписание. Для подработки этого хватит. Но если репетиторство – ваше основное занятие, не останавливайтесь на достигнутом и изучайте новые инструменты продвижения. Причин две. Во-первых, запасной вариант нужен на случай, если старый перестанет работать так, как надо. Во-вторых, когда есть выбор, можно позволить себе диктовать условия. Например, проводить уроки только у себя или только на выезде, брать только «егэшников» или только взрослых. А еще – повысить ставку.

7. Общайтесь

У репетитора нет начальников, но нет и коллег. Пусть вы преподаете на полставки в вузе и не испытываете недостатка в общении как таковом, поддержка собратьев-репетиторов все равно не будет лишней. В интернете есть профессиональные сообщества с многолетней историей, где можно получить совет, обсудить сложные случаи из практики или обменяться наработками по своему предмету. Да и просто пообщаться с интересными людьми.

8. Не давайте работе превратиться в рутину

В какой-то момент вам может показаться, что повторять одну и ту же тему в сотый раз выше ваших сил. Так бывает не всегда – кто-то в ежегодной подготовке к ЕГЭ видит безграничное поле для творчества. Допустим, это не ваш случай и вы заскучали. Тогда, чтобы вернуть интерес к работе, задумайтесь о новых возможностях.

Если до сих пор вы готовили только к школьным экзаменам, займитесь олимпиадами. Если работали только индивидуально, попробуйте набирать пары или мини-группы. Создайте свой сайт, начните вести сообщество в соцсетях, напишите учебник, разработайте видеокурс по предмету, наконец, поступите в аспирантуру и защитите кандидатскую. А может, вас перестала устраивать не работа, а доход? Тогда поднимите ставку или разберитесь, что мешает это сделать.

9. Работайте легально

Еще недавно репетитор, который хотел работать официально, должен был зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя. Сейчас можно получить статус самозанятого и воспользоваться налоговыми каникулами, которые продлили до конца 2019 года.

Как стать хорошим репетитором: советы профессионалов

Вместе с онлайн-сервисом Tutor.ru продолжаем цикл статей для репетиторов. В прошлый мы опубликовали пять ошибок, которых надо избегать, а в этот раз сопросили преподавателей, сотрудничающих с этой цифровой платформой, как добиться успеха в своем деле.

Не бойтесь ошибаться, развивайтесь и любите свой предмет

Хороший репетитор по знаниям не уступает школьному учителю, любит свой предмет и разбирается во всех его тонкостях. У него есть конкретный план преподавания, который позволяет сразу заинтересовать ученика. Талантливый репетитор сможет продемонстрировать ребенку не только слабые, но и сильные стороны, чтобы тот поверил в себя, найдет к нему подход. В отличие от школьного учителя у него для этого больше времени и возможностей.

Даже хороший репетитор иногда ошибается. Зато он умеет признавать свои ошибки. Иногда репетитор может взять время, чтобы подумать над определённой задачкой, прорешать ее самостоятельно, отдельно от урока, чтобы не затягивать время. Все знать невозможно, но совершенству нет предела.

Роман Кушляев, репетитор по химии, Мурманская область.

Успех ученика — это и ваша забота

Не упрекайте учеников, а поддерживайте их. Помните, что вы боретесь не только за эффективный результат, но и за увлекательный процесс. Над вами не висит учебный план как у школьного учителя и необходимость привести учеников к общему уровню. Ребенок не обязан все знать, он ведь пришел к вам за помощью, так что не стоит сразу критиковать его. Его успех — это и ваша забота.

Важно найти «своих учеников». Не стоит пытаться на вводном занятии понравиться любой ценой, скорее необходимо понять, почему конкретный ученик пришел именно к вам, и как вы сможете помочь ему справиться с мелкими страхами здесь и сейчас.

Не стоит сравнивать учеников между собой и тем более посвящать одних в проблемы других, сохраняйте анонимность. У репетитора, как и у врача, есть свои профессиональные тайны. Ученики все разные, со всеми будут разные исходные точки, разные результаты, разный темп и скорость. Показывайте детям (и сами замечайте) ту разницу, как они выросли по сравнению с началом занятий. Где как не на ваших занятиях ребенок сможет поверить в себя и вдохновиться?

Наталья Зарубина, репетитор по математике, Курск.

Родители — ваши союзники

Не надо объяснять родителям, как воспитывать собственного ребенка. Но и не позволяйте им диктовать, какую методику использовать. Нужно быть корректным, требовательным в контексте занятий и не забывать включать чувство юмора. В конце концов, родители — ваши союзники: и вы, и они заинтересованы в том, чтобы ребенок достиг успеха.

Анна Степанова, педагог по подготовке к школе, Москва.

Для того, чтобы стать членом профессионалов сообщества репетиторов, зарегистрируйтесь и пройдите предварительное тестирование. Обеспечивать рекламную поддержку вашего профиля будет сама платформа, то есть вам не нужно беспокоиться о том, что его никто не увидит.

Зарегистрируйтесь на Tutor.ru прямо сейчас!

Партнерский материал

Репетитор — это звучит гордо?

Репетитор — это уже практически неотъемлемый «атрибут» жизни современного школьника. Старшеклассники готовятся с помощью репетиторов к ГИА и ЕГЭ. А часто уже в начальной школе родители прибегают к помощи «дополнительных» педагогов, чтобы подтянуть оценки.

За те 6 лет, что мы обучаем детей и взрослых различным дисциплинам, мы сталкивались с самым разным отношением к репетиторам. Да что и говорить, сами репетиторы тоже весьма по-разному относятся к своему ремеслу.

Многие педагоги совмещают работу репетитора и школьного учителя (преподавателя в лицее, вузе и так далее). Кто-то подрабатывает, находясь в декрете. Для других (и их отнюдь не меньшинство) — это возможность творить свободно, самостоятельно определяя свое рабочее расписание, совмещая трудочасы с собственным обучением, путешествиями, увлечениями.

Существует ли такая профессия — репетитор?

Если обратиться к толковому словарю:

РЕПЕТИТОР
1. Тот, кто помогает кому-л. усвоить какие-л. знания, подготовиться к экзамену. .
2. Опытный специалист, проводящий групповые или индивидуальные репетиции с актерами.

УЧИТЕЛЬ
1. Тот, кто преподает какой-л. учебный предмет в школе; преподаватель .
2. Человек, обладающий высоким авторитетом для кого-л. в какой-л. области, имеющий последователей.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ
Тот, кто занимается преподаванием чего-л. (обычно в среднем специальном или высшем учебном заведении).

ПЕДАГОГ
Лицо, имеющее специальную подготовку и занимающееся преподавательской и воспитательной работой; учитель, преподаватель.

Как мы видим, термины «учитель», «педагог», «преподаватель» являются устоявшимися синонимами. Понятие «репетитор» вроде бы из этой цепочки выбивается, однако, по сути, все отличия сводятся лишь к способам организации учебного процесса.

Учителя и преподаватели «закреплены» за конкретным образовательным институтом, работают преимущественно в группах, включены в определенную формализованную педагогическую систему. Репетитор обладает большей свободой, он может отклоняться от учебного плана, практиковать нестандартные методы обучения. Но, как бы мы ни называли специалистов от педагогики, их цель едина — обучить нас чему-то.

Почему педагоги не торопятся называть себя репетиторами?

Мы попросили сто репетиторов (работающих и индивидуально, и в группах, и в оффлайне, и в онлайне) заполнить небольшую анкету и заметили интересную тенденцию. В графе «профессия» почти никто не написал «репетитор». Специалисты, не работающие в данный момент в каком-либо учебном заведении, указывали свою специальность из диплома. Среди респондентов нашлось немало филологов, лингвистов, экономистов, юристов, журналистов и даже фрилансеров, но почему-то совсем немного репетиторов. Видимо, отождествлять свою деятельность с полноценной профессией у репетиторов не принято.

Многие частные педагоги проводят по 6-8 занятий в день, трудясь ежедневно, порой и без выходных. Все имеют профильное образование, немалый педагогический опыт, многочисленные педагогические награды и сотни благодарных учеников. Так почему же «преподаватель» звучит гордо, а «репетитор» — как будто бы нет?

Поэтому мы спросили наших уважаемых педагогов, что для них значит работа репетитором и гордятся ли они своей профессией.

Инна Николаевна, репетитор по обществознанию

Преподаю я уже более 20 лет. Работала в школах, в лицее. В профессиональном плане я идентифицирую себя как учитель — это моя профессия и, хочется верить, призвание.

Репетитором работаю чуть больше 4 лет. Для меня изначально это была попытка преодолеть так называемое профессиональное выгорание. Кардинально сменить род деятельности — это история малореальная. Возможно, молодое поколение более мобильно и может за короткое время осваивать принципиально новую функциональность, но я себя вне педагогики не вижу, поэтому решила сменить работу, но не профессию.

Репетитор и учитель для меня — одно и то же. Разница лишь в организации работы. У репетитора может не быть какого-либо фиксированного трудового распорядка, а если преподаёшь онлайн, то и ходить никуда не нужно. Может, ещё бумажной работы лишней нет, ты более свободен и остаётся пространство для творчества.

В репетиторстве я искала вдохновение, новый опыт и совершенствование профессиональных навыков.

Перейдя из школьного класса в виртуальный кабинет, я не перестала быть педагогом и не стала каким-то другим учителем. Основные задачи, которые должен решать учитель, остались. Ученики такие же. Когда мне задают вопрос, кем я работаю, отвечаю: «Учителем». Но не потому, что не рассматриваю репетиторство всерьёз, а потому, что для меня это понятия одного порядка.

Светлана Вячеславовна, репетитор по английскому языку

Я больше 20 лет преподаю английский язык в школе. Параллельно я руковожу школьным дискуссионным клубом, организую с учениками внутришкольные олимпиады и театральные постановки на английском языке. От своей работы я получаю огромное удовольствие. Ни в какой другой профессии себя никогда не мыслила и что-то менять в будущем не собираюсь.

Ещё по этой теме:

Чему учиться сегодня, если многих профессий скоро не будет?

Несколько лет назад я начала практиковать скайп-уроки, чтобы исследовать вопрос применения информационных технологий в учебном процессе. Затем этот опыт я перенесла и в свой школьный класс. При этом я не разделяю образовательный процесс на основной (школа) и дополнительный (репетитор по скайпу или традиционный репетитор). Учить язык можно с нуля в любом возрасте, и здесь школа никому ничего не гарантирует и никого ни в чём не ограничивает.

Не рискну говорить про другие предметы, но иностранный язык можно выучить лишь при наличии мотивации, трудолюбия и готовности много работать самостоятельно.

Учитель или репетитор помогут, направят, но не дадут результат, если ученик сам не приложит никаких усилий. При этом какие-то стандартизированные методы работы, упражнения, методики преподавания тоже могут не сработать. Нужна постоянная вовлечённость в языковой контекст. Возможно, именно по этой причине я не могу для себя разделять понятия «педагог», «репетитор», «преподаватель». Работа с разными учениками должна и строиться по-разному, а как специалист себя назовёт (репетитором или учителем), на результате не скажется.

Наталья Валерьевна, репетитор по математике и английскому языку

Репетитором я работаю 6 лет, причём первые мои шаги в педагогике были сделаны ещё в студенческие годы. На старших курсах университета я уже понимала, что имею достаточный уровень знаний, чтобы ими делиться. Сейчас я продолжаю свое обучение в магистратуре и параллельно преподаю ученикам в формате онлайн. На данный момент это моя основная работа. Я думаю, что после завершения обучения продолжу преподавать в таком же режиме.

Отличается ли учитель от репетитора? С одной стороны, мне сложно сравнивать, поскольку в школе я никогда не работала. Однако мне кажется, что репетитор — это более своевременное и современное понятие. Есть английское слово “tutor”. Сегодня его часто используют, даже не переводя, понимая под этим термином нечто большее, чем репетитор в классическом смысле.

Сегодня репетитор должен быть мобилен, активен, должен владеть информационными технологиями, обладать широким кругозором и богатым культурным бэкграундом. Возраст, количество дипломов, даже стаж преподавания уходят на второй план.

Первичны компетенции, опыт практической реализации своих знаний на практике и, как мне кажется, личные качества.

Репетитор — это наставник, и тот факт, что общение всегда происходит один на один, лишь усиливает влияние, которое наставник оказывает на ученика. Трансформируются не только значения привычных терминов «учитель» или «репетитор» — само понятие педагогики существенно расширяется, поскольку меняется образовательная среда, меняется общество, меняется сам человек.

Оксана Петровна, репетитор по русскому языку, литературному чтению, РКИ

Мой педагогический опыт не столь велик — 5 лет. Однако за это время я успела поработать преподавателем русского языка в центре дополнительного образования, в частной школе со школьниками 5-11 классов. Параллельно всё это время работала репетитором. Для меня репетиторство — это возможность «добрать» то, чего не хватает, когда обучаешь целый класс.

Из возможных терминов, которыми можно себя «обозвать», я предпочитаю использовать слово «педагог». На мой взгляд, оно максимально полно описывает мой род деятельности и не даёт конкретной отсылке к школе, университету либо частной практике.

Мне кажется, что у многих учеников по отношению к репетиторам есть ложная установка: мол, это школьный учитель, которому не хватает денег, поэтому он идет подрабатывать.

Это может быть интересно:

Учитель, научи меня мыслить

Но в современном мире это уже давно не так. Репетиторство — это не халтура (простите за термин). В большом случаев репетиторами, особенно онлайн-репетиторами, становятся люди, которые хотят самостоятельно распоряжаться своим временем, много путешествуют, повышают свой собственный уровень образования (магистратура, аспирантура, докторантура) или, например, заняты ещё какой-то профессиональной деятельностью (бизнес, ведение домашнего хозяйства, публицистика и т. д.).

Инструментальный подход к педагогу очень коробит. Обществу не хватает понимания ценности преподавания, осознания того, что люди, которые нас учат в школах и вузах, выполняют очень важную задачу, и дело тут не в зарплате. Остаются в профессии, как правило, только те педагоги, которые видят в своей работе нематериальную ценность. Это отнюдь не акт отчаяния (ведь выбор есть всегда, и работу сменить не так сложно, как кому-то кажется).

Антон Витальевич, репетитор по программированию

У меня нет опыта работы в школе или другом учебном заведении. Только частная практика. Почему не пошёл в школу? Наверное, потому что это бесперспективно и просто страшно. Я прекрасно помню свои школьные годы и помню, как «высоко» мы ценили труд наших учителей. При этом уже с возрастом я начал понимать, что дело не в профессии, а, как говорится, в наших головах. Хотя и это не откровение.

Мне не очень нравится термин «репетитор». У меня это слово ассоциируется с уставшим школьным учителем, который после 8-часового рабочего дня тащится к ученику на дополнительное занятие, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Не знаю, откуда такие пессимистичные ассоциации, но как есть.

Профессия — репетитор: как работают молодые практики

Родители моих учеников, да и сами ученики всегда спрашивают, какое у меня образование, велик ли опыт преподавания, работала ли я в школе или где-то ещё. Расскажу свою историю и почему репетиторство для меня — это профессия, а не подработка, не калым и уж подавно не хобби. Внимание: лонгрид с кучей биографического и субъективного. Добавлена вторая часть.

Привет, учитель! Рассылка Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

Идёт пятый год моей работы по подготовке юношества к экзаменам и четвёртый по счёту выпуск «очников». В первый год работы было где-то пять учеников. На данный момент у меня более 40 ребят суммарно — к весне будет больше. И потому хочу написать о профессиональном: о перспективах, об отличии репетитора от школьного учителя и о главном — о клиентах.

Содержание этого поста довольно автобиографично. Все тезисы, положенные в основу дальнейших рассуждений, вырабатывались эволюционно, даже стихийно. Почти уверена, что лет так через пять многие из моих мыслей по поводу профессии поменяются, но это, пожалуй, и хорошо.

Я не хочу, чтобы меня воспринимали как более дорогостоящую разновидность школьного учителя. Вообще считаю, что если и сравнивать деятельность репетитора с какой-то ещё, то больше всего подойдёт деятельность фитнес-тренера: я работала тренером в фитнес-клубе, поэтому знаю специфику.

А если совсем честно, то большинство современных учителей (возможно, и не вы, потенциально читающий этот пост учитель) вызывают у меня презрение, ибо суть моей работы состоит в исправлении их косяков

Но не будем о грустном. Вот к каким выводам я пришла за время работы:

Три факта о профессии репетитора

Во-первых, у репетитора не может существовать универсальных способов работы

В школе нет времени учить каждого по особым программам, да и нет такой цели: на то оно и общее образование, чтобы быть универсальным и единообразным. Я гуманист и считаю, что у всех разный потенциал, разные способы восприятия информации и — что главное — разная мотивация.
Каждый год встречаются дети, которых на занятия пригнали родители или какое-то необъяснимое ярмо необходимости подготовки — «мне вот надо сдать именно этот предмет, но не знаю, с какой целью». Таких детей процентов 40. Многие репетиторы обещают «возбудить интерес к предмету», «привить охоту к учёбе» — простите, но это только популизм для привлечения клиентуры. Нельзя управлять симпатиями ребёнка, а потому нельзя заставить человека любить предмет, если изначально он не имеет к нему интереса и склонности. Зато можно на основе утилитарных рассуждений, налегая на прагматизм, донести, что если запомнить вот этот перечень информации, то сможешь сделать задание под номером таким-то, таким-то и таким. И человек запоминает. И человек правильно выполняет задание под номером таким-то, таким-то и таким. Ведь у юного человека с первого класса в голову вбита необходимость что-то сдать и куда-то поступить. О том, действительно ли так необходимо поступать, я писала диплом и несколько статей — кто хочет ознакомиться и подискутировать, ur welcome.

Замечу, что я не начинаю меньше любить тех, кому не слишком интересны мои предметы, или халтурнее относиться к их наущению. Если клиенту не нравится литература или история (вот на этом этапе осмысления или в целом), но стремление попасть на какой-нибудь журфак или театральный заставляет его сдать этот предмет, то это вовсе не делает ребёнка в меньшей степени развитой личностью, не умаляет его индивидуальности и так далее.

Но, скажу честно, с заинтересованными ребятами работать несколько комфортнее, просто потому что язык разговора один: они задают вопросы, их знания глубже, есть общий интерес.

Во-вторых, репетитор (как, кстати, и фитнес-тренер) непосредственно в личном контакте с клиентом находится не так долго — час-полтора несколько раз в неделю, а то и меньше

И за это время нужно получить максимальный профит. Внимание — именно извлечь наибольшую пользу из занятия, а не пытаться замучить несчастного ученика колоссальным объёмом информации.

Польза, конечно, понятие абстрактное и неточное, зато количество баллов, на которое может претендовать учащийся, понятие вполне измеримое. Обязательный входной тест и текущий контроль по итогам освоения разделов — неотъемлемая часть работы с клиентами.

В-третьих, иной характер взаимоотношений: в коммуникациях между репетитором и учащимся существует особая этика, где-то более мягкая, а где-то более суровая, если сравнивать со школьной

Одной из моих клиенток меня порекомендовал другой репетитор — женщина в возрасте. На телефонный вопрос о том, как меня представить будущей ученице, я ответила только своё имя. «Нет, ну как же так, нужно обязательно по отчеству» — возразила коллега. И я принципиально не согласна с этой позицией: всегда общаюсь на «ты», тип обращения ко мне учащийся выбирает сам — с отчеством или без него, на «вы», на «ты» — дело абсолютно не в этом. Дело в том, чтобы учащийся мог на занятии максимально свободно излагать свои мысли и демонстрировать действительный уровень знаний.

Тем, кто сейчас начнёт парировать, мол, тогда тебя не будут уважать, сразу отвечу, что уважение кроется не в формализованном общении, а в признании компетентности и авторитета. Если вас этот довод не убедил, то расскажу ещё одну историю из жизни: я летом 2016-го устраивалась в один центр по подготовке к экзаменам. Туда берут очень молодых специалистов (даже второкурсников), поэтому я со своим толстым портфолио, педагогическим образованием и вторым почти законченным юридическим (всё вместе читайте как «я со своим раздутым чувством собственной важности») сидела на собеседовании «лайк э босс».

Отбор преподавателей был четырехэтапный: на первом нужно было поболтать на свободную тему, никак не связанную с предметом преподавания — этот этап я прошла без проблем, а вот второй этап заключался в имитации занятия. Только вместо учеников были сотрудники центра: они пытались разыгрывать всякие нестандартные ситуации, проверяя, видимо, стрессоустойчивость кандидатов. Предваряя дальнейший рассказ, скажу, что я достаточно вольности позволяю своим ученикам: им можно пить чай, отвечать на важные звонки, выбирать способ запоминания информации — с написанием или на слух, шутить шутки. Короче, я не тиран. Но та ситуация, что была разыграна сотрудниками центра была прям гротескной. Две девушки поначалу усердно смотрели в телефон, после задавали неуместные вопросы по предмету, а потом начали демонстративно в голос общаться друг с другом. И тут одна из них задаёт другой вопрос: «Ну что, куда сегодня в кино пойдем — на ужасы или драму?». Честно, для меня это нестандартная ситуация: просто обычно работаю с адекватными людьми, которые достаточно внимательно слушают то, что я говорю, ибо, полагаю, ценят информацию. И не переигрывают.

Я решила пресечь дальнейшее безобразие фразой: «Я вам драму или ужасы сейчас здесь устрою». Естественно, работать меня туда не взяли, сказали, что слишком агрессивный образ

Но мораль истории в другом: поведение, мешающее занятию, будет просто пресекаться. Вплоть до принципиального отказа работать с клиентом — такое тоже было. А уважение нужно зарабатывать компетентностью, но не муштрой. И я стараюсь строить ту модель отношений, в которой будет соблюдён хрупкий баланс между дружеской нотой и менторством, диалогом и руководством, вольностью и дисциплиной.

Дальше должны быть «в-четвёртых, в-пятых, в-шестых». Короче, придётся продолжение писать.

Почему троечники успешнее отличников

Советы психолога Найджела Латта о том, как выжить, если дома тинейджер

6 главных правил общения родителей и учителей

4 признака плохого репетитора и рекомендации, как найти хорошего

Кадр из фильма «Императорский клуб»

Хороший репетитор поможет сдать экзамены и научит любить свой предмет. Как найти такого — рассказала специалист сервиса по поиску репетиторов Preply.com Юлия Боюн.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Слушайте рекомендации

У каждой мамы есть другая знакомая мама или коллега с работы, готовая поделиться своим опытом. Изучите рекомендации, сравните услышанное с реальными достижениями их детей, и только тогда принимайте решение. Помните, что занятие с репетитором, который является школьным учителем ребёнка, часто отражаются на оценках, но не всегда на знаниях.

Для полноты картины изучите предложения незнакомых репетиторов из интернета. На специальных сайтах, например, Репетит-Центр, Birep.ru или Preply.com, можно найти не только перечень услуг одного преподавателя, но и отзывы о его работе, и общий рейтинг доверия к его методике обучения. Если подобные ресурсы не внушают доверия, киньте клич на своей странице в социальных сетях — наверняка соберёте десятки рекомендаций от людей, которым доверяете.

2. Ищите репетитора, умеющего учить

Иностранный язык можно знать, любить и ценить, но совершенно не уметь на нём изъясняться. Выбирая для ребёнка учителя, попросите разрешения присутствовать на первом занятии. Уже в первые полчаса урока вы сможете понять, доходчиво ли репетитор объясняет методы решения или склонения. Ребёнку важно не заучить правила, а вникнуть в их смысл и научиться применять на практике.

Иногда ребенку проще заниматься с молодыми преподавателями. У вчерашнего студента будет куда больше общих тем и взаимопонимания с учеником, чем у 60-летнего научного сотрудника. Он сможет легко находить понятные предметы, а его английский будет куда современней. Ученику должно быть интересно учить новое, особенно если занятия будут проходить летом на каникулах. Лучше всего принимать решение вместе с ребёнком после прохождения пробного урока.

3. Не делайте выводы на основании цены

Мы привыкли к правилу: что дороже, то лучше. Но при выборе репетитора это не всегда работает. Человек может быть самым опытным и талантливым педагогом, но при этом оставаться альтруистом, не желающим завышать свои цены. Тем более, если речь идёт о молодых учителях, которым отсутствие большого стажа не позволяет ставить пугающие прайсы.

С другой стороны, не каждый хороший преподаватель будет работать за три копейки, а значит, обучение будет стоить денег. Но для уверенности, промониторьте в интернете расценки. Это даст уверенность, что вас не обманывают. Если услуги репетитора всё равно вам не по карману, попробуйте договориться о скидках — летом загрузка ниже и есть шанс, что получится сэкономить. Или используйте альтернативные методы — дистанционное обучение по Skype всегда дешевле.

4. Прислушивайтесь к отзывам ребёнка

Репетитор сильно влияет на отношение к предмету. Плохой учитель способен отбить интерес к химии или географии на всю жизнь. И для того, чтобы этого не случилось, обязательно спрашивайте об успехах самого ребёнка.

Несколько признаков плохого репетитора

  • Репетитор не концентрируется на одной проблеме. Ученик, которого заставляют объять весь школьный курс за полтора месяца, в итоге ничего не запомнит, а занятия будут напрасны. Во избежание данной ситуации постарайтесь чётко сформулировать задачу преподавателю ещё на старте — идёт речь о вступительном экзамене или об изучении всех времён английских глаголов — и периодически проверяйте результат.
  • Ребёнок не мыслит дальше заученных правил. Занятия с репетитором — это не ещё один школьный курс со скучными упражнениями. Учитель должен способствовать развитию ученика, пробуждению у него творческих задатков. Предложите ребёнку рассказать о своем дне на английском языке, перечислить цвета радуги или перевести текст одной из его любимых иностранных песен на русский. Если даже подсказки не помогают, скорее всего пришло время поговорить с репетитором.
  • Ребёнок с лёгкостью делится подробностями биографии учителя, но не может вспомнить последнюю тему урока. У вас может быть бесконечно талантливый и успешный в своей области репетитор, но вы ведь не готовы платить за его байки? Дети не всегда готовы «сдать» своего болтливого преподавателя родителям, ведь он не заставляет учить нелюбимый предмет, скорее наоборот — хвалит за интерес к бесполезным историям из жизни. Потому родителям придётся надеяться только на себя: проверяйте тетрадку с заданиями, спрашивайте теорию и периодически заглядывайте на уроки.
  • Каждый приближающийся урок становится поводом для истерик ребёнка и нервного срыва родителей. Конечно, не каждые дополнительные занятия будут любимым времяпровождением детей. Но и впадать в крайности не стоит. Если занятия вызывают слишком много негатива, задумайтесь, может репетитор действительно делает что-то не так? Ни один сложный и важный школьный урок не стоит детского нервного расстройства.

Репетитор должен уметь заинтересовать ученика предметом, научить мыслить шире предложенных рамок и расположить к выполнению заданий. Это самые главные условия правильного взаимодействия с учеником. Найти хорошего специалиста нелегко, однако абсолютно возможно с помощью нашего чек-листа.

Первый признак

Более 70% занятия говорит репетитор. Это может быть лекция или диалог с учеником, но не редкие фразы, мало похожие на связное объяснение. Если же репетитор предлагает задачу, а ученик в тишине ее решает длительное время (более 5 минут, скажем), то это похоже на выполнение домашнего задания, а не на урок с учителем. Именно объяснение является наиболее энергозатратной составляющей урока, потому репетитор, уставший от жизни, уклоняется от слов, предпочитая в тишине контролировать работу ученика (или считать минуты до конца урока).

Второй признак

Более 90% слов учителя составляют именно объяснение текущей темы урока. Дело в том, что некоторые репетиторы увлекаются отвлеченными разговорами (иногда для такой атмосферы они специально предлагают ученику чай или кофе) до такой степени, что вместо урока происходит некий разговор по душам. Такие беседы полезны ребенку, потому что обычно у него по некоторым вопросам нет таких доверительных отношений с родителями, какие возникают с учителем. Опытный репетитор здесь может помочь выбрать направление в жизни, предупредить об ошибках молодости и так далее. Тем не менее, это не признак добросовестного отношения к работе. Лишь около 10% времени можно тратить на лирические отступления как методический прием для плавности перехода между темами или сложными задачами.

Третий признак

Репетитор работает только с одним учеником, если не было оговорено, что занятия будут в группах. Ситуация, когда ученик приходит на занятие и видит еще двоих своих сверстников в комнате, одного на кухне и троих на балконе, недопустима. Ни о какой эффективности не может быть и речи. «Научить» явно не является приоритетной задачей такого репетитора.

Четвертый признак

Репетитор задает домашнее занятие, причем с запасом и соответствующее теме. Основная работа ученика происходит дома, и ничто ее не может заменить. Потому отсутствие домашнего в разы уменьшает эффективность обучения. Добросовестные репетиторы это знают. Ситуация, когда репетитор задает домашнее, которое плохо согласуется с теми задачами, которые были разобраны с ним на уроке, также недопустима. Ученик будет тратить время над проблемами, которые он решить в принципе не может (только в минуты вдохновения, когда можно сделать открытие незнакомого факта на уровне теоремы). Допустимы одна-две задачи такой сложности, которые в списке домашнего последние и о которых учитель предупредил.

Пятый признак

Средняя и выше средней цена. По низкой цене репетитор откажется работать, потому что иначе ему придется брать больше учеников, соответственно из-за усталости пострадает качество многих уроков. В итоге, плохо подготовленные ученики и уставший преподаватель.

Шестой признак

Со стороны репетитора нет громких обещаний и гарантий. Во время первых занятий репетитор пытается выяснить уровень знаний и характер ученика, чтобы подобрать стиль работы. До занятия это сделать невозможно, следовательно, и обещать многое репетитор в принципе не может. Вполне может оказаться, что репетитор честно откажется от сотрудничества (вообще, это довольно частое явление). Причин может быть много. Например, при малом количестве занятий требуется достигнуть запредельных высот, а ребенок не знает элементарных тем. Или характер ребенка настолько испорчен, что бессмысленно пытаться научить, ведь успех требует терпения, прилежания и честности со стороны ученика. Или у ребенка проблемы со здоровьем, и занятия сложными предметами ему противопоказаны. Недобросовестный же репетитор озабочен только своими достижениями и прибылью, потому готов на все, считая учеников материалом для своего успеха, не понимая, что этим наносит серьезный вред и ребенку, и его семье, и себе.

Седьмой признак

Наличие собственных материалов для обучения. Не существует книги, которая бы устраивала учителя во всех отношениях. Поэтому в арсенале должно быть несколько книг, которые учитель проработал и в результате получил новую свою книгу. Другими словами, добросовестный учитель всегда писатель, просто свои труды он иногда не доводит до издания. Как проверить данный признак? Наверное, стоит спросить, по какой книге учитель собирается работать. Если в ответе указана категорично одна книга, то это плохой признак (ответ должен содержать фразы: «частично по такой-то, частично по такой-то», «по такой-то или по такой-то, если первая окажется сложной», «подберем в зависимости от уровня ученика», «по собственным материалам»). И последнее: обычно хороший репетитор не соглашается работать по жестко навязанной родителями примитивной книге, потому не стоит ставить такие условия.

Восьмой признак

Принимает меры при неадекватном поведении ученика. Если ребенок несколько раз не делает домашнее задание или постоянно опаздывает на урок, то должна быть беседа с родителями (или с учеником). В противном случае, преподаватель равнодушен к своей работе. Заметим, что логично считать, что добросовестный репетитор не опаздывает и выполняет свои обязанности, иначе как требовать что-то от других? Таким образом, если ученик опаздывает на первых занятиях и не делает домашнее, а репетитор никак на это не реагирует, то он не проходит восьмую проверку.

Девятый признак

Длительность занятия не менее 60 мин. Невозможно за меньшее время обсудить домашнее занятие, объяснить новую тему и закрепить ее задачами. Исключение составляют школьники младших классов, которым трудно долго продуктивно работать. Преподаватель должен настаивать на увеличении длительности занятия. Да и с практической точки зрения ученику невыгодны короткие занятия из-за траты времени на дорогу.

Десятый признак

Преподаватель не выезжает на дом к ученику. Просто его время важнее времени ученика и не компенсируется деньгами (ибо учитель оценивает свое время с точки зрения пользы обществу).

Статью честно скопировал с блога учителя математики. Показалась важной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *