Как можно быть геем?

Бывший гей-активист Майкл Глатц: Как перестать быть геем

09.06.2016 11490 просмотров Дарья Косинцева

Майкл Глатц в возрасте 13 лет решил, что он гей, и вскоре основал журнал Young Gay America. Однако постепенно Глатц начал осознавать, что он вовсе не гей, а всего лишь борется со страхом перед своими мужскими качествами. С тех пор он отверг свою гомосексуальную идентичность. В этом ему помогло христианство. Это интервью было опубликовано на сайте NARTH — американской Национальной ассоциации по исследованию и терапии гомосексуализма (с точки зрения ЛГБТ-сообщества- мракобесной организации, которая “лечит то, что дано от природы”). С Глатцем беседует доктор Джозефом Николоси, один из членов NARTH. Интервью по моей просьбе нашел и перевел читатель “Меньше ада” Андрей Панарин, за что ему огромное спасибо — он откликнулся на мою просьбу найти что-то от первого лица, потому что в рунете есть только краткие заметки-копипасты о Глатце. Результат не разочаровал: Глатц делится очень важными мыслями о вере, идеологии ЛГБТ и психологии гомосексуализма. Это не аналитика со стороны, не нравоучение — а свой опыт от первого лица. В общем, думаю, вам будет так же интересно почитать, как было интересно мне.

Доктор Джозеф Николоси: Благодарю вас, Майкл, за вашу готовность публично говорить о вашей жизни. Раньше вы уже обсуждали ваше религиозное преображение, и мы знаем, что религиозный опыт может оказывать сильнейшее воздействие на человеческое самосознание. Но я также хотел бы обсудить это в плане психологии. В частности, что приходит вам в голову, когда вы вспоминаете о тех проницательных моментах, о моментах вашего преображения?

Майкл Глатц: Ну, мне кажется, первое, что приходит в голову, — это что я начал замечать природу своих желаний и тот факт, что я мог их менять.

Дж. Н. Интересная фраза: «природа желаний».

М. Г. Хотя, когда я вспоминаю свою жизнь в сообществе геев, то сразу возвращается былое чувство, что «Ты не сомневаешься в своих однополых желаниях».

Дж. Н. Да, это очень важное правило в сообществе геев.

М. Г. Верно. Фактически, это правило номер один.

Дж. Н. Правило номер один: «Не спрашивай, почему». Люди «просто такие». Ни одного вопроса, почему.

М. Г. Как только ты вступаешь в клуб, это становится первым правилом. Ты можешь действовать по своему усмотрению и изучать причины любых вещей, кроме гомосексуальности.

Дж. Н. Я могу исследовать основания моего алкоголизма, переедания, моей депрессии —но только не моей гомосексуальности.

М. Г. Именно. Самая ирония здесь в том, что для натуралов совершенно нормально сомневаться в своей гетеросексуальности.Мне кажется, именно поэтому я начал интересоваться религией, когда наконец осознал, что на самом деле я могу ставить свою гомосексуальность под сомнение. Когда я взялся за поиски Божьей воли и пытался понять, в чём она состоит, я начал получать всё больше и больше знаний и по сути меньше погружаться в те вещи, в которые я так долго верил. Я верил в бессмысленные идеи — они не имели веса. И я обнаружил, что больше не нуждаюсь в них, чтобы осознавать себя.

Дж. Н. Хорошо… То есть вы утверждаете, что, когда вы начали следовать Божьей воле, вы начали обходиться без некоторых допущений и верований, которые идут вместе с идеей, будто гомосексуальность отражает «твою сущность» в глубочайшем смысле.

М. Г. Да — я рассматривал вещи вроде политический идей, социальных идей, а также понятия более межличностные. Например, к природе отношений между двумя парнями я относился весьма наивно. Всякий раз, когда я не соглашался с мужчиной, который на тот момент был моим партнером, — до того, как я обрел чувство своей привязанности к Богу, или к себе, независимо от остальных, — меня уговорами склоняли к повиновению.

Дж. Н.И. Поэтому, в силу ваших углубляющихся отношений с Богом, вы начали развивать отдельную, самостоятельную личность…

М. Г. Совершенно верно. Это было первое, что я четко отметил.

Дж. Н. Так как же Бог пришел в вашу жизнь? Как это с вами произошло?

М. Г. Ну, на самом деле это сделал Он. Мой отец внезапно умер от проблем с сердцем, и я подумал, что у меня развилась та же болезнь. На меня напало что-то вроде паники — ипохондрическая реакция. Примерно в течение месяца, пока я ждал результатов теста, мне казалось, что я вот-вот умру.Я так боялся, потому что мой отец умер, просто прогуливаясь по пляжу. А затем я совершил глупость: я заглянул в Интернет и попытался продиагностировать себя.

Дж. Н.И. Это лишь усилило вашу тревогу, так как вы обнаружили у себя все мыслимые симптомы…

М. Г. Именно! (Смеется.) По сути, я убедил себя, что теперь каждый мой шаг —последний; я ждал результат теста и в конце концов обнаружил, что я не болен.

Дж. Н.(кивает) Часто говорят, что к Богу нас приводит страх перед тем, что мы смертны… Мы обретаем опыт, когда обнаруживаем в себе сомнения насчет нашего выживания.

М. Г. Вот именно. Итак, я обнаружил, что у меня нет проблем с сердцем, и я поблагодарил Бога. Это был первый момент во всей моей жизни, когда я переосмыслил буквально каждую концепцию, когда-либо приходившую мне в голову, — переосмыслил всё мое существование.

Дж. Н. То есть сначала это был страх, затем благодарность, а потом «метанойя»… пробуждение вашей истинной сущности.

М. Г. Это был тот самый момент. Сомнений больше не оставалось. И на фундаментальном уровне, именно тогда закончилась усиленная борьба между мной и Богом.

Дж. Н. Вы примирились?

М. Г. Мгновенно примирились.И с этим опытом внезапно я как бы воссоединился с остальными частями человечества, с которыми я боролся всё это время.

Дж. Н. Вы воссоединились с живыми людьми.

М. Г. Да, но в то время я еще не воспринимал это, как сейчас. Я просто чувствовал воссоединение с чем-то как бы изначальным. Оно дало мне чувство самостоятельности, так что я постепенно стал глубже понимать, что всё это значит.

Дж. Н. Я это описал, как будто вы «воссоединились с живыми людьми». А как бы вы это назвали своими словами? Как бы вы описали ваш опыт?

М. Г. Сначала ко мне пришло чувство свободы, личной независимости; затем, когда я начал читать Евангелия и особенно слова Иисуса, я начал обретать понимание того, что со мной происходило на самом деле, — представление о новой жизни. В Евангелиях Иисус отдавал Свою жизнь ради меня — давая мне новую жизнь и все те понятия, о которых я никогда раньше не слышал.

Дж. Н. Вы росли не в религиозной семье?

М. Г. Ну, я рос в христианской семье, но всё это было чем-то вроде сказки. Мой отец не был христианином; он расшатывал важнейшие духовные истины, которым нас пытались учить. Он как бы разрушал их, превращая в глупые рассказы и хорошие мысли на Рождество.

Дж. Н. А ваша мама была верующей?

М. Г. Да. Она была христианкой, неконфессиональной. Она водила нас в Церкви объединения, где есть Бог-Отец, Бог-Мать и всё такое. Думаю, она была хорошей женщиной, которой также приходилось угождать своему мужу — убежденному агностику, который был хиппи из Беркли в «60-х».

Дж. Н. Так скажите мне: каково ваше психологическое понимание вашей ситуации?

М. Г. Ну, как я уже говорил, первым делом во мне выросло чувство самостоятельности. Затем я начал замечать, как динамика сил работает в отношениях между геями.Я увидел, что там всегда есть разница в силе; двое мужчин не могут прийти к какому-либо взаимному согласию, если одна сторона не доминирует над другой. Именно тогда я и начал это замечать. Мои отношения с партнером начали подходить к концу, потому что при каждом несогласии мы буквально заходили в тупик. Когда это произошло, он не знал, как ему быть: он привык, что на уступки иду именно я.После того как мы разошлись, я начал обретать еще бо́льшую независимость. Но дело было не только в отношениях; во мне по-прежнему оставалось что-то в корне неверное. Довольно долгое время я старался усмотреть ошибку в каждом возможном аспекте — кроме гомосексуальности. Я буквально сидел весь в слезах и молился, а затем я сказал: «Что это? Я не могу понять — что это такое, что всё еще неправильно?» Мне почти казалось, будто ответ очевиден. Я просто вывел на экран компьютера: «I’m straight» («Я натурал»). Я это написал, и когда я написал это, то просто не мог поверить. Было такое чувство, будто я нарушил закон, понимаете?

Дж. Н. Прорыв понимания…

М. Г. И в то же время это было так страшно; я чувствовал, как миллионы людей смеялись надо мной и осуждали меня за написанные мною слова.

Дж. Н. «Как ты смеешь говорить, что ты натурал?»

М. Г. Да. Но с того момента я понял, что это правда. Затем я должен был выяснить, почему у меня были эти желания и откуда они взялись.

Дж. Н. Иначе говоря: «Если я натурал, то откуда у меня это влечение?»

М. Г. Правильно.

Дж. Н. Именно в этом состоит первый шаг реориентационной терапии — убеждение «Я натурал». То есть вы сказали, что вы не гомосексуал; вы гетеросексуал с гомосексуальной проблемой.

М. Г. Именно. Здорово слышать, что у вас такой же подход; очевидно, что это правда. Я хочу сказать, что вся гейская идентичность — сплошная подделка.

Дж. Н. Социальная конструкция. И теперь, когда вы видите ее в таком свете, вы начинаете задаваться вопросом: почему у меня есть однополое влечение?

М. Г. Верно. Мне в значительной мере помогла медитация. Я вступил в одно сообщество — несектантское, но отчасти связанное с буддизмом.В тот же самый период я также читал ваши статьи, в которых вы рассказывали о ложном «я». Эта мысль откликнулась во мне, ведь это было как раз то, что я начал открывать в медитации — что у нас есть истинное «я», и для меня это была личность, которую я уже определил как подлинную, самостоятельную личность-с-Богом.

Дж. Н. Личность, которая была вдохновлена Богом и осознана вами через медитацию.

М. Г. Точно. Я держался за эту истинную личность, а затем и обнаруживал все ложные личности и видел, как они покидают меня.Когда я читал вашу статью о ложной личности, а еще когда вы много рассказывали о мужских качествах и о страсти к ним, было совершенно ясно, что именно это и происходит со мной. В то же время я очень много читал и стремился стать более сведущим во всех политических вопросах, в которых я до этого руководствовался верованиями, а теперь уже сознательно не верил. Я начинал понимать более крупную проблему — как наша культура подорвала мужественность. До этого я уже изучал три взгляда на мужественность — с позиции либерализма, социализма и гуманистической психологии. Я понимал, что мужественность должна быть на равных с женственностью, но я унаследовал феминистские идеи. Поэтому, когда я прочел вашу статью, с мужественностью всё сразу стало ясно.Когда я вспоминаю своего отца, как он боялся мужественности… он и меня учил бояться. В результате, когда мне было девять лет и моя мама плакала из-за отца, я стал защищать ее от него и от «злых сил» мужественности.

Дж. Н. Похоже, для вас это стало началом ложного «я» — отказ признать мужественность внутри вас. Это довольно распространенный шаблон поведения среди известных мне мужчин. У них сложилось негативное представление о том, что значит быть мужчиной; они объединяются с матерями против отцов, и поступая так, они оказываются неспособны полностью принять свою мужскую идентичность.

М. Г. Совершенно верно. Я не хотел связываться с чем-то, что могло нанести вред женщине подобно тому вреду, который, как мне казалось, понесла моя мама.

Дж. Н. Потому что ваша мама была вашей надежной фигурой привязанности.

М. Г. Правильно.

Дж. Н. И без вашей мамы вы были никем.

М. Г. Верно.

Дж. Н. И в известной степени вы не только защищали вашу маму, но вы также защищали самого себя от уничтожения.

М. Г. Да, точно — совсем как в вашем очерке. Точь-в-точь.

Дж. Н. Угу. То есть у вас была чрезмерно привязанная мать и далекий, отделенный от вас отец.

М. Г. Да. И затем, естественно, как вы описали, по мере полового созревания тело наполняется сексуальной энергией — и вот я уже жажду мужественности, просто потому, что она очевидно нужна мне внутри меня. Но в то же время я ее не хочу, потому что боюсь ее. Всё это совершенно понятно — и всё же решающим доводом, как я помню, стала эта поддельная гейская идентичность . Я отчетливо помню, когда мне было 14, как мой друг подошел ко мне и объяснил мне, что я гей.

Дж. Н. Этот ярлык всё объясняет, не так ли?

М. Г. Именно так. И проблема находится именно там.

Дж. Н. Это быстрый и простой ответ на очень сложный вопрос.

М. Г. Верно. Если мы и дальше будем кормить людей этой идентичностью, они никогда не решат своих проблем.

Дж. Н. Вы были редактором гейского журнала…

М. Г. Верно. Я постепенно обретал понимание своей гейской идентичности, хотя на работе я ни с кем не хотел об этом говорить. Но затем я начал читать рассказы о книгах в поддержку геев, которые попадали в начальные школы; именно тогда я понял, что это нужно прекратить. Конечно, я всего лишь один парень; но может быть, говоря это сейчас, я смогу помочь кому-то еще.

Когда я размышляю о моей жизни, если бы мне никогда не предлагали гейскую идентичность и если бы мы имели ясный нравственный подход к этой проблеме в нашем обществе — это было бы чем-то таким, с чем я бы сразу разобрался.

Это безумие. Я просто этого не понимаю. Скажу вам: когда я впервые заглянул на сайт NARTH, я ощутил себя ужасно виноватым. Конечно, я уже знал об этом — я был активистом и всегда относил вас, ребята, к одной категории со всеми «правыми группами ненависти». Я знал, кто вы такие, потому что мне приходилось быть в курсе всех существующих «групп ненависти». Честно, когда я подошел к моменту щелчка по статье на сайте NARTH, я чувствовал, будто нарушаю закон; словно мне почти не следует даже читать ее. Я смог прочесть лишь несколько слов, а дальше мне пришлось остановиться.

Дж. Н. Чтение материалов NARTH было для вас чем-то вроде табу.

М. Г. Это было так ужасно. Я поверить не мог — и это заставляет меня осознать, какая власть была надо мной — равно как и над множеством других людей.

Дж. Н. Ощущать такой социальный контроль — это как пребывать в культе, не так ли?

М. Г. Это как культ. То есть прямо сейчас вы видите, как они говорят обо мне, словно я реально умер — это то, что они говорят. В одной гейской газете был заголовок: «Жизнь и смерть гея-американца» — они говорили обо мне.

Дж. Н. Да, но как это ни иронично, на самом деле вы ожили!

М. Г. Вот именно!

Дж. Н. Когда читаешь произведения писателей-геев, в них прослеживается тема окончательного гниения, в конце всё распадается на части, разлагается, исчезает и умирает. В них преследуется красота юности, однако полностью отсутствует выход за грань. Если вы прочтете, к примеру, о жизни Оскара Уайльда, то вы сможете наблюдать ту же пессимистичную картину. Недавно вышла новая книга об Уайльде, написанная геем. Вы могли бы предположить, что он является сторонником Уайльда — хотя он говорит о том, какой странной и развратной была жизнь Уайльда. Думаю, вам об этом известно больше, нежели мне.

М. Г. О, я видел так много подобного. Старших ребят просто привлекает красота парня помоложе, и они пытаются заполучить его… то ли просто угождая своей похоти, то ли на самом деле желая быть физически юными. Просто для того, чтобы получить ту красоту и мужественность, которых им не хватает.

Дж. Н. А сейчас у вас есть однополое влечение? Что вы делаете, когда оно вас посещает?

М. Г. Вообще-то оно приходит не так уж и часто. Когда я проходил медитацию, ко мне являлась какая-нибудь мысль или желание. Вместо того, чтобы схватить эту мысль или возжелать ее, я просто «позволял ей быть» («let it be»). Моя истинная личность вырастала, а ложная — постепенно исчезала вместе со страстью.

Дело в том, что значительная доля этого однополого влечения — это что-то вроде коленного рефлекса. По большей части это мнимое явление, и оно запугивает тебя мыслями, будто бы это то, кто ты есть. Я вновь это заметил пару недель назад. На миг я заметил, что мой разум словно паникует и говорит: «На самом деле ты должен этого хотеть», но в реальности это длилось всего лишь долю секунды. Я не взбесился и не схватил эту мысль, а просто отпустил ее.Когда меня вновь посещает вопрос однополого влечения, я просто позволяю ему быть; поступая так, я ощущаю себя ближе к своей истинной сущности.

Когда ты отказываешься от гомосексуализма, ты не просто перерастаешь эту ложную личность — тебе нужно построить новую личность из гетеросексуальности. Но на самом деле она уже есть,ь, она в нашей природе, и этим она так отличается от гомосексуальности.

Дж. Н. Поясните, пожалуйста, как это.

М. Г. Вы уже описали это как нельзя лучше — гомосексуальность помещает тебя в ложную личность. Она вся в твоем разуме — и это явно что-то, на чём я очень сосредотачивался — она буквально вся в твоем разуме. Разница между ней и гетеросексуальностью огромна; однако я не думаю, что многие гомосексуалы замечают ее, ведь они так привыкли к этой сексуальной жизни, созданной в их разуме, что не видят никаких различий.

Дж. Н. Теперь, когда вы скажете «в твоем разуме», гей ответит: «Это в моем теле. Когда я вижу горячего парня, это не разум — я чувствую оживление в теле».

М. Г. Да, они это скажут. И всё же такое оживление — это послание от Бога, согласно которому ты хочешь что-то за пределами себя — что-то такое, что на самом деле ты должен выработать внутри себя.

Дж. Н. Это «репаративный» элемент. Гомосексуальность — это попытка починить существенную часть твоей природы путем поиска снаружи чего-то, чего не хватает внутри.

М. Г. Точно. Если я видел некий атрибут мужественности, который влек меня к себе, то я говорил: «Хорошо, здесь у меня два варианта: первый — пойти ему навстречу, схватить его и ощутить эту мужественность. Второй — остановиться, задержаться, распознать атрибут и сказать: „Нет, мне это не нужно. Фактически, он уже у меня есть“».В действительности, это что-то вроде озарения: ведь это ясное послание, что существует нечто, что ты можешь развить в себе. Ты это развиваешь — и тебя к этому больше не влечет.

Дж. Н. А как долго вы это делали? Как долго вы проходили это преображение?

М. Г. Ну, если считать от первого осознания подлинной личности — думаю, на самом деле я не знал, что всё дело в ней, когда я ощутил Бога около четырех лет назад. По-настоящему я начал работать со всеми этими желаниями около полутора лет назад.Именно тогда я в первый раз отправился к буддистам, начал медитировать и освоил новый язык — совершенно новый язык, позволивший мне рассматривать мой разум.

Но это также интересным образом переплетается с религией, ведь я многое пережил, включая мои попытки сосредоточить свое смятение на Иисусе. Это был очень глубокий внутренний опыт. Как будто Он был реальным Существом — Тем, Кто мог взять всё мое смятение, или даже все мои желания, и преобразовать их.И я превратил их во что-то, что на самом деле оказалось моей истинной личностью.

Дж. Н. Абсолютно верно. Непознанное имеет власть преображать нас.

М. Г. Точно. Но я бы не сказал кому-нибудь, будто бы можно просто вылечить гомосексуальность при помощи медитаций; это неправда.Существует множество геев, которые занимаются медитацией и утверждают, что они всё еще геи.

Дж. Н. Да. Они не медитируют над своей гомосексуальностью с той позиции, с которой это делаете вы.

М. Г. Я бы сказал, что для меня медитация стала удачной возможностью не проходить терапию, которая была бы практически невозможна в силу нехватки денег. Медитация дает тебе язык, а Бог дает тебе направление и мотивацию. Ни одно мое изменение не произошло бы без Бога или Иисуса. Я знаю людей, которые медитировали много-много лет; возможно, сейчас они находятся в намного более спокойном и компетентном положении, нежели я, — но они выбрали другое направление, и они до сих пор геи.

Дж. Н. То есть когда вы говорите о медитации, вы имеете в виду не какое-то другое, измененное состояние, — так вы просто «приходите к истине». Медитация — это просто возможность остановить отвлекающие внешние факторы и «прийти к истине», а эта истина для вас была вдохновлена Богом.

М. Г. Совершенно верно. Но я должен сказать, что организация медитирующих меня раздражала, потому что они были анти-христианами. С этим надо было что-то делать, и я много молился об этом. Я почувствовал, что Бог отвечает: «Нет, не прекращай этого, это полезно для тебя — просто возьми оттуда то, что хорошо для тебя».

Я не хочу, чтобы это звучало так, будто ты можешь измениться без Бога; я не думаю, что ты можешь. Не знаю, ребята; может быть, вы и достигнете успеха с теми, кто остается без Бога…

Дж. Н. Ну, у нас есть определенные успехи с людьми неверующими, но я как католик верю, что в их жизнях также действует Святой Дух. Многие мужчины приближаются к вере по мере прохождения терапии. Представлять религиозные идеи — это не моя роль как психолога, однако зачастую сами клиенты постепенно начинают искать знания о Творце по мере того, как они растут в простоте и открытости. Фактически, восприимчивость к отношениям с Богом часто выглядит как часть более крупного процесса эмоционального созревания.

Майкл, большое спасибо за ваши откровения о процессе преображения.

5 бывших геев, которые покаялись и публично осудили гомосексуализм

Сегодня есть люди, которые защищают и отстаивают право людей с нетрадиционной ориентацией пропагандировать извращения. Один из аргументов, который они используют: человек такой рождается и остается на всю жизнь. Но то, что это не так доказывает подборка людей, которые были гомосексуалистами, но покаялись и Бог их освободил . Мы уверены, что таких существует очень много, мы подобрали для вас пять примеров, это известные гомосексуалисты, которые, благодаря Богу, оставили свой грех в прошлом и публично осудили гомосексуализм.

1. Виктор Хоркера

Основатель авторитетного чилийского гей-сайта Gaychile.com Виктор Хоркера (Victor Jorquera) уверовал во Христа и разочаровался в своей гомосексуальной ориентации. Этому решению поспособствовало тесное общение Виктора с евангелистской “Библейской миссионерской церковью Парагвая”.

Обращение Виктора к Богу незамедлительно отразилось на его отношении к собственной сексуальности, пишет uucyc.ru. «Быть геем “позорно»» — заявляет Виктор Хоркер.

Автор и основатель сайта-ветерана, отпраздновавшего свое 10-тилетие, разместил на своем сайте библейские пособия для гомосексуалистов в надежде на то, что благодаря этим материалам посетители смогут познать “библейскую истину” и найдут решение их собственных проблем.

2. Донни Маккларкин

Донни Маккларкин — не только известный музыкант, исполнитель госпелов и обладатель «Грэмми», но и пастор одной из протестантских церквей Нью-Йорка. Но он никогда не скрывал, сколько сил ему стоила в юности борьба с гомосексуальными наклонностями и образом жизни. В этом ему помогла вера в Христа.

3. Деннис Джерниган

История музыканта из Оклахомы похожа на историю Джерри Маккларкина. С юности он был геем. К этому его подтолкнуло, по его словам, то, что отец очень рано бросил его. Он сам страдал от своего образа жизни, сумел отказаться от него лишь благодаря вере в Бога, после чего много выступал в различных протестантских церквях, рассказывая о своем опыте и, как он сам говорит, пытаясь подарить надежду тем, кто, как и он в молодости, страдает от противоестественных наклонностей. На сегодняшний день Джерриган счастливо женат уже более тридцати лет, у них с женой девять детей.

4. Майкл Глатц

Майкл Глатц Самый неожиданный поворот произошел у главного гей-активиста, создателя движения «Молодые геи Америки». Однажды он уверовал в Бога, завел традиционную семью и теперь столь же яростно, как когда-то защищал права сексуальных меньшинств, утверждает, что гомосексуализм противен человеческой природе и христианскому образу жизни.

5. Мэтт Мур

Американский блоггер и журналист христианского издания «Christian Post» Мэтт Мур родился в Соединенных Штатах примерно в 1990-м году. В старшей школе он обнаружил свою особенность, из-за которой страдал. Благодаря программе «конвертации» гомосексуалов в гетеросексуалов Мур сумел избавиться от своего греха. После этого он начал писать статьи о свободе от гомосексуализма, которые впоследствии нашли своих читателей на станицах популярного христианского издания.

Как перестать быть геем

Легко ли быть «голубым»?

Кажется, людям с нетрадиционной ориентацией живется теперь гораздо легче, чем прежде. И то сказать — сколько они этого добивались! Вся вторая половина XX века прошла у них под знаком борьбы за то, чтобы любой человек не страдал от того, что он не такой как все — «голубой», «розовый» или какой-то еще.

Сейчас общество проявляет к секс-меньшинствам все больше терпимости. Это теперь считают не болезнью или извращением, а «альтернативным образом жизни». В большинстве стран гомосексуализм уже не преследуется законом, а в некоторых даже разрешены однополые браки и усыновление детей.

В этих изменившихся условиях особенно странно то, что Ватикан до сих пор отказывается венчать гомосексуалистов, да и позиция других церквей (православных и большинства протестантских) столь же «старомодна». Несколько осовременить Библию пытаются лишь представители либерального крыла протестантизма, однако эти попытки выглядят уж очень неубедительно. Представляете, какие трудности у них возникли, например, с такими стихами из Ветхого Завета: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною — это мерзость» (Левит 18:22), или из Нового: «…женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставивши естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим.

1:26-27).

Правда, кое-кого сбивает с толку то, что Иисус Христос об этом почти не говорит. Но ведь, заметьте, Он проповедовал иудеям, а у них такой проблемы просто не было. Разве станет нормальный человек убеждать дикарей не играть в казино, а жителей Беверли-Хиллз — не рыться в мусорных баках? В общем, никуда не денешь тот факт, что, где бы в Библии не встречалось упоминание о гомосексуализме, он всегда категорически осуждается.

Значит ли это, что Библия отстала от жизни? Странно, ведь обычно она, наоборот, обгоняет свое время. Скажем, она учила о равенстве всех людей независимо от пола, нации и социального положения на много веков раньше, чем до этого доросло человечество. Что же касается запрета на гомосексуализм — в свое время он тоже был чем-то совершенно новым и необычным. Не все знают, что до распространения библейских норм нравственности вся планета была довольно-таки «голубой». Мужской гомосексуализм повсеместно считался нормой (женский, впрочем, обычно осуждался). Особенно отличалась на этом фронте античная Греция. Мальчики-подростки представляли для мужчин такой же интерес, как и женщины, более того — однополая любовь считалась более возвышенной. Во-первых, она была добровольной, во-вторых, предполагала дружеские отношения (а женщины были почти в положении рабынь, никто не спрашивал их согласия и не собирался с ними дружить).

Имеется масса свидетельств о гомосексуализме в Месопотамии, Древнем Египте, Древнем Риме, в Европе (у кельтов, галлов, жителей языческой Британии), в Северной и Центральной Америке (до Колумба), Китае и других странах Востока. В Японии самураи устраивали дуэли из-за своих любовников. Буддийским монахам не разрешалось вступать в половые сношения с женщинами, но насчет мужчин такого запрета не было, и это считалось вполне допустимым (кстати, и сейчас Далай-лама не осуждает гомосексуализм, за что пользуется большим уважением в «радужных» кругах).

Получается, что большая часть человечества во все времена относилась к гомосексуализму вполне лояльно. Что же не устраивает христиан? А они, видите ли, считают, что истина не определяется голосованием. Правильно не то, что большинство считает таковым, а то, что соответствует Божьему замыслу. Да и, честно говоря, просто здравому смыслу. Ведь при «нетрадиционной» ориентации нарушаются отнюдь не традиции, а физиология. Что ни говори, но ни одна пара «пап» (или «мам») пока не смогла зачать ребенка. Ну и что, возразит наш современник, сейчас и обычные пары не всегда детей заводят. Так что плохого в гомосексуализме? Какой от него вред?

Разумеется, прежде всего в голову приходит СПИД и его многочисленные знаменитые и безвестные жертвы. Но дело не только в этом. В США на основе анализа некрологов обнаружили, что даже при отсутствии СПИДа и при наличии постоянных партнеров геи живут в среднем на 25-30 лет меньше, чем гетеросексуальные мужчины. Поскольку, кроме СПИДа, им угрожает еще несколько десятков специфических заболеваний. Ну, а если добавляется СПИД, то, сами понимаете…

Среди гомосексуалистов выше частота самоубийств. Говорят о том, что они, бедняги, постоянно подвергаются давлению общества, но на Западе общество уже давно никого не давит. Просто в целом среди них больше несчастных людей. Снова-таки в США, где после сексуальной революции уже накопилась некоторая статистика, подсчитано, что только 2% геев имели менее 10 партнеров в течение всей жизни, 43% — более 500, а 28% — более 1000 (лесбиянки, впрочем, более постоянны, но у них свои проблемы). Естественно, гомосексуалистам труднее найти себе «пару». Все это еще не так страшно, пока молод, но что ожидает их в старости, когда нет ни былой привлекательности, ни детей, ни внуков?

А как повсеместное распространение «радужной» любви влияет на общество? Прежде всего, размывается само понятие нормы. И, пожалуйста: садизм, мазохизм и прочие «странности» тоже никого больше не удивляют — мало ли как люди развлекаются. А на Западе уже начинают бороться за свои права педофилы — мол, чем мы хуже… Нормальные же люди, наоборот, оказываются в странном положении: например, дружба между мужчинами уже кажется заведомо подозрительной — геи убедили всех, что просто дружить мужчины не могут. А любой учитель должен трижды подумать, прежде чем спросить подростка, есть ли у него подружка — у мальчика же может оказаться, наоборот, друг! И такой бестактный вопрос травмирует юную психику.

Но это так, «цветочки» по сравнению с тем положением, в котором оказалась довольно большая группа людей — а именно, гомосексуалисты, желающие перейти к нормальному образу жизни. Очень мало мест, где им могут квалифицированно помочь; обычно они слышат: «Зачем? Это же твоя природа! Принимай себя таким как есть и радуйся этому!» А им, беднягам, нормальной семьи и детей хочется. Психиатров больше не обучают методам лечения гомосексуализма — с тех пор, как в 1973 году Американская психиатрическая ассоциация вычеркнула его из списка болезней (в 1992 г. ее примеру последовала ВОЗ). Кстати сказать, решение это было вызвано не научными, а чисто политическими причинами. Гомосексуалисты проводили демонстрации, общество им сочувствовало, на психиатров оказывали давление… и они сдались, хотя 68% американских психиатров считали гомосексуализм патологией, требующей лечения.

Секс-меньшинства сравнивают борьбу за свои права с борьбой за эмансипацию женщин или против расовой дискриминации. Но дело в том, что женщины или, скажем, чернокожие действительно такими родились и измениться не могут (если не учитывать Майкла Джексона и прочие достижения хирургии). С гомосексуалистами же с научной точки зрения дело обстоит несколько иначе.

Гипотеза о существовании специального «гена гомосексуальности», передающегося с материнской Х-хромосомой, не подтвердилась. Что не удивительно: ведь биологи установили, что не только у человека – даже у высших млекопитающих половое поведение не кодируется генетически, а является результатом обучения. Может наследоваться только определенный склад характера, который при некоторых условиях может привести к гомосексуализму. Многие гомосексуалисты говорят: «Сколько себя помню, я всегда был таким». Но опытный специалист, беседуя с ними, всегда может выявить момент, с которого начались отклонения, и что этому способствовало. Многие из них с детства отличались повышенной тревожностью, были особо ранимы, чувствительны. При этом такие дети нередко талантливы (как известно, среди деятелей искусства много людей нетрадиционной ориентации), послушны, хорошо учатся. Все это замечательно, но… может привести к тому, что такой мальчик начинает чуждаться шумных и драчливых мальчишеских компаний и ощущать себя «не таким, как все».

Бывший гей-активист Майкл Глатц: Как я перестал быть геем

А если при этом у ребенка нет нормальных отношений с отцом (или он вообще отсутствует), он может так и не понять, что значит быть мужчиной. Но при этом его восхищают и притягивают те, в ком есть эта так недостающая ему мужественность – другие мальчики или мужчины. Рано или поздно это восхищение приобретает эротический характер… У женщин все может происходить примерно так же, но есть и еще один решающий фактор: большинство лесбиянок пережили насилие или тяжелое оскорбление, нанесенное мужчиной, и с тех пор просто их боятся. Для них особенно привлекательны женская забота и нежность.

Разумеется, огромное влияние на будущую сексуальную ориентацию имеет первый сексуальный опыт (так было с «главным российским голубым» Борисом Моисеевым, хотя он, безусловно, и до этого был ребенком травмированным). Я уж не говорю о том, что гомосексуализм может быть и результатом сознательного выбора. Этим зарабатывают деньги. Этим бросают вызов обществу. Это пробуют из любопытства, ради острых ощущений.

В общем, гомосексуалистами не рождаются. Более того, любой гомосексуалист, если сильно захочет, может перейти к нормальной ориентации — существуют специальные методы «переучивания», центры и организации, помогающие таким людям (в основном христианские, поскольку светские психиатры не хотят иметь с этим дела). Но даже и без этого можно обойтись — в Интернет опубликована исповедь одного бывшего гея, которому помогла измениться просто внимательная и любящая жена. В конце концов, все это — всего лишь сложные условные рефлексы, и всем этим можно управлять — было бы желание.

Гомосексуализм — это не судьба. И если кому-то приходят в голову какие-то «не те» мысли, это еще ничего не значит. Христианство смотрит на вещи просто: мало ли какие мысли у нас, грешных, бывают. Человеческая природа испорчена грехопадением, и в результате — чего только нам в голову не лезет. Но судьбу определяют не мимолетные настроения и фантазии, а наши убеждения и наш выбор. Выбор между Божьей волей и собственными греховными желаниями.

Возможно, гомосексуалистам прийдется труднее, но и всем остальным тоже не очень легко. Со слов Христа мы знаем, что существуют только два пути, угодных Богу: либо безбрачие (с полным воздержанием), либо брак, соединяющий мужчину и женщину (а не кого-то там еще!) на всю жизнь, которому присущи верность, любовь, взаимопонимание и жертвенность. Все, что не соответствует этому идеалу — грех, будь то развод, супружеская измена, беспорядочные половые связи и т.д.

Так что так называемому «секс-большинству» гордиться тоже особенно нечем. Да еще если учесть, что кроме грехов плоти существует множество других, иногда более серьезных… Иисус как-то сказал, что жители Содома и Гоморры на Страшном Суде, конечно, свое получат, но гораздо хуже будет многим вполне нормальным людям — тем, которые могли бы пойти за Ним, но не захотели. Это касается уже не какого-то «меньшинства» или «большинства», а всех нас.

Сборник ответов на ваши вопросы

Дорогая Маша!

Вы наверняка читали о многочисленных исследованиях, которые доказывают, что ориентация заложена в генах и ничего с ней не поделаешь. Исследования, которые постулируют обратное, можно пересчитать по пальцам одной руки, но тут важно понимать политическую конъюнктуру. Результат эксперимента может быть определен уже самими условиями эксперимента, раз. Абсолютное большинство независимых исследований финансируются европейскими и американскими институтами, а в этих странах любой намек на отказ меньшинствам в самовыражении может стоить карьеры, два. Поэтому проекты, результаты которых могут быть использованы всякими подлыми людьми для ущемления прав меньшинств, не проходят естественного отбора. Так что отчаиваться не стоит.

Если ориентация заложена в генах, значит ли, что мы ничего не можем с ней сделать? Нет, не значит. Человек — не машина, которая интерпретирует условие только одним образом и действует соответственно. У человека есть среда, которая формирует его наряду с генами, и мозг, чтобы бороться со всеми вызовами. Один обладатель ранней лысины теряет уверенность в себе и превращается в злобного неудачника, на ниве личной жизни перебивающегося проститутками. Второй пожимает плечами, говорит себе, что Тони Сопрано круче Джастина Бибера, и живет как ни в чем не бывало. Счастье — это не комбинация обстоятельств, это выбор быть счастливым вне зависимости от обстоятельств.

Что касается конкретно сексуальности, то тут есть три аспекта.

Первый — возрастной. В 15-25 лет половые вопросы очень влияет на качество жизни в целом и потому воспринимаются как первоочередные. Потом это начинает сглаживаться, и к тридцати вы сами не заметите, как будете мастурбировать на лесбийское порно вместе с мужем, которого ваша мама называет «бубочкой», а папа считает женоподобным. Инстинкты инстинктами, но разум формирует бытие в большей степени, особенно если вы росли в семье интеллектуалов. То, что вы до сих пор не попробовали лесбийский секс, говорит об относительной слабости вашего животного начала перед рациональным, так вот с годами этот расклад сил укрепится.

Второй аспект — эмоциональный. Девушку в наше время может тянуть к незнакомцам в костюме Дарта Вейдера, к седовласым преподавателям и даже к хаски. Но полюбит она совершенно конкретного человека, а женская сексуальность отличается высокой адаптивностью. У вас отличные шансы захотеть того, к кому вы прикипите душой, поэтому больше общайтесь с умными мужчинами и не разрешайте себе влюбиться в какой-нибудь далекий девичий образ с обложки.

И третий — эмпирический. Возможно, вы не стопроцентная лесбиянка, а простая мечтательная бисексуалка, это важно знать. Если решитесь на опыт, выбирайте не вариант «девушка-девушка», а ночь втроем с другом и подругой.

Хотите написать что-то интересное в «Нож», но у вас мало опыта? Присоединяйтесь к нашему Клубу!

Можно ли перестать быть геем?

Для» того, чтобы разделить общественное мнение, заговорите о сексуальной ориентации и возможности ее изменения. Религиозные фундаменталисты, которые считают, что гомосексуальность это вопрос выбора, уверены в том, что геи могут изменить свой сексуальный выбор. Сторонники другого лагеря заявляют, что геями рождаются, поэтому всякие попытки изменить сексуальную ориентацию гомосексуалиста неэффективны, а что хуже — жестоки и аморальны.

Несмотря на то, что последнее утверждение ближе к истине, наука сексуальности поддерживает более сбалансированное утверждение. Нет подтвержденных случаев того, что бывшие гомосексуалисты полностью меняли свои сексуальные пристрастия, однако некоторые геи все же могут «разнообразить» свой сексуальный репертуар, привив себе влечение к другому полу, и даже полностью переключиться на него.

«Я считаю, что сильная мотивация может изменить поведение», говорит Хизер Хоффманн, профессор психологии из колледжа Нокс, Галесбург, штат Иллинойс, США.

Исследования Хоффман сконцентрированы на том, как опыт и знания влияют на возникновение у людей черт поведения. Она демонстрирует, что сексуальное влечение подвержено павловским механизмам, методом стимуляции, когда одно действие приводит к другому. Работа Хоффман показывает, что как мужчины, так и женщины, могут проявить сексуальное влечение при использовании определенного стимула, например запаха или предмета. Наряду с этим, на влечение людей может влиять и жизненный опыт.

Сексуальный опыт влияет на наш механизм сексуального возбуждения, учитывая то, какие действия или черты сексуальных партнеров нас возбуждают, говорит Хоффман. Но можно ли людей, при помощи данного механизма, склонить к предпочтению другого пола? «У нас имеется не так уж и много информации», говорит Хоффман, «при этом некоторые исследования поведения животных показали, что как у самцов, так и у самок, можно вызвать предпочтение к предпочитаемому полу».

В ходе эксперимента, самцы перепелов были так гормонально «перепрограммированы», чтобы допустить молодых «сексуально наивных» самцов к занятию сексом. После проведенного эксперимента, вторая группа молодых самцов сохранила гомосексуальные наклонности. Однако, и их естественная наклонность к сексу с противоположным полом не была утрачена: другой эксперимент показал, что перепелов второй группы намного легче переориентировать на самок, чем переориентировать самцов, у которых уже был секс с самками, на секс с птицами того же пола. Другие эксперименты подтвердили догадки ученых и на крысах.

Заставляя животных предпочесть в качестве партнера существо своего же пола, а затем переориентировать его обратно, ученые установили, что сексуальные предпочтения животных очень гибки. Возможно, люди не настолько податливы в данном плане — другие эксперименты показали, что схожий способ эксперимента лучше и быстрее работает с животными, нежели с человеком — по мнению Хоффман, некоторые из нас могут быть весьма гибки. Есть возможность полагать, что сексуальные предпочтения женщин могут изменяться в ответ на сексуальный опыт с представителем не предпочитаемого пола.

В отличие от мужчин, которые обычно ориентированы строга либо на женщин, либо на мужчин, и сексуальность которых строго фиксируется в период детства, десятилетнее исследование, проведенное психологом Лизой Даймонд из университета Юты показало, что женщины обладают большей «сексуальной гибкостью». Их сексуальная ориентация может зависеть от культурных различий, позитивного или негативного жизненного опыта, усиливаться под воздействием чувств или привязанности. По результатам эксперимента, сексуальная гибкость женщин подтвердилась тем, что слабый пол возбуждают изображения, как мужчин, так и женщин, в то время как мужчины предпочитают строго определенный пол.

Их эротическая гибкость может объяснить, почему женщины-лесбиянки легче меняют ориентацию, нежели мужчины-геи. Однако изменение ориентации не заставляет женщин отказаться от прежним сексуальных привычек, они скорее становятся бисексуальными. «Исследование Лизы показало, что сексуальная гибкость это чаще всего вопрос расширения горизонтов, нежели изменение привычек», говорит Хоффман о научных изысканиях Даймонд. «Полагаю, мужчины также могут обладать подобными характеристиками, однако это характерно, прежде всего, для женщин».

Наконец, геи не рождаются такими, так как сексуальные предпочтения у мужчины закрепляются в подростковом возрасте. По мнению Герульфа Ригера, исследователи вопроса пола из Корнуэлльского университета, «на возникновение гомосексуальности могут влиять различные факторы». Это, в первую, очередь гены, однако присутствует и фактор гормонального влияния на плод в момент вынашивания ребенка.

Что ж, с генами не поспоришь, ну а как быть с другими факторами?

«Для определения того, каким образом влияет тот или иной фактор в момент вынашивания, науке необходимо больше информации», говорит Ли Бекстед, исследователь из штата Юта, США.

На данный момент не совсем понятно, можно ли вылечить гомосексуализм при помощи терапии Павлова, гормональным лечением, или психологической помощью. Однако учитывая отношение современного общества, в том числе и научного, к проблеме гомосексуализма, вряд ли кто-то всерьез озаботится данным исследованием. Власть скорее озабочена борьбой с нетерпимостью и ущемлением прав геев и лесбиянок, нежели исследованием действительно важных вопросов борьбы с этой социальной и этической болезнью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *