Как правильно читать часы на клиросе

Учусь читать на клиросе

Наши постоянные читатели уже привыкли к тому, что на шестой странице мы попадаем на урок в «Церковной школе». Но ведь мудрый человек может учиться не только у учителей, но и у «соседей по парте». Мы предлагаем поделиться опытом тем, кто еще только учится, кто постигает премудрости того или иного церковного послушания. Сегодня узнаем, какие радости и трудности ожидают человека, читающего на клиросе.

С древности до наших дней

Сегодня мы слышим, как чтецы в храме читают самые разные богослужебные тексты. В древние времена чтец не только читал, но и растолковывал значение трудно понятных текстов, переводил их на язык своей местности, произносил проповеди, обучал новообращенных и детей, пел различные песнопения и был хранителем священных книг. На чтеца возлагалась также обязанность возжигать светильники в алтаре и предносить их во время совершения богослужения. Уже в ранний период своего бытия христианская Церковь прилагала заботы к тому, чтобы чтецы были научены не только искусному, но и разумному, осмысленному чтению.
В первые три века на должность чтеца поставлялись преимущественно те христиане, которые исповедали свою веру перед язычниками, то есть открыто объявили, что они члены Церкви Христовой. В древней Церкви чтецы пользовались большим уважением: ими были люди знатного происхождения.
В Русской Православной Церкви чтец — это низший чин церковнослужителей (не путать со священнослужителями). На свою должность он назначается настоятелем храма, а в степень поставляется чином хиротесии — руковозложения, которое совершается на середине храма. Право поставлять младших клириков на церковнослужительские степени принадлежит архиерею, в монастырях хиротесию могут совершать и их настоятели — архимандриты и игумены.

На клирос по благословению

«Но как же так?» — спросите вы. Ведь часто в храме мы видим на клиросе женщин. Оказывается, в наше время люди, читающие в храмах, часто не являются чтецами по званию, а только исполняют их обязанности. По канонам в чтецы поставляли исключительно мужчин. Но не секрет, что в наши дни часто не удается найти нужное количество православных мужчин, да еще с хорошими голосами, готовых ежедневно вычитывать продолжительные последования суточного круга богослужения. А в сельских приходах даже один чтец — это роскошь. Но служить-то надо. И тогда настоятель храма благословляет на это послушание того, кто на него способен и имеет желание потрудиться в храме: любого прихожанина или прихожанку.
Несколько лет назад я, когда еще училась в воскресной школе, загорелась желанием делать что-то для храма. Уроки литургики и практикума по церковнославянскому языку были моими любимыми. Когда мы уже стали студентами и закончили воскресную школу, нам не хотелось покидать ее стены, мы мечтали приносить пользу. Кто-то стал преподавать малышам уроки Закона Божия, кто-то продолжил пономарить, а кто-то освоил послушание звонаря и чтеца. Так, по благословению нашего настоятеля я и попала на клирос.
Исходя из своего пусть маленького, но все-таки опыта, я могу рассказать о том, что должен знать и уметь чтец.

Церковнославянский язык

Все книги, которые используются на богослужении, написаны на церковнославянском языке. И это первое, что должен знать будущий чтец. В основном люди, пришедшие на клирос, знакомы с богослужебным языком Русской Православной Церкви. Но бывают и исключения. Один мой знакомый, теперь уже семинарист, был поставлен чтецом, не имея даже базовых знаний. На его возражения, что он не знает церковнославянский язык, настоятель ответил: «Ничего страшного, было бы желание, а остальное приложится». И действительно, со временем, при более частом посещении богослужения и участии в нем, чтении коротких предначинательных молитв, он стал потихоньку понимать церковнославянский и даже полюбил его.
У меня с этим проблем было немного, все-таки я училась в воскресной школе, в которой нас обучали чтению богослужебных текстов. Если вы до сих пор не научились, то подскажу совет, который мне, в свою очередь, дал наш старший уставщик. Самый хороший «помощник» в изучении церковнославянского языка — это Псалтирь. Для начала лучше прочитать ее всю в русской транслитерации. Затем читать 2–3 раза псалом в транслитерации, а после — по-церковнославянски, а когда слово будет не понятно, то сверяться. Но самое главное — читать вслух и желательно каждый день.

Богослужебный Устав

Второе — это знание богослужебного Устава. Чтецу требуется и знание содержания богослужебных книг, и умение найти в них ту или другую молитву, то или иное указание относительно служб, молитвословий и песнопений.
Перечислю основные книги, используемые чтецом на богослужении. Часослов является наиболее распространенной и чаще всего употребляемой богослужебной книгой. В нем содержатся тексты неизменяемых молитвословий суточного богослужебного круга.
Молитвы в честь святых на каждый день года содержатся в Минее. Ее используют для пения стихир и тропарей, чтения канонов, седальнов и паремий.
Октоих содержит тексты изменяемых молитвословий восьми гласов на каждый день недели, его также используют для пения стихир и тропарей, чтения канонов и седальнов.
Апостол — богослужебная книга, содержащая Деяния и Послания святых апостолов со специальной разметкой на зачала — фрагменты для чтения за различными богослужениями. В нем также приведено годовое богослужебное расписание новозаветных чтений с указанием прокимнов и аллилуариев.
Триодь постная — в ней содержатся молитвословия служб Великого поста и трех предшествующих подготовительных недель, которые очень отличаются от повседневных.
Триодь цветная заключает в себе песнопения со дня Святой Пасхи до недели Всех Святых.
И наконец, Типикон, или Устав. В нем содержатся подробные указания: как в течение всего церковного года, день за днем соединять за богослужениями в определенном порядке и в нужном количестве молитвословия и песнопения, содержащиеся во всех богослужебных книгах.
Есть еще и «Богослужебные указания» на каждый год, которые предназначаются не для замены Типикона, но в помощь при пользовании им, особенно в случаях, когда могут возникнуть затруднения при совершении богослужения.
Устав православного богослужения, конечно, непростой. Но постепенно его усваивают. Сначала чтеца благословляют читать предначинательные молитвы, благодарственные молитвы по Святом Причащении, потом часы и кафизмы, затем уже более сложное — канон на утрене и т. д.
Богослужебный Устав можно изучить на специальных курсах и в духовных учебных заведениях: семинариях, училищах, а также в регентских школах. Но я знаю множество примеров, когда люди смогли хорошо изучить его самостоятельно. Вполне можно освоить все премудрости богослужения, воспользовавшись соответствующей литературой, которой сейчас очень много. Правда, для этого необходимо прилагать полученные знания на практике. В этом помогут такие книги, как «Богослужебный Устав Православной Церкви» В. В. Розанова, «Руководство к изучению Устава Богослужения Православной Церкви» священника К. Субботина, «Устав православного богослужения» преподавателя Саратовской православной духовной семинарии А. С. Кашкина.
Также очень полезно прочитать «Наставление церковному чтецу о том, как читать в храме», составленное Г. И. Шиманским по учению святых отцов и подвижников. Эти советы помогают избежать равнодушия и духовного охлаждения на клиросе, которое может появиться со временем, воспитывать благоговейное отношение к святыне, к молитве и оградить себя от искушений.
А еще нужно, не стесняясь, по пятам ходить за опытными чтецами. Я в свое время не оставляла в покое нашего старшего уставщика, записывала и запоминала все важные моменты. Но многие знания получила уже на клиросе.

Громко и четко

Третье, что тоже не маловажно, — правильное дыхание и постановка голоса. Над этим мне еще много нужно трудиться. Как мне объясняли, дыхание нужно ставить на опору (диафрагму), поменьше нагружать связки, читать так, чтобы плечи не дергались, громко, но спокойно. Я запоминала, тренировалась дома, но на практике все гораздо сложнее. Вначале службы начинаю читать громко и бодро, но затем дыхание становится неровным, голос колеблется и к концу — все тише, тише и тише… И вот батюшка выходит на амвон, и вновь: «Громче! Ничего не слышно!». Вот так и развиваю голос, понимая, что это стоит долгих тренировок и старания.
***
Церковное послушание — это больше, чем работа. Всякую работу надо выполнять ответственно, а послушание в храме — еще ответственней. Ведь, стоя на клиросе, ты не просто читаешь богослужебные тексты, но молишься, и молишься не от себя лично, а от лица всех прихожан. Понимая эту ответственность, я всегда стараюсь выполнять свое послушание с максимальной отдачей. И пусть у меня не всегда получается читать громко и четко, я не унываю и надеюсь на Божию помощь.
Благодаря чтению на клиросе я стала глубже понимать и полюбила богослужение и его прекрасный язык. Каждый раз нахожу для себя что-то новое и, находя, удивляюсь — как же я до сих пор этого не замечала. И сейчас я осознаю, какое мне выпало счастье быть христианкой, быть причастной Православной Церкви и ее величественной красоты.

Екатерина Шматко

ЧТЕЦАМ И ПЕВЦАМ О ЦЕРКОВНОМ ЧТЕНИИ. ТРИ СТЕПЕНИ ХОРОШЕГО ЦЕРКОВНОГО ЧТЕНИЯ: ПРАВИЛЬНОСТЬ, ТОЛКОВОСТЬ, УМИЛИТЕЛЬНОСТЬ (1911)

Великая важность церковного чтения заключается в том, что оно составляет значительную часть Богослужения, которое есть выражение нашего духовного общения с Богом, частью молитвенного, частью священнотаинственного. Из сего открывается, что церковное чтение должно быть совершеннейшим и наилучшим, насколько Бог выше и совершеннее всего, и насколько отношения наши к Богу должны во всем быть запечатленными самыми высокими качествами и свойствами.

Если и к земным владыкам и царям люди благоразумные посылают для выражения их желаний, просьб и всякого рода заявлений таких представителей, которые могут высказаться наилучшим образом, — то тем более наилучшим образом должны выражаться представители церковные, передающие от лица множества людей их мысли, чувства и пожелания пред Царем царей и Господом господей, пред Богом и угодившими Ему приближенными к Нему — Богородицею и всеми святыми.

Церковное чтение это — дело Божие, а пророк Божий гласит: «проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением» (Иер. 48, 10). Небрежности противоположно тщание. Посему добрые чтецы должны быть тщанием не ленивы, Господеви работающе.

Но как исполнять этот великий и святой долг церковным чтецам? Какие можно указать о сем руководстве иные взгляды и правила?

Это великое и святое дело должно быть совершеннейшим.

Но всякое совершенство имеет свои степени или ступени, которым предшествует много других ступеней, ведущих к совершенству. И само собою понятно, что есть разные ступени чтения плохого, небрежного, даже кощунственного, за которое виновные подлежат суду и наказанию весьма тяжкому, а также и извержению из церковного причта.

Из множества возможных степеней совершенства в церковном чтении можно указать важнейшие три степени.

Первая степень хорошего церковного чтения состоит в правильности, т.е. в таком произношении слов, какое требуется церковнославянскою речью, не допускающей тех видоизменений, какие бывают при произношении русской речи; там нередко е переходит в ё, а — в о и наоборот, так что «его» нельзя заменить «ево», помилуй — памилуй. Непростительно также смешивать ниже (и не) с ниже (русск. слов., не употребл. в слав), горе? с горе. Далее правильностью требуется, чтобы такие славянские слова, как, напр., и (их) не произносились за союз и. Понятно, что знаки препинания тоже должны быть строго соблюдаемы, причем для запятой может быть уделяемо время в один такт, для двоеточия в два такта, для точки — в три, а когда ею оканчивается особливое чтение (псалом) — четыре и более, так при окончании, для означения необходимости петь или сказывать ектению, должно еще сделать некоторое удлинение последних звуков чтения, что придает чтению особенный характер, который и везде должен быть несколько певучим, а вместе с тем и неторопливым.

Неспешность чтения есть одно из первых условий правильности чтения. Неспешность требуется как механикою чтения, так и способностью восприятия произносимого и многими другими обстоятельствами.

Всем известно, сколь не скоро дается механизм правильного чтения, ибо для этого требуется глазам восприять каждую букву, сочетать их в слоги и слова, передать это сочетание в сознание, которое должно сделать распоряжение в область звуковых органов, чтобы те произнесли это слово чрез сложную механику гортанного и устного произношения, И за одним словом должна сейчас же происходить работа над другим словом, потом над третьим, сотым, тысячным. Не меньшая работа, как слуховых, так и других органов восприятия, должна быть и у слушателей, молящихся Богу теми молитвенными чтениями, которые читает церковный чтец.

Крайне неудобны никакие ошибки при всяком общем чтении, особенно при чтении написанного важными лицами напр., Царями. Здесь всякое искажение слов может быть сочтено за непочтительность великих особ. Также дерзостным является и чтец церковный, читающий неправильно, потому здесь искажение слов может быть хулою на Бога и святых Его.

Напр., когда вместо — «во утрие избивах» — читают избавлях, чем извращается все содержание псалма (на первом часе).

Чтобы избежать сих и подобных ошибок, нужно не только читать не торопливо, но и готовиться к чтению, или, по крайней мере, просмотреть то, что предстоит читать, особенно в новом месте, по новым невиданным книгам. Может, например, случиться читать канон по книге, отпечатанной при императрице Елисавете Петровне, или при другом ком, где, очевидно, должна быть замена именем современного Государя. Но бывает, когда этой замены и не должно быть, напр., в день воспоминания Полтавской битвы, когда император Петр упоминается, как победоносец. Может случиться, что выпадет следующий лист, оторвется угол листка, или закапано будет необходимое слово. Чрез предварительный просмотр все затруднения, вытекающие из сих обстоятельств, могут быть устранены, а с ними и ошибки. Неспешность чтения полезна и самому читающему, ибо чрез это он своевременно имеет необходимый отдых, неизбежный при чтении длинном. И таковой чтец постепенно привыкает к чтению отчетливому, раздельному и ясному. Напротив, тот чтец, который читает торопливо, — постепенно крадет сначала многие слоги, потом слова и даже речения, так что у него правильности чтения уже не бывает никогда, ибо он не читает, а как бы отбарабанивает языком своим что-то неопределенное, в котором слышится какой-либо излюбленный звук, напр., е, е, е, или о, о, о, который он гудит и тогда, когда не разберет то или другое слово. Это,- так называемое, «пономарское» чтение, бессмысленное, о котором эти несчастные люди сами говорят: «отзвонил и с колокольни долой». Но быть медью звенящею, вместо человека, стыдно и грешно. Еще грешнее отзываться потом, что язык перебит и потому не может прочесть даже «Отче наш» или «Верую».

Первое предупреждение против перебитости языка — это чтение не наизусть, а по книге, как бы по складам, и певуче.

Певучим, а не разговорным или речитативом, церковное чтение должно быть потому, что этого требует общий тон церковного богослужения, имеющего много чтений, поющихся скоро и протяжно. Общность тона (тональность) требует и того, чтобы чтение было одинаково громко или тихо, сообразно с числом молящихся и местом чтения, ибо понятно, что чтение для двух лиц не может быть такое же, как и для тысячи, где требуется наибольшее усилие голоса. Однако, никаким стечением народа нельзя оправдать того выкрикивания конечных слов апостольских чтений, которое практикуют некоторые дерзкие чтецы. Вместе с тем нельзя не замечать, что Великим постом и особенно на похоронах должен поддерживаться иной тон, нежели за великопраздничными чтениями.

Вообще же церковное чтение всегда должно быть в границе средних тонов, чтобы быть вполне членораздельным, ясно слышимым даже старцами, из коих у многих начинает притупляться слух. А чтобы помочь этой немощи, должно читать с мест серединных и, по возможности, возвышенных. Заведомо же глуховатых нужно просить становиться поближе к чтецу, а также и позаботиться о том, чтобы никто и ничем не нарушил достодолжной тишины и порядочности, вообще необходимых всегда и, в особенности, при чтении церковном.

Вторая степень лучшего чтения есть чтение толковое, когда чтец читает, разумея, что читает, и так осмысленно читает, что дает возможность понимать читаемое и слышащим. Здесь особенное значение имеет, так называемое, логическое ударение на главной мысли или чувстве, изображаемом в читаемом, при чтении толковом всякий оттенок мыслей и чувств выражается соответствующим тоном голоса, но особенно своеобразный тон придается тем словам, в которых заключаются главные мысли и чувства. Глубокая печаль, торжественная радость, величественное славословие, все это должно находить в голосе читающего свое особое выражение.

Эта ступень чтения может быть доступна людям более или менее разумным, получившим достаточное развитие, когда человек бывает в состоянии не только понимать мысли каждого отдельного предложения, но способен следить за общим ходом их, уразумевать ту (логическую) нить, которая внутренно связует их и дает им то или другое достоинство и значение молитвенное.

Кроме осмысленности, здесь много зависит и от способности выразить толково читаемое.

Посему, кроме изучения читаемого (всестороннего), требуется еще и не малое упражнение в том, чтобы понятое (надлежаще) выразить в соответственных толковых способах произношения.

Толковое чтение так ценится повсюду, что ему обучают в старших отделениях нашей школы, а еще более в школе средней, в которой почти нельзя и учиться, не умея читать толково.

Церковь есть училище благочестия для малых и совершенных. Посему требование от церковных чтецов чтения толкового есть требование насущное. Еще ап. Павел говорил, что лучше сказать несколько слов с пониманием, нежели тысячи без понимания. Но если читающий не понимает читаемого, то он затрудняется прочесть так, чтобы самым чтением дать понять читаемое, хотя бы и отчасти. Отсюда очевидно, что для толкового чтения необходимо чтецу много и долго готовиться, как теоретически, так и практически.

Теоретическая подготовка к толковому церковному чтению должна обнимать разное знакомство со всеми предметами, входящими в состав церковного чтения, особенно же с книгою Псалтирь, так как почти на каждой службе читаются несколько псалмов. Можно сказать даже, что вся Псалтирь каждым чтецом должна быть пройдена с возможным для его возраста и понимания толкованием, начиная с перевода слов и оканчивая усвоением содержания всего псалма. Такие псалмы, как 50 и 33 должны быть изучены наизусть, равно как и молитвы, постоянно употребляющиеся, как, напр., «Иже на всякое время»… Незнание их же неизвинительно, как и незнание редко встречающихся и, так сказать, необычайных слов, напр., котва (якорь), иеродиево (аиста) жилище, нырище (развалина), неясыть (пеликан) и т.п. Еще непростительнее многие славянские речения понимать по-русски, напр., выну — всегда в смысле глагола вынимать.

Чтения парамий, канонов и т. под., переменных чтений, представляют еще большие трудности, а потому и изучение их должно быть более тщательное. Практически можно подготовляться ко всякому чтению, чтобы оно было толковым хотя бы чтение это было и знакомое, ибо для произношения вслух многих должны быть особые приемы, которых мог не держаться прочитывающий для себя. Имеющий возможность приготовиться читать толково может, так сказать, разумно служить Богу, содействуя молитве общей. И наоборот, читая не толково, чтец может своим беспорядочным чтением растраивать доброе религиозное настроение и вводить даже в соблазн. Посему всемерно должно работать над собою, чтобы сознание ума и желание воли послужить общему благу и спасению могли осуществляться, по силе нашего участия в оном, и чрез церковное чтение и его благодетельное влияние на слушателей.

Существенное свойство разумного чтения определяется логическим ударением, которое должно делаться на главной мысли в читаемом вообще, и, в частности, в каждом предложении. А посему очевидно, что для толкового чтения необходим грамматический разбор читаемого и в особенности отличие глаголов, как выразителей сущности дела, мысли или чувства. Отсюда открывается, что для навыка чтению толковому необходимо многократное прочтение того, что должно читаться, и притом прочтение с глубокою вдумчивостью содержание чтения.

Третью степень более совершенного чтения составляет умилительность, которая состоит в том, что чтец читает с духовною настроенностью сердца и производит душеспасительное действие на слушателей.

Умилительность, как показывает и это самое слово, есть приятность. Потому читаемое должно быть мило, приятно самому чтецу. Он должен, так сказать, сам пережить, перечувствовать те чувства, которые должны быть внушаемы чтением, и, переживши их, чрез свое умилительное чтение передать их слушателям. В мире светском такие чтецы называются художниками, а чтение их художественным. Для церковного чтения требуется меньшее. Тут не столько важен талант, сколько живая сердечность и, вообще, духовная настроенность. Эта духовная настроенность, как благодатный дар (помазания), должна быть всегда присуща церковному чтецу. Но разности чтений должны возбуждать в нем разные виды и формы умилительности. Так, напр., при чтении о могущественном творении мира Божия чрез слова: «рече и быша, повеле и создашася», необходимо выразить такую силу, которая бы невольно возбуждала в слушателях страх и благоговение пред всемогуществом Божиим. При чтении грустной истории о продаже Иосифа должно постараться возбудить печаль о нашей жестокости и черствости, как при чтении о злостраданиях Иова — чувство беспредельной преданности Богу и могуществу Его Провидения.

Грозные речи пророков и особенно прещения Божия, угрозы и проклятия должны иметь свой особый характер произношения. Но при этом должно помнить, что много из того, что свойственно было ветхозаветным людям, теперь должно иметь более умеренную силу, так как в Новозаветной Церкви более царствуют благодать и милость, нежели страх и наказания. Особенную любвеобильностью должны быть проникнуты поучительные чтения из Апостола, где нередко встречаются живые обращения к слушателям о наименованием их братиями. Следовательно, здесь братская любовь, желающая спасения верным, должна быть самым господственным чувством церковного чтеца.

При чтении поучительных и назидательных чтений, чтец является, как бы благовестником и проповедником Церковным, посему во многом он может руководствоваться здесь теми правилами и советами, которые предписываются наукою о проповедничестве (гомилетикою). А когда чтец выступает как молитвенник от лица предстоящих, он является как бы предстоятелем или священнослужителем церковным, а потому он должен руководствоваться всеми теми высокими правилами, которые внушаются пастырям Церкви для их спасительного воздействия на вверенных их помощи и руководству в деле спасения. Из сего открывается, что, хотя наши чтецы называются церковнослужителями, но, пользуясь высшими способами своего служения, они могут быть и бывают и священнослужителями, действуя на слушающих их священно-таинственно, чрез влияние глагола Божия, возвещаемого ими в речах Пророков, Апостолов, Святых Божиих и Самого Христа и Бога.

Сознание божественности совершаемого дела и особенно его великой важности и спасительности для множества христиан должно всегда возбуждать и воодушевлять к наилучшему чтению церковному, чтобы всячески помочь общему спасению всех. Только нравственно глухой и бездарный человек может не понимать своего высокого священного назначения. И напротив, всякий, сознающий себя христианином, постарается всемерно соответствовать своему великому назначению.

Св. Церковь наша, стараясь приготовить чтецов к достодолжному служению их, так увещевает каждого из них, чрез Епископа, при посвящении в стихарь: «Чадо первая степень священства есть степень чтеца. Поэтому тебе следует ежедневно читать божественные писания, чтобы слушающие, видя это, восприняли бы это к созиданию их спасения и тебе самому дана была бы большая степень, и никоим образом ты не постыжал бы жребия избрания твоего, и живя целомудренно, свято и праведно, ты сподобился бы наибольшего служения во Христе Иисусе Господе нашем, Ему же слава во веки веков».

Этот глас церковный призывает и всех вас к достодолжному служению в степени чтецов. И вам всем обещаются возможные возмездия здесь, а еще большие там, на небесах, ибо непреложно слово Господне: «иже сотворит и научит сей велий наречется в Царствии небесном».

(Изв. по Каз. Еп.)

Русский Инок № 43, Октябрь 1911 г.

***

О церковном чтении.

Чтец при Богослужении, должен стоять прямо, иметь руки, упущенными, читать громко, внятно, неспешно и непротяжно, а посредственно. Читать должно просто, с благоговением, в один тон, исполняя знаки. Нужно избегать новомодного разговорного или светского чтения и славянских слов не произносить русским наречием. (Ук. Св. Син. 28 мар. 1862 г.)

О церковном пении.

Исполнение церковного пения хорами певчих должно быть «благопристойно, без всякой вольности и бесчинного вопля», или неестественного крика. (VI Вселенск. Собор 75).

***

ЧТЕЦАМ И ПЕВЦАМ.

Работайте Господеви со страхом, и радуйтеся Ему с трепетом (Пс. 2, 11).

Воспою Господеви в животе моем, пою Богу моему, дондеже есмь (Пс. 103. 33).

Пойте Богу нашему, пойте; пойте Цареви нашему, пойте. Яко Царь всея земли Бог Пойте разумно (Псал. 46, 7-8).

Слышите, отцы и братие, чтецы и певцы, разумейте и вместе со святым Давидом пойте Богу нашему, сотворившему небо и землю и вся яже в них, и так возлюбившему мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всяк веруяй в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Иоан. 3, 16). Сему Богу пойте и молитвы, прошения, благодарения и славословия возносите разумно. Не забывайте, что на клиросе, дело ваше свято, а обязанность высока и почтена. Дело ваше свято, потому что работаете вы Господу, а Господеви работайте со страхом; обязанность ваша высока и священна, потому что состоит в том, дабы вы во псалмах и пениях духовных, своим чтением и пением проповедовали слово Божие людям-братьям, за которых принес Себя в жертву Христос, и дабы вы своими устами и языком, как бы

от уст всех предстоящих и молящихся, возносили молитвы к Богу. Вот что говорит об этом Апостол, слова которого вы часто читаете: слово Божие да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, воспевая в сердцах ваших Господу (Кол. 3, 16). Не забывайте, что мы клирики, собираемся во святой храм не для того, чтобы как-нибудь в один дух отгудеть без всякого понятия положенные молитвы, псалмы и песнопения, да и считать свое дело оконченным и себя чистыми. Нет, собираемся мы, а с нами собирается и народ, общество, на великое и святое дело молитвы общественной. Поэтому молиться прежде всего должны мы первостоящие в церкви: священнослужители, чтецы и певцы. Истинная же молитва состоит в том, чтобы вместе с устами читающими или поющими молитву, возносить ум и сердце к Богу так, чтобы живо сознавать и чувствовать; что беседуем мы с Господом Вседержителем и пред Ним изливаем свою душу, обуреваемую житейскими попечениями, скорбьми и грехами. Но как часто забываем мы, что во святом храме работаем Богу и работаем Ему не за себя и для себя одних, но и для стоящего с нами народа, читаем и поем от лица всего народа. А забывая это, как часто и очень часто так торопимся мы, так читаем и поем, что ничего кроме одного гудения, нельзя разобрать. Так ли работать Господеви? Это ли молитва? Такая небрежная молитва не только не приятна Господу, но и прогневляет Его, и потому наша небрежность ведет нас к гибели. Вот что о такой молитве говорит Господь словами пророка Исаии: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня» (Матф.15, 8 — 9). Если же мы первостоящие будем обращаться к Богу только устами и почитать Его только языком, а сердце наше будет далеко от Него, то, посудите сами, чему может выучиться от нас меньшая братия? Не соблазняем ли мы такою молитвою народ? Не отталкиваем ли мы его такою небрежною молитвою и от себя и от святого храма. Горе нам, если мы забываем, что работаем Богу и дело Божие творим с небрежением и соблазном для меньших братий! Апостол Павел говорит нам: не обманывайтесь; Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет (Галат. 6, 7); а пророк Иеремия говорит: проклят человек, творяй дело Господне с небрежением (48, 10). Но Господь долготерпеливый и многомилостивый да избавит нас от тяжкого ответа пред судом Его праведным, да вразумит и да поможет нам работать Ему со страхом и свято дело во храме святом Его творить с благоговением на спасение себя и людей.

Чтобы достигнуть этого, вы чтецы и певцы, ради Христа, за нас пострадавшего, помните и с любовью к делу Божию исполняйте следующее:

1) Читай и пой внятно и не спешно; главное — не торопись, читая святые молитвы! Кто тебя гонит? Куда ты спешишь? Или тебе жалко несколько минут или час посвятить на усердную, разумную и сердечную молитву ко Господу? Вразумись, не гневи Господа, не унижай молитвы, не соблазняй народ и не торопись.

2) Читай так, чтобы, прежде всего ты сам понимал, что читаешь, и чтобы читаемые молитвы, каноны и псалмы так проникали в твое сердце, чтобы ты сам молился не устами и языком только.

3) Читая апостол, отнюдь не должно чрезмерно и непристойно кричать, увлекаясь тщеславием. Это должно помнить и певцам, потому что для всех вообще клиросных крайне опасна страсть тщеславия (Еп. Игнатий). После себя не забывай народа, стоящего во святом храме; читай так, чтобы тебя понял и народ, чтобы и он вместе с тобою, первостоящим в храме, едиными усты и единым сердцем молился и прославлял Господа: для этого-то и собираемся мы во святой храм.

4) Если ты плохо читаешь, то не ленись (дома) в кельи чаще упражняться в чтении Евангелия, Апостола и Псалтири и других божественных книг, так чтобы при богослужении ты всегда мог читать с благоговением, свободно, ясно и всем понятно.

5) Когда читает другой и ошибается, то не поправляй его громко и во время службы, чем отвлекаешь внимание людей в сторону от молитвы, а замечай сам и после службы скажи ему наедине.

6) Плохим чтецам, во избежание соблазна, лучше всего не давать читать до тех пор, пока они дома не выучатся хорошо с благоговением читать.

7) Церковь земное небо. Стоящий в ней должен стоять с благоговением, чинно подобно святым Ангелам. Во время службы не кашлять и не сморкать громко на всю церковь, не разговаривать, а тем более смеха не творить; ибо если вы, чтецы и певцы, заведете на клиросе беседу, смех и всякий шум, то как будет молиться народ, который собрался молиться вместе с вами?

8) Если во время богослужения придется с чем-либо пройти по церкви, то не торопись, не толкай народ, а главное: не стучи подборами на всю церковь, а иди тихо, смирно и с благоговением, чтобы от тебя и люди выучились, как ходить по церкви во время богослужения и как стоять в ней.

9) Старайся и петь Господу разумно и от чистого сердца, так чтобы твое пение, проникая в сердца людей, располагало и их к молитве. Пой так, чтобы можно было понять слова; не торопись.

10) Читай и пой с одинаковым благоговением и усердием всегда: и когда много народа в храме, и когда мало, и когда никого не бывает, кроме служащего и пономаря, помни, что работаешь ты Богу, а не людям: людей ты псалмами и песньми духовными только призываешь к Богу и научаешь их жить по божьему, а когда людей в будние дни нет, то ты и за них работай Господеви со страхом.

11) Вообще в церкви Божией должно сохранять всевозможное благоговение и порядок как для славы Божией, так для собственной душевной пользы и для душевной пользы предстоящего народа, который благоговением иноков назидается, а неблагоговением смущается, соблазняется и повреждается. (Еп. Игнатий)

12) Добрых, послушных, любящих дело Божие и усердных чтецов и певцов да благословит Господь и да поможет им стать лучшими, чтобы сподобились они услышать от Господа сии вожделенные слова: добрый и верный раб, войди в радость Господа твоего (Матф. 25, 21), а нерадивые и ленивые не забывайте слова пророка Иеремии (48, 10); поэтому не губите себя, не соблазняйте народа, исправьтесь и творите дело Божие со страхом и благоговением (Церк Ведом. 1891 г. № 32 «О церковном чтении и пении» см. Церк. Вед. № 3 и 1890 г. № 7).

Инок Даниил

Русский Инок № 05, Мapт 1911 г.

Время Церкви: Часы

Миниатюра из средневекового Часослова

После Всенощного бдения в храмах читается первый час. Перед литургией третий и шестой, а иногда и девятый. А еще есть «великие или царские часы». Что это за чинопоследования, и какое отношение они имеют к реальному времени?

Часы – это краткое богослужение. Существуют первый, третий, шестой и девятый часы. Их основу составляют псалмы (в каждом – по три), а также песнопения, связанные с днем недели, спамятью того или иного святого или иным праздником.

Само название часов связано с древними системами подсчета времени. В Античности и Средневековье сутки делились у разных народов на несколько частей. В традиции православного богослужения отражен так называемый римский счет:

«Сутки делились на часы неодинаковой протяженности; это были более или менее христианизированные старые римские часы. Час был примерно равен нашим трем: утреня (около полуночи), хвалины (3 часа пополуночи), час первый (6 часов утра), час третий (9 часов), час шестой (полдень), час девятый (15 часов), вечерня (18 часов), навечерие (21 час)» (Жак Ле Гофф. Цивилизация Средневекового Запада).

Заметим, что порядок богослужений связан с суточным кругом, и часы в идеале должны были совершаться в промежутках между службами. На практике же даже в монастыре невозможно сделать так, чтобы иноки постоянно были в храме, а потому часы постепенно стали примыкать к главным службам (Всенощному бдению и Литургии).

Но в самих текстах остались привязки ко времени суток или к новозаветным событиям.

Первый час посвящен «мыслям и чувствам верующих при наступлении утра» (М. Скаблланович «Толковый типикон»). Это чинопоследование появляется в палестинских монастырях не раньше IV века. Как и остальные часы, первый час состоит из псалмов (5, 89, 100), нескольких молитв и тропарей.

Гораздо раньше христиане стали выделять Третий, Шестой и Девятый часы, связанные с сошествием Святого Духа на апостолов, распятием и смертью Спасителя. Уже во II веке христиане читали в это время молитву «Отче наш», постепенно сформировалось и особое чинопоследование каждой из служб..

Тексты третьего часа (примерно 9 утра) тесно связана с воспоминанием о двух событиях Новозаветной истории – суде Пилата над Христом и сошествию Святого Духа на апостолов: «Общая тема 3-го часа — естественная в начале дня молитва о сохранении Праведности». Но сообразно двум воспоминаниям, связанным для христианина с этим часом, эта тема двоится: по «Учительному известию» Служебника, 3-й час воспоминает суд над Спасителем у Пилата с бичеванием и поруганием, имевший место именно между 9 и 12 ч. дня, и сошествие Св. Духа на

апостолов, последовавшее точно в этот час». (М. Скаблланович «Толковый типикон»).

Третий час также состоит из трех псалмов (16, 24, 50), нескольких тропарей и молитв.

Шестой час (примерно 12 дня) посвящен воспоминанию о распятии Христа. Такая привязка к страданиям Спасителя связана с со свидетельством Евангелия от Матфея: «От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого; а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он». (Мф. 27, 45-47). Все три псалма (53, 54 и 90) описывают чувства праведников, находящихся в окружении врагов.

В современной приходской практике Русской Православной Церкви Третий и Шестой час обычно читают перед литургией (священник в это время совершает в алтаре проскомидию).

Довольно часто к ним примыкает и Девятый час (примерно 15 часов), который посвящен воспоминанию о смерти Спасителя на кресте. И эта привязка основывается на свидетельстве Евангелистов, например Матфея: «И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить; а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись»(Мф. 27, 47-51) . Три псалма (83, 84, 85) посвящены теме разлучения души от тела.

По уставу Церкви Девятый час совершается перед Вечерней, но во многих приходских храмах его опускают, или читают перед литургией, когда священнику не хватает времени для совершения проскомидии.

Эти четыре часа (1,3,6, и 9) читаются в храме круглый год, но в особых случаях Церковь использует и другие службы, которые тоже называются часами.

Во время Великого поста к обычным часам добавляются тексты кафизм ( Псалтырь разделена на 20 примерно равных частей для удобства использования за богослужением. Кафизмой называют одну из таких частей) великопостный тропари, молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и владыка живота моего» и чтение Ветхого Завета (паремии из книги пророка Исаии) на шестом часе. Такие расширенные часы называются «великопостными».

Нам осталось рассказать о Великих (царских) часах, которые совершаются три раза в год – накануне Рождества Христова и Богоявления Господня, а также в страстную пятницу. В них входят все обычные часы подряд (с 1 по 9), к которым добавляются чтения из Ветхого Завета, Евангелия и Апостола, а также особые тропари.

Название «царские» распространено только в России. Наша богослужебная традиция была взята из Византийской империи, На этих торжественных часах должен был присутствовать сам император. Византийские правители и русские цари оставляли все другие дела и спешили в храм. В память об этом и чтобы подчеркнуть особую торжественность этих богослужений на Руси, а затем и в России и стали пользоваться названием «царские часы».

Есть и еще один вид этого богослужения – Пасхальные часы, которые на Светлой седмице не только поются в храмах вместо обычных часов, но и заменяют для верующих утреннее и вечернее правило. Они очень короткие. Состоят из пасхального тропаря, песнопения «Воскресение Христово видевше», пасхального кондака и еще нескольких тропарей и молитв. Никаких псалмов, почти никакого чтения. Только радостные песнопения в честь Спасителя.

Что такое богослужебные часы и можно ли на них опаздывать?

Богослужебные часы – это специальный чин молитвословий, который читается в храме в определенное время.

Обычно это довольно краткий чин, чтение и слушание которого не занимает более пятнадцати-двадцати минут.

Мне кажется, что возникновение молитвословий часов в Ветхозаветной и Новозаветной Церкви связано в первую очередь с Божественным установлением навыка у человека к непрерывной молитве. Ведь, в сущности, Ангелы и святые в раю пребывают в непрерывном славословии Господу. Образно говоря, в Царствии Небесном, в Его возвышенном и духовном храме, постоянно идет богослужение. И чтобы человек получил навык к этой райской непрерывной молитве, он приобретает его еще здесь – в земной жизни. Отсюда и богослужения часов в определенное время.

Это можно сравнить с монашеской трапезой. Чтобы инок не погружался с головой в поглощение пищи, трапеза где-то посредине прерывается звуком колокольчика. Все встают. Крестятся. Произносится краткая молитва. Затем снова садятся и вкушают пищу. Этим человек будто бы выбивается из земной колеи, из умственной и сердечной концентрации на своем животе, и снова учится вперять свое внимание в горнее – в небесное.

Часы, мне думается, имеют ту же функцию – отвлечь внимание человека от материальных забот дня. И обратить свой взор к Господу Богу.

О том, что Ветхозаветная Церковь знала богослужения часов, свидетельствуют нам первые главы Книги святого апостола и евангелиста Луки Деяния святых апостолов: «Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девятый» (Деян. 3:1); «На другой день, когда они шли и приближались к городу, Петр около шестого часа взошел на верх дома помолиться» (Деян. 10:9).

О том, что апостолы знали и употребляли определенные часы дня для молитвы, свидетельствует нам книга, написанная в начале II века по Рождестве Христовом, «Учение 12 апостолов». Она предписывает читать молитву Господню «Отче наш» три раза в день.

Названия же 1-го, 3-го, 6-го, 9-го часа эти краткие богослужения получили из-за несколько иного, чем наше, исчисления времени суток в древнем Израиле.

Древние евреи разделяли ночь на четыре стражи (менялись часовые, охраняющие населенный пункт), а день – на четыре часа (изменения движения солнца относительно земли). Первый час соответствует нашему седьмому часу утра. Третий час – девятому часу утра. Шестой – двенадцати часам – полудню. Девятый час – трем часам дня.

В Новозаветной Церкви значение богослужения часов стало еще более символично. Оно приобрело знаковое евангельское значение, связанное с важнейшими событиями в жизни Господа нашего Иисуса Христа и Церкви.

Итак, начнем с первого богослужебного часа, который применяется в храме. Так как церковный богослужебный день начинается с вечера (вечерни), то первым (не в арифметическом или хронологическом смысле) часом является девятый. Он также первый и в духовном смысле.

Мы точно знаем из Святого Евангелия, что Спаситель умер на кресте в девятом часу (третьем пополудни в нашем счислении). Поэтому молитвенная память девятого часа посвящена крестной смерти Господа нашего Иисуса Христа, а также Его сошествию в ад. Поэтому молитвословия этого часа скорбные, но в то же время в них есть уже и нарождающаяся пасхальная радость, ведь очень скоро произойдет Светлое Воскресение Христово. Поэтому девятый час и предваряет все остальные суточные службы: вечерню, утреню, первый, третий, шестой часы, Литургию. Ведь церковная завеса раздирается надвое, и человечество получает возможность войти в рай. Настает эра Нового Завета – эра спасения. Человечество делает новый шаг к Богу, Который максимально приблизил его к Себе.

Первый час был с Божьей помощью установлен позднее трех остальных. Как пишет профессор Киевской духовной академии Михаил Скабалланович в своей книге «Толковый Типикон»: «Установлен 1-й час в IV в. в палестинских монастырях с аскетическими целями…» Т. е. Церковь апостольских времен не знала его. Он уже был установлен с развитием монашества в IV веке в связи с аскезой и подвижнической дисциплиной типа: «меньше спать, а больше молиться». Дело в том, что для усугубления молитвенного бдения древние монахи разбивали ночь также на несколько страж, во время которых вставали на молитву. Последняя молитвенная стража ночи – это первый час.

Кроме того, он также несет в себе и духовный евангельский смысл. Церковь вспоминает в его молитвословиях взятие Христа под стражу в Гефсиманском саду, синедрион, страдания и избиение Спасителя фарисейскими слугами, суд у Пилата и несправедливый смертный приговор, вынесенный Праведнику.

Главное же воспоминание третьего часа – сошествие Святого Духа на Пресвятую Богородицу и апостолов, которое произошло именно в третьем часу (см. Деян. 2:15). А также крестный путь Христа на Голгофу, который также происходил около третьего часа и позже.

Воспоминание шестого часа – Распятие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Казнь произошла, по Святому Евангелию, именно в двенадцатом часу дня.

Таким образом, мы видим, что богослужения часов посвящены преимущественно Страстям Христовым и призваны молитвенно пробуждать в человеке духовное зрение Креста, Смерти, Воскресения Христового, а также дня рождения Церкви, одного из главных событий в нашей истории – Святой Пятидесятницы. Многие святые отцы говорили, что памятование и проживание сердечное, внутреннее человеком Страстной Седмицы очень спасительно и благотворно. Оно соединяет человеческую душу со Христом и возрождает ее к жизни. Об этом нам напоминает и святой первоверховный апостол Павел: «Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним…» (Рим. 6:8).

Потому что памяти богослужебных часов соединены со Страстями Христовыми, в этих молитвословиях не бывает пения, только чтение, которое менее торжественно и более скорбно.

Итак, структура часов… Она типична для всех четырех, и, исходя из этого, каждый час занимает около двадцати минут. В молитвословиях часов после «шапочки» или сразу за «Придите поклонимся» идут три избранных псалма (для каждого часа они разные), за ними тропари (специальные молитвы), посвященные памяти дня, празднуемого события или святого (святых). Затем следуют специальные молитвы «Богородичны», посвященные Пресвятой Богородице. «Богородичны» также для каждого часа свои. Затем «Трисвятое по Отче наш» (см. любой православный молитвослов: начало утренних молитв). Далее специальное молитвословие «кондак», посвященное памяти дня. Потом сорок раз «Господи, помилуй», молитва «Иже на всякое время», иерейский отпуст (для 3-го и 6-го часов – это «Молитвами святых отец наших…», а для 9-го и 1-го – это «Боже, ущедри ны…») и молитва часа (для каждого своя).

Часы всегда начинаются с молитвы «Приидите, поклонимся», которое является своеобразным исповеданием нашей веры во Святую Троицу, продолжаются они псалмами, а после них новозаветными молитвами, что показывает глубокую органическую взаимосвязь Ветхозаветной и Новозаветной Церквей. В часы также монтируются тропари и кондаки дня – т. е. специальные краткие молитвы, посвященные празднуемому в этот день событию или поминаемому святому. Центральной частью часов, по завещанию святых апостолов, является чтение молитвы «Отче наш». Углубленное покаянное моление «Господи, помилуй», повторяющееся сорок раз, и молитва «Иже на всякое время», говорящая нам о том, что мы во всякое время и во всякий час должны поклоняться Богу и славить Его. Затем отпуст и молитва часа. Все псалмы и молитвы богослужебного часа подобраны святыми отцами с Божьей помощью таким образом, чтобы напоминать нам о вышеуказанных памятях часа. Пример тому 50-й псалом на третьем часе, стихи которого «Сердце чисто созижди во мне Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отыми от мене» будто бы прямо нам говорят о сошествии Святого Духа на апостолов. А в Великий пост на этом часе в тропаре прямо сказано о воспоминаемом событии: «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови в нас, молящих Ти ся».

Кстати говоря, часы в продолжение богослужебного года терпят изменения. В Великий пост к ним добавляются чтения кафизм, молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыка живота моего…», определенные тропари. На Святую Пасху и в Светлую седмицу структура часов на девяносто процентов меняется. Тогда в них входят песнопения, славящие Светлое Христово Воскресение: тропарь и кондак Пасхи, песнопение «Воскресение Христово видевше» и т. д. Из-за особой торжественности праздника пасхальные часы часто не читаются, а поются.

Кроме того, в навечерие таких больших праздников, как Рождество Христово и Святое Богоявление (Крещение Господне), читаются великие часы. Они имеют обычную структуру богослужений часов, с той лишь разницей, что на них читаются ветхозаветные чтения паремии, Апостол, Святое Евангелие. На Руси их часто называют царскими часами. Это историческое название, так как часто на них присутствовали монархи.

В древности часы служились, как и положено – в 7 и 9 часов утра, в 12.00 и 15.00. Но, к сожалению, для современного человека с его спешкой и занятостью такой график не подходит. Потому сейчас девятым часом начинается вечерня, утреня же заканчивается первым часом. А третий и шестой час присоединяются к началу Божественной литургии с той необходимостью, чтобы священник успел во время чтения данных часов совершить проскомидию. Так как с девятого и третьего часа начинается богослужение суточное, то данные молитвословия имеют «шапочку»: священнический возглас «Благословен Бог наш…», затем обычное начало «Царю Небесный», Трисвятое, «Отче наш», «Приидите, поклонимся…» А первый и шестой час начинаются только с «Приидите, поклонимся…»

Хочется сказать, что в Церкви нет ничего маловажного и малозначительного. Это касается и богослужебных часов. К сожалению, часто приходится наблюдать, как люди стараются прийти к началу Литургии, но опаздывают на часы. Создается впечатление, что чтец, одиноко стоящий на клиросе и читающий часы, делает это только для себя, ну и для батюшки, в крайнем случае. Многие же другие заняты свечками, записочками, разговорами – одним словом, обычной храмовой суетой. И только когда звучит возглас «Благословенно Царство…», все утихают.

Но ведь третий час – это сошествие Святого Духа на Пресвятую Богородицу и апостолов, это крестный путь на Голгофу Спасителя, а шестой час – Распятие Христово. Он повествует нам о том, что в Его пречистые руки вбивали гвозди за наши грехи. И Бог добровольно предавал себя на страдание во имя спасения всех нас! Можем ли мы игнорировать это? Можем ли мы пренебрегать часами?

Да, бывают крайние случаи, когда по объективным причинам человек опоздал к началу Литургии, может быть, единоразово или несколько раз проспал. С кем не бывает? Но есть устоявшаяся традиция отношения к часам как к чему-то малозначительному. Типа можно «подрезать», опоздать. И это уже страшно. Ведь речь идет о воспоминании Страстей Господних.

Потому, дорогие братья и сестры, будем помнить, что прийти за полчаса до начала Литургии – это не прибыть под возглас «Благословенно Царство», опоздав на часы. Нет. Это значит прийти до начала чтения часов. Чтобы и записочки успеть подать, и свечечки поставить, и образы святые поцеловать. А потом, отдышавшись и успокоившись, начинать слушать часы и сердечно углубляться в воспоминание Страстей Христовых и Сошествия Святого Духа на апостолов.

Ведь кто распинается вместе с Господом нашим Иисусом Христом, тот с ним и воскреснет.

Иерей Андрей Чиженко

В предрассветных часах -In the Wee Small Hours

Для «Закон и порядок: Преступный умысел» эпизод, см В предрассветные часов (Law & Order: Criminal Intent) .

В предрассветных часах
Студийный альбом по
Вышел 25 апреля 1955
записанный 8 февраля — 4 марта 1955 ( за исключением » Last Night When We Were Young «, 1 марта 1954)
студия КХЧ Studios, Голливуд
Жанр Вокальный джаз , традиционный поп
длина 48 : 41
язык английский
этикетка Капитолий
Режиссер Voyle Гилмор
Фрэнк Синатра хронология
Свинг Easy!
(1954)
В предрассветные Часы
(1955)
Песни для любителей Swingin’
(1956)

В предрассветные часов это девятый студийный альбом американского вокалиста Фрэнка Синатры . Он был выпущен в апреле 1955 года Капитолия и производства Voyle Гилмор с аранжировками Нельсона Риддла . Все песни на альбоме сделку с такими темами, как одиночество, самоанализ, потерянная любовь, не отношения, депрессия и ночной жизни. В предрассветные часов был назван один из первых концептуальных альбомов . Обложка отражает эти темы, изображая Синатр на жуткой и пустынной улице купается в синих окрашенном уличных фонарях.

Он развивает эту идею с 1946 года с его первым альбомом The Voice . Он успешно продолжать эту «концепцию» с более поздними альбомами , такие как песни для любителей Swingin’! и только одинокий .

В предрассветных часах было выпущено в виде двух 10-дюймовых дисков LP, а также как один 12-дюймовая запись LP, что делает его одним из первых в своем роде в области поп — музыки. Он был также издан в четырех четыре-песни 45 оборотов в минуту EP диски продаются в картонных гильз с такой же крышкой , как пластинок, а не в бумаги охватывает как 45 оборотов в минуту синглов.

Альбом имел коммерческий успех, достигнув 2 на Billboard чарте альбомов, где он оставался в течение 18 недель, став высокий наброска альбом Синатры с момента песни Синатры в 1947 году.

В 2012 году Rolling Stone причислил его 101 — й наибольший альбом всех времен .

Часы (церковная служба)

У этого термина существуют и другие значения, см. Часы (значения).

Часы́ (греч. ὧραι) — четыре (по числу древних страж) последовательных христианских богослужения, подобранных соответственно к каждой четверти дня, молитвенно освящающих дневное время суток (приблизительно с 6 часов утра до 6 часов вечера). Входят в суточный богослужебный круг (совершаются один раз каждый день). В широком смысле слова часы — общее название для всех служб суточного круга (отсюда «Часослов» — сборник часов), употребляемое, как правило, только в специальной литературе.

Символика каждого часа

  • Первый час (соответствует нашим 7 часам утра) — освящает молитвой наступивший день, вспоминается множество событий: непрестанное славословие ангелов, изгнание из рая Адама и Евы, ночную молитву Господа Иисуса Христа, Его страдания на суде Каиафы, Страшный суд. Эта служба возникла позже других трёх, которые были известны ещё в апостольские времена.
  • Третий час (9 часов утра) — воспоминаются произошедшие в это время суток Суд Пилата и, позднее, сошествие Святого Духа на апостолов.
  • Шесты́й час (12 часов — полдень) — воспоминается грехопадение прародителей и пригвождение Иисуса Христа ко кресту.
  • Девятый час (3 часа дня) — вспоминается Крестная смерть Господа Иисуса Христа.

Виды часов

Вседневные

Последование (неизменяемая основа) вседневных часов содержится в Часослове и в Следованной Псалтири, а изменяемые их части: тропари и кондаки — в Октоихе, Минее и Триоди.

Службы часов совершаются каждый день и потому называются вседневными или обычными службами. Каждый час имеет также своё почасие (междочасие); в современной практике эти междочасия совершаются только в будние дни Рождественского, Петрова и Успенского постов. Ради удобства совершение часов соединяется с другими богослужениями, именно: 1-й час с утреней, 3-й и 6-й с Литургией, 9-й с вечернею (у старообрядцев 9-й час читается перед литургией, после 6-го часа, а с вечерней соединяется почасие 9-го часа).

Чин вседневных часов:

  1. Благословение священника (возглас) — только перед Третьим и Девятым часами,
  2. Обычное начало — только перед Третьим и Девятым часами,
  3. Приидите, поклонимся…,
  4. Три псалма (1-й час: 5, 89, 100; 3-й час: 16, 24, 50; 6-й час: 53, 54, 90; 9-й час: 83, 84, 85),
  5. Слава: и ныне:,
  6. Аллилуйя,
  7. Господи помилуй — трижды, Слава:
  8. Тропарь случившегося праздника или святого (или тропарь, Слава: второй тропарь),
  9. И ныне: Богородичен часа,
  10. Стихи (один стих) часа,
  11. Трисвятое по Отче наш, возглас священника,
  12. Кондак праздника или святого,
  13. Господи помилуй — 40 раз,
  14. Иже на всякое время — эта молитва читается не только на часах, но и на вседневной полунощнице и на повечерии (Великом и Малом),
  15. Господи помилуй (трижды), Слава: и ныне,
  16. Честнейшую херувим,
  17. Именем Господним благослови, отче. — При архиерейском служении, в соборах, в ставропигиальных монастырях и храмах, где настоятелем является архиерей, произносится: «Именем Господним Святейший (Высокопреосвященнейший, Преосвященнейший) Владыко благослови»,
  18. Возглас священника,
  19. Молитва часа (на Первом часе читается священником, после чего хор поёт: Взбранной Воеводе. Иерей: «Слава Тебе Христе Боже — Упование наше, слава Тебе», хор: Слава: И ныне: «Благослови». Иерей творит отпуст. Хор поёт либо Многолетие, «Исполла эти деспота», «Утверждение на Тя надеющихся,..», либо «Господи помилуй» — трижды и «Утверждение на Тя надеющихся,..»).

Великопостные

Последование (неизменяемая основа) великопостных часов содержится в Часослове и в Следованной Псалтири, а изменяемые их части: кафизмы — в Псалтири, прокимны, паремии и иногда тропари с кондаками — в Триоди Постной, при вычитке используется богослужебное Евангелие.

Великопостные часы совершаются в понедельник, вторник, среду, четверг и пятницу всей Святой Четыредесятницы, в понедельник, вторник и среду Страстной седмицы, в среду и пятницу Сырной седмицы (если эти дни Сырной седмицы не совпадут с праздником Сретения Господня или с храмовым праздником).

Служба часов, совершаемая во время Великого поста, имеет в сравнении со вседневными часами свои особенности.

  1. На каждом часе после чтения трёх положенных псалмов читается рядовая кафизма (за исключением понедельников и пятниц на первом часе и пятниц на девятом часе; не читаются также кафизмы на первом и девятом часах в Великий понедельник, в Великий вторник и в Великую среду),
  2. На каждом часе троекратно (с двумя стихами) поётся постовой тропарь часа, с земными поклонами,
  3. На первом часе после богородична часа стихи часа, поются стихи часа с повторами: «Стопы моя направи по Словеси Твоему:..», последний стих — трижды,
  4. На шестом часе тропарь пророчества, прокимены, паремия,
  5. На третьем, шестом и девятом часах может торжественно вычитываться Евангелие,
  6. Вместо кондаков святым — седмичные тропари и богородичны,
  7. В конце каждого часа положена молитва святого Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего…», с великими (земными) и поясными поклонами,
  8. Все часы (в приходской практике первый час иногда отрывается) совершаются вместе — один за другим — перед изобразительными.

Великие (Царские)

  • Последование царских часов накануне Рождества Христова и Богоявления целиком находится в Минее под соответствующими датами.
  • Последование царских часов Страстной Пятницы целиком находится в Триоди Постной.

Название «царские» эти часы получили только на Руси. Это было связано с их особой торжественностью, а также с византийским обычаем присутствия императора во время их совершения; византийскую традицию продолжали московские цари. Между тем в старых Типиконах такого названия не было. Поэтому более верным и согласным с древними Уставами было бы название часов «великими». См. Богослужебные указания Московской Патриархии. В отличие от вседневных и великопостных часов, восходят не к монашескому богослужению, а к «песненному последованию», лежащему в основе Устава великой церкви св. Софии в Константинополе, на богослужениях которой присутствовал император Византии.

Совершаются при открытых Царских вратах на середине храма накануне праздников Рождества и Крещения, в так называемые сочельники 24 декабря (6 января) и 5 (18) января, и посвящаются этим священным событиям, а также в Великую Пятницу — ради Страстей Господних. Из трёх псалмов каждого Царского часа, только один псалом из обычного вседневного часа, а остальные два особенные для каждого из трёх дней, когда читаются эти часы. Помимо псалмов, на каждом часе (а совершаются они подряд, с первого по девятый) поются тропари, стихиры и кондаки предпразднству (или страстям Христовым) читается прокимен, паремия — отрывок из Ветхого Завета, содержащий пророчество о вспоминаемом дне, текст из Апостола и Евангелия.

Последование Царских часов содержится не в Часослове, а в Минее для служб рождественского и крещенского сочельника и в Триоди постной для часов Великой Пятницы.

Если какой-либо из сочельников попадает на субботу или воскресенье, то царские часы переносятся на предшествующую пятницу, и в этот день не бывает Литургии.

Пасхальные часы

Исполняются в период от Пасхи до утра светлой субботы перед Фоминым воскресеньем. Пасхальные часы заменяют собою не только обычные (вседневные/трёхпсалмные часы), но также повечерие, полунощницу, молитвы на сон грядущим и молитвы утренние.

Пасхальные часы полностью поются. Они не содержат в себе никаких псалмов и не отличаются друг от друга по составу песнопений, прославляющих праздник Пасхи. Последование и полные тексты пасхальных часов находятся в Триоди Цветной.

В католичестве

Основная статья: Литургия часов

Понятие «часов» в католической практике включает, помимо 1-го (отменён после Второго ватиканского собора как имеющий позднее происхождение), 3-го, 6-го и 9-го часа, также и остальные последования суточного круга — вечерню, повечерие, «хваления» (приблизительно соответствующие православной полуношнице, в настоящее время — утрене), утреню (в настоящее время — не имеющий привязки ко времени «час чтений»). И те, и другие обычно читаются как келейное молитвенное правило, в приходских храмах практически никогда не совершаются. При этом на практике вместо третьего, шестого и девятого часа чаще всего выбирается один (соответствующий реальному времени суток, в которое читается), называемый в обиходе «дневным часом».

Часы включают в себя:

  • Вступительный гимн
  • Трёхпсалмие
  • Краткий отрывок из Писания и респонсорий
  • Заключительную молитву
  • Краткий заключительный стих

В армянской апостольской церкви

В XII веке была восстановлена первоначальная практика читать часы отдельно в соответствующее время суток. 1-му часу соответствовал արևագալի ժամ («час восхода»), вычлененный из древней утрени. В настоящее время часы читаются только во время Великого поста в порядке, аналогичном православной практике: час восхода присоединяется по седмичным дням к утрени, 3-й, 6-й и 9-й часы читаются в полдень, объединяясь в одно последование. Часами также называются все богослужения суточного круга.

См. также

  • Часовня

Общая характеристика службы Часов, виды Часов и их место в богослужении.

Часы являются частью богослужения суточного круга. В течение одних богослужебных суток могут служиться 1-й, 3-й, 6-й и 9-й часы. Первый час по своему смысловому содержанию примыкает к богослужению утра, поэтому чаще всего на практике присоединяется непосредственно к службе Утрени. Девятый час является завершающей службой суточного круга и часто присоединяется к богослужению вечера, непосредственно перед Вечерней. Третий и Шестой часы являются дневными службами (в течение дня), в нынешней практике, они, чаще всего, читаются перед Литургией и в это время совершается проскомидия (приготовление веществ для Евхаристии с поминаниями людей). В богослужениях периода Великого поста, в современной практике все часы служатся вместе один за другим, с присоединением «изобразительных».

Виды Часов в современной богослужебной практике.

· Обычные часы. Общая схема часа представляет собой следующее последование:

— Трехпсалмие (в каждом часе свои 3 псалма);

— Тропари дня с краткой библейской песней (два-три стиха какого-либо псалма);

— Трисвятое по «Отче наш»; Кондак дня и 40 раз «Господи помилуй»;

— Молитва «Иже на всякое время…»;

— Благословение от священника;

— Заключительная молитва.

· Великопостные часы.По сравнению с обычными часами имеют следующие особенности: после трех псалмов, добавляется кафизма (по уставному расписанию), тропари используются специальные для каждого часа, произносимые с земными поклонами (тропарь + стих + тропарь + стих + тропарь). На шестом часе после тропарей часа добавляется ветхозаветная паремия с прокимном (отрывок текста Ветхого Завета, как правило, из книги пророка Исайи). Перед заключительной молитвой в конце каждого часа священник произносит молитву Ефрема Сирина с земными поклонами. Великопостные тропари по содержанию указывают на основное смысловые темы каждого Часа:

1-й час – утренняя молитва, – «Заутра услыши глас мой, Царю мой и Боже мой.»

3-й час – сошествие Святого Духа на Апостолов, – «Иже Пресвятого Твоего Духа в третий час апостолам ниспославый, того, Благий, не отими от нас, но обнови нас молящих Ти ся.»

6-й час – распятие Иисуса Христа, – «Иже в шестый день же и час в Раи пригвождей дерзновенный Адамов грех, и согрешений наш рукописании раздери, Христе Боже, и спаси нас.»

9-й час – крестная смерть Иисуса Христа, – «Иже в девятый час нас ради плотию смерть вкусивый и умертви плоти нашей мудрование, Христе Боже, и спаси нас.»

· Великие (Царские) часы.Служатся особым образом посреди храма с открытыми царскими вратами, с каждением на каждом часе. Совершаются только 3 раза в году, в следующие дни: Навечерие (сочельник) Рождества Христова и Крещения Господня (Богоявления) и в Великую Пятницу. В случае, когда Навечерие Рождества или Богоявления попадает на субботу или воскресенье, Царские часы переносятся на день-два назад – на пятницу.

По сравнению с обычными часами они имеют следующие особенности: в каждом из часов два псалма из трехпсалмия подобраны специальным образом и только один — обычный; после тропарей дня добавляются несколько стихир с припевами, прокимен, чтение паремии из Ветхого Завета, отрывка из Апостола и Евангелия. Все часы читаются вместе один за другим, а после 9-го часа к ним добавляется последование «изобразительных», входящее, в данном случае, в чинопоследование Царских часов.

· Пасхальный час. Имеет особый праздничный вид, без псалмов и молитв, ислужится в период пасхальной Светлой седмицы, заменяя обычное последование любого из часов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *